Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Шесть лет Поттер издевался над лордом и только на седьмой добил его.

Список фандомов

Гарри Поттер[18480]
Оригинальные произведения[1241]
Шерлок Холмс[715]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[140]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[110]
Произведения А. и Б. Стругацких[107]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12699 авторов
- 26940 фиков
- 8622 анекдотов
- 17682 перлов
- 676 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...


Данный материал может содержать сцены насилия, описание однополых связей и других НЕДЕТСКИХ отношений.
Я предупрежден(-а) и осознаю, что делаю, читая нижеизложенный текст/просматривая видео.

Люблю. Как умею

Автор/-ы, переводчик/-и: narzicca black
Бета:Йодаль и Герцог, Ann_Rexy
Рейтинг:R
Размер:мини
Пейринг:СС/ГП
Жанр:Drama
Отказ:Ни на что не претендую. Все права у Сами-Знаете-Кого
Фандом:Гарри Поттер
Аннотация:Можно жить вместе, спать вместе и даже любить, но при этом ничего друг о друге не знать.

Некоторый ООС персонажей.
Комментарии:...уходя, ты заберешь частичку меня. Ту самую частичку, что однажды хотела улететь в небо и раствориться в нем.
Каталог:Пост-Хогвартс, Альтернативные концовки
Предупреждения:слэш, ненормативная лексика
Статус:Закончен
Выложен:2009.07.27 (последнее обновление: 2009.07.27 16:48:09)
 открыть весь фик для сохранения в отдельном окне
 просмотреть/оставить комментарии [20]
 фик был просмотрен 8248 раз(-a)



И, как всегда бывает в дни разрыва,
К нам постучался призрак первых дней,
И ворвалась серебряная ива
Седым великолепием ветвей.
Нам, исступленным, горьким и надменным,
Не смеющим глаза поднять с земли,
Запела птица голосом блаженным
О том, как мы друг друга берегли…
А. Ахматова



- Я ухожу от тебя, Сев, - ответом будет молчание. Холодный изучающий взгляд. Небрежно приподнятая бровь, медленно опущенная на стол чашка с недопитым кофе. Ну, вот и все, а чего, собственно, я ждал? Истерики? Слез? Или хотя бы вопроса: "Почему?", спокойным голосом, никаких лишних эмоций. Пожалуй, вопроса я все ждал. Но ничего. Молчание. Этого и следовало ожидать. Так даже проще.

- Иди.



Не сказать, что это было неожиданностью. По-правде, я всегда этого ждал, с нашей первой минуты. С тех военных дней, когда на двоих была одна шоколадная лягушка. И одна палочка. Палочка, отобранная мной у какого-то пожирателя. Когда весь орден ютился в домишке покойного Люпина. С тех пор, как ты вытащил меня практически с того света. С тех самых пор я все ждал. Пока ты одумаешься. Поймешь, что бывший пожиратель смерти тебе не нужен. Я был готов:

- Иди, - да, вот так. Тихо и спокойно. Медленно поставить чашку на стол, чтобы никто не увидел, как внезапно затряслись руки. Ничего лишнего. Никакой словесной мишуры. Иди и будь счастлив. Мне останется мрачный дом. Может, еще благодарные письма семейки Уизли за то, что наконец-то тебя отпустил. Еще наполовину пустые шкафы. Одна зубная щетка на полке, в ванной. Но это я переживу. Все закономерно. Я был готов.



Я сейчас поднимусь наверх. Тихо соберу вещи. Уйти. Молча. Как он. Он молчит, всегда молчит. А я все ждал. Все ждал, как дурак. Что вот сегодня. Сегодня он точно скажет. А он молчал. Молча защищал меня от пожирателей. Молча прикрывал меня собой. Молчал, когда я впервые забрался в его постель. И сейчас молчит. А я… Я просто не могу так больше.



Ты молча поднимаешься в спальню, бегом взлетая по лестнице. Мальчишка. Никогда не повзрослеешь. Без тебя этот дом будет совсем пустым. Ничего. Я привык к пустоте.



Собрать все вещи. Все. До единой мелочи. Я уже не смогу вернуться. Не смотреть по сторонам. Здесь все чужое, не мое. И он. Чужой. Никогда не был моим.



Все наши дни я жил для тебя. Я принадлежал тебе. Эдакая горькая несвобода, от которой придется отвыкать. Полынный вкус твоих губ. Детский взгляд зеленых глаз. Глупая сказка. А сказки кончаются.



Как я понял, что именно он мне нужен? Я не знаю. Просто он был нужен всем нам. Все члены ордена признавали, что мы спасли его не зря. Он был незаменим. Но… разве это главное? Просто… однажды я понял, что мне нравится с ним говорить. Мне нравилось на него смотреть. Я и сам не заметил, как влюбился. Влюбился до безумия, до одури, до дрожи в ногах. И он был мне нужен. Просто потому, что он - это он. Саркастический, язвительный. Жестокий. Я тогда еще не знал, как это больно - быть с тем, кому ты безразличен.



Не знаю, как это началось. Когда ты перестал быть сыном Лили, и стал просто Гарри. Возможно, когда я приглядывался к тебе в начале войны. Пытался понять, какие именно из моих воспоминаний ты мог увидеть. Ждал, что ты кому-то о них расскажешь. А ты не рассказывал. Ты оказался лучше, чем я думал. И сильнее. Ты никогда не просил о помощи. И, постепенно, я начал тебя уважать. Тогда я понял, что вы спасли меня не напрасно, что, пока не окончена война, мой долг – помогать. И я жил. Старался. И, вот так глупо, все это кончается. Ну что ж. Я ожидал этого. Я в очередной раз оказался прав.



Тогда, в нашу первую ночь, это было нечто. И дело тут вовсе не в том, что до него у меня были только девушки. Просто это был он, и от одной этой мысли я мог кончить мгновенно. Он двигался медленно, мучительно медленно. И это было невыносимо, нестерпимо, я сгорал, я просил отпустить меня. Мне казалось, я умираю. Это не потому, что было больно. Это вообще не объяснить. Просто внутри будто начинается пожар и, кажется, еще немного и ты не выдержишь. И страшно представить, что тогда будет. А потом случилось что-то странное: все потемнело, и я видел только его лицо. А дальше вообще ничего не видел. И, кажется, той ночью я летел. Ни с кем и никогда у меня не было так. Но ведь дело не в этом, совсем не в этом.

Когда все закончилось, он лежал рядом со мной. Мне было хорошо, очень хорошо. Я словно почувствовал себя живым. Я вдруг как-то разом вспомнил: какое же это чудо – жить. И как мне повезло, что я все-таки не умер. И пусть сейчас у нас ничего нет, но есть мы, мы сами, и это – главное. Я вспоминал тех, кому повезло не так сильно. Какими они были, как тоже хотели и жизни, и любви. И что-то горячее текло по щекам. И подушка постепенно становилась мокрой. Но, повторюсь, мне было хорошо.

А потом, повернувшись ко мне, он положил мне руку на грудь и прошептал: «Спи, Гарри». И я уснул. Сразу, мгновенно. А ощущение тепла осталось. Да, верно, вот оно главное – с ним было тепло. Я еще с детства, живя в чулане, постоянно замерзал по ночам. И ненавидел холод. А уж прожив почти год в палатке – промерз до костей. Иногда казалось, ничем и никак мне уже не отогреться, и этот холод останется со мной до конца моих дней. А с ним было тепло. Даже если он спал, не прикасаясь ко мне – все равно было тепло. И вот это его тепло заставляло меня так долго тянуть с решением. Мысль, что я буду искать его ночью в кровати, а его там не будет, почему-то заставляла сердце судорожно сжиматься. Но, в конце-то концов, я уже не ребенок, и война давно в прошлом. И хороший обогреватель решит все мои проблемы. Или камин в спальне.

Вот сейчас мне станет легче. Вот сейчас. Еще немного.



Мой мальчик. Сейчас уже сложно вспомнить, когда ты стал моим. Это точно случилось не во время холодных военных ночей. Там мы только делили тепло на двоих. Мы отогревались, чем могли. И сексом. Во время войны секс необходим. Когда день за днем вокруг смерть, хороший трах отогревает. Дает возможность выпустить пар. Но все же секс - это только секс. И ничего больше.
Возможно, ты стал моим, когда, попав под очередное проклятье, дрожал в лихорадке на моих руках. Когда, не зная чем еще помочь, я укачивал тебя, как ребенка. Ты бредил, звал своих друзей, Сириуса, Дамблдора, маму, отца. И внезапно выкрикнул мое имя. У меня тогда что-то замерло и судорожно сжалось в груди. Я прижал тебя покрепче и шептал тихо-тихо: «Я здесь. С тобой».



На кухне смятые газеты. Остатки кофе в кружке. За окном старая липа. И все. Больше здесь ничего запоминать.
Не будет прощальных взглядов и писем. Последний прощальный взгляд у нас уже был. Хорошо помню, как смотрел на него последний раз. Тогда мы с Роном и каким-то пареньком, лет пятнадцати, стояли втроем, окруженные пожирателями. Аппарация перекрыта.
Война уже почти закончилась, и от того умирать было особенно обидно. Рон активировал защиту, разбив о землю какой-то перстень. Никогда не спрашивал, откуда у Рона взялось то кольцо. Но защита сработала, и мы стояли, окруженные прозрачным барьером. Вот только он рвался под напором многочисленных непростительных заклятий. И ничего больше нельзя было сделать, мы лишь молча смотрели, как истончается, разрывается окружающая нас прозрачная стена.

- Посмотри, - сказал Рон. - Посмотри на небо.

А небо было синее, безоблачное, солнце светило необычайно ярко, и в такой день особенно хотелось жить.

-Да не туда, налево смотри!

А слева, из-за горизонта приближались черные точки, все быстрее и быстрее. Восемь членов ордена. На метлах. И он среди них. Они летели на бешеной скорости, но защита тоже истончалась быстро. И, глядя на него, я старался запомнить каждую черточку, каждое движение. Я пытался запомнить его лицо. А вокруг с треском взрывался барьер.
Память – странная штука. И спросили бы меня сейчас о том дне, я только и смог бы описать, как блестели его волосы на ярком солнце. Как безжизненные черные пряди вдруг вспыхнули на свету. Тогда я смотрел на него в последний раз.
И позже, когда я летел с ним на одной метле, сидя почему-то сзади, я вдыхал этот божественный запах его волос. Мне хотелось потянуть его за блестящую черную прядь, чтобы он обернулся. И поцеловать его, прямо в воздухе, у всех на глазах. Я не осмелился.
И все равно я был уверен, что сейчас-то, наконец, все изменится. Я ошибался. Ничего не изменилось ни тогда, ни сейчас. Тогда он, не сказав ни слова, даже не отругав меня, молча ушел. И сейчас он молчит. Все просто и понятно. Просто я ему не нужен. Ему вообще никто не нужен. И не был нужен никогда.



День, когда я понял, что ты мне нужен... Это был тот самый день, когда я вернулся в наш штаб после двухдневного отсутствия. Мы следили за складом, где скрывались несколько десятков уцелевших пожирателей. Нас было меньше, и напасть мы не могли. Мы просто ждали, когда подойдут авроры. И постоянно обновляли чары иллюзии, создавая видимость толпы. Это было ужасно утомительно и, вернувшись, я безумно хотел спать. И в душ. Помню, я чуть не вырубился в ванной, но все-таки дошел до дивана, упал на него и… И где-то активировался защитный перстень Малфоя, отданный мною Уизли еще в начале войны. Я тогда решил, что ты вряд ли его примешь от меня. А Уизли постоянно с тобой, и, случись что, защититесь оба. Случилось. Мой двойник этого кольца раскололся на пальце, заставив меня за долю секунды вскочить с дивана. Мне хватило шести минут, чтобы выяснить, что Поттера, Уизли и Мэтта в штабе нет. Где они - никто не знает. Я собрал семь человек, выяснил примерный район активации кольца, выяснил, что аппарация там перекрыта, нашел метлы, и мы полетели.

Лететь надо было, чуть ли не через всю страну, а я жутко хотел спать. Наверняка же, Уизли случайно активировал перстень. Ну невозможно, даже с их везением, наткнуться сейчас на пожирателей. Война почти закончена, оставшиеся приверженцы Темного Лорда либо бежали за границу, либо прячутся по одному. Редко можно наткнуться на группу больше трех человек. Хотя Поттер, конечно, на это способен. Но это вряд ли. Наверняка этот Уизли сидит сейчас в защитном кольце и не знает, как его снять. А Поттер вообще гуляет где-нибудь. С этими мыслями, представив Уизли, запертым в защитном круге, я умудрился на минуту заснуть на метле. И даже увидел сон. Проснулся, когда метлу резко повело в сторону.
Второй раз я заснул, где-то над полем, размышляя: как и что скажу рыжему недоумку при встрече. И пробуждение - от резкого рывка метлы подо мной. И крика Невилла: «Не смей закрывать глаза! Еще раз закроешь, я сам убью тебя и займу твое место в школе!».

Я хотел ответить что-то резкое, но не успел. Я увидел тебя. И проснулся сразу и окончательно. Лететь оставалось пару минут, и за эти мгновения я вспомнил всех известных мне богов, все молитвы. Я мчался, умоляя кого-то неведомого: ну пожалуйста, ну еще немножко быстрее, ну еще чуть-чуть, пожалуйста, ну же!
Немного не долетев до зоны, с которой уже можно было послать заклинание, я, наконец, разглядел твое лицо. И понял - я сейчас здесь всех убью. Сам. Никто не останется в живых. Я давно не видел тебя при дневном свете, ты оказался исхудавшим, бледным, чуть ли не до синевы. Под глазами черные круги. Но нет, это не главное. Все дело в твоем взгляде. Ты смотрел так, как будто бы уже смирился. Смотрел куда-то в небо за моей спиной, опустив руки, отрешенный, спокойный. Готовый ко всему: к смерти, к поражению. Это был не ты. Ты препирался со мной на каждом уроке. Меня даже некоторые учителя боялись. А ты нет. Ты в двенадцать лет убил василиска. Ты победил Волдеморта. Ты не мог, не должен стоять вот так, смирившись с собственной смертью, не можешь и все тут. Да у тебя на лбу написано, что еще немного, сам бы снял защиту. Ты смирился. И это у меня в голове не укладывалось. Ведь ты же никогда, никогда до того не сдавался. И за это выражение на твоем лице, я готов был убить всех этих … пожирателей. И не просто убить. Пытать. Разорвать на части. Только бы эта пустота в твоих глазах исчезла.

А потом мы летели на одной метле, и ты, уткнувшись мне спину, прижался всем телом. Тогда-то я понял окончательно и ясно – пропал. Все, от чего я так долго закрывался, прятался, уже здесь, во мне. И ты уже часть меня. И никуда я не денусь. Проиграл, попался в ловушку. И даже расставшись с тобой, я потеряю не тебя, а какую-то часть своей души, кусочек себя.
И мне хотелось развернуть вверх свою метлу и лететь к солнцу, в бездонное небо, раствориться в нем, и пусть бы нас не нашли. И чтобы только ты и я. И это небо. Взлететь выше облаков, чтобы увидеть их сверху маленькими клочкам ваты. Ощутить, как это – пролететь сквозь облако, промокнуть насквозь, почувствовать на губах, на лице, холодную мокрую горечь неба. И лететь все выше и выше, насколько хватит сил. К ослепительно сияющему полуденному солнцу. Я, кажется, тогда сошел с ума.

Но дома, в штабе, я уже снова был собой. И снова хотелось спать. Я бы с удовольствием лег на пол в прихожей. Но все-таки добрался до дивана и уже сквозь сон слышал, как Уизли и Лонгботтом укрывали меня пледом, что-то шепотом обсуждая. И сейчас, если слышу что-то про Уизли, я вспоминаю этот плед. И хоть он и не навестил нас ни разу, и, судя по всему, неприязненно относится ко мне, я все равно благодарен. За плед. За то, что не пришлось мерзнуть, как всегда бывает, если спать одетым без одеяла.

И сейчас, уходя, ты заберешь частичку меня. Ту самую частичку, что однажды хотела улететь в небо и раствориться в нем.



Гермиона говорила: «Hе делай глупостей. Просто поговори с ним. Ну, что тебе стоит, просто спросить?». Рон с ней соглашается. Дескать, настоящий мужчина о своих чувствах молчит. Но Рон ведь не молчит. И я не могу молчать. Как тут смолчишь, когда уже три года распирает от желания кричать, кричать, чтобы слышал весь мир: «Я люблю тебя! Слышишь, люблю!». И я кричал, шептал, говорил. Но один ответ на все: это пройдет.



Каждый раз отвечая «пройдет», я с ужасом ждал вопроса: «А у тебя?» Ведь пришлось бы отвечать. И отвечать правду. Как? Как можно, глядя в ярко-зеленые глаза, объяснить, что у меня уже не пройдет? И для меня это конец. Все. Точка. И, может быть, ты останешься, из жалости, сострадания, чувства долга? Нет, я не хочу так. Пусть лучше уходит.



Рон его уважает. Ничего удивительного на самом деле. Он показал в последней войне, чего действительно стоит. Это Рон тогда помог мне вытащить его из хижины. Мы думали, он умер. Пришли за телом. «Нехорошо, нельзя его там оставлять», - сказал тогда Рон. Не я. Рон. Это гложет меня и по сей день.

Я только хочу попробовать, какого это жить с тем, кто будет меня любить. Пусть даже я сам любить не буду. Я просто хочу понять.



Утренние газеты. Мой кофе всегда черный без сахара. А его всегда сладкий, со сливками. Я говорю: сахар убивает вкус кофе. Он не верит. Глупый.
Я больше никогда ни с кем не смогу быть. Просто потому, что жить с тем, кого любишь -это не то же самое, что жить с тем, кто любит тебя. В первом случае, любовь может быть и безответной, как у нас. Все равно, это прекрасно. Во втором… Остается чувство вины и разочарованности. Все.



Когда я впервые залез в его постель, с ужасом ждал, что он убьет меня. Лучше б убил.
Чем вот так, молча. Я месяц набирался храбрости сказать: «Я буду с тобой жить». В ответ картинно приподнятая бровь: «Посмотрим».



Нельзя было соглашаться жить вместе. Я и не собирался. Продумал все до мелочей. Как и что сказать, чтобы больше даже не возникло такого разговора. Но ты не спрашивал. Ты утверждал: «Я буду с тобой жить». Стоял передо мной, несчастный, взъерошенный мальчик. Мой мальчик. И я не смог ответить: «He будешь». Теперь вот жалею.



Мне не жаль. Ничего не жаль. Это… было. Не прекрасно, не идеально-романтично, просто было. Наша романтика - это когда во время войны ты просыпаешься один, а под вашей общей подушкой лежит лакричная палочка. Или плитка шоколада. Один Мерлин знает, откуда он это брал. И почему оставлял для меня. Я был не один все это время. Мне было тепло. Пусть не вышло. Но ведь было же.
Рон скажет: «Ну ты и дурак!» Гермиона начнет давать советы. Молли будет утешать. И никто не спросит почему. Они ведь думают, что знают. Все знают.



Ужасно хочется спросить: почему? Что, черт возьми, было не так? Я успокаивал тебя по ночам, когда тебе снились кошмары. Покупал твои обожаемые абрикосы и горячо любимое тобой молоко. Которое, кстати, я сам не переношу ни в каком виде. Даже в кино с тобой ходил. Я старался. Старался как мог. Так что, что тебе надо был еще? Я, конечно, всегда был к этому готов. Ждал, что ты поймешь – есть и другие люди. Более интересные, более молодые. И будет долгий разговор. И я отпущу тебя. Спокойно, без истерик. Но, не так. Это… жестоко.



Может однажды я напишу ему. Спрошу: почему? Почему ты так и не смог меня полюбить? Я старался. Не мешал тебе. Не путался под ногами, пока ты ставил непонятные опыты. Много читал, чтобы говорить на равных. Завязал с тренировками. Не приглашал друзей. Свел к минимуму общение с Роном. Пытался удивлять тебя. Занимался самообразованием. Все пустое. Все зря. От тебя ничего не добиться. Ни взгляда, ни жеста. Зачем я тебе?
Я здесь чужой. Дом меня не любит. И хозяин дома тоже.



Дом сразу принял тебя, как своего. Даже странно. Когда здесь жил Хвост, ставни постоянно хлопали, на чердаке что-то выло. Этот дом не любит чужих. А тебя сразу принял. Под твоими ногами ни скрипят половицы. Двери открываются легко. Это… любовь?



Надо идти. Нельзя вечно стоять на кухне чужого дома, разглядывая стену. Я только… только загляну в гостиную. Посмотрю на него. Еще раз. Он и не заметит, как я уйду. Может только удивится, что слишком много места в шкафах. Как будто и не было этих лет. Как будто ничего не было. Я так долго ждал. Надеялся. Но вот сегодня, когда он и не вспомнил о моем дне рожденья, я не выдержал. Я, конечно, не ждал каких-то подарков, сюрпризов, вечеринок. Но просто сказать «С днем рожденья, Гарри» он мог. Не сказал. Просто ему все равно. И бесполезно ждать его любви. Проще порвать. Сразу. И навсегда.



Я ведь ожидал этого. Всегда ждал. Но не сегодня. Не сегодня, когда я успел пригласить всех этих твоих друзей, что не удосужились появиться здесь за три года нашей жизни. Когда я ждал этого радостного выражения на твоем лице при виде сюрприза в день рожденья. Предвкушал твою радость. Это… нечестно. Так нечестно и глупо, как может быть только, если живешь с самим Гарри Поттером, героем нашего времени.
Ну что ж. В конце концов, все правильно. Все так, как и должно быть. Но от чего-то до одури хочется врезать кулаком по стене. Или швырнуть чашку куда-нибудь в угол. И, поддавшись какому-то странному порыву, я изо всех сил, широко размахнувшись, бью по стене. На зеленой поверхности появляются трещины. Штукатурка осыпается на пол. И сразу становиться легче. Будто комок в горле, наконец, растаял.
Я оборачиваюсь и вижу твое потрясенное лицо.



Он стоит у стены. На костяшках пальцев – кровь. На стене трещины. Чертов ублюдок. И после вот этого он будет утверждать, что ему все безразлично? Понимание приходит неожиданно: он ведь никогда и не говорил, что ему все равно. Всегда только молчал. Я идиот. Слепой идиот. А он – подонок!



- Это ты из-за меня?
- Много на себя берете, мистер Поттер!
Дьявол, надо было сделать вид, что не понимаю, о чем он. У него сейчас лицо просто… охреневшее. Неужели так стена нравилась?
Он вдруг подходит вплотную, и... бьет меня по лицу. Наотмашь. Я хватаю его за плечо и пытаюсь ударить… куда-нибудь. Но он выворачивается из моих пальцев.
Стоим друг против друга. Вот и попрощались по-хорошему. Что-то странное ощущается на губах. Легонько касаюсь пальцами, это – кровь. Перевожу взгляд на него.



Мы никогда еще не ссорились. С той первой ночи – ни разу. А мне, пожалуй, не хватало наших перепалок. Саркастические комментарии не считаются ссорой. И язвительные замечания тоже. Но с сегодняшнего дня все изменится.
Гермиона была права. Рон был прав. А я идиот. Полный кретин. Ничего в упор не вижу.



- Ты кретин! Это тебе за то, что врал мне, ублюдок! За то, что решал за меня! За то, что заставил уйти! Кретин!

Хлопает входная дверь. Ушел. Надо вымыть лицо. И подумать. Хорошо подумать.

- Кретин, - произношу вслух, не зная к кому обращаюсь.
- Я – кретин, - пробую слова на вкус. У слов соленый привкус железа.

На кухне сундук с его одеждой. И при виде этого сундука почему-то появляется абсолютно дурацкое чувство, что все еще будет хорошо. Ведь он вернется. Хотя бы за вещами.
...на главную...


октябрь 2020  
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031

сентябрь 2020  
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930

...календарь 2004-2020...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2020.10.22 20:24:49
Прячься [5] (Гарри Поттер)


2020.10.22 20:10:23
Её сын [1] (Гарри Поттер, Однажды)


2020.10.19 00:56:12
О враг мой [106] (Гарри Поттер)


2020.10.17 08:30:44
Дочь зельевара [196] (Гарри Поттер)


2020.10.16 22:49:29
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [1] (Оригинальные произведения)


2020.10.14 23:59:57
Работа для ведьмы из хорошей семьи [8] (Гарри Поттер)


2020.10.13 02:54:39
Veritalogia [0] (Оригинальные произведения)


2020.10.11 18:14:55
Глюки. Возвращение [239] (Оригинальные произведения)


2020.10.11 00:13:58
This Boy\'s Life [0] (Гарри Поттер)


2020.09.29 19:52:43
Наши встречи [5] (Неуловимые мстители)


2020.09.29 11:39:40
Змееглоты [9] ()


2020.09.03 12:50:48
Просто быть рядом [42] (Гарри Поттер)


2020.09.01 01:10:33
Обреченные быть [8] (Гарри Поттер)


2020.08.30 15:04:19
Своя сторона [0] (Благие знамения)


2020.08.30 12:01:46
Смерти нет [1] (Гарри Поттер)


2020.08.30 02:57:15
Быть Северусом Снейпом [258] (Гарри Поттер)


2020.08.28 16:26:48
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2020.08.26 18:40:03
Не все так просто [0] (Оригинальные произведения)


2020.08.13 15:10:37
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2020.08.08 21:56:14
Поезд в Средиземье [6] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.07.26 16:29:13
В качестве подарка [69] (Гарри Поттер)


2020.07.24 19:02:49
Китайские встречи [4] (Гарри Поттер)


2020.07.24 18:03:54
Когда исчезнут фейри [2] (Гарри Поттер)


2020.07.24 13:06:02
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


2020.07.10 23:17:10
Рау [7] (Оригинальные произведения)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2020, by KAGERO ©.