Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

В Косом переулке поступил в продажу детский набор "Юная снейпоманка". В него входят: надувная Роулинг, седьмая книга про Гарри Поттера, топор и спички.

Список фандомов

Гарри Поттер[18478]
Оригинальные произведения[1239]
Шерлок Холмс[715]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[139]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[110]
Произведения А. и Б. Стругацких[107]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12695 авторов
- 26940 фиков
- 8615 анекдотов
- 17678 перлов
- 674 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...


Apatheia

Автор/-ы, переводчик/-и: Wiage
Бета:Читерабоб, Jenny, Амели
Рейтинг:PG-13
Размер:мини
Пейринг:ГП
Жанр:AU, Drama
Отказ:Не моё, увы.
Вызов:«CHESSтная игра»
Цикл:"Белые" [0]
Фандом:Гарри Поттер
Аннотация:Лишняя фигура может не только не испортить партию, но и помочь ее не проиграть раньше времени.
Комментарии:1. Фик написан на турнир «CHESSтная игра» на «Астрономической башне».
Ход - короткая рокировка.
Тема задания: «Лишней фигурой партии не испортишь»
2. Аpatheia (греч.) - бесчувственность.
3. Использовался сонник Дэвида Лоффа.
4. Иллюстрация Амели.
Каталог:Пост-Хогвартс, Альтернативные концовки, Психоделика
Предупреждения:нет
Статус:Закончен
Выложен:2009.05.04 (последнее обновление: 2009.05.04)
 открыть весь фик для сохранения в отдельном окне
 просмотреть/оставить комментарии [2]
 фик был просмотрен 4668 раз(-a)






* * *

Сегодня второе мая две тысячи…

Цифры на перекидном календаре расплываются: бледно-голубые на сером невзрачном фоне, и никто не догадается купить ему календарь хотя бы немного ярче. Сколько раз он просил? Кажется, на прошлой неделе он сказал Бетти, чтобы та…

Или нет? Не просил. Не было этого. Каждый раз собирался и каждый раз забывал.

Гарри снимает очки, устало закрывает глаза и двумя пальцами трет переносицу.

Ему не нужно смотреть на календарь, он и так помнит.

Сегодня второе мая две тысячи пятого года.

На улице удивительно тепло. И удивительно солнечно. Солнечно так, что все за окном залито светом, и из окна видна только лиловая ветвь сирени, которая время от времени, подчиняясь порывам ветра, прижимается к стеклу.

На улице так же тепло, как и вчера. Так же тепло… наверное, так же тепло, как и тогда.

— Я могу быть тебе еще чем-нибудь полезна, Гарри?

Бетти держит в руке блокнот в желтой кожаной обложке и огрызок карандаша. Бронзовая змейка — изящный ободок, надетый на безымянный палец, — моргает и выпускает изо рта хвост.

— Купи мне другой календарь, пожалуйста, — говорит Гарри. Он гнет дужку очков, задумчиво наблюдая, как раздвоенный бронзовый язычок скользит между острых зубов.

— Немного ярче? Конечно, Гарри… — Грифель карандаша скрипит, когда Бетти делает пометку. — Непременно, Гарри. А сегодня я могу быть тебе еще чем-нибудь полезна?

Змейка прикусывает свой хвост, и — снова, в который, черт возьми, раз, — непонятно откуда пришедший запах дыма заполняет Гарри ноздри. В горле несносно першит, на глаза наворачиваются слезы, а сердце быстро, громко, сбиваясь с ритма, ударяет в виски.

— Чувствуешь… — он отрывисто кашляет в кулак, и горло сдавливает болезненный спазм. — Ты чувствуешь?

Здесь или на улице, где-то — снова, в который, черт возьми, раз, — что-то горит.

— С тобой все в порядке?

В голосе Бетти интерес, а не беспокойство, в уголках губ угадывается легкая усмешка, но Гарри не хочет сейчас об этом думать. Он кивает: с ним все в порядке — и вновь давится дымом.

Все хорошо.


* * *

В маленьком уютном кафе, в котором после работы оказываются они с Роном, подают дорогой, но безвкусный кофе, похожий на разбавленную водой землю: такой Гарри пробовал только у тети Петунии.

Но Рону нравится, очень. Он с видимым удовольствием допивает первую кружку и небрежным жестом подзывает официанта, чтобы заказать вторую.

— Ну, так мы что-нибудь решим? — безразличным тоном интересуется Рон, когда кофе наполняет его чашку до краев.

Их нынешнее дело — о Малфоях, и Гарри сейчас кажется, что каждое их дело было о них: если сложить на столе горы папок, бумажная башня дотянется до потолка.

— Ее надо допросить. Ну, как ты сам думаешь, Гарри?

Дотянется до потолка и будет покачиваться от сквозняка, грозя упасть на пол.

Заметив удивленный взгляд друга, Гарри скидывает с себя наваждение и отвечает:

— Я сомневаюсь.

Ерунда все это: не так у них и много было дел о Малфоях.

— Я сомневаюсь, — незлобно передразнивает его Рон. — Как всегда. Ты защищаешь Нарциссу, я понимаю, почему, но не понимаю, почему до сих пор. Она когда-то спасла тебе жизнь, так. Сказала, что ты мертв, и все такое. Сколько это было лет назад? Ровно семь, так? Тебе не кажется, что ты расплатился с нею?

— Наверное.

— «Наверное» — нет или да?

— Нет, — неуверенно отвечает Гарри.

— Да. Ты должен сказать «Да», — Рон размешивает сахар; ложечка звенит, брызги кофе пачкают и без того замызганную серую скатерть. — То, что всю их семейку не посадили в Азкабан сразу после нашей победы, — вот твоя плата ей, ага.

Гарри слизывает с зубов налипшие кофейные частички, глядя в мутную жижу у себя в чашке. Малфоев не посадили в Азкабан, правда. И не преследовали, да. Благодаря его защите. Но магическая связь не исчезла, он не расплатился. Он чувствует ее до сих пор.

— Не знаю, как объяснить…

Он не расплатился. Он просто не расплатился.

— И не надо, с тобой мне и так все ясно, — качает головой Рон. — Вас ничего не связывает, — с нажимом говорит он. — Нет больше никакой магической связи, что бы ты там ни думал. Нет ее, ничего от нее не осталось. Поэтому…

Рон водит пальцами по пятнам, расплывающимся на скатерти.

— Поэтому давай что-нибудь решим, — повторяет он. — Хватит прикрывать Малфоев, правда. Отойди в сторону, если испытывал или испытываешь какие-то чувства, которые уже давно не должен. Благодарность, угрызения совести и прочее, и прочее. Пусть ими займутся другие. Только не вмешивайся, ладно? Ты просто попусту накручиваешь себя, друг, выдумываешь. Не вмешивайся, и ваша магическая связь исчезнет. Договорись?

— Договорились.

Может, Рон и прав. И все эти чувства — благодарность, угрызения совести и прочее, и прочее, — Гарри не должен больше испытывать. Уже давно их следовало заменить абсолютным равнодушием. Правильным равнодушием.

Он тяжело вздыхает, прежде чем шумно отхлебнуть безвкусный кофе.


* * *

Чужое счастье больше не вызывает у Гарри раздражения и злости, от которых раньше пустота внутри ощущалась еще сильнее, доставляя почти физическую боль. Это было раньше, а сейчас…

Люциус приветливо улыбается белокурой ведьме, которая подходит к нему вместе с сыном. Гарри знает ее, конечно: встречал имя в отчетах, да и в памяти всплывает голос Рона.

«Представь себе, женился хорек не на Панси Паркинсон, а мы-то думали…»

Когда он об этом рассказывал? Не в прошлом году и не в позапрошлом, но точно на рождественские каникулы, потому что Гарри помнит сильный запах хвои…

«Астория Гринграсс, ее сестра училась с Малфоем в Слизерине. Ну, Дафну ты встречал».

…и мелодичный звон колокольчиков. Ему кажется, что это было так давно, в прошлой жизни – не иначе.

Астория, смеясь, рассказывает о чем-то, и Гарри, напрягая зрение, пытается лучше ее разглядеть. Она как будто похожа на Дафну, но черты лица из-за освещения немного размыты, и он не может ухватиться ни за одну деталь, чтобы удержать ее в памяти. Если Гарри позже столкнется с ней где-нибудь в министерских коридорах — что не так уж и маловероятно, ведь Астория работает тут же, как и Драко, — он не сможет ее узнать.

«И ты не поверишь. Она полукровка».

Драко смахивает с плеча жены летучий порох — они только что прибыли сюда через центральный камин, — и коротко чихает, прикрывая рот ладонью.

— Удивительно, не находишь? — Гарри вздрагивает от неожиданности, но не спешит оглядываться назад. — Он выглядит счастливым, на зависть счастливым, и уж точно не думает сейчас о чистоте крови. Удивительно… Почему он счастлив больше тебя? Ты ведь больше заслуживаешь счастья.

— А кто ты такой, чтобы…

Гарри оборачивается, но собеседник, видимо, успевает забежать в кабину лифта: тот с дребезжанием и звуком трущихся друг о друга металлических тросов начинает спускаться вниз.

Голос был смутно знакомым, но Гарри думает сейчас не о том, кому бы он мог принадлежать. Он думает, что раньше обязательно позавидовал бы Малфоям: они ведь настоящая семья. Семья, которой у него никогда не было, и, наверное, никогда уже не будет. Раньше бы позавидовал, но не сейчас.

Сейчас…

Стрелка показывает, что кабина лифта останавливается на втором уровне, и Гарри с силой вдавливает кнопку.

Сейчас ему все равно.


* * *

Ее последняя открытка была из Чехии, а до этого — из Германии или Австрии, Гарри уже не помнит точно, а еще раньше...

Кажется, Джинни хочет объездить всю Европу, каждую страну, каждый город, будто бы это бесконечное, лишенное смысла путешествие стало единственной целью ее жизни.

На открытках — застывшие на глянцевой поверхности достопримечательности, похожие, как башни Хогвартса, друг на друга, и Гарри иногда думает, что, может быть, все это время она живет в одном городе, называя его то Веной, то Прагой, то как-нибудь еще; проверить догадку нет возможности: обратный адрес неполный, а у сов разве спросишь?

Он слышит, оказываясь перед случайными дверями и за случайными спинами, как шепчутся, передавая последние сплетни.

«…не король он Артур, как это печально…»

«…не может поверить до сих пор…»

«…что променяла нашего героя…»

«…нашла себе другого, не такого знаменитого, но сердцу не прикажешь…»

Голоса не оставляют его в покое даже тогда, когда он возвращается в собственный дом.

«…дурак наш герой…»

«…выставляет себя на посмешище…»

«…может, нравится, мы же не знаем...»

Он слышит это слишком громко, разглядывая фотографии с их с Джинни идеальной — той, о которой он мечтал, — свадьбы.

«…давно пора забыть эту ведьму…»

Он думает, что нашел бы ее, отыскал обязательно, объехал бы весь мир, если бы это понадобилось, но дымом наполняются приходящие образы, дым стелется по извилистым дорогам, дымом окутываются изящные шпили древних, но похожих друг на друга замков.

В горле снова першит, глаза против воли начинают слезиться, а ненормальный, необъяснимый страх сдавливает дыхание.

Джинни поправляет белые цветы, вплетенные в золотистые, поблекшие на уже выцветшей фотографии волосы.

Ему не нравится быть посмешищем, кто только сказал, что ему нравится.

Джинни сквозь ресницы смотрит влево — на Гарри, которого сейчас нет в кадре.

Поднимает к лицу букет невесты, чтобы вдохнуть аромат разноцветных лилий.

«…давно пора забыть…»

Гарри бросает фотографии одну за другой в коробку и плотно закрывает ее крышкой, чтобы спрятать и больше никогда не доставать.

Он забудет.


* * *

Сегодня вечером тепло и безветренно, только воздух немного душный, но это не так уж и важно.

На деревянном полу, на ступеньках, на перилах — вазоны с сиренью такого темного оттенка, что в лучах заходящего солнца она кажется почти черной. Гарри не нравятся эти цветы, не нравились еще с детства. Но это не так уж и важно.

Кресло, в котором он сидит, удобное, мягкое, очень уютное, хотя чуть скрипит и отъезжает назад, когда Гарри наклоняется, чтобы взять еще пирога с патокой — необыкновенно вкусного. Почти такого же вкусного, как он пробовал у Молли Уизли, и Гарри не удивляется: Гермиона, он уверен, способна научиться всему, а уж готовить — тем более.

Он держит на коленях тарелку и отрывает по кусочку, слушая, как Рон рассказывает то о Хьюго, то о Розе, то о них обоих.

— …и представь, она заявила, что видела грифона тоже. Ты представил, да?

Гарри кивает и облизывает липкие от патоки пальцы.

— От Хьюго я такого ожидал, но от Розы, — не унимается Рон, грозит вилкой кому-то невидимому и спрашивает: — Думаешь, они сговорились?

— Конечно, сговорились. — Но Гарри все равно, если честно.

Он чуть приподнимается и осторожно, чтобы не испачкать джинсы, достает из кармана волшебную палочку — призвать из кухни салфетки. Все-таки Рон ужасно непредусмотрительный хозяин.

— А Гермиона вычитала, что они могли видеть грифона, ничего, как бы, нет невозможного. Связи… магические, ну не знаю какие. Чушь все это.

— Ага. — Гарри ставит тарелку рядом с вазоном и вытирает салфеткой пальцы.

— А я скажу тебе, как было… Нашли картинку в книжке да и выдумали, что снилось им одно и то же, — он замолкает и задумывается о чем-то, почесывая подбородок.

Гарри слышит, как в саду скрипят задетые кем-то ветви и шелестят крылья.

— А тебе снится что-нибудь? — неожиданно спрашивает Рон.

Кто-то гуляет между деревьев: лежащие в траве веточки трещат, когда на них наступают.

— Нет, — отвечает Гарри, качая головой.

Может, это и хорошо, что его сны пустые и темные, лишенные образов, ароматов, звуков. Потому что его никогда не мучают кошмары, ведь когда-то он видел их слишком часто.

— Наверное, и хорошо, что ничего не снится, — вторит ему Рон. — Разве это не счастье — сны без сновидений?..

— Счастье.

Солнце почти заходит, и Гарри понимает, что сейчас, именно в эту минуту, ему необходимо спросить у Рона, знает ли тот хоть что-нибудь о Джинни.

Но так и не произносит вслух ни слова. Вопросы сейчас не так уж и важны.

Сейчас — когда солнце почти скрылось за горизонт.


* * *

Первое, что бросается ему в глаза, — ее волосы. Светлые пряди, идеально уложенные, ниспадают волнами на плечи.

— Миссис Малфой, будьте так добры, пожалуйста, посмотрите это. — С раболепной улыбкой продавец протягивает ей открытую бархатную черную коробочку, в которой, словно драгоценность, покоится хрустальный флакон. — То, что вам нужно.

Гарри подходит к витрине с зельями, и отсюда ему ясно видно, как Нарцисса презрительно кривит тонкие губы.

— В отличие от вас, я в этом не так уверена, — холодно говорит она, но через паузу, которая нужна для соблюдения какого-то особого ритуала, кивает: — Так и быть, я возьму это.

Пока продавец суетится, заворачивая коробочку в упаковочную бумагу, Гарри думает, какими нелепыми сейчас кажутся ему все мысли о магических связях.

Нарцисса протягивает за покупкой руку, и на запястье виднеется дорогой серебряный, но необычно тусклый браслет.

— Миссис Малфой, мы будем счастливы видеть вас снова.

Она молча отходит от прилавка и, встречаясь с Гарри взглядом, позволяет себе чуть заметный кивок.

Колокольчики над входной дверью беспокойно звенят, когда она выходит за дверь и растворяется в утреннем тумане, который белой пеленой заволок всю улицу.

— Чем могу быть полезен? — сухо спрашивает продавец, и Гарри опускает голову, чтобы разглядеть флаконы с зельями. От головной боли, бессонницы, кошмаров, простуды, даже неразделенной любви… Пахнущие одновременно и сладостью, и горечью.

Гарри не помнит, за чем сюда пришел, и тычет пальцем в первый попавшийся на глаза флакон.

От ненужных страстей.


* * *

Двадцать пять минут третьего.

Минутная стрелка вибрирует, сопротивляясь приводящим ее в действие механизмам, чуть заметно продвигается вперед и замирает на месте.

Внутри часов что-то щелкает, и маятник останавливается.

Двадцать пять минут третьего.

Гарри достает волшебную палочку, но тут же убирает ее обратно. Нужное заклинание не приходит ему в голову сразу: он не помнит его или даже не знает. И должен ли? Не его дело чинить здесь сломанные вещи.

— Я могу быть тебе еще чем-нибудь полезна, Гарри?

В глазах Бетти — безграничное разочарование. Кем или чем? Собой, Гарри, работой, всем миром — какая разница, это его не очень-то и волнует, и не должно.

Она держит в руке блокнот в желтой кожаной обложке и огрызок карандаша. Кольцо на ее пальце теперь неподвижно — бронзовый ободок застыл. Может, он всегда был таким. Может, раньше Гарри просто привиделось.

— Настенные часы, — говорит он. — Сделай что-нибудь с ними.

— Как скажешь. Обязательно.

В глазах Бетти — смертельное уныние, и Гарри не очень-то и волнует, в чем причина.

* * *

Он просыпается, когда чужие пальцы нежно проводят по его щеке; или даже раньше — слыша, как скрипят пружины под тяжестью присевшего на край кровати; или даже раньше — замечая скользнувшую к нему тень.

Когда чужие пальцы нежно проводят по его щеке, он думает, что можно еще успеть. Один резкий взмах, чтобы поймать чью-то невидимую руку в свою. Но Гарри не шевелится.

Вздыхает аромат, цветочный и свежий, пока тот не растворяется в духоте спальни.


* * *

Он медленно, подчеркнуто сухо, чтобы не выдать замешательства, считывает с формуляра:

— Ваше имя.

И начинает старательно, каллиграфическим почерком, выводить его на пергаменте еще до того, как она отвечает. Отвечает слишком спокойно, учитывая, где находится, с нескрываемой усмешкой и любопытством «Что же будет дальше?».

— Нарцисса Малфой.

— Ваш возраст? — спрашивает он, тщетно пытаясь понять, в чем смысл этой игры.

— Мистер Поттер, — Нарцисса вздыхает и поворачивается к окну. — Заклинание иллюзии, как понимаю?

Ее светлые волосы, тусклые в слабо освещенном кабинете, стянуты сзади зеленым шнурком. Одна прядь выбилась из прически, и в этом есть что-то… неправильное, мешающее Гарри здраво мыслить.

— Заклинание? Не понимаю вас.

Нарцисса легким взмахом руки указывает на окно:

— Мы на втором уровне министерства магии, под землей. Это заклинание иллюзии?

Ветер прижимает к стеклу лиловую ветвь сирени.

— Возможно. То есть, да, конечно.

Гарри не задумывался об этом. А может, и задумывался. Скорее всего, задумывался. Но уже не помнит. Да и какая разница, что и почему он видит в окне.

— Вам нравится сирень? — Нарцисса Малфой спрашивает таким тоном, словно поддерживает светскую беседу. Словно находится на министерском приеме, а не в аврорате.

— Нет, — резко отвечает Гарри и снова возвращается к формуляру. — Ваш возраст?

— Вас не учили, мистер Поттер, какие вопросы не следует задавать дамам? — Она сухо улыбается, и мелкие морщинки в уголках глаз становятся в этот момент особенно заметными.

— Хорошо.

Это ведь он пригласил ее сюда. Наверное, так. И они сейчас в аврорате, и она обязана отвечать на любые вопросы.

— Если вам не нравится сирень, почему вы от нее не избавитесь? — спрашивает Нарцисса. — Сирень вам не внушает беспокойства? Тем более... такого цвета.

— Какого еще? — Гарри окончательно теряет нить разговора и смотрит в окно. Где сумерки неожиданно становятся слишком яркими, и от лиловых оттенков начинают слезиться глаза. — Мне все равно. — Виски раскалываются от боли, и он лихорадочно трет их пальцами.

— Я вижу, что нет. Позвольте мне помочь.

— Чем? Мне все равно. О чем вы говорите?

В руках Нарциссы оказывается волшебная палочка, и лиловый растворяется в прозрачно голубом и изумрудно-зеленом. За окном — безмятежное небо и листва, колышущаяся на ветру.


* * *

— Я говорю ему: «Знак не увидел, с кем не бывает», а он: «До следующего раза».

Рон на секунду в страдальческом жесте возводит к потолку руки и тут же с грохотом ногой задвигает под стол ящик с какой-то металлической мелочью.

— Это из-за тебя? — спрашивает Гарри.

— Что? — поворачивается к нему Рон. Выражения его лица не разглядеть. В подвале не хватает света: маленькое окно под потолком заклеено газетой, а единственная лампочка закоптилась.

— Ты сам понимаешь.

— Нет. Объясни, Поттер.

— Ты вызывал в авторат Нарциссу Малфой. Вчера.

— С чего бы? — В полутьме лицо Рона почти серое, и волосы кажутся такими же бесцветными. — С какой стати? Ты чего, вообще? — Его голос дрожит от волнения.

— Ну, как-то она оказалась в аврорате, — протягивает Гарри. Он чувствует: что-то не так, и ответ витает где-то здесь, в душном подвальном воздухе.

— Я здесь ни при чем.

Лампочка мигает, и Рон оказывается рядом с Гарри на старом продавленном диване.

— Кто же тогда, если не ты?

— Ты?

— Смеешься надо мной?

— Нет, ты вспомни, Гарри, — шепчет Рон, наклоняясь к нему. — Позавчера ты сам сказал мне, что хочешь ее допросить. Вспомни. Мы сидели в кафе. В нашем кафе, куда постоянно ходим. Ты пил кофе, который жутко не любишь. Ну же. Ты пил этот дерьмовый кофе и говорил…

Ответ неожиданно приходит к нему сам. «Я хочу, чтобы завтра Нарцисса Малфой была в аврорате», — слышит Гарри собственный вкрадчивый голос.

Разве? Что это значит?

— Ты говорил: «Я хочу, чтобы завтра Нарцисса Малфой была в аврорате», — Рон с беспокойством касается его плеча.

— Черт. — Он же не мог забыть.

С каких это пор его начали беспокоить провалы в памяти?

— Это из-за усталости. Забей, Гарри. С кем не бывает. — Лицо Рона даже вблизи кажется серым. — Главное, что вспомнил сейчас.


* * *

— Вы очень изменились, мистер Поттер. Хотя я знала вас больше со слов других, чем лично. Но это было давно, и память может меня подводить.

— С нашей последней встречи прошло не так уж и много времени, — отвечает Гарри.

Он опять не понимает, как она оказалась здесь. Это больше похоже на чью-то глупую шутку, чем на его собственные проблемы с памятью.

Он еще не сошел с ума, все-таки.

Нарцисса Малфой сидит на стуле напротив. Ее волосы свободно лежат на плечах, не уложены в какую-либо прическу, но это совершенно не портит впечатление.

— Я не имею в виду нашу вчерашнюю беседу здесь же.

— Я тоже. Мы виделись на прошлой неделе на приеме, несколько раз пересекались в Косой аллее. Мы виделись пару дней назад, в лавке зелий, — напоминает Гарри.

— Неужели? — усмехается она. — В лавке зелий?

— Именно. Вы что-то покупали.

Она смотрит на него наигранно оскорбленно.

— Нет, вы ошиблись, мистер Поттер. Я бы ничего не стала покупать сама, а послала бы домового эльфа. Хотя очень любопытно, что мне там понадобилось.

— Откуда мне знать? — отвечает он и вспоминает: не зелье, а толченые камни для них. Аметисты, пять унций. Необходимы для приготовления снадобий против уныния, бессонницы или того самого зелья, после которого не пьянеешь. Гарри изучал это на шестом курсе. — По-ня-ти-я-не-и-ме-ю, — по слогам проговаривает он. — Вам лучше знать, что вы там покупали.

— Мистер Поттер, я же сказала вам…

Гарри ставит в углу не заполненного даже на треть формуляра прочерк, откладывает перо и сцепляет руки на столе в замок.

Если хочет поиграть — пожалуйста.

— Вы мне, значит, привиделись? — невозмутимо спрашивает он. — Как и продавцу зелий.

— Почему бы и нет? — поводит она плечами.

— Или вас здесь две? — приходит Гарри в голову еще более нелепая мысль. — Одна не находит зазорным посещать магазины, другая изображает из себя заносчивую высокомерную аристократку.

— Это мне тоже кажется вероятным, — тихо смеется Нарцисса.

— Вероятным? — злится он. — Я вынужден напомнить вам, мэм, что вы находитесь в аврорате.

— Напомните сначала, для чего, — с холодным спокойствием отвечает она. — Для чего вы меня сюда позвали?


* * *

Старое кресло скрипит, когда он откидывается на спинку.

— Рон мог бы что-нибудь с этим сделать.

— Мог бы, — вздыхает Гермиона. — Я говорила ему, но он, видимо, каждый раз занят более важным делом. Хотя необходимо всего лишь одно простое заклинание…

На потолке мелкие трещинки сплетаются друг с другом в паутину; а может, это и есть паутина, потому что в какой-то момент Гарри кажется: от дуновения ветра она оживает, вибрирует и еле заметно, на дюйм, спускается к нему. Он снимает очки.

— Все будет хорошо, Гарри.

— Все будет хорошо, когда я избавлюсь от проблем. Мне неинтересно знать, в чем причина. Мне неинтересно разбираться, почему это происходит со мной. Я просто хочу избавиться от проблем.

Потолок — расплывшаяся перед глазами серость, и в какой-то миг Гарри кажется, что она оживает. Превращается в море, и волны колышутся в нем в такт шороху переворачиваемых Гермионой страниц. Если долго смотреть — можно почувствовать головокружение. Если долго смотреть — можно захлебнуться.

Он резко наклоняется вперед — от скрипа старого, но безумно удобного кресла опять сводит зубы.

— Я думаю, Гарри, что найду ответ, — слышит он твердый голос Гермионы.

— Ты сможешь.

В нее он верит больше, чем в себя.

— Я думаю, что уже знаю… Я думаю…

Гарри поднимает на нее глаза.

За столом никого нет. Ветер неторопливо переворачивает чистые страницы раскрытой книги.

— Гермиона?

Он открывает глаза и резко наклоняется вперед — от скрипа старого, но безумно удобного кресла опять сводит зубы.

— С тобой все в порядке? — Гермиона, подперев одной рукой подбородок, наблюдает за ним со своего места. — Ты, кажется, задремал. — Она тепло и по-дружески улыбается ему. — Я знаю, как избавить тебя от проблем. Думаю, начать ты должен с Нарциссы Малфой. Она играет с тобой в какую-то игру. Но не стоит искать причину. Не спрашивай у нее ничего, и к тебе потеряют интерес. Игра утратит смысл. Ты сделаешь, как я говорю?

— Да.

— Ты иногда не слушаешь тех, кто хочет тебе помочь. Клянись, что поступишь так, как я тебе посоветовала.

— Клянусь, да.

Он надевает очки. Между пальцами что-то рвется — тонкое, как паутина. Гарри подносит руку к лицу, чтобы убедиться — это только кажется.

* * *

— Вы можете уходить, мэм. Простите, что доставили вам беспокойство.

— Сегодня не спросите даже имя? — с легко читаемой в голосе иронией интересуется Нарцисса.

— Нет, — усмехается Гарри.

— Вы же просили вам помочь, мистер Поттер, — снова напоминает она.

— Когда это было? Может, вам показалось? — он не может устоять перед соблазном напомнить об их недавнем разговоре.

Не у него одного, оказывается, большие проблемы.

— Едва ли.

— Или… подождите. Существуют двое Поттеров. Один — все время просит вас о помощи, бедняга, другой — знать ничего не знает об этом. — Гарри поднимает вверх указательный палец. — Вот мы и нашли правильный ответ.

— Нет, мистер Поттер. Ответа мы не нашли. Именно вы просили у меня помощи, мне не показалось, и вас здесь не двое.

— Я у вас никогда ничего не просил, — злится он, больше оттого, что попался в ловушку. — С чего бы? Вы будете последним человеком, который мне поможет. Если у меня и возникнут какие-либо проблемы, — осмотрительно добавляет он. А замечая в глазах Нарциссы что-то, похожее на обиду, спрашивает: — Вам повторить, мэм, чтобы вы наконец-то поняли?

— Не стоит, мистер Поттер. — Она окидывает его надменным взглядом. — Я ухожу. Но извольте проводить меня домой.

— Что? — Зачем ей это надо? — Вы сами не можете?

— У меня забрали волшебную палочку, как только я оказалась в аврорате. Поэтому аппарировать не могу.

— Кто и зачем?

— К сожалению, не могу ответить.

— Воспользуйтесь каминной сетью. — Гарри равнодушно пожимает плечами.

— Сейчас слишком поздно, камины заблокированы.

— Разве? Бетти! — кричит он: двери кабинета открыты.

— Все уже ушли.

— Вы слишком много знаете о том, о чем не должны.

Гарри ждет, но Бетти не отвечает.

— Хорошо, я аппарирую с вами. — Это не займет много времени, ничего не случится. Лучше закончить быстрее. — На дом наложены противоаппарационные заклинания?

— Да, поэтому аппарируйте в парк перед домом.

— Понятно. — Он встает с места и, обходя стол, подходит к ней.

— У вас получится.

— А почему должно не получиться?

Он осторожно обнимает ее рукой за талию, чуть прижимает к себе, стараясь не дышать, и пытается сосредоточиться.

— Я бы помогла вам, мистер Поттер, вы неправы, — говорит Нарцисса. — Потому что я перед вами в долгу. Вы когда-то спасли моего сына. А я помогла не так, как хотела. Жизнь за жизнь. Если бы я могла спасти вашу жизнь…

— Замолчите, — выдыхает он. — Если хотите оказаться в вашем парке целиком.

Гарри волнуется так, словно аппарирует впервые за многие годы, а не делает это каждый день.

— Ерунда какая-то.

— У вас все получится. Здесь у вас все должно получиться.

— Замолчите. — Он сжимает в кулак мягкую ткань ее мантии и зажмуривается, представляя парк перед Малфой-мэнором. Ничего не происходит, никаких ощущений, какие бывают при аппарации, не возникает, но когда Гарри открывает глаза, он оказывается на усыпанной белоснежным гравием дорожке.

— Видите. — Нарцисса отходит от него на шаг.

Дурманящий аромат трав и цветов ударяет Гарри в ноздри. Звездное небо, которое он, кажется, видит впервые за многие годы, вызывает головокружение.

— Я, кажется, поняла, что меня смущало все это время, мистер Поттер.

— Что еще? — он судорожно дышит, но воздуха не хватает.

— В окне, — она кивает в сторону дома.

Малфой-мэнор ярко освещен, и Гарри не может не заметить, что со второго этажа, пытаясь разглядеть незваных гостей, смотрит в сад Нарцисса Малфой. Ее брови сведены на переносице, губы зло сжаты в тонкую линию.

— Я поняла, мистер Поттер. — Та Нарцисса Малфой, что стоит рядом с ним, кладет ладонь на его плечо. Он ощущает тепло, и нет сомнения, какая из этих двух женщин, настоящая. — Я поняла, мистер Поттер, что это не мой сон. Это ваш сон.


* * *

Сегодня второе мая две тысячи...

Цифры на перекидном календаре расплываются: бледно-голубые на сером невзрачном фоне... Дежа вю. В какой уже раз?

Сегодня второго мая две тысячи пятого года, он и так знает.

— Ты должен доверять друзьям, — говорит Рон, присаживаясь на край стола.

— Ты мой друг? — Гарри колет острым кончиком пера палец и наблюдает, как на коже появляется капля крови.

— Ты сомневаешься?

— Я сомневаюсь, что ты Рон Уизли.

— Нет, — тот обиженно фыркает, — тебе точно надо лечиться, Поттер.

Гарри кладет руку на стол ладонью кверху.

— Смотри. Это не больно, потому что я знаю, что это не больно. — Перо входит в кожу.

— Оно не сломается, потому что я не хочу, чтобы оно сломалось.

Он поднимает ладонь на пару дюймов, чтобы Рон увидел окровавленный кончик пера, вышедший с другой стороны.

— Ты понял, Гарри. Не скажу, что я сильно этому рад.

— Почему второе мая?

— Ты сам знаешь.

Калека-герой. Часть души Волдеморта не могла просто так исчезнуть. Калека-герой, никак не способный проснуться уже семь лет.

Гарри выдергивает перо, кровь забрызгивает бумаги, и Рон морщится.

— Почему этот год?

— Ты сам знаешь, Гарри. Если захочешь, вспомнишь все, что говорили рядом с твоей кроватью.

Констатация факта. Медленное умирание мозга.

— Прекращение искусственных мер по поддержанию жизни, — заученно произносит Рон. — Убить тебя — милосердие по отношению к тебе, — сочувственно улыбается он. — Я согласен, правда. Ты тоже. Ты и сам чувствуешь, как умираешь.

— Кто это сделает?

— Невилл. Твой ближайший родственник. Из тех, кто согласился. Восхитимся мужеством этого гриффиндорца. Потому что Дурсли отказались сразу, Нарцисса тоже.

— Она… — вспоминает Гарри. — Она теперь знает…

— Не надо, не сейчас, — Рон склоняется к нему, чтобы дружески похлопать по плечу. — Ты и так почти мертв. Ты слишком безразличен к жизни для живого. Твой доктор, милая мисс Бетти, уже давно поставила на тебе крест.

— Нарцисса знает. Она не даст мне умереть.

— Ты веришь в это? — качает головой Рон. — С какой стати она должна тебя защитить? Она разве играет за белых, а не за черных? И… — он с недоверием к чему-то прислушивается, к тому, что не слышит Гарри. — Ну ладно, даже если защитит, нужна ли тебе такая жизнь? Ты ведь никогда не проснешься.

— Неправда, — рассудительно отвечает Гарри. — Я знаю, что со мной. И если я захочу, то проснусь.

— Ты хочешь пройти этот путь? Ради чего?

Он задумывается. Сомнение вкрадывается в душу. Ждут ли его? Нужен ли он кому-нибудь?

— Никто не ждет, — отвечает ему Рон. — Никому ты не нужен.

Но в памяти всплывают воспоминания о нежных пальцах, проводящих по щеке, и Гарри говорит:

— Да. Хочу.


Конец.
...на главную...


сентябрь 2020  
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930

август 2020  
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31

...календарь 2004-2020...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2020.09.20 00:08:55
Лживые жесты [0] (Гарри Поттер)


2020.09.17 18:46:21
This Boy\'s Life [0] (Гарри Поттер)


2020.09.13 18:54:24
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [1] (Оригинальные произведения)


2020.09.11 09:39:43
Змееглоты [8] ()


2020.09.09 23:49:00
Дочь зельевара [195] (Гарри Поттер)


2020.09.04 18:58:33
Наши встречи [5] (Неуловимые мстители)


2020.09.03 12:50:48
Просто быть рядом [42] (Гарри Поттер)


2020.09.01 01:10:33
Обреченные быть [8] (Гарри Поттер)


2020.08.30 15:04:19
Своя сторона [0] (Благие знамения)


2020.08.30 12:01:46
Смерти нет [1] (Гарри Поттер)


2020.08.30 02:57:15
Быть Северусом Снейпом [256] (Гарри Поттер)


2020.08.28 19:06:52
Её сын [1] (Гарри Поттер, Однажды)


2020.08.28 16:26:48
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2020.08.26 18:40:03
Не все так просто [0] (Оригинальные произведения)


2020.08.15 17:52:42
Прячься [5] (Гарри Поттер)


2020.08.13 15:10:37
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2020.08.08 21:56:14
Поезд в Средиземье [6] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.07.26 16:29:13
В качестве подарка [69] (Гарри Поттер)


2020.07.24 19:02:49
Китайские встречи [4] (Гарри Поттер)


2020.07.24 18:03:54
Когда исчезнут фейри [2] (Гарри Поттер)


2020.07.24 13:06:02
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


2020.07.19 13:15:56
Работа для ведьмы из хорошей семьи [7] (Гарри Поттер)


2020.07.10 23:17:10
Рау [7] (Оригинальные произведения)


2020.07.10 13:26:17
Фикачики [100] (Гарри Поттер)


2020.06.30 00:05:06
Наследники Морлы [1] (Оригинальные произведения)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2020, by KAGERO ©.