Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Как-то мадам Помфри уехала и замещать её в больничном крыле оставили профессора Снейпа. Приходит Треллони:
- Профессор! Посоветуйте, как сделать чтобы груди были перпендикулярны телу?
- Ходите на четвереньках...

Список фандомов

Гарри Поттер[18454]
Оригинальные произведения[1228]
Шерлок Холмс[713]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![182]
Белый крест[177]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[176]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[132]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Произведения А. и Б. Стругацких[106]
Темный дворецкий[102]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[3]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12634 авторов
- 26914 фиков
- 8581 анекдотов
- 17646 перлов
- 659 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...


Данный материал может содержать сцены насилия, описание однополых связей и других НЕДЕТСКИХ отношений.
Я предупрежден(-а) и осознаю, что делаю, читая нижеизложенный текст/просматривая видео.

Двенадцать шагов

Автор/-ы, переводчик/-и: Lecter jr
Бета:Toriya
Рейтинг:R
Размер:мини
Пейринг:C.Блэк/П.Петтигрю, Р.Блэк
Жанр:Angst, Darkfic
Отказ:Ни на что не претендуем, просто не даем звезде погаснуть
Вызов:Последний бал Сириуса Блэка
Цикл:Команда Sirius A [25]
Фандом:Гарри Поттер
Аннотация:после падения в Арку Сириус Блэк оказывается в месте похуже Азкабана. Где же? В доме номер 12 на Гриммаулд-плейс.
Комментарии:
Каталог:нет
Предупреждения:слэш, смерть персонажа
Статус:Закончен
Выложен:2009.04.10 (последнее обновление: 2009.04.10)
 открыть весь фик для сохранения в отдельном окне
 просмотреть/оставить комментарии [0]
 фик был просмотрен 1627 раз(-a)





If you're frightened of dyin' and you're holding on...
You'll see devils tearing your life away.
But if you've made your peace,
Then the devils are really angels
Freeing you from the earth...
From the earth...


Из к/ф «Лестница Иакова» ( “Jacob's Ladder”)




1.

Когда-то очень давно, еще до Школы, Сириус Блэк сдернул со стены фамильный гобелен, думая рассмотреть его получше. Кажется, как раз после того случая мать прикрепила его к стене Вечно клейкими чарами.

Беллатрикс Лестранж все же удается «достать» ненавистного кузена. Красный луч ударяет его в грудь, дырявый занавес точно так же накрывает с головой, и Сириус еще успевает удивиться: до чего же похожи ощущения. Просто пыльная старая тряпка, а сколько неприятностей! Все еще блудный, давно уже без надежд на упитанного тельца в честь триумфального возвращения, сын семейства Блэк, благороднейшего и древнейшего, проваливается в черную пустоту – выжженную дыру на месте своего имени.

Выпутавшись из рваного занавеса, Сириус поднимается на ноги и пинком его отшвыривает.

- Это было действительно ловко, сестричка.

Услышь это Беллатрикс, следующий луч, направленный в него, был бы зеленым. Но Беллатрикс не слышит Сириуса. Его вообще никто не слышит. Палочка выпадает из пальцев и закатывается куда-то в темный угол прихожей дома номер 12 на Гриммаулд-плейс.

2.

Времени у него нет. Совсем нет – то есть слишком много, и тратить его теперь можно на что угодно. Поначалу приходится напоминать сердцу о необходимости биться, а легким – втягивать воздух, ведь в этом уже нет необходимости, он проверял. В самом начале это давалось довольно тяжело, но оказалось, что ко всему можно привыкнуть. Иногда Сириус засыпает, вернее, заставляет себя заснуть. Нужно отдохнуть и набраться сил, которые все тратятся на безуспешные попытки выбраться. Сдаваться – не для него. Сириус не знает, как там Гарри и остальные, чем все закончилось, вот это и бесит сильнее всего, сводит с ума, заставляет бросаться на стены.
Это бесит даже больше, чем то, что он, кажется, мертв.
Даже больше, чем то, что он снова заперт в этом паршивом доме.

Сейчас Сириус, наверное, обрадовался бы и Кричеру. Или даже своей матери – пусть бы вдоволь наоралась с портрета.

Отвратительные выделения ненависти – паутиной в каждом углу. Шрамы и заплесневелая злоба на каждой стене, ожоги и невидимые укусы на родословном древе. Как только оно еще не втянуло все ветви и не ушло в землю от стыда?
Чем сильнее ты пытаешься стереть меня, мамочка, тем отчетливее я становлюсь.
Не трать время попусту.
Дорогая мамочка, твоя мечта наконец сбылась – теперь ты бездетна.
Откуда только берется материнская любовь, в твоем случае непонятно.
Хотелось бы узнать пару твоих секретов, раз уж все равно тут нечем заняться.
Хотелось бы верить, что папаше повезло хотя бы два раза, когда он трахал тебя, а не наоборот.


***
Магии больше нет. Палочка не отзывается на простейшие заклятия, знакомые любому первокурснику. Может, потому, что больше нет самого Сириуса. То, что он все еще в этом доме – просто чья-то досадная ошибка.

За каждым окном – серая дымка, такая густая, что сквозь нее ничего не разглядеть. Сириус не жалуется – все равно смотреть там не на что.
***
За окнами не на что смотреть.
Разумеется, если не открывать их.
Сириус попробовал. Не останавливался, пока не обошел весь дом, хотя мог бы бросить после второй или третьей попытки.

Все было очень просто – повернуть ручку, слегка надавить на раму.

Окно спальни на третьем этаже открывается, как ему и полагалось. Сириус задохнулся бы от волнения, если бы только мог. Но он просто стоит столбом, смотрит в это проклятое окно и видит точно такую же темную спальню на третьем этаже – зеркальное (если, конечно, допустить, что спятившие зеркала существуют) отражение той, в которой он сейчас находится. Сириус захлопывает окно – здравствуй, серая дымка за мутным стеклом. Снова распахивает – темная спальня во всей красе.
Сириус перемахивает через подоконник, под большим или не очень секретом от себя самого надеясь камнем пролететь три этажа, всмятку приземлиться на мостовую, и падает на толстый отсыревший ковер. Проклятая комната ничем не отличается от той, которую он только что оставил. Пройти бы еще несколько шагов на подгибающихся ногах, выйти в коридор и затеряться где-нибудь в центре этого чудовищного лабиринта. Но Сириус пока сравнительно благоразумен. Вновь перебравшись через подоконник, он захлопывает окно. Как хорошо вернуться.

Именно тогда Сириус впервые напивается.
Мертвецки – это слово уместно как никогда.
Напившись, он улетает в сон куда быстрее, чем на собственном мотоцикле. Даже быстрее, чем в тот раз, когда тормоза отказали.


Сириусу ничего не снится, и он чертовски этому рад. Сон во сне – это было бы слишком.

***
Из дома не выбраться – ни аппарация, ни каминная сеть не действуют. Самое простое решение – выйти через дверь, конечно.
Было бы простым, если бы дверь взяла и открылась, как открывалась до того тысячи раз, впуская и выпуская. Сириус разбегается и изо всех ударяет в нее плечом. Ни боли, ни синяков. Жаль, нельзя расшибить об нее голову.

В огромной пустой тишине Сириус ждет, пока хоть что-нибудь изменится. Жить всегда больнее, чем спокойно лежать в могиле. Он готов отдать что угодно, лишь бы получить шанс хоть на одну новую попытку. Найти бы дурака, готового предоставить такой кредит.

Запасы Огневиски по-прежнему там, где он хранил их в тайне ото всех и особенно от Молли, и даже, кажется, слегка пополнились. Так легко было прятать эти бутылки от всех – и так трудно от себя самого. Кричер, от которого невозможно было скрыть в этом доме хоть что-то, едва ли был против такого поведения «молодого хозяина». Может, он бы и сам подносил Сириусу стакан за стаканом.

Спиртное слегка выдохлось, но все еще забирает.
Потребностей в еде он не испытывает, равно как и большинства прочих. Может, он и дышать бы перестал, только это было бы слишком похоже на готовность сдаться.

Надо было утопить тебя как щенка, говорила мамочка.
Сразу после рождения, в непроницаемо черной холодной воде.
С опозданием не в один десяток лет это все-таки случилось.


О похмелье теперь можно только мечтать.

3.

Сириус быстро привыкает ничему не удивляться. Все то, что было выброшено прошлым летом во время грандиозной уборки, затеянной Молли, вернулось.

Добро пожаловать, папашино кольцо. Приди в мои объятия, усыпляющая музыкальная шкатулка. Хочешь со мной напиться, о, дорогая, милая кусачая табакерка?

Он тоже вернулся. С черного хода.

Когда-нибудь, Сириус Блэк, ты окажешься в ночлежке для отбросов общества, там и поймешь, что такие, как ты, для этой жизни не годятся.

Мамаша орет теперь только в его воображении. Дурно воспитанная старая ведьма.
Он тоже существует только в своем воображении или где-то настолько далеко, что это место все равно должно быть признано вымышленным.

4.

В один прекрасный день или прекрасное утро (темно здесь не бывает) Сириус приходит к выводу, что пора бы подстричь ногти. Они как-то незаметно отросли. Задумчиво трогает подбородок, покрытый щетиной. А ведь угодил он сюда относительно чисто выбритым.
Неожиданно обнаружив, что Огневиски настойчиво просится на выход, Сириус отправляется в сортир, прихватив страницу «Ежедневного пророка» двадцатилетней давности – ту самую, что населена чужими помолвками, крестинами и некрологами.

- Я что-то слишком живой, - говорит он треснувшему зеркалу в ванной. Зеркало не отвечает. – Для покойника у меня прекрасный цвет лица.

В зеркале мелькает какая-то тень. Теперь Сириус может позволить себе не оборачиваться, к дьяволу эту «постоянную бдительность». Он несколько раз моргает, и отражение в зеркале проделывает то же самое.
За его спиной стоит Регулус.
Такой, каким Сириус видел его в последний раз – ни на день не повзрослевший, лицо по-юношески гладкое, в темных волосах ни одного седого, не то что у него самого.

Братец молчаливо таскается за ним из комнаты в комнату. Сириус не против такой компании – в конце концов, младший тоже имеет право находиться здесь, ведь это только его, а не Регулуса когда-то выставили из этого дома.

Братец, кто из нас был наименее уместен в нашем семействе?
Ты – слишком тонкокожий, чистый лист – только и ждал, чтобы мамочка нарисовала на тебе хоть что-нибудь.
И я. Дурная овца в нашем замечательном черном стаде.
Стоило мне только войти в комнату, как начинался ужасный бардак.


Когда общество Регулуса надоедает, Сириус отправляется в свою комнату и запирает за собой дверь. Большинство привычных ему законов природы давно уже не действует, но дверь все же надежно отгораживает от брата, который, наверное, уходит в свою прежнюю спальню и сидит там в одиночестве. Сириус старается убедить себя в том, что это абсолютно ему безразлично.

5.

Он, кажется, простудился. В доме никогда не бывает тепло, зато сквозняков и сырости – в избытке.
О Бодроперцовом зелье мечтать не приходится, но не то чтобы стоило по-настоящему беспокоиться из-за текущего носа и саднящего горла. Озноб и кашель замечательно разнообразят его существование. Из лекарств под рукой только Огневиски.

Иногда Регулус молча скребется в запертую дверь, и Сириус, с удовольствием хрипя и хлюпая носом, кричит, чтобы тот убирался к чертовой матери или к своей собственной, если не хочет заразиться, и засыпает почти довольный, завернувшись в траченное молью одеяло.

Да избавься наконец от дурацкого шарфа, Регc, жарко же! Кто узнает-то?
Лопай сосульки, пока мать не смотрит.
Давай насуем снега Нарси за шиворот! Не хочешь? Тогда я сам!
Был бы повод когда-нибудь сказать это снова…


Сириус начинает выздоравливать.

6.

Оказывается, Регулус и говорить может.
Собеседник, даже давно мертвый брат – как раз то, что нужно, чтобы не спятить окончательно и не умереть от скуки – если, конечно, допустить, что и то, и другое с ним еще не произошло.

Давай поговорим, братик. Только не о судьбе. И не о выборе.

Регулус не на все вопросы готов ответить.

- Как ты умер?

- Не могу рассказать. Я знаю только то, что знаешь обо мне ты.

- Значит, остается развлекаться только детскими воспоминаниями?

- Верно. Точнее – дошкольными. После Распределения, если помнишь, мы не слишком-то любили проводить время вместе. Раз я плод твоего воображения, брат, то и делать буду все, что ты пожелаешь.

Разговор умирает, едва родившись, исчезает, как мелкая монета, которую никто не полезет доставать из водостока.
Они подолгу сидят в кухне, как когда-то со Снейпом, разделенные столом – крепостным рвом.

Рег, ты тянешься ко мне через стол, чтобы вмазать по щеке?
Кто-то из нас этого заслуживает. Может быть, мы оба.
Ты, застрявший в своем промежуточном возрасте, между школьником и мужчиной.
Я, недооценивший сначала Хвоста, а теперь вот – дорогую кузину.
Надо было подсказать матери пороть нас почаще – пока еще можно было что-то исправить.


7.

Однажды Сириус с удивлением замечает, что не прочь поесть.

Снова голоден, пьян и по уши в долгах.

В кухне на холодной плите обнаруживается большая кастрюля мясных шариков в соусе – такие готовила Молли. Отыскав вилку, Сириус набрасывается на еду. Уничтожив едва не половину, запоздало предлагает Регулусу присоединиться. Тот, улыбаясь, отказывается.

- А ты воняешь, дорогой брат, - ехидно отмечает Регулус. – Как же ты так?

И правда. Когда же это началось? Но все логично – он ведь дышит, пьет, ест.
Совсем как живой.

- Мертвые не потеют, - бурчит Сириус. – Мне что, еще и постирушки устраивать?

Он долго стоит под душем. Горячая, почти обжигающая, вода появилась, стоило только захотеть. Ну и повернуть кран, разумеется.
Пар поднимается к высокому потолку ванной.
Это уже слишком похоже на настоящую жизнь.

***
Не хочется надевать на чистое тело несвежую одежду. Понюхав рубашку, Сириус чихает и, скатав ее в ком, забрасывает в угол. Потом, чертыхаясь, расчесывает мокрые волосы, с ожесточением продираясь матушкиным гребнем сквозь спутанную гриву. Если и было на этом гребне какое фамильное проклятье, наверняка давно выветрилось. Сириусу все равно. Он имеет право хорошо выглядеть.

В одном из шкафов обнаруживаются отцовские вещи. Немного тесны в плечах, но все же лучше, чем ничего.
Найдя кипу постельного белья, отсыревшего и пахнущего плесенью, Сириус впервые ложится спать раздетым.

Еще через несколько промежутков между сном и бодрствованием Сириус решает вновь очистить дом от всего, что он уже однажды выбросил. Пусть не получится избавиться от этого совсем, но, по крайней мере, он сможет унести все куда-нибудь в дальнюю комнату и свалить там в кучу.
Уронив склянку с чем-то, подозрительно похожим на кровь, он нагибается подобрать осколки и удивленно вскрикивает. Удивленно – потому что уже очень давно не чувствовал физической боли. Из порезанного пальца капает самая настоящая кровь. Сириус сует его в рот, как маленький.
Разбитая склянка возрождается из собственных осколков – так почему он не может?

8.

- Теперь буду точно знать, когда здесь утро, - говорит Сириус, проснувшись и обнаружив, что одеяло стоит «домиком» в соответствующем месте. – Добро пожаловать в мой шатер, дамы!

Сейчас сгодилась бы любая дама, даже Селестина Уорлок, пусть бы пела в процессе про «котел, полный горячей любви». О, он бы помешал в котле этой старой кобылы так, что она неделю не смогла бы присесть.
Слегка облезлые девочки в бикини ехидно смотрят со стен.

- Пожалеете, дамы. Последний шанс!

Девочки, конечно же, не отвечают, и возникшую проблему приходится решать самому.

Сириус входит в комнату Регулуса, не в силах справиться с любопытством. Может быть, тот существует только тогда, когда Сириус на него смотрит. Стоит лишь отвернуться и забыть о нем – и Регулус исчезнет.
Скрип половиц, визг старой дверной пружины.

9.

Брат спит. Или притворяется спящим. Когда-то очень давно Регулус любил втайне от матери пробраться в комнату к Сириусу, влезть к нему под одеяло, заставить вздрогнуть от прикосновения холодных пяток и послушать на ночь что-нибудь пострашнее.

Чердак наш населяют привидения.
Они такие старые, что похожи на груды пыли.
Не веришь? Пойди и посмотри сам.
На вид они совсем не страшные, но это только чтобы ты подошел поближе.
Они откусят тебе руки и голову, сделают вазу из твоего черепа, а я съем все леденцы, что ты прячешь в своей комнате.
Ты ахаешь, притворяясь напуганным.


Сириус осторожно ложится рядом с братом. Кровать слишком узкая для них двоих – ведь они больше не дети. Хочется проверить, не исчезнет ли Регулус, если к нему притронуться.

Развернуть бы тебя, как подарок на Рождество. Родители никогда ничего такого не дарили. Только «полезные и практичные вещи». Так что представим, что это подарок от Джима.
Развернуть и посмотреть, из чего же делают таких, как ты, братец.


Сириус тянется к брату, осторожно дотрагивается до плеча. Регулус не исчезает – исчезает сам Сириус, падает сквозь него, сквозь давно ушедшие годы, сквозь пространство и время.
***
Сириус в гриффиндорской спальне для мальчиков, в своем теле – в свои семнадцать.
Всего за полчаса до того он в последний раз говорил со своим родным братом.
Уже тогда, кажется, знает, что в последний.
Рядом кто-то шумно возится.

Сириус не хочет вспоминать все в подробностях, но ему приходится обещать себе быть честным до самого конца.

Этот кто-то с ним – семнадцатилетний Питер Петтигрю.
Ни в какое другое время Сириус не позволил бы этому случиться. С кем угодно, только не с ним. Но сейчас ему хочется сделать что-нибудь такое, за что мамаша непременно прислала бы ему сотню Вопиллеров, отец повторно лишил бы наследства, а брат…
Что за черт, неужели ему до сих пор нужно родительское внимание, пусть даже такое, и до сих пор небезразлична судьба брата, который потащится за этим их Лордом, как овца на бойню? Внутри поднимается такая волна злобы, что его вот-вот разорвет в мелкие клочья,

Плечи у Пита узкие, как у девчонки. И грудь почти девчоночья – слишком разъелся за последний год, волосы неуловимого серо-мышиного цвета, совсем не похожи на волосы Регулуса или его собственные, слишком короткие, чтобы намотать их на кулак.

С ним Питер – просто потому, что оказался поблизости. Конечно же, он не посмел отказаться. Хвостик-Питер с его полным, по-девичьи мягким телом, трясущимися в волнении руками и дрожащими губами. Сириусу хочется смять и уничтожить хоть что-нибудь, он полон решимости кого-нибудь порешить или разнести в прах что-нибудь крупное. Если совсем уж честно, у Сириуса никогда не было ничего такого с парнем, но он разберется, что к чему.

Подмять под себя? Нет. Можно придумать что-нибудь получше, чтобы забыть, что с ним не девчонка.
Питер всегда прекрасно понимал, чего от него хотят другие. Понимал и умел предугадывать. И ни разу за все это время не огрызнулся.
Не хватало только, чтобы Хвост сделал это именно сейчас, когда у него рот занят.
Питер давится и пускает слишком много слюны.
Потом он утирает рот краем простыни и смотрит, надув губы, так обиженно, что Сириус не выдерживает и ржет, как безумный.

***
Регулус испытующе смотрит на него.

Тогда Сириус так долго смеялся, что заболели мышцы живота, а разбуженный Джеймс предложил избавить его от мук при помощи какого-нибудь из темных заклятий. Обиженный Питер, уже убравшийся в свою постель, громко и обиженно сопел за пологом.
***
Сейчас ему не до смеха. Зажав рот рукой, как тогда Питер, Сириус едва справляется с тошнотой.

- Зачем было напоминать? Я ведь ни за что бы этого не сделал, не будь так зол на тебя, паршивый ты маменькин сынок. Какие сказочки она рассказывала тебе на ночь? «Настанет день, и мир будет очищен от магглов и проклятых грязнокровок, а настоящие, благородные волшебники будут жить долго и счастливо», да?

- За тем, что я не хочу, чтобы ты здесь застрял. Я ведь вижу, ты слишком часто вспоминаешь разное. Тебе кажется, что в воспоминаниях спасение, а? Вовсе нет. Станешь пережевывать одно и то же, завязнешь и никогда отсюда не выберешься.

- Ага. И, чтобы я не ничего такого не пережевывал, ты решил сделать так, чтобы я сблевал?

- Вот-вот. Пореже вспоминай школьные годы чудесные. Поменьше всего этого.

- В Азкабане я старался вспоминать хорошее.

- Здесь не Азкабан. Оттуда можно сбежать, как это сделал ты, как наша дорогая кузина Белла. Лучше лишний раз вспомни старого друга Хвоста. Ведь ты выбрался из Азкабана, потому что хотел содрать с него шкуру своими руками. Просто подумай об этом.

Последний Вопиллер от матери.
Мертвые Лили и Джеймс.
Маленький Гарри, плачущий в разгромленном доме.
Хвост на людной улице, орущий, что это он, Сириус, убил Джеймса и Лили. Оглушительный взрыв, оторванные конечности, повсюду кровавая каша, которую ему предстоит двенадцать лет расхлебывать.
Холодная темнота азкабанской камеры.
Ехидно усмехающийся Снейп.
«Ты бесполезен для Ордена, Блэк».


Показалось, или на краткое мгновение между ударами сердца за окном вместо серой дымки мелькнуло небо и крыша дома напротив?

10.

Регулус меняется, становится все моложе и моложе, приближается к себе такому, каким Сириус знал его лучше всего. Вот ему пятнадцать, а теперь – тринадцать, а вот уже одиннадцать. В отличие от Сириуса, у него нет никаких проблем с использованием магии. И палочка при нем – та самая, которую они ходили покупать. Тогда еще все вместе.


- Смотри, как я могу, - говорит Регулус. – Смотри, у меня получается.

Да, так все и было, Сириус помнит это совершенно точно. Много лет назад в этой самой комнате. Регулус был таким же способным, как и он сам.

- Смотри, как я могу, - говорит его брат, раз за разом повторяя заклятия.

Сириус вертит в пальцах свою палочку, с завистью глядя на брата. Когда-то и у него получалось все, что бы он ни задумал, без малейшего напряжения сил.

- Хочешь попробовать? – спрашивает Регулус, подавая ему свою палочку.

Сириус протягивает руку, но палочка брата выскальзывает на пол, так и не дается в руки, пока он пытается ее подобрать.

- Хочешь попробовать? – повторяет Регулус.

- Хочу, - отвечает Сириус. – Только с моей палочкой.

- Ты помнишь, что надо делать?

Он помнит, разумеется, помнит. Стараясь, чтобы это звучало как шутка, словно бы небрежно, взмахивает палочкой.

- Вингардиум Левиоса!

Тяжелая старинная книга на пару дюймов приподнимается над столом и на несколько мгновений зависает в воздухе.

- Ну вот, я знал, что у тебя все очень даже здорово получится!

Мальчишка.
Сириус смотрит в сторону, притворяясь, что радость брата ему неприятна.

Теперь он знает, что делать.
Прямо сейчас.

11.

Давно уже он так не бегал. В последний раз – там, в Отделе Тайн. Вот и добегался.
Вихрем вниз по лестнице, по темному коридору, не позволяя себе думать, что ничего из этого не выйдет, быстрее, быстрее…
Регулус отстал почти сразу. Где-то там, позади, вприпрыжку несется вниз по лестнице.

Дверь открывается как ни в чем не бывало.

Сердце едва не выпрыгивает из груди.
Сириус захлопывает дверь и наваливается на нее спиной.

- Что там? – с интересом спрашивает Регулус.

- Сейчас посмотрю.

Сириус приоткрывает дверь ничуть не шире своих надежд и выглядывает наружу. Теперь уже действительно – наружу.

Свет неяркого зимнего утра ударяет по давно привыкшим к полумраку глазам. Сириус подставляет раскрытую ладонь под сыплющиеся с низкого серого неба хлопья снега.

- Как здорово, – Регулус привстает на цыпочки, вытягивает тощую шею, чтобы посмотреть, что там в руке у старшего брата. – Они тают. Дай посмотреть, останутся ли следы, если ты наступишь на снег.

Они вдвоем выходят на крыльцо, но на белом хрустком покрывале остаются только большие следы взрослого мужчины.

Сириус не желает возвращаться в дом ни на минуту. Если даст слабину, вернется – дом больше не отпустит.

Я обязан предложить. Слова, которые я должен сказать, зависли в воздухе между нами, буквы горят огнем. Ты видишь их, Рег?

- Хочешь, я возьму тебя с собой?

- Нет, – отвечает Регулус. – Не хочу. Я здесь только потому, что был тебе нужен. Вот теперь ты сможешь уйти. Не знаю, что там тебя ждет, поэтому возьми с собой только то, что тебе действительно нужно.

Сириус не спорит и не прощается. Некогда. Откуда вдруг взялось это чувство, он сказать не может. Как странно – вот только что в запасе была целая вечность, а теперь надо спешить.
Надо спешить, даже если необъявленная война, которая в итоге и привела его в этот проклятый дом, давно уже проиграна и втиснута в пыльные учебники неинтересной истории.

12.

По обеим сторонам безлюдной, за горизонт уходящей улицы – одинаковые дома с табличкой «12». Только от одного из них тянется цепочка следов.
На крыльце дома стоит худенький темноволосый мальчик, глядя вслед ушедшему.
Тот не оборачивается.

Сириус идет быстрым шагом, стараясь не смотреть по сторонам. Две стены одинаковых домов представляются бесконечными. Холодно, но он не боится замерзнуть.
Впервые после Азкабана он может свободно разгуливать по улицам в человеческом обличье.

Небо и не думает темнеть. Сириус идет по свежевыпавшему снегу, просто идет вперед, потому что ни вправо, ни влево не свернуть, в самом прямом смысле – куда глаза глядят.

Никто из нас, братец, не сделается нудным старым козлом, из которого при каждом движении песок будет сыпаться.

Он вполне счастлив – замерзший и промокший, бредущий по дороге, которой нет конца.

Долго бежать на четырех лапах за одиноким прохожим, купившим себе на ужин пару фунтов свежего мяса, просто чтобы вспомнить после Азкабана, каково это – снова жить.
Получить сапогом в челюсть.
Заскулить от боли.


Еще миг – и заснеженная дорога становится ближе, а запахи – острее.
Из всех запахов он выбирает один – такой знакомый. Кто-то очень важный
прошел тут совсем недавно. Еще до того, как выпал снег, но даже футовый слой не смог бы помешать учуять.
Даже шестифутовый слой промерзшей земли.

Крупный черный пес бежит вперед, ни на минуту не останавливаясь, чтобы принюхаться, потому что след совсем свежий.
Пес знает – эта дорога непременно приведет его к настоящему дому.

= Fin =
...на главную...


февраль 2020  
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
242526272829

январь 2020  
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031

...календарь 2004-2020...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2020.02.19 17:38:32
В качестве подарка [69] (Гарри Поттер)


2020.02.18 06:02:18
«Л» значит Лили. Часть I [4] (Гарри Поттер)


2020.02.17 01:27:36
Слишком много Поттеров [44] (Гарри Поттер)


2020.02.16 20:13:25
Вольный город Норледомм [0] ()


2020.02.16 12:16:29
Работа для ведьмы из хорошей семьи [3] (Гарри Поттер)


2020.02.16 11:38:31
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2020.02.15 21:07:00
Мой арт... [4] (Ван Хельсинг, Гарри Поттер, Лабиринт, Мастер и Маргарита, Суини Тодд, Демон-парикмахер с Флит-стрит)


2020.02.14 11:55:04
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


2020.02.13 22:26:39
Отпуск следопыта [0] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.02.10 22:10:57
Prized [5] ()


2020.02.10 21:12:19
Песни Нейги Ди, наёмницы (Сборник рассказов и стихов) [0] (Оригинальные произведения)


2020.02.09 17:32:00
Амулет синигами [116] (Потомки тьмы)


2020.02.07 12:11:32
Новая-новая сказка [6] (Доктор Кто?)


2020.02.07 00:13:36
Дьявольское искушение [59] (Гарри Поттер)


2020.02.06 20:54:44
Стихи по моему любимому пейрингу Снейп-Лили [59] (Гарри Поттер)


2020.02.06 19:59:54
Глюки. Возвращение [238] (Оригинальные произведения)


2020.01.30 09:39:08
В \"Дырявом котле\". В семь [8] (Гарри Поттер)


2020.01.23 14:02:47
Прячься [3] (Гарри Поттер)


2020.01.21 10:35:23
Список [10] ()


2020.01.18 23:21:20
Своя цена [20] (Гарри Поттер)


2020.01.15 12:47:25
Туфелька Гермионы [0] (Гарри Поттер)


2020.01.15 12:43:37
Ненаписанное будущее [17] (Гарри Поттер)


2020.01.11 22:15:58
Песни полночного ворона (сборник стихов) [3] (Оригинальные произведения)


2020.01.11 21:58:23
Змееглоты [3] ()


2020.01.11 20:10:37
Добрый и щедрый человек [3] (Гарри Поттер)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2020, by KAGERO ©.