Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Гостевая
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

(Начало 6й книги, Спиннерс-Энд).
..
- Северус, ты присмотришь за моим сыном, ты проследишь чтобы ему не причинили вреда?...
Снейп, раздраженно и нетерпеливо:
- Ну да, да, давайте уже Нерушимую Клятву, пока не началось...
- И ты поможешь ему выполнить задание?...
- Сказал же, что да, - Белла, давай уже будь нашим Связующим, пока не началось...
- И ты не будешь к нему приставать?...
Пауза. Снейп, уныло:
- Ну вот, началось.

Список фандомов

Гарри Поттер[18267]
Оригинальные произведения[1169]
Шерлок Холмс[706]
Сверхъестественное[446]
Блич[260]
Звездный Путь[246]
Мерлин[226]
Робин Гуд[217]
Доктор Кто?[208]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![182]
Белый крест[177]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[169]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[131]
Звездные врата: Атлантида[119]
Нелюбимый[119]
Произведения А. и Б. Стругацких[102]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2017[10]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[26]
Фандомная Битва - 2016[26]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[50]
Фандомный Гамак - 2015[4]
Британский флаг - 8[4]
Фандомная Битва - 2015[49]
Фандомная Битва - 2014[15]
I Believe - 2015[5]
Байки Жуткой Тыквы[1]
Следствие ведут...[0]



Немного статистики

На сайте:
- 12353 авторов
- 26923 фиков
- 8406 анекдотов
- 17037 перлов
- 639 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...


Данный материал может содержать сцены насилия, описание однополых связей и других НЕДЕТСКИХ отношений.
Я предупрежден(-а) и осознаю, что делаю, читая нижеизложенный текст/просматривая видео.

Надежды маленький оркестрик

Автор/-ы, переводчик/-и: Netttle
Бета:нет
Рейтинг:R
Размер:мини
Пейринг:Рита Скитер/Джинни Уизли, РС/Ремус Люпин, РС/Беллатрикс Лестранж
Жанр:POV, Romance
Отказ:Всё – Роулинг.
Фандом:Гарри Поттер
Аннотация:Рита Скитер, осень, дрянной номер и выпивка.
Комментарии:het, femme-slash
АУ, анимагическая форма Скитер здесь – оса.
Перо Риты Скитер потчует хозяйку афоризмами Козьмы Пруткова. За Люпина спасибо блестящему Joe Satriani и его композиции Big Bad Moon. За танго спасибо Artango. За название - Булату Окуджаве. А еще – да простит меня Михаил Афанасьевич за цитату.
Каталог:AU
Предупреждения:фемслэш, педофилия
Статус:Закончен
Выложен:2009.04.10 (последнее обновление: 2009.04.10)
 открыть весь фик для сохранения в отдельном окне
 просмотреть/оставить комментарии [2]
 фик был просмотрен 1476 раз(-a)



Что ты там опять царапаешь?

Перо, пишущее для денег, смело уподоблю шарманке в руках скитающегося иностранца.

Прекрати извергать этот поток сиропа и утешительных сентенций. Тошнит. Раньше ты не очень-то возражало. Мне теперь приходится толочься здесь – после того проклятого дня, когда эта пронырливая девчонка поймала меня в ловушку, я не продала ни одной жалкой строчки. Мерлин, какое сопливое розовое дерьмо печатают сейчас в «Пророке». В топку! Глаза бы мои не видели…

Скомканная свежая газета летит в камин, я с удовольствием наблюдаю, как корчится в языках пламени колдография нового колумниста в дурацком беретике. Сентиментальная бездарность! И полное отсутствие стиля. В костер его…

Отыщи всему начало, и ты многое поймешь.

Что? Нет, к старости и к мемуарам я еще не готова. И так голова набита воспоминаниями, сожалениями, лицами, голосами. Ну и что, что осень, ну и что, что крыша протекает. Парочка взмахов палочкой – и починим… Ты имеешь в виду не эту крышу? Перышко, сгинь, а?

Я лежу на диване, и взгляд мой блуждает по комнате.

Крохотный номер в самой дешевой гостинице Косого переулка, день за днем пожирающий мои сбережения. За картонными стенами – визгливые разборки полусквибов, промышляющих воровством ингредиентов, нытье пьяной ведьмы… Стоп. Нытье пьяной ведьмы, звезды журналистики в недавнем прошлом, – это у нас здесь. По пустым бутылкам в коридорчике у входной двери можно вести календарь. Иногда я заставляю их выстраиваться в пирамиду или кататься по полу, как другие грызут ногти – это отвлекает от дурных мыслей.

Гони любовь хоть в дверь, она влетит в окно.

Замолчи, а то засуну тебя в бутылку из-под огневиски и заткну отверстие пальцем.

Плакат висит на стене в изножье моей кровати.

Снова смотрю на тебя, Бэлла, как в зеркало. Эта ярость, которая питает тебя и перехлестывает наружу – ты не копила ее, не несла осторожно, боясь расплескать. Ты всегда выворачивалась наизнанку, всегда щедро оделяла ею окружающих, безумная сука. Даже в школе.

Процесс в Визенгамоте преломил окончательно что-то в твоей душе, какая-то крышка отвалилась с печальным звуком, выпуская наружу мутный поток. С каким наслаждением ты отдаешься этому потоку. Ты страшна. Ты прекрасна. Мне так легко видеть тебя. Закрыть глаза, сдвинуть брови, оскалиться – и вот я уже ты. Не отличить, не разоблачить, родная мама – старая карга Блэк назовет дщерью и прочтет прочувствованную нотацию. Я – ты… Перо, ты слышишь? Быстренько записывай, пока ЭТО не кончилось…

Авада Кедавра слетает с губ как имя любимого, припасенное на ночь, в нем самое сладкое и самое жгучее предвкушение… Предвкушение муки живого существа, ах, нет – твари, корчащейся у твоих ног в пыли и крови, и каждая судорога отзывается в тебе волной удовольствия… Вся твоя болтовня о великой любви к вашему Лорду – вранье. Только смерть и боль растапливают твое тело и душу. Если у тебя она, конечно, есть… А как же я? Ну, тебя это никогда не волновало.

Дщерью… Щербатые щели в окне щерятся, щурясь, и исчезают. Ну что мне осень? Весь пафос скукожится опавшими листьями, и сердитые дворники оседлают свои метлы, закаркают «Инсендио» на каждом углу Косого переулка, уничтожая осенний мусор. Скоро из мусора останусь только я, сопливая и пьяно-слезливая пленница клетчатого пледа, с кислым привкусом поражения во рту. «Инсендио» лихорадки лижет мои губы, щеки и тело горячим языком. Я бы предпочла твой язык, Бэлла. Но даже хорошо, что я больна. И простыни белого льна горят в костре вместе со мной. Так магглы сжигали ведьм – да, Бэлла, я помню твои фанатичные вопли по этому поводу. И меня с моим острым языком сожгли бы первой.
Смаргиваю образ – и краски тают, обнажая выпирающий остов реальности. Так же безжалостно выпирают пружины в диване, сереет паутина над зеркалом, темнеет пятно сырости в углу возле двери.

Фу-у-ух… Вздрагиваю. Вот ведь накатило. Со злорадным облегчением сдираю плакат со стены и укладываю портрет старой подружки мордой вниз. Делаю так, по-моему, раз в день, но не чаще! Полежи, дорогая, остынь.

Перышко, ну что ты там опять царапаешь?

Толпой огромною стеснилися в мой ум
Разнообразные, удачные сюжеты,
С завязкой сложною, с анализом души
И с патетичною, загадочной развязкой.


Гм. Вся правда о Бэллатрикс, звезде и звезданутой загадке семейства Блэк… Пафос – это для нее. О, я бы отдала тебе, Бэлла, весь мой пафос, всю силу моего изворотливого ума… Забавный вышел бы матерьяльчик… Жаль, никто не напечатает. Перо, ты еще помнишь, как мы возмущали спокойствие обывателей Магического мира? Авантюра, говоришь? Эх, если бы не эта проныра из Гриффиндорской башни. Хотя, с другой стороны… Если бы не она, не было бы… Что? Меня все-таки тянет на мемуары...

Это не я говорю. Это дождь за окном. Он очень искусный мучитель. Заламывает руки, вытягивает из меня все жилы, чтобы смотать их в клубок, все вены, чтобы наполнить их безвкусной дождевой водой. Ненавижу! Я так боюсь, что у меня будет вода вместо крови, вместо соленой красной и горячей жидкости, бодрящей, как перечное зелье. Но мы сейчас это исправим… Где эта склянка? «Аццио»!

Не упрекай меня, перышко. Не так уж много их было в моей жизни, этих авантюр.

А за окном пожар! Вызывайте пожарную команду обученных магов! Горят костры осени. Здесь, в темной комнатушке, пропахшей табаком и виски, – горю я. Это во мне уже горит кровь, разбавленная чистым спиртом. Спиртное очень помогает воспринимать магический мир со снисхождением. Нисхождение. Слов рождение. Когда-то слова рождались во мне непрерывным звездопадом, чередой комет, чтобы ослеплять и злить безмозглых болванов. Сейчас слова вылетают изо рта мыльными пузырями и лопаются, оставляя на губах липкую пленку.

Пожарные не едут, и небо само гасит костры серыми дождями.

Что, перышко? Я слишком много болтаю? Этого у меня не отнять. Хотя, как оказалось, легко можно заставить заткнуться.

Что имеем – не храним, потерявши – плачем.

Бэлла никогда не была моей. Она гниет в Азкабане, я создаю новости. Все логично. Она пытает авроров, я записываю каждое ее слово в зале суда. Все честно. Она тащится от своего Лорда, я тащусь от нее и от бессилия совращаю малолетних. Правильно? Правильно, Рита, – у всех свои задачи в этой жизни. Когда же все пошло псу под хвост? Может, когда Бэлла гордо показывала мне черное пятно на руке, а я долго не могла понять, что эта чужеродная мерзость делает на ее коже? Или когда я, много лет спустя, осой сидела в складках гриффиндорских портьер за окном? Или когда привела в дом пьяную гриффиндорскую девчонку, лепечущую что-то о героическом Поттере, который ее не любит.

На дне каждого сердца есть осадок.

Не умничай.

Из ее тонких пальцев все время норовила выскользнуть бутылка сливочного пива, и девочка, пьяная вусмерть, судорожно цеплялась за нее, а пиво то и дело пятнало руки и мантию. Она лопотала: «Вы же это сфотографировали, как они обнимались… Вы же видели? Скажите, что это подстроено, что это не правда». Смотрела на нее, а изнутри поднималась волна. И кто-то мерзкий тихонько нашептывает: «Обману ее. И получу ее».

Шея девы – наслажденье,
Шея – снег, змея, нарцисс.


О да. А еще заплаканное лицо, красные пьяные глаза, рыжие волосы слиплись от пива и слез. Ее шатает, мантия нараспашку, я раздеваю ее безвольное тело, хрупкое, как у маленькой певчей пичуги, укладываю на свою кровать, и злоба пополам с желанием заставляет шептать ей на ухо: «Правда, все это правда. Я сама видела их, они просто зажимались, пьяные от запретного подростки, ни стыда, ни совести. Тебя, дурочку, обвели вокруг пальца». Она порывается, наверное, выхватить палочку, бутылка, наконец, падает, на ковре расползается черное пятно, и светлый ворс мгновенно все впитывает. Я бормочу в ухо, похожее на нежный лепесток – пиона или, может быть, белого тюльпана, – какую-то успокаивающую ерунду, а руки сами скользят по тонкой шее, туда, где нервно звенит колокольчик обиженного сердца, и целую.
Бэлла, ты так и не поцеловала меня тогда. Я думала, что вывихну себе шею, но ты, Бэлла, только улыбалась, одними губами, а в глазах темнела угроза. Я сбила вазу тебе под ноги, споткнулась о вешалку в виде лапы тролля и бежала из твоего страшного дома сломя голову.

Сломя голову. Ты бежишь… Лежишь на моей постели. Сломя голову. Голову с полотнищем медных волос, пахнущих орехом, елозишь по скользкому алому шелку, который я только что наколдовала, потому что на этом алом твоя кожа мерцает, как перламутр. Холодная, покрытая бисеринами пота кожа, а мне так приятно поглаживать ее теплыми ладонями и прижиматься лбом к мягкому животу.

Скользишь по этому алому, холодному и предательскому, как мои мысли, налитые абсентом и желанием.

Все расплывается, твои глаза широко раскрыты, они плещутся, они так огромны, что понадобится лодка, чтобы переплыть на другой берег. А-а-ах… Краснеешь, как огонь сквозь пергамент, ловлю твои пальцы губами.

Я – эгоистичная мерзкая стерва, но я не могу остановиться.

Бэлла, смотри на меня, смотри, что я делаю…

Под утро рыжая приходит в себя, вылезает из-под шелковых одеял, поблекших в сером свете, льющемся в окно, глядит сквозь меня пустыми глазами, кое-как напяливает грязную мантию, даже не почистив, и отправляется в камин, не сказав ни слова. Я валяюсь, курю, и совесть приходит станцевать канкан на моих костях. Но я прогоняю ее. Мне хорошо. Мне хорошо, Бэлла, слышишь, дракклова ведьма?

Огорошенный судьбою, ты все ж не отчаивайся!

Прочь, глупое перо, со своими идиотскими жизнеутверждающими советами.

Дрожащей рукой наливаю следующее пойло в кружку. Это абсент – демоническое изобретение магглов. Как положено, сквозь кубик сахара, поджигаю – сахар плавает по зеленой поверхности неопрятными нитями карамели. Тоска. Не залить, не заесть. «Аццио» мой оркестрик!

Еще одно заклинание – и восковые фигурки вздыхают, оживают, хватают крошечные инструменты. Начали!

В моем маленьком безумном оркестрике самый звездный состав. Волдеморт прижимает к себе контрабас, на трубе играет Дамблдор, смешно надувая щеки и бросая на меня значительные взгляды. Между ними – Снейп со скрипкой, белое злое лицо и черный лак скрипки у щеки, волосы свисают на лоб, смычок он держит изящно и крепко, будто волшебную палочку перед дуэлью, и извлекает из скрипки душераздирающие звуки. Люц Малфой хищно горбится над белым роялем, пристроив худой зад на самом краешке табурета.

У Бэллы – аккордеон. Она в полосатой робе, с дикими глазами терзает инструмент, притопывает в такт стоптанным тюремным башмаком, лодыжки растерты в кровь, на запястьях синие следы, седые нити в гнезде черных змей на ее голове.

Я хихикаю, зажимая себе рот и кусая костяшки пальцев. До чего доводит профессиональное безделье. Мне негде сцеживать свой яд. Другая завела бы фамилиара, а я – оркестр из одиозных личностей – старых знакомых. Всего-то и надо – немного воска, немного собственной крови, немного магии и порядочно воспоминаний. И очень много огневиски. Абсента. Спирта. Без разницы.

Звуки рассыпаются передо мной дождем из медных монет.

Медь, мед. Не медли, крошка, не медли. Мечешься, а ведь я могу обхватить тебя руками и держать. Как свечу, стекающую горячими каплями. Ловлю пламя свечи языком, и даже не обжигаюсь. И ты льнешь ко мне, безобидная рыжая девочка и просишь своего Поттера о чем-то, а я все так же больна и, вздрагивая, то и дело всплываю на поверхность своих грез – и снова серость, дождь и нити, сшивающие мою реальность и сны, скрепляющие рассудок лоскут за лоскутом. Где-то здесь, под диваном… Бутылка. Сосуд греха. Ха-ха. Это я. Руки вздрагивают, как крылья сонной чайки.

А теперь – ну-ка, грянули танго!

И на столе, в круге света от лампы мой игрушечный оборотень кружит мою игрушечную рыжую девчонку под ранящий ритм танго.

Ах да, как так вышло с оборотнем? Перышко, говоришь – опять авантюра?

Если у тебя спрошено будет: что полезнее, солнце или месяц? – ответствуй: месяц. Ибо солнце светит днем, когда и без того светло, а месяц – ночью.

После того, как его поперли с должности, Люпин некоторое время жил в Лютном переулке, в каморке с окнами вровень с землей. По словам моего осведомителя, Люпин все еще виделся с детишками. И я подумала – а отчего бы не использовать этот источник информации. Почему я решила явиться перед полнолунием? Профессиональное чутье? Рискованно… Он открыл дверь и впустил в жилище. Он тихий и напряженный. И выглядит старше меня, и вздрагивает от шорохов, почти не моргая настороженными не вполне человеческими глазами. Первая мысль – он пьян. Но нет. Он рычит, и заметны проблемы с артикуляцией: «Шоколадку? Если кому-то расскажешь, я тебя загрызу, не побрезгую». Ха, все равно так и так не побрезговал.

Глаза – две большие злые луны. Руки хватают меня мягким движением. Волнующе. Зубы так остры, что пробивают кожу, как бумагу, сочится кровь, – и это то, что мне надо. Я вижу, как волк хозяйничает в твоем сознании, хотя еще не его время, загоняет человека в клетку и рвется ко мне. Одежда с треском рвется на мне. Все происходит быстро и болезненно, как танго. Позже ты сидишь на неприбранной постели и смотришь на меня тоскливым и не вполне сытым взглядом: «Рита, луна сводит меня с ума. Нет мне покоя, нет мне убежища от нее».

А я прихожу снова и снова. Бесшумно равняюсь с окном. Ты видишь мои туфли с черными замшевыми накладками-бантами, стянутыми стальными пряжками. Шалю, постукивая носком в стекло. Ты всегда знаешь, что это я. Это забавно. Каждый раз ты впускаешь меня, подпускаешь меня все ближе. Я приношу тебе белый хлеб, шоколад в хрустящей коричневой обертке и кофе в жестяной банке. Ты колдуешь над крохотной старой плитой, улыбаясь через плечо, весь какой-то нерешительный и славный, ведь полнолуние еще далеко. Я смеюсь над тобой, щелкаю по носу и напеваю: «Оса ужалит волка в нос, – и грозный зверь скулит, как пес». Ты смущаешься и целуешь меня не так, по-другому, а мне нужен тот Люпин, с глазами цвета луны, неотвратимый, как прилив.

Что есть хитрость? – Хитрость есть оружие слабого и ум слепого.

Когда ты спишь, я шарю в твоих немногочисленных пожитках. Очень тихо и аккуратно. Мне очень интересны твои тайны. Они достойны горячей публикации. Или даже книги. А однажды ты притворяешься спящим слишком убедительно. Вышвыриваешь меня за дверь даже без туфель. Рычишь на дорожку: «Скажешь кому-то хоть слово, напечатаешь хоть строчку – загрызу». Не то что бы я боялась, но сверху болтается едва надкушенная луна, и она отражается в твоих глазах… И я снова хочу тебя, оборотень.

Вред или польза действия обусловливается совокупностью обстоятельств.

К Мерлину все, к Мерлину! Сдохну, но не потащусь побитой молью Ритой по редакторам, вертеть задницей в их крошечных кабинетиках размером со спичечный коробок и растягивать губы в фальшивой улыбке. Ха-ха. Я все это уже проделывала.

Девочка с банкой в руке. Плотно закрытая крышка. В банке бьется оса. С банкой в руке. Крышка. Бьется.

Сердце?

Сердце выпрыгивает из банки, бьется о стеклянные стенки западни. Попалась. Проиграла сопливой всезнайке. Снова и снова – в кошмарах, когда их покидают гости поважнее, я вижу девочку с банкой. Неистово рвусь, слушаю, как лопаются нити, удерживающие над пропастью. Когда лопнет последняя, я полечу с воем в самую глубокую темную щель, блея:
Бэ-э-э-элла!

В глубине всякой груди есть своя змея.

Что ты знаешь об этом, глупая магическая безделушка, напичканная чужими умными мыслями?

В моей груди свил себе гнездо Уроборос, царь чревоходящих, он вцепился в свой хвост и пожирает его. Да, замужем, да, безумна, да, истощенное пугало с глазами фанатички. Трижды да. Просто я помню другую Бэллу. Бесстрашие, запах пряностей и лилий, ветер хлестнул меня твоими волосами по лицу, и я в первый раз прокляла твой род. Я не пошла за тобой и твоим Лордом. А если бы пошла?

Я боюсь смотреть в зеркало, потому что иногда путаюсь и гляжу на твой портрет. Раньше у меня было гладкое лицо, а теперь оно похоже на потрескавшуюся глиняную маску. А под глазами тени глубже подвалов Блэк-мэнор.

Сыграй для меня, Бэлла.

Мерлин, я жалка. Проигрываю. Каждый раз. Снова и снова. В холоде и сером табачном дыму поражения ты смотришь на меня с плаката, и я слышу издевательский лающий смех Блэков. Что-то пошлО не так. ПОшло проклинать прошлое. Где-то там, давным-давно. Девочка с белыми кудряшками на игрушечной метле носится по осеннему парку.

Музыка скачет и взмывает, на стене тени музыкантов распухают, залезая на потолок.

Бэлла терзает аккордеон, ее волосы спадают на лицо, губа закушена, на подбородке засохшая кровь. Дамблдор, заткнув бороду за пояс, выдавливает из трубы тревожные звуки. Волдеморт обнимает контрабас и припадает к нему всем своим гибким змеиным телом. Люц вытирает испарину нервным летящим движением холеной ладони в перстнях и снова лупит по клавишам. Скрипка дрожит в руках Снейпа, и, кажется, смычок сам управляет его рукой.

Танго!

Оборотень жадно прижимает рыжую девчонку к себе, движения его легки и стремительно чувственны, ведет ее, пожирает горящим взглядом. Моя-не-моя Бэлла ласкает длинными пальцами клавиши и кнопки аккордеона. Я повторяю каждое движение ее пальцев, забывая о том, кто я и где. Каждый аккорд бьет меня изнутри, касаясь чувствительных клавиш и кнопок раскаленной иглой, подвешивая меня на крюк посреди пустыни, полной тягучих, резких звуков.

Где начало того конца, которым оканчивается начало?

И я лежу здесь, перышко, выкашливая кровь и неотмщенные обиды, в темном жалком углу, вспоминая лица, места, события. И говорю. Если я остановлю поток этих слов хотя бы на миг – меня схватит эта комната, пленит, уестествит, я застряну здесь навсегда, чтобы пить крепкое под аккомпанемент дождя и пытки этим танго. Со мной ли было все это?

Иногда, когда я трезвею, мне кажется, что настоящая Рита – это девочка, которая бегает с метлой вокруг древнего дуба, роняющего бурые листья. Ей нужно все время бежать по кругу. Это такая магия. Тогда ничего плохого не случится. Тогда не нужно будет выбирать путь.

А может, к дракклам тебя, Бэлла, к дракклам? Найти Люпина? Принесу ему шоколад и себя – на блюдечке. Он сделает мне ребенка. Вот это действительно авантюра – гадать, будет ли наше дитя летать? Или бегать на четырех под луной. Как бы там ни было, это будет счастливое и чистое, как лист бумаги, существо. У него все может быть по-другому.

Скрипка вопит – лопнула струна. Кукольный Снейп растерянно опускает смычок и скрипку. Дамблдор смотрит поверх трубы пристально и всезнающе. Люц падает лицом на клавиши – клавиши немузыкально взвизгивают. Волдеморт не отпускает контрабас, гладит лаковый бок паучьими пальцами. Люпин обнимает рыжую партнершу нежно и печально, укутывает своей мантией и смотрит на меня с упреком.

Мне больно.

Взмах палочкой – и магия уходит. Теперь восковые лица мертвы. Одним движением палочки сбрасываю фигуры на пол.

Опять поражение, Рита. На этот раз не выкарабкаться.

В окно влетает сова. Бесшумно делает круг среди полос табачного дыма, садится на спинку моей кровати. Глядит желтыми круглыми глазами-плошками, как Люпин – с упреком. Отвязываю пергамент, разворачиваю.

Там всего две строчки.

Нужно встретиться. Вы согласны?
Гермиона Грейнджер.


Сердце трепещет, руки снова дрожат. Перышко, ты знаешь мой ответ. К Мерлину пойло, нытье и пустые сожаления, царапай скорее!

Да! Согласна.


Fin
...на главную...


ноябрь 2017  
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930

октябрь 2017  
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

...календарь 2004-2017...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Законченные фики
2017.11.19
Мир, каков он есть [24] (Гарри Поттер)



Продолжения
2017.11.24 00:11:52
Сказки Хогвартского леса [19] (Гарри Поттер)


2017.11.23 23:16:37
Просто быть рядом [39] (Гарри Поттер)


2017.11.23 10:29:02
Только ты [1] (Одиссея капитана Блада)


2017.11.22 14:37:29
Фейри [0] (Шерлок Холмс)


2017.11.22 01:07:15
Дама с Горностаем. [7] (Гарри Поттер)


2017.11.21 18:53:45
Быть женщиной [4] ()


2017.11.21 11:03:31
Самая сильная магия [5] (Гарри Поттер)


2017.11.21 06:57:51
Змееловы [5] (Гарри Поттер)


2017.11.21 00:10:33
Мазохист [0] (Шерлок Холмс)


2017.11.20 10:56:36
Место для воинов [14] (Гарри Поттер)


2017.11.20 09:47:54
Разум и чувства [0] (Шерлок Холмс)


2017.11.20 09:47:26
Бывших жен не бывает [0] (Гарри Поттер)


2017.11.19 19:08:07
Я, арестант (и другие штуки со Скаро) [0] (Доктор Кто?)


2017.11.17 10:18:01
Бабочка и Орфей [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2017.11.15 09:05:11
Игры разума [26] (Гарри Поттер)


2017.11.14 20:15:40
Отвергнутый рай [9] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2017.11.14 11:27:49
Другой Гарри и доппельгёнгер [11] (Гарри Поттер)


2017.11.12 15:32:34
Вынужденное обязательство [2] (Гарри Поттер)


2017.11.11 23:18:50
Правнучка бабы яги. Кристаллы воспоминаний [13] (Гарри Поттер)


2017.11.11 15:07:07
Без права на ничью [0] (Гарри Поттер)


2017.11.10 12:47:54
Слизеринские истории [128] (Гарри Поттер)


2017.11.09 22:18:44
Raven [23] (Гарри Поттер)


2017.11.07 04:21:15
Рассыпая пепел [5] (Гарри Поттер)


2017.11.06 20:17:27
Свет в окне напротив [132] (Гарри Поттер)


2017.11.05 18:24:07
Время года – это я [4] (Оригинальные произведения)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2017, by KAGERO ©.