Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Гостевая
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Фадж - Тонкс:
- Знаете ли, сегодня ко мне подошел Грюм и снова пожаловался, что вы совершенно грубо нарушаете устав. Он сказал, что эта ваша микро-юбочка мешает окружающим выполнять свои служебные обязанности. Я больше этого терпеть не намерен! Сей же час... Грюм отправится в отставку...

Список фандомов

Гарри Поттер[18267]
Оригинальные произведения[1169]
Шерлок Холмс[706]
Сверхъестественное[446]
Блич[260]
Звездный Путь[246]
Мерлин[226]
Робин Гуд[217]
Доктор Кто?[208]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![182]
Белый крест[177]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[169]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[131]
Звездные врата: Атлантида[119]
Нелюбимый[119]
Произведения А. и Б. Стругацких[102]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2017[10]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[26]
Фандомная Битва - 2016[26]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[50]
Фандомный Гамак - 2015[4]
Британский флаг - 8[4]
Фандомная Битва - 2015[49]
Фандомная Битва - 2014[15]
I Believe - 2015[5]
Байки Жуткой Тыквы[1]
Следствие ведут...[0]



Немного статистики

На сайте:
- 12353 авторов
- 26923 фиков
- 8406 анекдотов
- 17037 перлов
- 639 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...


Леди в маске

Оригинальное название:Lady of the Masque
Автор/-ы, переводчик/-и: chivalric
пер.: Люциус_Малфой
Бета:Джуллиана Винтер, Sonnet
Рейтинг:NC-17
Размер:миди
Пейринг:СС/ГГ
Жанр:AU, Humor, Romance
Отказ:Персонажи - Роулинг, сюжет - автора, перевод - мой.
Фандом:Гарри Поттер
Аннотация:Комбинация пары заклятий и одного зелья несут необычные последствия для Северуса Снейпа.
Комментарии:Авторский рисунок в фику - http://s301.photobucket.com/albums/nn75/sampress/lotmlady1.jpg
Ссылка на оригинал: http://ashwinder.sycophanthex.com/viewstory.php?sid=19735&i=1
Каталог:AU, Обмен телами
Предупреждения:нет
Статус:Закончен
Выложен:2009.03.09 (последнее обновление: 2009.03.09)
 открыть весь фик для сохранения в отдельном окне
 просмотреть/оставить комментарии [6]
 фик был просмотрен 28651 раз(-a)



Все возможно в день всех Святых. Забавные ситуации. Жестокие ситуации. Опасные ситуации. Смешные ситуации. В эту ночь можно делать всё, что заблагорассудится.

Ну, почти все. Ясно как божий день, что избежать бала в честь Хэллоуина и вместо этого остаться у себя не представляется возможным. По крайней мере, для Северуса Снейпа - Дамблдор, старый дурак, приказал явиться в обязательном порядке.

Ему! Приказывать!..

Снейпа передёрнуло. Он ненавидел балы. Он ненавидел людей. Он ненавидел запах радости в воздухе и дебильные ухмылки на лицах студентов. На то, что всем, кроме него, эта ночь нравилась, ему было наплевать.

Без ещё одного стакана огневиски было не обойтись. Он помог успокоить ярость, разгорающуюся в груди у зельевара, и унял жажду убить кого-нибудь из этих весельчаков.

Почти. Возможно, он мог убить Филча. Немногие бы заметили это и еще меньше нашлось бы тех кто стал бы его оплакивать. Ну разве только Минерва. Она любила этого идиота. Хм-м… Наверное, это здорово – любить и быть любимым человеком, с которым ты связал свою судьбу.

После трети бутылки, огневиски уже не казался таким плохим. Как-то легко пошло. Может, еще стакан? Да, пожалуй.

«Боже, как же я ненавижу Хэллоуин», - подумал Снейп и подошел к зеркалу, впиваясь взглядом в свое отражение. Внезапно он резко отвернулся, словно увиденное его испугало. Паршивая идея – напиваться без опыта. Смешно бояться собственной внешности.


Но… Но… Он такой… черный! Черные волосы, черные глаза, черная одежда, черная обувь.
– Бедное воображение, – проворчал Снейп. – Немного красного тут и немного вот здесь поможет разбить этот лёд.

Постойте-ка – какой ещё лёд? Никуда он не пойдёт, и скорее его найдут мёртвым, чем одетым во что-нибудь красное. Даже под мантией. Особенно под мантией!

Никогда. Ни за что на свете!

И всё же он должен был отправиться на бал. Но если он придет таким как есть, Альбус сделает ему выговор. И этот блеск, который непременно появится в его глазах…

Северус очень не хотел ругаться. И как же противен ему был тот хитрый блеск, появившийся в глазах директора, когда он – верх дружелюбия! – заметил ему, Северусу Снейпу, преподавателю зелий в Хогвартсе, что обычно в день всех Святых все люди стараются не только выглядеть понарядней, но и, по возможности, лучше других.

Ублюдок. Дамблдор ведь знал, что каким бы ни был его костюм, любой узнает в нём летучую мышь подземелий. Слишком он высокий. Слишком бледный. Слишком ворчливый. И, разумеется, слишком чёрный.

Возможно, если он примет душ…

Нет. Если он примет душ, он конечно будет чистым и всех шокирует, но всё равно его узнают.

Снейп рассеянно вращал в пальцах волшебную палочку и все больше погружался в раздумья. У него не получиться с помощью одного лишь костюма измениться до такой степени, чтобы одурачить людей.

Если, разумеется, он не придумает что-нибудь по-настоящему гениальное и не преобразится до такой степени, что родная мать не узнает… не узнала бы, будь она жива.

Ворча что-то невразумительное, Снейп отвернулся от зеркала и подошёл к рабочему столу, даже ни во что не врезавшись по пути. Тяжело опустившись на стул – наверное последний стакан был лишним – он достал пергамент и начал что-то писать.

Прошло около десяти минут, за которые Снейп несколько раз взъерошивал волосы, и стало ясно, что это не рецепт зелья, а… рисунок. Весьма неплохой, вынужден был признать он, но всё же в некоторой степени смущающий. На нем было… Хм-м-м! А что, это интересная идея!

Он уставился на листок и нахмурился. Идея выглядела смешной и совсем не в его вкусе. Он никогда не сделает ничего подобного!

Проводя кончиками пальцев по тонким линиям, Снейп не мог остановить затуманенный алкоголем мозг и запретить себе думать. Может быть… чуть-чуть оборотного зелья… и Маскирующее заклинание… которое не рекомендуется смешивать с чарами Омолаживания…

Да он с ума сошёл, если допускает даже мысль об этом. Или просто пьян. Или и то, и другое. Надо быть сумасшедшим, чтобы смешивать Оборотное зелье с двумя абсолютно разными заклинаниями, особенно учитывая тот факт, что зелье должно превращать в реального человека. Результат мог получиться катастрофическим… Он мог стать уродом… по крайней мере ещё более уродливым, чем сейчас…

Но все же у него были волосы, которые он мог использовать для зелья.

И он может превратиться в кого-нибудь другого, не настолько страшного и противного…

Что он может потерять в этой авантюре? Кроме своей жизни, здоровья и рассудка, конечно.

Хм-м… Свою репутацию? Люди станут смеяться над ним, если когда-нибудь узнают об этом.

– Ну да, – сказал своему столу Снейп, ткнув в него пальцем. – Я сделаю это. И никто не узнает, а следовательно и смеяться никто не будет. Я буду осторожен. Обо мне будут говорить весь вечер. Эти идиоты меня полюбят!

И он захихикал, но тут же остановился. - Снейпы не хихикают. Они шипят и плюются ядом.

Слегка пошипев и поплевавшись, чтобы доказать правдивость этого утверждения, Снейп легким взмахом руки призвал из лаборатории ингредиенты, которые ему потребуются для зелья. Дзинь-дзинь-бряк… Склянки подлетели и приземлились прямо перед ним. В одной булькала зеленая жидкость, из другой сыпалась какая-то пыль. На третьей красовалась трещина – и как так вышло?..

С зельем Снейп управился на удивление быстро. Время от времени он смотрел на рисунок, чтобы не забыть изображение. Для того, чтобы чары сработали правильно, было необходимо постоянно держать желаемый образ перед глазами. Одно оборотное зелье превратит его в другого человека – а это опасно, и эффект длится только час. Заклинания же либо сделают из него полную противоположность тому, что есть сейчас, либо просто омолодят – разумеется, это не выбор. Так как Снейп был высокий, худой и вечно чёрный, он не имел ни малейшего желания идти на бал в виде подростка или небольшого пухлого парня с белокурыми волосами.

Но такая комбинация зелий и волшебства… По идее она должна была преобразить его до неузнаваемости – ни с возрастом, ни, тем более, с избыточным весом и низким ростом, проблем у него не будет. Благодаря этой комбинации произойдёт чудо, и он станет похож на картинку.

Чуть высунув от усердия язык, Снейп принялся за работу, в последний момент добавил волосы, и, наконец, невинно булькающее в котле фиолетовое зелье с запахом карамели было готово.

Один большой глоток, через мгновение – судорога в животе, и Снейп поднялся с пола, повернулся, слегка покачиваясь, посмотрелся в зеркало…

…и завопил.

Боже! Дьявол! П-п-помогите!

Это был не он! Это кто-то другой! Невозможно! Это безумие!

Он не ожидал, что будет настолько похож на рисунок. От него ничего не осталось, и теперь он выглядел так… странно… словно пришелец… по другому… Не по-снейповски…

Нет, на самом деле не так уж всё и плохо. Он стал пониже ростом и моложе. Изменилась его фигура, цвет волос, да и общее впечатление было другим. И еще он точно до сих пор оставался человеком… вроде бы.

Он… он… его было не узнать.

И только одна вещь портила картину.

– Одежда… – невнятно пробормотал Снейп. – Такой фигуре черная одежда не к лицу!

И он немедленно скинул мантию, расстегнул рубашку, спустил штаны и, наконец, избавился от нижнего белья, после чего вновь развернулся к зеркалу.

Увидев своё обнажённое тело, он потерял сознание.

На целых пять минут.

*-*-*

Веки Снейпа затрепетали – он пришёл в себя. Поднявшись на ноги, зельевар снова встал перед зеркалом. Бросил быстрый взгляд сквозь пальцы… второй… с трудом устоял на ногах…

Он сглотнул. Отражение тоже.

Это безусловно был он. И он больше не был уродлив.

Теперь он даже не был мужчиной. Как и ожидалось. Как было запланировано – нарисовал-то он женщину, в конце концов. Но эта женщина в зеркале выглядела слишком женственной… ничего себе. О, боже… Эм-м-м… ему теперь смеяться или плакать?

Снейп уставился на ошеломительно женскую голую фигуру и попытался смириться с тем фактом, что он будет выглядеть так до утра. Зельевар осторожно наклонил голову. Длинные вьющиеся локоны заструились по его плечам. Он неуверенно коснулся своих полных, сладострастных губ. Они сами по себе изогнулись в улыбку. Его глаза нерешительно спускались ниже… к…

Как бы это назвать… наверное, самым подходящим определением будет «груди». Итак, «груди» были хуже всего. Они были… большие! И упругие. Они были похожи на небольшие горы, они были нежного кремового оттенка, они были словно покрыты белоснежным шёлком… и это было изумительно.

Снейп продолжил исследование, подпрыгнул и чуть не задохнулся от результата.

Как женщина может жить с такими шариками, подпрыгивающими вверх и вниз у неё на груди?

Но как мужчина Снейп обожал, когда у женщин подпрыгивала грудь. Только чтобы привыкнуть к этому ощущению, Снейп заставил новую часть своего тела подпрыгнуть еще разок. Если честно, совсем не так уж плохо. Если ещё точнее, замечательно – смотреть на это, а не ощущать. Большая упругая грудь. Замечательно, но в то же время раздражает.

Замечательно. Лучше всего немедленно пойти на боковую и проспаться, чтобы поутру от этого идиотизма не осталось и следа.

Но он не мог отвести глаз от собственной груди. Он ведь мог ее коснуться, верно? Ведь это его грудь, и леди из зеркала не влепит ему пощёчину. Но ведь… при таких обстоятельствах ласкать самого себя будет грубо. Кхм... Саму себя. Вроде бы так.

Мерлин, он все еще пьян.

«Чудненько. Посмотрим, что ещё у меня есть», - подумал Снейп, принимаясь за изучение своего нового тела.

Длинные ноги. Это здорово, длинные ноги ему нравятся. И его замечательная бархатная кожа нравится. И длинные рыжие локоны, обрамляющие ангельское лицо, тоже нравятся. Как приятно было бы запустить в эти волосы руки, будь он мужчиной, а женщина, которая отражается в зеркале, его партнером. Пусть этого никогда и не произойдёт – немыслимо, чтобы такая богиня была с ним. Ведь он старая летучая мышь, мерзавец и чудовище.

Зельевар ухмыльнулся. Или подумал, что ухмыльнулся. Как бы то ни было, его отражение одарило его очаровательнейшей из улыбок.

Ха-ха-ха! Никто даже через миллион лет не станет подозревать, что в этом теле скрывается Мастер зелий!

Он бросил ещё один взгляд на рисунок, где была изображена женщина на высоких каблуках, в короткой юбке, блузке с глубоким вырезом и соблазнительной улыбкой на лице. У нее была тонкая талия и замечательный округлый зад.

Ещё один взгляд в сторону зеркала – да. Смесь зелья и заклинаний сработала на отлично. Он превратился в идеал и стал неузнаваем. Волосы, которые он использовал для Оборотного зелья, принадлежали женщине из Лютного переулка – слишком дорогой для его тощего бумажника – но на самом деле она была гораздо более стройной блондинкой с россыпью веснушек на носу. К счастью, как и было запланировано, от нее это не передалось. Это была совсем другая женщина. Новая. Прекрасная!

Однако глаза могли стать проблемой. У женщины с рисунка были большие озорные карие глаза, а у женщины в зеркале – черные, проницательные и ледяные. Глаза одного небезызвестного Мастера зелий. Никакие заклинания и зелья не могут изменить цвет глаз. Но он позаботится об этом позже. В данный момент он должен одеться, так как вид обнажённой женской фигуры ни капельки не успокаивал его нервозность.

В таком случае юбка, блузка и туфли на высоких каблуках. И все красное. Сегодня же день всех Святых, так? Он может носить все, что угодно. Даже гриффиндорские цвета.

Взмах палочки – и одежда появилась на стоящем рядом стуле. Туфли невинно стояли внизу.

Все же одеться было не так просто, как он думал, и огневиски в его организме был только частью проблемы. Женщины такие… непохожие на мужчин! Об их одежде не стоило и говорить. Разве это трусы? Разве эти две веревочки и крошечный кусочек ткани можно назвать трусами? Его бы член…

Только вот у него не было никакого члена.

– Забыла, а? – пробормотал Снейп и посмотрел на то место, где должен был находиться пропавший орган. Но вместо него там только мягкий пушок.

Интересно. И волнующе. Так, с трусиками и юбкой разобрались. Но вот колготки были были разработаны каким-то сумасшедшим ублюдком. Они рвались только от одного взгляда ! В угол, под стол, подальше! Главное не забыть их выкинуть раньше, чем домашние эльфы придут убираться, иначе придётся отвечать на некоторые неприятные вопросы.

Итак, никаких колготок. Блузка… она едва прикрывала его… его… кхм… грудь. Да. Грудь была хороша. Большая грудь. И соски размером с галлеон. Твёрдый такой галлеон.

Боже, ему нужно выпить. О чём он только думает, ерунда какая. Ну в самом деле – твёрдые галлеоны!

Опрокинув в себя ещё один стакан, Снейп продолжил одеваться.

Туфли. Их не просто так называли туфлями на высоком каблуке, это было очевидно. Снейп задался вопросом, действительно ли в комнате повысилась температура после того, как он их надел. Термин «туфли» тут был явно неуместен – вернее было бы сказать «орудия пытки». Он зашатался, словно тростник во время урагана, и ему пришлось опереться на стену для равновесия. С этим дьявольским изобретением на ногах Снейп чувствовал себя беспомощней, чем когда напивался в хлам!

Остались глаза. Если бы он куда-нибудь отправился в этом теле, не изменяя цвета глаз, студенты бы вмиг его узнали. А этого, разумеется, он допустить не мог.

Маска. Заколдованная маска, чтобы скрыть глаза. Его черные, отталкивающие и совсем чуть-чуть рассредоточенные глаза.

Маска. Зачарованная. Его глаза все равно будут тёмными, но будут напоминать скорее горький шоколад, а не глыбы чёрного льда. И ещё маска скроет его сердитый взгляд.

Маска идеально подойдёт для праздника в честь Хэллоуина.

Снейп щёлкнул пальцами, и в его руках появилась маска. Зелёно-серебряная, разумеется. Он же слизеринец, как-никак.

К сожалению, эти цвета не очень хорошо сочетались с его одеждой. Юбка цвета спелой вишни. Блузка – если её можно так назвать, потому что по его мнению этот клочок ткани, едва прикрывающий грудь, никуда не годился – была сделана из чего-то вроде каучука. Чертовски неудобная и все прелести выставляет на всеобщее обозрение. А цвет у неё был серебристый. Красный, серебряный и зеленый – ну уж нет. Не бывать такому!

Ладно, ладно, цвет маски изменить он может. Тихое заклинание – и маска уже подходит по цветовой гамме к его облачению. В целом получилась прекрасная смесь цветов Гриффиндора и Слизерина.

Подогнать маску к лицу было легче лёгкого. Его глаза стали карими и соблазнительно сверкали при каждом взмахе длинных ресниц. Он бы сам влюбился в эти глаза…

Пожалуй, пить мне больше не стоит, подумал Снейп, раздумывая над тем, стоит ли ему делать макияж, но тут же отмел идею как невыполнимую. Бесполезно делать то, о чем не имеешь ни малейшего понятия.

Последний взгляд в зеркало. Женщина странная, притягательная и интересная. Ну и, возможно, слегка подвыпившая. Но ведь сегодня Хэллоуин. В эту ночь пить могут даже женщины.

Снейп провел рукой по своим длинным рыжим волосам, спадающим до самой талии. Такие приятные. Мягкие, шелковистые, и … Может, стоит почаще принимать душ, подумал Снейп и послал отражению воздушный поцелуй.

– Время вечеринки, – решительно пробормотал зельевар, сделал последний большой глоток из полупустой бутылки огневиски и твёрдой рукой водрузил её обратно на стол. Чуть пошатываясь, он отворил дверь и побрёл в Большой Зал, пытаясь справиться с управлением этого нового интересного тела – Мастер зелий безмолвно поклялся себе, что проведёт на ногах не более необходимого. По сравнению с этими туфлями заклятие Круциатус было детским лепетом!


*-*-*

Первым его увидел Драко Малфой, немедленно пустивший слюни. «Либо тут была виновата внезапная болезнь, либо моё декольте», - скучающе решил Снейп и попытался улыбнуться.

Драко задёргался и чуть не рухнул на пол, когда, поднимаясь со стула, запутался в ногах.

– П-п-прекрасная л-л-леди, – начал юноша, заикаясь, но потом его голос окреп и он продолжил: – Вы сегодня свободны, о нежный ночной цветок?

От такого вопроса Снейп чуть не потерял равновесие. На мгновение он растерялся, но не подал виду. Собрав всю свою силу воли, он опустил руку на запястье парня и слегка сжал его.

– Свободна, – проворковал он, поразившись тому, что способен на это. – Так что не будете ли вы так любезны принести мне что-нибудь выпить?

Драко разинул рот.
– Разумеется!.. – и направился к бару с широкой ухмылкой на лице, а Снейп пошел дальше, пока не нашел колонну, к которой прислонился для опоры. Лодыжки нещадно ныли, ноги просто кричали от боли. Как только он найдет стул, то сядет и никогда уже с него не поднимется. Во имя Мерлина, как ему сейчас хотелось наколдовать тапочки!

Боже, как же тут много народу! Танцы, выпивка, разговоры и смех. Все нарядные, многие в масках, костюмы у большинства просто потрясают. Поттер в рыцарских доспехах размахивал мечом, Уизли изображал Виктора Крама. Дамблдор мерцал своими очками-полумесяцами, а на голове его красовалась шляпа в виде куска цветной капусты. Минерва нарядилась кошкой. Как остроумно.

– Потанцуем?

Снейп резко обернулся и взмахнул руками, чтобы сохранить равновесие. В процессе пилотажа он уткнулся лицом в грудь Хагрида, нацепившего костюм драконьего дерева. Прежде чем зельевар успел сказать хоть слово, он оказался в железных объятиях полу-великана на танцплощадке, где его закрутили, словно тряпичную куклу. Возражения не могли помочь, равно как любые другие словесные изощрения – ему приходилось держать рот закрытым, чтобы сдержать рвотные позывы, ведь этот танец походил на безумную карусель, которая крутится в разные стороны с бешеной скоростью. А когда Хагрид начал весело жужжать ему на ухо …

«Пора делать ноги!» - запаниковал Снейп, мигом отрезвев. «На помощь!» - хотел он выкрикнуть, но Хагрид случайно задел его локтем под ребра. Страстно мечтая пережить этот ужас, Снейп тихонько сполз на пол и на четвереньках пополз подальше от танцующего Хагрида. Все-таки танцевать с полу-великаном опасно для жизни.

Обнаружить тихий угол оказалось не так-то легко, но Снейп, сбив с ног несколько пар целующихся, попавшихся на пути, спрятался за огромным каучуковым деревом. Больше никаких танцев!

Ему потребовалось некоторое время, чтобы успокоить тяжёлое дыхание. Придя в себя, Снейп начал осматривать комнату. Старая шпионская привычка, он всё понимал… Однако увиденное его заинтересовало.

Минерва целовалась с Филчем. Бр-р-р…

Дамблдор нежно поглаживал колено Флитвика, придвигаясь все ближе и ближе к своему коллеге. Снейп подумал, что этой ночью все в конце концов окажутся вместе со своей парой в одной постели, и поперхнулся. Голый Дамблдор – два раза бр-р-р-р!

Поттер целовался с Джинни Уизли. Это нормально. Рон целовался с Лавандой. Это тоже норма… Стоп. А разве мальчишка Уизли не встречается с Грейнджер? Но он же видел, что они всего пару дней назад были вместе и держались за руки!..

Разве он не подумал тогда: «Какая досада»? Такая умная девушка и такой бездарный парень, позорящий имя волшебника – это не самое лучшее сочетание. Он считал ее достаточно взрослой, чтобы принимать здравые решения. Но как бы то ни было, кто он такой, чтобы судить её?.. Это не его прерогатива. На самом деле он должен только…

Резкая боль в районе задницы заставила его подскочить, и он подвернул лодыжку – эти туфли просто катастрофа! – когда попытался увернутся от источника неприятных ощущений.

Кто его ущипнул? Кто это сделал? Его задница – священное место, к которому строго-настрого запрещено прикасаться!

– Славная задница! Хотел бы я с ней познакомиться поближе, – восхищенно произнёс Ли Джордан. Его рука уже гладила спину и плечи Снейпа. Ли целовал его шею, медленно поднимаясь к мочке. А пальцы начали искать под серебряной тканью соски. Соски Снейпа!

Зельевар завопил и влепил юноше звонкую пощечину. Это могло бы отправить Джордана в нокаут, будь Снейп в собственном теле. Но чего нет – того нет, уж так повелось, что женщины слабее мужчин, и щека Джордана лишь покраснела.

– Ой, – тихонько проворчал юноша, и по его дыханию можно было сказать, что он выпил немало пива. – Хочешь медленно и нежно, я буду медленным и нежным, красавица. Только скажи мне, что конкретно ты предпочитаешь, ага?

Наверное, впервые в жизни Снейп не знал, что сказать. Наконец он выдавил:

– Оставь меня в покое! – и едва ли не бегом отправился к бару.

Если он хочет пережить эту ночь, ему нужно выпить! И в чью только больную голову взбрело пригласить Джордана замещать мадам Хуч, пока та на больничном?

Ну разумеется, Дамблдору, кому же еще. Только Дамблдору, занятому осмотром шеи Флитвика. Или он целовал его? Старый извращенец.

– Ужасная ночь, – простонал Снейп и сел за барную стойку. Он раздражённо откинул прядь волос с лица. Его грудь подпрыгнула, задница очаровательно дёрнулась, и несколько студентов заигрывающе присвистнули.

Северус покраснел. Никто никогда так не смотрел на него, а эти дети буквально раздевают его глазами. Он бы им всем за такое назначил отработки до конца следующего тысячелетия!

– Придётся признать очевидное – нелегко быть женщиной, чёрт возьми.

– И вы мне об этом говорите? – проворчал кто-то рядом. – Не закажете ли мне что-нибудь выпить?

Снейп удивленно посмотрел на человека, стоящего возле него. Прежде чем он смог хоть как-то отреагировать, его сосед хлопнул себя ладонью по лбу.

– Какой я глупый. Я закажу. Осмелюсь поинтересоваться, что будете пить?

«Что это – настолько вежливый мужчина, что интересуется мнением дамы? Невероятно», - подумал Снейп и сухо ответил:

– «Маргариту», пожалуйста.

Он похвалил себя, что не заказал огневиски. Женщины его не пьют. Они предпочитают…

– Одну «Маргариту» и один «Дайкири», пожалуйста, – сказал мужчина бармену, похожему на Плаксу Миртл. Или на кого-то, похожего на неё.

Снейпу становилось всё интереснее, и он оглядел собеседника с ног до головы.

Среднего роста. Выше чем он сам – и неудивительно, он же сейчас в другом обличии – но не самый высокий мужчина на танцплощадке. Темно-коричневые короткие волосы. Загорелый. Широкие плечи, длинные ноги, узкие бедра. Тело спортсмена, а манеры интеллигента. Интересный мужчина. Зеленый облегающий костюм выгодно подчёркивал его мускулистый торс. Лицо молодого человека – ему было лет двадцать пять, не более – было скрыто за маской; серые глаза с интересом оглядывали Снейпа.

– Робин Гуд, что вы делаете в Хогвартсе? – шелковым голосом поинтересовался зельевар и сделал глоток коктейля. На удивление приятный напиток. – Этой ночью шериф избавлен от вашего преследования?

Робин Гуд улыбнулся. В его глазах заискрилось веселье.

– Да, сегодня я преследую кое-кого другого, – ответил он. – До меня дошли слухи, удостовериться в которых я хочу лично. Слухи… о сексуальных домогательствах.

Тембр голоса Робина был низким и мягким. Приятный, располагающий голос. Снейп почувствовал, как проходит напряжение, хотя и не стремился к этому. Это, наверное, алкоголь. Должно быть, «Маргарита» была виной ещё и тому, что у него напряглись соски.

Робин придвинулся ближе. Он с усмешкой посмотрел на Снейпа, явно наслаждаясь открывающимся зрелищем.

– Надеюсь, я не испугал вас? Я хочу сказать, ваш наряд… Он немного… эм-м-м… откровенный. Полагаю, вы не откажетесь от моей компании?

Внезапно Снейп понял, что начинает наслаждаться игрой. Несколько мгновений назад его раздражало любоё внимание со стороны, а сейчас его откровенно не хватало. Робин Гуд был красив, не пьян, не груб, и был способен изъясняться целыми предложениями.

Ещё один глоток коктейля.

– Компания… Да, думаю, с вами будет интересно, – Снейп положил руку Робину на плечо. – Может, выйдем на улицу подышать свежим воздухом? – интересно, к чему это приведет. День всех Святых, напомнил себе зельевар. Сегодня день всех Святых. Весь смысл этой ночи заключается в том, чтобы не оказаться в кровати в одиночестве.

Робин облегченно вздохнул. Он поставил свой полупустой бокал на стойку, взял Снейпа за руку и потянул его к одной из широких дверей, которые только сегодня появились в Большом Зале. Они вели на балкон, и Снейп почувствовал предвкушение при мысли о спасительной темноте. Снаружи его тело будет не столь бросаться в глаза. Можно будет наконец-то помассировать ноги. Может, получится даже присесть – эти туфли его просто убивали.

Его спутник, казалось, был так же счастлив сбежать от такого скопления народа. И ещё Снейпу пришло в голову, что молодой человек был единственным, чей взгляд не был приклеен к его груди. Он смотрел ему в глаза, когда говорил.

Странно.

Ещё у него в руках не было ничего спиртного. Он не пытался придвинуться к нему или обнять за талию. Не лез со слюнявыми поцелуями.

Очень странно.

– Ты ведь не тот, за кого выдаешь себя? Ты не мужчина, – сказал Снейп, со вздохом опустился на одну из скамеечек, стоявших на балконе, и одним движением избавился от туфель. Завтра он снова будет в своём теле и отыщет того, кто придумал это орудие пыток, после чего поджарит его на медленном огне.

Робин спокойно посмотрел на Снейпа, присаживаясь рядом и закидывая одну ногу на другую. Жест говорил сам за себя.

– Что меня выдало? – с любопытством спросил он. – Назовите мою ошибку, чтобы в следующий раз я был внимательней.

Серые глаза за маской стали чуть шире в ожидании ответа.

Снейп начал загибать пальцы с длинными красными ногтями.

– Во-первых, твой коктейль. Во-вторых, ты все еще трезвый. В-третьих, ты даже не попытался меня облапать. В-четвертых, то, как ты ходишь и сидишь. В-пятых, твоя манера разговора. В-шестых…

– Хватит! – взмолился Робин Гуд, покраснев от стыда. – Я и не знала, что всё настолько плохо…

– Не настолько, – пробормотал Снейп. Черт! Когда он в последний раз был таким милым? – Вообще-то вполне убедительно получилось. В следующий раз просто пей побольше пива, и никто не заподозрит, что ты не мужик.

Робин в ответ лишь ухмыльнулся.

– Больше виляй задницей, когда снова будешь идти через зал, полный подвыпивших парней, и тогда я изменю своё мнение насчёт того, что ты не женщина.

– О, – произнёс Снейп. – Я думал…

– Во-первых, ты обделил вниманием Драко и Джордана. Во-вторых, ты мало командовал. В-третьих, тебе не понравилась «Маргарита» – большинство женщин обожает этот коктейль. В-четвертых, ты пропустил меня вперёд, когда мы вышли на балкон. В-пятых, ты не дал пощечину Хагриду, как поступила бы любая девушка. Следовательно, ты мужчина, причём редко посещающий подобные мероприятия.

Снейп накручивал на палец прядь волос и не знал, что сказать в ответ.

– Тебе это нравится? Противоположный пол? – продолжил Робин и чуть подвинулся к нему. – Разве это не… сбивает с толку? Меня сбивает. Я не знаю, как надо двигаться, не знаю, что говорить, и… Женщиной быть легче?

Снейп задумчиво провёл рукой по груди и почувствовал, что соски снова напряглись. Тут же появился томительный жар в животе и между ног. Он подпрыгнул и изумленно уставился на свой пах.

–Уф! – выдавил он. – Что случилось? Нет, быть женщиной совсем не просто. Этот жар… Эти груди… Они живут своей жизнью!

Его собеседник усмехнулся.

– Так бывает либо когда девушка возбуждена, либо когда она нервничает. Какой из этих вариантов уместней в твоём положении?

– Эм-м-м… – недоуменно промычал Снейп. Возбуждён? Он? В этом теле? Невозможно! Он и в собственном-то теле никогда… каким образом это могло произойти?

– Нервничаю! – быстро сказал Снейп и убрал руку как можно дальше от груди.

Робин положил безжизненно повисшую кисть себе на колено.

И тут же в дополнение к сладкому жару между ногами Снейпа стало влажно. Северус был готов сбежать без оглядки, но он ведь… он ведь… Разумеется, он контролирует это тело! И никакой влаги там определённо не было и нет!

– Не волнуйся, – прошептал Робин, его ноздри широко раздувались. Он положил руку Северусу на шею и начал легонько её массировать. – Легкий жар и влага – это нормально. Без определенных женских секретов было бы невозможно заниматься любовью. Ты возбужден. Мной. Не возражаешь, если я тебя поцелую?

– Эм-м… – второй раз за несколько минут Снейп не знал, что ответить. Лицо вспотело под маской. К счастью, одежды на нём почти не было, иначе она бы вся пропиталась потом. – Всё-таки быть женщиной не так легко, как я думал! – воскликнул он и случайно прислонился к руке Робина грудью.

Раздался визг, и Снейп почувствовал, как Робин напрягся и резко замер, когда он прикоснулся к нему. Робин кашлянул и прижал обе руки к паху. На этот раз пришла его очередь краснеть и смущаться.

– Это… что за… ох!

– Нет причин для паники, – успокоил его Снейп и обнял молодого человека за плечи. – Просто твой член хочет внимания. Простая физическая реакция на прикосновение, алкоголь и присутствие женщ… э, человека, похожего на женщину. Очевидно, мы друг друга хотим.


– Но, но… – пролепетал Робин. – Это… мешает! Он, кхм, большой! И как мне теперь быть? Я даже никуда не могу сбежать и спрятаться из-за этого бугорка… – он беспомощно уставился на свою промежность. Да, там действительно образовалась немаленькая выпуклость.

Снейп усмехнулся, но потом вспомнил, как его новое тело расслаблялось всего лишь после пары слов Робина.

– Ты можешь подождать, пока эрекция не спадет, – объяснил он. – Но это вряд ли случится, пока я тут. Конечно, ты можешь воспользоваться рукой, чтобы эту проблему решить – хотя, по-моему, заниматься этим при другом человеке не очень вежливо. Или ты можешь на какое-то время забыть об этом и вернуться к своему предложению. И уверяю тебя, меня это нисколько не оскорбило.

– Моему… Моему предложению? Ты хочешь, чтобы я поцеловала тебя?

– Именно, – подтвердил Снейп и провёл губами по щеке Робина, поцеловал его в уголок рта и наконец-то добрался до губ.

«Как странно целоваться с мужчиной!» - подумал Снейп. - «Они пахнут совершенно не так, как женщины, подбородок слегка щетинистый, слишком короткие волосы , слишком накачанное тело… Но поцелуй сладкий и нежный,» - всё это подогревало желание Снейпа, и он почувствовал, как жар опускается до самых кончиков пальцев на ногах. Этот жар… Где же он зарождается? Ему казалось, что своего апогея он достигал в том месте у него между ног, но не останавливался на этом, разливаясь волнами по всему телу, словно чтобы усилить его восприимчивость, и сосредотачивался в груди…

Тяжело дыша, Снейп разорвал поцелуй. Это было не похоже ни на что из того, что ему довелось испытывать, и он не был уверен, сумеет ли совладать с новыми ощущениями. Он недоверчиво уставился на Робина, глядящего на него в ответ с лёгкой улыбкой.

– Это… это нормально? – выдохнул он. – Женщинам всегда становится так жарко? Всё тело как будто горит…

Робин кивнул и положил руку на голое колено Снейпа.

– Если мужчина ей нравится, – прошептал он. – А женщина достаточно возбуждена, то каждый участок кожи жаждет прикосновений. Особенно грудь. По крайней мере некоторое время. Я могу показать тебе, как?..

Снейп не смог отказать и кивнул. Робин начал поглаживать его колено, затем медленно провел рукой по бедру, талии и наконец обхватил грудь Снейпа, нежно её сжимая и лаская её круговыми движениями сквозь тонкую серебристую ткань. Он всё не останавливался, и лишь тогда, когда с его губ сорвался стон, Снейп открыл глаза и внезапно понял, что мужчина всего лишь поглаживает его грудь.

– Ничего себе! – сказал он, благополучно забыв, что сам обычно ругает студентов за такие выражения. – Поразительно – ты можешь делать это часами, но мне все равно будет хотеться ещё и ещё!

Робин чуть грустно улыбнулся и сказал:

– Я это знаю. А вот мужчины – нет. Они хватают женскую грудь, словно снитч, сжимают чересчур сильно, один раз щипают соски и тут же всё бросают, стремясь побыстрее добраться до главной цели.

И снова Снейп не знал, что на это ответить – всё верно. Он сам никогда не тратил много времени на то, чтобы уделить женщине достаточно внимания, чтобы возбудить её. Когда он спал с женщиной, хотел ее трахнуть. Ему вдруг пришло в голову, что, возможно, для женщин он был слишком торопливым.

Хм-м-м… Не слишком приятно в возрасте тридцати девять лет выяснить, что всю свою жизнь ты был ничтожен в постели. К счастью, учиться никогда не поздно. У него ещё был шанс измениться к лучшему.

Тем временем Робин отвернулся от него и сложил руки на коленях. Снейп знал, насколько требовательным может быть член, но Робин, очевидно, понятия не имел, что делать с эрекцией, или хотя бы как ослабить давление между ног.

– Мне больно, – с отчаяньем в голосе произнёс парень. – Я ни о чем не могу думать кроме того, чтобы прикоснуться к себе! Это невозможно! Как… мне надо от этого избавиться!

– Так сильно? – Снейп не сильно удивился, он знал по собственному опыту, что иногда эту часть тела невозможно игнорировать. – В таком случае, полагаю, дальше игнорировать это нельзя. Позволь, я помогу тебе; я могу показать, как избавиться от этой боли.

Снейп пододвинулся поближе и обнял Робина за плечи, накрыв его руку своей и чуть сжимая рвущийся из брюк член.

– У женщин масса эрогенных зон, – пробормотал он. Надавив чуть сильнее, он стал направлять руку юноши. – У мужчины она только одна и находится между ног. В какие-то моменты она подчиняет себе его тело и сознание. Ни о чём, кроме разрядки, думать он не способен. Именно поэтому мы обычно игнорируем женские потребности. Мы делаем это не со зла, просто нам кажется, что женщине нравится такой же секс, как и мужчине – быстрый.

Надавить. Провести рукой. Ещё надавить. Молодой человек буквально растаял в его руках, бесстыдно раздвинул ноги для удобства и ускорил движения их рук. Он стал дышать чаще и громче, и Снейп почувствовал новый всплеск желания – он учил Робина получать удовольствие.

Молодой человек яростно задрожал, уткнувшись лицом в плечо Снейпа.

– Ещё! – взмолился он и выгнулся назад, чтобы давление их переплетенных рук стало ещё сильнее. Спустя мгновение он кончил, хрипло вскрикнув, и по этому крику можно было понять, насколько сильно его поразил первый мужской оргазм.

*-*-*-*

– О, боже… Мне так жаль… – пробормотал Робин и неловко отодвинулся. – Я не знал… даже не думал, что это случится так быстро!

Снейп подавил улыбку. Ему не понаслышке было известно, насколько быстро это может произойти и как неприятно липко бывает потом.

– Это несправедливо! – женщина в мужском обличии угрюмо сложила руки на груди. – Вам для оргазма достаточно пару минут потеребить член, в то время как женщинам нужно на это время… и нежность… и опыт… нечестно!

Она подпрыгнула, но тут же села обратно. Пятно на брюках наглядно показывало, насколько хорошо они «потеребили».

Щелчком пальцев Снейп наложил очищающее заклятие. Затем он задумался над её словами. Когда он ласкал её, ласкал это тело, в его воображении появились соблазнительные картины… и теперь все его мысли были лишь о них. Он видел обнажённое женское тело, распростёртое на кровати, видел, как его ласкает этот юноша… Женщина… Да какая разница. Он хотел затащить Робина в подземелья, сорвать с них это глупое облачение, которое кто-то ещё называет одеждой, и отдаться ее ласкам. Заклинание продлится до восхода солнца – времени в самый раз, чтобы как следует изучить свое новое тело. Секунду поразмышляв над тем, что он собирается сделать – девушка могла оказаться кем угодно – он произнёс:

– Пойдём. Я помог тебе избавиться от твоей проблемы и ожидаю взаимности. Я весь горю, я влажный и жажду внимания. По-моему.

Робин слегка покраснел, а в брюках вновь образовалась выпуклость. Он уставился вниз, не веря своим глазам, и провёл пальцем по паху.

– Не может быть! – Он посмотрел на Снейпа. – Это всегда повторяется так быстро?

– Зависит от женщины, – самодовольно сказал Снейп и заправил за ухо прядь волос. – Пойдем. Я намереваюсь изучить женское тело поближе, а ты будешь мне всё объяснять.

Снейп взял Робина за руку и потянул за собой.

*-*-*-*

Возвращение в замок потрясло обоих безумным шумом, тяжелым запахом алкоголя, смехом и весьма решительными попытками оставшихся без пары учеников найти таковую до окончания ночи. В каждом укромном уголке обжимались парочки, преподавательский стол пустовал, профессора либо плюнули на попытки справиться с неуправляемой толпой, либо затерялись среди неё. Снейп вновь увидел Минерву и Дамблдора, но тут же прикрыл глаза, чтобы не травмировать свою психику.

Робин тянул его за руку, пытаясь скорее покинуть это место. Лишь спустя некоторое время им удалось выбраться в коридор, протолкаться через столпотворение народа и отправиться…

…и вот тут возникает проблема. Куда? Его личные апартаменты идеально подошли бы в данный момент, но идти туда было нельзя. Пароль знает только преподаватель зельеварения, а Снейп вовсе не собирался открывать спутнику свою личность. Может, Выручай-Комната… хотя очень маловероятно, что в эту ночь бушующих гормонов она свободна.

Очевидно Робин думал о том же самом.

– Комната… Нужно тихое место… – пробормотал он.

Снейп заметил, что Робин идёт боком, словно краб, пытаясь скрыть свою эрекцию.

– Думаю… полагаю что о Хогвартсе можно забыть. Сейчас заняты даже классы. В подземельях полно слизеринцев… Хм-м… А как насчет Запретного Леса?

– На улице ноябрь, – хмыкнул Снейп, и Робин рассмеялся.

– На каком ты курсе, если не знаешь базовых заклинаний, с помощью которых можно растопить снег, заставить расти траву и возвести вокруг нас обогревающий щит? – спросил он. – Может, ты… или это может быть… или даже он! Боже великий!

Снейп взял Робина за руку и притянул его к себе. Он тоже думал об этом, но в конце концов отбросил подобные мысли. Это была особенная ночь, одна из тех двух ночей в году, когда всё меняется.

– Равно как и ты, – прорычал Снейп. – Эффект получился интересный, так как для рычания этот голос совсем не подходил. Молодой человек, рассеянно водя рукой по бугорку на брюках, улыбнулся и задрал юбку Снейпа. Невероятно возбуждающее действие, пославшее по всему телу Снейпа новые волны тепла и желания. Прочистив горло, он произнёс:

– Мы избавимся от одежды, но оставим маски – они скрывают глаза, по которым можно запросто определить, кто есть кто. Ты меняла внешность с помощью Оборотного зелья?

Робин кивнул.

– Правда я слегка изменила его – пришлось повозиться, чтобы действие длилось больше часа. Если его добавлять в пищу вместо того, чтобы пить, оно будет действовать до восхода солнца. Я выгляжу как мой кузен – он маггл, и поэтому никогда не узнает о том, что я воспользовалась его внешностью.

Снейп кивнул, удовлетворенный ответом.

– После нашей… интрижки мы разойдемся, и никогда не узнаем, с кем провели ночь. Так что сейчас кто ты и кто я в обычной жизни, не имеет никакого значения.

Он пальцем проследил контур лица юноши и подумал, на что это будет похоже – ощутить чужой пенис, всем телом прижаться к обнажённому мужчине…


– Разумно, – пробормотал Робин. – И логично. Интересно – заниматься любовью в маске. Пойдем. Я знаю все заклинания, которые нам потребуются. В том числе и контрацептивные. Ведь нам не надо, чтобы ты забеременел, согласен?

Снейп зашатался, хотя этих чёртовых туфель на нём больше не было. Земля внезапно начала уходить из-под ног. Забеременеть? О, Господи, у него даже мысли об этом не промелькнуло!

*-*-*-*-*

В Запретном лесу, как всегда, было темно и тихо, и уже через несколько шагов им попалась запорошенная снегом поляна. Однако таковой она оставалась недолго – одно заклинание, и она уже покрыта ковром из травы; ещё одно – стало тепло, словно в комнате, и мягкий свет разогнал полуночную темноту.

Робин – Снейп решил так называть свою спутницу из-за незнания настоящего имени – развернулся и с любопытством посмотрел на Северуса.

– И что теперь? – спросил он, и зельевар просто крепко обнял его, привстал на цыпочках и снова поцеловал его.
Какое… удивительное чувство – для этого приходится задирать голову! Снейп был самым высоким среди всех преподавателей в Хогвартсе, за исключением Хагрида, и определённо выше большинства студентов. И, разумеется, ему ещё не встречалось ни одной женщины выше него, так что для поцелуя Снейпу всегда приходилось наклоняться. У него напряглась шея и заныли пальцы на ногах, но тёплые руки, лежащие на его талии, и мягкий язык, ласкающий его рот, стоили всего этого и даже большего.

Поцелуй Робина был довольно неопытен, отметил Снейп, но справедливости ради стоит добавить, что он был ничуть не лучше него. Он был не из тех, кто регулярно встречается с женщинами – пару раз в два-три года, не более того. И он никогда не оставался надолго в борделях. Слишком рискованно, слишком неудобно, слишком много эмоций… и слишком дорого. Но сейчас все было по-другому, и ему это нравилось. В этом теле каждый поцелуй, каждое прикосновение было абсолютно другим, он словно пребывал в другом мире – жар, который отказывался покидать его тело, был лишь одним из отличий. Вдобавок к этому появилось томление в груди, жаждущей прикосновений, сладкое напряжение между ног, настолько непохожее на то, как изнывает член, и страстное желание поскорее избавиться от одежды. В мужском теле он иногда даже не снимал ботинок, когда занимался сексом. Сегодня же пугала одна лишь мысль о том, чтобы оставить на себе хоть клочок одежды.

Скорее избавиться от блузки, юбки, закинуть подальше стринги. На нём не было лифчика – он даже предположить не мог, как он надевается. Каким образом женщины умудряются ежедневно напяливать на себя всё это? растерянно подумал он, но тут же забыл о своём интересе, когда Робин прикоснулся к пылающему очагу между его ног.

У Снейпа подогнулись колени, но Робин поймал его – чёрт, как же хорошо иногда играть пассивную роль. Просто лежишь и наслаждаешься, больше ничего не надо делать… И почему женщины все время жалуются на секс, если получить удовольствие так просто?

Шепот возле самого уха, дорожка быстрых поцелуев вдоль шеи… Он старается как можно быстрее расстегнуть рубашку Робина. Пуговицы летят во все стороны, быстро вытащенный из брюк ремень откинут в сторону, а штаны порвали, не успев снять до конца.

Парень прерывисто вздохнул и упал на спину, широко раскинув руки, пока Снейп быстро и уверенно раздевал его. Женщины всегда делают это медленно, делая упор на поцелуях, когда им следовало бы поспешить, болтают, когда следует промолчать, держат руки на груди или возле лица, хотя должны бы опустить их гораздо ниже.

Внушительных размеров член смотрел прямо на Снейпа. Аккуратный, не особо большой в обхвате, но довольно длинный, и в целом отнюдь не маленький. Чёрные волоски были слегка влажными, и Снейп хотел было оседлать любовника, но по собственному опыту знал, что тогда всё закончится слишком быстро. Для начала кое-что другое – то, что так нравится большинству мужчин, но не является в их жизни особо частым событием.

Прежде чем дважды обдумать свои действия, Снейп опустился ниже, пользуясь тем, что его партнёр был не в состоянии помешать. Интересно, какой он на вкус, подумал мужчина. Даже при самых необычных обстоятельствах он оставался шпионом и старался узнать как можно больше. И, так как геем он не был, для него это было единственным в жизни шансом сделать минет мужчине, который, по сути, мужчиной не являлся. Остаётся надеяться, что кое-что новое узнает и Робин – женщины всегда ужасно нежно обращаются с мужским достоинством, никогда не могут обхватить его достаточно сильно и либо сжимают слишком робко, либо не двигают ручкой вообще.

Именно так. Он покажет этому молодому человеку, как правильно себя вести. Губы Северуса накрыли головку члена, а руки нашли яички и осторожно их сжали.

По правде говоря, эта штука во рту была весьма приятной. Кожа словно бархат, вкус – смесь мускуса и соли… А руки, которые за волосы удерживали его в нужном месте, не вызывали тревоги.

Он щёлкнул языком, и Робин завизжал. Втянул член в рот, и давление рук на голове усилилось. Снейп втянул его ещё глубже, зная, что глубоко женщины берут член только под принуждением. Слегка покусывают, целуют, но почти никогда не берут в рот весь ствол – они, видите ли, давятся. Да они и представить себе не могут, как это замечательно!

Судя по восхищённым вздохам Робина, Снейп отлично делал минет. Что ж, он всего лишь делал то, что понравилось бы ему при других обстоятельствах.

Снейп последний раз легонько прикусил член и понял, что если он тоже хочет получить удовольствие, самое время остановиться. Широко усмехаясь, он выпустил изо рта твердый член Робина и ловко освободился от его рук. Это оказалось гораздо легче, чем он ожидал. Хотя, с другой стороны, он понял, почему женщины всегда стараются покончить с этим побыстрее: лично его всё это не особо возбудило. У него болели челюсти, горло горело огнем, а в том месте, где была рука Робина, ныл затылок.

– Теперь я понимаю, почему мужчинам так хочется, чтобы у них взяли в рот, – прошептал Робин, страстно глядя на своего любовника. – Еще чуть-чуть, и я бы снова кончила!

– Именно поэтому я остановился, – сухо вставил Снейп. – Мужчины, судя по всему, слишком быстро забывают, что им не единственным нужна разрядка.


Робин понял намёк и протянул руку, чтобы схватить Снейпа за грудь. Какое-то время он просто водил большим пальцем вокруг соска, а потом сжал его между двумя пальцами и повернул, причиняя сладкую и желанную боль.

Тело Снейпа решило, что пришло время прилечь, и он закинул одну ногу на талию Робина. Ноющая боль между ногами возросла в несколько раз, все тело пульсировало, требуя заполнить пустоту.

– Лучше трахни меня сейчас, друг мой, прежде чем я тебя изнасилую, – прорычал он и притянул к себе Робина.

Его любовник и не думал сопротивляться. Напротив, ему, казалось, не терпелось поскорее добраться до главного. Одна рука опустилась на бедро Северуса, на другую Робин перенес свой вес, коленом раздвигая ноги Снейпа шире. Его член возбуждённо дёрнулся, но Робин явно не знал, что делать дальше.

– У меня не хватает рук! – удивлённо произнёс он. – Я не знаю… то есть… он достаточно твёрдый, чтобы войти в тебя просто так?

Снейп разразился хохотом. Вся эта ситуация казалась такой комичной: они оба сменили пол, оба хотели остаться инкогнито, оба явно почти ничего не знали о противоположном поле… И всё же это была самая смешная ситуация и самый интересный опыт в жизни Северуса за последние несколько лет – за последние пару десятков лет. Да и вообще когда-либо. И его любовник, Робин… девушка – она была прекрасна. Он не обиделся, когда Снейп захихикал, в отличие от любого другого мужчины, которому хватило бы даже усмешки в данной ситуации, и даже рассмеялся вместе с ним, потерял равновесие и упал на Снейпа, чуть не сломав своим лбом аккуратный носик.

– Извини… – прохрипел Робин. – Прости, правда, но… я действительно не знаю, как вы…

Снейп немного пододвинулся и скользнул рукой между их телами.

– О-ох! – вырвалось у Робина. – Ах! Ничего себе! Я… Да! Теперь я… м-м! … поняла!

Снейп обхватил рукой член, которому нужно было слегка помочь, и приподнял таз. Как только головка коснулась влажного входа, его бедра начали двигаться самостоятельно, и Робин больше не нуждался в инструкциях. Он вошёл в Снейпа быстрым толчком, и Северус едва не потерял сознание от этого ощущения – странно было чувствовать, как в тебя проникает что-то большое, как в тебя врывается неповторимая мужская особенность.

Тяжелое дыхание. Стоны. Быстрое движение бедер и таза. Руки впиваются в податливое тело, губы жадными поцелуями терзают рот.

Они занимались сексом, не разрывая поцелуя.

Внезапно Снейп выгнулся дугой и вонзил ногти в задницу Робина – тот издал пронзительный и восхищённый крик.

– Точка Грефенберга, – пробормотал в его ухо Робин, глубоко вгоняя свой член во влагалище и немного меняя позу для большего удобства.

Снейп взвыл от удовольствия.

– Не так-то трудно найти эту точку, – продолжил Робин, на его лбу выступил пот. – Но большинство мужчин… судя по всему… нуждаются в… карте… боже, это так хорошо!

Их тела слились в одно, между ними исчезли все границы. Где заканчивался Снейп и начинался Робин? Кто был сверху, а кто снизу? Они действительно катались по траве, совокупляясь, словно дикие звери? Он ли кричал от невыносимого удовольствия? Он, преподаватель зельеварения, которого боятся все студенты Хогвартса? Человек, способный лишь на насмешки? С каких это пор он начал получать удовольствие от секса? Когда, скажите на милость, он стал кричать во время оргазма?

Должно быть с тех пор, как очутился в женском обличии. И ещё его любовник был женщиной и точно знал, чего он хотел.

Ох, а не пошло бы всё. Все происходящее просто выбило его из колеи…


*-*-*-*-*

Они кончили одновременно и молча лежали, наслаждаясь пост-коитальной близостью. Северус подумал, что у него, пожалуй, никогда ещё не было такого оргазма.

К счастью, Робин был настолько же потрясён и не мог вымолвить ни слова. Широко распахнув глаза и жадно втягивая в себя воздух, он посмотрел на Снейпа. Маска с его лица наполовину соскользнула, но он быстро её поправил, и теперь серые и карие глаза неотрывно следили друг за другом.

– Это было… – начал он. – Я никогда… Как такое могло?.. – закончил он свою мысль и затем просто прижался к Снейпу, словно кошка, устраивающаяся на любимой подушке.

Снейп покрепче прижал его к себе одной рукой. Когда Робин устроил своё колено между ног Северуса, он устроился поудобнее и принялся поглаживать спину юноши.

– Невероятно. Замечательно… Невозможно, – воскликнул он, щекой ощутив кивок Робина. – Если бы я знал… Если бы я хотя бы догадывался… Мне бы следовало устроить это гораздо раньше!

– Ваша жена или девушка, должно быть, будут просто счастливы твоим новым успехам в постели, – уверенно заявил молодой человек и сонно обхватил пресыщенную грудь Снейпа. – Не то чтобы ты был плох в этом деле раньше, ничего не подумай.

Снейп опять захихикал – он ничего не мог с собой поделать.

– У меня нет ни жены, ни девушки, – признался он. – Я могу впечатлить разве что случайную шлюху. Твой урок был очень… ценен… для меня, я не могу этого не признать.

Робин улыбнулся.

– Как и твой для меня, – произнёс он. – Я никогда и не думала, что мужчину так легко удовлетворить. Женщина всего лишь должна делать то, что ему нравится, и он растает, словно снег под июльским солнцем.

– Проклятье! – проворчал Снейп, прикрывая глаза. – Это была одна из самых страшных тайн в мире, и теперь она стала известна женщине. Скоро нами будут управлять ведьмы.

– Мы уже и так управляем миром. Как никак, мы умнее, – прошептал Робин.

Прошло несколько долгих минут. Их дыхание выровнялось и стало глубоким. Лишь раз Снейп попытался выдавить из себя «пора уходить», но не смог. Он слишком устал и слишком хорошо ему было в тот момент. Тёплое удовлетворённое тело в его руках и абсолютно расслабленное состояние не давали ему собраться с силами.

В конце концов, они погрузились в объятия Морфея, ласково улыбнувшегося им и погрузившего двух любовников в мир приятных снов, после чего оставил их там же, где они и уснули. Они ещё нескоро проснутся, счастливые пары сморить очень и очень легко.

*-*-*-*-*

Когда Снейп проснулся, первым его вопросом было, почему простыни мокрые. И почему они его щекочут. И за каким дьяволом они пахнут травой?..

Затем он открыл один глаз и следующим его вопросом было, почему на ветвях деревьев лежит снег? Ему тепло – как ему может быть тепло, если он лежит на улице, на промерзшей земле?

И еще он почему-то был голым. Он никогда не спал обнажённым, всегда надевал ночную рубашку. После отбоя могло что-нибудь произойти, ему бы понадобилось быстро выйти в коридор, и не мог же он сделать это, будучи без одежды.

Голова болела так, словно по ней колотили кувалдой. Во рту словно кошки нагадили. Левая рука онемела — неприятное ощущение, особенно учитывая то, что оно мешало ему подняться.

Второй глаз категорически отказывался открываться. Что-то загораживало ему обзор, и Снейп раздражённо провёл рукой по лицу.

Его пальцы наткнулись на маску. Красно-серебряную маску, судя по всему, ещё и женскую.

– Что за…? – хрипло пробормотал он. Голос был непривычно грубым и слегка сиплым, словно он вчера слишком много выпил… это объяснило бы боль, раскалывающую на части его череп.

Откинув маску в сторону, Снейп повернул голову и в нескольких шагах на траве увидел нечто красное. Слегка потянувшись, он сумел подобрать вещицу для более тщательного осмотра.

Женская блузка. По правде говоря, она напоминала крохотную тряпицу. Ему никогда не понять, как хотя бы относительно разумный человек может носить подобное. Тут и носить-то нечего. Возможно, это нечто можно подсунуть портному в качестве образца ткани, но… Оно же больше открывает, чем прикрывает.

Тихий стон заставил его вздрогнуть не столько потому, что стоны тут были неуместны – если честно, они бы в данной ситуации подошли более чем что-либо другое – а потому, что этот стон принадлежал не ему. Возможно, стоит повернуть голову в другую сторону?

О, чёрт!

Девушка. Эта девушка с гривой спутанных кудрей и мягкой кожей безмятежно спала. Спала в его руках. Закинув ногу ему на бёдра и обнимая за грудь. И ее губы… так близко от его шеи, что он чувствовал, её дыхание. Чувствовал, как они двигались, когда она что-то неразборчиво бормотала во сне. Её лицо было скрыто за каштановыми локонами, но фигура его была очень ничего. И, судя по всему, он был весьма молод…

Почему он думал об этой девушке, как о «нем»?

Раздались первые звуки трели какой-то птички. Северус помнил только несколько событий прошедшей ночи:

Он выпил. Альбус приказал явиться на бал по случаю Хэллоуина. Он выпил ещё. Рисунок и безумное решение, а потом ещё более безумное заклинание, объединённое с зельем.

Молодой человек, одетый, как Робин Гуд. Темный балкон. Несколько признаний…

Поцелуй. Секс.

Ох. Твою мать. И ещё раз твою мать.

На сей раз застонал Снейп. Отчасти от стыда, отчасти из-за того, что вспомнил произошедшее вчера.

«После безумного сношения определённо не остаётся сил вернуться к себе в комнаты и лечь в кровать», - опасливо подумал Снейп. Следовало бы подумать об этом раньше – он ведь и сам всё знал… но, в конце-то концов, не так уж часто ему приходилось заниматься сексом.

Девушка зашевелилась, затем потянулась… и замерла, когда поняла, что не ночевала в собственной спальне и была не одна, помимо всего прочего.

Ее рука поползла по его груди, ощупывая его. Сначала её пальчики стали опускаться ниже, наткнулись на сосок, на секунду замерли и двинулись выше. Кадык. Подбородок. Потом она дотронулась до его губ, провела кончиками пальцев по носу, оценила его форму.

Девушка рывком вздёрнула голову, словно пробка, вылетевшая из бутылки. Широко распахнув глаза, недоверчиво глядя на него, но не с тем изумлением, которого он ожидал, она выдохнула:

– Профессор Снейп!

Ему хорошо был знаком этот голос.

Разумеется, из всех возможных кандидатур это оказалась именно она, его персональная богиня возмездия, с которой он оказался в одной кровати, если можно так выразиться. На ее месте не могло быть никого другого – ни коллеги, ни матери студента, ни любой другой незнакомки. Это должна была быть именно она. Гермиона Грейнджер. Его студентка. Ну просто здорово.

– Десять баллов с Гриффиндора за совращение преподавателя! – выплюнул он, срывая маску с ее лица. Серые глаза моментально превратились в карие. Он узнал бы эти глаза где угодно. Какой умной идеей оказалась маска.

– Я вас не совращала! – презрительно бросила она в ответ и села на землю. – Вы сами хотели научиться! Вы… о, Мерлин! Я переспала с моим преподавателем зельеварения!

– А я переспал со своей ученицей, – раздражённо произнёс он в никуда.

Одно слово – и его уволят, а её исключат из школы. Довольно-таки мрачные перспективы.

Гермиона скрестила руки на груди. Жаль, она у неё очень красивая. Его член придерживался такого же мнения.

И ещё раз твою мать.

Снейп заставил себя тоже принять сидячее положение. Теперь, когда их тела не соприкасались, стало гораздо прохладнее, хотя над ними все еще был согревающий купол.

Она задумчиво смотрела на него. Ее взгляд бродил по бледной коже мужчины, по взъерошенным после сна волосам и, наконец, остановился на паху.

Северус неуклюже подтянул к себе ноги. Он сам созерцал её небольшую прекрасную грудь, тонкую талию, широкие бёдра… Почти такая же бледная, как и он, особенно при свете раннего утреннего солнца. И когда она успела превратиться из ребенка в юную женщину? И он что, действительно так сильно расцарапал её во время оргазма?

Снейп бездумно прикоснулся к следам от ногтей, которые он вчера оставил на спине Робина.

– Прошу прощения, – искренне сказал он. – Я не знал, что сделал вам больно.

– Ночью больно не было, – улыбнулась в ответ девушка. – По правде говоря, эта ночь была волшебной. Не стоит ни о чём сожалеть. Если честно, я даже благодарна вам за всё.

Он уставился на нее, не зная, что сказать. Ночь действительно была прекрасной. Только вот на утро всё оказалось гораздо сложнее, чем он ожидал.

– Я предполагал, что мы проснемся в своих кроватях, так и не узнав, с кем провели ночь, – была ли хоть капля сожаления в его словах? Разумеется нет – он наложит на неё заклинание забвения, и никакой проблемы не будет.

Гермиона словно прочитала его мысли.

– Даже не вздумайте! Если ваша рука хотя бы дёрнется в направлении палочки, я вас прокляну, клянусь вам – я хочу сохранить эти воспоминания! Большое вам спасибо за эту ночь...

Снейп нахмурился и поднялся на ноги, глядя на свою вчерашнюю одежду, явно непригодную в данной ситуации, опустил взгляд на слегка поднявшийся член и сел обратно.

– Должен признать, – начал он. – Что я бы тоже не хотел стирать воспоминания минувшей ночи. Она выдалась очень… интересной.

– И занимательной, – добавила девушка.

– Великолепной, – согласился он.

– Самой-самой! – воскликнула Гермиона и наклонилась ближе к Снейпу. – Но вы же не думали, что можете меня отпустить без теста, нет?

У Снейпа отвисла челюсть.

– Тест…? – выдавил он после нескольких попыток произнести хоть слово. Он наверняка не так её понял!..

Она кивнула и пододвинулась еще ближе, одной рукой обнимая его, а другой скользя вниз по животу.

– Тесты нужны для того, чтобы окончательно убедиться, что студент на самом деле усвоил урок, – объяснила она, надавив пальчиками на колено, чтобы раздвинуть его ноги. Ноги предали своего хозяина и повиновались. Его член, мерзкий предатель, тоже был крайне рад видеть Гермиону.

– В моем случае, – продолжила Гермиона. – Урок заключался в том, как правильно делать минет, как обращаться с мужским половым членом так, чтобы доставить его владельцу как можно больше удовольствия, трахнуть его, ничего при этом не сломав, и заставить кончить.

Снейп хотел как-то ответить, но не сумел выдавить ни звука. Ее пальчики обхватили самую важную часть его тела, достаточно сильно сжали и отпустили.

Он притянул её к себе, сжав рукой нежную грудь, и несколькими движениями заставил сосок напрячься прежде, чем девушка поняла, что он делает.

– Уделять должное внимание женской груди, ласкать её тело до тех пор, пока она не начнёт непрерывно стонать, целовать её так, чтобы она забывала собственное имя, заставить её истекать влагой и умолять мужчину что-нибудь с ней уже сделать, отыскать точку Грефенберга и привести её к оргазму, – прошептал он ей на ухо.

– Проверим же себя, прежде чем вы снова вернётесь к образу мерзавца, а я – к Хогвартской всезнайке, – властно произнесла Гермиона и опустила голову, приоткрыв губки.

Снейп упал обратно в траву. Только-только начинало зарождаться утро, все в школе еще спят. Что может быть лучше, чем начать день с любовных ласк?

*-*-*-*-*-*

– Домашняя работа должна быть сдана во вторник в три часа. Минутой позже – и с факультетов полетят баллы, – прорычал Снейп, удовлетворённо глядя на то, как взволнованно стали переглядываться студенты. У него было дурное настроение, он всю неделю мучил студентов так, словно они были преступниками, и даже Альбус не посмел сделать ему замечание за что, что не видел его на балу по случаю Хэллоуина.

– Мисс Грейнджер, – окликнул он девушку, когда заметил, что она направляется к дверям. – Еще шаг, и вы будете до конца года ходить ко мне на взыскания. Вы должны были написать эссе об Оборотном Зелье, добавленном в еду. Где оно?

Опустив голову, девушка вернулась к его столу.

– Забыла… – прошептала она. – Можно мне… я могу… может быть?..

– Хватит мямлить. Так как вы, очевидно, неспособны выполнять свои обязательства, то в качестве наказания будете помогать мне с одним частным проектом. Он займёт все ваше свободное время, так что советую попрощаться с друзьями прямо сейчас.

Один кивок друзьям, и счастливые Гарри с Роном пошли на квиддичное поле.

Оставшись с профессором наедине, Гермиона сузила глаза.

– Частный проект?

Снейп оживленно закивал. Сегодня он для разнообразия вымыл голову, и его волосы были совсем не сальными.

– Я пытаюсь объединить Оборотное Зелье с одним заклинанием. Однажды у меня получилось, но сейчас не могу вспомнить, что именно я тогда сделал. Мне нужен ассистент… и подопытная крыса.

Она хитро улыбнулась.

– У меня неплохо получается ассистировать. И я охотно приму на себя роль подопытной крысы, – прошептала она. – Я же не могу постоянно использовать волосы своего кузена, верно?

– В конце будут экзамены! – предупредил он ее, вышел из-за стола и открыл перед ней дверь. Защита с его жилых комнат и личной лаборатории была снята одним движением чёрной брови. – Сложные экзамены.

– Обожаю экзамены! – весело сказала девушка и ущипнула его за задницу.
...на главную...


ноябрь 2017  
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930

октябрь 2017  
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

...календарь 2004-2017...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Законченные фики
2017.11.19
Мир, каков он есть [24] (Гарри Поттер)



Продолжения
2017.11.23 10:29:02
Только ты [1] (Одиссея капитана Блада)


2017.11.22 14:37:29
Фейри [0] (Шерлок Холмс)


2017.11.22 01:07:15
Дама с Горностаем. [7] (Гарри Поттер)


2017.11.21 18:53:45
Быть женщиной [4] ()


2017.11.21 11:03:31
Самая сильная магия [5] (Гарри Поттер)


2017.11.21 06:57:51
Змееловы [5] (Гарри Поттер)


2017.11.21 00:10:33
Мазохист [0] (Шерлок Холмс)


2017.11.20 10:56:36
Место для воинов [14] (Гарри Поттер)


2017.11.20 09:47:54
Разум и чувства [0] (Шерлок Холмс)


2017.11.20 09:47:26
Бывших жен не бывает [0] (Гарри Поттер)


2017.11.19 19:08:07
Я, арестант (и другие штуки со Скаро) [0] (Доктор Кто?)


2017.11.17 10:18:01
Бабочка и Орфей [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2017.11.15 09:05:11
Игры разума [26] (Гарри Поттер)


2017.11.14 20:15:40
Отвергнутый рай [9] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2017.11.14 11:27:49
Другой Гарри и доппельгёнгер [11] (Гарри Поттер)


2017.11.12 15:32:34
Вынужденное обязательство [2] (Гарри Поттер)


2017.11.11 23:18:50
Правнучка бабы яги. Кристаллы воспоминаний [13] (Гарри Поттер)


2017.11.11 15:07:07
Без права на ничью [0] (Гарри Поттер)


2017.11.10 12:47:54
Слизеринские истории [128] (Гарри Поттер)


2017.11.09 22:18:44
Raven [23] (Гарри Поттер)


2017.11.07 04:21:15
Рассыпая пепел [5] (Гарри Поттер)


2017.11.06 20:17:27
Свет в окне напротив [132] (Гарри Поттер)


2017.11.05 18:24:07
Время года – это я [4] (Оригинальные произведения)


2017.11.03 15:29:26
Аутопсия [8] (Гарри Поттер)


2017.11.03 12:55:34
Последствия тайной любви Малфоя [2] ()


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2017, by KAGERO ©.