Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Что такое "клинит на поттериане"?
Это когда Ворд на вашем компьютере не подчеркивает красной линией слова "Волдеморт", "Веритасерум" и "Круциатус", а автоматически исправляет в них опечатки.

Список фандомов

Гарри Поттер[18422]
Оригинальные произведения[1215]
Шерлок Холмс[713]
Сверхъестественное[458]
Блич[260]
Звездный Путь[253]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[217]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![182]
Белый крест[177]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[172]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[131]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Произведения А. и Б. Стругацких[104]
Темный дворецкий[102]



Список вызовов и конкурсов

Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[3]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[46]
Фандомный Гамак - 2015[4]
Британский флаг - 8[4]
Фандомная Битва - 2015[50]



Немного статистики

На сайте:
- 12569 авторов
- 26923 фиков
- 8516 анекдотов
- 17571 перлов
- 646 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...


Грани реальности

Автор/-ы, переводчик/-и: Seliana Malfoy
Бета:нет
Рейтинг:G
Размер:мини
Пейринг:Джеймс Норрингтон/нжп
Жанр:AU, Missing scene, Romance
Отказ:Джеймс Норрингтон принадлежит Walt Disney Pictures, остальное – на моей совести :)
Цикл:Перекрестки судьбы [2]
Фандом:Пираты Карибск. моря
Аннотация:Штампы из женских любовных романов, цитаты из классики, Большой Адронный Коллайдер, и правда о том, что на самом деле произошло с Джеймсом Норрингтоном после предательского удара Прихлопа Билла.
Комментарии:
Каталог:AU, Альтернативные концовки
Предупреждения:нет
Статус:Закончен
Выложен:2008.12.12 (последнее обновление: 2008.12.12)
 открыть весь фик для сохранения в отдельном окне
 просмотреть/оставить комментарии [8]
 фик был просмотрен 3565 раз(-a)


«Наши судьбы тесно сплелись, Элизабет, но не соединились.»
Джеймс Норрингтон, ПКМ–3
«Все невещественное стало вдруг несущественным»
Катлер Беккет, ПКМ–3
«…перст судьбы…»
Тиа Дальма, ПКМ–3

12 сентября 2008 г., Рок-Спрингс, штат Айова, США

Нарочито-веселый голос Стива Эммета, ведущего ежевечерней программы на местной радиостанции «Радио Рок-Спрингс», обещал ухудшение погоды. «Жителей штата Айова мог бы ожидать отличный уикенд, если не принимать во внимание надвигающийся грозовой фронт. Советую всем заранее запастись продуктами, а тем, у кого есть лодки – проверить, в каком состоянии они находятся. Надо же будет как-то добираться до магазинов, если река выйдет из берегов! Национальная метеослужба обещает ночью рекордное количество осадков за последние двадцать лет. С вами был Стив Эммет…»

– … и радио Рок-Спрингс, – закончила Лиз, щелкнув клавишей выключателя. – Никогда не понимала, зачем каждые пять минут напоминать слушателям, как тебя зовут. – Она отложила последнюю заполненную библиотечную карточку и оглядела читальный зал. Длинные столы были девственно-чистыми, в проходах между стеллажами – ни души. К огорчению Лиз, небольшая библиотека Рок-Спрингс так и не обрела популярность среди местных жителей. Отказавшись пару лет назад от предложения стать сотрудником отдела рукописей Нью–Йорского музея Естественной истории, и согласившись на скромный пост библиотекаря в маленьком городке, где прошло ее детство, она и подумать не могла, что мечтам так и не суждено сбыться. В планах Лиз числилось превратить библиотеку в настоящий оазис культуры, куда станут приезжать с выступлениями известные писатели, где будут проходить детские спектакли и появится лучшее в округе собрание старинных книг… Но Дэн Браун, Терри Пратчетт и Джоан Роулинг пока не торопились включать Рок-Спрингс в свой гастрольный тур, а детишки предпочитали проводить свободное время в Интернете или на спортплощадке. Да и средств, выделяемых городским советом на покупку новых книг, хватало лишь на приобретение шедевров вроде «Сто способов похудеть, не вставая с дивана» или «Лучшие рецепты домашнего яблочного пирога», пользующихся невероятным спросом среди местных скучающих домохозяек.

Добросовестно проверив на наличие посторонних все три читальных зала и небольшое книгохранилище в задней части одноэтажного домика, отведенного под библиотеку, Лиз выключила свет и направилась к выходу. Хотя до закрытия оставалось еще полчаса, на новых посетителей надеяться не стоило: порывы ветра и пока еще редкие капли дождя подтверждали прогноз Стива. Лодки у нее не было, так что стоило поторопиться, Айова издавна славилась своими грозами, наводнениями и торнадо. На улице резко похолодало, Лиз пришлось снять мгновенно запотевшие очки и подбирать нужные ключи наугад, чтобы запереть дверь. Без очков она хорошо видела только вблизи, а все окружающее сейчас расплывалось в туманной дымке, хаотично освещаемой яркими пятнами уличных фонарей. Придется оставить велосипед у библиотеки, и добираться домой пешком, благо это было недалеко – всего пару кварталов. Захлопнув дверцу невысокого палисадника, она шагнула на тротуар, споткнулась обо что-то, и едва удержалась на ногах. Неизвестный предмет на земле оказался оставленной почтальоном посылкой; судя по ее весу и размеру, прислали несколько новых книг. Оставить посылку здесь до завтра невозможно из-за обещанного дождя, возвращаться, отпирать и снова запирать дверь библиотеки не хотелось. Лиз засунула сверток под куртку (в ее неприлично маленькой по местным меркам сумочке места хватало только на мобильник, две связки ключей, футляр для очков, горсть мелочи и кредитку), и зашагала по направлению к дому, напомнив себе зайти в продуктовый магазинчик на углу. Размытые силуэты домов по обеим сторонам улицы призывно сияли огнями окон. Наступило время традиционного семейного ужина вечера пятницы, когда все жители Рок-Спрингс собирались в своих столовых, в меню неизменно присутствовали жареный цыпленок под соусом чили, картофельный салат и яблочный пирог, а на экране телевизора начиналось очередное ток-шоу. Лиз ненавидела эти салаты, пироги и взрывы хохота соседей, включивших вечернее шоу Джерри Спрингера. Бывали моменты, когда ей хотелось все бросить, и вернуться в Нью-Йорк, где кипела жизнь, остались друзья и интересная работа… Но такие мысли задерживались недолго, она стискивала зубы и говорила себе: «Ты сможешь. Ты способна добиться всего, чего захочешь, даже здесь, в этой глуши». И у нее действительно получалось: через месяц должно было начаться строительство большого здания библиотеки, на деньги из специального фонда губернатора штата Айова. Каким-то чудом при личной встрече Лиз удалось внушить губернатору мысль, что новая библиотека в Рок-Спрингс станет лучшей рекламой для его избирательной компании. В понедельник предстояла последняя встреча с архитектором, подготовившим несколько вариантов проекта, и уже несколько дней Лиз занималась тем, что пыталась сократить список своих требований к новому зданию с десяти листов до одной страницы. Размышляя, так ли уж необходим пункт № 45 – «Отдельный репетиционный зал для детского театра», она и не заметила, что почти пришла. Дождь все никак не мог решиться зарядить всерьез, но издали со стороны гор уже доносились глухие громовые раскаты. Заметно стемнело, и Хэнк Батчер, хозяин небольшой лавчонки в конце улицы, как раз собирался повернуть висевшую на двери табличку обратной стороной – «Закрыто», но заметил Лиз и вернулся к прилавку.

– Добрый вечер, мисс Свонсон!
– Привет, Хэнк! Я уже боялась тебя не застать.
– Да уж, мисс, погодка-то разгулялась! Слыхали прогноз?

Лиз кивнула, окинув взглядом полки с банками консервированных супов, пакетами кукурузной муки и бутылками соусов для барбекю, прикидывая, что ей сегодня взять. Вездесущий Стив Эммет давно сменил тему, и теперь из динамика старого радиоприемника доносились его глубокомысленные рассуждения насчет атаки хакеров на компьютерную систему большого адронного коллайдера где-то в Европе.

– Не беспокойся, Хэнк, я тебя не задержу. – Она бросила в корзинку пару упаковок мороженых креветок, банку устриц, свежий хлеб, масло, несколько персиков и коробку кошачьего корма. – Как ты думаешь, река и правда может сегодня выйти из берегов, как сказал Стив?

Хэнк пожал плечами, складывая выбранные Лиз продукты в большой бумажный пакет.
– Кто знает, мисс Свонсон, кто знает… Моя бабушка рассказывала, что однажды вода поднялась на несколько метров, и по улицам взаправду плавали на лодках. Правда, было это лет пятьдесят назад, если не больше. Ваши покупки, мисс…

Лиз протянула ему кредитку и забрала пакет, пытаясь не выронить посылку с книгами.
– Хороших выходных, мисс Свонсон. Что бы там не случилось с рекой, вам бояться нечего – ваш-то дом нипочем не затопит.

Выйдя из магазинчика и ступив на мощеную кирпичом дорожку, ведущую к дому, Лиз признала правоту Хэнка. Коттедж Свонсонов стоял на вершине единственного холма во всем городке, и возвышался над соседними домиками, как капитанский мостик. В детстве Лиз любила выходить на широкую открытую террасу и смотреть вдаль. В хорошую погоду можно было увидеть, как солнечные лучи отражаются от поверхности многочисленных ручейков, стекавших с гор и соединявшихся в небольшую безымянную речушку. Эти ручейки и дали свое название городу. Взбежав по узкой тропинке, она подошла к задней двери – парадный вход и та самая терраса находились с другой стороны дома, к ним вела широкая подъездная дорога, но чтобы подняться по ней, пришлось бы огибать холм. Лиз нашарила в сумочке ключи, ухитрилась не уронить пакет с продуктами и сверток с книгами, и вошла в кухню за секунду до того, как на лужайку перед домом и весь Рок-Спрингс обрушилась стена дождя.

Включив свет, она с облегчением надела очки, и окружающие предметы снова обрели привычные четкие очертания. Рассортировав покупки, Лиз открыла баночку кошачьего корма с тунцом, и выглянула в коридор.

– Мистер Джонс, ваш ужин!
Откуда-то из темноты бесшумно выплыл невероятно огромный и пушистый, угольно-черный кот. Не удостоив хозяйку взглядом, он невозмутимо прошествовал к своей миске и принялся за еду. Кота звали Дэйви Джонс, но Лиз порой подумывала, не переименовать ли его в Кракена за прожорливость. Она взяла сверток с книгами и отправилась в гостиную, оставив кота наслаждаться ужином в гордом одиночестве.

***

Два часа спустя Лиз все еще сидела в уютной гостиной, в камине потрескивали поленья, на журнальном столике были разложены присланные книги, по телевизору шли вечерние новости, а за окном, не переставая, лил дождь. По словам диктора, «штат Айова находился в зоне циклона, и улучшения погоды стоило ждать не раньше следующей недели». От редких пока еще раскатов грома время от времени звенели стекла, вспышки молний прорезали густую тьму за окном. Отодвинув тарелку с персиками, Лиз потянулась за очередной книжкой. Как она и подозревала с самого начала, все это оказалось бесплатными экземплярами, которые начинающие и малоизвестные авторы сами рассылают по библиотекам, в надежде обрести своих читателей. Чаще всего подобные творения она сразу отправляла туда, где им и место – в корзину для бумаг, если была на работе, или сразу в камин, если находилась дома. Кто в здравом рассудке станет читать нечто, озаглавленное «Люди в черном среди нас: исповедь секретного агента», «Чупакабра и колонизация Северной Америки», или «Как себя вести, когда вас похищают пришельцы? Советы ксенопсихолога»? Метким броском отправив косточку от персика прямо в камин, Лиз привычным жестом перевернула книжонку обратной стороной, и с удивлением не обнаружила ни фотографии, ни биографии автора. Странно. Выходные данные тоже отсутствовали – ни адреса типографии, ни тиража… Скользнув взглядом по названию – Алан Сидни Патрик, «Грани реальности», она раскрыла книгу.

«… Есть теория о том, что человеческий разум не способен придумать ничего, что не могло бы произойти в каком-то месте Вселенной. Миры, созданные писателями, актерами и художниками реальны, просто они расположены в Иных реальностях…»

Интересно. Во всяком случае, звучит не так глупо, как можно было ожидать. «…Человеческая жизнь часто зависит от случайного выбора, и как знать, возможно, альтернатива, которую мы однажды отвергли, продолжает где-то существовать. Каждый из нас сотни раз в день творит собственную реальность, делая выбор между утренней чашкой кофе или стаканом апельсинового сока, решая, брать ли зонт или нет, отказавшись от мысли успеть на отъезжающий поезд…»

После вечерних новостей началось ненавистное шоу Спрингера, на котором приглашенные гости стали оживленно обсуждать все тот же адронный коллайдер, хакерскую атаку на него, и связь всего этого с возможным концом света в ближайший понедельник. Лиз схватила пульт и яростно защелкала кнопкой переключения каналов. Наконец, услышав знакомую музыку, она улыбнулась, отложила пульт и продолжила чтение, изредка поглядывая на экран. Реплики героев она знала почти наизусть, потому что давно уже сбилась со счета, сколько раз пересматривала «Пиратов Карибского моря». Несколько страниц с какими-то схемами и описанием действия электромагнитных полей пришлось пропустить, дальше автор снова заговорил почти нормальным языком. «… эфемерная грань между реальностью и воображаемым, между «если» и «когда»…»

От оглушительного раската грома, последовавшего за невероятно яркой молнией, дом слегка вздрогнул, из каминной трубы вылетело облачко сажи. Лиз обеспокоено нахмурилась, и рассеяно погладила Дэйви Джонса, свернувшегося клубком на диванной подушке. «…Эта теория не получила экспериментального подтверждения среди серьезных ученых, но к ней обращались многие известные писатели. «Зеленая дверь» Герберта Уэллса и «Хроники Нарнии» Льюиса, «Питер Пэн» и «Алиса в стране чудес» – все это воплощение человеческой мечты о том, что наша реальность не единственная существующая. Легенды о кольцах фей и зачарованных пещерах – свидетельства того, что некогда людям удавалось проникнуть в иные миры, и вернуться обратно…»

Новый раскат грома заставил ее подскочить на месте, похоже, молния ударила где-то совсем близко. Дому на холме не грозили наводнения, но во время сильных гроз он притягивал молнии, как магнит, правда, громоотвод всегда срабатывал, как надо. От сильного порыва ветра распахнулось большое французское окно, струи дождя водопадом хлынули в комнату. Отбросив книгу и кота, Лиз бросилась к окну. Отчаянно сражаясь с тяжелыми шторами, моментально намокшими и больно хлеставшими ее по рукам, она с трудом закрыла створки, когда совсем некстати что-то произошло со светом. Лампы горели то ярко, то тускло, злорадно подмигивая. С запозданием вспомнив, что во время грозы лучше выключить телевизор, Лиз опустилась на колени около дивана, пытаясь найти пульт. Действие на экране соответствовало моменту: Джеймс Норрингтон решил помочь Элизабет Свонн улизнуть с борта «Летучего голландца», и теперь всего несколько мгновений отделяло его самого от гибели. Наконец, пульт нашелся, кнопка была нажата, и в этот самый момент молния ударила в каминную трубу. Свет погас, от оглушительного грохота Лиз на секунду потеряла ориентацию, а почувствовав на лице что-то влажное, подумала, что окно опять открылось, но с удивлением поняла, что капли воды на ее губах – соленые, а странный шум больше напоминает плеск волн, чем шелест дождя. Сняв очки, она сунула их в карман, не найдя лучшего места. То ли глаза уже привыкли к темноте, то ли появился какой-то источник света – так или иначе, Лиз снова видела. Растерянно заморгав, она опять надела очки, и едва сдержала готовый вырваться крик ужаса. От уютной гостиной не осталось и следа, вокруг громоздились какие-то бочки, тюки и ящики, пахло гниющими водорослями, скользкий дощатый пол так и норовил уйти из-под ног. Сквозь небольшое отверстие, больше всего похожее на обычную дыру в стене, было видно, как Джеймс Норрингтон отступил ближе к борту при появлении Прихлопа Билла Тернера. «Я сошла с ума», обреченно подумала Лиз. «Не нужно было столько раз смотреть этот фильм…»

– Вернитесь на место, матрос, – скомандовал Норрингтон.
В тусклых глазах Прихлопа появился проблеск мысли, и он хрипло ответил:
– Никто не покинет борт… – Шагнув ближе к коммодору, он заметил Элизабет, перебиравшуюся на «Императрицу» по натянутому канату. – Тревога! Пленный сбежал!
– Отставить!

Лиз сжалась в комок в своем убежище, начиная думать, что сумасшествие – очень странная штука. Ей приходилось слышать о раздвоении личности, разных маниях и синдромах, о галлюцинациях, которые невозможно отличить от реальности, но никогда о том, что больной при этом осознает свою ненормальность. От холода и сырости она поежилась и попыталась принять более удобное положение, неловко повернулась, и задела какой-то ящик. Тот с грохотом упал, и Норрингтон резко обернулся. Секунду поколебавшись, он прицелился и выстрелил в натянутый канат, чтобы не дать Элизабет возможности вернуться на «Голландца». В это самое мгновение Прихлоп с неожиданной ловкостью шагнул вперед и вонзил в грудь коммодора какой-то длинный и острый предмет, похожий на кусок дерева. В глазах Норрингтона промелькнуло недоумение, не выпуская из рук шпагу, он медленно опустился на палубу.

«Ну почему в моей галлюцинации не нашлось места какому-нибудь другому, более романтичному эпизоду? – уныло подумала Лиз. – Было бы потом, что вспомнить …»
Послышались неразборчивые голоса, и в сопровождении нескольких монстров из своей команды на корме появился Дэйви Джонс. Монстры быстро оценили ситуацию, и выразили свой восторг жуткими воплями: «Адмирал мертв! Корабль снова наш!»

Джонс испытующе разглядывал безжизненное тело коммодора, и наконец произнес:
– Джеймс Норрингтон, ты боишься смерти?
Коммодор – Лиз продолжала думать о нем, как о коммодоре, предположив, что звание адмирала, полученное от мерзавца Беккета, ничуть не выше звания настоящего офицера королевского военного-морского флота, – сделал отчаянный выпад шпагой, шпага при этом осталась в теле Джонса.

Капитан «Летучего голландца» укоризненно покачал головой:
– Нет, как я понимаю. – С отвратительным хлюпающим звуком он извлек коммодорову шпагу, оценивающе осмотрел ее, одобрительно кивнул, и ушел, оставив Норрингтона полулежащим на палубе. Вздохнув, Лиз ждала, что картинка сменится, и она увидит следующий эпизод, но время шло, а ничего подобного не происходило. Запах моря и водорослей казался абсолютно реальным, промокшие во время сражения с распахнувшимся окном джинсы и блузка прилипли к телу, босые ноги разъезжались на мокром полу. Почти перекрывая шум волн, голос Дэви Джонса вдалеке отдал какую-то команду, и галеон накренился на левый борт, ложась на другой курс. Незакрепленные ящики и бочки немедленно повторили этот маневр, и повинуясь закону земного притяжения, заскользили по направлению к стене, увлекая Лиз за собой. Острым углом один из ящиков пробил прогнившие доски насквозь, вылетел на палубу и рухнул за борт, проломив по пути пару столбиков ограждения. Ничего похожего в фильме не происходило, оказавшись на палубе и оглядевшись, Лиз в этом уже не сомневалась. Туман, висевший над водой и способствовавший побегу «Императрицы», совсем рассеялся, надвигался шторм. Порывы ветра уже срывали клочья пены с гребней волн и швыряли их на палубу, небо прорезала вспышка молнии. Лиз сняла бесполезные очки, покрывшиеся водяной пылью, и попыталась засунуть их в карман джинсов, но что-то мешало. Загадочный прямоугольный предмет оказался пультом от телевизора, который она в какой-то момент машинально положила в карман. Молнии и телевизор… В памяти услужливо всплыли строчки только что прочитанной глупой книжки. Там было что-то про другую реальность и электро-магнитные поля, совсем некстати припомнились хакеры и пресловутый адронный коллайдер. Волны за бортом вздымались все выше, корабль кренился то вправо, то влево, потоки воды время от времени заливали палубу, нехотя стекая за борт. Очередная вспышка молнии осветила тело Норрингтона, лежавшего в нескольких метрах от Лиз и в опасной близости от дыры, пробитой ящиком в балюстраде ограждения. Пахло солью и озоном, в оцепенении Лиз смотрела, как волна подхватила коммодора и медленно потащила его по скользким доскам. «Какая нелепая смерть для офицера, даже сценаристы не стали это описывать…» Молнии уже били одна за другой, воздух искрился и потрескивал, на мачтах «Голландца» в призрачном танце плясали огни святого Эльма. «Значит, отбросьте все невозможное, и тогда получите ответ, каким бы невероятным он не казался, так?» промелькнуло в голове Лиз, рванувшейся к Норрингтону; одной рукой она вцепилась в скользкий лацкан его промокшего мундира, а другой пыталась извлечь из тесного кармана своих джинсов пульт от телевизора. Все мысли о собственном вероятном сумасшествии исчезли, теперь она знала, что нужно делать. Новая волна накрыла их с головой, когда Лиз, наконец, нашла нужную кнопку. «Ну давай же, давай!», подумала она, понимая, что поток воды сейчас смоет ее за борт вместе с коммодором. Сверкнула молния, и Лиз нажала на кнопку.

***

Шум бури сменился монотонным шелестом дождя за окном, комнату освещали почти прогоревшие угли в камине, а Лиз сидела на мокром полу в собственной гостиной, рядом с мертвым телом Джеймса Норрингтона. Или почти мертвым – что никак не улучшало ситуацию. Электричество оказалось отключенным, она не сошла с ума, а в книге этого Алана Сидни Патрика все было правдой, подвела итог Лиз. Вот только что теперь делать?

Она подкинула дров в очаг, зажгла несколько свечей в старинных кованых канделябрах, стоящих на каминной полке, и посмотрела на коммодора. В какой-то момент, по пути с палубы «Голландца» в комнату Лиз, кусок дерева, торчавший из груди Норрингтона, бесследно исчез, и теперь о ранении напоминала только дыра с неровными краями на его мундире, а ткань так промокла от морской воды, что следы крови казались совсем незаметными. Но лицо коммодора было мертвенно-бледным, а дыхание – почти не слышным, и паузы между вдохами становились все длиннее. Телефон не работал, как и электричество, но ведь и наличие мобильника ничем помочь не могло. Даже если получится дозвониться по номеру 911, что она скажет? «Приезжайте скорее, тут пострадавший, мужчина, серьезно ранен членом команды Дэйви Джонса…» Так как помощи ждать было неоткуда, придется справляться самой. Несколько лет назад, когда нелепая мысль променять Нью-Йорк на прозябание в этой забытой Богом айовской глуши еще не родилась в голове Лиз, девушка прошла курс самообороны, совсем не лишний, если живешь в большом городе. Кроме навыков самообороны, там давались и знания об оказании первой помощи. Во-первых, пострадавшего не рекомендовалось оставлять лежащим на мокром и холодном полу – этот совет Лиз с трудом, но выполнила, каким-то чудом ей удалось затащить Норрингтона на диван. Во-вторых, следовало оценить тяжесть полученных ранений; воспользовавшись ножницами, она избавила коммодора от насквозь промокших мундира, жилета и рубашки. Кровотечение прекратилось, возможно, благодаря пребыванию в ледяной морской воде, а судя по тому, что Норрингтон был еще жив, Лиз решила, что никакие жизненно-важные органы оказались не задеты. Третий пункт был выполним лишь отчасти: постараться не допустить усиления кровотечения, и дождаться приезда парамедиков. Захватив с собой один из подсвечников, Лиз сходила за бинтами и антисептиками, успев по пути переодеться и захватить несколько пледов.

Так как человеку в бессознательном состоянии проглотить лекарство довольно затруднительно, пришлось растолочь в порошок несколько таблеток антибиотиков, растворить в стакане воды, и по крохотному глоточку заставить Норрингтона все это выпить. Когда коммодор оказался обмотан бинтами общей длиной не меньше мили, и укрыт пледами, Лиз присела на краешек дивана и наконец-то задумалась, что ей делать дальше? Невероятная способность киногероев выживать, получив смертельные ранения, наверняка связанная с каким-то особым метаболизмом, давала надежду на то, что Норрингтон выкарабкается. Лиз не хотела хоронить его на лужайке позади дома, соседи обязательно заметят. Самым лучшим выходом было дождаться, когда коммодор придет в себя, и найти способ отправить его обратно. Остаться жить в циничном современном мире, давно позабывшем устаревшие понятия «долг», «честь», «любовь» и «верность», для Норрингтона стало бы худшим наказанием, чем даже пребывание в тайнике Дэйви Джонса.

Развесив на стульях у камина коммодорову одежду, вытерев с пола лужи морской воды, выложив на журнальный столик драгоценный пульт от телевизора, на который возлагались большие надежды, Лиз придвинула ближе к дивану одно из кресел, укрылась оставшимся пледом и закрыла глаза. До рассвета еще несколько часов, гостей она не ждала, да в такую погоду до нее при всем желании никто бы не добрался. «Надеюсь, этот Алан Сидни Патрик написал что-нибудь полезное, подходящее для подобного случая. Если нет… – Лиз в полусне устало пожала плечами. – Я подумаю об этом завтра…»

***

Ближе к утру ее разбудило невнятное бормотание Норрингтона. Коммодор так и не пришел в себя; ему стало хуже – жар от него шел не меньше, чем от камина. Шепотом проклиная жестоких сценаристов, ненастную погоду и изобретателя телевизора, Лиз размалывала в порошок таблетки тайленола и прислушивалась к коммодорову бреду. Надо признать, что даже в беспамятстве Норрингтон оставался джентльменом: ей так и не довелось услышать ни одного морского ругательства, только бессвязные команды, касающиеся парусов и маневрирования, несколько раз проскользнуло имя «Элизабет». Нелепое и смешное совпадение, но услышав это в первый раз, Лиз едва не подскочила от неожиданности. А Норрингтон всего лишь вспоминал в бреду потерянную для него Элизабет Свонн. Когда настало утро, коммодор затих, тайленол начал действовать, и жар стал спадать. Гроза закончилась, но погода не улучшилась, дождь лил по-прежнему. В окно было видно, что предсказание Стива Эммета практически сбылось: внизу, у подножия холма вся проезжая часть улицы была залита водой, впору передвигаться на лодках. Раздвинув тяжелые занавеси, и впустив неяркий утренний свет, Лиз наконец-то смогла как следует разглядеть Норрингтона. Осунувшееся лицо, волосы на лбу слиплись от пота и морской воды, под глазами залегли глубокие тени. Но пугающей бледности уже не было, и дыхание казалось слабым, но ровным. С неудовольствием Лиз заметила, что в ногах у коммодора уютно устроился ее собственный пушистый черный кот, Дэйви Джонс.

– Джонс, слезай немедленно, – вполголоса приказала Лиз. Но тот и ухом не повел, зато Норрингтон беспокойно шевельнулся. «Кот – древнее и неприкосновенное животное», – всплыло откуда-то в памяти Лиз, и поскольку мистер Джонс приказа не послушался, пришлось смириться с его присутствием. Не хватало еще, чтобы у коммодора начались кошмары с участием настоящего Дэйви Джонса, если даже во сне он так отреагировал на это имя.

Оставив Норрингтона под присмотром кота, она наскоро приготовила завтрак – только для себя, потому что коммодора накормить не удалось бы, и захватив с собой стакан горячего шоколада, поднялась на второй этаж, в кабинет. Комнату она гордо именовала «моя библиотека», и ничем не грешила против истины. Все простенки между окнами занимали высокие шкафы, заполненные книгами разной степени древности и сохранности, и многочисленными экзотическими сувенирами, сохранившимися еще со времен капитана Свонсона. Пополнением библиотеки занимались все поколения Свонсонов, а Уильям Свонсон, построивший этот дом в середине позапрошлого века, был прапрапрадедом Лиз, и капитаном торгового флота. Именно он выбрал для постройки коттеджа самое высокое место в городке, чтобы вид с террасы хоть немного напоминал бескрайние просторы, открывающиеся с капитанского мостика.

Перелистав медицинский справочник, Лиз с облегчением убедилась, что сделала все правильно, оставалось только ждать, когда Джеймс Норрингтон придет в себя. Пора было позаботиться о том, как вернуть его обратно, в чем ни одна из многочисленных книг на этих полках помочь не могла. Электричество уже включили, но к огорчению Лиз, выйти в Интернет не удалось – наверное, прошедшая гроза и последний удар молнии не прошли даром, экран компьютера остался темным.

Дэйви Джонс приоткрыл один глаз, и снова задремал, когда она вернулась в кресло напротив дивана. Прошло уже около двенадцати часов с того момента, когда Лиз начала читать злосчастную книжку о перемещении в иные миры. Все, что произошло после, до сих пор воспринималось как сон или бред. Вздохнув, она перелистнула несколько страниц и углубилась в чтение. Алан Сидни Патрик, который был профессором, как скромно упоминалось на обложке рядом с именем автора, утверждал, что случайностей не бывает, и попасть из нашего мира в другую реальность способен далеко не каждый, даже при самом удачном стечении обстоятельств. Более того, задержаться в чужом мире надолго еще сложнее. Невразумительные рассуждения автора о причинно-следственных связях Лиз пропустила, но следующий абзац оказался интереснее. «Мы привязаны к своему миру множеством невидимых, но очень прочных нитей – это люди, которые знают нас, одежда, помнящая тепло нашего тела, наши собственные воспоминания, привычки и желания…» По словам автора, остаться навсегда в другой реальности могут только люди, потерявшие память, или очень пожелавшие этого, остальных выталкивает обратно, как бумеранг, который всегда возвращается к хозяину. Лиз невесело усмехнулась. «А тут еще я, наивная романтичная особа, которая поверила в существование киношного персонажа, и решила его спасти. Почти диагноз…»

Киношный персонаж, лежавший на диване без сознания, но выглядевший вполне реальным и более живым, чем прошлым вечером, что–то пробормотал и нахмурился. Лиз всегда предпочитала одиночество, но сейчас тишина угнетала, и она стала вполголоса читать вслух самые интересные отрывки из книги. Звук ее голоса ничуть не потревожил, коммодора, скорее наоборот – тревожные морщинки у него на лбу разгладились, казалось, во сне он внимательно слушает.

Когда книга закончилась, Лиз уже привычными движениями начала размалывать таблетки антибиотика, разглядывая спящего Норрингтона. Она пыталась запретить себе воспринимать его как реального живого человека, если верить профессору Патрику, когда коммодор придет в себя, то что-нибудь обязательно произойдет, и он вернется обратно. В мире Лиз его ничто не держит.

В комнату вернулись сумерки; хотя до вечера было еще далеко, солнечным лучам почти не удавалось пробиться сквозь плотную пелену облаков, дождь по-прежнему заливал окрестные улочки. Сменив коммодору повязку, Лиз снова зажгла свечи, чтобы не беспокоить его непривычным и ярким светом электрических ламп. Одежда Норрингтона, оставленная у камина, уже высохла, и была аккуратно сложена на диване; блестящие латунные пуговицы привлекли внимание Дэйви Джонса, который упорно старался оторвать одну из них лапой, пока Лиз не пресекла его бесплодные попытки. Читать при свечах оказалось не очень удобно; не в силах выносить тишину, Лиз начала разговаривать с Норрингтоном. Это были немножко безумные (потому что слушатель на самом деле ее не слушал) монологи о детстве, проведенном в этом доме среди старых книг, о планах насчет новой библиотеки, о нескольких неудачных романах, благополучно завершившихся еще в колледже, о том, как она десятки раз пересматривала «Пиратов Карибского моря», но никак не могла представить коммодора лежащим без сознания на своем диване… В мыльных операх люди, находящиеся в коме, обязательно слышат, что вокруг них происходит, но Лиз надеялась – все это неправда, слишком много глупостей она сейчас наговорила.

Придвинув подсвечник чуть ближе, она села на краешек дивана и отвела в сторону прядь слегка влажных темных волос, упавших Норрингтону на лоб. Лиз сняла очки, положила их на столик, и взглянула на коммодора, теперь черты его лица казались мягче. В полумраке разница между тропическим загаром и бледной кожей, скрытой обычно под застегнутым на все пуговицы мундиром и шейным платком, стала почти незаметной. То, что Лиз собиралась сделать, было неправильно, и после об этом придется пожалеть, но сейчас подобные мелочи казались несущественными. Наклонившись, она коснулась его лица – жара не было, а потом, чуть поколебавшись, поцеловала, на губах Норрингтона еще оставался слабый привкус соленой морской воды и горечи от выпитых лекарств. Пламя свечи заколебалось, Дэйви Джонс выгнул спину и испуганно зашипел. Неожиданным движением Норрингтон перехватил руку Лиз, и открыл глаза. Она молча смотрела на него, глаза у коммодора оказались зелеными, а руки слишком сильными для человека, только что находившегося при смерти. С недоумением разглядывая Лиз, он хрипло произнес:
– Лиззи? … Где я?

Рыжеволосая и веснушчатая, с короткой мальчишеской стрижкой, Лиз Свонсон никак не походила на Киру Найтли в образе и в корсете, оставалось предположить, что коммодор в бреду принял желаемое за действительное. Пока она пыталась найти подходящий понятный ответ, пламя свечей снова дрогнуло, по стенам и потолку скользнули странные бесформенные тени, а пожатие руки Норрингтона стало чуть менее ощутимым.

– Меня зовут Лиз, – торопливо шепнула она, – и я…
Но последних слов коммодор уже не услышал. Как и предсказывал чересчур хорошо осведомленный в этих делах профессор Патрик, Джеймс Норрингтон пришел в себя и вернулся в собственную реальность. О его недавнем присутствии в гостиной Лиз напоминала только пустые пластиковые баночки из-под лекарств и разорванные упаковки от бинтов на столике, теплая смятая подушка на диване и безумный взгляд растерянно озирающегося Дэйви Джонса.

***

9:15, 14 мая 2009, Рок-Спрингс, штат Айова, США

Услышав знакомую мелодию мобильника, полусонная Лиз метнулась из кухни в гостиную, расплескав по дороге молоко, предназначавшееся для кота. День не задался с самого утра: во-первых, она проспала, потому что допоздна засиделась в Интернете, во-вторых, никак не могла вспомнить, где вчера вечером оставила свои очки, а в-третьих, наверняка сейчас звонила Мэри-Лу, ее помощница из библиотеки, чтобы узнать, куда же это подевалась Лиз. Чуть не споткнувшись о вальяжно развалившегося на ковре Дэйви Джонса, она схватила мобильник и успела ответить за секунду до того, как Мэри-Лу отчаялась и собралась повесить трубку. В двух словах объяснив подруге ситуацию, Лиз пошарила между диванными подушками, надеясь обнаружить там очки, но рука коснулась чего-то маленького, круглого и холодного. Мэри-Лу, способная разговаривать без остановки часами, начала свой нескончаемый монолог, а Лиз, не слушая ее, молча смотрела на то, что нашлось под подушками. В руке у нее оказалась потускневшая латунная пуговица, от мундира офицера английского королевского военно-морского флота восемнадцатого века. С той безумной сентябрьской ночи прошло много месяцев, и она почти преуспела в попытках внушить себе, что все произошедшее ей приснилось. В первые несколько дней Лиз пыталась найти какую-то информацию о единственном человеке, который способен поверить и что-то объяснить – профессоре Алане Сидни Патрике, авторе той самой книги. Но поиски не увенчались успехом, обнаруженный на просторах Интернета адрес оказался фальшивкой, и указал несуществующий дом где-то в Лондоне, на Собачьем острове, в районе старых доков.

А потом начались бесконечные встречи с архитекторами, подрядчиками, членами городского совета, и времени на воспоминания и раздумья не осталось. Лиз добилась того, чего хотела – новое здание пятиэтажной городской библиотеки, носившей гордое название «Культурный центр Рок-Спрингс», построенное в самом центре городка, уже стало местной достопримечательностью.

Усилием воли заставив себя прислушаться к болтовне Мэри-Лу, девушка с удивлением обнаружила, что та как будто даже довольна опозданием Лиз.

– Ну вот, я его и отправила к тебе, так что жди.
– Ты о чем? – недоумевающе поинтересовалась Лиз.
Мэри-Лу трагически вздохнула.
– Ты опять не слушала, да? Все витаешь в облаках… Я же говорю, журналист, или исследователь какой-то… Помнишь, когда писали в газетах про открытие библиотеки, там было и про тебя, и про капитана Свонсона, то есть про его собрание этих древних медных штук.

– Навигационных приборов, – машинально поправила Лиз. – Что за журналист?

– Что-то про флот пишет, и хочет взглянуть на твою коллекцию. Я ему дала твой адрес, он только что ушел. Очень впечатляющий…– Мэри-Лу снова вздохнула, на этот раз мечтательно. До ужаса сентиментальная, она все время старалась помочь Лиз устроить личную жизнь, но в Рок-Спрингс выбор был небогатый. – Нам реклама очень пригодится, вдруг получится большая статья про библиотеку. Так что ты там не торопись, покажи ему капитанские сокровища, эти твои астро…


– Астролябии. – Рассеяно катая латунную пуговицу по журнальному столику, Лиз спохватилась: – А как, ты сказала, его зовут?
Мэри-Лу умолкла и зашелестела страницами своего блокнота.
– Нортон. Джеймс Нортон.

***

Лучи майского солнца, ворвавшиеся в дом вместе с мистером Джеймсом Нортоном, чуть не ослепили не вполне проснувшуюся Лиз. Не утруждая себя разглядыванием гостя – да и что толку, очков-то нет, – она сухо поздоровалась, и предложила подняться на второй этаж, туда, где и находилась пресловутая коллекция капитана Свонсона. Ругая про себя излишне инициативную Мэри-Лу, Лиз торопливо взбежала по лестнице, и оглянулась – бесшумно появившийся любопытный кот с интересом обследовал ботинки Нортона.

– Джонс, прекрати немедленно! Дэйви Джонс, я кому сказала! – покачав головой, она обратилась к посетителю: – Странно, обычно незнакомцы его мало интересуют. Может, у вас дома собака есть, или кошка?

Нортон кашлянул, тщетно пытаясь скрыть смешок:
– Нет. А почему у него такое необычное имя?
– Потому что он такой же эгоистичный и бесцеремонный, как и его тезка из фильма.
– Ну да. Из фильма. Конечно…

Пройдя в кабинет, Лиз распахнула шторы, и открыла окно; отразившись от начищенных латунных и медных приборов солнечные лучи зайчиками запрыгали по комнате. Кивнув в сторону шкафов с коллекциями, она сказала:
– Вас это интересовало?

Пока гость рассматривал многочисленные астролябии, секстаны, компасы, подзорные трубы, и старые пожелтевшие карты побережья с отметками глубин, девушка обнаружила на письменном столе свои потерянные очки. Давно стоило перейти на контактные линзы, но худенькая и веснушчатая Лиз выглядела совсем девчонкой, и предпочитала думать, что очки делают ее хоть немного старше. Она посмотрела на посетителя, который больше не выглядел размытым силуэтом, и констатировала: сегодняшний день определенно приготовил очередной сюрприз. Мистера Джеймса Нортона можно было принять за брата-близнеца коммодора Джеймса Норрингтона, или скорее, Джека Дэвенпорта. Потому что совершенно невозможно представить себе Норрингтона в джинсах и с короткой стрижкой. В глупых женских романах в подобных ситуациях выясняется, что в персонажа перевоплотился его дальний предок – главный герой, который встречался с героиней в прошлом, и до сих пор ее помнит. Но только не в этом случае…

– Вы позволите, мисс Свонсон?

Нортон снимал с полки стопку судовых журналов, вопросительно глядя на Лиз. Стряхнув наваждение, она кивнула, продолжая его разглядывать. Высокий рост – больше шести футов, такие же зеленые глаза, правильные черты лица, темные волосы, только стрижка короче и почти никакого загара. Коварная Мэри-Лу устроила эту встречу совсем некстати, Лиз начинала чувствовать себя неуютно. Пора бы уже прекратить видеть то, чего нет. Прервав затянувшееся молчание, она спросила:
– А для какого издательства вы пишете, мистер Нортон?

Гость усмехнулся и достал с полки очередную рассыпающуюся на глазах тетрадь.
– Ни для какого. Ваша подруга не совсем верно меня поняла. Я… Ну, можно сказать, что я – историк-консультант.

– Да? – продолжая изображать вежливый интерес, Лиз напомнила себе разобраться с Мэри-Лу – никакой пользы для библиотеки от этой встречи быть не может.
– Я консультирую студию Диснея, мисс Свонсон. Моя основная специализация –историческая достоверность морских баталий.

Лиз пожала плечами:
– В таком случае, здесь вы ничего интересного не найдете. Большинство экспонатов из коллекции связано с торговым флотом. Кстати, а над каким фильмом вы сейчас работаете?

– «Пираты Карибского моря – 4», – невозмутимо отозвался гость.
Сообразив, что до сих пор сжимает в кулаке свою находку, девушка хотела выбросить ее в корзинку для бумаг, но рука дрогнула, и латунная пуговица со звоном покатилась по полу.

– Извините, у меня тут дела… неотложные. Но коллекция в вашем распоряжении, мистер Нортон.
Смотреть на него, так похожего на коммодора внешне и при этом такого чужого, оказалось для Лиз слишком тяжело. Да еще эти дурацкие совпадения… Пробормотав еще что-то о своей исключительной занятости, она шагнула к двери, когда гость негромко произнес:
– Лиззи…

Она остановилась и обернулась. Джеймс Норрингтон задумчиво разглядывал поднятую с пола пуговицу от собственного мундира и улыбался. Он не был уверен, что поступает правильно, когда решился попросить о помощи Калипсо. Вся эта история с ранением, невероятным спасением и возвращением на Ямайку казалась абсолютно безумной и нереальной, но за время службы у Беккета и на борту «Летучего голландца» коммодор повидал и не такое. Он помнил тихий голос незнакомой девушки, уговаривавшей его не умирать, осторожные прикосновения рук во время перевязки, и надежду и отчаяние в ее взгляде, когда Норрингтон пришел в себя. Элизабет Свонн никогда так на него не смотрела… Найти Калипсо и уговорить ее помочь оказалось делом непростым, но Джеймс Норрингтон был солдатом, и не привык отступать. После всего, что произошло, ему меньше всего хотелось возвращаться к прежней жизни, где каждый день приносил бы новые напоминания о тех ошибках, которые не исправишь, и новые сожаления о том, чего не изменишь. Но эта девушка подарила ему шанс, которым стоило воспользоваться. Мир мисс Свонсон был странным и непонятным, люди здесь не верили в чудеса и полагались только на самих себя, и это его вполне устраивало. Единственным предметом для беспокойства была сама мисс Свонсон, но сейчас в ее глазах коммодор увидел именно то, что искал, и понял, что не ошибся.

Слабый ветерок проник в открытое окно и откуда-то принес совершенно неуместный здесь запах моря и водорослей, но Лиз и Норрингтон, занятые друг другом ничего не заметили. Невидимая для них Калипсо усмехнулась, обдумывая собственные планы на будущее. Этот мир и вправду оказался очень занятным, теперь самое время навестить господ сценаристов, поскольку коммодор в ближайшее время вряд ли сможет приступить к своим обязанностям консультанта по военно-морской истории. Да и кто лучше знает все подробности пиратской жизни, чем богиня моря?


***

Комментарии автора:

Города Рок-Спрингс в Айове не существует, но этот штат действительно занимает одно из первых мест по количеству атмосферных осадков.
12 сентября 2008 была осуществлена атака хакеров на БАК, но систем управления коллайдером она не затронула.
Алан Сидни Патрик – полное имя Алана Рикмана, он же профессор Снейп.
Фамилию Swann переводят как Свонн или Суонн, а Swanson для благозвучия обычно переводят как Свонсон. Я привела их к одному знаменателю, чтобы показать сходство, очевидное в английской транскрипции; Swann и Swanson имеют общее происхождение.
Тайленол – популярное в США жаропонижающее средство
...на главную...


июль 2019  
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031

июнь 2019  
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

...календарь 2004-2019...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2019.07.21 22:40:15
Несовместимые [9] (Гарри Поттер)


2019.07.19 21:46:53
Своя цена [18] (Гарри Поттер)


2019.07.18 15:56:05
Ноль Овна. Астрологический роман [10] (Оригинальные произведения)


2019.07.16 23:04:47
(Не)профессионал [2] (Гарри Поттер)


2019.07.15 23:05:30
Фейри [4] (Шерлок Холмс)


2019.07.13 22:31:30
Драбблы по Отблескам Этерны [4] (Отблески Этерны)


2019.07.12 17:10:13
Очки для Черного [0] (Дом, в котором...)


2019.07.03 12:27:11
Леди и Бродяга [4] (Гарри Поттер)


2019.06.28 22:27:47
Обреченные быть [8] (Гарри Поттер)


2019.06.28 21:53:49
Янтарное море [6] (Гарри Поттер)


2019.06.28 01:41:29
Быть Северусом Снейпом [247] (Гарри Поттер)


2019.06.23 18:21:14
Список [8] ()


2019.06.11 11:37:37
Сыграй Цисси для меня [0] ()


2019.06.09 22:41:12
Нейсмит, Форкосиган и все-все-все [2] (Сага о Форкосиганах)


2019.06.08 15:03:20
Рау [5] (Оригинальные произведения)


2019.06.07 23:56:18
Поттервирши [16] (Гарри Поттер)


2019.06.07 23:45:12
Сказки нашего блиндажа [4] (Оригинальные произведения)


2019.06.07 23:42:54
Город Который [1] (Оригинальные произведения)


2019.06.07 14:46:09
Часть 1. Триумф и вознесение [0] (Оригинальные произведения)


2019.05.24 12:13:50
Ненаписанное будущее [16] (Гарри Поттер)


2019.05.20 09:35:56
Добрый и щедрый человек [3] (Гарри Поттер)


2019.05.16 17:46:12
В качестве подарка [68] (Гарри Поттер)


2019.05.09 15:49:02
Драбблы (Динокас и не только) [1] (Сверхъестественное)


2019.05.07 12:03:51
Двуликий [41] (Гарри Поттер)


2019.05.04 16:19:41
Отвергнутый рай [17] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2019, by KAGERO ©.