Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Некоторых поттероманов пугает китайскя кухня. Там ведь жрут ПАЛОЧКАМИ.

Список фандомов

Гарри Поттер[18458]
Оригинальные произведения[1235]
Шерлок Холмс[714]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[133]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Произведения А. и Б. Стругацких[106]
Темный дворецкий[102]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12640 авторов
- 26929 фиков
- 8581 анекдотов
- 17649 перлов
- 659 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...


Данный материал может содержать сцены насилия, описание однополых связей и других НЕДЕТСКИХ отношений.
Я предупрежден(-а) и осознаю, что делаю, читая нижеизложенный текст/просматривая видео.

Когда бывает нужно молчать?

Автор/-ы, переводчик/-и: Galit
Бета:Venom_VR
Рейтинг:PG-13
Размер:мини
Пейринг:ГП/ДК
Жанр:Romance
Отказ:Гарри Поттер, характеры, имена и названия принадлежат J. K. Rowling и Warner Bros. Коммерческая прибыль не извлекается, ничьи права не нарушаются.
Цикл:"Философский" [6]
Фандом:Гарри Поттер
Аннотация:Время говорить и время молчать…
Комментарии:
Каталог:Пост-Хогвартс, Книги 1-7, Обмен телами
Предупреждения:слэш, OOC
Статус:Закончен
Выложен:2008.09.10 (последнее обновление: 2008.09.10)
 открыть весь фик для сохранения в отдельном окне
 просмотреть/оставить комментарии [14]
 фик был просмотрен 7843 раз(-a)


Закрываю я твои глаза рукой — смотри:
Всё, что обо мне ты так хотел узнать, — внутри.
Тихая печаль, и не надо слов...
Ты меня прости, но было всё всерьёз.

(Елена Ваенга, «Письмо»)


Шум и весёлая суета, обычные для всех питейных заведений (вне зависимости — маггловских или магических) поздним вечером, волнами распространялись от стойки, где хозяин «Дырявого котла» оделял желающих кружками с альпийским элем семилетней выдержки из огромной бочки. Ради этого-то напитка и явились сюда нынче многочисленные ценители, из-за него и создался такой ажиотаж. Пожилые маги-консерваторы в расшитых мантиях и островерхих шляпах и молодые бизнес-ведьмы в деловых костюмах, охотники на вампиров в куртках из драконьей кожи, увешанные страховидными амулетами, и богемно-томные молодые маги с подведёнными глазами — все они пришли сегодня к старому Тому отведать волшебного, приготовленного на высокогорных травах эля и приятно провести вечер в кругу единомышленников.

Стены немаленькой таверны, казалось, вот-вот разойдутся по углам, как сумка школьника — по швам, то и дело кто-то из перебравших посетителей начинал орать, что ему отдавили какую-либо часть тела, а виновники беззлобно огрызались: «Разложил тут своё… тело! Без того тесно». Время от времени то здесь, то там звучали Освежающие заклинания, которых, к сожалению, ненадолго хватало в спёртом воздухе. К переполненному помещению так и хотелось применить Расширяющие чары, чтобы получить возможность свободно дышать, но трое охранников с волшебными палочками наготове бдительно отслеживали подобные порывы: «Дырявый котёл» был очень старым заведением, и вложенная в него ещё во время сооружения магия могла весьма негативно отреагировать на современное пространственное волшебство.

Разумеется, владельцу совершенно не хотелось лишиться источника доходов вместе с крышей над головой, и потому в такие вот вечера он предусмотрительно подряжал пару-тройку свободных от дежурства молодых авроров присматривать за порядком. Поскольку таверна помимо своего основного назначения служила ещё и переходом между Диагон-аллеей и окружающим её немагическим Лондоном, их начальство не возражало против побочных заработков своих сотрудников. Тем более, руководство и само частенько посещало такие мероприятия и отнюдь не желало нарушать свой отдых вылавливанием кусков осыпающейся штукатурки из напитков.

Вот и сейчас неспешно циркулирующая, словно тесто в миксере, толпа тщательно обтекала небольшое, но всё равно странно пустое в такой давке пространство вокруг одного из столиков на двоих — того, что у окна, — поглядывая на сидящих там мужчин кто уважительно, а кто и с опаской. Удивительной такая предупредительность со стороны окружающих могла показаться только гипотетически-случайному наблюдателю, которого трудно было бы отыскать в магическом квартале: этих двоих знали все, и слегка боязливо относились тоже все. Начальник аврората со своим заместителем по праву считались чуть ли не самыми опасными из живущих ныне светлых магов (а кое-кто даже всерьёз сомневался насчёт их безоговорочной принадлежности к магам светлым. Впрочем, такие скептики предусмотрительно оставляли сомнения при себе, ибо отлично понимали: вслух объявить Гарри Поттера и его друга Тёмными могло прийти лишь в окончательно больную голову. Прослыть сумасшедшим не хотелось никому…).

А потому эти двое, столь разные внешне — подтянуто-ладный старший аврор Криви и его шеф, обладатель... весьма скромной комплекции, — могли в значительно более комфортабельных условиях наслаждаться своим элем. Могли. Но, лишь чуть-чуть пригубив угощение дня, отставили в сторону — да так и забыли. В глиняных ёмкостях оседала душистая пена, вынуждая хватающихся за сердце истинных почитателей эля бросать в сторону «святотатцев» возмущённые взгляды, а Гарри и Деннис были гораздо сильнее увлечены своим разговором, нежели выдыхающейся выпивкой.

Несколько демонстративно выставленная вокруг их столика защита от любопытных ушей обеспечивала собеседникам должное уединение. Отграничивающая их ото всех остальных посетителей стена заметно подрагивающего, словно раскалённого, воздуха наглядно показывала любому взглянувшему в их сторону: два ведущих аврора Министерства отнюдь не рутинные дела обсуждают, идёт серьёзный и важный разговор, подслушать который может обойтись любопытствующим неизмеримо дороже сомнительного удовольствия приобщиться к ведомственным тайнам. Впрочем, если бы кто-нибудь из интересующихся и осмелился приблизиться на необходимое для подслушивания расстояние, незаметно преодолеть мощную защиту и услышать-таки происходящую между двумя главами аврората беседу, этот человек был бы серьёзно разочарован. Разговор за изолирующим звуки барьером, казалось, был ещё и зашифрован вдобавок к прочим мерам безопасности, оставаясь понятным только самим говорящим:

— …Каково это? Ведь твоя «мать» — на самом деле твоя ровесница, а «отец» — лишь на пару-тройку лет старше… — Поттер повозил пальцем по столешнице, рассеянно вычерчивая замысловатый абстрактный узор из остающихся от запотевших кружек мокрых кругов, и снова поднял взгляд на сидящего напротив друга. Тому не очень-то хотелось отвечать на столь интимные вопросы, но и выбора у него не было: необходимость откровенного разговора назревала слишком давно. Чересчур много «скрытых подтекстов» появилось в их отношениях в последнее время.

— Это… странно. Очень странно, но и очень трогательно, хотя вначале сюрреализм этих семейных отношений почти сводил меня с ума. Моё первое детство было…

В этот момент Гарри оценил, насколько зыбким бывает ощущение реальности, и как легко одно короткое словечко может выбить из привычного баланса устоев и представлений. С другой стороны — кто бы ещё, кроме сидящего напротив мужчины, мог с полным на то правом так раскачивать мироздание, беззаботно рассуждая о первом и втором детстве? Только этот кудрявый блондин, с тяжёлым не по годам взглядом…

— …Первое детство было не слишком радостным, и столь нормальная жизнь стала совершенно новым опытом — увлекательным, затягивающим, как и любая казавшаяся несбыточной мечта, которая вдруг осуществляется. Да ты и сам всё это знаешь, ведь Уизли сделали для тебя то же самое. — Заметив, как перекосило начальника, Дэн поспешно (и охотно) оставил эту неблагодарную тему, почти без заминки продолжая свою мысль: — У меня появились новые родители и возможность иметь настоящую семью — шанс, которым я с удовольствием и воспользовался. Да, мои «родители» — мои ровесники по… хм, уровню развития, назовём это так. Но они любят меня — причём именно меня, а не просто абстрактного «сына», память о прошлом. Они смогли впустить меня в свои сердца такого, каким получили после Хогвартской битвы — хмурого, нелюдимого и не всегда адекватного, — и я… безмерно благодарен им. За колоссальное терпение, за бесчисленные «вторые шансы», за неиссякаемые доброту и юмор, которые дарились мне безоглядно, не скупясь и не подсчитывая грядущих выгод…

Он немного помолчал, двигая посуду по столу и не отваживаясь встретиться глазами с затаившим дыхание в ожидании дальнейших откровений Гарри. «Не так, ох, не так хотелось бы мне проводить этот покаянно-разъяснительный разговор!» Но выбирать не приходилось: жизнь редко принимает во внимание наши планы при выборе места и времени решающих переговоров, а тех, кто не способен мгновенно подстраиваться под беспрестанно меняющиеся обстоятельства, попросту смалывает, растирает в пыль, не замедлив своих тяжёлых шагов...

Деннис Криви слишком давно играл в эти игры, чтобы упускать подвернувшийся удобный случай — пусть даже и сомнительного удобства. Собравшись, он вернулся к рассказу:

— Такая беззаветная, щедрая и нетребовательная, такая гриффиндорская любовь мне была ранее неведома, недоступна. Я... был просто не в состоянии сопротивляться тому водопаду заботы и нежности, который обрушили на мою голову. В какой-то момент душа просто не выдерживает подобного… изобилия, распирающего её изнутри, и начинает обратное излияние. Мерлин свидетель, я — не самый добрый и не самый душевный маг в мире, но несомненная искренность этих людей позволяет мне находить в себе практически неиссякаемые запасы снисходительности…

— Нда, — невесело хмыкнул Поттер, подтягивая кружку ближе и что-то пристально выглядывая в её глубинах: — Нам так не жить. На той любви, что давалась мне, почему-то всегда стоял ценник, а окружающие тщательно следили за тем, чтобы не «перелюбить» лишнего. Сверх того, что получали от меня. И даже та любовь, которая казалась несомненной и бескорыстной, тоже имела маленькую такую, незаметную, с изнанки пришитую бирочку, как выяснилось…

Деннис не стал изображать непонимание, тем более, что только на днях встретил отставную миссис Поттер, которая пыталась «незаметно» выведать у него какие-нибудь новости о бывшем муже, а вместо того невольно выдала себя, свои планы по возвращению «блудного Гарри» в лоно семьи. Выдала свою неспособность достойно признать поражение: тоскливо-алчным взглядом болезненно поблескивающих глаз, осунувшимся лицом с горестными складками возле губ, висящей, как на вешалке, одеждой и общим запущенным видом... Никто бы не смог отрицать: Джиневра в самом деле любила мужа, практически всю жизнь боготворила землю, по которой он ступал, ревностно исполняла обязанности хозяйки его дома, матери его детей — все трое младших Поттеров даже названы были теми именами, что выбрал для них отец, невиданное в других семьях дело! Странное это было чувство, какое-то... вывернутое наизнанку, искажённое, будто отражение в кривом зеркале, но — сильное и самоочевидное.

«Ради этой любви, — думал Криви, — я был готов наступить на горло собственным чувствам, подчёркнуто отстранившись от отношений четы Поттеров. Я морщился, но не вмешивался, когда, не выдерживая накала своей страсти, Джинни временами похаживала налево, чтобы развеяться. Помалкивал — пока молчала она. Хотя и видел, прекрасно видел, что её подростковое поклонение кумиру так и не выросло до взрослого понимания человека рядом.... Видел, что маниакальное собственничество женщины не приведёт ни к чему хорошему, но мирился со сложившимися обстоятельствами ради искренности её чувств к Гарри… И если уж случилось так, что они расстались, то я буду последним на земле человеком, который поспособствует возобновлению их отношений!»

— Не ной, — посоветовал Дэн ждущему его ответа другу. — Можно подумать, твои чувства к Джинни такого ценника не имели, и ты влюбился в неё исключительно самостоятельно, а не в ответ. По большому счёту, в том, что ваш брак разрушился, виноваты вы оба — и не виноват никто… — Он жестом остановил готового что-то сказать Гарри: — Подожди, не спорь, дай мне закончить, хорошо?.. Как мне кажется, вы просто изначально не подходили друг другу: два неплохих человека, которые хотят и ждут друг от друга совершенно разных вещей. Понимаешь? Вы и любили-то по-разному. Она — безоглядно, фанатично, своеобразно преданно, где-то даже истерично, желая поглотить и растворить в себе, не отпускать ни на секунду, сконцентрировать твоё внимание на ней и только на ней… То, что ты встретился на её жизненном пути, — не счастье, а огромная беда Джинни, ведь при других условиях она могла бы прожить отведённые ей судьбой дни безмятежно и мирно.

Её можно понять: детство, прошедшее в нищете, когда все твои ребяческие грёзы о конфетах, игрушках и всяких там щенках-котятах разбиваются о суровую реальность, а любые желания, кроме самых примитивных, вроде еды и прикрывающей наготу одежды, встречают отказ… Такое детство мне знакомо не понаслышке. Могу представить, что для девочки оно может быть ещё более травмирующим — и провоцирует формирование самых разнообразных комплексов. А дальше всё тривиально: кто-то отдаёт себе отчёт в их наличии и контролирует свои… аппетиты, а кто-то не считает нужным себя утруждать. Мол, я этого хочу, а каким образом окружающие собираются удовлетворять мои потребности, меня не волнует.

Для таких девушек ты всегда был пределом мечтаний: красивый, состоятельный, с не самой плохой родословной и весом в обществе, сильный маг и знаменитость вдобавок. Плюс к тому — порядочный, добрый, ласковый, да и сиротство тоже свою роль сыграло — тебя было очень легко и пожалеть и по-настоящему полюбить. Даже слизеринки, помню, не избежали этой участи: на людях фыркали, как на дух не переносят некоторых очкастых героев и как чихать хотели на чьи-то огромные, глубокие, прекрасные изумрудные очи и шелковистые, романтически встрёпанные волосы, а потом заливались слезами в факультетской гостиной, что ты на них и не смотришь и уж точно никогда — ни-ког-да! — не влюбишься ни в одну из них, а-а-а!

Он весьма правдоподобно сымитировал девичью экспрессивность, но сразу же отбросил шутливый тон.

— Твоей жене хотелось всего того, что у тебя было, включая тебя самого, причём сразу и в красивой подарочной упаковке. Во имя достижения своей цели она пошла на обман, притворилась, что квиддич, неотрывно связанная с ним светская жизнь и внимание поклонников не имеют для неё большого значения — лишь бы быть с тобой рядом. Может быть, она обманывала саму себя, может — целенаправленно подводила тебя к нужным ей решениям, сейчас трудно сказать точно. Хотя… тогда я, помнится, удивлялся, что девочка оказалась не в Слизерине. — Он задумчиво почесал бровь: — Наверное, она хотела быть ближе к тебе, уже тогда. Хм, на редкость целеустремлённая особа… мда.

Ты же… С тобой всё даже проще. Поправь меня, если ошибусь, но сам ты вначале влюбился не в Джиневру, а в то, что она собой олицетворяла. Не так ли? Гораздо больше тебя привлекала её семья, где любящие, заботливые родители разумно делят строгость и доброту, а куча жизнерадостных ребятишек всем своим видом свидетельствует: «Так и должно быть! Всегда и у всех!..»

Уже какое-то время проклинающий свой длинный язык Гарри мучительно краснел и думал о том, что с радостью утопился бы сейчас в своём эле, лишь бы не встречаться взглядом с собеседником. Тот был абсолютно прав, и невозможность возразить усугубляла испытываемый Поттером стыд. Но он ещё раз напомнил себе о пользе горькой правды и, стиснув зубы, стал слушать дальше:

— А их дом, Нора? Старое, обжитое семейное гнездо, напитавшееся теплом, светом и радостью живущих там Уизли — для сироты, не имевшего своего угла, оно является воплощением самых отчаянных грёз… Ты думал, что приобретаешь в жёны вторую Молли, не замечая, как отчаянно твоя супруга, избалованная любовью родственников, старается избежать такой судьбы. Она родила тебе детей и на этом сочла свой долг исполненным, решив, что пора и тебе выполнять те обязательства, которые ты (с её точки зрения) взял на себя, предлагая ей руку и сердце. Например, с лихвой возместить ей всё то, чего она лишилась с отказом от спортивной карьеры. Тут-то и начались разногласия и обиды. Я не прав?

— Такое впечатление, что ты лично присутствовал при нашем с Джинни выяснении отношений, — глухо прозвучал голос Поттера. Казалось, что невысокий и не отличающийся особой физической силой брюнет, уже какое-то время слушающий друга стиснув зубы и прикрыв глаза в попытке удержать под контролем выражение лица, вот-вот продавит пальцами толстую деревянную столешницу. — Или, по обыкновению, подслушивал чужие мысли?

Попытка съязвить была откровенно жалкой, и Дэн даже не стал её комментировать, одним сочувственным взглядом пристыдив босса результативнее, чем это могла бы сделать полная сарказма отповедь.

— Нет. — Подчёркнуто мягкая (та самая, что лучше гневного вопля демонстрирует раздражение говорящего), шёлковая интонация тихого голоса прозвучала до боли знакомо, пробудив на редкость противоречивые чувства. Несмотря на прояснившуюся ситуацию, начальник аврората в одну секунду припомнил школьное детство и с трудом удержался от искушения обернуться и убедиться в отсутствии за спиной некой фигуры в чёрном, что крепко-накрепко ассоциировалась у него с такими вот напряжённо-недовольными нотками. Рефлекторно сев ровнее, Гарри вспомнил, что и так уже сегодня израсходовал допустимый лимит терпения, и решил не провоцировать раздражённого друга далее:

— Извини, сорвалось. — Он, как в спасательный круг, вцепился в свою кружку, машинально отпил из неё. — Не могу сказать, что это одна из моих любимейших тем разговора. Говоря о «ценниках» и «окупаемости», я не подразумевал какой-либо конкретики — просто захотелось поплакаться. Минутная слабость. Почему вообще мы, сидя в таверне на одной из дегустационных вечеринок старого Тома, над почти полными кружками, обсуждаем мою бывшую супругу и неудавшийся брак?

У Дэна мелькнула было мысль солгать, притвориться, что анализ внутренних разногласий в распавшейся уже семье получился экспромтом, словно и не был результатом глубочайших размышлений. Мелькнула и исчезла, только укрепив мужчину во мнении, что во все времена именно правда была самым разрушительным оружием… особенно в умелых руках талантливого обманщика. В любви и на войне, что в случае с Джиневрой было практически синонимичными понятиями, хорошими являлись абсолютно все средства — а в партизанских действиях, которые она явно собиралась развернуть, с привлечением неконвенциональных методов борьбы (читай: задействованием детей), определённо понадобится всё наличествующее оружие, которое только удастся обнаружить.

— Потому что ты нуждался в том, чтобы поплакаться? — Блондин постарался предложить вначале невинный вариант, но был вынужден добавить и более соответствующий действительности: — Или потому, что твоя бывшая супруга уже который день осаждает мои двери, в попытках вызнать какие-нибудь стратегически ценные сведения о тебе и твоей жизни? А может быть, потому, что мне было бы неприятно опять увидеть её в твоей жизни… в какой-либо иной роли кроме матери твоих детей?

— Спасибо тебе. За честность. — Зеленоглазый мужчина серьёзно и немного печально смотрел на друга — пожалуй, больше ничего и не надо было говорить, они и без того прекрасно знали, что хотел выразить каждый. Эмоциональное напряжение, повисшее между ними, пора было как-то снять, и поэтому…

— Не за что, — невозмутимо ответствовали Поттеру: — Гриффиндорец я или нет?! Нам положено быть правдивыми и открытыми.

Ошарашенно посмотрев какое-то время на соседа по столику, брюнет вдруг разразился несколько истерическим, снова понятным только им двоим смехом — с всхлипами, утиранием выступивших от хохота слёз и хлопаньем по столу ладонью. В глазах снисходительно следящего за ним Криви, не торопясь прихлёбывающего эль, был лишь намёк на усмешку, усилившийся, впрочем, когда чуточку успокоившийся босс признал, всё ещё подвывая от смеха:

— Не поспоришь ведь! Гриффиндорец, точно… у-у-у!.. — и, практически зарыдав, лёг на стол, уткнувшись лицом себе в локоть.

Столь бурная радость не могла длиться долго: через несколько минут Гарри начал икать от недостатка воздуха, что вовсе не соответствовало бы имиджу Министерства в целом и Аврората в частности, поэтому таверну решено было оставить, тем более, что настроения продолжать пить не было и в помине. Они с Дэном вышли через чёрный ход «Дырявого котла» — настоящий, а не тот, что маскировал вход с маггловской стороны, — попав на хорошо знакомую обоим старую и практически заброшенную улочку между Диагон-аллеей и Лютным переулком. Улочка была настолько узкой, что с её освещением худо-бедно справлялись всего два старинных кованых фонаря: в большем количестве не было особой необходимости, и хотя местные обитатели ворчали и спотыкались порой на неровной мостовой, но принимать какие-то меры по устранению «интимного» полумрака не собирались.

И откуда было знать мирным волшебным обывателям, что в одну прекрасную звездно-морозную ночь, в то время, когда они сладко спали в своих постелях, снаружи чуть не стал жертвой их хозяйственной несостоятельности сам Гарри Поттер, незаметно для себя выпивший чуть больше эля, чем стоило бы? Благодарение Мерлину, он был со своим другом, Деннисом Криви, который и поймал Героя Магического Мира за шиворот, не позволив тому расквасить нос о коварные булыжники, не видимые под припорошившим их снегом…

Когда адреналин секундной паники схлынул, то оставил обоих магов почти трезвыми: у Старика Тома обычно подавали стоящие напитки, что ни говори. Пройдя несколько шагов вперёд, Гарри вдруг поманил к себе приятеля, вместо того, чтобы аппарировать, не оглядываясь — всё-таки абсолютно трезвым его тоже назвать было бы сложно. Тогда-то и раздалась в промёрзшем воздухе эта просьба… немного выходящая за рамки обычной:

— …Поцелуй меня, пожалуйста, — попросил черноволосый мужчина, запрокинув голову, чтобы лучше видеть более высокого собеседника. — Как тогда… Только без стираний памяти! — отстранившись, он требовательно посмотрел на Дэна.

— Зачем? — В подозрительно прищуренных голубых глазах медленно разгоралась ярость. — Поэкспериментировать захотелось?! А я должен выступить в роли тренажёра? Спасибо, что-то не особо хочется!..

— Чёрт, Дэн, как с тобой трудно, — потёр лоб Гарри. — Обязательно нужно всё заранее продумать, распланировать, схему на листочке нарисовать, да? Ты же дал мне понять, что я тебе... ну... Нравлюсь? А стоило попросить... сразу отпёрся от всего! — Он раздражённо сбил на макушку тяжёлый капюшон зимней мантии. — Что, если я не знаю никого больше, к кому можно было бы подойти с такой просьбой? Не доверяю никому постороннему? Мне что, надо завалиться в какой-нибудь бар для голубых и снять себе мужика на вечер, лишь бы не оскорбить твоих чувств?! Чтобы наутро на передовицах всех газет красовалось нечто вроде «Мальчик-Который-Выжил хочет стать Девочкой»! — Говоря, он и сам постепенно заводился, к концу своей тирады уже почти крича.

— Гарри… — попытался вклиниться в его монолог притихший Криви, но не тут-то было: Поттера уже «несло». Ему нелегко было отважиться на такой решительный шаг, и напряжённые нервы не выдержали дополнительной нагрузки:

— Один-единственный раз в жизни я целовался с мужчиной — ты при этом присутствовал, если помнишь!.. Мне понравилось, но… это ведь было не по-настоящему, а в каком-то там… трансцендентальном или как его ещё… пространстве! Когда я пытаюсь себе представить, как это выглядело со стороны, у меня мозг отказывать начинает… Не имею ни малейшего понятия: понравится ли мне это в действительности, и что я слышу, когда обращаюсь к виновнику своих переживаний?!

— Гарри!..

— Не умею я этого, понятно?! К женщине сам бы подошёл и поцеловал, а здесь… Эх!.. — Гарри махнул рукой и, отчаявшись объясниться, отошёл к стене ближайшего дома и пнул её ногой, бормоча себе под нос: — Глупость это всё. Ерунда. Не надо было и пытаться…

Гарри! Заткнись на секунду! — Дэн подошёл совсем близко и упёрся рукой в стену над его головой, кончиками пальцев другой легко коснувшись лица Гарри, а потом… сняв с него очки и небрежно засунув их в нагрудный карман мантии. — Ты попытался. Молодец, двадцать баллов Гриффиндору за мужество… но теперь настало время просто помолчать.

Подняв лицо, Поттер настороженно следил за происходящим, ещё не понимая: по-прежнему ли настаивает на эксперименте или успел передумать. Он мог бы струсить и отказаться — партнёр явственно давал ему для этого время, — но один маленький жест заставил его решиться, очертя голову и не сомневаясь дольше ни секунды, ринуться навстречу приоткрытым губам блондина. Неважный, может быть, для других нюанс, сыгравший столь важную роль в развитии их дальнейших отношений...

Чувство того, как Дэн подкладывает свою широкую ладонь между его затылком и холодной твёрдой стеной... окатившее тёплой волной ощущение, что тебя любят. Любят и заботятся, даже в таких мелочах. «Он прав — бывают моменты, когда надо молчать... и чувствовать».

На какой-то миг их губы слились, руки Гарри обхватили сильный, гибкий торс, прижимая к себе и одновременно держась за него, чтобы не упасть — а Деннис и не имел ничего против, казалось. Твёрдые прохладные губы Криви ни на чём не настаивали, ничего не требовали и ничего не навязывали, а только невыносимо нежно касались его лица лёгкими поцелуями, заставляя желать большего. В результате невысокий брюнет сам приподнялся на цыпочках, чтобы прильнуть к этому ускользающему рту, потребовать полагающееся ему «большее» — и получить требуемое. Ласковая рука поглаживала его спину, убеждая не пугаться — а Гарри вовсе и не было страшно. Чего, спрашивается, можно бояться, упиваясь теплом объятий, откровенно нежась в сильных руках друга… «Нет, неправильно — «любящего тебя друга», вот так точнее… А? Ничего се… о-о-о…»

Дэн передвинулся, встав поудобнее, его колено скользнуло между ног партнёра, но — плавно, без лишнего давления и спешки, а потому Гарри и в этот раз отказался пугаться и стесняться, непроизвольно повторяя ритмичные движения, доверчиво передавая опытному приятелю контроль над ситуацией. Наконец тот оторвался от его губ, хрипло дыша, теснее притянул уступающего в размерах Поттера к груди, прижавшись щекой к его макушке:

— Я думал, что уже всё испортил… Что слишком долго ждал, притворяясь, что не испытываю к тебе ничего кроме «чистой дружбы». Сугубо платонической… будь она проклята! Боялся оттолкнуть тебя и лишиться той привязанности, которую ты испытывал к «Старине Дэну». А когда ты попросил поцеловать тебя, я опять напугался — что грежу наяву о том, чего нет и быть не может. Я трус, Гарри…

— Болван ты, а не трус! — вдруг припечатали Криви без малейшего почтения к его душевным терзаниям. Сияя счастливыми глазами так, что это было заметно даже на весьма посредственно освещённой улице, Поттер выбрался из удушающе крепкого захвата более массивного друга и — видимо, для большей убедительности — легонько постучал кулаком по прикрытому растрепавшейся светлой чёлкой лбу. — А ещё меня придурком называешь! Столько лет наблюдать за тем, что моя благоневерная супруга гуляет, как хочет, а я строю из себя легковерного идиота, — и терпеть, не подавая вида… И это человек, который так умеет целоваться, что самого натурального натурала соблазнит!.. Это у тебя самоутверждение такое, тренировка воли, или ты ещё и мазохист ко всему прочему? Тогда придётся с тобой расстаться!

Он состроил преувеличенно подозрительную рожу, но долго не выдержал, залившись радостным, искренним смехом, которого… Деннис уж и не помнил, когда в последний раз слышал, чтобы приятель вот так беспечно, заразительно и от души хохотал. Разом сбросив гнетущий его груз забот, стоящий напротив мужчина вдруг снова стал похожим на того озорного безбашенного мальчишку, что причинил ему столько волнений, пока учился в школе. Блондин почувствовал, как уголки его губ сами разъезжаются в ехидно-нежной ухмылке, и решил тоже немного вспомнить прошлое:

— Кто бы мог подумать, что для того, чтобы ввергнуть тебя в детство, так мало нужно? Достаточно одного поцелуя… — протянул он с теми, прежними интонациями, намеренно усиливая, утрируя их. Результат не замедлил себя ждать: застонавший от восторга Гарри мгновенно подскочил к нему, потребовав, как малыш в палатке аттракционов:

— Ещё!

Ещё чего? — «непонимающе» изогнул бровь Дэн, наслаждаясь неподдельно восхищённым выражением любимых зелёных глаз, довольный тем, что общие воспоминания могут приносить им удовольствие, а не одну только боль. — Вам не кажется, мистер Поттер, что подобная… экзальтация несколько неуместна в два часа ночи? В условно общественном месте? Ваша чрезмерно громкая радость может помешать отдыхать гражданам, покой которых вы, мнится мне, торжественно клялись оберегать!.. Что? — прервался он, заметив, как внезапно застыл друг, вцепившись в рукав его мантии и растроганно таращась на него снизу вверх.

— Это действительно вы, профессор… — выдохнул Поттер, явно не в силах поверить своим же словам. Но тут же предсказуемо испортил эффект несолидным фырканьем, добавив: — Профессор Криви!

— Ненадолго же хватило твоей почтительной торжественности, — покачал головой поименованный. Честно говоря, он не ожидал и этого, так как лучше многих знал: уж если многоуважаемому начальнику аврората захотелось поребячиться, «сделать шалость», отбросив на время мысли о представительности и достоинстве, то он непременно осуществит задуманное. «Благо, случается с ним это довольно редко и исключительно в компании людей, которым Гарри может безраздельно доверять — своеобразный комплимент этой компании».

— С чего бы вдруг? — притворно важно надулся собеседник: — Я старше тебя по званию, да и вообще старше, по крайней мере официально… А я забыл, когда ты мне в последний раз честь отдавал! — Он понял, что сам подставился, как только было произнесено последнее слово, и лишь покорно кивнул, услышав ожидаемую, привычную насмешку в голосе друга:

— Да я-то отдам, мне не жалко… А ты уже так уверен в себе, что непременно хочешь лишить меня чести… милый?

— Один-один, — признал Поттер: — Здесь и сейчас, ночью и посреди улицы, всё равно никто никого ничего не лишит, так что хватит уже мешать людям спать. Пойдём-ка домой…

Несколько секунд и два громких, эхом разлетевшихся над мостовой хлопка спустя маленькая улочка смогла погрузиться в никем более не тревожимый сон. И одни только камни стен стали свидетелями финальной фразы разговора, небрежно брошенной любящим оставлять за собой последнее слово Гарри:

— …Но я обязательно обдумаю твоё щедрое предложение... милый!
...на главную...


март 2020  
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

февраль 2020  
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
242526272829

...календарь 2004-2020...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Законченные фики
2020.03.26
«Л» значит Лили. Часть I [4] (Гарри Поттер)



Продолжения
2020.03.29 22:38:10
Месть Изабеллы [6] (Робин Гуд)


2020.03.29 20:46:43
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2020.03.27 18:40:14
Отвергнутый рай [22] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.03.26 22:15:23
Ненаписанное будущее [17] (Гарри Поттер)


2020.03.26 22:12:49
Лучшие друзья [28] (Гарри Поттер)


2020.03.24 15:45:53
Проклятие рода Капетингов [1] (Проклятые короли, Шерлок Холмс)


2020.03.23 23:24:41
В качестве подарка [69] (Гарри Поттер)


2020.03.23 13:35:11
Однострочники? О боже..... [1] (Доктор Кто?, Торчвуд)


2020.03.22 21:46:46
Змееглоты [3] ()


2020.03.22 15:32:15
Наши встречи [0] (Неуловимые мстители)


2020.03.21 12:04:01
Двое: я и моя тень [4] (Гарри Поттер)


2020.03.21 11:28:23
Работа для ведьмы из хорошей семьи [3] (Гарри Поттер)


2020.03.15 17:48:23
Рау [5] (Оригинальные произведения)


2020.03.14 21:22:11
Прячься [3] (Гарри Поттер)


2020.03.11 22:21:41
Дамбигуд & Волдигуд [4] (Гарри Поттер)


2020.03.02 17:09:59
Вольный город Норледомм [0] ()


2020.03.02 08:11:16
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [1] (Оригинальные произведения)


2020.03.01 14:59:45
Быть женщиной [9] ()


2020.02.24 19:43:54
Моя странная школа [4] (Оригинальные произведения)


2020.02.20 14:29:50
Амулет синигами [116] (Потомки тьмы)


2020.02.17 01:27:36
Слишком много Поттеров [44] (Гарри Поттер)


2020.02.15 21:07:00
Мой арт... [4] (Ван Хельсинг, Гарри Поттер, Лабиринт, Мастер и Маргарита, Суини Тодд, Демон-парикмахер с Флит-стрит)


2020.02.14 11:55:04
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


2020.02.10 22:10:57
Prized [5] ()


2020.02.07 12:11:32
Новая-новая сказка [6] (Доктор Кто?)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2020, by KAGERO ©.