Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

-Скажите, Холмс, как вам всегда удается находить свои носки?
-Это элементарно Ватсон, "Акцио носки".

Список фандомов

Гарри Поттер[18420]
Оригинальные произведения[1215]
Шерлок Холмс[713]
Сверхъестественное[458]
Блич[260]
Звездный Путь[253]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[217]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![182]
Белый крест[177]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[172]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[131]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Произведения А. и Б. Стругацких[104]
Темный дворецкий[102]



Список вызовов и конкурсов

Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[3]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[46]
Фандомный Гамак - 2015[4]
Британский флаг - 8[4]
Фандомная Битва - 2015[50]



Немного статистики

На сайте:
- 12568 авторов
- 26922 фиков
- 8529 анекдотов
- 17568 перлов
- 646 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...


Для чего нужна мама?

Автор/-ы, переводчик/-и: Galit
Бета:Venom_VR
Рейтинг:PG-13
Размер:мини
Пейринг:ДК/нжп
Жанр:Drama
Отказ:Гарри Поттер, характеры, имена и названия принадлежат J. K. Rowling и Warner Bros. Коммерческая прибыль не извлекается, ничьи права не нарушаются.
Цикл:"Философский" [4]
Фандом:Гарри Поттер
Аннотация:Да в общем, все в названии.
Комментарии:
Каталог:Пост-Хогвартс, Книги 1-7
Предупреждения:слэш
Статус:Закончен
Выложен:2008.08.14 (последнее обновление: 2008.08.14)
 открыть весь фик для сохранения в отдельном окне
 просмотреть/оставить комментарии [6]
 фик был просмотрен 3952 раз(-a)


Я устал так сильным быть,
Мама, ты не качай головой:
Я не хочу его любить,
Мама, я хочу к тебе, домой...

(Елена Ваенга, «Мама, ты была права»)


«Осень в этом году наступила внезапно и как-то уж слишком окончательно: только на прошлой неделе по улицам бегали голоногие ребятишки, прикладывая все силы к тому, чтобы как можно больше урвать от последних дней каникул. И вот уже с наступлением сентября природа нарядилась в серо-коричневые цвета осени, более скромные и официальные — словно сочувствуя вернувшимся к учёбе школьникам и студентам, скорбя вместе с ними, затяжными дождями оплакивая потерю летней свободы...»

В одном из самых рядовых и неприметных домов Бэйсингстока, что в Гемпшире, приятная светловолосая дама в возрасте оторвалась от созерцания царящей снаружи непогоды и отошла от окна. Зябко передёрнув плечами, она плотнее стянула на груди концы домашней шали и направилась к горящему камину, стараясь всё же не подходить к огню чересчур близко: сын обещал навестить сегодня их с отцом и мог в любой момент вывалиться из камина ей под ноги в облаке искр и горячей золы. Чрезвычайно занятый на службе (а в последнее время, когда начальство вдруг решило захворать, и вовсе...), заместитель главы британского аврората Деннис Криви редко сообщал какие-либо конкретные даты — не любил давать пустых обещаний и зря обнадёживать людей — но уж предупредив о своём визите, никогда не заставлял ждать себя напрасно. Тем более — родителей. Если сказал: «Забегу в субботу», значит, хоть на часок, но зайдёт обязательно!

Уголки рта миссис Криви приподнялись в ласковой улыбке: она никогда и не скрывала, что обожает своего сына и несказанно гордится им — красавцем и умницей, его многочисленными талантами и стремительным карьерным ростом, прекрасными манерами и вкусом. А также тем, что даже далеко превзойдя родителей практически во всём, молодой мужчина ни разу не позволил себе отозваться о них с неуважением либо той обидной снисходительностью, которой частенько грешили дети её подруг.

И вправду сказать: Деннис был несравнимо сильнее её магически (хотя это-то как раз было несложно — с минимальными способностями Эмили, лишь самую чуточку выше уровня сквиба, не нуждающимися даже в волшебной палочке и никогда не привлекавшими внимания Отдела контроля), а что уж тогда говорить об отце-маггле? Сын перерос его всего на пару дюймов, а казалось — на полголовы, из-за невесть откуда взявшейся величественной осанки, умения держаться, правильного выговора и прекрасно развитой речи, полученных вместе с образованием в лучшей магической школе Британии. Он был похож на мать внешне — но значительно красивее её. Так часто бывает, если рассмотреть одни и те же черты с точки зрения половой принадлежности: то, что для женского лица кажется чересчур резким, грубоватым, применительно к мужчине может восприниматься как сказочная красота...

А впрочем, этой конкретной женщине не было вовсе никакого дела до собственной внешности, её абсолютно устраивало такое положение вещей. Хотя баночки с кремами и флаконы с особенными напитками («Зельями, мама, зельями! И — нет, я не стану тебе рассказывать, что туда положил. Поверь, ты не хочешь этого знать...»), которые её драгоценный сыночек готовил для неё и отца — сам, лично, не передоверяя никому и не покупая готовых, несмотря на занятость, ещё больше возросшую в последнее время, каждый раз приносил свежие, навещая, — помогали им с мужем выглядеть и чувствовать себя гораздо лучше сверстников. Щедро вложенная любящим сыном в эти снадобья магия дополнительно усиливалась его блестящими умениями и навыками, а накладываясь на святую веру родителей в способности их мальчика, действовала с беспрецедентной эффективностью.

Нет, никогда, никогда Дэн не относился к отцу или матери с тем налётом пренебрежительности, что так расстраивал многих подруг и знакомых Эмили в высказываниях их образованных, «выбившихся в люди» и хорошо зарабатывающих деток. Её Денни от природы был деликатным и нежным мальчиком, а уж после того, как погиб Колин...

Смягчившиеся было от приятных мыслей черты женщины исказились в приступе душевной боли, и лишь с большим усилием она смогла справиться с собой: горе было непроходящим, старшего сына ей не вернуло бы ни одно волшебство, но стоило благодарить Бога и Мерлина, что хотя бы младший остался с ней — уцелел на войне и остался в живых, вырос, достиг желаемых высот... И вот-вот выйдет из камина ей навстречу. Следовательно, надо взять себя в руки и не портить с самого начала всей семье настроения. Боль и так постоянно была с ними, не отпуская до конца — но не должна была омрачать выжившим радость редких встреч.

Деннис сильно изменился после смерти брата: боготворимого, обожаемого, весёлого и экспрессивного Колина... Да и собственные его повреждения также не помогали ситуации — вряд ли ранения, клиническая смерть, а впоследствии ещё и долгая болезнь, провалы в памяти и депрессия могли поспособствовать возврату подростка к себе прежнему. Жизнерадостность, что прежде упоминалась как степень сравнения, как нечто нарицательное, ушла в небытие, объединённое понятие «братцы Криви» утратило смысл, а на выжившего Дэна уже никому больше не пришло бы в голову кивнуть, как раньше, шутливо сказав другу: «Ну что ты чирикаешь с утра, как Кудряшка Деннис, аж противно?..»

Что-то умерло в нём самом, исчезло... Или навеки изменилось. Временами мать даже сомневалась: её ли сына показали ей в госпитале, её ли плоть и кровь этот неестественно сдержанный (не сказать совсем чужой!), скованный, хоть и безукоризненно вежливый подросток с негнущейся в Стабилизирующих чарах шеей, глядящий на неё отсутствующим взглядом? Ощущения были самые противоречивые и нескоро улеглись, позволив ей без задних мыслей посвятить себя выхаживанию мальчика. Руки сами тянулись погладить родные светлые локоны, обхватить худое тело, прижать к груди голову, занятую какими-то потусторонними мыслями... Дать голубым глазам, изученным за пятнадцать лет лучше своих собственных, возможность выплакать, выплеснуть слезами застывшие там боль, растерянность и какое-то жутковато-смиренное непонимание происходящего.

Душа же... душа матери отчего-то потихоньку, но беспрерывно причитала так, словно и второй сын ушёл вслед за первым, словно кто-то посторонний смотрел на неё из огромных мёртвых глаз Денни. Помнится, положение тогда спасла старенькая медиведьма, видевшая несколько таких случаев в своей практике и не желавшая стать свидетелем того, как сломаются ещё несколько судеб, как разрушится хрупкая юная душа. Осторожно, вполголоса, она позвала мальчика и сказала те самые слова, что необходимы были, как выяснилось, им обоим — и матери, и сыну — чтобы уничтожить чудовищную, неправильную, грозящую непонятными, но, вне сомнения, страшными последствиями напряжённость между самыми родными в мире людьми:

— Мистер Криви? Деннис?.. Малыш, мама приехала. Теперь всё будет хорошо.

— Мама? — Недоверие в голосе подростка дребезжащим хрипом вспороло пахнущую лекарствами тишину. — Вы — моя мама?..

И всё встало на свои места: «Не помнит. Даже меня — не помнит!» В следующую секунду Эмили уже рыдала, уткнувшись лицом в льняные прядки и обнимая тогда ещё по-детски узкие плечи сына, позволяя потоку слёз смыть собственные боль, растерянность и непонятное чувство вины... чувствуя, как его дрожащие пальцы гладят её по волосам, и слыша болезненно-неуверенный голос:

— Всё будет хорошо... мама.

Нескоро, постепенно, но неловкость сгладилась и прошла, хотя внутрисемейные отношения и приобрели немного странный (особенно для непосвящённых) характер: не «родители и их несовершеннолетний сын», но «три взрослых и весьма серьёзных человека, относящихся друг к другу с неподдельными уважением и привязанностью, не взирая на разницу в возрасте». Не было у Дэна более преданных и любящих друзей, нежели его родители, а у них — более интересного, разностороннего и внимательного собеседника. Сам же он, полное впечатление, поглядев в глаза смерти, поклялся всегда превыше всего ценить свою семью... Свой второй шанс.

Им пришлось заново, с нуля, знакомиться друг с другом (а во многом — и с самими собой), немало воды утекло до тех пор, пока возглас «Мам-пап, я дома!» снова стал звучать в стенах этого дома непринуждённо и без запинок. Эмили усмехнулась, вспомнив, как Деннис попал домой впервые после больницы: нисколько не страшась, шагнул в горящий камин, привычно-небрежным жестом швырнув туда волшебный порох, от которого пламя становилось ярко-зелёного цвета и протестующе гудело... И отшатнулся, перепуганный до смерти, когда по выходе попал в незнакомую обстановку, долго не мог успокоиться — до того момента, пока не наткнулся взглядом на полку с альбомами Колина и не потянулся к ним, словно умирающий от жажды — к воде.

Что делать, старший из мальчиков Криви любил фотографироваться и фотографировать, обожал запечатлевать на плёнку всё, что только попадало в поле зрения... будто предвидел, что когда-то эти тысячи (не особо преувеличивая!) изображений — чёрно-белых и цветных, двигающихся и неподвижных, магических и маггловских, хороших и заурядных — будут для его семьи единственным способом пережить утрату. И если родители видели в этих фотографиях лишь печально-приятные напоминания об ушедшем, то Деннис явно нашёл в них что-то гораздо большее: захватывающее его при просмотре состояние иначе, чем «транс», невозможно было назвать.

Часами завороженно разглядывая переложенные папиросной бумагой тяжёлые картонные страницы, плотно заполненные снимками забытых им людей — то подражая их движениям и позам, а то просто водя пальцем по аккуратным подписям с грустно-кривоватой усмешкой, странно взрослой на юном лице — он возвращался в своё прошлое и возвращал его себе. Пристальному изучению были подвергнуты все до одного фото: его самого и Колина в младенчестве, родственников, друзей семьи, их детей и домашних животных, вечеринок-барбекю и поездок в аквапарк, чуть позже — первый курс Колина в Хогвартсе (всё ещё неподвижные маггловские) и... первые снимки его нового кумира, сделанные лично либо вырезанные с сопровождающими статьями из газет.

Гарри Поттер. Пять толстых альбомов, последний из которых вернули семье Колина вместе с другими вещами после его гибели. Пять огромных томов с аккуратно распределёнными по годам фотографиями невысокого худенького мальчика с ярко-зелёными глазами и шрамом на лбу, в круглых детских очках и поношенной одежде «на вечный вырост».

Вот он, повсюду: радостно смеётся за праздничным столом, обмениваясь шкодливыми взглядами со своим рыжим дружком... Нахально, с милой ехидцей ухмыляется девочке, вечно лохматой на всех снимках (такое впечатление, что та отродясь не знала о таком полезном приспособлении, как гребень и расчёска)... Печально глядит в окно, примостившись на подоконнике и поджав босые лапки... Ссорится с заносчиво выглядящим блондином-красавчиком — очень хороший снимок, с первого же взгляда становится ясно: ещё мгновение, и драка неминуема... На кого-то кричит, вне себя от бешенства... Распластался на земле, явно без сознания, ярко-красная мантия зловеще акцентирует синеватую бледность худого личика... А вот уже, путаясь в складках новёхонькой бутылочно-зелёной мантии, неуклюже пытается танцевать с красивой девочкой в малиновом сари... Весь израненный и искровавленный, рыдает над очевидно мёртвым парнем... С показным безразличием наблюдает за похоронами, а сам кончиками пальцев всё время массирует переносицу и припухшие глаза, чтобы унять мигрень — и чтобы не заплакать снова... Неожиданно мирно пишет что-то пером с отгрызенным в задумчивости кончиком, а окликнутый, оглядывается через плечо и улыбается снимавшему его Колину — тепло, приязненно, дружески...

Это была последняя фотография Гарри, сделанная старшим сыном Эмили: последовавшие за этим события разлучили Колина с его идолом... Когда же они встретились в следующий раз, всем уже было не до фотографирования — вокруг кипела битва, в которой старшего из «братцев Криви» не стало, а младший потерял себя, так и не вернув обратно до конца. Медитации над альбомами помогли лишь частично: возвратилась артикуляция, жесты, ушла пугающая расстроенную мать неподвижность черт, но Дэн всё же довольно долго выглядел актёром, играющим роль «себя прежнего» — пока память тела не взяла своё, и движения обрели положенную юности лёгкость, перестав быть заученно-обдуманными.

То же, каким образом изменилась душа мальчика, увы, не поддавалось исцелению, и одним из самых наглядных проявлений этого стало его неожиданное и серьёзное увлечение любимым хобби брата, к которому Деннис ранее проявлял весьма умеренный и опосредованный интерес: полка фотоальбомов по-прежнему продолжала пополняться — но теперь уже его личными стараниями. По-прежнему на большинстве снимков царил Гарри Поттер (правда, теперь они в основном принадлежали камерам папарацци — из тех, что могут пробраться даже в неприступную Школу авроров, чтобы заснять жизнь знаменитого героя), а увлечение мастера Криви самим Золотым Мальчиком многие называли нездоровым, маниакальным, настолько навязчивый оттенок оно порой приобретало.

Эмили первой догадалась (и единственная — знала наверняка) об истинной подоплёке столь бурного интереса, проявляемого Дэном к его старшему другу, но была бессильна помочь сыну. Что она могла сделать в подобной ситуации? Только переживать за него, сочувствовать неразделённости его страсти, оплакивая её невостребованность: всё чаще рядом с Гарри на снимках появлялась пронырливого вида рыжая девица, всё более собственнически цеплялась за его локоть, всё смелее дотрагивалась... И всё более закрытым становился взгляд Денниса, всё больнее было матери видеть, как с каждым днём его голубые глаза скрывают больше и больше тоскливых теней.

Он справился. По крайней мере, так это выглядело со стороны — верный соратник, незаменимый помощник, один из самых близких друзей семьи, крёстный отец одного из детей. Неизменно, в течение многих и многих лет собранный, подтянутый и невозмутимый. Воплощение компетентности и дисциплины. «Серый кардинал» британского аврората, верная тень за поттеровским троном, кошмар нерадивых работников. А мама... Для чего же ещё нужна мама, как не для того, чтобы точно знать о происходящем на душе у её ребёнка? Вот, к примеру, недавно Гарри угодил в госпиталь, а у неё уже неделю сердце не на месте... «Нет, его тоже жаль, конечно, бедняжку! Такой славный мальчик, вечно на него кто-то покушается, крайних больше не найдут!..», но вот чувства Денниса по этому поводу волновали мать гораздо сильнее...

Других примеров почтенная дама себе привести не успела. В камине полыхнула долгожданная зелёная вспышка, и оттуда вывалился запорошенный золой мужчина в форменной мантии:

— Мам! Пап! Я до... Ты здесь!..

— Здравствуй, мой дорогой, — потянулась Эмили к обтянутым синей тканью плечам сына со щёткой, специально припасённой на каминной полке для этих целей. — Естественно, я здесь — с полудня тебя жду. А папу вызвали на фабрику, он будет попозже.

Дэн кивнул — нет более будничной фразы для родственников владельца маленького бизнеса, чем сообщение о внезапно приключившихся проблемах, требующих хозяйского присмотра — нетерпеливо взмахнул волшебной палочкой, убирая рассыпанную после его появления по полу сажу и пепел, с размаху шлёпнулся на диван и решительно заявил:

— Я всё равно хотел поговорить сначала с тобой!..

— Да? — Мать присела рядом, мгновенно проникшись его явно прекрасным настроением: — Что-то хорошее произошло?

— О да, — тихонько засмеялся светловолосый мужчина. — Определённо. Гарри возвращается на работу на следующей неделе — уже хорошо, правда?

— Правда, — согласилась миссис Криви: она действительно прекрасно относилась (несмотря ни на что) к другу сына и искренне желала тому выздоровления. — А ещё?

Блеснув довольными искорками в глазах, сын немного помолчал, усмехаясь и смакуя принесённые новости, но долго не выдержал и выпалил, не в силах больше держать их при себе:

— Он разводится! Завтра поедет в Хогвартс, чтобы успеть поговорить с мальчишками до того, как газеты обо всём пронюхают и начнут изощряться на его счёт.

— Ой-ой, — не сдержалась Эмили. — А её семья уже знает?

— Если она вернулась к матери с отцом, как ты думаешь, знают ли они? Разумеется.

— Она?! А он остался в их доме? — Вопрос был принципиальный, невзирая на кажущуюся простоту: в семейном доме оставалась обычно «пострадавшая сторона», отсылая сторону «виновную». — А впрочем, я не удивлена.

Это действительно не стало сюрпризом. Помимо того, что Джиневра Поттер никогда не нравилась Эмили в принципе (по очевидным причинам), она ещё и раздражала респектабельную даму своим... Хм... Ну да, и невозможностью сформулировать: чем именно раздражает — тоже. Чем-то. Тем, что для большинства людей практически неуловимо, но со стопроцентной уверенностью говорит примерной жене и матери: «Вот та женщина неверна своему мужу!» И обвиняемая может сколько угодно демонстрировать супругу любовь и преданность, не давая ему ни одного повода усомниться — бесполезно. Особ женского пола в подобных вопросах ведёт инстинкт — и очень редко ошибается. Крошечные, микроскопические оттенки голоса, взгляда, жеста или позы другой женщине могут поведать слишком многое — роман, не меньше... Дэн даже как-то сказал, такое происходит из-за того, что все дамы инстинктивно ощущают себя конкурентками в борьбе за распределяемость мужского внимания, и это обостряет их интуицию. Сама Эмили считала такое качество простой наблюдательностью и никому не навязывала своего мнения. Но рыжую вертихвостку не любила.

Сын, понятно, был в курсе материнских пристрастий и антипатий, чаще всего разделяя и поддерживая её точку зрения. Он вообще удивительно хорошо для такого молодого человека разбирался в характерах окружающих, хоть и не мог (в силу служебного положения) показывать людям своего к ним истинного отношения. К примеру, с той же Джинни Поттер Деннис вполне цивилизованно общался, а её дочь, свою крестницу, и вовсе обожал, примиряясь ради девочки с очень многим. Но...

— Точно. Она ушла, а он — остался. И дети скорее всего тоже останутся там же, — в голосе Дэна звучало нескрываемое торжество.

— Настолько плохо?! — ахнула миссис Криви, схватившись за сердце. — А что же Джинни говорит?

— А кто её спрашивает? — Это уже было открытое злорадство, и, присмотревшись повнимательнее, мать не спросила — уверенно заявила:

— Это ты устроил.

Он только пожал плечами, не желая подтверждать либо опровергать её слова, сияя хитрыми глазами, но под требовательным материнским взглядом был вынужден:

— Перефразируя известную пословицу, я всего лишь дал Гарри знать о существовании верёвки... Совершенно случайно, кстати, и вовсе не рассчитывая на такие колоссальные последствия!.. Ну, а он — всего лишь издалека показал эту верёвку Джинни, а та... Настолько торопилась отобрать её, что принесла свою собственную и продемонстрировала: как надо правильно вешаться. Чтобы с гарантией и безвозвратно. Из достопочтенной миссис Поттер, супруги Героя и прочая, снова превратилась в гулящую мисс Уизли, разведёнку, которую выбросили за дверь, словно нагадившую на ковре кошку.

— А ты, естественно, ни при чём. — Эмили знала сына слишком хорошо и даже не стала трудиться прятать звучащий в её голосе сарказм. В ответ Дэн с самым невинным видом развёл руками и похлопал ресницами, словно заправская театральная инженю:

— Естественно! Такое вот странное стечение обстоятельств.

— Ну-ну... И что же ты теперь намерен делать?

Простой вопрос в одну секунду испортил мужчине настроение. Сев ровно на диване, он с силой потёр лицо ладонями, словно накопившаяся усталость, отодвинутая было на задний план приятными новостями, разом напомнила о себе.

— Ничего.

— Почему?!

— Потому что ничего не изменилось. Потому что ушёл он от неё, а не ко мне. Потому что что-либо большее, чем роль «старины Дэна», мне не светит... Это сейчас у Гарри чувство, что его предали, боль, разочарование... И горе, и ожесточение, и раздел имущества... Но пройдёт какое-то время, и нам придётся поздравлять новую миссис Поттер. Остается только надеяться, что следующую он выберет попорядочнее — благо, очередь претенденток выстроится до горизонта. А я... Что я? Буду жить, как и раньше...

Не нашедшаяся с ответом Эмили могла предложить в утешение лишь свои объятия, с трудом обхватив широкие плечи своего взрослого сына, легонько покачивая его и баюкая, как в детстве. Вернувшийся с работы отец так и застал их на том же диване: задумчиво глядящая в никуда супруга машинально-безотчётно поглаживала задремавшего Денниса по уткнувшейся ей в колени голове...
...на главную...


июль 2019  
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031

июнь 2019  
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

...календарь 2004-2019...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2019.07.21 22:40:15
Несовместимые [9] (Гарри Поттер)


2019.07.19 21:46:53
Своя цена [18] (Гарри Поттер)


2019.07.18 15:56:05
Ноль Овна. Астрологический роман [10] (Оригинальные произведения)


2019.07.16 23:04:47
(Не)профессионал [2] (Гарри Поттер)


2019.07.15 23:05:30
Фейри [4] (Шерлок Холмс)


2019.07.13 22:31:30
Драбблы по Отблескам Этерны [4] (Отблески Этерны)


2019.07.12 17:10:13
Очки для Черного [0] (Дом, в котором...)


2019.07.03 12:27:11
Леди и Бродяга [4] (Гарри Поттер)


2019.06.28 22:27:47
Обреченные быть [8] (Гарри Поттер)


2019.06.28 21:53:49
Янтарное море [6] (Гарри Поттер)


2019.06.28 01:41:29
Быть Северусом Снейпом [247] (Гарри Поттер)


2019.06.23 18:21:14
Список [8] ()


2019.06.11 11:37:37
Сыграй Цисси для меня [0] ()


2019.06.09 22:41:12
Нейсмит, Форкосиган и все-все-все [2] (Сага о Форкосиганах)


2019.06.08 15:03:20
Рау [5] (Оригинальные произведения)


2019.06.07 23:56:18
Поттервирши [16] (Гарри Поттер)


2019.06.07 23:45:12
Сказки нашего блиндажа [4] (Оригинальные произведения)


2019.06.07 23:42:54
Город Который [1] (Оригинальные произведения)


2019.06.07 14:46:09
Часть 1. Триумф и вознесение [0] (Оригинальные произведения)


2019.05.24 12:13:50
Ненаписанное будущее [16] (Гарри Поттер)


2019.05.20 09:35:56
Добрый и щедрый человек [3] (Гарри Поттер)


2019.05.16 17:46:12
В качестве подарка [68] (Гарри Поттер)


2019.05.09 15:49:02
Драбблы (Динокас и не только) [1] (Сверхъестественное)


2019.05.07 12:03:51
Двуликий [41] (Гарри Поттер)


2019.05.04 16:19:41
Отвергнутый рай [17] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2019, by KAGERO ©.