Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Хагрид очень сильно плакал когда смотрел властелина колец,ведь там убили столько редких и смертельно опасных существ,горячо любимых им

Список фандомов

Гарри Поттер[18417]
Оригинальные произведения[1225]
Шерлок Холмс[713]
Сверхъестественное[457]
Блич[260]
Звездный Путь[253]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[217]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![182]
Белый крест[177]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[172]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[131]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Произведения А. и Б. Стругацких[104]
Темный дворецкий[102]



Список вызовов и конкурсов

Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[3]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[46]
Фандомный Гамак - 2015[4]
Британский флаг - 8[4]
Фандомная Битва - 2015[50]



Немного статистики

На сайте:
- 12556 авторов
- 26902 фиков
- 8508 анекдотов
- 17535 перлов
- 646 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...


Что может быть обиднее для женщины?

Автор/-ы, переводчик/-и: Galit
Бета:Катю, гамма - Venom_VR
Рейтинг:PG-13
Размер:мини
Пейринг:ГП/ДУ
Жанр:Drama
Отказ:Гарри Поттер, характеры, имена и названия принадлежат J. K. Rowling и Warner Bros. Коммерческая прибыль не извлекается, ничьи права не нарушаются.
Цикл:"Философский" [3]
Фандом:Гарри Поттер
Аннотация:Что бывает, когда пытаешься "бежать впереди паровоза".
Комментарии:
Каталог:Пост-Хогвартс, Книги 1-7
Предупреждения:слэш
Статус:Закончен
Выложен:2008.08.14 (последнее обновление: 2008.08.14)
 открыть весь фик для сохранения в отдельном окне
 просмотреть/оставить комментарии [3]
 фик был просмотрен 4021 раз(-a)


Ты забудешь цвет моих глаз,
Ты забудешь запах волос:
Что-то вдруг порвалось в нас,
Что-то нам с тобой не удалось.

(Елена Ваенга, «Мы попали с тобой под дождь»)

— Кто она?

— Мм-хм?.. — Зеленоглазый мужчина сидел в своём домашнем кабинете, развернув тяжёлое кожаное кресло к окну, и, как большая кошка, блаженно щурился на яркие лучи солнца под чуть слышную, заунывную музыку, доносящуюся из дома напротив (сосед-подросток снова, похоже, рефлексировал из-за очередной несчастной любви). Продолжающийся отпуск по болезни хорош тогда, когда ты уже отлично себя чувствуешь, оправившись после нечаянно полученного проклятия, но приговором докторов-перестраховщиков имеешь полное право (и прекрасное оправдание) предаваться таким вот послеобеденным «медитациям».

Начальник британской службы магического правопорядка, известный любому сопливому первокурснику Герой Магического Мира, знаменитый Гарри Поттер может ведь позволить себе изредка такое удовольствие: под предлогом болезни спихнуть все дела на заместителя и просто поваляться в кресле, принимая солнечные ванны и слушая тишину почти пустого дома? В кои-то веки ничего не делать, лишь расслабленно созерцать пляску пылинок в падающем из окна свете и думать... Не о работе — преступниках и правонарушителях, неистребимых в принципе, планёрках и графиках, в которые никто никогда даже и не собирался укладываться, бесконечных отчётах и сводках. О нет, он размышлял о вещах более отвлечённых и интересующих его в данный момент гораздо, гораздо сильнее: о себе... своей судьбе... семье... друзьях... о скрипящей половице в конце коридора на втором этаже, которую давно бы уже надо было сменить, но всё недосуг... об уютно устроившейся в желудке порции жаркого, о пироге с манго, обещанном к ужину... о том, как необъяснимо притягательна такая, казалось бы, депрессивная мелодия...

О странном сне, что приснился Гарри, пока он лежал в клинике Святого Мунго под действием проклятия. Оказавшаяся неожиданно приятной (куда уж неожиданнее: даже в юности, более характерном для колебаний насчёт своих сексуальных предпочтений возрасте, не посещали его эротические мечты о парнях!) фантазия о чёрных глазах исчезнувшего мужчины из далёкого прошлого, о том, как горячие твёрдые губы этого воспоминания поймали его собственные в требовательном поцелуе — не то, что бы нагло, а как-то... чересчур решительно. Безапелляционно.

С чего, откуда взялось это сновидение, было ли наслано анонимным недоброжелателем вместе с проклятием либо возникло в поттеровской голове самостоятельно, в качестве злой шутки подсознания? Ответа на этот вопрос не было, а какого-либо конфликта с самим собой (который, по идее, должен был бы образоваться после столь... нестандартно ориентированного сна) отчего-то не возникало. «Внутреннее Я» пребывало с основным в мире и согласии, помогая раз за разом прокручивать сон-воспоминание и вместе с ним лениво удивляясь: «Ну надо же... чего только не случается... И к чему бы оно?..» Покидать редко удающееся состояние светлой, не замутнённой ничем посторонним лени не хотелось...

Негромко произнесённые слова вошедшей жены не смогли сразу вытянуть мужчину из его блаженного транса — только чуточку потревожили, — но мало кому удавалось безнаказанно подолгу игнорировать эту рыжеволосую даму. Особенно когда Джиневра Поттер, в девичестве Уизли, была настроена так решительно.

— Кто она, Гарри? — тихо, но настойчиво потребовала она снова, всё дальше уводя мужа из той «почти нирваны», в которую он погрузился, напряжёнными интонациями своего голоса и непонятными, но явными претензиями.

— Кто — «она»? — Машинальным, до боли в сердце знакомым ей жестом мужчина поправил сползшие на кончик носа очки. Недоумение в его голосе было искренним, ненаигранным, и это странным образом мгновенно вывело из себя темпераментную Джинни. С трудом удержавшись от того, чтобы сразу начать вопить в голос, она протолкнула сквозь стиснутые зубы мучительное:

— Та, о ком ты думаешь. Не переставая, всё время... после возвращения из госпиталя! Кого ты там встретил, а? Кто она, чёрт возьми?!
— Да о чём ты?! — Он по-прежнему не мог понять сути надвигающегося скандала, но агрессивный тон супруги не оставлял сомнений в неотвратимости такового. И не мог не вызвать ответного раздражения: — Я не понимаю!

Джинни и раньше, бывало, ревновала его к знакомым женщинам, но как-то больше беспредметно — просто раздражаясь от неусыпного дамского внимания, щедро расточаемого знаменитому герою, время от времени высказываясь в духе «Ты слишком мягкий/добрый/бесхарактерный (выбери нужное)... если не научишься твёрдо отказывать всем этим... они так и будут тебя преследовать». Но никогда не высказывала обвинений лично ему, не подозревала в измене. И Гарри решил одним махом развеять сомнения супруги:

— Не было там никакой её! — «Ведь не было же?..»

Но миссис Поттер не зря ела свой журналистский хлеб: один раз ухватившись за какие-то слова собеседника, упустить взятый след она уже не могла, и потому на незамысловатую попытку отвлечения не отреагировала. Зато моментально вычленила из сказанного мужем ма-аленькую деталь, к которой смогла прицепиться:

— Ах, «её» не было? Ну, значит, был «он»! — сказала она, сама ни секунды не веря в слетающие со своих губ слова, просто желая ужалить посильнее, ударить — хотя бы вербально! — причинив такую же боль, что терзала её. Отомстить мужу за который день уж не сходящее с его лица выражение задумчивой радости, более присущее переживающим первую влюблённость подросткам, нежели тридцатисемилетним начальникам аврората, отцам троих детей... За то, что даже в самом начале их романа, в школе, Гарри никогда не выглядел так... идиотически-довольно!

Из Святого Мунго вернулся не «старый добрый Гарри», привычный до полной предсказуемости муж и глава семейства, а какой-то получужой мужчина, время от времени меряющий жену почти неузнающим взглядом, отвечающий, с трудом сконцентрировавшись, на её вопросы и снова погружающийся в какие-то свои, бесконечно далёкие от неё мысли... Такое сомнамбулическое состояние не являлось последствием его «болезни», она проверяла, советовалась с приглашёнными на дом колдомедиками. Чуть ли не самым страшным в ситуации как раз было то, что, беседуя с другими людьми, Гарри приходил в себя, абсолютно адекватно реагировал, с удовольствием участвовал в разговоре и не выказывал никаких признаков рассеянности и, только оставаясь наедине с нею, позволял себе отключиться, словно Джинни была... чем-то вроде старой мебели! Долгие годы простоявшей на одном и том же месте, а потому настолько привычной всеми своими оббитыми уголками, что её можно просто обогнуть, даже не заметив...

Все эти дни её терзали дурные предчувствия, смутные поначалу подозрения всё усиливались, интуиция попросту надрывалась, крича о том, что внимание мужа больше Джинни не принадлежит... и не похоже, чтобы это была временная проблема. Не тот человек был Гарри Поттер, чтобы беспричинно игнорировать супругу: он сам ещё не отдавал себе в этом отчёта, но для неё-то было совершенно очевидно, что кто-то более важный занимал отныне её место в списке его приоритетов! Кто-то, встреченный именно в Мунго... И одна за другой повторяющиеся бесплодные попытки извлечь Гарри из поглотивших его мыслей об этом проклятом ком-то только усугубляли ревность женщины — и нарастающее чувство обречённости.

Хотелось выплеснуть на кого-то (уже практически безразлично — на кого) свою злобу и бессилие, сделать хоть что-нибудь, что сможет предотвратить надвигающуюся на их семью катастрофу (и оставалось лишь остатками душевных сил радоваться тому, что мальчики уехали в Хогвартс и не застали всего этого... кошмара, а Лили она лично отвезла к своей матери, как только получила известие из госпиталя). Именно желание прекратить это невыносимое ожидание, беспомощное наблюдение за тем, как истекает её время рядом с Гарри Поттером, желание знать всё наверняка, и заставило Джинни сейчас вломиться к мужу в кабинет. Сказав заведомо несправедливую гадость, она хотела лишь спровоцировать его... всё равно на что, хоть на какую-нибудь реакцию помимо рассеянного благодушия! И похоже, получила больше того, на что рассчитывала.

Ещё не закончив говорить, женщина знала, что угадала, попала в точку, уже видела в его глазах нечто, отчего, помертвев и задыхаясь, опустилась на стоящий рядом детский диванчик, словно её ноги вдруг лишились всех костей. Разом. Увы, она всегда, с детства — столько лет! — слишком пристально следила за Гарри и его реакциями, была чересчур внимательна к малейшим изменениям в его поведении. На свою беду...

— Гарри?! Не-е-ет! Не может быть!.. Ты же не хочешь сказать... Нет, я не верю! — Глядя, как на лице мужа стремительно сменяются выражения, Джинни зажала себе рот ладонью, чтобы пощадить свою гордость и не позволять больше никому здесь не интересным воплям зря сотрясать воздух. Лёгкий стыд за неуклюжую попытку соврать («Он никогда не умел лгать родным... Чужим, посторонним — пожалуйста, а близкие могли сразу вычислить неправду по этому его виноватому выражению»), еле заметное удовольствие от какого-то воспоминания и почти неуловимый румянец, а затем — хорошо знакомое всем окружающим упрямое нежелание отрицать очевидное. Отрицать что-то, чего он отказывался стыдиться...

Это был конец — и ведь она уже была к этому почти готова, верно? Конец их отношений, конец «периода Джинни» в жизни Гарри Поттера, конец всего. Можно было бы бороться с попыткой другой женщины захватить место «первой (или всё же второй?) леди» магического мира, искать какие-то способы укрепления их пошатнувшегося брака. Но если в любовном треугольнике третьим становился другой, а не другая... если Гарри испытывал необходимость в отношениях такого рода... Ей было нечего ему больше дать. Нечего делать рядом с ним. Их отношения, четвертьвековое знакомство и тринадцатилетний брак, исчерпали себя самым жестоким и оскорбительным образом. Ведь что может быть для женщины более обидного, нежели измена мужа с другим мужиком?!

Она не понимала, что произносит это вслух, пока не услышала отвечающий ей грустно-неуверенный голос Гарри:

— Джинни, но ведь ничего ещё и не было... Совсем ничего, клянусь тебе!

Боль на секунду стала запредельной... непереносимой... а потом вдруг преобразовалась, переродилась в настолько чистый и ясный гнев, какого Джинни, пожалуй, и не знала за свою жизнь! Ярость, в один миг захватившая всё её существо, жаркой волной плеснулась в лицо — легко реагирующая, как и у всех рыжих, кожа наверняка стала неприглядно багрового оттенка, но женщине было теперь безразлично, как она выглядит для этого мужчины — она была зла до такой степени, казалось, ещё чуть-чуть, и она начнёт плеваться огнём не хуже Венгерской хвостороги.

— Ты сам-то себя слышал? — низким, сдавленным от переполняющих её чувств голосом прошипела Джинни, издевательски растягивая слова. Внутри будто начинала медленно раскручиваться до предела затянутая пружина, и кого хлестнёт острый конец этой невидимой освободившейся проволоки, было ещё неизвестно — но уже совершенно не важно... — «Ещё не было! Правда, скоро будет, но тебя, Джинни, это уже не будет касаться, не так ли?! Я буду строить своё голубое счастье и не оглядываться на прошлое!..» Ну спасибо тебе, Гарри, утешил, нечего сказать!

И было всё равно, что его лицо внезапно мертвенно бледнеет и застывает, словно гипсовая маска «Потрясение». В этот миг она ненавидела мужа с той же силой, с какой раньше любила — любила, кажется, всю свою жизнь, и вот к чему пришла в конце!.. Ненавидела это до сих пор по-мальчишески худощавое тело («Да уж, мечта педофила! Выглядит, как подросток, а ответственности за растление не нести...») и наизусть выученное лицо, эти прозрачно-зелёные, знаменитые на весь магический мир глаза, по-прежнему хранившие столь характерное для них невинное выражение («По-прежнему, будь он проклят! Из-за этих глаз я то и дело чувствовала себя... грязной и растленной. А он всё так же невинен в кое-каких вопросах, несмотря на годы, прожитые в законном браке, и абсолютно незаконную новую любовь...»).

Новую... А Джинни уже перешла в разряд любви прежней, даже если, как он утверждал, «ничего не было». Всё верно, это было бы не в его характере: покрутить сколько-то времени роман на стороне, а потом как ни в чём не бывало возвратиться в семью, попросив прощения и сделав вид, что всё так и должно быть. Нет, если уж Гарри Поттер решил заводить новые отношения, прежде он покончит со старыми. Старая... Как же это больно, видеть саму себя — красивую, яркую женщину всего лишь тридцати шести лет от роду — в роли старой, использованной вещи... словно стопка прошлогодних газет, приготовленных на выброс.

Душевная боль настоятельно требовала выхода, в противном случае угрожая взорваться прямо внутри неё, разнеся вдребезги жалкие остатки здравого рассудка:

— Когда я думаю, какой была дурой всё это время, меня начинает тошнить! — Неожиданно сиплый, надтреснутый голос заставил вздрогнуть их обоих. — Все мои переживания, все эти ночи без сна и рыдания в подушку, кому они нужны? Годы ожидания тебя со всевозможных геройских подвигов: ещё в школе, потом — Орден, война, твой проклятый аврорат... Мерлин, я отдала тебе всю душу, всю любовь, какая только возможна! Я беспрекословно играла роль сладкой маленькой жёнушки! Пожертвовала своей квиддичной карьерой для того, чтобы родить и растить твоих детей... Я в самом деле изменила себя, сделавшись такой, какой ты хотел меня видеть!! Я превратилась в подобие своей матери... хотя когда-то обещала себе приложить все силы, чтобы не допустить этого!

Обхватив себя руками, женщина дрожала, неудобно согнувшись на слишком низком для неё диванчике и не замечая этого:

— Я прожила чужую жизнь в попытке добиться твоей настоящей любви... и всегда чувствовала, что твоё сердце мне полностью не принадлежит, — вдруг поняла Джинни, в шоке вытаращив глаза на безмолвно наблюдающего за ней мужа. — У меня постоянно было чувство, что я к чему-то стремлюсь, куда-то не успеваю, что вот ещё чуточку усилий — и я достигну, наконец, своей цели! Но она всегда ускользала от меня, да? Ты так и оставил большую часть своей души закрытой, не отдав её мне... Ещё детям туда был доступ, а мне — нет. Сколько я стучалась в эту запертую дверь? Бесконечно... Сколько ночей, лёжа рядом с тобой, думала: что же ещё сделать, чтобы доставить тебе радость? Всё было напрасно, не так ли? Двадцать пять лет прошли даром...

— Извини, я не знал, что ты ждёшь за них какой-то платы. Всё это время я думал, что такая жизнь — то, чего хотим мы оба. Ты считаешь, это было глупо с моей стороны? — Холодный голос Гарри ворвался в её мысли, проговариваемые вслух в стараниях осознать новую реальность, и возмущение захлестнуло Джинни с новой силой: да как он смеет, разбив весь её мир, сидеть здесь с оскорблённым видом?! Платы? О да, она ждала ответной любви — обязательно равноценной — в качестве платы. Но так и не дождалась. Карие глаза женщины злобно блеснули.

— А ты — вообще глупец, — огрызнулась она. — Ограниченный, добровольно закрывающий глаза на всё, что происходит вне твоего маленького домашнего круга, самодовольный идиот. — Что-то в ней стремительно съёживалось и умирало при виде того, как леденеют и становятся чужими зелёные глаза мужа, как он отстраняет, выдвигает её за пределы упомянутого круга, ей было страшно, но остановиться и замолчать Джинни была не в состоянии.

— Я ведь тебе изменяла, знаешь? — Расходящиеся от сидящего за столом мужчины волны обиды и раздражения нарастали, становясь полноценным гневом, обжигая её кожу холодом, но разошедшейся женщине было уже всё равно: бурный темперамент наконец вырвался на свободу, а в голосе звенело весёлое безумие — вся жизнь катилась к чёртовой матери. — Не зна-аешь... Ну, где тебе, героическому нашему, подумать о том, что не всё так уж ладно в нашей супружеской постели?! А я спала со всеми мужиками, которые мне это когда-либо предлагали... ты будешь смеяться, потому что я делала это из самых лучших побуждений! Чтобы набраться опыта, понять, чего же не хватает нашим отношениям. Сначала считала, что ты женился на мне девственником и потому не умел удовлетворить женщину. Потом я думала, что ты — просто не слишком страстный тип мужчины, истинный англичанин, сдержанный и обременённый предрассудками, и старалась соответствовать представлениям об идеальной английской леди. Потом... потом мне хотелось хоть иногда почувствовать себя не примерной Матушкой Гусыней, а обычной женщиной, и натрахаться вволю, не думать о том, что надо вести себя скромно и достойно!.. И я шла с первым подвернувшимся под руку симпатичным мужчиной, которому было интересно: каково оно, с женой знаменитости, самого Поттера... Что? Не под руку, а совсем под другое место? Да, действительно... Но знаешь, что было самым противным? Что все они чувствовали себя виноватыми. Не передо мной, не оттого, что они использовали меня — перед тобой. Потому что без разрешения использовалась твоя собственность. Меня это бесило и бесит, но... никогда не останавливало — хотя бы изредка ощутить объятия мужчины, а не Героя... Что ты знаешь о том, как должен обнимать настоящий мужчина, а?!

Пока ничего. — Подчёркнутое «пока» мужа радикально оборвало постепенно развивающуюся истерику Джинни, её голова дёрнулась, словно ощутив ту пощёчину, что подразумевалась насмешливой интонацией. Подняв на него глаза, женщина содрогнулась, вдруг поняв, почему самые закоренелые преступники магической Британии боялись допроса у Самого больше, чем непосредственно заключения в Азкабан, подписывая разгромные, зачастую невыгодные для себя признания — лишь бы не встречаться с этим совсем ещё молодым магом. Просто эта сторона его характера никогда не касалась её и детей («Дети! Мерлин, что же будет с детьми?!») — и стала полной неожиданностью для «почти бывшей» супруги Гарри Поттера.

Сложив руки домиком, за столом сидел абсолютно незнакомый ей мужчина. «Довольно привлекательный. Раздражённый. Чужой. Закрыто-официальный, несмотря на бархатный домашний халат. Сильнее. Много, много сильнее...» Джинни была не самой слабой ведьмой, но никогда ей не приходилось сталкиваться с такой мощью, что сейчас свободно проходила сквозь неё — даже не заметив столь ничтожного препятствия. Он больше не считал нужным прикрывать её от магического проявления своего недовольства, и новое ощущение лучше любых слов дало ей понять: отныне она становится для него посторонней, навсегда отчуждаясь от семейства Поттер. Своими руками сломав себе жизнь.

— В свете выяснившихся фактов считаю наш брак расторгнутым, — безразлично было сообщено ей. — Формальности будут улажены через неделю, размер алиментов я тебе определю чуть позже. Будь добра к вечеру собрать необходимые тебе вещи и покинуть мой дом: мне неприятно твоё присутствие. Также я настаиваю на проведении колдомедицинского обследования для Лили: мне бы хотелось наверняка знать, кто из моих детей действительно является моим. Слава Мерлину, мальчики слишком похожи на меня, чтобы сомневаться в их происхождении, но вот Лили — твоя копия, и нельзя быть уверенным ни в чём, не так ли?

— Гарри, пожалуйста...

— Не бойся, не откажусь, — он понял её без объяснений и презрительно скривил губы. — Я всё равно остаюсь её отцом, просто опасаюсь за здоровье девочки. Мало ли какую пакость ты могла принести в дом, подцепив от одного из своих... нда... Далее. Она и Джеми с Алом будут жить там, где сами захотят — здесь или с тобой. Я сам поговорю с ними относительно нашего расставания... и только попробуй когда-нибудь вылить на любого из них хоть каплю того дерьма, которого сегодня нахлебался я! — Раздражение на миг прорвалось низким рыком в его голосе и почти сразу исчезло: — Кстати, для справки: нет никакого мужчины в моей жизни... и женщины тоже нет.

— Не обманывай меня, Гарри, — устало попросила Джинни, медленно, с трудом вставая: щедро израсходованные на скандал силы не торопились возвращаться. — Я слишком хорошо тебя знаю, чтобы ошибиться в столь важном вопросе. Это Дэн, правда? То-то, мне рассказывали, он у твоей койки в обморок и упал... Тоже испереживался, наверное. Только одно меня во всём этом ужасе и поддерживает — что кто-то снова будет тебя любить так же, как любила я.

— Ты не слышала меня? Нет и не было никогда ничего, кроме насланного проклятием сна. И при чём тут Деннис?

— Неважно, — отстранённо-покладисто согласилась она. — Как скажешь. Просто женщины чувствуют такие вещи: он тебя любит. Давно. А я... любила. Слишком долго и сильно... отчаянно... неразумно... слишком многого требуя. Даже если бы ты сейчас вдруг сказал мне, что любишь по-прежнему, мне было бы нечего тебе ответить. Я выгорела, Гарри.

— Сожалею, — без малейшего сожаления в голосе вежливо заметил он. — С твоих слов, это была не любовь, а одержимость — причём даже не конкретно мной, а тем же образом Героя, который владеет умами обывателей. И который, как я считал, оставался за пределами этого дома. А выяснилось, что за все годы нашего знакомства ты так и не поняла меня... так и продолжала выдумывать себе какого-то супермачо, который вот-вот подхватит тебя на гоночную метлу последней модели, унесёт прямиком на седьмое небо и там испепелит своей огнедышащей страстью. Не нужен тебе был скромный чиновник и примерный семьянин, да? Скучный, без замысловатых предпочтений в сексе, зато любящий детей, собак и свой дом с белыми занавесками? Не нужен... А я считал, что хотя бы ты понимаешь меня и любишь таким, как есть. Ну, что ж, — Гарри взял себя в руки, — мы оба ошибались, оба сделали всё, чтобы другой не жалел о разрыве, пришло время признать этот прискорбный факт и идти дальше. Прощай, Джинни, тебе пора собираться...

Тихо закрывшаяся дверь кабинета разгородила жизни двух людей — на общее прошедшее и раздельное будущее, одну от другой...
...на главную...


июнь 2019  
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

май 2019  
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031

...календарь 2004-2019...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2019.06.17 17:26:37
Очки для Черного [0] (Дом, в котором...)


2019.06.16 14:28:43
(Не)профессионал [1] (Гарри Поттер)


2019.06.16 12:08:58
Ноль Овна. Астрологический роман [9] (Оригинальные произведения)


2019.06.14 12:24:28
Фейри [4] (Шерлок Холмс)


2019.06.12 12:58:18
Несовместимые [6] (Гарри Поттер)


2019.06.11 11:37:37
Сыграй Цисси для меня [0] ()


2019.06.09 22:41:12
Нейсмит, Форкосиган и все-все-все [2] (Сага о Форкосиганах)


2019.06.09 21:43:11
Игры с браком [3] (Гарри Поттер)


2019.06.08 15:03:20
Рау [4] (Оригинальные произведения)


2019.06.07 23:56:18
Поттервирши [15] (Гарри Поттер)


2019.06.07 23:45:12
Сказки нашего блиндажа [2] (Оригинальные произведения)


2019.06.07 23:42:54
Город Который [1] (Оригинальные произведения)


2019.06.07 14:46:09
Часть 1. Триумф и вознесение [0] (Оригинальные произведения)


2019.05.27 00:43:57
Быть Северусом Снейпом [242] (Гарри Поттер)


2019.05.24 12:13:50
Ненаписанное будущее [15] (Гарри Поттер)


2019.05.20 09:35:56
Добрый и щедрый человек [3] (Гарри Поттер)


2019.05.16 17:46:12
В качестве подарка [68] (Гарри Поттер)


2019.05.09 15:49:02
Драбблы (Динокас и не только) [1] (Сверхъестественное)


2019.05.07 12:03:51
Двуликий [41] (Гарри Поттер)


2019.05.04 16:19:41
Отвергнутый рай [17] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2019.04.30 18:26:32
Lost and Found [0] (Гарри Поттер)


2019.04.30 17:52:01
Его последнее желание [3] (Гарри Поттер)


2019.04.27 14:16:07
Абраксас [54] (Гарри Поттер)


2019.04.25 12:14:01
Расплата [7] (Гарри Поттер)


2019.04.20 15:11:33
Тедди Люпин в поместье Малфоев [2] (Гарри Поттер)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2019, by KAGERO ©.