Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

"В тихом Омуте черти водятся", - сказал как-то Дамблдор. Насколько тот был прав, он узнал, увидев Волдеморта в Омуте памяти...

Список фандомов

Гарри Поттер[18459]
Оригинальные произведения[1235]
Шерлок Холмс[714]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[133]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Произведения А. и Б. Стругацких[106]
Темный дворецкий[102]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12640 авторов
- 26933 фиков
- 8587 анекдотов
- 17659 перлов
- 660 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...


Данный материал может содержать сцены насилия, описание однополых связей и других НЕДЕТСКИХ отношений.
Я предупрежден(-а) и осознаю, что делаю, читая нижеизложенный текст/просматривая видео.

Кофе по утрам

Автор/-ы, переводчик/-и: Ira66
Хельга
Бета:Ira66
Рейтинг:R
Размер:мини
Пейринг:CC/ГП
Жанр:Drama, Romance
Отказ:omnia mea mecum porto, чужого не надо
Фандом:Гарри Поттер
Аннотация:сиквел к фику "Salut, c`est encore moi!" (автор Хельга)
Комментарии:Ferry! Мы поздравляем тебя с Днем Рождения. Оставайся всегда таким же интересным собеседником, прекрасным автором, внимательным читателем и критиком и замечательным человеком.

Это наш маленький подарок, мы помним, что ты хотела прочитать сиквел к этому фику.

Ira66 и Хельга
Каталог:нет
Предупреждения:слэш
Статус:Закончен
Выложен:2008.01.25
 открыть весь фик для сохранения в отдельном окне
 просмотреть/оставить комментарии [8]
 фик был просмотрен 9560 раз(-a)



Повзрослел. Как странно применять этот глагол к Поттеру.

С трудом верится, что мужчина, расслабленно сидящий в кресле напротив него – тот самый Поттер, который когда-то приволок ему маггловский магнитофон и прогулял первый экзамен в Академии авроров, чтобы подослать с кассетой свою сову, а самому явиться следом.

Сколько лет прошло, но каждый раз, как эта белая птица приносит ему письма от Поттера, ноги ноют – как тогда, когда он через силу пытался заставить их двигаться, чтобы дотянуться до загадочного свертка, принесенного нахалкой.

* * *

Паралич. Полный. Безвозвратный. Что ж, значит так тому и быть – и ничего не поделаешь. Прощай, наивная мечта стать аптекарем после войны. Варить зелья, открыть небольшой магазинчик на углу Косого переулка... Случайных покупателей почти нет, поскольку перечное зелье можно купить в любой лавке, а вот аконитовое, например… Места по пальцам перечтешь.

Ну, жизнь в очередной раз доказала, что наивным мечтам в ней места нет. Не то, чтобы он очень удивился.

Воспоминания о горячке битвы, грохоте рушащихся камней, свисте заклятий над ухом - все это проносилось в голове как-то мимоходом, оставляя его странно равнодушным.

Он просто ждал, пока Поппи подойдет к нему и даст напиться.

Потом были диагностирующие заклятия, многозначительные взгляды, осторожное «Северус, я даже не знаю как сказать» и пренебрежительное «а то я без вас не догадываюсь».

Он много спал, нередко задремывая с книгой, еще когда солнце только собиралось клониться к закату, и просыпаясь от полуденного жара на следующий день.

Не иначе, организм восполнял свое за десятилетия бессонных ночей, вяло думалось ему.

Раньше он бы сошел с ума от бессмысленно потраченного времени, а сейчас утратил счет дням и неделям.

Иногда вспоминал свое кратковременное заключение в Азкабане, перед тем как Альбус вытащил его оттуда. Неужели это он бросался на стены, разбивая в кровь кулаки? Ведь можно было спокойно лежать и смотреть в небо. Оно ведь остается все тем же, и какая разница – смотришь на него через зарешеченное окно тюрьмы или готическую арку больничного крыла?

Пару раз медики из Св. Мунго устраивали у его постели консилиумы, размахивали руками, цокали языками и приходили к дружному мнению, что он вполне сможет встать и ходить, вот только нужен сильный стресс или стимул.

Он смеялся над ними. Сильный стресс? Какое умное слово – стресс. Хотел бы он посмотреть на то, что может напугать ближайшего сподвижника Темного Лорда до такой степени, чтобы он выскочил из своего уютного гнездышка под одеялом и понесся неведомо куда, путаясь в подштанниках.

Постепенно руки обрели некоторую чувствительность, и теперь получалось выполнять нехитрые манипуляции. Раньше он не умел радоваться ничему, а сейчас мог весь день улыбаться тому, что может сам держать книгу. Мысленно улыбаться – мышцы лица так давно отвыкли от улыбки, что учиться этому заново не имело смысла.


* *

Настойчивый стук разбудил его. Звук был настолько неожиданным, что ему потребовалось минут пять, чтобы унять колотящееся сердце и повернуться к окну.

Огромная полярная сова настойчиво долбила клювом в тяжелую фрамугу, недвусмысленно требуя ее впустить.

Он махнул рукой и внятно сообщил нахалке, что она перепутала окно. Сова склонила голову набок. Движение вышло на удивление презрительным. Она явно была о нем не самого высокого мнения.

Пришлось взять с тумбочки палочку и заставить тяжелые створки распахнуться.

Наглая птица влетела в комнату как ловец за снитчем, сделала несколько кругов, подняв крыльями небольшой ураган, в результате которого на пол слетела пара свитков, и, наконец, успокоившись, устроилась на спинке кровати. В клюве у нее был небольшой сверток.

Он уже успел подумать о том, что ему все-таки придется принять посылку, наложить на нее заклятье консервации – только Мерлину известно, что там внутри, – и ждать Поппи, чтобы она разыскала адресата.

Протянул руку к сове, надеясь, что та догадается подлететь и отдать ему посылку. Но глупая птица нахохлилась, повертела круглой башкой и, судя по всему, не испытывала никакого желания покидать облюбованное местечко.

Любопытство. Он уже успел подзабыть – что это такое.

Стиснул зубы, попытался приподнять себя на дрожащих руках. Кровать жалобно заскрипела, перед глазами разлетелся ворох темных точек. Пришлось откинуться назад, опершись на локти и запрокинуть голову – удержать ее ровно он был не в состоянии.

Воздуха не хватало; он был уверен, что сейчас снова рухнет на постель. Да, так и надо сделать. Чего ради?

Но закусил губу и все-таки попробовал сесть. Почему-то зажмурившись, то ли от слабости, то ли от неуверенности, то ли еще от какого-то чувства, которому сам не мог дать точного определения.

Несколько минут, потребовавшиеся ему на это, показались парой столетий.

Оказывается, если на кровати сидеть, а не лежать, комната выглядит совсем иначе.

Он не успел удивиться этому открытию, как проклятая птица нетерпеливо дернула головой, как бы показывая: соизволь, наконец, освободить меня от ноши, а то скину на пол, и буду считать, что свое дело сделала.

С пола ему точно ничего не достать, а призывать незнакомую посылку чарами – верх глупости.

Конечно, можно было призвать этот предмет из совиного клюва. Но во-первых, он не знал как птица к этому отнесется. Любая умная сова, увидев нацеленную на нее волшебную палочку, сорвется с места и уберется подальше. Во-вторых, посылки и письма надо вынимать, быстро отдергивая руку, пока до пальцев не дотянулись изогнутые острые когти. Разворачивать, хрустя бумагой. Испытывать нетерпение, свойственное даже самым старым. Ведь никогда не знаешь, что там внутри.

И пусть посылка была не для него, но почему-то хотелось вдруг восстановить это ощущение, из прошлой жизни. Прожить его еще раз. Может быть, последний.

Он изо всей силы вцепился руками в ногу, принуждая ее двинуться хоть на сантиметр.

Некстати вспомнилась маггловская сказка про какого-то чудака, вытащившего себя за волосы из болота.

Он негромко фыркнул, сова медленно мигнула.

Еще несколько минут мучительно-медленного перемещения. Наверное, какой-то злой дух расширил кровать до размеров квиддичного поля, не иначе. Еще движение. Меньше дюйма. Еще. И еще.


Поттер застал его уже не лежащим. Сидящим.


* *

Интересно наблюдать за тем, как меняется мальчишка. Может быть, он тогда разрешил ему – вернее не смог запретить - приходить к себе из научного интереса. По крайней мере, успешно убедил себя в этом.

Вначале это раздражало до невозможности. Когда Поттер нахально вламывался в его палату – так же нахально, как некогда вломился в его жизнь.

Сначала надо было ненавязчиво присмотреть за новорожденным Гарри, а то вдруг… Что именно «вдруг» старый интриган Дамблдор не сообщил, и потому неожиданности ожидались любые. Правда, исчезновение Волдеморта на добрый десяток лет превзошло все ожидания – впрочем, покойник-директор всегда отличался широтой взглядов и замыслов.

Потом мальчишка семь лет досаждал ему своей тупостью и рассеянностью, доводил до бешенства неуемным героизмом и самоуверенностью.

И все это для того, чтобы и теперь не давать ему покоя.

Посещения настырного мальчишки мешали внимать скрипу рассохшихся досок на полу, кряхтению стропил и шуршанию песка, стекающего меж огромных камней замка.

Когда он первый раз обрадовался Поттеру? Не в тот ли памятный день, когда они вместе слушали старый, жующий пленку магнитофон, а сова тихонько переступала во сне, цокая когтями по спинке кровати?

* * *

Зимой он все-таки переехал обратно в подземелья. Слагхорн продолжал преподавать зельеварение и, кажется, был исключительно доволен жизнью. На холодные подвальные лабиринты никто не претендовал, и потому он снова занял свои прежние комнаты.

Он варил микстуры для госпиталя – у Слагхорна никогда не хватало терпения воспроизовдить одно и то же зелье сотни раз. Старик путался, раздражался и впустую переводил компоненты. Поэтому, когда Снейп молча взялся за это дело, шумный и пузатый толстяк с радостью оставил это бесполезное, по его мнению, занятие.

Он начал какое-то длинное и путаное исследование, с утра ставя несколько опытов и обрабатывая результаты вторую половину дня.

Иногда подолгу смотрел в одну точку – куда-то в угол стола, где отблескивающим глянцем притягивало взгляд невесть когда посаженное чернильное пятно.

Слава Мерлину, Поттер больше не врывается в его комнаты, нарочито-бодро распевая гимн ирландской команды или насвистывая под нос что-нибудь неприличное из репертуара старого пошляка Хмури.

Постепенно, с трудом, но ему удалось загнать мальчишку в рамки. Заставить соблюдать собственные законы существования, раз приходилось терпеть его визиты.

Минерва уже привыкла к тому, что заезжающий в школу герой всея магического мира вручает ей букет живых, не наколдованных лилий, дежурно целует в пергаментно-морщинистую щеку и, торопливо ответив на пару дежурных вопросов, упруго сбегает вниз по каменной винтовой лестнице.

В те редкие дни, когда Снейп поднимался на обед или ужин в Большой Зал, он не отказывал себе в маленьком удовольствии: осведомиться, как дела у Гарри, а потом ненавязчиво проявить куда большую осведомленность в этих самых делах.

Первый раз он подумал о том, что мальчишка взрослеет, той зимой – когда только начал выбираться из больничного крыла.

Первоклашки провожали его глазами не с ужасом как раньше, а с любопытством. Конечно, старшекурсники не преминули поведать им о страшном зельеваре, вырастающем из-за спины неслышно как привидение, и снимающем сотни баллов за пустячный проступок. Но малыши не находили в этом хромающем, сутулом человеке ничего пугающего. Он был для них скорее странен, нежели страшен. Ну а его трость не так часто стучала по каменному полу Большого Зала, чтобы он перестал казаться загадкой. Любопытство было для него в новинку, и он еще не успел понять, нравится оно ему или раздражает.

Когда Поттер первый раз увидел его с этой простой, черного дерева тростью, то только досадливо поморщился.

Снейп проследил направление его взгляда и парировал: - Я не держу в ней волшебную палочку, Поттер.

- Да если бы и держали, – ухмыльнулся дерзкий мальчишка, - то что?

Сыграть на том, что наглый Поттер издевается над инвалидом, – не вышло. Беспомощным он не был, отнюдь, палочкой владел безукоризненно даже когда вовсе ходить не мог. Просто мальчишка дал понять, что не боится его. Потому что действительно не боялся. И это можно было только принять, потому что изменить это он был уже не в силах.

Тогда он был уверен, что ему не раз придется пожалеть о том, что разрешил навещать его. Сделав один шаг назад, рано или поздно сделаешь и второй.

Однако, то ли в школе авроров Поттера пообтесали, то ли он копировал поведение самого Снейпа, но его визиты оказались не столь утомительны. Он всегда согласовывал время, присылая ему записки с той самой, памятной полярной совой. Являлся точно, был вежлив и в меру остроумен. Подшучивал над преподавателями, критиковал устаревшие программы и даже к месту умудрялся вставить «хотя вы нам еще на шестом курсе»… Снейп кривился для порядка, но не обрывал – было приятно.

Правду, еще одну бестактность Поттер позволил себе, уже учась на последнем курсе Академии. Ввалился через камин прямо к нему в кабинет, счастливый, как ловец, выигравший первый матч.

Снейп изумленно посмотрел на него поверх газеты.

- Представляете, профессор, меня не узнали!!! – вопил Поттер, носясь из угла в угол и пачкая ковер сажей.

Снейпу подумалось, что сова Поттера явно берет пример с хозяина – такая же нугомонная.

Поттер восторженно пялился на него, явно призывая носиться от радости вместе с ним.

- Представляете, в Лондоне не узнали! В Косом переулке! Спросили что я за тип!!!

- Поттер, я же советовал вам не обольщаться, - слава – штука изменчивая, и через пару лет про вас вообще все забудут, - усмехнулся в ответ Снейп.

- Так это же замечательно, - последовал ответ, и Поттер плюхнулся в кресло напротив, улыбаясь чему-то своему.


* *

Мистер Поттер, вы просто гений стратегии! – визгливо восторгается рыжий коротышка, угрожающе размахивая у него перед носом самопишущим пером. - Скажите, как вы догадались, что атака начнется именно с гриффиндорской башни?

- Ну, понимаете… - мнется он.

«… с детства привыкший отражать атаки ныне поверженного Темного Лорда, он неохотно рассказывает о своих стратегических талантах, спасших во время финальной битвы сотни невинных жизней…»

Он не понимает – почему когда-то его так раздражали самопишущие перья, кажется, это самое лучшее и гуманное изобретение магического мира.

- Мистер Поттер, а что вы чувствовали…

- Мистер Поттер, вы думали о том, что хотите отомстить за родителей?

- Мистер Поттер, а каковы ваши планы…

- Мистер Поттер, повернитесь, пожалуйста, в полупрофиль … и руку с палочкой вот так, пожалуйста…

Хлопок вспышки, перед глазами разбегаются огненные круги. Ему хочется вжаться в стену за спиной, пройти сквозь нее и оказаться с другой стороны, - ну почему, почему он не привидение?

* * *

Как ни странно – больше всего раздражает пыль.

Бурая каменная пыль, висящая в воздухе третий день.

Хрустящая на зубах, оседающая в вине бесчисленных кубков, поднимаемых в его честь.

Вкус победы, Мерлин бы ее побрал.

Ему всегда казалось, что когда он победит Волдеморта – сразу что-то удивительно изменится. Можно будет по-настоящему жить, целовать Джинни, мечтать о будущем, найти себе жилье, стать аврором.

Почему эти перспективы перестали казаться такими радужными, когда он, наконец, сделал самый главный, решающий шаг к их осуществлению?

Как будто со старой мебели сползла лакировка и позолота, и обнаружилась грубая, серая от времени, растрескавшаяся доска.

Хотелось спрятаться. От всех – журналистов, родителей и учеников, желающих лично выразить ему свое восхищение, просто незнакомых магов и даже собственных друзей…

Если бы Дамблдор был жив, он бы наверняка что-нибудь придумал.

«Если бы» – это такое личное зеркало Еиналеж. Щель, куда может забиться измученный разум и помечтать.

- Гарри!!!

Теперь при встрече Рон считает необходимым хлопнуть его по плечу и восторженно покивать.

Рон тоже изменился. Еще одно открытие – от того, будет ли он вслушиваться в слова Уизли, или нет, - ровным счетом ничего не изменится.

… - не, ну как ты все-таки догадался!!! – Рон отчаянно жестикулирует и не ждет ответа. – Я даже Сычика вытащить успел, прикинь?

* * *

Он точно знает, когда именно закончилась старая жизнь. Когда связанные бьющим из палочек фонтаном энергий они стояли друг напротив друга с Волдемортом. И он понял, что не боится. Ни самого страшного темного мага, стоящего напротив него, ни того, что должен сделать.

И он сделал. Шепнул, именно шепнул:

- Авада Кедавра, - и зеленые вспышки-бусины медленно двинулись в сторону противника. Он не смотрел на него, даже когда тот дико закричал. Он просто следил за зеленоватыми всполохами пламени, зная, что все они должны достигнуть цели.

Самое смешное, что он так и не видел, как умер Волдеморт. Как только тот рухнул на колени, и связь между их палочками распалась, к ним бросился десяток авроров, и его оттеснили в сторону.

Он все спрашивал у подбежавшей к нему Макгонагал: - Он мертв? Он мертв? – а она только громко шмыгала покрасневшим носом.


* * *

- Чаю? – церемонно-вежливо предлагает Снейп.

- Да, пожалуй, - мальчишка пришел в себя и, кажется, снова вошел в роль. - Вы читаете «Ежедневный пророк»? Не знал, - он бросил взгляд на газету в руках зельевара.

- Нет, я использую его как компонент для зелий, - фыркнул Снейп и отшвырнул в сторону неподобающее приличному волшебнику чтиво.

В котором только одно и было ценно. На последней странице печаталась информация об аврорских рейдах, погибших и пострадавших аврорах. Внизу страницы и самым мелким шрифтом. Но на зрение Снейп не жаловался.

Рейды у Поттера становились все более опасными и долгими, а визиты к Снейпу все более редкими и короткими.

Снейп сказал сам себе, что мальчишка, наконец, отвяжется от него. Подумал и с некоторым сомнением добавил: «Слава Мерлину».

* * *
Хедвиг вернулась на третий день. Хотя обычно чтобы слетать туда и обратно ей требовалось полдня. Письмо так и осталось привязанным к лапе, нераспечатанное.

Это могло означать все, что угодно. Но для Гарри это означало два совершенно конкретных варианта.

Либо Снейп не хочет больше его видеть.

Либо не может ответить.

И тот, и другой вариант требовали разъяснения на месте. Потому он, недолго думая, подошел к камину и швырнул горсть изумрудного порошка:

- Кабинет профессора Снейпа, Хогвартс.

* * *

Он почему-то совершенно не ожидал оказаться в полной темноте, и от этой несообразности лучший аврор и блестящий выпускник Академии несколько минут растерянно крутил головой точно запертый в чулане для метел первокурсник.

Потом, наконец, пришел в себя и осветил люмосом окружающее пространство.

Снейп явно не притаился в темноте за креслом. Его здесь просто не было.

Идеально убранный стол, на котором к его визитам был обычно сервирован чай. Мерцающие тусклыми золотыми буквами корешки книг на бесконечных стеллажах.

Да, гостей тут явно не ждали.

Гарри подошел к двери в углу, полускрытой книжными полками, прислушался. Но старые дубовые доски, идеально подогнанные друг к другу, не пропускали не звука.

Он помедлил еще минуту и тихонько потянул на себя дверную ручку.

Кажется, врываться без стука в спальню Снейпа, уже стало для него традицией.

В первую минуту он не понял, почему вид спящего Снейпа вызвал у него такую острую, щемящую тревогу, заставившую страдальчески поморщиться.

Зельевар уютно спал на животе, собственнически сгребя под себя подушку и уткнувшись в нее носом. Черные пряди, продернутые сединой, перепутались до состояния, которое тетя Петуния обычно презрительно называла «колтун».

Он перевел взгляд на трость, стоявшую у изголовья кровати. В голове вспыхнули полузабытые картинки. Больничное крыло. Изможденный мужчина на кровати, обездвиженный, стонущий. И он сам, спрятавшийся в углу, наблюдающий, а в груди что-то, как и сейчас, пронзительно щемит от сочувствия и того, что, наверное, все-таки не было жалостью. Может быть, благодарностью?

Он еще не в силах разобраться в своих чувствах, но это единственное место во всем Хогвартсе, где он забывает о случившемся.


* * *

Пыль, третий день висящая в воздухе. Почему-то не бесчисленные, требующие немедленного интервью журналисты, не наглые фотографы, вертящие его во все стороны, чтобы снять и анфас и в полупрофиль, не напившиеся вдрызг «друзья и соратники», а именно эта пыль неимоверно раздражала. Как капелька пота, ползущая со лба, когда сидишь в засаде и нельзя пошевельнуться, чтобы себя не выдать, а она щекочет и щекочет, и желание смахнуть ее становится неимоверным.

Бурая пыль. Которая когда-то была гриффиндорской башней.

Хрустящая на зубах, оседающая в вине бесчисленных кубков, поднимаемых в его честь

Вкус победы.

Но под этими камнями никто не погиб. И думать надо об этом.

А он никогда не умел думать о главном – всегда о какой-то ерунде.

Подумаешь – башня. Построить новую – уж верно проще, чем выдерживать осаду войск Темного Лорда.

Наверное, все дело в том, что теперь идти было некуда.

Как только о победе над Волдемортом стало известно, замок едва смог вместить всех родителей и родственников. Но ему было не до сна и не до отдыха. Почему-то все хотели срочно сфотографироваться с Золотым мальчиком, задать ему какой-то экстраважный вопрос, ну или на худой конец просто хлопнуть по плечу.

А спастись было негде.

Дамблдор бы наверное спас его, спрятал от всех где-нибудь… Но Дамблдора нет в живых уже год, и к этому пора привыкнуть.

И единственное место, которое он смог найти для себя сам – здесь.


* * *
Незамедлительно завертевшаяся в голове картинка-кошмар рассыпалась и исчезла.


Он замер, опасаясь зашуметь.

Прошли годы, а дыхание спящего Снейпа до сих пор успокаивало его.

Ну что ж – по крайней мере, теперь он знает, что за время его алжирской поездки со Снейпом ничего не случилось. Что однако ничуть не объясняет того, почему зельевар не ответил на его письмо.

Обиделся за почти годовое невнимание к собственной персоне? Но его же честно предупредили – поездка долгая, когда вернется - неизвестно…

Снейп что-то пробурчал во сне, недовольно ткнул подушку кулаком и снова затих.

Зевнуть хотелось душераздирающе.

Да что там – просто хотелось спать.

И чтобы не в пустой квартире с голыми стенами – где, спрашивается, у лучшего аврора время чтобы заниматься такой ерундой? – на крахмальных жестких простынях, а вот в такой комнате со стопкой книг на ковре, чашкой с недопитым чаем на тумбочке, переливающимися углями за каминной решеткой и под бархатным балдахином, и чтобы кровать на резных столбиках уютно скрипела, когда поворачиваешься…

Так, стоп. Это никуда не годится. Он сейчас заснет здесь как гиппогриф у стойла и утром Снейп обнаружит у себя на пороге спальни неизвестно откуда взявшегося крепко спящего аврора. Не иначе решит, что это шок восторга от созерцания его великолепной носатой персоны.

Гарри снова посмотрел на своего бывшего учителя. Когда-то Снейп во сне был – одна сплошная боль, натянутая струна, на предельном напряжении – нервы. А сейчас – совсем другое… Но вот это щемящее чувство в груди – оно осталось прежним.

Хотелось подойти и дотронуться до него. Проверить – захочется ли отдернетуть руку так же, как когда он был еще совсем мальчишкой?

Снейп не проснулся даже когда кровать прогнулась под дополнительной тяжестью. Гарри с трудом удержался от того, чтобы не прыснуть, когда ему в спину по-хозяйски воткнулось острое колено.

Странно – когда-то он пытался смириться с удивительным осознанием того, что Снейп – человек. Такой же как все, испытывающий боль, беспомощный, понятный. А сейчас он, напряженно нахмурившись, искал определение другому чувству – уютному. Безопасному. Посетившему его в этой спальне, где были не аврор и бывший шпион, видевшие столько, что хватило бы на добрых два десятка жизней. А просто два обычных человека. Один из которых спал крепким сном, а второй боролся с желанием присоединиться к первому.

Он помедлил еще минуту и дотронулся до волос.

Отдергивать руку не хотелось. И почему-то это его не удивило.

Снейп не дернулся, не попытался заавадить его на месте.

Он просто открыл глаза.

И не было в нем, сонно и недоуменно моргающем, ничего такого, что заставило бы вскочить и со спасительным воплем «Извините, профессор Снейп» ретироваться вон из спальни, его комнат, Хогвартса и вообще зоны досягаемости.

- Поттер, - хрипло констатировал Снейп.

Он, не отвечая, кивнул. Сейчас рука лежала на плече Снейпа, и он тихонько пропускал между пальцев одну из прядей. Снейп чувствуя это легкое, почти незаметное движение, покосился, но ничего не сказал.

Поттер явно не собирался продолжать разговор,

- Что вы здесь делаете? – выдавил Снейп самый банальный и нелепый из возможных вопросов.

Гарри усмехнулся мысленно – куда же делся тот Снейп, который читал его сокровенные мысли и каждым словом ранил как мечом Гриффиндора? Неужели еще не проснулся?

- Ну, в общем, это снова я. Помните, профессор? – Salut, c`est encore moi...

- У вас отвратительное произношение, Поттер, - проворчал Снейп. – И вдобавок абсолютно нет слуха.

Почему-то это прозвучало настолько по-детски и обиженно, что Гарри снова едва сдержал смешок.

Снейп насупился и замолчал.

Сонному, взъерошенному человеку в пижаме трудно держать такую же дистанцию, как безупречно одетому, сидящему в кабинете за чайным столиком.

Потому Гарри не спешил убирать руку с его плеча. На него нахлынуло странное дежа-вю. Как будто этих лет, чаепитий, разговоров – не было.

А был мужчина, свесивший ноги с кровати и укутавшийся в клетчатый плед. И мальчик – даже еще не юноша, - сидящий на стуле. И надо было что-то сказать, а слова подбирались не те, но это все равно было правильно.

- Поттер, и долго вы собираетесь так сидеть?

- Вам так неудобно?

Ну вот. А так надеялся, что отвык говорить глупости.

Снейп, видимо, осознал, что упирается коленом в спину незваного гостя, но ногу не убрал.

- Вы не ответили мне на письмо, профессор. И я решил проведать вас.

- На письмо? – Снейп моргнул.

- Да, я отправил его еще в дороге, но Хедвиг вернулась обратно через три дня, и письмо было при ней.

- Я… не ждал писем, Поттер. А летка для совы здесь нету. Газету мне приносят эльфы…

Гарри хотел что-то ответить на это – нечто банальное, вроде того, что кто-нибудь мог бы взять письмо у Хедвиг и отнести, успел подумать еще, что, вообще-то смельчака, который бы осмелился взять профессорское письмо еще надо поискать, хотя сейчас, когда он не преподает – его уже не так боятся…

И совершенно неприлично, аппетитно, с чувством, - зевнул, клацнув напоследок зубами.

Ему незамедлительно захотелось, чтобы в спальне было светло, потому что при свете двух свечей Снейп мог и не заметить, как Гарри покраснел.

- Вы когда вернулись из своего рейда, Поттер?

- Э-э… ну, в общем, сегодня. – Он подумал и решил уточнить. – Часа два назад.

Ясно, - задумчиво отозвался Снейп.- И вы не нашли чем заняться по приезду и решили навестить меня?

Гарри только хотел открыть рот, как Снейп оборвал его.

- Душ там, Поттер, - зельевар махнул рукой куда-то в угол. – Сейчас я позову эльфов, и они постелят вам в кабинете. Может, я и не гостеприимный хозяин, но все-таки…

Гарри помотал головой. Выпростал руку из волос Снейпа – почему-то именно при этом жесте в глазах зельевара мелькнула тень того страха, животного ужаса, который когда-то заставил этого человека рычать, но не принимать помощь. Выдавил:

- У вас тут… очень… уютно, - и скинул пропыленную дорожную мантию прямо на пол.

Снейп подтянул к груди укрытые одеялом колени, обхватил их, молча глядя на раздевающегося мужчину.

Брюки снимать сил уже не оставалось, – сон навалился немилосердно и разом. От одной только мысли, что можно будет уютно задремать прямо в этой комнате, зная, что Снейп рядом, и не надо привычно думать – как он там, далеко…

Он обошел кровать с другой стороны, вопросительно глянул на зельевара, подтянул к себе одну из подушек и вытянулся на самом краю кровати, стараясь занимать как можно меньше места.

- Спокойной ночи, профессор…

- Поттер, вы… - но у него уже не было сил выслушивать, что именно ему собирается сообщить ворчливый хозяин кровати, и он только почувствовал сквозь сон, как его укутали одеялом.

Впервые за долгое время ему ничего не снилось.


* * *

Проснулся он поздно, удивительно выспавшийся. Почему-то не было того шока, который наступает утром в незнакомом месте. Он прекрасно помнил, что завалился ночью к Снейпу в гости и уснул на его кровати.

Правда, гостеприимного хозяина видно не было. Не иначе, сидит в кабинете и держит наготове запас колкостей.

Снейп действительно обнаружился в кабинете. Он размешивал сахар, от чашки тонко пахло жасминовым чаем. На «доброе утро» он ответил подчеркнуто не сразу.


- Доброе утро, Поттер. Выспались, полагаю?

- О, да.

Как Снейп ни старался, но втиснуть ситуацию в привычные ни к чему не обязывающие рамки ему не удавалось.

- Чаю, Поттер?

- Кофе, профессор. Я всегда пью кофе.

- Я запомню, Поттер.

- О да, - страдальчески поморщился Гарри. – Ненавижу чай по утрам.

- Очень ценная информация, - усмехнулся Снейп. – Приму ее к сведению.

- Спасибо, профессор, - отозвался Гарри со всей искренностью. – Был бы признателен.

Возникла пауза, во время которой два эльфа выгружали с подноса распространяющий божественный запах кофейник, миндальное печение и овсяную кашу.

- А вы собираетесь каждый раз пить у меня кофе по утрам, Поттер?

И снова дежа вю.

- Я не хочу видеть вас до конца своих дней…

Он мотает головой, слов нет, мыслей тоже…

- Я так и думал…

- Если можно, профессор Снейп. Я, в общем, не так часто бываю в Англии.

Он сказал это не так как тогда. Ровно. Глядя в глаза и держа на весу чашку. И рука не дрогнула.

- Я так и думал, - вздохнул Снейп. – Ну, тогда это мне больше не понадобится.

Он скомкал газету, которую все еще держал в руках, и отшвырнул ее в камин.

Пламя весело взметнулось, и в каминной трубе загудело.

Fin.
...на главную...


апрель 2020  
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930

март 2020  
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

...календарь 2004-2020...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Законченные фики
2020.04.07
Не похоже на Идзаки [0] (Вороны: начало)



Продолжения
2020.04.07 11:45:35
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


2020.04.05 20:16:58
Амулет синигами [116] (Потомки тьмы)


2020.04.04 18:31:02
Наши встречи [1] (Неуловимые мстители)


2020.04.01 13:53:27
Ненаписанное будущее [17] (Гарри Поттер)


2020.04.01 09:25:56
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2020.03.29 22:38:10
Месть Изабеллы [6] (Робин Гуд)


2020.03.29 20:46:43
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2020.03.27 18:40:14
Отвергнутый рай [22] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.03.26 22:12:49
Лучшие друзья [28] (Гарри Поттер)


2020.03.24 15:45:53
Проклятие рода Капетингов [1] (Проклятые короли, Шерлок Холмс)


2020.03.23 23:24:41
В качестве подарка [69] (Гарри Поттер)


2020.03.23 13:35:11
Однострочники? О боже..... [1] (Доктор Кто?, Торчвуд)


2020.03.22 21:46:46
Змееглоты [3] ()


2020.03.21 12:04:01
Двое: я и моя тень [4] (Гарри Поттер)


2020.03.21 11:28:23
Работа для ведьмы из хорошей семьи [3] (Гарри Поттер)


2020.03.15 17:48:23
Рау [5] (Оригинальные произведения)


2020.03.14 21:22:11
Прячься [3] (Гарри Поттер)


2020.03.11 22:21:41
Дамбигуд & Волдигуд [4] (Гарри Поттер)


2020.03.02 17:09:59
Вольный город Норледомм [0] ()


2020.03.02 08:11:16
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [1] (Оригинальные произведения)


2020.03.01 14:59:45
Быть женщиной [9] ()


2020.02.24 19:43:54
Моя странная школа [4] (Оригинальные произведения)


2020.02.17 01:27:36
Слишком много Поттеров [44] (Гарри Поттер)


2020.02.15 21:07:00
Мой арт... [4] (Ван Хельсинг, Гарри Поттер, Лабиринт, Мастер и Маргарита, Суини Тодд, Демон-парикмахер с Флит-стрит)


2020.02.10 22:10:57
Prized [5] ()


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2020, by KAGERO ©.