Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Гарри Поттер: -Каждый раз, когда я смотрю на волшебный глаз, Проявитель Врагов и прочие прибамбасы Аластора Грюма, начинаю хотеть стать аврором! Но когда посмотрю на его деревянную ногу, сломанный нос и прочие уродства, желание стать аврором пропадает...

Список фандомов

Гарри Поттер[18494]
Оригинальные произведения[1241]
Шерлок Холмс[715]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[140]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[110]
Произведения А. и Б. Стругацких[107]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12706 авторов
- 26966 фиков
- 8628 анекдотов
- 17688 перлов
- 678 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...


Acedia

Автор/-ы, переводчик/-и: s.mione
Бета:нет
Рейтинг:R
Размер:мини
Пейринг:ГГ/СБ
Жанр:AU, Angst, Darkfic, Drama
Отказ:
Фандом:
Аннотация:Снова бьётся стекло и срастается под непослушной палочкой. Воздушные замки лопаются почти неслышно, а вместо них в воздухе висит запах пропавшего детства. Какое именно значение слова "преданный" ты имеешь в виду?
Комментарии:Акедия — меланхолическое состояние, в котором человек не видит смысла в собственных действиях, вызванное одиночеством и сомнением в осмысленности своих занятий. Со временем оно превратилось в грех уныния.
Каталог:AU, Книги 1-5
Предупреждения:ненормативная лексика, OOC, AU
Статус:Закончен
Выложен:2020.01.17
 открыть весь фик для сохранения в отдельном окне
 просмотреть/оставить комментарии [0]
 фик был просмотрен 259 раз(-a)


Друг мой, друг мой,
Я очень и очень болен.
Сам не знаю, откуда взялась эта боль.
То ли ветер свистит
Над пустым и безлюдным полем,
То ль, как рощу в сентябрь,
Осыпает мозги алкоголь.

С. Есенин

Сириусу кажется, что, стоит матери порезаться, из раны потекут чернила. А кожа рассыплется старой, тонкой и прозрачной от времени бумагой, как рассыпаются в руках архивы из семейной библиотеки. За неуважительное отношение к книгам он получает по шее, а чтение теперь — только под пристальным надзором отца.

«Чтоб он еще дома трезвый бывал», — думает Сириус и фыркает на задёрнутый шторами портрет Финниса.

«Он хотя бы не вопит как ополоумевший».

Ведь всё в этой жизни просто: небо голубое, солнце светит, а Вальбурга Блэк — презирает своего старшего сына.

Отца еще можно терпеть. Он почти не выходит из своего кабинета, да и под теми нашитыми матерью слоями ненависти ко всем, кроме Регулуса, может, и тлеют какие-то отцовские чувства.

Блэк-старший даже встаёт на сторону Сириуса, когда Вальбурга и Друэлла вдохновенно обсуждают его с Андромедой брак.

«О Мерлин, неужели у папеньки хватило храбрости ей отказать».

***


Сириусу девять, когда, подначиваемый матерью, он впервые пускает в Кикимера вторым непростительным. Эльф стоически терпит пытку, беззвучно подрагивая на пыльном ковре.

— Ты — Блэк, — твёрдо заявляет Вальбурга, довольно скрещивает на груди руки и смотрит, как домовик дважды кашляет кровью на ковёр, перед тем, как аппарировать обратно в чулан. — Никогда не забывай своего благородного происхождения.

По углам прячутся тени чего-то страшного и неизведанного, и вместе с ними гордыня черноротой змеёй заползает в сердце.

— Я — наследник древнего рода Блэков! Ты должен мне подчиняться! — заявляет Сириус в лицо соседскому магловскому мальчишке, за что моментально получает от него снежком в лицо.

***

Патлатый магловский мальчишка проходит по улице по два раза на дню. Зима тихо тает, но погода всё еще остаётся по-Лондонски отвратительно-мокрой.

— А ты смешной, — он протягивает Блэку сэндвич с сыром и садится рядом на скамейку. — Давай дружить?

Сириус вертит в руках это странное что-то в не менее странной серебристой обёртке, а потом швыряет его прямо в лужу.

— Не буду я есть эту отраву, и друзья мне не нужны!

***


— Оборотни, находясь в своей человеческой форме, ничем не отличаются от нас. Состояние начинает проявляться только за неделю до полнолуния в виде улучшенных рефлексов и сенсорных чувств. Розье, как жаль, что вас не научили нормально складывать самолётики. На отработке в пятницу я научу.

Новая преподавательница ЗОТИ — странноватая, и Сириус долго не может понять, хорошая или плохая эта странность.

— Да у неё что, глаза на затылке, или чего? — Джеймс пихает его локтем в бок.

— Да не, там целый Сам-знаешь-кто прячется, — оба тихо ржут, закрываясь книгами, и на этот раз пинает их Люпин.

— Большинство стигм, связанных с ликантропией, исходят от людей, вроде Фенрира Сивого, которые используют своё состояние, чтобы оправдать своё аморальное поведение, называя это «связью со зверем внутри». Поттер, Блэк, минуть пять с каждого за болтовню.

***


— Да чтоб он сдох, — шепчет Джеймс, глядя на карабкающегося к Визжащей хижине Снейпа. — Задолбал, блять. Будет знать, куда свой нос совать не надо.

Сириус сжимает в руке разбавленное, чтоб его, огневиски и смеётся так, что просыпается какой-то старик на портрете и уходит. Спать куда-то еще или жаловаться — непонятно.

На небе блинчиком на веревке болтается луна.

***


— Если вы не скажете, кто это всё начал, на отработку пойдёте все шестеро.

Снейп смотрит с ненавистью, Малфой пинает кусок поломанного стула, и Питер издаёт действительно мышиный писк, пытаясь спрятаться за сникшим Римусом. Стоило выйти на полчаса, и класс — в щепках.

— Это Джеймс начал, профессор, — тихо бормочет Петтигрю, боязливо поглядывая на Поттера. Он ведет Мэри МакДональд в Хогсмид.

— Ну ты и крыса, — шипит Сириус, скалясь в сторону пухлого мальчика.

— Я жду вас в субботу у себя. Всех.

***


— По складам будто гиппогриф прошёлся, честное слово. Сириус, колись, неужто мать отравить собрался, а?

Альфард, ясень пень, шутит. Конечно — ведьму ничем не прикончить, даже если сильно постараться. Младший, ещё не совсем отрезвевший от дядиного рома Блэк сжимает новый, ещё пахнущий типографией выпуск Пророка в одной руке; от эмоционального выброса начинают тлеть уголки. В другой, Альфард тихо матерится и обещает позже надрать за это зад племяннику, дорогущая итальянская сигара.

Старший Блэк, глядя на это всё, вырывает из одеревеневших рук племянника газету. На главной странице — миссис Забини с новым мужем. Четвёртым? Пятым?? А на столе — письма, письма, письма, со следами то помады, то слёз, и стихи, стихи, бесконечные стихи.

— Мерлин, Сириус, — Альфард надрывно смеётся и открывает настежь окна. — Какой же ты ещё дурной, гиппогриф тебя раздери.

***


— А если на минуту остановиться, то поймёшь: ты дышишь, вдох-выдох-вдох, и так несколько десятков раз в минуту. Жизнь, какой бы нереальной она не казалась, состоит из бытовых мелочей, к которым уже привык настолько, что даже не замечаешь.

Голос Марлен ломается и она садится обратно, чтобы не упасть. В конце стола рыдает Молли — сегодня с задания не вернулись Гидеон и Фабиан Прюэтты. Одноглазый Грюм говорит что-то, но Сириус не может расслышать что. Видимо, это работает плохо — через секунду Уизли сдавливает его в железных объятиях, а причитания становятся еще громче.

Блэк, видя ошалевшее лицо мракоборца, почти смеётся.

***


— Я уверен, мой отец не захотел бы, чтобы его лучшие друзья стали убийцами из-за такого, как ты, — смело говорит мальчишка, и чужая палочка в руках Сириуса слегка вздрагивает.

«Да чтоб он сдох!»— говорит в его голове шестнадцатилетний Джеймс, и Блэк решительно делает шаг вперёд. Он не видит, как Римус за шиворот отдёргивает в сторону Гарри, и как закрывает глаза руками девчонка Грейнджер.

Комнату озаряет зелёная вспышка.

***


— Ты действительно собираешься с ним жить? — Гермиона чешет забинтованную руку и хмурится. — Ты же его совсем не знаешь!

— Он был лучшим другом моих родителей. Я верю ему, понимаешь?

— Гарри, нет!

— Гарри, да! — передразнивает Поттер и закидывает ноги на стол. Мадам Пинс дважды кашляет и угрожающе поправляет очки.

***


Когда профессор Люпин помогает Гермионе слезть с шатких ступенек Ночного Рыцаря, над задымленным Лондоном уже начинают сгущаться сумерки. Она несвойственно спотыкается и чуть не падает, в последнее мгновение хватаясь за свежеокрашенный фонарный столб.

Краска на руках — чёрная.
Весь мир погружается в, тролль её дери, черноту.

— Нужно быть аккуратней, Гермиона. Еще не хватало что-то разбить. — Выходит резче и грубее, чем хотелось. Грейнджер с удивлением смотрит на бывшего учителя и ей кажется, она видела, как блеснули в тусклом свете клыки.

— Простите, профессор.

Внезапно, добрая улыбка раздвигает губы и он кладёт руку её на плечо. Точно так-же, как Невиллу на первом уроке с боггартом, и когда-то Гермиона будет смеяться от это ассоциации.

Мимо уха пролетает, жужжа как маленький самолёт, жирные майский жук и садится на забор. Ремус, оказывается, всё это время что-то говорил.

-…но я не думаю, что вы с ним будете пересекаться, — Люпин вкладывает её в руку шершавую бумажку. — Он всё свое время проводит с Клювокрылом. А теперь прочитай адрес.
***

Нимфадора — яркая, живая, как сияющий на солнце витраж.

Во вторник она домывает посуду после ужина и насвистывает себе под нос какую-то до жути знакомую мелодию. Мыльная пена разлетается во все стороны, и лужицы подтирает плюющийся тихой руганью Кикимер. Сириус подкрадывается неслышно, как дементор, и запускает холодные — вечно холодные — руки её под футболку.

Тонкс, словно сама не своя, поворачивается быстрее пикси и локтем бьёт Блэка по рёбрам так, что он отшатывается на три шага. Её глаза — две холодные чёрные дыры, того и гляди затянет внутрь.

Витражи — осколки битых стёкол.

— Это не смешно, Сириус. — Молли поджимает губы и отдаёт Гестии засаленное полотенце. Гарри только сейчас понимает, что это не в ушах шумит — то крёстный, опершись на древний шкаф, смеётся хриплым, лающим смехом. — Мальчики, пойдите вытрите пыль в прихожей.

Уизли-младший что-то бубнит в ответ, но Поттер вытаскивает его из кухни почти-что за шиворот.

— И не стучите ногами!

— Не стучу!

— Зато шаркаешь, — справедливо подмечает перевесившаяся через перила лестницы Джинни и высовывает язык. За её спиной Фред и Джордж куда-то тащат пустые колбы. — Как старая бабка шаркаешь. Шурх-шурх.

— Не шаркаю! И не стучу! И пыль свою сами вытирайте! — Орёт покрасневший Рон, и от этого крика просыпается на портрете миссис Блэк.

***


На вторую ночь бессонных метаний по кровати под храп Рона, когда спальня надоедает до тошноты, Гарри вылезает из-под одеяла и натягивает тёплые носки, которые связала миссис Уизли. Дома жутко холодно и в них половицы скрипят чуть меньше.

На лестнице останавливается — с кухни пахнет виски. Обычным, маггловским виски, иногда — ромом, от которого у Блэка рот не закрывается, или портвейном, под который хорошо молчать и считать кирпичики в стене. В ночи, когда приходит Римус — еще и обычным сливочным пивом.

Молли не перестаёт жаловаться на хозяина дома ни МакГонагалл, ни Андромеде, ни тому-же Римусу, мол, дисциплину хулиганит, бардак бедокурит, а все попытки образумить успешно херятся банальным отсутствием желания слушать. Иногда, когда Сириус вклинивается, происходит сеанс синхронного битья посуды, к тихой радости Блэка.

Гарри не винит крёстного и даже понимает.

В последний раз, на свой вопрос «Что происходит, Сириус?», тот совершенно искренне и немного злобно отвечает, что происходит форменное блядство.

Серые глаза невидяще смотрят сквозь стены и время. Он, наверное, еще не совсем вернулся оттуда. За окном последние красные листья на ветру летят, как пьяные бабочки, а само завывание похоже на пёсий вой. К чему тут вообще собаки — Гарри понять не может, обычно всё это напоминает крики банши.

Замечая резкое движение краем глаза, он пятится к стенке. Блэк подходит вплотную, смотрит прямо в глаза и сжимает плечи так, что почти больно. От него пахнет затхлой, слежавшейся одеждой, спиртом и потом, будто он уже невесть сколько не мылся. Но Гарри не страшно, ведь это же Сириус — самый близкий ему человек на всём, наверное, белом свете.

— Знаешь, что с такими как ты делают в Азкабане? — Шепчет почти в самое ухо, и по спине то ли от холода, то ли от страха, что ли от чего-то еще пробегает табун мурашек.

А потом он смеётся, и его безумный, зловещий, хриплый смех звенит в ушах набатом, и глаза, которые Гарри помнит такими добрыми, тёплыми, понимающими, теперь темные и пустые.

Ничего. В Азкабане только одиночные камеры.

Где-то далеко разбивается о скалы ледяной океан и звенят, ударяясь о бетон, цепи.

***


— Мистер Блэк! Я не хотела вам мешать! — книга из рук Гермионы падает на пол библиотеки с глухим шлепком, вздымая в воздух полупрозрачные тучки пыли.

— У меня есть имя, знаешь-ли, — наигранно-обиженно подмечает Сириус, вставая с кресла, словно не замечая её последних слов. А потом, подумав, добавляет: — А выкать Аберфорду будешь. Не такой уж я и старый.

— Миссис Уизли не одобряет это, — Грейнджер кивает головой в сторону полупустой бутылкой огневиски, замечая, насколько сильно от мужчины пахнет алкоголем.

— Миссис Уизли не понимает, что это мой дом. Захочу — напьюсь, как свинья. Захочу — шлюх из борделя приведу. Захочу — сожгу к чертям всю эту библиотеку! — Сириус яростно хлопает рукой по столу, и всё, что на нём лежало, слегка подпрыгивает, включая стоящую неподалёку гриффиндорку.

— Если вы тронете книги, мистер Блэк, — с запалом начинает она, но запинается, а потом отводит взгляд куда-то в сторону.

— То что? Язык проглотила, котик? — он делает шаг навстречу, и девушка пятится. — Где-же твоя хвалёная гриффиндорская храбрость, а?

— Вы путаете храбрость с безрассудством. — бормочет Гермиона, разворачиваясь и быстрым шагом направляясь в сторону двери. Сириус фыркает и хватает её за руку, предотвращая преждевременный побег.

— То есть, находиться в моей компании — безрассудство?

— Отпустите меня, мистер Блэк.

***


Война стирает, обтачивает грани. На кухне — приглушённый свет от Люмоса.

У Снейпа — судороги после Круциатуса.

— Ой, профессор, это вы тут. Мерлиновы подштанники.

Для тех, кто ночью сидит на кухне максимально тихо и не включает свет, думала Тонкс, должно быть отдельное место в аду. Особенно, когда дом полупустой, и даже по маггловским новостям показывают одних маньяков. Дом на Гриммо — защищенный Фиделиусом и в принципе непроницаемый. Дом на Гриммо — самое надёжное место в Англии кроме, наверное, Хогвартса.

Дом на Гриммо — каждая из этих вещей, но от этого легче не становится.

— А чего вы тут делаете? Пять утра. — Тонкс с силой дёргает за ручку холодильника и вслепую хватает пакет молока в надежде, что он не месячной давности.

— Составляю план по захвату мира, разве не видно? — бормочет в стакан рома Снейп таким тоном, будто это была самая очевидная вещь на свете. О Мерлин всемогущий, неужели летучая мышь подземелий только-что пошутила?

— А вид такой, словно просто срач разводите, — аврор пытается элегантно опереться о дверной косяк, но чуть не падает, поэтому просто подпирает спиной шкаф. У Сириуса вот это получается без всяких усилий, даже после нескольких бутылок. Словно что-то подсознательное. Это правильно, думает она: чистоту крови не вытравишь никаким Азкабаном.

— Если вы пришли сюда укорачивать мне жизнь вашей болтовнёй…

— Да не, — машет рукой Тонкс, с головы до покуда видно разглядывая собеседника, — помочь чем-то надо, может, а?

С губ «пошла вон» почему-то не срывается.

***

В камине тихо трещат дрова, старые часы отбивают полночь, а на улице большими хлопьями падает снег. Спать нереально — Джинни храпит громче всех Уизли вместе взятых. Поэтому, чтобы не сойти с ума, приходится убегать в библиотеку. Гермиона замирает в дверях, когда видит на диване знакомую фигуру. Подкрадываться — плохо, мешать — тоже.

— Иди садись, коль не спишь, — Сириус разворачивается к ней полностью и дважды хлопает рукой по месту рядом, а потом еле-заметно улыбается. Старая обивка дивана на удивление холодная. — Ты прости меня, Гермиона. Я… я тогда ерунды наговорил, действительно.

— Да что вы, мистер Блэк. Сириус.

— Нет, правда. Просто, пойми, я тут сижу день за днём, а внимания никто не обращает, будто я — тень отца Гамлета, а они Шекспира не читали, — он смеётся и вдруг резко молодеет, будто не было потраченных лет, смертей и войн. Таким она его разве-что на фотографиях со свадьбы Поттеров видела. — Хотя, не читали, скорее всего.

Гермиона хочет ответить что-то вроде «Всё будет в порядке» или «Да что вы», или что-то такое по-взрослому серьезное, но вместо этого дурное подростковое воображение рисует Сириуса, держащего в руках череп домовика и приговаривающего: «О, бедный Кричер».

— А с тобой ругаюсь, потому что ты очень красивая, когда злишься.

Внезапно.

Он подносит руку к её щеке, такую тёплую, проводит костяшками по скуле и откидывает назад волосы. От этого все мысли разлетаются перепуганными и матерящимися от удивления воронами, бьются друг об друга и падают замертво.

«Любит, не любит, плюнет…»

А он ведь хороший там, в глубине души. Только очень-очень одинокий, ему столько пришлось перетерпеть, вынести, и всё одному, невинно осуждённому, двенадцать лет без простого человеческого тепла.

«…поцелует»

Глупая, наивная девочка.

Хороших и правильных людей без суда в Азкабан не сажают.

***


— Мама говорит, что ты съезжаешь! — Джинни залазит на кровать с ногами, слава Мерлину хоть тапки не забыла снять. — Они выдраили комнату, ту, вторую гостевую, возле библиотеки, помнишь? Там ещё ковёр такой стрёмный был и шторы красные.

— Да, да, да. Я сбегаю подальше от твоего храпа, — смеётся Гермиона и закрывает лицо руками от летящей в неё подушки.

Притащенное Артуром радио транслирует звонкий, изрезанный помехами голос Селестины Уорбек.

О, мое бедное сердце, где ты?

***


По маггловскому черно-белому телевизору крутят очередной фильм с Чарли Чаплином. Римус после недавнего полнолуния бледный в зелень, краше в гроб кладут, но с каким-то отрешенным упорством и нечеловеческим спокойствием пытается вязать шарф, каждые три-четыре ряда распуская и начиная заново.

Прямо над головой — комната Регулуса, в которую не вломишься даже Бомбардой. Там, наверху, что-то звонко бьётся, каждый раз Римус непроизвольно вздрагивает — слышится бессмысленное, пьяное, несвязное бормотание.

— Ты… тварь такая, Мерлин всемогущий, идеальный чистоплюй, мать твою.

— А теперь про криминальную обстановку, — говорит лысый диктор.

— Что ты ищешь в этих новостях? — спрашивает проходящий мимо Бруствер.

— А я ведь любил тебя, блять, — шепчет Сириус, снова бьётся стекло и срастается под непослушной палочкой.

Любил. Его когда-то тоже.

— Будет больно, но недолго, — говорит в голове маггловский врач. Податливый металл спиц гнётся под пальцами, как пластилин.

***


Комната с гобеленом пахнет варёной капустой и половыми тряпками. Во время уборки там Гарри натыкается на старый, расстроенный рояль и пару раз ударяет пальцами по клавишам. Какофония режет слух, но заглушает поломанный, обреченный шёпот из соседней комнаты.

Ми, ре диез, ми.

— Ты сама слышала пророчество, Минерва.

До, си, соль диез.

Рояль вздрагивает. Будто обретая собственную волю, захлопывается крышка и больно бьет по пальцам.

***


Совершенно случайно, кажется, скрипит половица. Гермиона подрывается, как ошпаренная, палочкой в одной руке зажигая ночник, а второй продирая глаза.

— Сириус? Что ты здесь делаешь? Что-то случилось? Это Гарри?

Может, у него опять видение, или Тонкс с Гестией с патруля не вернулись, или Пожиратели напали на Хогвартс, или…

В белом, будто разрезающем комнату надвое, свете лампы чёрный бриллиант на фамильном кольце слегка переливается. Сириусу внезапно приходит на ум, что это уже второе поколение не спящих, а только дремлющих с палочкой под подушкой.

— Нет, нет, не бойся. Ничего не случилось с Гарри. Всё в порядке.

Невербальное и беспалочковое заглушающее заклятие почти бесшумным шелковым шелестом проникает в замочную скважину. Получается без усилий — когда вокруг четыре бетонные стены и бесконечный океан, заниматься больше нечем.

Под весом Блэка прогибается матрас. Он медленно вытаскивает палочку из оцепеневших рук — костяшки белые, того гляди и кости от напряжения треснут, и кладёт куда-то на столик.


— Этот дом меня пугает, Сириус.

Ты тоже.

Он улыбается.

— Хочешь, останусь?


***


Римус никому не скажет, но в утро перед экзаменами Гарри Сириус мертвецки пьян уже к десяти тридцати. (В Японии уже семь вечера, поэтому заткнись, паинька) Не дебоширит, не кричит, нет. Всё так-же опирается на дверной косяк с вросшей в кости элегантностью и машет перед лицом Люпина бутылкой рома.

— Ну, выпей, а? Я же тебе не какую-то хрень магазинную предлагаю, ну, Лунтик. Тьфу, блять, Лунатик, ну. Может, хоть тогда согласишься мне подсобить, э?

В сторону развеселённого анимага летит пыльная подушка, которую он всё-таки успевает поймать. Бродяга вообще не заморачивается по этому поводу. Римусу кажется, что если бы на его месте сидел Кингсли или Тонкс, ситуация бы не изменилась. А он уже слишком старый, чтобы воспринимать всё как раньше, всерьёз.

— Я на два метра отказываюсь подходить к этому — Люпин машет в воздухе рукой и устало откидывается на спинку дивана. — Дома антипохмельное закончилось, Сириус, и это будут не мои проблемы. А если ты снова назовёшь меня Лунтиком при ком-то, я тебе такое устрою, Круцио отдыхом покажется.

— Ну, не будь занудой, — Блэк серьёзнеет, присаживается рядом на диван и наливает два стакана. — Давай, за Гарри. У него сегодня СОВы, нервотрёпка. Ты помнишь, а мы ведь тоже когда-то такими молодыми были? Помнишь, а?

Он пихает Римуса локтем в бок, и ром проливается на штаны.

В чёртовом доме — слишком тесно. Бездействие и непоседливость убьют Сириуса даже раньше, чем алкоголь и курево, и Римусу немного страшно.

Но когда Гарри внезапно нужна помощь — взгляд секунду назад качающегося Блэка внезапно трезвеет. Люпин думает, что это, наверное, действительно какая-то магия.

Когда он будет сидеть у постели Поттера-младшего в Мунго, мальчик сломанным шепотом скажет:

— Он крикнул: «Браво, Джеймс!»

Бывший профессор ответит, что Сириус всегда видел в Гарри его отца, что он такой-же храбрый и безбашенный, как впрочем, и каждый первый гриффиндорец. Он не соврёт, конечно, но…

Римус никому не скажет, что фразу «мертвецки пьян» никто никогда не доводил до буквальности. И от неё никогда не было так больно.

***


— Если бы ты перестала причитать по каждому пустяку, то увидела бы, что Сириус был совсем другим человеком! — в который раз заявляет Гарри, и Гермиона обреченно вздыхает.

Уныние пронизывает дом, вплетается в каждую шторку, тяжелой и вековой пылью оседает по углам. Грейнджер устала видеть Сириуса Блэка на каждом шагу, серой тенью выскакивающим из шкафов и рассыпающихся от старости сервантов.

Он ведь мёртвый, мёртвый, мёртвый. Из-за завесы не возвращаются, но…

Боггарты — копошащиеся в тёмных углах страхи и воспоминания, кошмарами во плоти выползающие наружу при каждом неудачном повороте палочки.

Пыль падает-кружится в тусклом свете закрытого грозовыми тучами солнца.

Он ведь не специально, правда? Она же сама… хотела?

У неё в комнате висит полузадёрнутый красными портьерами портрет женщины средних лет. Она ничего и никогда не говорит, поэтому Грейнджер иногда кажется, что это обычная маггловская картина.

— Это не делает тебя глупой, детка, — голос у женщины в красном тонкий и скрипучий, но Гермиона думает, что она понимает, — это делает тебя слепой.

Женщина в красном грустно улыбается, уходит, оставляя за собой пустое полотно, и больше не возвращается.

***


В подвальной кухне сыро, мокро и душно. Гермиона с равнодушием смотрит на макароны и фаршированного кролика. Потом слегка отталкивает тарелку от себя — секундой позже еда исчезает во рту у Рона.

Там, наверху кого-то опять прибрали к себе Империусом.

Министерство — падает.

Падает, рушится и сыпется на голову новыми дурными законами, заголовками в Пророке, которые каждое собрание Ордена громко и медленно зачитывает уже слегка поседевший Римус. Черноволосая аврор лет сорока протискивается мимо него к шкафчикам, чтобы достать себе чашку, а на пути обратно мимолётно кладёт руку Люпину на плечо. Грейнджер её не знает — видела раза два от силы.

— Даже после всего ты остаёшься преданным другом.

— Какое значение слова «преданный» ты имеешь в виду?


Солнце рушится, небо падает, почему просто не лечь, не закрыть лицо руками и не утонуть в этом всём? Вместо горы с плеч — камнем по голове с размаху. Всё кажется таким фантастическим, что Грейнджер сомневается, не сон ли это всё: драконы, эльфы, магия, души. Хочется манной каши и смотреть «Мэри Поппинс» по телевизору.

На плите с громким шипением сбегает молоко.
...на главную...


декабрь 2020  
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031

ноябрь 2020  
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30

...календарь 2004-2020...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2020.11.30 07:51:02
Секрет почти не виден [2] (Гарри Поттер)


2020.11.29 12:40:12
Мой арт... [4] (Ван Хельсинг, Гарри Поттер, Лабиринт, Мастер и Маргарита, Суини Тодд, Демон-парикмахер с Флит-стрит)


2020.11.25 16:30:33
В качестве подарка [70] (Гарри Поттер)


2020.11.25 01:09:59
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [1] (Оригинальные произведения)


2020.11.24 00:28:50
Леди и Бродяга [4] (Гарри Поттер)


2020.11.12 22:03:57
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2020.11.08 19:55:01
Её сын [1] (Гарри Поттер, Однажды)


2020.11.08 18:32:31
Поезд в Средиземье [6] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.11.08 18:24:38
Змееглоты [10] ()


2020.11.02 18:54:00
Наши встречи [5] (Неуловимые мстители)


2020.11.01 18:59:23
Время года – это я [6] (Оригинальные произведения)


2020.10.24 18:22:19
Отвергнутый рай [26] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.10.22 20:24:49
Прячься [5] (Гарри Поттер)


2020.10.19 00:56:12
О враг мой [106] (Гарри Поттер)


2020.10.17 08:30:44
Дочь зельевара [197] (Гарри Поттер)


2020.10.13 02:54:39
Veritalogia [0] (Оригинальные произведения)


2020.10.11 18:14:55
Глюки. Возвращение [239] (Оригинальные произведения)


2020.10.11 00:13:58
This Boy\'s Life [0] (Гарри Поттер)


2020.09.03 12:50:48
Просто быть рядом [42] (Гарри Поттер)


2020.09.01 01:10:33
Обреченные быть [8] (Гарри Поттер)


2020.08.30 15:04:19
Своя сторона [0] (Благие знамения)


2020.08.30 12:01:46
Смерти нет [1] (Гарри Поттер)


2020.08.30 02:57:15
Быть Северусом Снейпом [262] (Гарри Поттер)


2020.08.26 18:40:03
Не все так просто [0] (Оригинальные произведения)


2020.08.13 15:10:37
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2020, by KAGERO ©.