Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

3 часа ночи. Кто-то скребётся в дверь кабинета Снейпа. Профессор недовольно вылезает из постели, открывает дверь - на пороге сидит кошка с конвертом в зубах.
Снейп:
-Миссис Норис, вы ошиблись, кабинет Филча в другом крыле.
Кошка вдруг превращается в профессора Макгонагалл.
-Я не ошиблась, вам конверт от Ордена. А если ещё хоть раз перепутаете меня с этой старой, драной кошатиной, покусаю!

Список фандомов

Гарри Поттер[18354]
Оригинальные произведения[1195]
Шерлок Холмс[713]
Сверхъестественное[451]
Блич[260]
Звездный Путь[249]
Мерлин[226]
Робин Гуд[217]
Доктор Кто?[210]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![182]
Белый крест[177]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[171]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[131]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Произведения А. и Б. Стругацких[103]
Темный дворецкий[102]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[26]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[46]
Фандомный Гамак - 2015[4]
Британский флаг - 8[4]
Фандомная Битва - 2015[49]
Фандомная Битва - 2014[17]
I Believe - 2015[5]
Байки Жуткой Тыквы[1]
Следствие ведут...[0]



Немного статистики

На сайте:
- 12472 авторов
- 26837 фиков
- 8432 анекдотов
- 17378 перлов
- 646 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...


Zwei(fel)

Автор/-ы, переводчик/-и: Констанция
Бета:Красный-и-Пушистый
Рейтинг:PG-13
Размер:миди
Пейринг:Шульдих/Сакура
Жанр:Romance
Отказ:
Цикл:Schwarz [2]
Фандом:Белый крест
Аннотация:
Комментарии:Таймлайн: пост-Глюен. Фик является сиквелом к драбблам ("Тебе это понадобится", "Мне это не понадобится", "Lebe wohl" - 2002 год в реальности канона, взгляд на события в замке со стороны Шульдиха).

Примечания:

Zwei (нем.) - двое
Zweifel (нем.) - сомнение

Музыкальный инструмент выбран не наобум. Многие японцы учатся в Европе именно музыке. В Мюнхене ежегодно проходит международный музыкальный конкурс "Internationalen Musikwettbewerb der ARD", номинации меняются год от года. Весной 2003 года (на следующий год после финала "Глюена") конкурс проводился в 52й раз по номинациям вокал (женский и мужской), контрабас, кларнет и труба. Из всего этого Сакуре на мой взгляд больше подходит кларнет. Кстати, победители в этой номинации - 2е и 3е места - в тот год были из Франции. О 1-м месте информации нет.
http://www.br-online.de/kultur-szene/klassik/pages/ard/ard_preistraeger03.html

Для тех, кто забыл: кларнет [нем. Klarinette, франц. clarinette, итал. clarinetto; от лат. clarus - ясный (звук)], музыкальный инструмент семейства деревянных духовых. Произошёл от свирели. Имеет форму трубки с небольшим раструбом и клювообразным мундштуком, к которому крепится одинарная трость (камышовая пластинка).

Гёте-институт (Goethe-Institut) - один из самых известных немецких культурных и языковых центров.

rothaarig (нем.) - рыжий, рыжеволосый, но может быть использовано как и "красноволосый".
Каталог:нет
Предупреждения:нет
Статус:Закончен
Выложен:2007.11.16
 открыть весь фик для сохранения в отдельном окне
 просмотреть/оставить комментарии [0]
 фик был просмотрен 3330 раз(-a)



Говорят, человек чувствует себя наиболее одиноко посреди толпы в большом городе. Это правда лишь отчасти. Человек чувствует себя наиболее одиноко, когда ему не с кем толком поделиться распирающими его чувствами: горем, радостью - не важно. Главное, что эмоций слишком много, а поделиться ими не с кем. Телефонные разговоры - это совсем не то. Да и не те это телефонные разговоры. Звонок родителям. Они гордятся, что я вышла в финал конкурса, где даже прохождение предварительного отбора – уже победа, уже признание таланта. Им важен результат, а не эмоции с ним связанные. Звонок Ае. Ая рада, что я победила и на этом этапе, что у меня все хорошо. Заверяю ее, что у меня все замечательно, что завтра и послезавтра у меня два свободных дня, и я смогу посмотреть город, а может даже съезжу в Зальцбург. А после финала, каким бы он ни был, обязательно поеду на пару дней в Вену - я себе обещала, что сделаю именно так, если дойду до финала. Слышу, как Ая чуть не подпрыгивает от радости. Порой

мне кажется, что она именно моя сестра, а не Его. По крайней мере, за меня она переживает не меньше. Только вот полной откровенности все равно не выходит. Мне проще солгать ей, что все замечательно, проще сделать вид, что я уже давно благополучно забыла ее брата и что звоню ей только потому, что она один из самых близких мне людей. Хотя так оно и есть. Она действительно самый близкий мне человек. И звоню я именно ей, Ае, моей единственной подруге, а не Ае - сестре Рана.


Выхожу из здания, где проходил конкурс, и медленно иду по улочке, ведущей к главной площади города. Сейчас уже совсем поздно, но возвращаться в отель не хочется - там будет совсем тоскливо. Почти механически глажу металлические носы львов на Резиденцштрассе, отполированные до блеска руками прохожих - на счастье. Завтра надо будет сходить хотя бы в одну из пинакотек и погулять по английскому парку. Больше я не потяну - мне еще к финалу подготовиться надо. Насчет поездки в Зальцбург я тоже подумаю завтра.


- Куда держит путь в ночи прекрасная Сакура?


От неожиданности я чуть не роняю футляр с кларнетом. Поворачиваюсь и еле сдерживаю желание запустить этим футляром в лицо говорившего. Жалко инструмент, служивший мне верой и правдой. Да и руки марать об эту мразь не хотелось бы.


- Мне очень жаль, что ты не утонул тогда,- говорю как можно более резко и прибавляю шаг. Он и не думает отставать.


- Как ни странно, я не разделяю этих сожалений.


- О да, лучше бы тебя прихлопнуло обломками рушащегося здания.


Надо же, заткнулся. Неужели моя шпилька достигла цели? Пустячок, а приятно.


- Ты за эти годы научилась виртуозно не только на кларнете играть, - начинает он через несколько метров.

- У меня были хорошие учителя, - огрызаюсь я.

- Классический ответ.


Предпочитаю смолчать. Этот идиотский диалог меня раздражает и пугает одновременно. Что этой рыжей мрази от меня надо? Использовать меня против Рана он уже не может. Позабавиться решил? Вот урод. Желание прогуляться испарилось без следа. Достаю карту, чтобы найти путь в отель. Не то чтобы я страдала топографическим кретинизмом, но за пару дней в новом городе расположение улиц запомнила из рук вон плохо. Голова была занята совсем другим.


- Куда тебе надо? – снова лезет рыжий кретин.

- Не твое собачье дело.

- Грубо.

- Да пошел ты...

- Не хочу. Ну, так куда тебе надо?

- Ты телепат? Вот и не задавай лишние вопросы.

- Это приглашение в интимный мир мыслей прекрасной Сакуры? – иронично хмыкает рыжий.

- Будто ты и так там не копаешься сейчас.

- Не копаюсь.

Последняя фраза сказана неожиданно серьезным тоном, никак не подходящим шварцевскому телепату. От удивления поднимаю глаза от карты и пересекаюсь с его взглядом. Серьезным, без тени иронии. Хороший актер, ничего не скажешь.

- Вот и не копайся!

- Вот и не копаюсь, - теперь он смеется, но смотрит по-прежнему серьезно.

- Слушай, ну что ты ко мне привязался? Чего тебе от меня надо?!

Еще немного, и я все-таки засвечу хоть чем-нибудь в эту наглую рожу.

- Да ничего особенного, - пожимает плечами рыжий нахал, - гуляю себе по вечернему городу, воздухом столицы дышу. И вижу - Сакура идет. А на лице - страдания всех азиатских народов. Думаю, может, случилось что и помощь требуется.

- Твоя - не требуется.

- Да ладо тебе,- усмехается, - ты идешь в такой час по центру Мюнхена с футляром от кларнета в руке. Судя по плакату на Резиденции, сейчас как раз должен был закончиться полуфинал какого-то международного музыкального конкурса. Тут и телепатия не нужна... Завалили?

- Вышла в финал, - говорю я и с трудом сдерживаюсь, чтобы не показать этому уроду язык. Тоже мне, раскатал губу, что меня завалили.

- О! Ну тогда поздравляю! - рыжий почти светится от радости. Ну да, сейчас поверю. Что он гадость какую-то затеял на мой счет.

- Отстань.

- И не подумаю, - хохочет рыжая сволочь, - ну чем я тебе так не мил. Встретила старого друга в чужой стране, и вдруг - такой прием.

- Друга?! Да ты мне всю жизнь под откос пустил! - почти кричу я.

Рыжий делает невинное лицо:

- Выход в финал известного международного конкурса - это сейчас

называется жизнью, пущенной под откос? Нда, поотстал я от жизни...


От футляра телепат все-таки увернулся. Даже успел поймать его у самой мостовой. Реакция у рыжей сволочи все еще хорошая.


- А ну отдай! - уже чуть не плачу я.


- Непременно отдам. Когда дойдем до твоего отеля.


- Я сейчас закричу и позову полицию! - стараюсь, чтобы в голосе звучала угроза, но выходит просто жалко. Рыжий урод смотрит на меня снисходительно и участливо, как на душевнобольную. Ну да, да, я прекрасно понимаю, что никакая полиция меня не защитит. От бессилия я все-таки плачу. Эта скотина обнимает меня. Противно. Но даже вырываться бесполезно. Плачу уже навзрыд. Все переживания последних лет накрывают меня, и сдерживаться больше нет сил. Плачу о Ране и о моем выстреле в него, плачу об Ае, которая сейчас без меня, плачу о себе. Об одиночестве, о невозможности разделить ни с кем свои переживания, о том, что в Париже, этом "городе любви", я чувствую себя совсем чужой, о напряжении последних дней и злости, что выживают вечно не те.


Истерика наконец заканчивается. Я не знаю, что мне делать. Сбежать от телепата нереально. Он убирает свои лапы и говорит как ни в чем не бывало:

- Ну, так в каком отеле ты остановилась?


Называю отель и улицу. Телепат берет меня под руку и бодрым шагом направляется к стоянке такси на площади. Садимся в первую свободную машину, он называет таксисту адрес. Какое-то время едем молча. Я смотрю в окно и мечтаю просто исчезнуть куда-нибудь. Желательно навсегда. А еще лучше, чтобы исчез телепат. Желательно - в преисподнюю.


Таксист что-то спрашивает рыжего на немецком, поглядывая на меня. Тот что-то отвечает с легкой иронией. Таксист удивленно присвистывает.

- Что ты ему сказал?!- тихо шиплю я.

- Правду и только правду, - ухмыляется рыжий. - Он спросил, почему у тебя такой заплаканный и надутый вид, я ответил, что ты сегодня победила на очередном этапе известного конкурса, но твоя хрупкая психика музыканта не справилась с перегрузками и у тебя была истерика.

- Очень смешно.

Рыжий игнорирует мой ответ и начинает играть в экскурсовода. Посмотрите направо, посмотрите налево... Урод моральный. Лучше уж сразу бы выложил, какую гадость затеял. Хорошо еще, ехать было недалеко.


Телепат не поднимается ко мне в номер. Просто отдает футляр, прощается до завтрашнего утра и тут же испаряется. А я долго стою под душем, чтобы смыть с себя следы лап рыжего. Тем не менее, мысль попытаться сбежать сейчас я отметаю сразу - ну как же я сбегу отсюда, когда через два дня финал конкурса?! Это означало бы сдаться без боя. Нет, я все-таки попытаюсь как-нибудь выкрутиться. Даже если силы не

равны. Засыпаю уже под утро, вспоминая, как впервые пришла в тот цветочный магазин, как впервые заговорила с Раном, каким я видела Его последний раз. Представляю себе, каким бы Он мог стать. А дома сейчас наверняка уже цветет сакура. И ее веточки используют для икебаны. Только Ран этим уже не занимается...


Просыпаюсь уже почти в полдень. Давно я так долго и сладко не спала. Тем неприятнее вспомнить, что сегодня мне наверняка опять придется общаться с телепатом. Как выкрутиться на этот раз, я не знаю. Но ничего, что-нибудь да придумается. Провела же я всю эту четверку тогда на маяке, вот и сейчас смогу. Наверное... Оттягиваю выход из номера как могу. Лениво принимаю душ, медленно одеваюсь и собираю необходимые мелочи. Но через час мне становится скучно, настроения позаниматься музыкой нет, да и перекусить хочется все сильнее. Дохленькая надежда, что телепат сегодня не объявится, испаряется уже в холле отеля - рыжий вальяжно развалился в кресле и слушает плеер. Мимо не проскочишь.

Увидев меня, он улыбается и с хрустом потягивается:

- Привет, я уж думал, ты там забаррикадироваться решила.

- Вот еще.

- Верная мысль. Кстати, как на счет кафешки? Я сегодня не завтракал, поэтому готов загрызть кого-нибудь,- ухмыляется рыжий. – Фигурально выражаясь, конечно, - добавляет он тут же с усмешкой. Неопределенно пожимаю плечами.

- Вот и ладно, пошли.

Садимся за столик в каком-то кафе. Молчу, рыжий тоже. Он разглядывает меня, а я медленно кручу по столу тяжелую стеклянную пепельницу. Какая жалость, что у него хорошая реакция. С каким бы удовольствием я бы засветила ему этой пепельницей между глаз. Интересно, ему действительно приятно читать подобные мысли в свой адрес?

- Ну так что тебе от меня надо? - не выдерживаю этого молчания я.

Смеется.

- Я же вчера сказал - увидел знакомое лицо и захотел подойти.

- И зачем? До Рана ты через меня не доберешься.

- А ты в курсе, где сейчас Фудзимия?

- Тебе его не достать.

- Да ну? И где же он тогда? - ухмыляется рыжий.

- Рана больше нет.

- Эээ... в каком смысле? - он делает вид, что удивился. Ну-ну.

- Оми... Мамору-сан сказал, что Ран погиб во время миссии в школе Коа, что именно там происходило, он рассказывать отказался,- говорю я с вызовом. - Я искала информацию об этих событиях в газетах, но она слишком путаной, даже дат толком узнать не удалось.

Телепат продолжает играть удивление, и я продолжаю:

- Ая ничего не знала об этом - Ран звонил ей из автомата, сказал пару слов и пропал. Больше о нем ни слуху, ни духу. Думаю, он прощался с Аей перед той миссией. Я не стала говорить ничего из этого Айе... она до сих пор думает, что брат когда-нибудь вернется.

Говорю и тут же жалею о сказанном. Ведь этой сволочи ничего не стоит прийти к Ае и выложить все, сославшись на меня. И ведь даже не солжет. Каково будет Ае...

- Значит, Такатори сказал тебе, что Фудзимия погиб во время миссии, связанной в школе Коа, - уточняет телепат скорее для самого себя и начинает сосредоточенно намазывать бутерброд паштетом. Он задумчиво смотрит на свое творенье, откладывает его обратно на тарелку и говорит совсем неожиданное:

- Такатори тебе соврал.

Ошарашено смотрю рыжего, а он продолжает:

- Фудзимия если и погиб, то не там. Я видел, как он уходил оттуда, живой и здоровый. И видел списки погибших, где он значился. Думаю, это игры Такатори. Не знаю, с чьей подачи. Те события были... - он морщиться и называет дату.

На два дня раньше, чем Ран звонил Ае.

- Ты не лжешь? - говорю я почти шепотом и понимаю, что вопрос бессмыслен. Он мне уже солгал тогда, сказав, что он друг Рана. Но сейчас мне очень хочется ему верить. Мне очень хочется верить, что Ран жив и что это было просто так нужно, скрывать ото всех, что он выжил.

- Смысл?

- А какой был смысл лгать мне, что ты друг Рана?

Рыжий с удовольствием пьет кофе и щурится на солнце:

- Наверное, это не слишком красиво, говорить такое о сопернике, но... У Фудзимии с самой нашей первой встречи в голове было столько тараканов, что места для любви или даже влюбленности там просто не было. Вайсс вообще были больными на всю голову, но Фудзимия - в особенности.


Я даже не сразу поняла, что именно мне показалось странным в этих фразах - это было ведь вполне ожидаемо, что телепат начнет говорить гадости о Ране.


- Слушай, а ты вообще завтракать собираешься? - меняет тему рыжий, - Такими темпами мы сегодня вообще никуда не успеем.


- А куда _мы_ должны успеть?


- Было бы естественно предположить, что тебе интересно посмотреть город. Но я согласен и на просто "посидеть в кафе". У меня вообще характер легкий и сговорчивый, правда.


Рыжий смеется весело и заразительно. Непроизвольно улыбаюсь в ответ. Сегодня мне хочется ему верить.



Телепат оказался неплохим гидом. Вот уж не ожидала от этого гада. Планирует маршруты он очень удачно. Я бы столько и за два дня не успела посмотреть. После семичасового туристического марафона у меня голова идет кругом.


Потихоньку прихожу в себя в ресторанчике с местной кухней на одной из центральных улиц, названном по марке какого-то известного пива. Это место кажется мне почти раем, после сволочь показала мне самую разрекламированную пивную города, отмеченную в путеводителе как "необходимо посмотреть". Придворная пивоварня. Оттуда я уходила просто в тихом шоке - шум, гам, пугающе громкая музыка, пивные кружки невообразимых размеров. Одним словом - полный хаос.


Когда к рыжему бросилась какая-то девица и почти повисла у него на шее, я даже как-то испугалась. Мало ли, какая сумасшедшая, вдруг и на меня кинется. Но рыжий ее явно знал и реагировал на проявление эмоций... снисходительно. Девица ему что-то взахлеб рассказывала, судя по всему на немецком, а он с полуулыбкой кивал. На какой-то момент я даже почувствовала себя третьей лишней. Нда, похоже, с ума сошла как раз я - меня раздражает, что внимание телепата приковано к другому человеку. Мне бы радоваться и тихонько смыться под шумок, а я сижу столбом. Наконец девицу эту увели такие же шумные ребята, тоже обрадовавшиеся Шульдиху. Он же облегченно вздохнул. Тоже мне, театр одного актера.

- И что должна символизировать эта постановка?

Рыжий расхохотался:

- Ну... Будем считать поклонение сенсею или что-то в этом духе.

- В каком смысле?

- В самом прямом.

- ?

- Моя последняя группа - испанцы. Удачно сдали экзамены, теперь бузят.

- И чему ты их учил?

- Всему по мелочи - шеи сворачивать, мысли читать, стрелять из снайперских винтовок и лазить по отвесным стенам без снаряжения.

В ужасе смотрю на телепата. Как он может так легко говорить обо всем этом?!

- Упс, ты, кажется, поверила. Немецкому я их учу, немецкому. В Гёте-институте. Интенсивный курс, погружение в языковую среду и все такое прочее.

Не знаю, какому из вариантов верить. На бандитов вроде "Шварц" те ребята похожи не были. Но ведь и по рыжему не скажешь, что он столько всего натворил.

Телепат снова театрально вздыхает и достает из кармана визитку. Алекс Шoльц, переводчик. Интересно, у кого спер?

- Ты хоть бы имя более-менее похожее подобрал.

- Похожее на что?

- На твое имя.

- В каком смысле? - рыжий ухмыляется и с удовольствием отпивает из бокала.

- Шульдих.

Рыжий подавился пивом. Эх, мне бы его актерские способности.

- Сакура, это кличка. Причем на немецком она означает "виновный".

- Тебе подходит.

- Не спорю, - он снова смеется, - но _зовут_ меня иначе.

Не знаю, что на это ответить.

Официант приносит заказ, и Шульдих отвлекается на еду. Я же никак не могу сообразить, как мне выяснить, какой из двух вариантов - правда, поэтому просто говорю, как есть:

- По-моему, понятия ты и учитель - все-таки не совместимые.

- Выходит, Фудзимии можно было, а мне нет? - картинно возмущается Шульдих.

- Не поняла, при чем тут Ран.

- Ну, то, что Фудзимия учителем был - это в порядке вещей, а мне - нельзя? Это совсем уж дискриминация выходит...

- Ран был учителем?

Шульдих смеется:

- Кажется, я сболтнул лишнее.

- Тогда уж все рассказывай.

- Да я не так много знаю, - телепат разводит руками, - Фудзимия преподавал историю в Коа. Ну, или делал вид, что преподавал.

- Ты шутишь?

Шульдих театрально закатывает глаза.

- Мамору-сан сказал мне, что там просто была очередная миссия, на которой Ран погиб.

- Ну-ну. Очередная миссия длиной в несколько месяцев.

- О... А он изменился?

- Может, сменим тему? Что ты планировала посмотреть завтра?

- Я хотела посмотреть Зальцбург. Шульдих, ну что тебе стоит рассказать мне о нем, каким он стал!

- Алекс.

- Что?

- Меня зовут Алекс.

Заканчиваем ужин в молчании. Когда мы уже выходим из ресторанчика, Шульдих говорит с ухмылкой:

- Я расскажу тебе, каким он был тогда. И не только это. Но завтра. Зальцбург неплохое место для подобных рассказов. А сегодня я слишком устал.

Не знаю, в чем тут подвох, но мне очень хочется услышать его рассказ. Там более мне и так ясно, что от компании телепата мне не отбиться. Впрочем, сегодня это не было неприятно.

По дороге к моей гостинице мы молчим каждый о своем. Шульдих говорит, что мне надо завтра выйти из гостиницы не позже девяти утра и уходит.

А я еще долго думаю, что из сказанного им может быть правдой. Так ничего и не решив, засыпаю беспокойным сном.


Давно у меня не было такого острого желания зашвырнуть будильник куда подальше. Я хочу спать. Хотя бы еще часа два. В полусне закидываю в себя завтрак и спускаюсь вниз. У Шульдиха вид тоже невыспавшийся и он то и дело зевает. После очередной попытки вывихнуть челюсть он говорит, скорее сам себе:

- Поезд идет почти два часа, пересадок не будет, и есть шанс выспаться, благо до конечной едем.

Согласно зеваю в ответ.


В поезде шумно, но телепат отрубается практически сразу, как приземляется на сидение. Я же с четверть часа делаю вид, что читаю путеводитель, но потом засыпаю и я. До Зальцбурга даже успеваю выспаться.


Городок мне нравится, Шульдих легко ориентируется по карте и рассказывает интересные байки, но мне хочется слушать совсем о другом. Мысли у меня заняты сейчас далеко не Моцартом и уж тем более не тем, откуда в парке возникли гротескные каменные карлики. Наконец я не выдерживаю, и напоминаю ему об обещании. Он слегка кривится, но соглашается. Подходит почти вплотную, кладет мне руки на плечи и пристально смотрит мне в лицо. Без тени улыбки. Мне становится не по себе. Хочу сделать шаг назад, но он удерживает меня. Перед глазами темнеет, и я на какие-то мгновения теряю ориентацию в пространстве. Первое, что я ощущаю после этого - саднящую боль в ладонях, кажется, я их основательно поранила. Как я завтра буду играть такими руками? Кажется, я и бедром успела обо что-то удариться. Сердце колотится как бешеное. Темнота перед глазами не собирается рассеиваться, и я понимаю, что сейчас просто уже ночь. Чувствую спиной шероховатый ствол дерева и не могу разобраться ни кто я, ни где я. Даже мысли - чужие:

"Какого черта, Кроуфорд! Это же была мой последний шанс найти тебя в этом хаосе - я знаю только направление, куда ты мог пойти, как же я теперь разберусь, куда свернуть из того проклятого коридора?"

Я. Ищу. Шварцевского. Оракула. Ночью. Я. Волнуюсь. За. Него.

Все ясно, я сошла с ума. Последняя мысль точно моя. Радуюсь хоть чему-то личному в ощущениях и вдруг понимаю, чьи это были непонятные мысли. Не мысли даже - воспоминания. Только очень-очень четкие. Невольно вздрагиваю от фразы, что первыми с корабля бегут крысы. А когда понимаю, чья эта была мысль, мне хочется смеяться и плакать одновременно - я вижу Рана. Рана прошлогоднего, а не такого, каким я его запомнила. Он изменился, стал еще серьезнее и красивее. В этих воспоминаниях рыжего он жив и даже здоров. Но его мысли… странно, что рыжий про себя соглашается с Раном. И оба злятся - каждый сам на себя, независимо друг от друга. И обоим больно. И обоим страшно за своих напарников. Между обоими пара десятков метров и ночь. Не более.


Прикрываю на секунду глаза, а когда снова открываю их - вокруг пламя. Пламени я не боюсь, меня переполняет странный задор и желание, чтобы все, наконец, началось.

- Шульдих? - изумление в голосах младших Вайсс смешивается с испугом. А где ваши аплодисменты, дети? Я ведь сейчас был ох как хорош. Клон самоуверен донельзя, а это мне на руку. Эффектно отшвыриваю его на пару метров. Прекрасно, надеюсь, Брэд не ошибся, и я сейчас действительно задам жару пирокинетику, не сдохнув сам. Мелкий Такатори стоит столбом. Новенький пацаненок из их команды тоже только глазами лупает. Хоть бы рот закрыл, придурок. А вот сибирский котенок соображает быстрее - предлагает остальным воспользоваться шансом и слинять. Вот-вот, детишки, сматывайтесь, да побыстрее. Пока все идет по тем вероятностным линиям, что в мою пользу. Достаточно с вас и моего появления из огня. Теперь будут игры для взрослых. Всерьез и насмерть.


Реальность снова теряет очертания. Я присела на край стола, за которым что-то пишет Кроуфорд. Тот раздраженно смотрит в мою сторону, снимает очки и устало откидывается в кресле.

- Шульдих, ну подумай сам, есть ли у нас выход. Я пытаюсь рассчитать вероятности уже который раз. Сегодня вышло то же самое, что и вчера, и недели назад. Мы либо идем ва-банк, либо сдаемся. Для меня дороги назад нет. Мне проще застрелиться, чем принять ту жизнь, что начнется после успешного проведения Ритуала. Ты уж определись, чего именно ты хочешь. Я должен знать заранее, на кого я могу рассчитывать.

- Брэд, мы переходим все границы.

- Мы их уже перешли, Шульдих. Причем давно.

Мне хочется уснуть на пару лет. И проснуться где-нибудь не здесь. Желательно не собою. Желательно каким-нибудь радостно-тупым обывателем, которого волнует только, с каким счетом сыграла любимая футбольная команда в выходные. Игра на нервах противников, жонглирование чужими мыслями, эффектная скорость движений - это все прекрасно. Заставить девушку выстрелить в зацикленного придурка, причем так, чтобы она еще и думала, что целью было не легкое ранение по касательной, а убийство - это здорово, теперь то она уж точно перестанет цепляться за ту иллюзию взаимности с человеком, у которого на уме только сестра. Но быть недалеким обывателем было бы все же не так муторно. Уж очень невелики шансы выиграть все раунды в набирающей пугающие обороты игре.

Кроуфорд крутит в руках очки и хмурится:

- Поверь, Шульдих, мы ничего не можем сделать сейчас. Я не верю, что те убийства делали просто неизвестные психи из желания подражать. Слишком четкий почерк. Нас, так сказать, страхуют. Доверяют, но страхуют. И вариант "спаси мир - убей себя" тут не подойдет. Уйдем мы - придут другие. Которым вряд ли придет в голову уничтожить Старейшин.

- Брэд, мне не нравится цена, которую мы за все это платим.

- Шульдих, я знаю что делаю. Просто доверься мне. Все другие варианты принесли бы еще больше потерь.

- Куда уж больше... - ехидно хмыкаю я.

- Поверь, есть куда. Хочешь, покажу тебе пару раскладов, очень вероятных раскладов, при которых через день после Ритуала тут будет вторая Хиросима, только выживет на порядок меньше народу?

Ерошу волосы и собираюсь с духом, чтобы задать главный вопрос, ради которого я и околачиваюсь в этом кабинете уже с час:

- Слушай, но этих-то зачем впутывать? Ну ладно, эта коматозная нужна, чтобы Старейшины не сразу сообразили, что мы затеяли. Но остальные-то нам зачем?

Кроуфорд смеется:

- Для массовки, еще же для чего.

Морщусь. Оракул надевает очки и снисходительно смотрит на меня поверх стекол:

- Шульдих, ну не строй из себя идиота, а? Поверь, уровня Фарфарелло в этом тебе все равно не достичь... Ну конечно, они нам нужны, чтобы увеличить наши шансы.

Молча встаю и иду к двери, прикидывая, чего в этом доме можно еще раскрушить, спихнув вину на берсерка.

- Ах да, Шульдих, чуть не забыл. По всем вероятностям выходит, что _эти_ выберутся из заварушки, если четверка придет на маяк. И, конечно, если мы не проиграем.

Кроуфорд, иногда мне хочется тебя придушить. Немного. Исключительно в

воспитательных целях.


Зажмуриваюсь от неожиданно яркого света. Головокружение потихоньку проходит. Снова день, снова парк с каменными уродцами. На газоне сидят немолодые женщины и рисуют. Рядом прыгают непуганые птицы. Я стою почти вплотную к Шульдиху, он наклонился к моему лицу и крепко держит за плечи. Наверное, со стороны мы с ним похожи на влюбленную парочку. Самым естественным действием в нашей позе было бы поцеловаться. Шульдих отстраняется, убирает руки и сует их в карманы джинсов. А я не знаю, ни что мне надо бы делать, ни чего я хочу. Я совсем запуталась. Все слишком... не так, что ли. Шульдих, переживающий за кого бы то ни было? Странно. Шульдих, думающий в унисон с Раном? Нереально. Шульдих, прикрывающий напарников Рана? Чушь. Шульдих, интересующийся, что станет с "Вайсс" во время Ритуала? Бред.

Но при всем этом я понимаю, что это была не подделка. Не просто "хочу верить", а именно чувствую, знаю. Не удерживаюсь и спрашиваю:

- А почему ты интересовался, насколько опасно для "Вайсс" присутствие на маяке во время Ритуала?

- Я этим интересовался? - рассеяно спрашивает телепат, глядя вникуда.

- Ну, ты же спрашивал у Кроуфорда, зачем вам остальные.

Рыжий встряхивает своей гривой, словно сгоняя сон, и снова становится похожим на себя.

- Остальные - это не только "Вайсс".

- А кто? - полностью теряюсь в его логике я. Ведь на маяке кроме нас с Аей были только четверо ребят из "Вайсс". Или нет?

Шульдих смотрит на меня с той же снисходительностью, с которой смотрел на него Кроуфорд в последнем воспоминании, и неопределенно пожимает плечами:

- Да так... всякие.

И невесело усмехается:

- А Кроуфорд такие вещи понимал с полуслова. Не потому что мог узнать какие-то моменты будущего. Просто потому, что это был Кроуфорд. Ладно, проехали.

Проехали, так проехали. Снова гуляем по городу, поднимаемся в крепость, с которой потрясающий вид. Временами у меня появляется ощущение, что Шульдих мысленно где-то совсем далеко. И мне не нравится, что это мне не нравится. Я хочу посидеть в кафешке с видом на Альпы. Телепат соглашается, но садится к ним спиной, поясняя, что не любит горы. Ковыряюсь в мороженом и никак не могу разобраться в своих мыслях. Единственное, в чем я уверена, - эти мысли действительно мои.

- Шульдих, а почему ты говорил о Кроуфорде в прошедшем времени?

- Кроуфорд погиб в ту ночь, - кривится телепат. - Я должен был блокировать пирокинетика, а он и Наги - двух двоих паранормов из Розенкройц. Паранормов мы уничтожили. И Наги, и я выбрались из рушащегося замка, а Кроуфорд - нет. Я не знаю почему.

Все это сказано спокойным, даже немного безразличным тоном, который никак не соответствует эмоциям из воспоминания. Только вот рука на столе стиснута в кулак. Опять не знаю, как мне реагировать. У меня вообще последние два дня ощущение, что я абсолютно ничего не знаю. Ни о ком.

Шульдух пару минут молча изучает безоблачное небо, а потом продолжает:

- Наги на следующий день достал у Такатори списки погибших и неопознанных. Балинезиец выжил, только потерял память. Ни одного тела, что можно было бы опознать как Кроуфорда, там не нашли. Слишком сильный был пожар в той части здания. Зато Такатори внес в этот список Фудзимию.

Снова молча смотрим в разные стороны. Когда молчание начинает давить, я снова спрашиваю:

- А этот ваш страшный, который с ножом?

- Фарфарелло?

- Да, точно, Фарфарелло. Почему его с вами тогда не было?

- Он ушел он нас где-то за два года до тех событий. Встретил одну ведьму, сбежавшую из Розенкройц, и ушел с ней.

- А...

- Ага. А после... После событий в Коа я уехал из Японии. Сначала хотел навестить Фарфарелло. В том доме, где они планировали жить, никого не было. И выглядел он как после погрома. Думаю, Розенкройц их или убили, или забрали к себе. Второе более вероятно. Впрочем, для Фарфарелло это практически равнозначные вещи, на мой взгляд.

Шульдих надолго замолкает, но мне кажется неправильным нарушать паузу. Жду, пока это сделает он сам.

- Так что в результате я поселился здесь. И стараюсь поменьше пользоваться Даром. Как бы это пафосно ни звучало, мне банально хочется жить. Единственная проблема в том, что мне с моим Даром как-то хреново одному, - усмехается Шульдих. - Когда я сюда приехал, я снял комнату в так называемой жилищной группе вместе с одним студентом-технарем. Очаровательная иллюзия не-одиночества. Две недели назад мой сосед съехал, а мне было некогда искать ему замену. Такие вот дела.


Шульдих встает и идет к стойке расплачиваться. Иду за ним.

Потом мы еще пару часов молча гуляем по городу. Пытаюсь разобраться в своих мыслях, желаниях и сомнениях. Выходит удручающе плохо.


Шульдих заговаривает уже только в поезде:

- Мне интересно, как пройдет финал. Позвони мне завтра, как все закончится.

Опешиваю. Для меня стало уже как-то само собой разумеющимся, что телепат придет на мое выступление. Как же иначе?

- Ты разве не придешь на финал? - говорю я как можно более нейтральным тоном, стараясь скрыть неожиданную досаду.

- Конечно, не приду, я же не самоубийца. Что бы там ни было, ты будешь

недовольна результатом и обвинишь меня.

Удивленно смотрю на Шульдиха, и тот поясняет:

- Если ты займешь не первое место, ты снова начнешь обвинять меня в мелких пакостях. А если победишь, то будешь подозревать, что победа поддельная. Так что я уж лучше услышу хорошие новости по телефону.

Хлопаю глазами. Возразить мне нечего. Рыжий снова прав.

- А откуда такая уверенность, что новости будут хорошими?

- Сакура, неужели ты предпочитаешь, чтобы я надеялся на обратное? - заразительно смеется Шульдих.

Усмехаюсь в ответ и записываю номер мобильного.


Финал проходит как во сне. Я даже почти не нервничаю - я слишком занята размышлениями о том, чего же я на самом деле хочу в этой жизни. Зато победа накрывает меня волной эйфории.

Звоню родителям и Ае. Звоню на мобильник телепата уже на пути в ресторан, выслушиваю его поздравления и говорю, что сейчас будет празднование в более-менее узком кругу - жюри и финалисты, что я хочу там быть одна. Он желает мне приятного вечера и кладет трубку. Мне почему-то неприятно думать, что я, кажется, его обидела. Вечеринка заканчивается хорошо за полночь, возвращаюсь в отель, но никак не могу уснуть. Я совсем запуталась, чего же я хочу на самом деле. Снова набираю номер телепата. Кажется, я его не разбудила.


- Мне предложили работу в Мюнхене.

Короткая пауза. Потом вопрос:

- Согласишься?

- Скорее нет, чем да - слишком много проблем. Тем более начинать надо через две недели. Мне за этот срок и переехать будет трудно, не то что квартиру найти.

- Я могу взять отпуск. К тому же у меня трехкомнатная квартира.

- Из которой прежний сосед не выдержал и сбежал?

- Прежний сосед защитил диплом и уехал обратно в свой городок. Одна комната была его, другая - моя, третья - общая. Центр, метро близко.

- Это не серьезно.

- Почему?

- Ну что я скажу родителям?

- Что нашла комнату в жилищной группе, что тут так принято.

- А что а скажу Ае?

- То же самое.

- Но это нечестно...

- Ну скажи ей, что тебе нравятся красноволосые ребята, и ты подбирала соседа по квартире именно по этому признаку.

- Ты не красноволосый, а рыжий.

- В немецком это одно и то же слово, - смеется телепат, - но это уже прогресс, что ты обсуждаешь, не "да или нет", а "как".

- Мы поговорим об этом завтра, я спать хочу. Спокойной ночи, - говорю и вешаю трубку. Вспоминаю, что позвонила среди ночи вообще-то именно я. Смеюсь сама себе. Кажется, мне все-таки ясно, чего я хочу.
...на главную...


октябрь 2018  
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031

сентябрь 2018  
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

...календарь 2004-2018...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Законченные фики
2018.10.19
Короткие истории из жизни польского короля Владислава IV Вазы, рассказанные Сыном Филифьонки [1] (Оригинальные произведения)


2018.10.19
Снежными искрами [0] (Оригинальные произведения, Сказки)


2018.10.18
Что с нами делает осень [0] (Хаус)



Продолжения
2018.10.22 16:38:18
Косая Фортуна [16] (Гарри Поттер)


2018.10.22 15:41:37
Быть женщиной [8] ()


2018.10.20 15:39:49
Фейри [4] (Шерлок Холмс)


2018.10.19 22:24:35
Издержки воспитания [14] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина, Робин Гуд)


2018.10.19 09:46:57
De dos caras: Mazmorra* [1] ()


2018.10.16 22:37:52
С самого начала [17] (Гарри Поттер)


2018.10.16 22:09:30
Без слов, без сна [1] (Гарри Поттер)


2018.10.16 08:04:02
Легилименция [0] (Гарри Поттер, Произведения Макса Фрая)


2018.10.14 20:28:24
Змееносцы [7] (Гарри Поттер)


2018.10.14 19:49:37
Глюки. Возвращение [237] (Оригинальные произведения)


2018.10.13 11:57:25
69 оттенков красно-фиолетового [0] (Мстители)


2018.10.10 17:37:16
Рау [0] ()


2018.10.10 17:36:45
Не все люди - мерзавцы [6] (Гарри Поттер)


2018.10.10 07:16:14
Не забывай меня [3] (Гарри Поттер)


2018.10.08 11:33:14
Солнце над пропастью [103] (Гарри Поттер)


2018.10.06 21:17:39
Потерянные факты, имеющие отношение к моей жизни [0] (Оригинальные произведения)


2018.10.04 22:58:30
Обреченные быть [7] (Гарри Поттер)


2018.10.03 00:11:33
Охотники [1] (Песнь Льда и Огня, Сверхъестественное)


2018.10.01 19:35:17
Список [8] ()


2018.10.01 11:35:22
Своя цена [18] (Гарри Поттер)


2018.09.29 13:45:22
Прячься [2] (Гарри Поттер)


2018.09.29 10:23:26
Лили, Гарри и Северус [36] (Гарри Поттер)


2018.09.27 13:55:05
Виктория (Ласточка и Ворон) [12] (Гарри Поттер)


2018.09.26 23:57:07
Книга ещё не первая. Некрасавец и Нечудовище [13] (Гарри Поттер)


2018.09.16 05:45:00
Сыграй Цисси для меня [0] ()


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2018, by KAGERO ©.