Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

по 3222.
На уроке Зельеварения ученики Хогвартса проходили зелье Желаний. Гарри, ознакомившись с инструкциями, под суровым взглядом Снейпа подходит к гигантскому котлу, маленькой ложечкой зачерпывает алую жидкость, выпивает ее и возвращается на место. После всех учеников к котлу подходит сам Снейп. Наклоняется, но теряет равновесие и падает в кипящую воду. “Надо же, а зелье и правда действует!”,- шепчет Гарри Рону, выходя из кабинета.

Вот только просчитался Поттер, Сев выжил, но вот зелья желаний изрядно наглотался.
Ну, и царствие Поттеру небесное.

Список фандомов

Гарри Поттер[18434]
Оригинальные произведения[1223]
Шерлок Холмс[713]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![182]
Белый крест[177]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[175]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[132]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Произведения А. и Б. Стругацких[106]
Темный дворецкий[102]



Список вызовов и конкурсов

Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[3]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]
Британский флаг - 8[4]
Фандомная Битва - 2015[48]



Немного статистики

На сайте:
- 12610 авторов
- 26929 фиков
- 8563 анекдотов
- 17631 перлов
- 653 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...


Данный материал может содержать сцены насилия, описание однополых связей и других НЕДЕТСКИХ отношений.
Я предупрежден(-а) и осознаю, что делаю, читая нижеизложенный текст/просматривая видео.

Be my mirror. Part III

Автор/-ы, переводчик/-и: Беренгелла
Бета:Natali Fisher
Рейтинг:NC-17
Размер:миди
Пейринг:Тедди Люпин/Скорпиус Малфой, Дельфи, Астория Гринграсс, Луна Лавгуд, Гарри Поттер, Альбус Северус Поттер/Виктуар Уизли
Жанр:AU, Action/ Adventure, Adult, Romance
Отказ:Что не мое, то чужое
Фандом:Гарри Поттер
Аннотация:О тонкостях брачных переговоров.
Третья часть цикла Be my mirror.
Комментарии:Подарен Silvery Wind.

Размещение на других ресурсах запрещено в любом виде.
Каталог:Пост-Хогвартс, AU, Второстепенные персонажи
Предупреждения:насилие/жестокость, ненормативная лексика, OOC, сомнительное согласие, AU
Статус:Закончен
Выложен:2019.02.23 (последнее обновление: 2019.02.23 11:36:12)
 открыть весь фик для сохранения в отдельном окне
 просмотреть/оставить комментарии [0]
 фик был просмотрен 671 раз(-a)



— У миссис Малфой тяжелая рука.
Люпин давно, собственно сразу же, свел синяк, но время от времени притрагивался к лицу, будто не верил, что такое вообще возможно — пощечина в ответ на совершенно резонное предложение.
— От меня сочувствия не жди, — охолодил его Скорпиус. — Скорее, руки чешутся добавить.
— Но я же ничего не сделал! — заныл Люпин.
— В точку! Не услышал предупреждений. Не позволил подготовить маму к твоим прожектам. Не учел, что мама тебя недолюбливает. Не подумал, какой будет реакция на твой... — тут Скорпиус притормозил, подбирая подходящее слово, но так и не нашел необидного. — План.
— Это был хороший план! — огрызнулся Люпин.
— О да! Позволь тебе кое-что объяснить. Так, мелочь, которая, очевидно, ускользнула от твоего внимания. У меня был отец, у моей матери — муж. И в один прекрасный момент его у нас отняли. Твой обожаемый Верховный маг в одну секунду оставил меня без семьи. Потому что бабушка — сестра твоей бабушки, кстати — этого не пережила. И мама тоже не пережила. Хотя, как видишь, и осталась жива...
Скорпиус заводился с каждым словом и не замечал этого, пока Люпин не выставил руки в примирительном жесте.
— Мне жаль.
— Надеюсь. Дальше ты скажешь, что никак не мог на это повлиять. Не мог, чистая правда. Но сама ситуация от этого лучше не станет.
— Ты не понял. Мне правда жаль, но тебя. Только тебя. Потому что ты был совсем ребенком и у тебя не было ни единого шанса избежать всего этого. Миссис Малфой — другое дело.
— Прости?
— У твоей матери был выбор. Она — красивая женщина, даже сейчас. В молодости, думаю, и вовсе была королевой. И могла бы выбрать любого из своих поклонников. Война ведь почти не затронула Гринграссов, и точно не так, как Малфоев. Выбирая твоего отца, фактически изгоя, твоя мать знала, на что шла. Не то чтобы я был разочарован… — Люпин мягко улыбнулся, потянулся погладить Скорпиусу шею.
Тот резко отдернулся:
— Не нужно.
— Почему нет?
— Я все еще зол! Лучше убери руки.
— Оу, ну извини, — Люпин даже отошел на пару шагов. — Так вот, твоя мать сама выбрала Малфоя. И после его ареста у нее была масса возможностей. Например, развестись. Даже выйти замуж во второй раз и дать тебе хотя бы подобие семьи, а не сбежать в никуда, бросив на, слава Мордреду, ответственного крестного.
— Ты сейчас говоришь о моей маме, — прошипел Скорпиус.
— Да, — бесстрастно согласился Люпин. — И еще о том, что ты не должен нести ответственность за ее несчастья.
— Как бы там ни было, я против ее брака с Верховным магом. Это выглядит как изощренное издевательство, чтобы ты знал.
— Как будто крестный всю жизнь мечтал об этом браке.
— Не понял? А он вообще в курсе твоих свадебных хлопот? Или ни сном ни духом? А еще, кажется, он уже женат и даже ждет прибавления в семействе. Как быть с этим?
— Прибавление действительно ожидается, — согласился Люпин. — Но никто не будет требовать, чтобы твоя мать присматривала за ребенком. Нянек во Дворце хватает, а последнее слово в воспитании будет за крестным и Луной — она всегда занималась нами, когда начиналась чехарда с мачехами.
— Вот с этого места поподробнее. Куда денется Чжоу?
— Крестный разводится. Уже на Осеннем балу он будет без пары. И все ведьмы Британии в возрасте от шестнадцати до ста шестнадцати начнут на него охоту. Ну вот хоть теперь ты можешь понять, что у нас совсем нет времени?
— Честно говоря, мне плевать. Кстати, мое приглашение на бал где-то у тебя, да?
Люпин молча протянул Скорпиусу конверт. Тот вытащил послание, быстро его перечитал и разорвал на множество мелких клочков.
— С балом покончено. И еще — не приближайся больше к моей матери.
— Понял. Хотя насчет бала… — Люпин указал на кучку рваной бумаги. — Ты зря это сделал. Очень зря.
— Я всего лишь не хочу иметь ничего общего с Поттерами и их компанией.
— И ты объяснил это предельно понятно. Я, видимо, пойду, я же тоже часть «компании».
Скорпиус не нашелся с ответом, а потом было уже поздно: легкий хлопок двери поставил в их споре жирную точку.
Может быть, Люпина можно было догнать, но на глаза, так некстати, попались клочки злосчастного приглашения — и в душе полыхнула злость. То, что в месте, где только что лежала рваная бумага, теперь радостно танцевали языки пламени, ласкаясь к ножкам стола и обивке кресел, было скорее ожидаемо. А вот то, как струйки огня перетекали между пальцами, льнули к ладоням, но не обжигали, увлекло Скорпиуса до такой степени, что он очнулся только из-за запаха дыма. После панической мысли, как плохо было бы спалить собственный дом, огонь беспорядочно заметался.
— Рэмп!
Гоблин потушил пожар, с перепугу залив водой всю комнату. Огонь обиженно щипнул Скорпиуса за пальцы и затаился под кожей. Казалось, стоит вытереть мокрую ладонь, как пламя появится снова, будет вылизывать пальцы. Или не будет — по настроению.
Устроить в доме пожар и правда было бы некстати, поэтому Скорпиус потребовал от гоблинов-строителей перенести остатки древесины к бывшим драконьим стойлам. И ушел туда тренироваться. Но как ни старался — ничего не вышло. Словно в насмешку, даже искорки в ладонях заснули, затаились, схоронились до лучших времен.
Скорпиус прекратил бессмысленные попытки, откинулся спиной на гладкий, неожиданно теплый камень и стал глядеть в небо, не думая ни о чем. И это даже получалось: мысли о Люпине отзывались еле слышным эхом, чувство вины за затеянную ссору растворилось без следа. Скорпиус просто грелся о теплый камень. И делал так на следующий день. И на следующий. И на следующий...

— Милорд хозяин совсем себя не бережет. Не ест, ни спит, никуда не выходит. Милорд хозяин сведет с ума бедного Рэмпа. Милорд хозяин совсем не позволяет Рэмпу о себе заботиться.
На этой фразе Скорпиус обычно сдавался и глотал несколько ложек чего-то теплого и питательного. Рэмп даже старался разнообразить вкус блюд, но Скорпиуса это не беспокоило и не интересовало. Жар камней под спиной — вот что было важно.
Скорпиус возвращал Рэмпу почти полную тарелку, тот скорбно вздыхал, причитал, что теперь хозяину надо отдохнуть, и уходил, оставляя его дремать. В самый первый раз — и единственный, когда Скорпиусу удалось вызвать огонь из ладони — Рэмп принес подушку и плед. Больше он так не делал, и Скорпиуса это устраивало. На голом камне он отдыхал гораздо лучше, чем в уютной спальне.
Стоило только прикрыть глаза, лежа в своей постели, как Скорпиус проваливался в другой, совершенно фантасмагорический мир.
Он стоял на коленях перед человеком в мантии-невидимке. Скорпиус и не дернулся еще, только подумал, что нужно подняться, а из рукава высунулась рука в белой перчатке и надавила на плечо. Захотелось отбросить руку — и он почувствовал, что связан. Второй рукой незнакомец взлохматил волосы Скорпиуса, завел за ухо непослушную прядь, провел по шее вдоль вены, заставив и без того дерганный пульс частить сверх всякой меры. Скорпиус дышал с трудом, а уж о том, чтобы встать — и речи не было. Незнакомец давно отпустил его плечо, мягко, едва касаясь, огладил бровь, скулу, щеку, дотронулся до губ. Скорпиус ощущал структуру — кожа тончайшей выделки, вдыхал запах — смесь чего-то мускусного и маслянистого, слушал шумное дыхание и, даже не видя лица, интуитивно впитывал чужое настроение. Незнакомец рядом вел себя как человек, который вот-вот получит то, к чему долго стремился. Что именно — Скорпиус понял за миг до того, как пальцы нажали на нижнюю губу.
— Нет!
Скорпиус отстранился, насколько позволяла поза. Настроение незнакомца сменилось, налилось красной яростью. Он дал Скорпиусу пощечину такой силы, что тот полетел на пол, ушибив плечо. Пока он барахтался, комната наполнилась новыми звуками, которые не сулили ничего хорошего. Поднявшись, Скорпиус вынужден был смотреть на член, торчащий из-под мантии, как раньше руки. Отличие только в том, что это был абсолютно голый немаленький член. По губам мазнула головка, но Скорпиус ответил яростным взглядом туда, где под капюшоном должно было прятаться лицо и откуда донесся усталый вздох. А потом Скорпиусу просто зажали нос.
Много, очень много ударов сердца спустя он буквально задохнулся, когда вместо нежного, пьянящего и такого необходимого воздуха в горло ткнулось что-то чужеродное и жесткое. Наверное, это помогло Скорпиусу отключиться, потому что следующее, что он помнил — как пришел в себя в собственной спальне и больше не сомкнул глаз до утра.
Этот сон, с вариациями, повторялся каждую ночь. Человек под мантией ни разу не показал лица, обходясь перчатками и расстегнутыми брюками. Но иногда он бывал нарочито терпелив, гладил лицо Скорпиуса, волосы, массировал сведенные от неудобной позы плечи. Иногда злился, резко давил на челюсть, заставляя открыть рот. Финал всегда был одним и тем же, и Скорпиус просыпался с болью в горле и досадой на нелепую беспомощность. В какой-то, далеко не первый, раз ему удалось попросить:
— Тед, я не хочу!
Человек в мантии наклонился к нему близко-близко и прошептал:
— Тед? Все еще Тед?
По венам потек лед, и Скорпиус смирился с безысходностью, прикрыл глаза, цепенея с каждым ударом сердца. Холод, темнота, одиночество укутывали его, баюкали, толкали в никуда.
Задыхаясь, Скорпиус открыл глаза. Оглядел загримированную темнотой спальню, попытался встать. Каждое движение давалось с трудом, под кожей кололись тысячи иголочек, как будто он всю ночь проспал в неудобной позе. Но нет, о всей ночи речь не шла — за окном ярко сияли звезды, а небо было равномерно темным, даже без розовой полосы, предвестника солнца. Так рано Скорпиус еще не просыпался. Едва справившись с онемением мышц, он начал дрожать, и как он ни кутался в одеяло, как ни тянулся к камину — не мог согреться.
Причиной тому были не бессонница и не холод. Причиной был голос из его сна, чужой и незнакомый.
В конце концов он сдался и вышел в парк. Он никогда раньше не ходил к развалинам питомника ночью, но это оказалось удачным решением. Камни были такими же теплыми и уютными, как днем. Скорпиус свернулся калачиком и смог забыться.
— Милорд хозяин совсем себя не бережет, — причитал Рэмп, протягивая чай. — Милорд хозяин не спит и не ест. Милорд хозяин должен позвать своего крестного или хотя бы позволить бедному Рэмпу привести сюда хозяйку Асторию.
— Ой, да делай что хочешь.
Скорпиус вернул гоблину пустую чашку и улегся на камне, нежиться под утренним солнцем.

— Скорпи.
Наверное, он задремал на своих камнях. И услышал голос во сне. И тень увидел тоже во сне.
— Скорпи, ребенок!
— Мама? — встрепенулся он. — Ты как здесь оказалась?
— А почему нет? Я же приезжаю время от времени, хоть и терпеть не могу этот дом. Можно присесть?
Скорпиус подвинулся, освобождая удобное место.
— Да они теплые! В мэноре что, есть горячий источник?
— Это не источник, мам, это колдовство.
— Ну и Моргана с ним, иди сюда, ребенок.
Скорпиус придвинулся, уткнулся маме в плечо, позволил мягким ладоням поглаживать его спину.
— Кожа да кости. Ты хоть что-нибудь ешь?
— Ем... Кажется. Что-то. Немного... — забормотал Скорпиус в складки мантии. Вряд ли мама его расслышала, но она и не ждала внятных объяснений.
— Это Рэмп еще и приуменьшил! Все рассказывал, что ничего страшного, просто хозяйка давно дома не была. Хитрый низл! Ты сам почему никого не позвал?
Тут мама заставила Скорпиуса поднять голову, посмотреть ей в глаза.
— Так что? Почему не я, понятно. Гойлу почему не написал?
— Не хотелось.
— Да уж, вижу. Могу я спросить, где твой обожаемый Люпин?
— Не знаю. На службе. Или во Дворце, или у миссис Тонкс. У него всегда уйма дел, идей и планов, которыми он не спешит делиться.
— Ох, Скорпиус, — мама снова обняла его, стала тихонько укачивать. — И ведь вырос, на голову меня выше. Взрослый, сам ведет дела, сам знает, как лучше. Сам, небось, рубит с плеча. Вы ведь, как от меня вернулись, так сразу и поссорились?
— Да, он... — Скорпиус осекся. — Да, поссорились.
— Сказала бы, что это все ерунда, помиритесь еще, и все у вас будет хорошо. Но сам понимаешь, совру. Не люблю я Люпина, ты уж прости. А знала бы заранее — так все лицо ему разукрасила, пока возможность была. Слушай, может, и правда связаться с Поттером? Стану Люпину законной мачехой, чуть тебя обидит — сразу в угол.
Скорпиус зафыркал:
— И как ты его заставишь? Он тоже тебя на голову выше.
— Выше, не выше, какая разница, если в детстве мало пороли.
— Не пороли. Ну, Тед так говорит.
— Ребенок, я вот сейчас решу, что вы в сговоре. Так рекламировать преимущества брака с Поттером — это даже придумать не каждому дано.
Скорпиус смотрел на мать, еле сдерживая смех. Она тоже хихикала, как девчонка.
— Пойдем поедим. Буду грозить гоблинам страшными проклятьями, за то, что хозяин отощал неимоверно, а у них обед не готов.
Но Рэмп не подвел, подал прозрачный душистый бульон, маленькие сендвичи, наггетсы в золотистой корочке. Нежный пудинг на десерт добавил гоблинам еще пару десятков очков.
— Похоже, в этот дом не зазорно и гостей позвать. Что насчет Дафны?
— Как скажешь, мам.
— Только мусор после стройки надо убрать. Кстати, когда ты собираешься заселить птичник?
— Недель через шесть буду забирать молодняк. Или через семь, Раймондо напишет.
— Так ты в ближайшие дни не занят? Давай тогда мы сейчас к Дафне.

— Мама, объясни уже толком, что мы здесь делаем?
— Ждем одну молодую леди. Вернее, двоих. С мисс Фоссетт ты уже...
— Мама! — перебил Скорпиус. — Я думал, мы еще у тети Дафны разобрались со всем, что касается мисс Фоссетт.
— Скорпиус, веди себя прилично! И не смотри на меня как на слабоумную, я и с первого раза поняла, что общение с мисс Фоссетт не доставляет тебе удовольствия. Я на твоей стороне, что бы ни случилось.
Скорпиус подавил желание встать и выйти из кафе.
— Рад это слышать, мама. Но все-таки, почему мы сидим «У Фортескью» и ждем мисс Фоссетт?
— О, она обещала представить мне свою подругу. Надеюсь, весьма милую молодую особу, — безмятежно поведала миссис Малфой.
— Мама!
Скорпиусу очень хотелось стукнуть по столу, хоть это и было вопиюще невежливо.
— Мать Моргана, дай мне сил, — миссис Малфой изящно потерла виски. — Ребенок, сколько уже можно думать, что мир вертится вокруг одного тебя? Разумеется, я помню, что ты не готов к новым отношениям. Более того, я даже помню, что старые то ли закончены, то ли нет. Более того, я готова принять на веру факт, что мистер Люпин занят в суперважной сверхсекретной аврорской операции и очень хочет, но никак не может дать о себе знать. Я планирую познакомиться с мисс Уилкинс для себя.
— Объясни?
— Ты знаешь, как я не люблю Британию. И вот хоть сегодня с удовольствием вернулась бы в Ришмон. Но ты меня все-таки беспокоишь, и мой материнский долг — задержаться здесь на какое-то время и убедиться, что ты в порядке.
— Мама, я в порядке.
— Меня так радует твой оптимизм! — миссис Малфой легонько провела ладонью по щеке Скорпиуса. — Хотелось бы, правда, чуть меньше худобы, но на разносолах Рэмпа это дело наживное. Думаю, за пару месяцев справимся, и я уеду со спокойной душой.
— Но при чем здесь мисс... Уиддершинс?
— Уилкинс, Скорпиус. Мисс Рози Уилкинс. Не могу же я надоедать тебе сутками! Вот, возьму компаньонку, буду надоедать ей. Дафна подсказала мне идеальное решение, а мисс Фоссетт была столь любезна, что порекомендовала свою подругу. Та служит у Малкин и должна была побеседовать с нами в свой обеденный перерыв. Правда, они опаздывают, и я начинаю думать, что это характеризует мисс Уилкинс не с лучшей стороны.
— Если она служит у Малкин, ее вполне могли задержать клиенты.
— Так ты думаешь, моя будущая компаньонка трудолюбива и ответственна?
Скорпиус от души посочувствовал несчастной девушке. Хотя себе он сочувствовал сильнее.
— Мама, но что она будет делать, когда ты уедешь? Всего-то два месяца?
— Скорпиус, не забивай голову проблемами раньше времени! Мы еще не согласились взять ее на службу!
— Мы? Какое отношение я имею к твоей компаньонке?
— Естественно, имеешь. Мисс Уилкинс будет жить с нами. Не могу же я привести в дом неприятную тебе особу. Она должна быть тебе хотя бы симпатична!
— Мам, я тут подумал. Молодая девушка в доме холостяка. Разве это ее никак не скомпрометирует? — ухватился Скорпиус за соломинку.
Миссис Малфой воззрилась на него с искренним изумлением.
— Что за замшелые идеи? Да не всякий столетний блюститель нравов задал бы такой вопрос. В твоей добропорядочности я уверена. А у мисс Уилкинс есть друг. Или даже жених, я не вникала дотошно, просто запомнила на всякий случай, потому что почему бы тебе не нанять помощника? Ты же не сбросишь на Рэмпа еще и своих птиц?
— Мама, это будет всего шесть павлинов. Я и сам прекрасно справлюсь!
— Ой, да разве я настаиваю? Просто предложила, думала, будет как лучше. Тебе неплохо бы иметь собеседника, помимо старого гоблина. А если бы было на кого оставить павлинов, ты мог бы чаще ко мне приезжать и гостить подольше.
Скорпиус прикрыл глаза и взмолился Мордреду, Моргане, Основателям, да кому угодно, кто мог бы освободить его от этой настойчивой материнской заботы.
Мордред не услышал. Звякнул дверной колокольчик, и Скорпиус, горестно вздохнув, открыл глаза. О нет, Мордред его услышал и ответил со всем возможным юмором. Даже с сарказмом: от входа к их столику шел Альбус Поттер. И выражение лица у него было такое, будто ему предложили пару стоунов лучшего в мире мороженого. Что странно, смотрел Поттер на миссис Малфой.
— Какая замечательная встреча! Очаровательная незнакомка, сияние вашей красоты затмевает свет солнца, а одна лишь улыбка согреет сотни сердец. Могу ли я надеяться хотя бы узнать имя самой прекрасной чародейки со времен Цирцеи? — Поттер требовательно уставился на Скорпиуса. Мать этого не видела, зато сама смотрела на незнакомца несколько удивленно, но благосклонно.
— Мистер Поттер, будьте любезны не навязываться моей спутнице, — негромко сказал Скорпиус.
От одного только имени мать побледнела, и он мысленно отвесил себе оплеуху — ну что ему стоило назвать мордредова клоуна просто по имени?
«Клоун» тем временем и не думал оставлять их в покое. Заметив очевидный испуг миссис Малфой, он подпустил в голос трагизма.
— Я посмел вас огорчить, мне нет прощения. Разумеется, я сейчас же вас оставлю. Я давно, слишком давно привык к тому, как действует мое имя. Это тяжкое испытание — постоянно сверяться, тянуться, соответствовать. Но стократ хуже вот так случайно узнавать, что принужден соответствовать зловещему образу. Если бы я только мог выбирать, родиться ли Поттером или кем-то другим! Уверяю вас, моя леди, я выбрал бы самую безвестную фамилию, лишь бы люди не судили обо мне по моему отцу.
— Дети не в ответе за родителей, — завороженно прошептала миссис Малфой.
— Вы так же добры, как и прекрасны, моя леди, — воодушевился Поттер и упал перед ней на одно колено. — Каждый миг в вашем обществе исцеляет мою душу. Истинное чудо — встретить в этом неприглядном мире столь чуткую, столь тонкую натуру...
Если что-то может повернуться к худшему — то оно повернется. Аксиома, многократно подтвержденная Скорпиусом Малфоем. Мало того что Поттер взялся беззастенчиво ездить по ушам матери, так именно этот момент выбрала Айви Фоссетт, чтобы наконец привести в кафе свою подругу. Скорпиус делал страшные глаза, мотал головой и беззвучно показывал девушкам, что им не нужно подходить. Мисс Уилкинс даже достало проницательности попытаться уйти, за что Скорпиус был ей сердечно благодарен. А вот мисс Фоссетт Мордред умом явно обделил, зато не обделил напористостью — и она просто подтащила подругу к их столику.
— ...Моя леди, вы разбиваете мне сердце! Неужели вы хотите лишить меня своего общества?
— Именно это мы и собираемся сделать, — сказал Скорпиус, поднимаясь. — Мама, нам пора.
Миссис Малфой смотрела то на Поттера, то на Скорпиуса.
— Мама, ты же помнишь, у нас дела. Конечно, можно перенести встречу на другой день, но тогда невежливо задерживать этих леди.
— Да-да, разумеется, — миссис Малфой сделала несколько шагов и беспомощно оглянулась на Поттера.
Тот протягивал ей цветущую ветку жасмина.
— Это вам, моя леди. Скажите, смогу ли я еще вас увидеть?
— Конечно, — шепнула миссис Малфой, и Скорпиус не выдержал, поволок ее за собой.

Вечером он обреченно размышлял, что, независимо от того, договорилась ли мама с компаньонкой или нет (вначале он сбежал с обеда, потом она дулась, а под вечер и вовсе закрылась в своей комнате, пожаловавшись на головную боль), придется увезти ее в Ришмон. И, кажется, провести с ней там хотя бы пару недель. Только крестному написать, предупредить.
Перепуганный Рэмп отвлек Скорпиуса от мыслей и писем.
— Там... там... — дрожащей лапкой гоблин указывал на дверь. — Гость, требует...
Гость не дождался, толкнул дверь так, что она врезалась в стену. Рэмп съежился и растворился в воздухе. Скорпиус проглотил возмущение — он еще никогда не видел Люпина таким взбешенным.
— То есть я недостаточно хорош, чтобы даже подойти к миссис Малфой, зато Альбус напропалую с ней любезничает и почти соблазняет у тебя на глазах? — заорал тот с порога.
— Сбавь тон! Мало того что гоблинов распугал, еще и мать разбудишь.
— Ах сбавить тон… — Люпин и правда заговорил тише, достал палочку и прочертил связку заклинаний. Дверь в кабинет мягко закрылась, щелкнул замок, Люпин отбросил палочку на стол и снова сосредоточил внимание на Скорпиусе.
— Оно и понятно, что повышать тон бесполезно. Скорее, взять розги и хоть так вколотить тебе элементарное понятие о безопасности.
Скорпиусу приходилось прилагать усилие, чтобы не поддаться исходящей от Люпина физически ощутимой ярости, не съежиться, не вжаться в стену.
— Сейчас именно ты кажешься мне опасным.
— Об этом мы тоже поговорим, — теперь Люпин стоял вплотную, выдыхая слова в лицо. — Раз ты ждешь от меня опасности, то почему не закрыл вход в дом?
— Ты аврор, это бессмысленно.
— Вы только посмотрите! У моего маленького кузена на все есть ответ! Он всегда во всем прав, он все продумал! И что дальше, впустишь Альбуса в свой дом? В свою постель?
— Ты бы определился, кого именно ревнуешь, мою мать или меня?
Люпин зарычал, по-настоящему, по-волчьи, схватил Скорпиуса за плечи и толкнул к стене.
— Что?..
Скорпиус отчаянно не успевал: ни спросить, ни оттолкнуть, ни осознать, что Люпин не собирается сломать его о стену, а всего лишь целует, голодно и властно, не стараясь спрятать зубы. Вкус крови во рту появился едва ли не раньше, чем заныла губа. Люпин прокусил ее и с довольным фырчанием присосался к ранке.
— Тед!
И тот даже услышал, поднял голову, и оставленная без внимания губа тут же стала саднить. Заглядывая Люпину в глаза, Скорпиус почти не видел радужки, только огромные темные зрачки.
— Тед...
Скорпиус поднял руку в успокаивающем жесте, и Люпин переключился на нее, схватил ладонь крепкой хваткой, облизал пальцы, царапнул зубами запястье, всосал тонкую кожу, словно пытаясь выпить пульс. Стоило дернуть рукой, и он снова потянулся к губам, щекам, шее.
— Тед, хватит! Остановись!
Зрачки Люпина чуть сузились, и во взгляде появилась толика осмысленности.
— Успокойся, пожалуйста. Ты не можешь вот так врываться и делать все, что...
Скорпиус почувствовал, что на губе выступила кровь, и внимание Люпина рассеялось, ушло в никуда. Тот, будто околдованный, протянул руку, стер капли пальцами, облизал их, став довольным и пьяным. И тут же схватил Скорпиуса, развернул спиной к себе, а в ответ на бессильные барахтанья прижал шею локтем.
— Тш-ш-ш!
Люпин тыкался носом в волосы, уши, висок, елозил, принюхивался, громко втягивая воздух.
— Скучал по тебе.
— Отпусти!
— Вот уж нет, — Люпин споро расстегнул рубашку Скорпиуса, огладил живот, царапнул кожу над ребрами. И взвыл, когда Скорпиус изо всех сил ударил его по ноге. Правда, это не помогло: Люпин сильнее сдавил его шею, еще и толкнул под колени.
— Не делай так больше. Не хочу тебе навредить.
— Тогда отпусти. Я не хочу, — просипел Скорпиус.
— Точно?
Люпин сжал пальцы на его ширинке, заставив вскрикнуть от тягучего давления.
— Тише, тише, — он ослабил захват, позволил вдохнуть, второй рукой разлохматил волосы, огладил челюсть, дразняще коснулся губ. Потом обнял Скорпиуса поперек туловища, прижимая руки.
— Просто разреши мне, не спорь.
Люпин снова зарылся носом в волосы, жарко выдыхая Скорпиусу в затылок, лизнул шею, запустив рой мурашек вниз по позвоночнику.
— Не будешь вырываться? Ну пожалуйста!
Люпин почти убрал руку с шеи, давая себе место, и пустил в ход свой волшебный язык. Он вылизывал, прихватывал кожу губами, оставил несколько укусов на плечах. Стянул наконец мешающую рубашку, расстегнулся сам, прижался кожа к коже и замер так, шумно и щекотно дыша над ухом. Заставляя Скорпиуса кусать губы и самому зализывать кровоточащую ранку, лишь бы не стонать.
— Позволь мне, я так давно хотел.
Действовал Люпин гораздо увереннее, чем говорил. Расстегнул брюки Скорпиуса, огладил член, взвесил в ладони мошонку и сам застонал, низко и отчаянно. От этого стона внутри Скорпиуса натянулась и завибрировала струна, и он послушно опустился на пол вслед за Люпином.
— Хороший. Красивый. Мой, — бормотал Люпин, стаскивая с них остатки одежды. — Только мой.
Скорпиус нежился под умелыми руками, изредка лениво дарил ответные прикосновения, и слабая мысль, что это неправильно, почти исчезла из его сознания, спряталась от стонов и бормотания Люпина.
— Вот так, потерпи немного.
Скорпиус терпел, раздвигал ноги, поднимал ноги, не зажимался, дышал, слушал стоны, когда неожиданно понял, что этот, особенно страстный, стон — его собственный. А Люпин, как назло, замер. Пришлось пришпорить его пятками.
— Не так быстро, мой хороший.
Скорпиус был не согласен, что и объяснил удобным подходящим способом — звонким шлепком. Люпин вздрогнул, всхлипнул, послушно двинулся раз, другой, так идеально попадая по всем нужным местам, и забился в беспорядочном беспощадном оргазме.
А Скорпиуса бросил где-то на половине пути.
Или не бросил, помог рукой, потом перекатился на спину, уложил Скорпиуса на себя и расслабленно прикрыл глаза.
На Люпине было почти так же тепло и удобно, как на развалинах драконьих стойл. Эта мысль заставила Скорпиуса встрепенуться.
— Ты куда? — Люпин тут же открыл глаза.
— Не на полу же лежать.
А еще Скорпиусу захотелось срочно одеться. Пока он кое-как вытерся и натянул брюки, Люпин свалился в ближайшее кресло, совсем не стесняясь наготы и всем своим видом выражая желание больше никуда не двигаться. От этого зрелища мысль о неправильности настойчиво зажужжала, забилась в виски, подстрекая Скорпиуса хотя бы устроить скандал.
— Так ты кончил? Понравилось?
— Да, — Люпин расплылся в довольной улыбке.
— Поздравляю!
— Но ведь ты тоже! То есть извини, что так. В следующий раз я буду лучше стараться.
— Так мне еще и следующий раз обеспечен?!
Слов у Скорпиуса не хватило, поэтому он выразил свою мысль как смог — кулаком в нос. И хруст после удара был самым прекрасным звуком за последний час, потеснив даже нетерпеливые стоны, которых Скорпиус теперь стыдился.
— За что? — прогундосил Люпин, размазывая кровь.
— Извини, — Скорпиус в ужасе смотрел на дело рук своих. — Рэмп! Лед, аптечку, полотенца! И плед!
Укутанный, умытый и уже не сплевывавший кровь Люпин повторил свой вопрос.
— А за все хорошее! — зло ответил Скорпиус. — Не знаю, во что вы с Альбусом играете, но не смей отыгрываться на мне!
Люпину хватило совести смутиться.
— Прости. Я боюсь за тебя. Сам иногда не понимаю, что несу и что творю.
— Не такой уж я и беспомощный! Это я тебя сейчас побил, а не наоборот, — Скорпиус очень хотел показать Люпину язык, но сдержался.
— О да, тебе палец в рот не клади! Застал меня врасплох и радуешься. Попробуй напасть сейчас.
— Нет.
— Давай же! Мы не ради драться, а интереса для. О! Точно, сможешь меня побить — будешь сверху в сексе.
Возможно, Люпин считал это фантастическим предложением, но Скорпиус только фыркнул:
— И этот человек называл ненасытным меня!
— Хорошо, просто тренировочная драка.
— Нет, — стоял на своем Скорпиус.
— Я же забыл! Светлые не дерутся.
— Не дерутся, но вот выставить назойливого гостя за порог — всегда пожалуйста.
— Как так? — жалостливо заныл Люпин. — Израненного обессиленного меня в глухую ночь?
— И правда, чего это я, — с иронией ответил Скорпиус. — Еще отморозишь себе что важное, аврорат не простит. Пошли, только тихо.
В спальне Люпин засиял довольной улыбкой и с разбегу запрыгнул на кровать.
— Я думал, ты совсем меня выгнал. А ты даже комнату мою не трогал.
— А я не выгонял, ты сам ушел. И я думал, что насовсем.
Никто не собирался извиняться первым, так что Скорпиусу пришлось прервать затянувшееся молчание:
— Рэмп принесет тебе поесть. Спокойной ночи!
Люпин выпутался из одеяла, потянулся к Скорпиусу.
— Останься!

Утро наступило быстро. Вот просто неприлично быстро: только Скорпиус закрыл глаза, как пришлось их открывать под причитания Рэмпа:
— Хозяйка Астория спит. Хозяйка Астория надела лучшую мантию и идет к воротам...
И в комнате, и за окном было еще темно. Вылезать из-под теплого одеяла и вникать в ерунду совсем не хотелось.
— Так спит или идет? — рявкнул Скорпиус спросонья.
Рядом тут же завозился Тедди:
— Что опять? Дайте уже поспать!
— Хозяйка Астория ходит во сне, — продолжал свое гоблин. — Рэмп не может ее разбудить. Хозяйка Астория идет к воротам.
Они едва успели. Хорошо, что Тедди бежал рядом и бестрепетной рукой сколдовал инкарцеро. Сам Скорпиус не поднял бы палочку на маму.
Она, даже связанная, порывалась куда-то идти и не реагировала на окружающих.
— Порча, — констатировал смурной Тедди. — Что она ела, пила? Просто брала в руки?
— Да вроде ничего.
— У хозяйки Астории был цветок, Рэмп принесет.
В ночной прохладе жасмин пах одуряюще и маняще. Миссис Малфой тут же забеспокоилась, задергалась, попыталась укусить Скорпиуса. Тот отскочил, и она почти аппарировала, но Тедди утихомирил ее своим со всех сторон полезным захватом.
— Сожгите эту дрянь!
Скорпиус всего лишь указал рукой на цветок, и тот вспыхнул, заставив Рэмпа завизжать.
— Круто! — одобрил Тедди. — Не знал, что ты и так уже умеешь.
Когда жасмин дотлел, миссис Малфой обмякла у него в руках.
— Что с ней? В Мунго?
Тедди проверил пульс.
— Похоже на обморок. Когда очнется, наверняка будет жаловаться на жуткую головную боль. И успокоительное не помешает.
Скорпиус оглянулся на гоблина, который баюкал обожженную лапку.
— Иди, Рэмп, позаботься о себе. И ты тоже иди спать, я дальше сам разберусь.
Тедди помог ему поднять на руки не такое уж и легкое, хоть и хрупкое с виду тело. Тронул за плечо, привлекая внимание:
— Придешь потом? С тобой спать хорошо. Ты такой уютный плюшевый мишка.
— От мишки слышу!

— Думаю, нам с мамой придется уехать.
— Очевидное решение, — кивнул Тедди.
— Но ты не одобряешь.
— Дай подумать. Я только что помирился со своим парнем, а он собирается уехать на неопределенный срок в компании человека, который меня недолюбливает. С чего бы мне быть против, ума не приложу.
— Я же вернусь! Побуду в Ришмоне недели две. Ну три... И вернусь.
— А вот это уже неразумно.
— Ты параноик, — улыбнулся Скорпиус и взлохматил волосы Тедди.
— Похитили и подменили миссис Малфой, а параноик я, — грустно продолжил тот. — Проблема с Альбусом в том, что никогда нельзя предсказать, насколько ему скучно. Может быть, он и сегодня уже не вспомнит, что вчера волочился за твоей матерью. А может, кто-то из вас нужен ему настолько, что попробуете исчезнуть, и он будет землю рыть, не даст покоя ни твоему крестному, ни сестре миссис Малфой, лишь бы вас найти.
— И на него прямо вот нет управы?
— Почему же нет? Есть крестный. Правда, редко кто решается лично подтверждать нелицеприятные слухи об Альбусе.
— Я так понимаю, воспитание отпрысков мистеру Поттеру совсем не дается, — миссис Малфой вошла в комнату и без приветствий вступила в разговор.
— Мама! Ты что... ты как себя чувствуешь?
— Спасибо, Скорпиус. Сердито. Один воспитанник мистера Поттера вцепился в моего сына как клещ и не позволяет ему начать нормальную жизнь...
— Мама, прекрати!
— Что прекратить? Я сказала хотя бы слово неправды? Мистер Люпин приходит когда вздумается, ночует, оставляет на тебе кучу синяков, уходит насколько вздумается. И все держит тебя, не отпускает. Ладно, тебе не понравилась Айви. Можно найти другую симпатичную девушку…
— Миссис Малфой, — заговорил Тедди елейным тоном. — А знаете, где в Британии самый большой выбор симпатичных девушек?

— Имей в виду, вся эта вакханалия на твоей совести. Мама три недели выбирала платье! Три! И мне пришлось ходить за ней по портнихам. Она купила пять штук и вчера с помощью тети Дафны, мисс Уилкинс и мисс...
— Я тоже рад тебя видеть! — перебил Тедди.
— Ты сумасшедший, со всеми твоими проектами. Ты хоть представляешь, во что превратится моя жизнь после этого бала? Мама вознамерилась найти мне приличную невесту, и даже не магглорожденную... Эй! — Скорпиус щелкнул пальцами перед лицом Тедди. — Я о серьезных вещах! А ты лыбишься.
— Сегодня один из счастливейших дней моей жизни, — не стал отпираться Тедди. — Не самый счастливый. Самый-самый был, когда я встретил тебя. Но со всей определенностью — один из лучших. Моя несостоявшаяся невеста наконец пристроена и помолвлена с другим. И не будь Альбус таким Альбусом, я бы ему даже посочувствовал.
— Подожди, разве мисс Уизли?..
— Ну да, всю жизнь мечтала войти в семью Гарри Поттера. Поскольку я лучше других подходил по возрасту, то именно меня и назначили женихом, лет по семь нам было. Не передать, как я ненавидел визиты к клану Уизли! Так что да, женится Альбус, а счастлив я.
— Рад за тебя! А вот у меня нет брата, на которого можно спихнуть ненужную невесту.
— Ну так это дело поправимое, — подмигнул Тедди. — Если крестный женится на миссис Малфой...
— Так, стоп, — возмутился Скорпиус. — Замяли эту тему и больше к ней не возвращаемся.
— То есть твой выбор — та миленькая блондинка, с которой ты танцевал первый вальс? Или пухленькая шатенка в фиолетовом? Кстати, у меня есть право голоса при выборе твоей невесты?
— И что ж все так хотят меня женить? Мантию-невидимку мне, срочно!
— О, мантия, — пуще прежнего засиял Люпин и зашептал, близко-близко наклонившись к Скорпиусу: — Она как раз со мной. Кстати, ты не поверишь, какие вещи можно вытворять под мантией вдвоем, прямо вот в этом зале, только за колонну отойти.
— Поверю, — хмуро отозвался Скорпиус. — И я ведь буду крепче спать, если не стану уточнять, как ты это выяснил?
— Как выяснил, неважно. Важно, что с этим делать сейчас.
— А ничего. Мама уже подает мне знаки, что пора уделить внимание еще одной милой леди. Вот я как чувствовал, когда первое приглашение порвал. И за второе ты мне еще должен.
— Жду с нетерпением, — Тедди посторонился, пропуская Скорпиуса вперед, и крикнул вдогонку: — С Дельфи потанцуй! Мы ей обещали.

— Скорпиус!
Сияющая Дельфи повисла у него на шее, и он от души понадеялся, что это видели как можно больше из тех двух десятков девиц, с которыми он успел оттанцевать. И вот честное слово, ничего личного.
— Тедди напомнил, что я должен тебе танец. Я согласен на два. А если три — то ты меня просто спасешь.
— О, это так мило, — Дельфи кокетливо спряталась за веером, потом свернула его и позволила увлечь себя в круг танцующих.
— Ты сегодня чудесно выглядишь. Новый имидж?
Да, короткие черные волосы были Дельфи к лицу, хоть она и скорчила жалобную гримаску.
— Это так огорчительно! Я собиралась поприветствовать и поддержать невесту Альбуса. Долго-долго о ней думала, но ты же знаешь мою магию — пропадает как раз тогда, когда она нужна. И никаких тебе рыжих волос, хоть в маггловскую парикмахерскую иди. Я расстроилась и совсем состригла волосы. Зато вырастила для Виктуар чудные примулы и даже уже подарила. Здорово, что мой брат женится, у меня теперь будет почти что сестра.
— И когда свадьба? — спросил Скорпиус, просто чтобы поддержать разговор.
— Весной, наверное. После того, как у меня родится еще одна сестра. И Гарри выберет новую жену.
От последней фразы Скорпиус нахмурился.
— Думаешь, он обязательно расстанется с миссис Чжоу?
— Да, он давно сказал, и нам, и ей.
— А ты не слышала случайно, кого он собирается выбрать?
— Он не говорил, — удивленно покачала головой Дельфи.
— М-м-м, а может быть, кто-нибудь из волшебниц к нему очень хорошо относится?
— Луна к нему очень хорошо относится. Но вот только за Гарри она не пойдет. А почему ты спрашиваешь?
— Просто беспокоюсь, немного. Как новая миссис Поттер будет к вам относиться и как вы все будете уживаться.
— Не волнуйся, Дворец большой.
— Я видел, что Чжоу сделала с Тедди, ей это не помешало.
Дельфи побледнела.
— Она не должна была так поступать. Когда Гарри во всем разобрался, он был очень зол. И еще Гарри сказал, что... — Дельфи заморгала, часто-часто, стараясь не то смахнуть, не то поймать ресницами слезинку.
— Что случилось? — встревожился Скорпиус.
— Просто это было очень страшно. Спасибо тебе, что спас тогда Тедди! Берегите друг друга! Вы... — Дельфи снова заморгала, сбилась с такта и срывающимся голосом попросила: — Я хочу уйти отсюда. Нужно срочно найти Луну!
Тедди перехватил их почти у выхода:
— Еле догнал! Сестренка, что случилось? Что за слезы?
— Мне нужна Луна! Срочно.
— Она где-то там, — Тедди махнул рукой в сторону танцующих. — И срочно не получится, сейчас время для речи крестного.
Дельфи украдкой вытерла слезы и покорно пошла обратно, не выпуская руки Скорпиуса. Так они и пробирались сквозь толпу, втроем, а тем временем танцевальная музыка сменилась торжественной, маршевой, и все гости повернулись к возвышению в центре зала. Когда появился Верховный маг, раздались овации, толпа заволновалась, каждый пытался подойти поближе, хотя бы показаться на глаза. Хорошо, что Тедди к тому времени нашел для них удобное место сбоку от возвышения. Плохо, что миссис Скамандер стояла с противоположной стороны. Дельфи попыталась было шагнуть к ней, но Тедди не пустил, крепко обняв ее за плечо. Она беспомощно оглянулась на Скорпиуса и еще сильнее вцепилась в его ладонь, будто его присутствие успокаивало. Он сам, наоборот, нервничал всякий раз, как видел белые перчатки Тедди. Часть парадной формы, Мордред его побери: и белые перчатки, и темно-серые брюки — как человеку вообще может присниться то, чего он никогда раньше не видел? И что гарантированно портит настроение при одном взгляде. Скорпиус сделал над собой усилие, отвернулся и стал смотреть в зал.
Верховный маг шел к возвышению не один, а с миловидной нарядной девушкой. Та держала в руках букет примул, из чего Скорпиус заключил, что это и есть невеста. Поискав взглядом жениха, он тихо выругался: одежда Поттера один в один повторяла одежду Тедди. Парадная униформа авроров, чтоб ее. И главное, все при нем: темно-бордовый китель, серые брюки, белые перчатки, даже, судя по дрожащим переливам над плечами, мантия-невидимка. Поттер сделал несколько шагов навстречу отцу и бережно взял за руку свою невесту. Верховный маг повернулся к гостям.
— Друзья мои, я благодарен вам всем за то, что разделили со мной этот праздник. Сегодня я счастлив и горд, но не как могущественный маг или правитель, а как отец. Как отец, который видит, что дети повзрослели и способны отвечать не только за себя, но и за собственную семью. Сегодня Альбус Северус представил мне свою невесту, мисс Виктуар Уизли. Наш праздник по праву принадлежит этой прекрасной паре...
Скорпиус отвернулся, высматривая в толпе мать. Ему даже показалось, что он увидел ее в дальнем углу зала, но стоило только попытаться туда пойти, как Дельфи с утроенной силой вцепилась в его ладонь, а Тедди недовольно оглянулся на их возню. Пришлось остаться, дальше слушать Верховного мага и аплодировать вместе с гостями.
— ...разумеется, вы все приглашены на свадебную церемонию.
Когда аплодисменты стихли, а уже официально представленные в качестве жениха и невесты Поттер и Уизли станцевали первый танец, матери там, где Скорпиус ее высмотрел, уже не было. Дельфи, попросив их с Тедди держаться вместе, побежала догонять Луну.
— Что это с ней?
— Я у тебя собирался спросить, — хмуро отозвался Тедди. — Что случилось, что она почти плакала?
— Мы танцевали, говорили. И вдруг она стала просить, чтобы мы держались друг друга, потом ей понадобилась Луна, а дальше ты знаешь.
— Понятно, — потер лоб Тедди. — Как насчет исчезнуть, не прощаясь?
— Куда это вы собрались, молодые люди?
Ну вот, мама нашла Скорпиуса сама. То есть не сама, а в компании очередной незнакомки, высокой брюнетки с копной тяжелых кудрей.
— Миссис Малфой! — подчеркнуто радостно обратился к ней Тедди. — Позволите пригласить вас на танец?
Оставшемуся с брюнеткой Скорпиусу пришлось последовать его примеру. Брюнетка, Меганн Бэрбоун, через слово жалуясь на то, что она почти никого здесь не знает, стребовала со Скорпиуса три танца подряд — для себя, своей кузины и снова для себя. После третьего танца Скорпиус беззастенчиво сбросил мисс Бэрбоун на Натана Чэпмена, бывшего сокурсника, и юркнул на ближайший балкон. Он как-то внезапно растерял из виду и маму, и Тедди, и Дельфи, и даже счастливых помолвленных. Все это нервировало.

Хлопнула балконная дверь, и человек в мантии-невидимке вжал Скорпиуса в стену, лапая и напряженно дыша. Скорпиус разъярился:
— Тед, я же сказал, не здесь и не сейчас!
Поттер скинул капюшон мантии:
— Нет? Братец так много позволяет своей постельной игрушке?
— Не твое дело, кто из нас что и кому позволяет. Дай пройти!
— Как раз мое! — Поттер не пустил Скорпиуса к выходу. — Я охраняю Дворец и Верховного мага. Я должен быть уверен в лояльности других авроров и благонадежности гостей.
— В день помолвки можно позволить себе выходной, разве нет? Ваша невеста наверняка вас обыскалась, мистер Поттер.
— Моя будущая супруга знает, в чем ее долг. Эта леди — кладезь бесценных достоинств, она наблюдательна, расчетлива и мстительна. И, уверен, весьма изобретательна в своей мести. Я все думаю, не дать ли ей совсем крошечную подсказку, кто виновен в том, что Люпин ее окончательно отверг. Подсказать и понаблюдать, что же она предпримет. А иногда я думаю, что этот секрет стоит сохранить только для себя. Есть ли у тебя что-то стоящее, что поможет мне хранить секрет и дальше?
Поттер выдохнул этот вопрос почти что в губы Скорпиусу и медленно провел по его лицу рукой в ненавистной перчатке, остановился на губах. Скорпиус перехватил его руку и слегка надавил на локоть.
— Как насчет того, что я тебя не покалечу и мы квиты?
— Ты только что задолжал мне еще больше, — процедил сквозь зубы Поттер. — Так что? Чего стоит моя маленькая услуга Люпину, возможность для него и дальше трахаться в свое удовольствие?
— Ваша невеста мстительна, мистер Поттер, ведь так? Надеюсь, она не обрадуется, узнав, что вы делали предложения сомнительного свойства другому мужчине прямо в день своей помолвки.
— Милая Виктуар не узнает. А чего она не узнает, то ей не повредит. И Люпину не повредит. И с тебя не убудет.
— Нет.
— Похвальная верность, — Поттер вдруг отступил, пропустил Скорпиуса к выходу и бросил в спину: — Вероятно, я попытаю счастья с миссис Малфой.
Скорпиус замер и резко развернулся.
— Не смей трогать маму!
— Почему нет? Как знать, может быть, я ее судьба? И она хотя бы почувствует себя живой.
— Не смей! — Скорпиус занес руку для удара, но Поттер перехватил ее и вывернул, заставляя скрипеть зубами от боли.
— Надо же, какой горячий! Куда только я в Хогвартсе смотрел? Не пришлось бы подбирать объедки за братцем, — он отпустил Скорпиуса. — Пришлю голубя, узнаешь место и время.
Поттер шагнул к выходу, но вдруг развернулся, схватил Скорпиуса за руки, свел их за его спиной:
— Я передумал. Требую поцелуй в залог твоих честных намерений.
— Да отъебись уже!
Скорпиус отвернулся, но Поттер не растерялся, присосался к его шее.
— Какого дементора?!
— Люпин? — почти невинно пропел Поттер. — Упс, неловко получилось. Но вы же сами разберетесь, да? Я пойду.
— Нет, — холодно ответил Тедди, с ходу зарядил Поттеру кулаком в челюсть и шагнул вперед, делая новый замах.
— Стой! — попытался вмешаться Скорпиус, только кто его слушал. Кулак Люпина снова достиг цели, Поттер собрался и попытался дать хоть какой-то отпор, и на балкончике стало тесно от мельтешащих рук и ног. Звуки ударов и сопение были негромкими, но Скорпиус отчего-то не сомневался, что ни один из драчунов его сейчас не услышит. Он вынул палочку, примерился, но раньше, чем успел сказать хоть какое-то заклинание, их троих окатил холодный водопад.
— Что, по-вашему, вы здесь устроили? — прошипела побледневшая от гнева миссис Скамандер.
— Прошу прощения, тетушка, — прогундосил Поттер. — И правда моветон — драться из-за шлюхи.
Люпин хищно рыкнул и вцепился Поттеру в горло.
— Тед, хватит! — Скорпиус повис на нем, вернее попытался, и тут же отлетел к стене. Ярость прибавляла Люпину сил. Он будто играючи поднял Поттера над перилами, собираясь сбросить вниз, но миссис Скамандер огрела его хлыстом, и этой заминки хватило, чтобы Поттер вырвался и стек на пол. Пара звонких пощечин почти завершила драку.
— Пришел в себя? — спросила миссис Скамандер, напряженно вглядываясь в лицо Тедди.
— Пришел. Будь любезна, не вмешивайся.
— Ты только что чуть не убил Альбуса.
— Он долго и настойчиво напрашивался. И продолжит напрашиваться, едва очухается. Альбус, я требую дуэли.
— Что?! Нет! — запротестовала миссис Скамандер. — Есть тысяча способов...
— Но Люпин не ищет легких путей, — перебил ее Поттер. — Принимаю. И, по правилам, могу выбирать время, место и способ. Беспалочковая магия. Кладбище. Сейчас.
Люпин молча кивнул, Поттер поднялся и аппарировал прочь.
— Тедди, умоляю! Одумайся!
— Луна, ты очень-очень хорошая. Пообещай, что не дашь крестному потерять голову и натворить того, о чем мы все будем жалеть. Позаботься о нем, и о Дельфи, и обо всех младших, — Тедди притянул ее к себе. — Обнимашки? Ну же, не плачь! Все будет хорошо.
Миссис Скамандер вывернулась из объятий и вернулась в зал.
— Тедди?
Тот будто очнулся, обнял Скорпиуса и продолжил нести ерунду:
— Я не злюсь на тебя. Хочу, чтобы ты знал.
— Лучше бы злился. Что происходит?
— Ничего такого страшного. Сохрани это для меня, — Тедди протянул ему свою палочку, потом расстегнул китель и достал из внутреннего кармана тонкую переливчатую ткань. — Это тоже.
И аппарировал. Скорпиусово «Я с тобой!» прозвучало уже в пустоту. Осталось только пинать стены от бессилия. Скорпиус понял, что речь о кладбище, которое во Дворце, но толку от этого знания без проводника? Он мог бы попросить миссис Скамандер, или Дельфи, или...
— Кричер! — Скорпиус сам не заметил, что сказал это вслух.
— Для Кричера честь помочь потомку Блэков.

Скорпиусу показалось, что он попал в эпицентр какого-то природного катаклизма: ветер свистел так, что заложило уши, а еще вокруг летали камни. Глыбы размером в две головы то падали куда попало, вздымая столбы пыли, то сталкивались в воздухе, рассыпаясь во все стороны острыми осколками. От первой глыбы Скорпиус спасся протего, щит завибрировал, но устоял. И во второй раз устоял, хотя Скорпиус упал на колени. А потом его дернули за шкирку, как котенка, и отбросили на что-то упругое. Скорпиус оказался внутри защитного купола, рядом стояли миссис Скамандер и Верховный маг. Тот одарил Скорпиуса тяжелым, не обещающим ничего хорошего взглядом.
— Вы можете их остановить? — с надеждой прошептал Скорпиус.
Но Верховный маг отвернулся, не удостоив его ответом.
Скорпиус встал и кое-как пристроился рядом — миссис Скамандер чуть посторонилась, дала ему лучший обзор. Тедди и Поттер пока были на равных, хотя у каждого прибавилось ссадин, а одежда, еще десять минут назад бывшая парадной формой, висела лохмотьями.
Тедди хорошо держал щит, но только Скорпиус с облегчением об этом подумал, как что-то случилось, камни не упали в паре футов, а пролетели вперед, заставив Тедди прикрывать голову. Один попал ему в плечо, и миссис Скамандер всхлипнула. А Скорпиус шестым чувством ощутил жадный восторг, исходящий от Поттера. Тот сделал замысловатый пасс — и в сторону Тедди полетели кинжалы, которые упали на полпути к цели, а Поттер оказался спутан прочным канатом. Второй канат подсек его под ногами и заставил упасть плашмя.
— Гарри, вмешайся! — простонала миссис Скамандер.
Тедди был уже возле Поттера, когда тот исхитрился распутать ноги и топнуть так, что задрожала земля. Тедди провалился в яму, выбрался почти сразу, но заметно хромал, а еще этого «почти» хватило, чтобы Поттер выпутался из пут и вскочил на ноги.
— Гарри, да останови же их! — попросила миссис Скамандер.
По кладбищу тем временем пронесся черный вихрь. Скорпиус узнал его — Поттер, похоже, любил этот фокус. Тедди окружили Поттеры-призраки, но он не растерялся, метнул в ближайшего густо-красный шар и аппарировал на другой конец кладбища. Прежде чем Поттеры окружили его снова, он деактивировал еще двоих. Так они и танцевали: аппарация, залп красных шаров, новая аппарация. Толпа Поттеров редела, но не так быстро, как хотелось бы, и Скорпиусу оставалось только повторять про себя «Пожалуйста!». Что «пожалуйста», он и сам не знал, наверное — пусть у Тедди хватит выносливости.
Но Тедди не хватило удачи: выйдя из очередной аппарации, он буквально прилип к надгробию, которое оплело его каменными отростками.
Призраки Поттера собрались в одного, настоящего. Видимо, это была выматывающая магия. Поттер шатался, щеголял посеревшим лицом и запавшими глазами, но не скрывал победной улыбки. Он вынул кинжал, просто из воздуха, и шагнул к Люпину.
— Моргана Великая, нет! — вопль миссис Скамандер пропал втуне.
А потом Поттер всадил в Тедди кинжал. Перед глазами Скорпиуса полыхнул огонь, который снес защитный купол, протек широкой рекой к надгробию и отбросил Поттера от Тедди. Скорпиус оказался рядом, будто по мановению мысли.
— Я помогу! Сейчас, потерпи!
Скорпиус видел, что Тедди уже не борется, что с каждой сочащейся из-под кинжала каплей из него утекает тот задор, что делал Тедди тем, кем он всегда был, и даже, возможно, поддерживал в нем жизнь. Скорпиус бормотал успокаивающую ерунду и пытался освободить Тедди палочкой, руками, камнями, но путы держали слишком крепко.
— Отпусти его! — крикнул Скорпиус Поттеру, но тот только покачал головой и, словно в насмешку, заставил кинжал медленно разрезать плоть.
— Хватит!
После этого вопля Поттер оказался в огненной ловушке. Языки пламени перекинулись на одежду и волосы, но Скорпиуса это устраивало, потому что чем хуже было Поттеру, тем сильнее крошилось надгробие и тем больше было шансов освободить Тедди.
Каменная усталость навалилась вдруг, разом — раньше, чем Скорпиус почувствовал давящий взгляд Верховного мага. Пламя вокруг Поттера опало, и это вызвало панику, потому что Скорпиус четко знал: чтобы защитить, нужно убить. Следующая волна пламени покатилась к Верховному магу, даже заставила того отступить от неожиданности. Скорпиус вдохнул полной грудью и почувствовал, как в ладонь тычутся холодные пальцы. Он обернулся, взял Люпина за руку, увидел, что тот пытается что-то сказать. И тут тяжелая темная сила заставила Скорпиуса упасть на колени, а потом уткнуться лицом в пыль, перемешанную с каменной крошкой и напитанную кровью.

Скорпиус ненавидел горькие зелья. И до последнего, пока физически мог сопротивляться, отворачиваться и отталкивать пузырек, не соглашался их пить. На этот раз сил не было, и первый глоток бил под дых, вырывал из вязкого сна. Второй — заставлял осмотреться и вспомнить, где он. Третий приносил беспокойство и облегчение одновременно, потому что уверенный женский голос раз за разом повторял, что Тедди выжил. С четвертым наваливалась усталость и Скорпиус засыпал, даже раньше, чем тот же голос велел ему отдыхать. Это повторялось снова и снова. Каждый раз просыпаться было чуть легче, а засыпать спокойнее. Пока Скорпиус не начал предугадывать приходы миссис Скамандер.
— Давай, всего четыре глотка.
Скорпиус честно выполнил требуемое и откинулся на подушку.
— Тедди?
— Ему лучше. Спи, — миссис Скамандер поправила одеяло и погасила лампу.
Скорпиус свернулся уютным калачиком и тихо вздохнул. Спать вроде и не хотелось, но что еще оставалось делать в кромешной тьме.
Скрипнула дверь, в комнату уверенным шагом вошел еще один посетитель.
— Как он? — Скорпиус узнал голос Верховного мага.
— Засыпает, так что говори потише, — шепотом ответила миссис Скамандер.
— Я не о том. В общем. Как он?
— Завтра будет на ногах.
— Это разочаровывает.
— Прости?
— Мне не по душе, что мальчишка выжил.
— Не смей даже говорить такое! — сердито перебила миссис Скамандер. Она потянула Верховного мага за собой и плотно закрыла дверь.
Скорпиус подскочил с постели. Радуясь, что половицы не скрипят, подкрался к двери. Чтобы хоть что-то услышать, пришлось лечь на пол у порога.
— ...Да простит меня Верховный маг, — голос миссис Скамандер звенел от гнева, — но ты, друг мой Гарри, похоже, забыл, что я была там и собственными глазами видела, что паренек просто защищал жизнь дорогого человека. Это напоминает кого-то до боли знакомого.
— Не смей использовать мои просчеты против меня! — голос Верховного мага звучал глухо.
— И давно это стало просчетом?.. — миссис Скамандер не договорила, вскрикнула от боли. Скорпиус услышал, что Верховный маг уходит.
— Гарри! — позвала миссис Скамандер после паузы, и тот вернулся. — У меня сейчас пять пациентов, а должно быть шесть. Ты же не выпил ни одного зелья, что я тебе принесла? Напрасно себя загоняешь, тем более проблему это не решит.
— Какая разница, если все проблемы от Малфоев.
— Опять за свое! Ты благодарить должен этого Малфоя, что не хоронишь сегодня сына.
— Да они подрались из-за него! Мордред, ну и позорище!
— И ты в это веришь? Гарри, нельзя же быть настолько слепым! Не из-за него. Ладно, Тед отчасти да, но Альбус прекрасно видел... Неважно. Они подрались из-за тебя!
— Луна, только не снова! И не сейчас! — рявкнул Верховный маг.
— Почему нет? Время не хуже любого другого.
— Мне пора.
— Гарри, реши эту проблему, пока можешь, — зачастила Луна. — Назначь преемника, иначе Тед и Ал разберутся сами, а победитель придет по твою душу. И будет зол вдвойне.
— Ты же знаешь, как я ненавижу предсказания.
— Это не предсказания, это здравый смысл!
Вот теперь Верховный маг был в бешенстве. Скорпиус, даже защищенный стеной, почувствовал отголоски вязкой магии. Он лежал на полу уже не потому, что слушал, а потому что кружилась голова.
— Не делай так больше, Луна!
Тяжелые шаги в коридоре означали, что Верховный маг ушел. Через пару мгновений куда-то заторопилась миссис Скамандер, и ее походка была совсем не такой уверенной, как Скорпиус привык.
А потом он сам смог доползти до постели и завернуться в одеяло. Скорпиуса колотило, и как он ни старался лечь поудобнее, дрожь не проходила. Отчаявшись, Скорпиус выбрался в коридор, где нашел Кричера.
Еще одно толстое одеяло и безвкусный — да какая разница, зато горячий! — напиток стали для Скорпиуса спасением и непередаваемым счастьем.
Миссис Скамандер больше не появлялась, все делал Кричер. Приносил зелья, еду, одежду, подозрительно похожую на арестантскую мантию. Впрочем, ею она и была: когда Скорпиус попытался выйти в коридор, путь ему преградил аврор.
Отсутствие новостей было невыносимым.
— Кричер, где миссис Скамандер?
— Миссис уехала из Дворца.
На Скорпиуса накатило неприятное предчувствие.
— Что с Тедди?
— Мистер Люпин оправился от ран и принял свое наказание достойно, как подобает потомку Блэков.
— Что за наказание?
Но Кричер ушел, оставив Скорпиуса ломать голову и с тоской смотреть на дождливое небо за окном.
Солнце показалось только через несколько дней, ласковое, неожиданно жаркое для этой поры года. Скорпиус грел ладони в ярких лучах, уже без особого интереса рассматривая знакомую до последнего камешка картину за окном, когда кто-то распахнул дверь в его комнату:
— Эй, тебе домой не пора?
Тедди сиял, как новенький галлеон. И протягивал Скорпиусу палочку.

Когда они оказались возле мэнора, Скорпиус изо всех сил вцепился в Тедди.
— Спокойно! — тот не пытался вырваться, надеялся успокоить словами. — У меня сегодня выходной, я никуда не денусь.
— Даже если нет, я бы все равно тебя не отпустил.
— Миссис Малфой...
Скорпиус не слушал. Ему до одури нужно, нужно, нужно было целоваться, чтобы почувствовать себя свободным. И если бы Тедди не ответил на его желание, Скорпиус заставил бы его это сделать.
— Твоя мама... — прошептал Тедди, когда Скорпиус переключился с губ на скулы, брови, уши. — Смотрит на нас уже минуты три как. Отпусти, а то мне не поздоровится.
Скорпиус не нашел в себе сил покраснеть.
Мама порывисто обняла его, долго-долго стояла, а потом произнесла то, что Скорпиус никак не ожидал услышать:
— Я к Дафне. Вернусь завтра, в это же время.

Рэмп ходил за ними хвостиком, уговаривал милорда хозяина попробовать деликатесы, которые повара придумали специально к его возвращению. Скорпиус цапнул со стола что-то, что можно было есть на ходу. И потащил Тедди в парк, туда, куда Скорпиус жаждал попасть еще с тех пор, как начал глотать зелья миссис Скамандер, — на свои камни.
Едва дотронувшись до темной гладкой поверхности, Скорпиус застонал от облегчения. Сбросил ставшую вдруг лишней одежду и вытянулся на камнях во весь рост, раскинув руки. Ему было хорошо. Сквозь кожу струилось тепло, окутывало каждую клеточку, и острые льдинки, которые затаились в затылке, под лопатками, у края век, даже не таяли, а сгорали, даря освобождение.
— Иди сюда! — позвал он Тедди.
Тот присел рядом и не смог сдержать удивление:
— Теплые!
— Конечно, теплые. Раздевайся.
Тедди, что неожиданно, стеснялся и старался не поворачиваться спиной. Но это было неважно. Скорпиус смотрел во все глаза, довольно прощаясь с каждой снятой тряпкой. Солнечные лучи мягко золотили кожу, не имевшую ни одного изъяна. Раздевшись, Тедди прилег рядом.
— Здорово, даже спина не болит.
Скорпиус улыбнулся, кончиками пальцев обласкал грудь Тедди. И вдруг понял, что кажется ему несовпадающим.
— Ты спрятал шрам.
— Метаморфская натура, — спокойно объяснил Тедди. — Да и Луна просто кудесница. Если бы не она, было бы сложнее прятать шрамы. И ты спас мне жизнь. Спасибо.
— Помнится, ты грозился меня выпороть за то, что я не думаю о своей безопасности. Думаю воспользоваться этой идеей в отношении тебя.
— Да грозись на здоровье, — усмехнулся Тедди.
— Не-а, — покачал головой Скорпиус. — Не стану, сразу выпорю.
Улыбка Тедди стала вымученной.
— Вряд ли поможет. Крестный успел раньше тебя.
— Ты же говорил, он тебя никогда не бил.
— Ну, все бывает в первый раз. Луна как целитель запретила наказывать нас магией. Вот и... — Тедди перевернулся на живот, и Скорпиус с ужасом увидел проступающие рубцы. Спина, задница, ноги — все было в красных росчерках.
— Он тебя наказывал или убить пытался?
— А на что это похоже?
Тедди вдруг затрясся всем телом. Скорпиус даже испугался, что это истерика. Хотя, возможно, так и было, просто Тедди не плакал, а смеялся.
— Ты чего?
Тедди начал рассказывать, то и дело прерываясь на смех:
— Видел бы ты лицо Альбуса! Когда крестный заявил, что увещевания на нас не действуют, а отослать нас куда подальше — только выпустить из виду и дать возможность поубивать друг друга. Так что он воспользуется старинным маггловским способом. — Тедди снова расхохотался. — Меня пороли первым, и Альбус это видел. И каждую секунду знал, что с ним будет то же самое. Он был бледно-зеленым еще до того, как крестный велел раздеваться.
О, теперь Скорпиус отлично понимал, что означало «принял наказание достойно». А Тедди разглагольствовал дальше, мечтательно прикрыв глаза:
— А как он орал! Жалею только, что не получилось дослушать до конца. Все же у крестного отменное чувство юмора.
— Да он вообще человек редких душевных качеств и большого ума. Извини за эгоизм, но мне к какому наказанию готовиться? А то я не в восторге от маггловских методов.
— Тебя за что наказывать? У крестного к тебе никаких претензий, он и Альбусу запретил тебя задевать. Мы оба пообещали быть паиньками, смиренно принять кандидатуру его преемника и всецело его поддерживать. Будет забавно, если крестный сделает новым Верховным магом Лили.
— А ты сам не хотел бы?
— Конечно хотел! Кто бы не хотел. Когда тебе пятнадцать, очень круто мечтать, что вот стану Верховным магом, как всем задам! А на самом деле это гора ответственности и пустые хлопоты. И вечное ожидание удара в спину, что на троне, что на пути к нему. Спасибо, лучше я проведу это время с тобой. Я сказал крестному, что не претендую на эту должность.
— А Альбус претендует?
— Мордред знает того Альбуса. Не хочу больше о нем говорить. Тебя хочу!
— Я всегда согласен, ты знаешь.
— Не так, — Тедди глядел на него шалыми глазами. — Я весь избитый и слабый. А ты был храбрым рыцарем. Скорее, было больше похоже на дракона, но это частности. Спас меня от смертельной опасности — тебе и быть сверху.
Только от этой идеи голова у Скорпиуса пошла кругом.
— Я не умею!
— Я подскажу, — пообещал Тедди, улыбаясь, как искуситель.
Скорпиус сглотнул внезапно ставшую вязкой слюну.
— Может, в кровать?
— Не надо, здесь хорошо. И спина действительно не болит.
Тедди расслабился на камне и потянул на себя Скорпиуса. Первый поцелуй был благоговейным. Второй — чуть смелее. Третий — еще смелее, а потом Скорпиус понял, что нет в этом ничего страшного и никакой особой премудрости. Стонущий, выгибающийся, тянущийся к Скорпиусу Тедди всем своим видом подтверждал, что ничего страшного. Все как раз хорошо и правильно. А может быть, даже еще лучше.

— Скажи, что у тебя и сегодня выходной!
— На самом деле да. Я поменялся с Ильдис, насколько смог.
— А это кто?
— Кентаврида, ты ее когда-то видел.
— Помню. Но главное, что выходной. Что будем делать?
— Для начала нужно встретить твою маму.
Миссис Малфой ждала их в гостиной, посматривая как-то недобро. Скорпиус подобрался и порадовался, что они вышли из комнаты одетыми. А что из одной комнаты, то любишь меня, люби и...
— Надеюсь, вы намиловались, — сухо заговорила мама. — Скорпиус, мы уезжаем.
— Куда? — не понял тот.
— Главное, что отсюда. И сегодня. Мистер Люпин, вам тоже пора. Раньше я просто была недовольна, что вы сбили Скорпиуса с пути. Теперь я понимаю, что ваша связь смертельно опасна для Скорпиуса. Вы больше не приблизитесь к моему сыну...
— Мама!
— Помолчи, Скорпи. Мистер Люпин, если я еще раз увижу вас рядом с сыном, это закончится авадой. Скорпиус, мы уезжаем и не вернемся в мэнор. И видит Мерлин, если мне придется до конца жизни держать тебя под империусом, чтобы не пустить в Британию, я это сделаю.
Миссис Малфой не стала дожидаться ответов, взяла Скорпиуса за руку и аппарировала.

Он выдержал почти три месяца. Ну как выдержал… Вспышки стихийной магии случались все чаще, но мама стойко игнорировала подпалины и отказывалась сказать, где они. Просто на тропическом острове посреди океана, за много миль от земли и за бесконечно много — от Британии.
Тем не менее «Ежедневный некромант» можно было достать и здесь. Прочитав о рождении Мэй Поттер, Скорпиус взбеленился. Оставив мать разбираться с очередным локальным пожаром, он сбежал в свою комнату, разбросал пожитки, разыскивая единственное, что его в тот момент интересовало. И эта вещь нашлась. Порт-ключ, отданный когда-то Тедди на экстренный случай. И видят Основатели, это было очень, очень экстренно!
— Ты? — неверяще спросил Тедди и кинулся обниматься. — Ты!
Скорпиус прижимал его к себе, оглаживал, вспоминая ощущения, целовал, коротко и жадно, куда придется — губы, плечи, волосы... А потом стоял, плотно-плотно прижавшись, и ему не хотелось ничего другого, только просто продолжать стоять и обмениваться мыслями. Странно после горячечных грез, в которых они с Тедди соревновались, кто быстрее доведет другого до экстаза. Или меланхоличных, всю душу вынимающих сновидений, в которых Тедди выспрашивал у Скорпиуса, где же он.
Этот Тедди не был похож на себя из снов, осунувшийся, блеклый. Но такой настоящий! Скорпиус на пробу поцеловал чуть настойчивее, толкаясь языком. Тедди ответил, и — ох, Мордред! — никакая, даже самая жаркая греза не стояла рядом с сексом, что у них после этого был. Тедди будто метил его хищно и жадно, и Скорпиус не оставался в долгу. И вся ночь была одним долгим оргазмом.
— Так где ты живешь?
— Веришь, понятия не имею. Мама считает, что пока я не знаю, то и тебе сказать не смогу.
— Резонно.
— Смешно. Мне возвращаться теперь некуда. Пойду в мэнор. Мне просто надо, огненная магия совсем с ума сошла.

Верный Рэмп прослезился, даже кинулся обниматься, и Скорпиус позволил ему это, удерживая уже скрюченное тело, пока гоблин не прекратил всхлипывать. Он обошел дом, похвалил за порядок и старание и только потом дорвался до своих камней.
Скорпиус прирос к ним, ночуя и почти не вставая днем. Рэмп приносил еду и питье. Только одеяло не понадобилось, камни по-прежнему могли согреть.
Когда появилась мама, Скорпиус выпустил пламя из ладони, позволил ему плясать на развалинах.
— Мне нужно здесь бывать. Это все равно что дышать. Если я не буду этого делать, то однажды сожгу дом и нас вместе с ним.
Пламя послушно свернулось, юркнуло обратно в ладонь. Мама без сил опустилась на траву.
— Мы живем на Кабо-Верде. Поклянись, что Люпин об этом не узнает.

Жить на два адреса было странно и хлопотно, но постепенно Скорпиус привык. Снова завел переписку с синьором Раймондо. Получил павлиний молодняк. Приказал Рэмпу найти двоих смышленых гоблинов для ухода за птицами. Через крестного нанял управляющего, по настойчивым мольбам матери предложив ему такой график, чтобы они не встречались в мэноре. Никто не должен был знать, что Скорпиус бывает в Британии. Даже Гойл и Люпин — это уже было много.
Встречи с Тедди скрашивали эту круговерть. А еще добавляли ей больше и больше безумия.
Тедди был жаден. Скорпиус подобрал бы тысячу и одно слово: страстен, ласков, внимателен, пылок, настойчив, внезапен, неутомим, изобретателен, нежен, безрассуден, ревнив...
Но именно «жаден» — та константа, которая все это объединяла. Жаден до поцелуев и объятий, до вздохов и стонов, до каждой секунды проведенного вместе времени, до знаков и следов их обоюдного интереса. Тедди коллекционировал отметины Скорпиуса на своей коже с упорством, достойным лучшего применения, и метаморфомагия это только подчеркивала. Способность мгновенно исцелить, а потом вернуть каждый синяк или царапину завораживала Скорпиуса, расщепляла его сознание. Что-то в нем недоумевало, пугалось, стыдилось того, что он, пусть и ненамеренно, но причинил другому боль. А в следующий миг он видел в собственных метках особую красоту и гармонию, и рука сама тянулась оставить еще один след. В ответ Тедди смотрел так жарко, что мысли сплавлялись в горячие уголья и замирали под макушкой, чтобы в любой, в основном неподходящий, момент расцветить кожу румянцем, разогнать кровь, наполнить тело желеистой ленью, а отдельные его части — заметной целеустремленностью. И жаждой встретить ответную целеустремленность как можно скорее.
Знаки на Скорпиусе были коварнее во сто крат. Невидимые, если смотреть в зеркало, неосязаемые под пальцами. Но реальные, будто вплетенные под кожу, они давали о себе знать даже во сне. И делали мир нестерпимо ярким, когда Тедди был рядом.
Или чуть более приемлемым, если Тедди был в отъезде.

— Твой управляющий пропал, — хмуро сообщил крестный. — Его невеста рыдает, друзья и родственники не видели вот уже несколько дней. Собственно, последний, кто его видел — Рэмп. Мистер Каттермолл пришел на работу, а потом каким-то образом испарился из мэнора. Аврорат настаивает на обыске, якобы в доме или в парке есть темницы и потайные ходы.
— Что за чушь? У них планы старые или логика намертво отказала, думать, что после войны с Томом Риддлом в мэноре не снесли темницы? Или это я-подросток в свободное время рыл катакомбы?
— Они настаивают, Скорпиус. Довели Рэмпа до истерики и заикания. Я нашел адвоката. Мы бы и сами здесь все показали, но Робардс, старший аврор, назначенный на это дело, все равно хочет с тобой поговорить. Тебя ждать как обычно?
— Да чего тянуть, через полчаса буду.
Рэмп трясся, что все это плохо-плохо-плохо. Потому что последний раз авроры были в мэноре двадцать семь лет назад. И это плохо, совсем плохо закончилось. Адвокат морщился, авроры сохраняли бесстрастные лица, а самому Скорпиусу уже хотелось, чтобы Рэмп просто заткнулся. Он не раз и не два предлагал гоблину пойти отдохнуть, но тот отказывался, сердито зыркал исподлобья и бросался на очередного аврора, который без достаточного пиетета сдвигал старинную вазу или лапал гобелен.
Обыск, с открыванием любой дверцы, перетряхиванием шкафов и обстукиванием стен, занял два дня. Аврор Робардс, глядя на этот бедлам, мрачнел с каждым часом.
— Приносим извинения за беспокойство, лорд Малфой. Я еще вчера понял, что мы ничего здесь не найдем.
— Что же еще вчера не собрались?
— Раз дело начали, его нужно до ума довести. Из архива пропала часть папок, нам выдали только старые планы мэнора, до девяносто восьмого года. Теперь я прослежу, чтобы они обновили данные. Лорд Малфой, может быть, пропало что? Ценное?
Робардс смотрел пытливо, но с надеждой.
— Вы Рэмпа видели? У такого ничего не пропадет.
— Кроме человека. Думаете, гоблину можно верить? Что Каттермолл получил письмо и исчез?
— Если Рэмп это сказал, то так оно и было.
Робардс кивнул.
— Еще один вопрос, если позволите. Вы знаете мисс Уилкинс?
Скорпиус задумался.
— Мы точно не учились вместе. А что, я должен ее знать?
— Это невеста мистера Каттермолла. Она утверждает, что знакома с вами лично и даже бывала в этом доме.
— Возможно, Рози Уилкинс? Она действительно здесь была, мама хотела нанять ее в качестве компаньонки. Мама говорила, что у нее есть жених.
— Вы правы, Рози Уилкинс. Почему вы не дали ей работу?
— Мама уехала, ей не слишком подходит здешний климат.
— А вам?
Теперь взгляд Робардса стал цепким, а тон голоса — очень настойчивым.
— Что мне?
— Вам климат подходит? В последнее время вы редко появляетесь в Британии, я наводил справки.
— Да я с радостью жил бы здесь. Но мама слабая женщина, нуждается в защите. Она еще не до конца оправилась после похищения и иногда впадает в панику.
— Почему мне раньше об этом не сообщили? — Робардс выглядел как охотничий пес, который взял след.
— Зачем? Похитители погибли, физически мама не пострадала, французский аврорат закрыл дело.
— Я свяжусь с ними. И выделю вам авроров для охраны.
— Это точно лишнее.
— Лишнее?! — зло пророкотал Робардс. — Недавно похищали вашу родственницу. Затем из вашего дома исчез человек, который на вас работал. Вы и правда полагаете, что вам не нужна охрана? Или водите меня за нос и напрашиваетесь на арест?
Да, Скорпиус полагал, что охрана не нужна. Потому что со дня на день должен был вернуться его личный аврор. Оставалось только надеяться на неповоротливую бюрократию.
Однако навязанные Робардсом авроры явились в тот же вечер. Одного из них Скорпиус даже где-то видел раньше. Наверняка во Дворце.
— Господа, я уже объяснил мистеру Робардсу, что охрана мне не нужна.
— Все правильно, — согласился смутно знакомый. — Она вам очень нужна. Ступефай!

Что-то пролилось в рот, и Скорпиус рефлекторно сглотнул.
— Очень хорошо, — прокомментировал знакомый ненавистный голос. — Разденьте его, полностью.
Скорпиус дернулся и получил по челюсти.
— Блишвик! Не порти экстерьер!
Одежду разорвали и стянули со Скорпиуса лохмотья.
— Идеально, — протянул Поттер, пожирая взглядом каждый дюйм его тела. Скорпиусу захотелось прикрыться, хоть руками, но их связали за спиной.
— Идеально! — повторил Поттер и направил на Скорпиуса палочку: — Последний штрих.
Скорпиуса оплели шелковые ленты, сами собой связавшись в бант на груди.
— Теперь все вон! Ну, кроме подарка, разумеется.
Поттер тоже вышел, оставив Скорпиуса осматриваться. Увиденное не радовало.
Несколько минут спустя дверь снова открылась и Поттер провел в помещение женщину с завязанными глазами, поддерживая ее одной рукой, помогая спуститься по лестнице.
— Вот сюда, — они остановились напротив Скорпиуса, и Поттер снял с нее повязку. — С днем рождения, дорогая! Сюрприз!
— У-и-и! — Виктуар кинулась Поттеру на шею.
Скорпиуса затошнило от их страстных поцелуев и передернуло от прикосновений.
— Меня давно никто так не радовал, — щебетала Виктуар, распутывая ленты. — Вот просто лучший подарок.
— Наслаждайся.
— Нам двоим тут хватит.
— Обожаю твою щедрость, — Поттер поцеловал ей руку. — Но, к сожалению, я поклялся папеньке, что больше не трону игрушки Люпина и пальцем. Так что не трону. Разве что посмотрю… одним глазочком, потом, в думосборе.
— Тебе понравится, гарантирую!
— У меня еще кое-что для тебя есть, — Поттер достал небольшую шкатулку. — Старался выбрать под цвет глаз.
Виктуар вынула ожерелье, посмотрела сквозь камни на факел.
— Ты преуспел, — она застегнула цепочку, провела рукой по груди, лаская камни. — Когда придешь в следующий раз, на мне не будет ничего, кроме этого ожерелья.
— Главное, сними центральную подвеску.
Виктуар легко отстегнула крупную каплю, которая оказалась фиалом с зельем.
— Этот парень с сюрпризами. Если не хочешь, чтобы он все здесь сжег — пару капель каждый день.
После нескольких минут объятий и тисканий Поттер ушел. И Виктуар посмотрела на Скорпиуса так, что он очень пожалел, что остался с ней один на один.
— Круцио!
Это было только начало.

Скорпиус жадно глотал воду. Виктуар стояла рядом, держала чашку, а второй рукой перебирала его волосы.
— Вот так, хороший мальчик. Альбус ведь преувеличил степень твоей неуступчивости? Уверена, что да. На самом деле мы скоро подружимся. У меня для тебя кое-что есть.
Он понадеялся, что это будет еще вода, но Виктуар достала из резной шкатулки ошейник. Скорпиус попытался увернуться.
— Ступефай! Глупый, ну зачем сопротивляться? Тебе очень идет, — холодные пальчики прошлись по шее, нырнули под ошейник. — И не туго. Знаешь, всегда мечтала завести собаку.
— Мне жаль это несчастное...
Губы обожгло короткой болью от стека.
— Я не разрешала говорить! Команду «Голос!» будем учить в другой день.
Когда она наконец развязала его руки, Скорпиус думал, что умрет от колющей боли.
— Ой-ой, мой недосмотр, — ворковала Виктуар, втирая мазь в его запястья. — Мое упущение, но это пока поправимо.
Скорпиус мог бы поспорить, что упущение было намеренным, иначе с чего бы мазь лежала в той же шкатулке, что ошейник. Потом оттуда же появился поводок.
— На четвереньки, милый. Сегодня у нас команда «Рядом!» — от умильных интонаций Виктуар уже тошнило.
— Нет.
— Круцио!
Виктуар сменила гнев на милость после всего лишь двух круциатусов.
— Ну же, не упрямься. На четвереньки. Империо!
Когда Скорпиус пришел в себя, все мышцы болели. Он стоял на четвереньках, и Виктуар поглаживала его загривок.
— Хорошая собачка. Хорошим собачкам полагается награда.
Виктуар протянула ему какую-то еду, и Скорпиус изо всех сил прикусил ее руку. От визга заложило уши, но, Мордред свидетель, оно того стоило.
Когда Виктуар подвесила его на дыбе, он все еще считал, что оно того стоило. И после очередного, далеко не первого круциатуса тоже так считал. А потом Скорпиус потерял сознание.
С дыбы его снял кто-то другой. Развязал руки, обтер лицо, смазал вывихнутое плечо, от чего рвущая боль стала вязкой и почти терпимой, принес одеяло.
Скорпиус завернулся в него и уплыл в сон. Там хотя бы был Тедди.
— Наконец-то! Где ты?
— Не знаю.
— Как обычно. А с кем?
— С Виктуар.
От Тедди полыхнуло такой яростью, что Скорпиуса выбросило из сна. Он лежал в темноте, развлекался тем, что пытался зажечь факел, но огонек внутри еле тлел и никак не находил выхода.

Наверное, он слишком явно показал свою радость при виде повязки на руке Виктуар. А может быть, его самозваная дрессировщица была не в духе и потому с порога огрела круциатусом. Потом схватила за волосы, заставив запрокинуть голову, и прошипела:
— Еще одна такая выходка, как вчера, — и я не повыбиваю тебе все зубы, нет. Я тебя кастрирую.
Щелкнула застежка поводка.
— Рядом!
Скорпиус протестующе замотал головой.
— Империо!
Когда Виктуар сняла заклинание, перед Скорпиусом стояла миска.
— Ешь. Без рук.
Ему стоило значительных усилий отвернуться от еды. Но Виктуар не впечатлилась:
— Значит, не голодный.
Поесть все-таки удалось: позже тот же человек, что снимал его с дыбы, принес кусок хлеба и сбежал, проигнорировав вопросы Скорпиуса.
Во сне к нему снова пришел Тедди.
— Я тебя ищу. И найду. Помоги мне совсем немного.
— Как?
— Просто рассказывай, что видишь.
И Скорпиус рассказывал о каменных стенах, двери с решетчатым окошком, факелах, которые зажигаются только с появлением Виктуар.
— Факелы чадят?
— Не сильно, запаха дыма почти нет.
— Хорошая вентиляция. Воздуховоды высоко? Их много?
— Да я как-то наверх не смотрю.
Тедди изменился в лице.
— Что она с тобой делает?
Скорпиус не мог, даже во сне не мог выдавить ни слова.
— Стой! Не пропадай! Смотри на меня.
Но Скорпиус уже выпал из сна и потом долго лежал, ничего не ожидая — в этом месте не было утра. Дверь могла открыться хоть в полдень, хоть на рассвете, хоть к вечеру.

Виктуар втолкнула в комнату человека, который помогал Скорпиусу.
— Моя собачка уже обзавелась поклонником. Только ему нужно запомнить, что собак не кормят с человеческого стола. Круцио!
Человек трясся, выгибался, скреб пальцами пол, но так и не издал ни звука.
— Круцио!
После второго раза тихих судорог Скорпиусу стало страшно.
— Почему он молчит?
— Я не люблю, когда много болтают.
Скорпиусу снова прилетело стеком по губам, но это было ничто по сравнению с мучениями второй жертвы.
— Круцио!
— Хватит!
Виктуар опустила палочку, с интересом посмотрела на Скорпиуса.
— Так-так! А что ты предложишь мне за него?
— Я... я буду ходить на четвереньках. Сам.
Внутри Скорпиуса что-то с грохотом рухнуло, и было уже все равно, что к ошейнику пристегнули поводок. Он ходил — или ползал, какая разница, как это назвать — рядом с Виктуар по подвалу и думал, что теперь сможет сказать Тедди, как здесь просторно, шагов сто в длину и почти сорок в ширину. Лишь бы этот дурацкий сон снова приснился.
— Ешь. Ешь, не стесняйся. Этот сегодня тебе ничего не принесет, я позабочусь.
Скорпиус ел, пригибаясь к миске и подбирая кашу губами.
— Воспитанная собачка! Косточку?
Скорпиус с ненавистью посмотрел на Виктуар, но та не разозлилась.
— Ладно, нельзя получить все и сразу.
Она потрепала его по волосам, пнула под ребра второго и заперла их обоих.
Не получив ни одного круциатуса за день, Скорпиус чувствовал себя почти терпимо. Он перетащил сокамерника на свое одеяло, предложил воды. Тот задышал ровнее, благодарно пожал Скорпиусу руку.
— Как тебя зовут? Как ты сюда попал? Знаешь, где мы?
Человек взял Скорпиуса за руку, поднес ее ко рту, открыл его и позволил ощупать. У него не было языка.
Скорпиус выблевал кашу на пол. Подстилку пришлось перетащить на другое место.

Скорпиус уже не обращал внимания, что Тедди расспрашивает, настаивает, нервничает. Он просто был рядом с Тедди и отдыхал. Еще говорил, да. И сам удивлялся, сколько успел высмотреть, пока Виктуар упивалась победой.
— Камни пола стесанные. В углу стол, шкаф. В другом углу дыба. И здесь очень тихо, шаги за дверью не слышны, пока ее не откроют. Других звуков тоже нет. По углам пахнет сыростью. А под воздуховодами еще и солью.
— Морской солью? — подобрался Тедди.
— Наверное. А может, я уже придумываю. Не страшно, ты же все равно сон.
— Конечно, любимый, — Тедди погладил его щеку. — Ты молодец, отдыхай.
Скорпиус заснул без сновидений. А когда проснулся, смог зажечь и погасить факелы силой мысли, вызвав восторг и благоговение у сокамерника. Теперь оставалось ждать.
Виктуар велела второму убираться и, как обычно, пристегнула поводок.
Скорпиус почувствовал пламя в груди, но его было мало. Пришлось опуститься на четвереньки, гулять по подвалу и выжидать. И он смог толкнуть Виктуар под факелы, поджечь ее и даже выбраться из подвала.
Скорпиус не ошибся насчет морского воздуха — именно его он вдохнул полной грудью, выбравшись на крыльцо. Свежесть, холод, яркий солнечный свет — всего этого оказалось много. Скорпиус раскашлялся, без сил опустился на колени. А когда попытался подняться, в спину прилетел ступефай.
У него даже были силы удивиться изменению традиционной программы: вместо дыбы Виктуар подвесила его на крюке под потолком, вместо палочки взяла кнут. И это было гораздо больнее. Виктуар била, не разбирая, куда, и оставалось только надеяться сохранить в целости глаза. Скорпиус отворачивался, дергался, орал от боли. Виктуар тоже визжала, вероятно от азарта.
А потом все закончилось. Слишком надежная звукоизоляция сыграла с Виктуар злую шутку. Она так и не поняла, что в подвале появились авроры, пока не упала от чужого заклинания.
В следующую секунду Скорпиус почувствовал, что уже не висит — его держат.
— Тедди?
— Я. Говори со мной. Слоупер, помоги с замками!
Какой-то парень завозился, пытаясь расстегнуть кандалы. Тедди держал Скорпиуса, а тот старался выполнить его просьбу.
— Ты мне снился.
— Знаю, выматывающее заклинание, но полезное. А ты молодец.
— Тут и правда море.
— Благодаря этому тебя и нашли. — Тедди посмотрел чуть в сторону и рявкнул: — Слоупер, ты там заснул?!
— Не открываются, — повинился аврор.
— Так, держи его.
Из-за резких неловких движений вернулась боль, и Скорпиусу захотелось отключиться, но Тедди не позволил:
— Скорпиус, говори со мной!
— Тут еще есть человек без языка.
— Ребята уложили кого-то в коридоре.
— Он хороший. Кормил меня, когда Виктуар не разрешала.
— Сука! Ну вот сука же! — Тедди тоже не справился с замками. — Робардс, давай эту сучку сюда!
Скорпиус захихикал.
Робардс подтащил Виктуар, и Люпин без лишних слов полоснул ножом по ее ладони, прижал рану к замку. Скорпиус выпал из кандалов, все еще трясясь от смеха. Люпин помог ему подняться, завернул в свою мантию.
— Ты чего?
— Она... она...
— Здесь только одна сучка, и я почти воспитала из нее приличного песика, — томно разъяснила Виктуар.
Тедди зарычал и наотмашь ударил ее по лицу, так сильно, что она кулем повалилась на пол.
— Шеф! — укорил Робардс.
Тедди сглотнул.
— Проверьте кто-нибудь, она там живая? Живая, ну и слава Мордреду, теперь легко не отделается. Робардс, второго под охрану, но пусть его целитель посмотрит. И вынюхайте тут все, хоть вампиров зовите, хоть маггловских полицейских с собаками, но если здесь есть еще песики, котики, мышки — я хочу, чтобы вы их нашли. Если не открываются замки, не стесняйтесь брать у этой мерзавки кровь.
Скорпиус понял, что хочет спать. Вот очень-очень хочет, и попытался стечь по Люпину на пол. Тот моментально переключился:
— Уже идем домой. Держись.

Первым ощущением Скорпиуса после аппарации был звук. Точнее, голос. Мамин голос.
— Что с моим сыном?
— Ему нужен целитель. — Тедди аккуратно уложил Скорпиуса на диван. — Мантию пока не снимайте, а вот обезболивающее найдите, оно точно не повредит.
— Я принесу, — вызвался крестный.
Скорпиус вяло подумал, что комитет по торжественной встрече — это лишнее.
Мама присела рядом, взяла Скорпиуса за руку. Естественно, край мантии сполз, обнажая рубцы. Мама побледнела и потянулась к вороту.
— Мадам, нет! — попытался предостеречь Тедди, но было поздно.
Увидев всю картину, мать рухнула на колени и разрыдалась. Скорпиусу только и оставалось, что гладить ее по волосам. Другой рукой он вцепился в Тедди. И замер, наслаждаясь покоем.
— Скорпиус, ты должен меня отпустить.
— Нет!
— Тебе нужен целитель, — мягко увещевал Тедди. — Я приведу Луну. И вернусь, буду с тобой и никуда не денусь. Ну же!
Скорпиус с сожалением разжал пальцы.
Мама заговорила, когда Тедди был уже у двери.
— Мистер Люпин, я сделаю то, что вы просили. Я обещала.
Тедди обернулся.
— Нет, миссис Малфой. Я никогда не требую выполнения обещаний, данных отчаявшимся человеком. Вы не обязаны...
— Обязана! — перебила его мама. — Обязана защитить Скорпиуса. Если Верховный маг сможет помочь, я согласна на брак.
Тедди быстро вернулся и поцеловал маме руку.
— Вы очень храбрая женщина, миссис Малфой. Знакомство с вами — честь для меня!
Тедди аппарировал прямо из гостиной и почти сразу привел через фонтан миссис Скамандер. Та принялась хлопотать, доставать зелье за зельем и выделывать диковинные пассы то руками, то палочкой. Кажется, она еще что-то пела, но все это было не важно.
Скорпиус засыпал, чувствуя, что он дома.
...на главную...


декабрь 2019  
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

ноябрь 2019  
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930

...календарь 2004-2019...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Законченные фики
2019.12.06
Учась говорить [1] (Гарри Поттер)



Продолжения
2019.12.04 12:55:38
Без права на ничью [2] (Гарри Поттер)


2019.12.01 13:42:09
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


2019.11.28 21:36:33
Дамбигуд & Волдигуд [3] (Гарри Поттер)


2019.11.28 17:37:03
Капля на лезвии ножа [3] (Гарри Поттер)


2019.11.21 21:49:25
Наследники Морлы [1] (Оригинальные произведения)


2019.11.21 19:12:28
Своя цена [20] (Гарри Поттер)


2019.11.17 21:35:03
Работа для ведьмы из хорошей семьи [0] (Гарри Поттер)


2019.11.16 23:22:58
Змееносцы [11] (Гарри Поттер)


2019.11.10 08:05:26
Список [8] ()


2019.10.31 15:09:33
Солнце над пропастью [107] (Гарри Поттер)


2019.10.30 18:08:31
Страсти по Арке [9] (Гарри Поттер)


2019.10.28 13:36:46
Драбблы (Динокас и не только) [1] (Сверхъестественное)


2019.10.24 00:56:13
Правила ухода за подростками-магами [19] (Гарри Поттер)


2019.10.21 15:49:12
Бессмертные [2] ()


2019.10.15 18:42:58
Сыграй Цисси для меня [1] ()


2019.10.11 09:05:17
Ходячая тайна [0] (Гарри Поттер)


2019.10.10 22:06:02
Prized [4] ()


2019.10.09 01:44:56
Драбблы по Отблескам Этерны [4] (Отблески Этерны)


2019.10.06 19:23:44
Я только учу(сь)... Часть 1 [57] (Гарри Поттер)


2019.09.15 23:26:51
По ту сторону магии. Сила любви [2] (Гарри Поттер)


2019.09.13 12:34:52
Рифмоплетение [5] (Оригинальные произведения)


2019.09.08 17:05:17
The curse of Dracula-2: the incident in London... [28] (Ван Хельсинг)


2019.09.06 08:44:11
Добрый и щедрый человек [3] (Гарри Поттер)


2019.09.01 18:27:16
Тот самый Малфой с Гриффиндора [0] (Гарри Поттер)


2019.08.25 22:07:15
Двое: я и моя тень [4] (Гарри Поттер)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2019, by KAGERO ©.