Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Ничто так не сближает Дурслей, Снейпа, Малфоев и Волдеморта как Гарри Поттер.

Список фандомов

Гарри Поттер[18417]
Оригинальные произведения[1225]
Шерлок Холмс[713]
Сверхъестественное[457]
Блич[260]
Звездный Путь[253]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[217]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![182]
Белый крест[177]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[172]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[131]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Произведения А. и Б. Стругацких[104]
Темный дворецкий[102]



Список вызовов и конкурсов

Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[3]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[46]
Фандомный Гамак - 2015[4]
Британский флаг - 8[4]
Фандомная Битва - 2015[50]



Немного статистики

На сайте:
- 12556 авторов
- 26902 фиков
- 8510 анекдотов
- 17529 перлов
- 646 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...


Грех

Автор/-ы, переводчик/-и: Сын Филифьонки
Бета:нет
Рейтинг:PG-13
Размер:мини
Пейринг:Арсен Звенигора/Ванда Спыхальская
Жанр:Action/ Adventure, Drama, Romance
Отказ:
Фандом:Тайный посол
Аннотация:Сиквел к "Последней встрече". Через двадцать лет после описанных в каноне событий казака Арсена Звенигору с двумя сыновьями судьба забрасывает в Крым. И там... сами увидите.
Комментарии:
Каталог:нет
Предупреждения:OOC, UST
Статус:Закончен
Выложен:2018.10.24 (последнее обновление: 2018.10.24 13:44:34)
 открыть весь фик для сохранения в отдельном окне
 просмотреть/оставить комментарии [0]
 фик был просмотрен 125 раз(-a)


Глянь на ту женщину с черноголовым хлопчиком,
она, видать, жена татарина,
а хлопчик, ее сын, - тум,
иначе - полутатарин-полухристианин...
Как ты думаешь, хотелось ей лишиться мужа,
отары овец, табуна коней, виноградников и бахчей
и идти на свою, уже такую для нее чужую и далекую землю,
где у нее, может, нет ни кола ни двора?
Вот она и плачет, но идти обязана...
В. К. Малик, «Тайный посол»

– Нет, я не в силах ничем возблагодарить тебя,
великодушный рыцарь, –
сказала она, и весь колебался
серебряный звук ее голоса. –
Один Бог может возблагодарить тебя;
не мне, слабой женщине...
Н. В. Гоголь, «Тарас Бульба»

...глаза их встретились в долгом взгляде…
«В последний раз!» – сказала себе Лёля.
И. Головкина, «Побежденные»

Опять встретились их глаза
в пристальном и быстром взгляде...
Там же

Над широкой крымской степью солнце перевалило за полдень. Конский топот, казалось, далеко разносился во все стороны.
Арсен переложил повод из одной руки в другую, пристально вгляделся в степную даль, уходящую за горизонт.
Выехали ещё утром, когда лежала роса; и сейчас, когда земля уже прогрелась, наверху завел свою песню жаворонок, в воздухе стояло стрекотание кузнечиков, повсюду жужжание насекомых.
Приподнявшись на стременах, он глянул по сторонам.
Оба его сына далеко отъехали вперёд и вправо; их спутники - татары - скакали поодаль, собравшись в кучу.
- Грицько, не лезь вперёд батьки в пекло, - сказал Арсен сыну, поравнявшись с ним, припомнив старую сечевую поговорку. - Посматривай за дорогой... Мало ли чего...
Гриць понятливо кивнул в ответ.
- Люди Измира смотрят за дорогой, - сказал он. - Да и осталось немного... К вечеру, надо думать, уже на месте будем... Измир хочет пир на всю Ак-Мечеть устроить.
- Нам лучше не задерживаться там, - произнес Арсен. - Обещали ведь матери через месяц вернуться домой. Хоть у нас и есть ярлык мурзы, а все же она волнуется...
Подъехал младший сын, Ивась, в нарядном жупане, черноволосый, как мать, и с ее же темно-синими глазами, с едва пробивавшимися усами. Старший, темно-русый, в отца, с серо-голубыми стальными глазами, более флегматичный, посматривал на брата и отца, ожидая дальнейших распоряжений.
Дождались татар и поехали дальше. По степи с зелеными колышущимися травами, минуя попадающиеся речки и озера, которые сменяли солончаки и снова трава с расцветающими тюльпанами и гусиным луком. Иногда промелькнет в степи тушканчик или быстрый заяц. Жаворонок в голубом небе над ними выводит свою звонкую песню. Арсен припоминал эти места, эти дороги, не раз пройденные им в молодые лета. Старый ярлык Кучук-бея, данный когда-то им Семену Палию, не раз выручал их с товарищами в прежние годы в этих местах, да и сейчас надежно защищал его с сыновьями. Но и в мирное время надо быть настороже. Сколько ему пришлось пережить здесь в молодости!
Грицько с Ивасем опять ускакали в стороны, поравнявшись с Измиром, гонялись с ним наперегонки. Арсен поглядывал по сторонам, на зацветающую степь до горизонта, пока они весело гарцевали втроем.
Со случайно встреченным ими в дороге татарским юношей, которому они взялись помогать в его несчастье, его сыновья сдружились за какие-нибудь полторы недели, стали как настоящие побратимы, вместе спали, делили еду и питье, и все, что пережили за это время вместе. И верили, что не зря их свела судьба, раз помогли ему спасти сестру Альфию, захваченную недругом семьи Измира Мюрад-беем и упрятанную в дальнем селении.
Измир, с которым сыновья Арсена стали за это время как родные братья, даром что почти ничего друг о друге они не знали, пригласил их к себе домой, в Ак-Мечеть.
Всю дорогу он, скакавший впереди, возвращался и рассказывал им, какой пир он закатит на радостях, вернувшись домой. "На всю Ак-Мечеть вас прославлю! - восклицал он. - Братья-то, братья старшие мои как будут рады, что не допустили позора сестры!" Арсен не хотел лишний раз задерживаться, но Измир так радовался спасению сестры, так просил, приглашая их быть его гостями, что они не могли отказать и договорились одну ночь переночевать в его доме.
Арсен и сам рад был видеть, когда наконец сломали решетку у окна подвала в доме Мюрад-бея, как живая и невредимая сестра пала в объятия брата. Альфия ехала на расстоянии от них, в крытой кибитке.
На привале уселись, разложив еду, все вместе.
- Вот, сестренка, это твои спасители! - сказал Измир. - Благодари этих людей - они помогли найти и освободить тебя!
- Я и сама бы смогла спастись, - сердито сказала Альфия, прикрывая черным платком лицо от посторонних мужчин. - Я уже один прут в решетке почти расшатала, и второй начала…. Я и сама бы убежала, не побоялась…
Была она гибкая, тонкая, с глубокими черными глазами. Характер у нее был строптивый, не по-восточному бойкий.
Измир рассмеялся, любовно глядя на сестру.
- Ты у нас настоящий джигит, сестренка! - сказал он. И, поворачиваясь к казакам, прибавил. - Смелее Альфии девушки во всем Крыму нет!
…Измир так рад спасению сестры, что постоянно возвращается к скачущим позади Звенигоре и его сыновьям, и снова и снова рассказывает, какой устроит пир в честь дорогих гостей, как рады будут его домашние.
- Наши старшие братья век будут вам благодарны! - радостно восклицает он, белозубо улыбаясь. - Наши старшие братья в Ак-Мечети очень уважаемые люди!
Степные ковыли, клонясь под копытами коней, бегут в разные стороны - до самого горизонта. Изредка что-то хрустит под копытом - может, птичьи яйца, а может, и человеческие кости, коими здесь немерено усеяна земля?
- …Братьев наших знают по всей округе! Близнецы, старшие сыновья салтана Гази-бея, молодцы, красавцы, лучшие джигиты, их знают и уважают и за пределами Ак-Мечети! Они тут главные! Большую награду тебе дадут, друг Звенигора-ага!
Арсен чувствует, как конь спотыкается под ним, словно попадает копытом в расщелину и одновременно - знакомое чувство - вмиг обрывается сердце. Нет, на самом деле не спотыкается. Но когда-то так уже было - резко оступившийся конь, дрогнувшее сердце.
Близнецы? Сыновья Гази-бея?
- Кто же ваша мать, Измир?
- Наша мать, - с гордостью говорит Измир, натягивая поводья играющего коня, - Ванда-ханум, самая уважаемая, самая почетная женщина во всей Ак-Мечети! После смерти нашего отца она всем управляет в наших владениях, все ее знают - Ванда-ханум очень уважаема во всем селении… Мать моя, моих братьев и сестренки Альфии…
Сердце рвется в бешеный перестук, в один ритм с копытами коня. Арсен не знает, что сказать, что подумать. Что же это такое? Разве так может быть? Нет, такого быть не может. И все же…
Они едут туда, где ждет она. Ванда-ханум, пани Вандзя, Ванда Спыхальская.
Женщина, которую он не мог забыть.

Что поманило когда-то, померещилось и не сбылось, могло бы забыться за столькие годы, исчезнуть, уйти, стереться из памяти - ан нет, не забылось и всплывает вновь, столько лет спустя, всплывает, неутоленное, бередит рану.
Встреча прошла тихо и на первый взгляд незаметно для остальных в шуме суетящегося двора.
Встала перед ним, прямая, в богатой татарской одежде, чуть хмурясь, вглядываясь в его лицо. И как дрогнули в момент узнавания тонкие черты.
- Ты! - едва заметно, больше выдохом, чем голосом, слетело с бледных раскрывшихся губ.
Сердце вмиг стукнуло в ответ…
Сколько ей лет сейчас? За сорок, как и ему. Одета в шелковое сиренево-голубое платье с шароварами, поверх - распашной кафтанчик, на груди украшение из монет. Шерстяной платок, повязанный вокруг талии, охватывал ее стан. На ногах нарядные татарские голубые чирики. Голова не покрыта, как у татарок, головным убором - феской, только наброшен белый шарф, сползший наполовину и не прикрывающий волосы, уложенные в две косы. Те же белокуро-русые, каждой прядью отливающие в свой оттенок, в которых не так и заметны были седые нити. Мало изменилась - только морщинка появилась между бровей, да держаться стала осанистее, прямее.
- Как же вы в наших краях? - спросила она, и голос ее был все тот же - милый, знакомый.
- Дела, - неловко выдавил он. Все была какая-то неловкость, и он не знал, как избавиться от нее. - Оказались в Крыму с сыновьями да встретили Измира…
Они все стояли друг против друга, не расходились. Кругом суетились люди, слуги, распрягали коней, относили пожитки в дом, собирали к готовящемуся пиршеству. Всем распоряжались ее старшие сыновья, Али и Ахмет, черноволосые статные красавцы, которых он видел когда-то маленькими мальчиками. И только Арсен с Вандой все стояли друг против друга в этой сумятице, шуме голосов, не отрывая друг от друга глаз, во дворе красивого белого каменного дома Гази-бея.
Что поманило когда-то, померещилось - могло бы уйти, сгладиться за двадцать лет прожитой вдали друг от друга жизни, но вот, оказывается, не проходит, и напоминает о себе, стоит встретиться, увидеть друг друга.
Так и стоял, глядя ей в лицо, помня их расставание двадцать лет назад и тот последний разговор, состоявшийся между ними. Был ли он, этот разговор, или сам он себе его выдумал? Кругом по-прежнему шумели, гомонили слуги, ее домашние и сыновья распоряжались насчет праздника и ужина.
- И у меня, видишь - сыновья, - сказал он всё с той же неловкостью.
- А твоя жена? - пристально глядя ему в глаза, спросила она. - Ты ведь нашел ее тогда, свою невесту?
- Она больна. У нее чахотка, - коротко ответил он.
- Вот как… - тихо сказала Ванда.
И больше - ни слова, ни вопроса об этом, и о прошлом они не вспоминали.
Они еще говорили о чем-то - кажется, о спасении дочки. Она благодарила его за это.
- Она такой сорванец, - с усталым вздохом сказала она.
- Следите за ней теперь, - сказал он. - Люди Мурад-бея наверняка шатаются в окрестностях.
- О, больше они не сунутся, - заверила его она. - Али и Ахмет следят за этим, никого не пропустят. Они вооружены до зубов…
И, говоря об этом, она, вопреки собственным словам, хмурилась, и беспокойная морщинка прорезала ее лоб.
И ужин, и праздник, и весь вечер прошли для него как в тумане, погруженного в думы; и песни и пляски, которые устраивал Измир, прошли как-то мимо него.

В спальне, где его устроили на ночь, стояла высокая мебель, и все было устроено почти по-европейски. На стенах были развешаны клинки, кинжалы, сабли - оружие покойного Гази-бея.
На ночь она пришла к нему - проверить, мягкую ли слуги устроили ему постель, снять с него сапоги. На его сопротивление только отмахнулась: "сто лет уж, со смерти мужа, не ухаживала так за мужчиной". Не прислала слуг, ни детей - сама пришла проверить постель, разуть его. Руки ее с крашеными хной ноготками стащили с него сапоги, ловко размотали портянки. Она мягко провела ладонями по его шароварам, наклонилась, прижалась головой к коленям.
- Помнишь… тогда... - полушепотом сказала она.
И обхватила его ноги, прижалась гибким шёлковым теплом, вытягиваясь, прошептала:
- Любый мой!
Арсен вздрогнул, напрягся, сжался - в туманных сумерках, готовых сомкнуться над ними, среди яростного желания и полумрака…
- Не прогоняй меня… - чуть слышно попросила она, пряча лицо у него в коленях.
- Но…
- Ты же помнишь? - Кольцо ее рук огнем жгло колени.
"Что - помнишь? Ничего ведь не было! Ни-че-го! Не лучше ли оставить все так… Чем бередить все давно мелькнувшее, столько лет назад прошедшее…" Чем вот так довериться этому, поддаться на эти сумерки, плывущие нежностью, лавандой, шёлком, востоком…
…нет, не пущу! Ждала - слишком долго! Теперь не пущу… Не стронуться, не сдвинуться - змеей обвилась, травой оплела…
Он напрягся, кусая губы, ожидая… Ещё одно движение твоё ко мне - и я не выдержу, умру… Но она только мягко, по-кошачьи ласково тёрлась щекой о его колено, склонив голову с белокурыми косами.
"Не я ломал тебе жизнь - не я буду её доламывать".
Арсен усилием воли скрутил свои чувства, сжал кулаки, стиснул зубы.
- Уйди, - тихо попросил он, глядя на дверь.
- Но…
- Уходи! - почти приказом, железной ноткой в голосе.
Встала, легко распрямившись, пошла к дверям. На пороге, в сумерках - обернулась, посмотрела на него долгим взглядом. И вышла.

С бьющимся сердцем он откинулся на подушки, вспоминая - до малейшей мелочи перед глазами проносились воспоминания - того, как в прошлом, много лет назад, их раз за разом сталкивала судьба. Все их встречи, начиная с того момента, когда он впервые увидел её, когда пан Мартын нашёл её в освобождённом Крыму… И с какого момента он стал постоянно думать о ней вместо Златки, потерянной, далекой невесты? Гнал это желание от себя, но хотел видеть её, говорить с ней, представлять себе ее мягкие, с шелковым отливом волосы…
"В Ляхистане польские рыцари носят в таких медальонах локоны своих возлюбленных", - сказал он когда-то одному турецкому паше, вручая тому золотой медальон - изображая в Турции, по заданию Сирко, польского купца. Был он тогда молод, ловок, верил в удачу, и она, надо сказать, ему не изменяла.
"Рыцари в Ляхистане…" Эх ты, рыцарь дамы сердца! Вот так никогда не угадаешь, что сам себе наворожишь, напророчишь…
Тронул бы, перебрал бы в ладонях каждую нежно отливающую прядь, такую нежность не избыть, не высказать… но грех, грех, вечный, древний, первородный грех, которым все всегда заканчивается у людей, мешает ему. Он, этот грех, затопит, захватит, одолеет нас, убьет эту нежность… Нам обоим от этого будет хуже.
Не я ломал тебе жизнь - не я буду ее доламывать.
…Или вовсе не поломана ее жизнь? Богата, уважаема, известна в округе… Поди пойми! Вернулась ведь когда-то сюда, в Крым, когда ее пытался спасти, увезти домой пан Спыхальский. Было бы что понятно, как жизнь, как война, что калечит, сводит и разводит людей, перемешивает и в самые невероятные положения бросает человеческие судьбы… Нет, нельзя даже думать об измене... Кому от этого будет лучше?
И так он говорил себе, а внутри не мог отделить тот грех от той нежности, и знал, что всегда так бывает, и все возмущалось у него внутри, и, мучась, боролся с собой - как полагается…
…Степь ты, степь, вольная, широкая степь! Бежишь во все стороны из-под копыт коня, до самого горизонта, докуда хватит глаза - ни конца, ни края… И только у врагов-басурман можно любить двух сразу…
И нельзя изменить, нельзя совершить предательство…

…Утро выдалось ясным, свежим. Чистое небо, чуть подернутое легкими облаками по краям, голубело над крымскими долинами, горами, речными берегами. С долины реки набегал лёгкий ветерок.
Арсен вышел за ворота, где у края двора паслись распряженные кони. Трясли хвостами, отгоняя насекомых. Он постоял, огляделся в стороны, озирая окрестности.
Она вышла неслышно со двора, подошла, остановилась с ним рядом. Они стояли молча. Смотрели в сторону степи.
- Пана Мартына я не любила, - сказала она без предисловий, как будто он ее об этом спрашивал. - Он женился по договору с моими родителями. Выдавали замуж, вот я и вышла…
- Что же мурза? - спросил он, больше от той же неловкости, чтобы что-нибудь сказать в ответ на это.
- Что - мурза? Побойся ты Бога! - тихо сказала Ванда. Взгляд ее скользнул по его лицу. - Какая тут любовь? Невольниц берут силой… Так потом и приучаешь себя к нему… И так всю жизнь…
Он смутился от этого так просто сказанного, от того, что она так просто открыла перед ним эту сторону женской жизни, женщин-невольниц… Так и стоял перед ней, потупившись, как будто виноват был перед нею, когда ее много лет назад, милой веселой панночкой, увезли в полон, как будто лично ощущая вину перед всеми женщинами, которых туда увозили.
Сзади них просыпался дом, выходили один за другим во двор слуги.
- Помню, ко мне сватались молодые рыцари… Имение у нас было, дом в Прикарпатье… - тихо сказала Ванда, задумчиво глядя на горизонт, в сторону запада. Она стояла, обхватив себя за плечи, прищуриваясь, и ветер легонько трепал её одежду и выпущенные во всю длину косы. - Матка Бозка, как давно это было! Теперь уже и не верится…
- Ну, мне пора собираться… домой… - мучительно выдавил он. - Ехать… Обещал, что скоро приеду…
Ванда вскинула голову, прошлась по его лицу взглядом.
- Понимаю, казак. Прощай.
Они встретились взглядами, помедлили ими немного - глаза в глаза, задержавшись друг в друге.
"Прощай. - Снова прощай? - Прощай..."
Лошади всхрапывали, тихо ржали, предчувствуя снова дальнюю дорогу…

- Она ведь была у него вчера вечером? - спросил Ивась старшего брата на обратном пути, когда уже миновали предгорье и вокруг снова расстилалась расцветающая тюльпанами степь.
Грицько удивленно взглянул на него.
- Кто у кого?
- Хозяйка. Ванда-ханум. Пани Вандзя. Была у отца в комнате… Заходила на мужскую половину… И утром они говорили с ней, стоя за воротами…
Грицько только пожал плечами и продолжал путь.
Но Ивась не унимался:
- Он ведь знал ее раньше?
Грицько посмотрел на брата: непримиримый взгляд, краснеет, кусая губу, синие глаза потемнели от негодования…
- Будет тебе, Ивасик! - успокоительным тоном начал он. - Не думаешь же ты, в самом деле, что…
Но младший резко развернул своего коня, остановив его поперек дороги.
- А я все равно узнаю, что там такое было! - запальчиво крикнул он, натягивая поводья. - Должен же кто-то с ним поговорить насчет этого!
И, стегнув лошадь, ускакал вперед догонять отца.

- Батько, о чем ты говорил с пани Вандзей? - осмелился спросить он, догнав Арсена. - Она заходила вечером к тебе?
Арсен притормозил коня, глянул на сына. Тот весь красный, закусив губу, не зная, куда деться от неловкости, но упрямо глядит, не опуская глаз.
Арсен молча тронул коня и шагом поехал по степной дороге. Ивась так же молча развернулся и поехал рядом с ним.
- Вот видишь ли, сынок, - негромко сказал Арсен. - Бывает такое в жизни - подступает к тебе соблазн, первородный грех... И кажется, что будет очень хорошо, если поддашься этому греху.
Солнце садилось за горизонт, заливая закатным светом степные ковыли.
- …Но поддаваться этому соблазну все равно никогда не надо.
Подступали сумерки.
Ивась молча ехал рядом, слушая отца.
- Слышишь, сынок? Никому лучше от этого все равно не будет… Всё равно.
Солнце мигнуло в последний раз, закатилось за дальние горы. Ещё немного, и степь стали окутывать дымные сумерки.
- Понимаешь, Ивасик? - всё равно...
...на главную...


июнь 2019  
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

май 2019  
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031

...календарь 2004-2019...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Законченные фики
2019.06.09
По эту сторону границы [1] (Гарри Поттер)



Продолжения
2019.06.16 12:08:58
Ноль Овна. Астрологический роман [9] (Оригинальные произведения)


2019.06.14 12:24:28
Фейри [4] (Шерлок Холмс)


2019.06.13 08:42:26
Очки для Черного [0] (Дом, в котором...)


2019.06.12 12:58:18
Несовместимые [6] (Гарри Поттер)


2019.06.11 11:37:37
Сыграй Цисси для меня [0] ()


2019.06.09 22:41:12
Нейсмит, Форкосиган и все-все-все [2] (Сага о Форкосиганах)


2019.06.09 21:43:11
Игры с браком [3] (Гарри Поттер)


2019.06.08 15:03:20
Рау [4] (Оригинальные произведения)


2019.06.07 23:56:18
Поттервирши [15] (Гарри Поттер)


2019.06.07 23:45:12
Сказки нашего блиндажа [2] (Оригинальные произведения)


2019.06.07 23:42:54
Город Который [1] (Оригинальные произведения)


2019.06.07 14:46:09
Часть 1. Триумф и вознесение [0] (Оригинальные произведения)


2019.05.27 00:43:57
Быть Северусом Снейпом [242] (Гарри Поттер)


2019.05.25 09:01:18
(Не)профессионал [1] (Гарри Поттер)


2019.05.24 12:13:50
Ненаписанное будущее [15] (Гарри Поттер)


2019.05.20 09:35:56
Добрый и щедрый человек [3] (Гарри Поттер)


2019.05.16 17:46:12
В качестве подарка [68] (Гарри Поттер)


2019.05.09 15:49:02
Драбблы (Динокас и не только) [1] (Сверхъестественное)


2019.05.07 12:03:51
Двуликий [41] (Гарри Поттер)


2019.05.04 16:19:41
Отвергнутый рай [17] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2019.04.30 18:26:32
Lost and Found [0] (Гарри Поттер)


2019.04.30 17:52:01
Его последнее желание [3] (Гарри Поттер)


2019.04.27 14:16:07
Абраксас [54] (Гарри Поттер)


2019.04.25 12:14:01
Расплата [7] (Гарри Поттер)


2019.04.20 15:11:33
Тедди Люпин в поместье Малфоев [2] (Гарри Поттер)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2019, by KAGERO ©.