Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Как-то мадам Помфри уехала, и замещать её в больничном крыле оставили профессора Снейпа. И однажды Снейпа попросили взять кровь у Гарри Поттера на анализ. Пошёл Снейп брать кровь. Возвращается. Его спрашивают:
- Профессор, вы кровь взяли у Гарри Поттера?
- Да. Ровно 5 литров.

Список фандомов

Гарри Поттер[18436]
Оригинальные произведения[1225]
Шерлок Холмс[713]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![182]
Белый крест[177]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[175]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[132]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Произведения А. и Б. Стругацких[106]
Темный дворецкий[102]



Список вызовов и конкурсов

Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[3]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]
Британский флаг - 8[4]
Фандомная Битва - 2015[48]



Немного статистики

На сайте:
- 12611 авторов
- 26934 фиков
- 8564 анекдотов
- 17634 перлов
- 654 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...


Данный материал может содержать сцены насилия, описание однополых связей и других НЕДЕТСКИХ отношений.
Я предупрежден(-а) и осознаю, что делаю, читая нижеизложенный текст/просматривая видео.

Подари мне свою душу

Автор/-ы, переводчик/-и: Беренгелла
Бета:нет
Рейтинг:PG-13
Размер:миди
Пейринг:Дельфи Риддл/Гермиона Грейнджер, Гарри Поттер, Родольфус Лестранж, Рон Уизли
Жанр:AU, Drama, Romance
Отказ:Роулинг роулингово
Фандом:Гарри Поттер
Аннотация:На турнир «Амур был пьян» на fanfics.me, второй тур
Фемслэш
Ключ: «Кто не принял дара, придет с дарами»
Персонажи: Дельфи Риддл, Гермиона Грейнджер

Гермиона смотрела с такой искренней преданностью, что у Дельфи защемило сердце.
Комментарии:Размещение на других ресурсах запрещено в любом виде.
Каталог:Пост-Хогвартс, Упивающиеся Смертью, AU
Предупреждения:фемслэш, OOC, AU
Статус:Закончен
Выложен:2018.06.16 (последнее обновление: 2018.06.16 21:06:00)
 открыть весь фик для сохранения в отдельном окне
 просмотреть/оставить комментарии [0]
 фик был просмотрен 456 раз(-a)



— Итак, мисс Нуаре, вы закончили Бобатон? — седая волшебница поглядела на прическу гостьи и поджала губы в знак неодобрения.
— Да, мадам, — кротко ответила девушка и, неуютно поежившись, заправила за ухо несколько прядей. Синих! Подумать только, ну и нравы у этих французов, раз какая-то пигалица позволяет себе заявиться в Министерство с такой вызывающей прической! И не просто заявиться, а претендовать на место!
Чтобы разобрать эти возмущенные вопли, умения легиллимента Дольфи Нуаре не понадобились — миссис Хмелкирк даже не пыталась скрыть свои чувства. Спасибо, она хотя бы не стала их озвучивать, просто смерила Дольфи еще одним недружелюбным взглядом и заметила:
— Странно, что у вас совсем нет акцента.
— Моя матушка была англичанкой, мадам. Очень строгих правил.
Миссис Хмелкирк важно кивнула, и Дольфи позволила себе чуточку расслабиться.
— Вы не планируете в ближайшее время возвращаться во Францию?
— Я скучаю по родным, но, надеюсь, с божьей и Мерлиновой помощью задержаться в Англии подольше.
— У вас здесь какое-то дело?
— Можно и так сказать, мадам. Мой любимый дядюшка... То есть, не то чтобы это был мой родной дядя, он довольно-таки дальний кузен моей матери. Но они поддерживали отношения, и каждый раз, когда дядюшка приезжал, он привозил мне подарки, да и вообще, баловал меня как мог. Они с женой любили меня, будто собственную дочь, а их сын был мне ближе, чем родной брат. Он погиб, совсем юным, много лет назад. Знаете, этот ваш ужасный Тот-кого-нельзя-называть… Дядюшка и тетушка очень горевали, но поддерживали друг друга, как могли. А недавно тетушка... — Дольфи всхлипнула. — Теперь дядюшка остался совсем один, но наотрез отказывается уезжать из своего дома. Не могу же я его бросить!
Миссис Хмелкирк вздохнула, но тут же подпустила в голос строгости:
— Возьмите себя в руки, мисс Нуаре. И вот, выпейте воды. Ваша преданность дядюшке превыше всяческих похвал, но, раз вы собираетесь о нем заботиться, сможете ли вы выполнять рабочие обязанности?
— Да, мадам, разумеется! Дядюшка еще крепок и ему совсем не нужно мое постоянное присутствие. Зато вечерние беседы скрасят его одиночество, а если я буду регулярно выбираться из Оттери-Сент-Кэчпоул, мне будет, о чем ему рассказать.
— Не обольщайтесь, мисс Нуаре, работа в департаменте магического хозяйства однообразна и укладывается в десяток-другой заклинаний.
— Но! Но я буду очень стараться! — с горячностью воскликнула Дольфи. — Я уже чуть было не получила работу повеселее! Мои волосы! Надеюсь, в Министерство не берут шутников, которые с ходу перекрашивают волосы едва знакомым людям, когда те ищут работу!
— Так это, — миссис Хмелкирк снова поглядела на синие пряди, — результат колдовства?
— Увы! И я была так расстроена, что просто убежала оттуда, и теперь не знаю, как вернуться. А что, моя прическа совсем не подходит для Министерства, мадам? Мне так не хочется снова идти в “Ужастики Умников Уизли”!
— Ваши волосы и вправду весьма необычны, — рассудительно произнесла миссис Хмелкирк. — Но, если вы исполнительны и старательны, то последнее, на что я буду смотреть — ваша прическа.
— Спасибо, мадам, — искренне улыбнулась Дольфи. — Я очень старательная! Вы не пожалеете, честное слово!
Инструкции предписывали отправить соискательницу домой и объявить результат собеседования в течение недели. Но Мафалде Хмелкирк вовсе не улыбалось выполнять лишние обязанности вот уже три месяца подряд, с тех пор как ушел Каттермолл. Видит Мерлин, она достаточно отчаялась и готова просить себе в отдел эльфов!
— Приходите завтра, мисс. К семи тридцати утра.

Синие волосы были вынужденной мерой. Пусть немногие, очень немногие до сих пор помнили, как выглядела мать Дольфи в молодости, семейное сходство было не спрятать. Те же крупные черты лица, темные глаза, тяжелые веки — под короной чуть вьющихся черных волос. Дольфи пыталась: каштановый, тёмно-русый — всё мимо. Но экспериментировать с рыжим — вот уж увольте!
Радикальный платиновый блонд сделал её похожей на баньши. И положа руку на сердце, сложно было упрекать Уизли. Можно даже сказать, предлагая “добавить в её жизнь красок”, он предупредил, что угощение с секретом. Дольфи не столько возмутилась прической синего цвета, сколько побоялась, что новый облик излишне подчеркнет семейное сходство. И только дома, перед зеркалом, в компании дяди пришла к выводу, что зря разволновалась. А уж когда случайный гость и вовсе её не признал!
Первые дни на новой работе показали, что маскировка выбрана идеально. Дольфи часто ловила удивленные взгляды, с ней старались познакомиться, заговорить, но она могла бы поспорить, что любой из этих навязчивых острословов видел только волосы, и даже не запомнил цвет глаз, не говоря о чём-то более серьёзном. В конце концов, все привыкли, что заказы на перья, пергамент и чай теперь собирает “вон та, с синими волосами, то ли Дольфи, то ли Диди”.
Письмо от Уизли, с извинениями и антидотом, оказалось неожиданностью. Хотя, с какой стороны посмотреть: Министерство — большое болото, в котором все всех знают. Дольфи читала текст за подписью Рональда Уизли и как наяву видела непоколебимую в своих убеждениях миссис Хмелкирк. Больше ведь некому было ловить кого-то из министерских Уизли и рассказывать, что непродуманная шуточка чуть было не сломала такой славной девочке жизнь. Привычка начальницы опекать оборачивалась опасной стороной. Потому, когда миссис Хмелкирк попала в Мунго со сложным переломом, Дольфи вздохнула с облегчением.
Написать Рональду Уизли все же пришлось. Дольфи недолго задавалась вопросом, на кого надавила миссис Хмелкирк: Персиваль пришел к ней сам. Просил прощения за братца-оболтуса, почти сорок лет, а все розыгрыши на уме, даже не задумается, какой пример подает детям и племянникам. Предлагал работу получше и денег побольше. Надо сказать, Дольфи рассматривала департамент магического транспорта как возможное место старта. Но передумала почти сразу. По меткой характеристике доброжелателя, Персиваль Уизли был “занудой и себе на уме”. А еще — до скрежета зубовного примерным семьянином. Дольфи потупила глазки и кротким голосом произнесла, что не считает возможным добиваться преференций нечестным путем и никак не может подвести миссис Хмелкирк и оставить отдел во время её отсутствия, ведь миссис Хмелкирк так много для неё сделала. Уизли одобрительно хмыкнул и, кажется, оставил Дольфи в покое.
Старая начальница так и не вернулась. По слухам, министр лично предложил ей почетный выход на пенсию. Теперь в отделе заправляла миссис Целлер — моложавая, бойкая, цепкая. И слава Мерлину, ей и правда было безразлично, какой цвет волос у младших сотрудников. Особенно — раз эти сотрудники согласились на сверхурочные. Не то чтобы Дольфи была таким уж трудоголиком, но возможность передвигаться по Министерству, когда основная часть волшебников разошлась по домам, была бесценной. Кроме того, очередная пятничная выплата заметно подняла настроение: прибавка была почти в половину обычного жалованья. Нет, работать так всю жизнь Дольфи не согласилась бы. Но помечтать о модной мантии персикового цвета, сидя у Фортескью над креманкой персикового мороженого, было приятно. Что до волос, то их можно было бы чуть осветлить. Или тонировать персиковым — гулять так гулять!

Дома радужное настроение испарилось без следа. Дольфи уже привыкла, что дядюшка Амос не доставляет ей хлопот: пара капель веселящего зелья ему в чай, капелька успокоительного для нее — и вот уже нет никаких сложностей в том, чтобы мило пощебетать с ним за ужином. Да и министерские байки, на которые Амос был щедр, изредка, но помогали Дольфи в работе. Потому, увидев его на полу гостиной, без сознания, она в первую очередь возмутилась нарушенным порядком вещей. А обнаружив за ближайшей дверью незваных гостей — по-настоящему испугалась.
— Что. Вы. Здесь. Делаете?
— Пришли спросить, как ты. Давно не было ни весточки.
Дольфи сжала кулаки, пытаясь обуздать рвущуюся вовне злость. Весточки не было!
— Скажи мне, Яксли, как это будет выглядеть, если одинокий старик внезапно начнет гонять сов туда-обратно?
Яксли ни на секунду не стушевался.
— А почему он? Ты могла бы переписываться с родными активнее.
— У меня нет родных, — выплюнула Дольфи. — Кому как не вам об этом знать.
— Прости, девочка! — вмешался второй волшебник.
Общаться с Лестранжем было сложно. Потому что он был единственным, кто когда-нибудь относился к ней по-человечески. И Дольфи время от времени вынуждена была гнать от себя мысль: “А что, если бы?”
— Как вы здесь оказались? — вздохнула она почти без раздражения.
— Ты не давала о себе знать вот уже столько времени. Мы должны были проверить.
— Проверили? Довольны? Что со стариком?
— Он, кажется, удивился, что его племянницу разыскивают бывшие преступники, — хмыкнул Яксли.
— Это не объясняет, почему он такой... странный. Империус?
— Обижаешь! Никакой темной магии! — пустился в объяснения Лестранж: — Все в рамках закона, некоторые семейные секреты. Правда, он пытался сопротивляться и...
— Что и?
— И тебе придется сейчас сдать его в Мунго и рассказать, что ты уходила — с дядей было все в порядке, а пришла — он вот такой вот. А дальше — приют Святого Освальда давно по нему плачет. И я, наконец, смогу приходить к тебе без опасения быть застигнутым врасплох.

Дольфи чуть растрепала прическу, художественно растерла полоску грязи на щеке — и осталась довольна своим внешним видом. Стук в дверь получился и нервным, и в меру почтительным.
— Войдите!
Грейнджер сидела за столом, заваленным свитками и фолиантами. Рядом порхало прытко пищущее перо.
— Я не вызывала персонал из хозяйственного, мисс.
— Я по личному вопросу, — пролепетала Дольфи.
— Это по записи у секретаря департамента, — Грейнджер тут же потеряла к ней интерес и вернулась к свиткам.
— Но мадам, я не могу! Мне нужна помощь! То есть, не мне... Но очень нужна!
В глазах Грейнджер на секунду мелькнуло сочувствие, которое сразу же сменилось безапелляционностью.
— У вас минута, мисс!
— Дядя попал в Мунго с инсультом, — всхлипнула Дольфи. — Но его вот уже будут выписывать. Но ему понадобится постоянный уход, и мне придется бросить работу, но тогда нам просто будет не на что жить...
— Сочувствую. И приди вы по записи, у меня было бы время вникать в ваши проблемы. Минута истекла, мисс, будьте любезны покинуть кабинет.
Дольфи не сдвинулась с места, комкая в руках платок и пустив пару слезинок.
— Понимаете, приют Святого Освальда...
— Мисс, выйдите вон!
— Но мой дядя — Амос Диггори!
У Грейнджер все же хватило совести покраснеть.
— Сочувствую вашему горю, — мягко начала она. — Но от меня-то вы чего хотите?
— Я подала документы на предоставление дяде компенсации, ну, как жертве войны. Этого должно хватить на оплату приюта.
Грейнджер нахмурилась.
— Насколько я понимаю, министерская комиссия не станет чинить препятствий, мисс... Диггори?
— Нуаре. Дольфи Нуаре. Просто, это же время, мадам! — она снова всхлипнула и еще сильнее размазала грязь по щеке. — Пока мы дождемся ответа, за дядей кто-то должен ухаживать. А кроме меня, некому. Придется бросить работу, а место здесь хорошее!
— Хватит слез, мисс Нуаре, — поморщилась Грейнджер. — Да и вообще, умойтесь как следует. Я посмотрю, что можно сделать для вашего дяди.

Диггори перевели из Мунго в приют, минуя дом. Дольфи на один день взяла выходной, чтобы привезти ему нужные вещи и подписать гору документов. Управляющий смотрел с подобострастным удивлением, то на пергамент с личным поручительством министра, то снова на Дольфи.
На следующее утро ей повезло оказаться на нужном этаже Министерства как раз тогда, когда Грейнджер шла в свой кабинет. Больше того, дважды повезло, поскольку вместе с Грейнджер из лифта вышел министр.
Дольфи бросилась к ним, планируя то ли обнять, то ли пожать им руки, но заробела и остановилась в двух шагах от приближающейся пары.
— Мадам! Господин министр! Я вам так благодарна! Дядя прекрасно устроен! Там уютно, и помощник целителя умеет так уговаривать дядю принять нужные зелья, как у меня никогда не получалось. Если так будет и дальше, дядя полностью поправится!
Министр растянул губы в довольной улыбке и сам пожал Дольфи руку:
— Полно вам, мисс! Это самое меньшее, что мы могли сделать для Амоса. Не знал, кстати, что у него такая очаровательная племянница.
Дольфи скромно потупилась.
— На самом деле, матушка довольно дальняя кузина мистера Диггори. Но он для меня все равно любимый дядюшка! Я даже представить не могла, что наша сложная ситуация так удачно разрешится! В приюте Святого Освальда очень хорошее отношение к пациентам, и я сама не смогла бы обеспечить дяде такой уход!
— Видишь, Гермиона! Хоть кто-то из родственников доволен обслуживанием, а не строчит жалобы на дороговизну.
— Я все равно считаю, что они неоправданно завышают цены.
— Ну так займись аудитом. Приказ я подпишу.
Грейнджер скривилась:
— Кингсли, у меня и так работы невпроворот! И потом, тут нужен бухгалтер.
— Хозяйственный департамент тебе в помощь. Вы же мисс, как раз оттуда?
Дольфи кивнула.
— Поможете мадам Грейнджер?
— Но я... Конечно, господин министр!

— Как все прошло? — поинтересовался вечером Родольфус.
Он пришел один, без Яксли или Руквуда, и от этого Дольфи чувствовала себя свободнее.
— Прикрепили меня к Грейнджер, — фыркнула она.
— Ну, может быть, это и не самый плохой вариант, — ответил Родольфус после некоторых раздумий. — Склонности к розыгрышам у нее нет. Зато есть влияние на Поттера.
После ужина Родольфус попрощался.
— Ты точно собираешься жить одна? Может, мне остаться?
— Нет уж, еще не хватало внимания соседей. Со вторым инфарктом я точно возиться не буду!

Миссис Целлер выглядела не слишком довольной, отправляя свою самую старательную подчиненную в другой департамент:
— И будь добра, проясни момент с тем, как долго ты пробудешь в магправопорядке. Мне нового человека искать или как?
— Хорошо, мадам, — кротко ответила Дольфи, в мыслях желая настырной начальнице сломать не ногу, а сразу шею. Можно подумать, прозябание в хозяйственном — предел мечтаний!
Это Дольфи еще не знала, как придется прозябать в магправопорядке! Для неё выделили закуток прямо в кабинете Грейнджер: жесткий стул, небольшой стол, который казался еще меньше из-за башни гроссбухов на нем. У Дольфи глаза на лоб полезли, когда она увидела свое временное рабочее место.
— Что это вообще такое?
— Бухгалтерские книги приюта Святого Освальда за последние пять лет, — указала Грейнджер на самые толстые фолианты. — Статистические отчеты министерства, — несколько тонких свитков. — Отчеты нашего хоздепартамента, — еще одна башня.
— И что со всем этим делать? — Дольфи была в ужасе. Да далась ей эта ответственная работа, рыться в цифрах!
Рискнув открыть верхний гроссбух, Дольфи потерялась в неряшливых колонках и неровных строках наименований, цифр и подписей, щедро разбавленных исправлениями и кляксами.
— Нам что, нужно проверить каждую строчку?
— Каждую, каждую, — довольно подтвердила Грейнджер.
Себе она забрала верхний гроссбух и один из свитков, и вскоре начала что-то увлеченно черкать в пергаменте.
Дольфи с тяжким вздохом открыла следующий фолиант. Клякс в нем, на первый взгляд, было поменьше, но это с лихвой искупал корявый, едва читабельный почерк. Попеременно заглядывая то в гроссбух, то в статистику, Дольфи еле успела перепроверить две первые страницы, когда Грейнджер окликнула её с явным недовольством в голосе:
— Что, по-твоему, ты творишь?
— Проверяю, — пискнула Дольфи.
— Что у тебя с нумерологией?
— Начальный курс арифмантики. В Бобатоне у всех так.
— Ну да, ну да, — усмехнулась Грейнджер. — А еще говорят, хогвартское образование не готовит к реальной жизни. Тогда сядь пока, не мешай. А лучше — кофе принеси. Крепкий черный, без сахара. И воду минеральную.
Расставляя напитки, Дольфи заглянула в исчерканный пергамент, заставляя себя запоминать каждый символ из недоделанной формулы, чтобы потом, в думоотводе, попытаться понять, что делала Грейнджер.
— А себе почему ничего не принесла? Хочешь — сходи, не хочешь — просто посиди, но за спиной не маячь.
— Хорошо, мадам.
— И хватит звать меня мадам! — рявкнула Грейнджер. — Терпеть не могу!
Воспользовавшись разрешением, Дольфи разместилась на диванчике для посетителей. Удобный вот диванчик! И кресло у Грейнджер даже на вид мягкое, приятное и тоже удобное, не чета её стулу, кто такой вообще в кабинет притащил! Не иначе стерва Целлер постаралась.
В остальном кабинет был типовым для этого этажа министерства и почти обычным. Разница с соседями была в книгах. Много книг, просто очень много, причем все настроены на хозяйку. Ну или Грейнджер бессовестно хороша в беспалочковой невербальной магии: она ни разу не пошла за нужной книгой, просто поднимала руку и та влетала ей в ладонь. Когда Грейнджер сделала так в первый раз, Дольфи от неожиданности втянула голову в плечи. Но пришлось привыкать — книги в этой комнате летали только так.
Потому Дольфи посчитала более безопасным вернуться на неудобный стул. И раз уж все равно нечего было делать, по строчке продолжила дурацкую проверку. Через каких-то две страницы Грейнджер объявила окончание рабочего дня.

В дом Лестранжей Дольфи влетела злая, как мантикора:
— Эта Грейнджер — стукнутая на всю голову нумерологическая маньячка!
— В смысле?
— Акцио, думоотвод!
Из двоих Лестранжей в цифрах лучше разбирался младший, но проблема была в том, что после Азкабана он страдал от внезапных мигреней и был не в состоянии вести долгие интеллектуальные беседы. Вынырнув из думоотвода, он черкнул на пергаменте пару формул и оставил Родольфуса одного объясняться с “достойной Беллатрикс почти во всех отношениях” девицей. Ни дочерью повелителя, ни племянницей Рабастан её не считал, несмотря на все усилия Родольфуса.

Полуночное бдение принесло свои плоды: Дольфи уложила в голове суть и механизм действия формулы, над которой билась Грейнджер. А еще — отчаянно не выспалась!
— Мисс Нуаре, вы здоровы? — спросила Грейнджер, едва взглянув на бледное лицо и покрасневшие глаза своей помощницы.
— Вполне, ма... То есть, простите, миссис Грейнджер.
— Хорошо, если так. Приступим, вот формула, которая поможет перепроверить записи...
Дольфи хотелось рвать и метать! Потратить полночи, тренируясь, как невзначай присоветовать Грейнджер нужное изменение в формуле! Что с того, что теперь она могла расшифровать каждый символ, если шанс блеснуть знаниями стремился к нулю!
— Вы меня слышите, мисс?
— Простите, миссис Грейнджер. Я полночи потратила, пытаясь разобраться в продвинутой нумерологии. Может быть, посоветуете, с чего лучше начать?
— С внимательности. Это было бы весьма полезно, — проскрипела Грейнджер. — Ещё раз. Открываете фолиант, тщательно прописываете формулу над колонкой с цифрами. "Информус" для активации — и формула сама найдет суммы выше определенного порога. Ваша задача — зафиксировать эту информацию.
— Так просто? — удивилась Дельфи.
— Очень, — ответила Грейнджер с долей сарказма в голосе. — Проверите муку, потом перечное, потом услуги парикмахера. А неплохо они в этом приюте устроились, парикмахер, надо же... Ну и дальше по списку.
Дольфи мысленно уронила челюсть на пол и так же мысленно попыталась вернуть её на место, изо всех сил удерживая язык за зубами.
С формулой и правда было быстрее. За время, что вчера понадобилось для двух страниц, Дольфи успела проверить поставки муки, солода, патоки, чечевицы, цыплят, копченой селедки, моркови, яблок, персиков, лука и фасоли, перечного и костероста, мыла и зубной пасты, услуги парикмахера и кровельщика, закупку кроватей. И выписать в отдельный список три случая нетипичной дороговизны.

Работа с Грейнджер была странным, в какой-то мере пугающим опытом. Первую половину дня Дольфи посвящала обязанностям в департаменте магического хозяйства, а сразу после обеденного перерыва шла в кабинет Грейнджер. Та всегда сидела за своим столом, погруженная в бумаги, сосредоточенная, чаще нахмуренная, и едва кивала на приветствие. Дольфи садилась на неудобный стул и продолжала проверку бухгалтерских книг, и, время от времени поднимая взгляд, видела Грейнджер в той же позе, менялись только документы и в пальцах иногда мелькало перо. На третий день Дольфи не выдержала:
— Может быть, кофе?
— Хорошо, — безразлично согласилась Грейнджер, и Дольфи сорвалась в буфет.
Она чувствовала азарт, впервые за последнее время, а заблаговременно припасенный флакончик зелья доверия, казалось, вот-вот прожжет карман. В буфете даже никого не было! Зелье без вкуса и запаха стало прекрасным дополнением к горькому кофе. Спрятав пустой флакончик в другой карман и тщательно вымыв руки, Дольфи понесла угощение в кабинет.
Там её ждал сюрприз — Гарри Поттер собственной персоной!
— Так ты наконец согласилась на помощницу? — он без лишних церемоний схватил кофе и сразу же сделал большой глоток. — Кстати, отменный кофе!
— Это был мой кофе!
— Извини, не подумал, — Поттер вернул чашку на блюдце и протянул его Грейнджер. — Мисс, а вас не затруднит принести еще чашечку?
Ошарашенной Дольфи только и оставалось, что кивнуть. На самом деле, у неё имелся еще один пузырек зелья доверия. И нашлось несколько свободных минут, пока в буфете никого не было. Как раз хватило приготовить две чашки кофе, приправить одну из них зельем. А вторую... Не на пустом же месте за Поттером закрепилась слава “самого желанного мужчины Британии”! Да и когда еще Дольфи представится шанс напоить его с рук. А ещё кто-то шел по коридору, весьма вероятно, собираясь заглянуть в буфет. Дольфи твердой рукой откупорила пузырек амортенции и щедро плеснула во вторую чашку.
— Мисс, да вы просто чудо! Я же тебе говорил! Две чашки кофе!
— Значит, это мне и ей, — Грейнджер отодвинула поднос подальше от Поттера так резко, что даже расплескала напиток. На столе перед Поттером стояла пустая чашка.
Поттер выпил зелье доверия! Не успела Дольфи уложить эту информацию в голове, как Грейнджер взялась за чашку. Да чтоб этого Поттера дементоры зацеловали! Кофе с амортенцией досталось Грейнджер.
Дольфи сделала глоток из последней чашки, гадая, хватит ли на эту дозу обычного безоара или понадобится специальный антидот. После второго глотка она отставила кофе:
— Слишком горький.
— Вот! — Поттер даже обрадовался. — Я всегда тебе говорил, что ложечка сахара в кофе еще никому не повредила! Ну возьми ма-аленькую ириску!
Грейнджер, не без внутреннего сопротивления, все же протянула руку за конфетой.
— Угощайтесь, мисс!
— Нуаре. Дольфи Нуаре.
— Я знаю, — голос Поттера и выражение лица стали серьезно-сочувствующими. — Я знаю про вас и вашего дядю. Вы молодец, мисс Нуаре. Спросите у мистера Диггори, не будет ли он против моего визита?
Дольфи чуть не подпрыгнула: Поттер в неформальной обстановке! Да что там спрашивать!
— Думаю, дядя согласится. Мне отправить вам сову?
— Договорились, — Поттер широко улыбнулся. — И приглядывайте, пожалуйста, за Гермионой. То есть, я хотел сказать, за мисс Грейнджер.
Поттер ушел так же неожиданно, как появился, и Дольфи стала аккуратно собирать пустые чашки.
— Мисс Нуаре, а вы сменили духи? — вопрос, которого она меньше всего ожидала, застал её возле двери.
— Нет, шампунь.

Этот странный диалог оказался единственной нетипичной реакцией Грейнджер на амортенцию. В остальном они работали как раньше: Дольфи приходила после обеда, перепроверяла кучу страниц. Да, благодаря формуле они продвигались быстро. Слишком быстро! Ещё два-три дня — и Дольфи вернется на свое старое место. Разве что, Поттер, “мне кофе со сливками, спасибо, мисс Нуаре”, уговорит Грейнджер оставить её при себе.
— А можно мне тогда нормальное кресло? — как-то пискнула Дольфи.
— Гермиона, поверить не могу, что ты так безразлична к нуждам собственной помощницы!
— Вы не правы, мистер Поттер, миссис Грейнджер очень помогла мне с дядей!
Но лесть оказалась не к месту. Взяв неожиданно сварливый тон, Грейнджер отрезала:
— Я не обязана предлагать каждому в министерстве услуги трансфигурации!
Определенно, пора было снова навестить Лестранжей и кое о чем спросить!

— Ты уверен, что дал мне качественную амортенцию?
— Разумеется. Какие-то проблемы? — удивился Родольфус.
— Грейнджер на неё не реагирует.
— А ей с чего бы реагировать?
— Неважно! — разозлилась Дольфи. — Важно то, что она как была неприступной каргой, так и осталась.
— Ты подлила ей амортенцию? — вскинулся Родольфус. — Совсем ума лишилась?! Хочешь, чтобы план полетел к дракклам?! Сколько еще терпеть твою дурацкую самодеятельность? И ведь просили, иди в отдел к Уизли!
— Не выношу рыжих на дух! И это наследственное! — отчеканила Дольфи.
— Наследственное, — проворчал Родольфус, уже потише. — Я добуду антидот для Грейнджер. И памятью твоей матери прошу, больше не рискуй такими вещами. Хочешь влюбить в себя Поттера — подливай амортенцию ему.
Скандал повлиял на Дольфи сильнее, чем она готова была признаться. “Хочешь влюбить — подлей зелье” звучало... да оскорбительно, в конце концов. Как будто она не симпатичная девушка с приятными манерами, а уродливая склочная ведьма!

— Неудивительно, что вашему дяде уже лучше! Кажется, я мурчал бы, если бы мне так делали массаж.
— Не мурчали бы, мистер Поттер! Если мышцы шеи и плеч действительно затекли, то, чтобы массаж принес облегчение, нужно давить довольно интенсивно. Плохо, что дядя не позволяет целителю себе помочь.
— Но вы же не планируете сменить профессию? — взгляд Поттера вдруг стал очень цепким.
— Навряд ли. Наивно полагать, что, работая здесь, я бы могла все время посвящать дяде. А к Министерству я привыкла, я на хорошем счету, а миссис Целлер всегда следит, чтобы сверхурочные были справедливо оплачены. И не цепляется к моей прическе! — Дольфи задорно тряхнула розовато-фиолетовыми локонами.
— Ваша прическа... — Поттер вдруг замер. — Никак не могу вспомнить, на кого вы так похожи. Впрочем, неважно. Почему миссис Целлер? Мне казалось, вы неплохо сработались с мисс Грейнджер.
— Проект завершен. Я вернусь в департамент магического хозяйства.
— Да нет же! Гермиона согласилась на помощника, и вы очень подходящая кандидатура! Согласитесь, секретарь заместителя начальника департамента магического правопорядка звучит лучше, чем специалист департамента магического хозяйства! И жалованье повыше. Конечно, мы проведем ещё некоторые проверки, но я почти уверен, что всё будет в порядке. Мне понравился ваш кофе! Жду не дождусь, когда мы убедим Гермиону пить кофе послаще.
Поттер болтал дальше, а Дольфи знала одно — она и впредь будет подливать ему зелье доверия. Галлонами, раз это настолько полезно. Но от того, что именно говорил Поттер, Дольфи то обмирала от испуга, то снова цеплялась за надежду.

Пока удалось добраться до дома Лестранжей, паника поглотила ее без остатка.
— Поттер сказал, что узнал меня!
— Прямо так и сказал? — начал выпытывать подробности Яксли.
— Нет, что я кого-то напоминаю. Да ясно как люмос, он маму вспомнил!
Яксли покачал головой.
— Вопреки твоему мнению и мнению твоего опекуна, мир не вертится вокруг Беллатрикс. Ты похожа, именно с этой прической, кстати, на Нимфадору Тонкс. Мне когда-то сообщали, она была дружна и с Поттером, и с его грязнокровкой. За что поплатилась. А вот сын Тонкс — твой одногодка.
— Может быть, я похожа на него?
— Вряд ли. Он больше в Люпина пошел. Но в целом, ты не зря обеспокоилась. Надо бы отвлечь Поттера от проверок.

— Соболезную по поводу вашего дяди, мисс Нуаре. Вы уверены, что вам не нужен небольшой отпуск?
— Благодарю, миссис Грейнджер! Я готова приступить к работе.
— Зовите меня Гермионой.
Новое рабочее место было, по сравнению с предыдущим, просто шикарным: своя комната, даже с окном, пусть пейзаж за ним и был наколдованным, удобное кресло, большой стол. Диванчик для посетителей — ну да, нельзя получить идеал сразу. И вторая дверь, в кабинет Грейнджер.
Провожая Дольфи на новую должность, миссис Целлер преданно заглядывала в глаза и с надеждой повторяла, что они все очень ценили мисс Нуаре как специалиста и не обижали.
Приступать к работе пришлось аккурат после похорон Амоса Диггори. И ведь Дольфи была по-своему к нему привязана! Он к ней тоже, как оказалось, даже дом завещал, и министерским для проверки этого хватило.
Либо записывать посетителей, рассылать почту и собирать подборки в архиве было не такой уж важной работой, чтобы проверять всерьез. Грейнджер появление секретаря восприняла как должное.
— Гермиона, можно? — Дольфи протиснулась в дверь, держа перед собой большой поднос.
— Поздновато для кофе, — удивилась Грейнджер.
— Это чай. И киш со шпинатом и сыром. Отпраздновать первую неделю работы на новом месте.
— Ох, Мерлин! — Грейнджер вдруг рассмеялась. — Хорошо, киш так киш.
— Чай с молоком?
Дольфи даже не пришлось искать тему для беседы — сгодилось обсуждение французской кухни и кулинарного спецкурса в Бобатоне. Грейнджер разрумянилась, разъясняя недостатки централизованного обучения приготовлению еды.
— Спасибо, Дольфи. Было вкусно. И, пожалуй, приятно отвлечься от гор пергамента.
Вот! Путь к сердцу женщины тоже лежит через желудок! И что характерно, никакой в этот раз амортенции.
У Грейнджер была отвратительная, но полезная для Дольфи привычка — не ходить на обед. У Дольфи не было таланта к кулинарии, зато имелось врожденное умение летать. Хотя перелет над Ла-Маншем — сомнительное удовольствие, поэтому Дольфи предусмотрительно запаслась несколькими видами десерта.
— Что это?
— Бланманже. Попробуйте, он очень нежно дополнит вкус кофе.
— Давно не ела столько блюд французской кухни столько дней подряд. Но мне нравится.
На следующий день Дольфи из чистой вредности притащила овсянку. На воде, нечего тут Грейнджер баловать.
— Мерлиновы подштанники! Я же кофе просила!
— А мистер Поттер просил о вас позаботиться.
Лицо Грейнджер волшебным образом смягчилось.
— Доберусь я до мистера Поттера! Лучше бы вы и дальше баловали меня пирожными.
— Это можно устроить, — хитро усмехнулась Дольфи, придвигая к Грейнджер тарелочку с профитролями. — Я за кофе, вы обедаете, договорились?
— Напомните, пожалуйста, мисс Нуаре, зачем я взяла помощницу?
— Затем, что я встречаю ваших посетителей в холле министерства, а после встреч провожаю их до камина, умею ладить с совами...
— Ладно, убедили, — Грейнджер взялась за ложку.
— Если вам не нравится овсянка, скажите, на будущее, чего бы вы хотели.
Готовые блюда в министерском буфете были так себе. И не могла же Дольфи приручать начальницу одной только кашей! Хотя Грейнджер была неприхотлива, и с видимым удовольствием поглощала куриный бульон, оставшийся после попыток Дольфи справиться с луковым супом. К концу недели у неё даже получилось.
— Оу, да у вас тут ресторан! — Поттер заявился, как обычно, без предупреждений и сразу же сунул нос в горшочек.
— Да. И учти, ты не получишь ни ложки! — Грейнджер отодвинула его от своей порции.
— Ну и ладно, я может, со своим бутербродом! Съем его первым и примусь за твой десерт!
На десерт полагались меренги, так что Поттеру удалось их попробовать.
— Да вы просто волшебница, мисс Нуаре! — Поттер подобрал ложечкой все крошки. — Вот во мне сейчас борются эгоист, который требует немедленно пойти к министру и убедить его передать в ваше ведение буфет, и альтруист, который советует просто порадоваться за то, что Гермиона теперь в хороших руках.

Восторги Поттера заставляли Дольфи лучиться слегка самодовольной улыбкой. Но вот приглашение от Грейнджер пообедать вместе у Фортескью — это уже была чистая победа! Маленький этап большой победы, если быть точнее, но, драккл бы его побрал, Грейнджер даже выразила неловкость от того, что Дольфи тратила собственное время и деньги, и посчитала, что теперь её очередь угощать. Хоть она и не готовила, с юности ненавидя это занятие.
За обедом Грейнджер рассказывала о Флориане Фортескью, предыдущем чудаковатом владельце кафе, который любил лично общаться со знаменитыми посетителями, а еще был бесценным кладезем историй и прекрасным рассказчиком. Поначалу Дольфи просто наслаждалась тем, что ей не пришлось готовить, но потом начала находить своеобразное очарование в пересказе похождений Венделины Странной и Урика Странного, как и в том, что это — два не связанных между собой человека.
— Гермиона, что ты тут делаешь? — реальность в виде недовольного рыжеволосого мужчины ворвалась в их почти идиллический мир без предупреждений.
— Как видишь, обедаю.
— То есть, пообедать с мужем ты не можешь, а с кем попало — вполне!
— Прекрати, Рон! — Грейнджер встала из-за стола и дальнейшее общение супругов Дольфи только видела, а не слышала: размахивание руками, недовольные лица... Да этот Уизли попросту идиот, который сам облегчит ей задачу! Новая информация способствовала здоровому аппетиту и удовольствию от еды.
Когда стало понятно, что супружеская сцена займет все оставшееся от обеденного перерыва время, Дольфи попросила счет и упаковать порцию Грейнджер.

— Поговаривают, тебя видели у Фортескью.
Вот Дольфи как чувствовала, что эта встреча с соратниками родителей не к добру.
— Было, а что?
— Так эта мерзкая грязнокровка тебе полностью доверяет?
— Я работаю над этим.
По лицу Яксли заходили желваки и Родольфус напрягся, ожидая взрыва.
— И что, было так приятно делить с ней трапезу?
— Тебе-то что за печаль, Корбан?
— Что мне за печаль? Мы тебя в министерство отправили не с грязнокровкой любезничать!
Дольфи встала из-за стола, поигрывая палочкой:
— Видишь ли, Корбан. Это не вы меня отправили. Это я согласилась с необходимостью изучить слабые места противника перед решающей схваткой. И вынуждена была взять разведку на себя, поскольку вам в Министерство вход заказан, кроме как под конвоем!
— Давайте не будем ссориться! Нас и так мало, — попытался призвать к миру Родольфус.
Дольфи со вздохом опустила палочку — все-таки, она признавала авторитет мужа матери.
— Вот именно, нас мало, — буркнул Яксли чуть потише. — Скоро слушание по амнистии для обоих Кэрроу. Двадцать лет победы, чтоб её! Сможешь убедить грязнокровку их выпустить?

За неделю Кэрроу достали Дольфи хуже садовых гномов. Близкие соратники её отца, который доверил им такое важное место, как Хогвартс. И они с блеском справлялись целый год. Так, что теперь Дольфи никак не могла уложить в голове противоречие между бесценностью каждой капли волшебной крови, о которой говорил отец, и сухими строчками протоколов Визенгамота, повествующими о круциатусе, круциатусе и еще раз круциатусе. Заклинание-то бескровное, кто спорит, но запрещенное и явно не предназначенное для наказания подростков. Среди которых даже магглорожденных в тот момент не было.
Еще и Грейнджер ходила взвинченная, запрашивала все новые и новые сводки из Визенгамота, постоянно задерживалась до полуночи. Запустила в стену чашкой кофе с молоком. Правда, долго потом извинялась, просила прощения за истерику. Тоже мне, истеричка нашлась! Видела бы она матушку Юмифию! Именно в том доме Дольфи научилась виртуозно уворачиваться от летающих тяжелых предметов.
Вершиной айсберга стало посещение Азкабана. Дольфи прокляла свое любопытство еще на морском побережье. Она же могла не ехать! Выпендриться перед Грейнджер захотелось. Чем ближе они подплывали к Азкабану, тем сильнее колотило Дольфи. В результате Грейнджер беседовала с заключенными сама, а помощница ждала её в доме коменданта, до тошноты давясь какао и слушая байки о том, что раньше-то еще хуже было, раньше тут дементоры водились. Мерлин великий, куда уж хуже?!
На обратном пути Дольфи стошнило. И Грейнджер оказалась настолько любезна, что провела её до дома.
— Где у тебя тут чай?
Дольфи махнула рукой в сторону кухни, а сама лужицей растеклась по ближайшей полугоризонтальной поверхности. Любимое кресло старика Диггори. Надо бы ремонт по своему вкусу в доме сделать, сколько можно это старье терпеть.
Грейнджер похозяйничала в кухне и принесла чашку чего-то, исходящего паром и цветочным ароматом.
— Ромашково-мятный чай, хорошо успокаивает желудок.
— Спасибо! Не стоило беспокоиться, — еле слышно просипела Дольфи, но напиток пригубила.
— Конечно, не стоило! — проворчала Грейнджер. — Стоило в Мунго обратиться, а не геройствовать.
— Да я просто испугалась, наверное. Место очень мрачное.
— Я знаю.
Обе надолго замолчали, и Дольфи почти задремала в своем кресле, убаюканная сгущающимися сумерками, но Грейнджер вдруг нарушила молчание:
— Где твоя спальня?
— Второй этаж, первая дверь.
Полностью горизонтальное положение было удивительно комфортным, но настырная Грейнджер никак не позволяла поддаться сонливости.
— Где взять подушку и одеяло?
— Что, простите?
— Не хочу тебя в таком состоянии оставлять. Где переночевать можно?
— Но вас же будут искать!
— Старшая в школе, младший у бабушки. А Рон, — Грейнджер махнула рукой. — Рон занят.

Насколько бы ни был занят Рон, время для визита у него нашлось. Глаза бы Дольфи на него не смотрели!
Она чувствовала себя отдохнувшей и готовой к работе, ну хорошо, к кабинетной работе, а не к новому визите в Азкабан, но Грейнджер категорически заявила, что снимает её с дела Кэрроу и дает выходной. Дольфи честно собиралась для начала поваляться в ванне, а потом, возможно, погулять по Лондону, но к ней заявился Родольфус. Не очень-то приятно было признаваться, что Кэрроу Дольфи уже не поможет, однако обсудить подробности они не успели. Да что там, времени между тем, когда в дверь загрохотали, норовя снести её с петель, и тем, когда в гостиную ввалился Уизли, едва хватило, чтобы затолкать Родольфуса на второй этаж, наказав не высовываться, что бы ни случилось.
— Доброе утро, мистер Уизли. Чем обязана?
— Вот! — Уизли был на взводе и прилагал титанические усилия, чтобы держать себя в руках, потому просто пихнул ей пергамент с эмблемой Гринготтс и кучей подписей. Дольфи вчиталась — и у неё глаза на лоб полезли: десять тысяч галлеонов на предъявителя.
— Что это, мистер Уизли?
— Подарок! За то, что ты оставишь в покое мою жену и уберешься из Министерства.
— Простите, разве я чем-то беспокою миссис Грейнджер? И мне нравится работать в Министерстве.
— Так сколько еще департаментов! Иди в любой другой!
— Но я же справляюсь с работой, — Дольфи изо всех сил старалась не рассмеяться. — Я многому учусь у миссис Грейнджер и считаю её примером для подражания. Думаю, я смогла бы много сделать для британских магов, когда-нибудь, в перспективе, но сейчас мне нужно учиться у лучших.
— Идеалистка, значит! — Уизли выхватил пергамент и хлопнул дверью.
— И что предлагал? — спросил Родольфус, спустившись в гостиную.
— Деньги.
— Он же не остановится, сама понимаешь. Может, и правда, переведешься?
— А толку? Министр вот-вот уйдет на пенсию. Носить кофе Поттеру — не этот Уизли примчится, так другая. В какой-нибудь магспорт или связи с оборотнями? Тогда и смысла не было в Министерство устраиваться.
— Как знаешь, но мы все-таки за тобой присмотрим.

— Гермиона, это вам. В знак признательности.
Несколько стебельков садовых и полевых цветов, перевязанных ленточкой, и на букет-то тянет с трудом, но Грейнджер засияла, как будто ей философский камень презентовали. Хорошее начало дня, усмехнулась про себя Дольфи.
И почти сразу взяла эти слова обратно — в её кабинетике вдруг стало не протолкнуться от авроров во главе с самим Гарри Поттером и еще каких-то министерских. Дементор его побери, а Персиваль Уизли здесь что забыл?
Под возмущенным взглядом Грейнджер и лукавым Поттера авроры перепотрошили все ящики и тумбочки, проверили сумку и теперь недовольно топтались перед дверью. Поттер попросил продемонстрировать содержимое карманов и мило заулыбался на носовой платок и пару ирисок.
— Простите за беспокойство, мисс Нуаре, был анонимный сигнал, будто вы используете незаконные зелья для поддержания хороших отношений со своим непосредственным начальником. Мы вынуждены были отреагировать. Рад сообщить, что подозрения анонима не оправдались, — теперь лицо Поттера лучилось довольством.
Дольфи выдохнула. Она же не идиотка, постоянно таскать с собой компрометирующие флакончики, или, чего доброго, оставлять их в собственном столе! И точно не после визита Уизли к ней домой.
Авроры уже ушли, но Персиваль Уизли стоял посреди кабинета с таким лицом, как будто его уксусом напоили, и только когда Поттер начал над ним подтрунивать, отмер и тоже направился к выходу. Хотела бы Дольфи послушать их разговор! А что, имеет право отлучиться в дамскую комнату! Её, между прочим, только что пытались обвинить в покушении на министерского работника.
— Послушай, Перси, это уже слишком. Что ещё не устраивает Рона? Гермиона почти не задерживается на работе, больше общается с детьми, да, в конце концов, стала нормально питаться и хотя бы походить на человека!
— Подозрительно, что эта мисс Нуаре так на неё влияет.
— По твоей логике, мне теперь каждого целителя проверять, а то пациенты после обращения в Мунго выздоравливают! Хватит мне голову дурить, и без тебя дел по горло!
— А как ты объяснишь, что Гермиона проголосовала за смягчение наказания для Кэрроу?
— Это Гермиона! Она всегда голосует за смягчение, если ты раньше не замечал.
Смягчение! Да у Дольфи кулаки зачесались расквасить Уизли физиономию! Смягчение для Кэрроу заключалось в замене пожизненного приговора двадцатипятилетним. Вспомнив Азкабан, Дольфи зябко повела плечами: шансы Кэрроу продержаться еще пять лет были почти нулевыми. Её вдруг разобрало зло на Уизли, на Грейнджер, на Кэрроу, на весь этот мир.

Через пару недель жизнь вернулась в привычную колею, и Дольфи стало казаться, что Уизли смирились с её присутствием возле Грейнджер.
Обдумав реакцию на букет, Дольфи стала каждые три дня приносить цветы “для придания кабинету уюта”, и Грейнджер даже упомянула, что давно собиралась завести фикус, да руки никак не доходили. На фикус Дольфи была не согласна — дылда с жесткими глянцевыми листьями, ничего возвышенного и романтического. А вот пару горшочков с цветущей геранью стоило найти. Ну да, последним, что Дольфи запомнила перед ударом, была маячившая в следующем квартале вывеска цветочного магазина.
Очнулась она в Мунго. Встревоженная физиономия Поттера была как бальзам на раны. Вот не зря Дольфи ему когда-то зелье подлила!
— Что помнишь о нападении?
— Да ничего. Я как-то не ожидала...
— Ну да, кто в наше время помнит о постоянной бдительности!
Через пару дней Дольфи отпустили домой. На выписке её встретила Грейнджер.
— Гермиона, что-то серьезное случилось? Чем вы так расстроены?
— На Рона напали в тот же день, что и на тебя. И он ещё в больнице.
— Ох, я вам очень сочувствую! — в этот момент Дольфи по-настоящему испугалась. Нет она сама с удовольствием откруциатила бы Уизли, но то, что кто-то неизвестный добрался до него раньше, смешивало карты. Да и Грейнджер теперь была слишком погружена в собственные мысли:
— Вы, наверное, хотите к нему, да?
— Нет. Да. Неважно. Дело в том, Дольфи, что Гарри полагает, злоумышленники хотели добраться до меня. Других точек соприкосновения между нападением на мою помощницу и моего мужа аврорат не нашел.
— Но кто может хотеть напасть на вас?
Нет, Дольфи знала не меньше десяти человек, которые хотели бы, но никто из них не поднял бы руку на дочь их повелителя!
— Сама не пойму. А вы теперь в опасности и придется пока спрятаться.
— Спрятаться? — переспросила Дольфи уже после того, как сработал порт-ключ. — Где это мы?
— Одно из убежищ аврората. Придется побыть здесь несколько дней, пока Гарри убедится, что вам больше ничто не угрожает. Кто-нибудь будет приносить продукты. Ах да, вот еще зелья и рекомендации целителя, что и как принимать. Одежду я обязательно принесу попозже вечером, и может быть, книги?
— Спасибо. Но вы будьте, пожалуйста, осторожны. Не ходите ко мне домой в одиночку, хорошо?

Квартира была неплохой, хотя её оформлял безумный дизайнер с фобией перед стенами. Камин, книжные полки, кресло-качалка, обеденный стол и стулья, двуспальная кровать, комод и гардероб, ванна, маггловские кухонные приспособления — все это было упорядочено в открытом пространстве. Ну хоть унитаз за дверцу спрятали, и на том спасибо неизвестным гениям дизайна и архитектуры. Несколько огромных окон, почти в пол, были занавешены плотными шторами, а за ними открывался вид на тихий городской район.
Судя по обстановке, Дольфи действительно была под защитой, а не под арестом. Вот только какая разница, раз связаться со своими все равно невозможно!
По видимому, очищение сознания было настолько интенсивным и успешным, что Дольфи попросту заснула. Разбудил ее стук входной двери.
— Твои вещи, — кивнула Грейнджер на один пакет. — И еда.
— Спасибо. Я могу сделать массаж, если что.
Грейнджер неловко притворилась, что поправляет воротник пальто, а не растирает плечи.
— Что там в большом мире? — деликатно сменила тему Дольфи.
— Понятия не имею. Я сегодня весь день в разъездах. То Хогвартс, то убежище, где спрятали Хьюго и свекров, то к родителям, то в Мунго.
— Ох, нужно было прислать сюда кого-то из авроров!
— Чувствую себя виноватой, — Грейнджер потерла лоб. — Вы-то уж точно попали под прицел палочки случайно. А кофе нет?
Дольфи нашла и зерна, и кофемолку, и молоко, и даже тосты с джемом.
— Спасибо. Голова просто раскалывается.
— Вам нужно отдохнуть. Пойдемте.
Дольфи потянула Грейнджер за руку, заставила дойти до кровати. Спина и плечи чувствовались под ладонями, будто каменные. Неудивительно, что у Грейнджер разболелась голова, с таким-то напряжением.
— Давайте все-таки массаж. Предложила бы ванну, но меня немного смущает, что она гордо стоит посреди комнаты. Хотя и для массажа стоит раздеться.
Грейнджер улыбнулась, кажется, впервые за вечер, и сняв блузку и юбку, юркнула под одеяло.
— Белье тоже, — Дольфи подпустила в голос озорства.
— Чувствую себя, как в Мунго, — проворчала Грейнджер, но послушалась.
— Поверьте, в Мунго так не умеют.
Дольфи потратила изрядно сил, но добилась того, что мышцы смягчились, а кожа равномерно порозовела. Грейнджер дышала тихо-тихо и как будто дремала. Кажется, это был подходящий момент, чтобы удовлетворить любопытство: сколько Дольфи знала Грейнджер, столько та ни в коем случае не надевала короткие рукава, и теперь длинный шрам на предплечье внятно объяснял, почему. Дольфи не могла решить, что об этом думать. Одно дело знать, что перед ней грязнокровка, и совсем другое читать это, как клеймо.
Если ситуация могла стать хуже, то она стала — Мерлин знает, как давно проснулась Грейнджер, но теперь она пристально смотрела Дольфи в глаза.
— Что это? — Дольфи огладила пальцами полустертые буквы.
— Это... — Грейнджер нахмурилась. — Это память о войне. Не бери в голову.
— Но вы же победили!
— До того, как мы победили, было три года кошмаров. Хотя мне грех жаловаться на один маленький шрам там, где многие поплатились жизнями.
Дольфи кивнула, а потом, неожиданно для себя самой, прикоснулась к шраму губами, выцеловывая каждую букву.
— Что ты? — голос Грейнджер вдруг стал хриплым, но вырваться она не пыталась.
И Дольфи поняла, что вот он, момент, лучше которого все равно не будет, притянула её к себе и поцеловала в губы.
Гермиона что-то мычала, пыталась отстраниться, но Дольфи не отпускала её, пока не почувствовала, что ей отвечают.
— Мерлин, — Гермиона водила по губам дрожащими пальцами. — Так Рон что, был прав?
Дольфи тряхнуло — от адреналина, от возбуждения, от желания лично порвать Уизли на миллион рыжих клочков. Неудивительно, что когда она попыталась заговорить, то с трудом узнала собственный прерывающийся, непривычно высокий голос.
— Не надо, не надо сейчас про него. Можно, я только один раз, пожалуйста?
Дольфи не стала дожидаться ответа, потянулась за новым поцелуем — и на этот раз смогла насладиться взаимностью. Нервы — очень тонкая материя, но Дольфи и этим была довольна.

Утром она смотрела на спящую Гермиону и понимала, что сделает все, чтобы эта ночь не была единственной. Независимо от мнения Родольфуса, Уизли, Поттера, да, в общем-то, и самой Гермионы.
Разговор не задался. Гермиона то суетливо поправляла пуговицы и шпильки, то пряталась за чашкой кофе. И Дольфи решила уже просто уйти, дать им двоим передышку, когда в дверь требовательно заколотили. Разрешения войти Поттер не ждал.
— Гермиона, у вас все в порядке?
— Да, вчера просто свалилась, и вот — проспала.
— Ты не проспала, ты на десять минут опоздала на работу! — Поттер поднял вверх указательный палец, подчеркивая весь ужас ситуации. — Робардс рвет и мечет, и скажи спасибо, что сюда не ввалился отряд авроров.
— Спасибо! — криво усмехнулась Гермиона. — Я пойду.
— А может, я тоже пойду? — не удержалась Дольфи.
— Можете. Вы, мисс Нуаре, больше не ограничены в перемещениях, мы поймали нападавшего.
— Да? И кого? — оживилась Гермиона.
— Флинта. Джея Флинта.
— Он же вчерашний школьник!
— Ну вот как-то так! Очень уж его родители переживали за Кэрроу, и парень пошел мстить. Не тебе, так тем, до кого смог дотянуться. Дементоры бы взяли эту работу!
Грейнджер, похоже, передумала уходить, потому Дольфи собрала вещи и поинтересовалась, откуда можно аппарировать. Но, едва Поттер закрыл за ней дверь, замерла на лестничной площадке, обратившись в слух. Пришлось, правда, повозиться с заклинаниями, чтобы хоть что-то услышать из-за толстых стен.
— Ты же знаешь Малфоя и его пунктик. Вот я и не выдержал, проверил гобелен Блэков.
— Так Скорпиус?
— О, нет, в этой ветви все в порядке. А вот кое-кто другой оставил нам сюрпризец! Беллатрикс родила ребенка, тогда, в девяносто восьмом. И, великая сила любви, угадай, от кого?
— Не от мужа.
— Само собой. Еще варианты? Так вот, есть у нас наследник Волдеморта. Вернее, наследница. Дельфи Риддл, двадцати лет от роду. Готов проставить палочку и мантию, что пожиратели об этом знают. Малфой знает, кентавр его задери! И ведь я ему морду даже набить не могу, всего удовольствия, что к гобелену не пустил и не пущу.
Подслушивать дальше Дольфи не стала, аппарировала домой и сразу оттуда — к Лестранжам.

— Ну и как так получилось, что у меня есть ещё один сторонник, а я его не знаю? — Дольфи ходила по комнате, вцепившись в палочку обеими руками, то сжимая пальцы плотнее, чтобы не начать вот прямо сейчас громить комнату, то расслабляя, чтобы не сломать палочку.
— Джей следил за мужем грязнокровки ради денег.
— Каких еще денег?
— Счет на предъявителя, который тебе принес Уизли. В суматохе после нападения Флинту-старшему удалось ускользнуть и даже обналичить чек раньше, чем Уизли обнаружил пропажу.
— Поделом, — в душу Дольфи наконец прокралась капелька спокойствия. — А меня зачем напали?
— Уизли виднее, зачем он это сделал.
— Уизли? Рон Уизли?
Родольфус кивнул и Дольфи хищно улыбнулась.
— Ну что же, спасибо за помощь. С Уизли я разберусь. И ещё. Грейнджер — неприкосновенна!
— С какой это стати? — тут же вспыхнул Яксли.
— С такой, Корбан, что я так решила. Этого недостаточно?
— Да ты заигралась, девчонка!
Дольфи чуть не подпрыгнула от радости, когда Яксли первым схватился за палочку. В глубине души ей хотелось бы наложить заклятие на другого человека, но и этот давно нарывался.
— Круцио!
В первую секунду было сложно, она чуть не уронила палочку из-за нетипичных вибраций, но выдохнула, втянулась и дождалась-таки, пока Яксли свалится на пол.
Тишина в комнате давила на уши и Дольфи нарушила её первой.
— Мне сегодня напомнили, что я — наследница Темного Лорда. Напоминаю и вам, если забыли.
Самым главным было удержать лицо, когда старые соратники отца опустились перед ней на колени.

Вместо того, чтобы войти в комнату, как обычно, Родольфус мялся у порога
— Мне в Министерство, вообще-то. От работы пока никто не освобождал.
— Ты уверена, что это безопасно?
— Абсолютно. Дольфи Нуаре и Дельфи Риддл — два разных человека. Поттер может искать до бесконечности. А вот зелий ему, кстати, неплохо бы подлить.
— Может возьмешь амортенцию?
— Нет, амортенция в мои ближайшие планы точно не входит.
Родольфус тяжело вздохнул.
— То есть, все-таки Грейнджер.
— Даже если так, то что? — задиристо спросила Дольфи.
— Ничего. Хочу быть уверен, что ты сможешь её контролировать. Все равно у Нотта нет шансов пробиться в министры, так что жить нам либо с Поттером, либо с Грейнджер. Вот, возьми, — он протянул ей шкатулку.
Внутри лежали два браслета искусной выделки: широкий, весь в серебряных кружевах и эмалевых цветах, и тонкий серо-черный обруч.
— Брачные браслеты Лестранжей. Отец до конца жизни мне пенял, и Рабастан до сих пор припоминает, что я так и не разделил их с Беллой.
— А почему?
— Потому что я её любил. Такой, какой она была, темпераментной, непокорной, взбалмошной. Мне не нужна была послушная кукла.
— Кукла? — Дольфи отдернула от шкатулки руки, как будто перед ней был гигантский скорпион.
— Широкий застегнешь на Грейнджер, узкий пусть она наденет на тебя, — разъяснил Родольфус и, не оборачиваясь, пошел к двери.

— Я боялась, что ты не придешь, — Гермиона даже встала из-за стола навстречу Дольфи.
— У меня была такая мысль. То есть, она есть. Я пришла, чтобы уволиться.
— Уволиться? С чего вдруг?
— Ну как же, ты замужем, твой муж ревнует, моё присутствие будет тебя смущать, — зачастила Дольфи, поглядывая на Гермиону исподлобья и с удовольствием отмечая, что у той дрожат губы.
— Ты... Ты не будешь меня смущать.
— Но утром мне показалось...
— Мне нужно было время, — перебила Гермиона и прижала Дольфи к себе, тычась губами в волосы, висок, щеку — куда придется.
— Погоди, погоди, разве мы не должны быть осторожны? — Дольфи еле вырвалась из цепких объятий.
— Должны, — согласилась Гермиона. — Поэтому твое место здесь. И думать забудь куда-то уходить!

Они скрывались уже месяц. И, по какому-то невероятному стечению обстоятельств никто, даже довольно наблюдательный Поттер, который так и не бросил привычку появляться неожиданно и врываться без стука, не видел в тесном общении миссис Грейнджер и её помощницы ничего предосудительного.
— Сегодня на десерт парфе.
— С чего вдруг ты решила вернуться к французским рецептам?
— В честь месяца наших отношений, — мило похлопала ресничками Дольфи.
— Ой, — смутилась Гермиона. — Я не очень подходящий для всего этого человек. Совсем забыла, а нужно было, наверное, приготовить подарок?
— Ну, для этого у тебя есть я! — Дольфи вынула из сумочки небольшую коробочку. — Смотри!
— Какая прелесть, — восхитилась Гермиона, рассматривая серебрянное кружево и любуясь игрой света на эмалевых лепестках. — Надеюсь, не из Лютного?
— Ни в коем случае! Маггловские, у них время от времени случается бум на украшения под старину и сказку. Ты позволишь?
Дольфи аккуратно застегнула браслет на руке Гермионы. Ничего не произошло, ни искр, ни сияния, ни какого-то особого ощущения контроля.
— Твоя очередь, — протянула она руку.
Гермиона задумчиво провела пальцем по гладкой темной поверхности.
— Он совсем не похож на мой.
— Так и задумано. Не можем же мы вдруг надеть одинаковые украшения.
— Да, но этот больше подошел бы мне, а цветочный — тебе, — Гермиона потянулась к застежке, но Дольфи перехватила её руку.
— Оставь, пожалуйста. Оставь его себе. Я хочу, чтобы ты смотрела на него и мечтала о чем-то романтичном.
— Хотела бы я знать, о чем будешь мечтать ты, — Гермиона послушно застегнула на руке Дольфи тонкий ободок.
Потом они целовались, обмениваясь вкусом кофе и десерта. А Дольфи отчаянно пыталась понять, изменилось ли что-то между ними от зачарованных браслетов или их магия выдохлась от времени и ничего не произошло.
Собирая чашки, Дольфи решилась.
— Можно тебя кое о чем попросить?
— Разумеется, — кивнула Гермиона.
— Называй меня Дельфи. Когда мы вдвоем.
Браслет нагрелся, кожу даже начало неприятно жечь, но вдруг все прекратилось, и Гермиона безмятежно ответила:
— Как тебе будет угодно... Дельфи.
Дурацкое, иррациональное ощущение потери захлестнуло головой. Это же была подсказка! Даже не подсказка, почти признание!
Но Гермиона смотрела с такой искренней преданностью, что у Дельфи защемило сердце.
...на главную...


декабрь 2019  
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

ноябрь 2019  
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930

...календарь 2004-2019...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2019.12.10 02:47:42
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


2019.12.08 02:07:35
Быть Северусом Снейпом [251] (Гарри Поттер)


2019.12.04 12:55:38
Без права на ничью [2] (Гарри Поттер)


2019.11.28 21:36:33
Дамбигуд & Волдигуд [3] (Гарри Поттер)


2019.11.28 17:37:03
Капля на лезвии ножа [3] (Гарри Поттер)


2019.11.21 21:49:25
Наследники Морлы [1] (Оригинальные произведения)


2019.11.21 19:12:28
Своя цена [20] (Гарри Поттер)


2019.11.17 21:35:03
Работа для ведьмы из хорошей семьи [0] (Гарри Поттер)


2019.11.16 23:22:58
Змееносцы [11] (Гарри Поттер)


2019.11.10 08:05:26
Список [8] ()


2019.10.31 15:09:33
Солнце над пропастью [107] (Гарри Поттер)


2019.10.30 18:08:31
Страсти по Арке [9] (Гарри Поттер)


2019.10.28 13:36:46
Драбблы (Динокас и не только) [1] (Сверхъестественное)


2019.10.24 00:56:13
Правила ухода за подростками-магами [19] (Гарри Поттер)


2019.10.21 15:49:12
Бессмертные [2] ()


2019.10.15 18:42:58
Сыграй Цисси для меня [1] ()


2019.10.11 09:05:17
Ходячая тайна [0] (Гарри Поттер)


2019.10.10 22:06:02
Prized [4] ()


2019.10.09 01:44:56
Драбблы по Отблескам Этерны [4] (Отблески Этерны)


2019.10.06 19:23:44
Я только учу(сь)... Часть 1 [57] (Гарри Поттер)


2019.09.15 23:26:51
По ту сторону магии. Сила любви [2] (Гарри Поттер)


2019.09.13 12:34:52
Рифмоплетение [5] (Оригинальные произведения)


2019.09.08 17:05:17
The curse of Dracula-2: the incident in London... [28] (Ван Хельсинг)


2019.09.06 08:44:11
Добрый и щедрый человек [3] (Гарри Поттер)


2019.09.01 18:27:16
Тот самый Малфой с Гриффиндора [0] (Гарри Поттер)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2019, by KAGERO ©.