Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

-Мадам Помфри, а вы видели, - профессор Снейп в подземельях объявление повесил: "Лечу от всех болезней"?
Мадам Помфри хитро улыбается:
- От всех не улетит...

Список фандомов

Гарри Поттер[18422]
Оригинальные произведения[1217]
Шерлок Холмс[713]
Сверхъестественное[458]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[217]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![182]
Белый крест[177]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[172]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[132]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Произведения А. и Б. Стругацких[106]
Темный дворецкий[102]



Список вызовов и конкурсов

Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[3]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]
Британский флаг - 8[4]
Фандомная Битва - 2015[48]



Немного статистики

На сайте:
- 12587 авторов
- 26890 фиков
- 8557 анекдотов
- 17661 перлов
- 648 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...


Тихий омут (и только один чёрт)

Автор/-ы, переводчик/-и: Misere Nobis
Бета:нет
Рейтинг:PG-13
Размер:мини
Пейринг:Артур, Имс
Жанр:General
Отказ:Все права принадлежат гению Нолану.
Фандом:Начало
Аннотация:Артур ненавидел хоть что-то пускать на самотёк. Он контролировал во снах абсолютно всё, но он не был бы лучшим в своём деле, если бы не допускал возможность импровизации. Но сейчас Имс просил вообще не прописывать две важнейших роли, оставить им свободу действий «по ситуации», и Артуру приходилось впускать в тщательно рассчитанный план Джокера – то есть совершенно непредсказуемого, легкомысленного, авантюрного экспериментатора Имса.
Комментарии:Это мини, просто у автора недержание речи.
И у автора нет беты. Но комментарии я просматриваю.
Каталог:нет
Предупреждения:UST
Статус:Закончен
Выложен:2018.03.04
 открыть весь фик для сохранения в отдельном окне
 просмотреть/оставить комментарии [0]
 фик был просмотрен 310 раз(-a)



Мистически растянутый гортанный напев раскатами достиг слуха Артура с порывом ветра. Позволив себе пару секунд наслаждаться изученной до каждого потрескивания оцифрованной пластинки композиции, он дал и Коббу с Имсом её услышать. Последний с надеждой оглянулся вокруг, но теперь, окончательно убедившись, что чужак «свой», проекции даже толкаться перестали, хоть и не отводили взглядов. Разочарованно закатив глаза, имитатор шагнул за спину Артуру, одновременно вытаскивая из-за пояса пистолет.

– Придётся импровизировать, пупсик! – щелчок предохранителя слился с неприятным обращением, снисходительный тон раздражал, но координатор только моргнул, не оборачиваясь.

Громкий выстрел лишил их чудного общества Имса, но, координатор был уверен, что стоит ему оглянуться, и он увидит оставленную на память ухмылку Чешира.

– Я доверяю талантам Имса, – тщательная рассчитанная доля сомнения в тоне друга заставила Кобба оглянуться, – но в данном деле нельзя всё пускать на самотёк.

Дом медленно кивнул и снова оглянулся на окружившие их, но не нападающие проекции. Сжимая в кармане мягкий податливый кубик, упруго возвращающий форму стоило только ослабить давление пальцев, Артур вгляделся в серый асфальт и выстрелил себе в висок, открывая глаза уже в тёмной наспех созданной комнате. Кубик в кармане обрёл твёрдость, но пальцы не находили привычных углублений, впрочем, более громкая и менее растянутая мелодия тоже предупреждала координатора о сне. На этот раз убивать себя не пришлось, хоть и время ещё не вышло – Имс наверняка отключил подачу снотворного, как только вышел в реальность.

Первым делом сделать глубокий вдох и почувствовать запахи. В устойчивую и бесстрастную атмосферу бетонной пыли примешивался тёплый домашний Кобб и уже сходящий терпкий запах имитатора – в крошечной комнатке его уже не было. Артур открыл глаза и отцепил от запястья пластырь. Выйдя в тёмный коридор, он огляделся, пытаясь определить, где можно найти хоть кого-то живого, пальцы неосознанно оглаживали округлые грани игрального кубика, нащупывая скол на углу и следуя за ним вверх, почти сразу наткнувшись на парные углубления. Чётное число обычно означало «да», но в этот раз он позабыл задать вопрос. Артур прокрутил в голове последние мысли. Он собирался поискать «кого живого» на кухне, быть может, это и есть вопрос.

Конечно, на замороженной до лучших времён стройке никакой кухни не было, просто это помещение оказалось единственным с наименьшим количеством пыли и грязи, потому здесь они ели. Тут действительно обнаружились «живые»: в углу на колченогой табуретке дремала Ариадна, покусанный бутерброд в ослабевшей руке засыпал крошками обтянутую толстыми расшитыми котятами колготками коленку, Имс с брезгливым видом ковырялся пластиковой вилкой в коробке с чем-то съестным, впрочем, лицо мужчины свидетельствовало о том, что если это что-то и можно было есть, то разве что неделю назад. Невидимый в тени за дверным проёмом, Артур с интересом наблюдал, как притворщик осторожно положил коробку в мусорный мешок, собственно, именно эта аккуратность, несвойственная порывистому мужчине, и побудила координатора подглядывать. Имс, секунду простояв на месте и голодно глядя на надкусанный бутерброд, мягко и неслышно шагнул к беззащитной девушке. Хмыкнув, Артур вошёл в тускло освещённое помещение и щёлкнул кнопкой чайника. Застигнутый при покушении, имитатор сделал вид, что шёл за свободной табуреткой.

Координатор слепо таращился на красный индикатор греющегося чайника, но мелькнувшее в металлической пластине отражение Имса заставило взять себя в руки. Точнее, его рубашки, горчичного цвета в пёстрый сине-зелёно-бордовый рисунок, она вызывала головокружение даже в столь малых дозах, оглядываться на мужчину он же и вовсе боялся, не уверенный, что устоит на ногах. Стоит проговориться имитатору об этом, какой простор для скабрезных шуточек…

Индикатор вновь завладел вниманием координатора. Они три минуты провели во снах Кобба, на двух уровнях усиленно раскурочивая пространство, вызывая на себя огонь проекций. Заражённое безумием, подсознание Дома было самым агрессивным в их группе, но на крайне сложное дело они пошли группой только самых доверенных лиц, и проверить разработанный Имсом трюк не удалось – у Кобба просто не осталось от них секретов, которые стоило защищать.

Индикатор резко погас, заставив Артура вздрогнуть. Это не было упущено внимательно следившим за коллегой имитатором, но в голове Артура вдруг будто свет зажёгся, он резко развернулся, перебивая уже открывшего рот Имса:

– Прогуляемся до какой-нибудь забегаловки?

Всю наличку мужчина оставил ещё на днях в ближайшем отсюда довольно дорогом баре, а безнал забегаловки не принимали, потому голодный имитатор проглотил яд, на пищу никак не тянувший, и с готовностью поднялся на ноги. Их временное уединённое пристанище стояло на окраине довольно приличного района, даже забегаловки здесь были приличными, и ни классический костюм Артура, ни аляпистая, но дорогая одежда Имса внимания не привлекали, последний даже лучше смешивался с околоцыганским населением.

На свежем воздухе координатор, в задумчивости сминая полу расстёгнутого пиджака, наконец поймал поманившую его светом озарения мысль. Им обязательно нужен полигон, чего бы там не думал самонадеянный и легкомысленный Имс, уютное безумие Кобба принимало их за своих, а для тренировки нужна крайне враждебная атмосфера.

– Подключиться к сумасшедшему?.. – Имс даже отставил вилку, с холодным подозрением глядя на координатора. – Дерьмовая идея, пупсик. Кобб у нас в целом вменяемый, только Молл по мозгам гуляет, настоящая же шизофрения – это полёт в дальнюю вселенную без обратного билета. Шанс благополучно унести ноги слишком близок к нулю, чтобы стоило рисковать, – он подцепил кусок бекона и вдруг ухмыльнулся: – Дорогуша, мы же раскрыли тайну множественных личностей!

Артур, как раз глотнувший кофе, только сдержанно фыркнул на это. В самом деле, ему стоило сначала самому как следует обдумать идею, прежде чем с кем-либо делиться, сам бы понял…

– Почему ты так уверен?..– ему действительно было интересно, с учётом того, что имитатор обычно с головой окунался в любую авантюру, и чем та опасней, тем больше энтузиазма проявлял Имс.

– Пробовал, – просто ответил мужчина, не отвлекаясь от тарелки, но прикрывая рот рукой. – Точнее, мой приятель вошёл в сон клиента, а я следом подключился к его сознанию, у меня было время экстренно самоубиться, – он хмыкнул. – А вот приятель не вернулся ни через выброс, ни по завершении сна, зато долбанный шизофреник разбушевался, он-то смог проснуться...

Глядя мимо, Артур только кивнул. Бездействие вновь заволакивало сознание, он не спал уже около трёх суток – как и все они. Если под действием сомнисцима тело отдыхало, то мозг – ничуть, потому нормальный сон был необходим.

– Да ты не переживай, зайка, – Имс развязно ухмыльнулся и похлопал Артура по неосторожно уложенной на столешнице ладони. – Мой великодушный гений не оставит тебя в беде!

Смеяться хотелось больше, чем язвить в ответ, но он позволил только чуть приподняться уголкам губ:

– Если, конечно, твой гений не падёт первым смертью храбрых.

Артур ненавидел хоть что-то пускать на самотёк. Он контролировал во снах абсолютно всё, но он не был бы лучшим в своём деле, если бы не допускал возможность импровизации. Он хорошо понимал, что всё знать невозможно, обязательно какая-то деталь если и не спрячется от внимания при подготовке, то может возникнуть самостоятельно под давлением обстоятельств, что предугадать можно, но не всегда и не точно. Эта мысль раздражающе свербела, не давая забывать о себе, потому Артур был начеку постоянно. Но сейчас Имс просил вообще не прописывать две важнейших роли, оставить им свободу действий «по ситуации», не разрабатывая сценарии даже по основным узлам, хоть и эти роли исполняли они вдвоём.

Но иные варианты не находились. Артуру приходилось впускать в тщательно рассчитанный план Джокера – то есть совершенно непредсказуемого, легкомысленного, авантюрного экспериментатора Имса. Притворщик раздражал, порой бесил до темноты в глазах, но всё же пользовался полным доверием координатора.

Засыпая в связке вчетвером, Артур, уже в дрёме, всё-таки буркнул лежащему рядом Имсу о своей реакции на его чудо-рубашку. Во сне он больше контролировал себя самого, чтобы позорнейшим образом не заржать над шуточками разошедшегося имитатора, чем отслеживая действия и их последствия остальных участников.

***

Стены плясали перед глазами, но тотем он проверял не более трёх минут назад и все свои последующие действия прекрасно помнил: он был в самой что ни на есть реальной реальности, которая жёстко наказывала за отсутствие сна. Они наконец-то въехали в гостиницу, где можно поспать на мягких кроватях и чистом белье, принять нормальный душ, да и вообще, после трёх месяцев в отсыревшем недострое трёхзвёздочный отель казался пределом роскоши. Артур очень любил комфорт, дорогую мебель и цивилизацию, но и в самых убогих условиях мог сосуществовать в мире с собой. Правда, только вкупе с уверенностью, что это временная мера. Дело было слишком важным. Оно не сулило больших денег, было крайне опасным, но не взяться за него ещё опасней. И это был вызов самому себе, каждому из них.

Наконец, комбинация цифр в частоколе одинаковых дверей совпала с биркой на ключе в руках Артура, но его сил хватило только на то, чтобы пнуть стул под ручку двери, блокируя её, стянуть куртку да выпустить рубашку из-за пояса брюк. В сон он провалился ещё до того, как рухнувшее тело достигло матраца.

«–…прости мне желание быть кокетным!
– Конкретным?..»

Первым делом глубокий вдох. Отсыревший бетон будто намертво въелся в одежду и кожу, но немного пыльный запах безличной комнаты гостиницы был настойчивей. Посторонних нет и не было. Теперь в карман, проверить округлые грани твёрдого куба, найти скол, проверить правильность углублений: четыре. А каким был вопрос?..

Успокоенный, Артур открыл глаза, стрелки наручных часов ненавязчиво светились, показывая, что сон длился три часа сорок минут. Именно столько привыкшее к полнейшему контролю в сновидениях сознание давало на отдых в свободном падении.

Теперь можно заняться собой, принять душ и торжественно сжечь помятый и провонявший бетонной пылью костюм.

Туманная вереница образов из сна преследовала координатора, пока он готовился ко второму этапу отдыха. Эта была последняя ночь перед делом, всем требовалось хорошо выспаться.

Наконец он вспомнил: перевёрнутое воспоминание пятилетней давности, когда они почти той же командой готовились к почти столь же невозможному заданию. Вдыхая пряный аромат снотворной смеси из флакона с фильтр-крышкой, Артур размышлял над вывертом своих мозгов, которые полузабытый диалог подали в таком ракурсе. Целых две минуты, пока аромат не усыпил его, гарантируя часа четыре успокаивающей темноты.

***

Артур оглядывался, ничуть не скрывая свой интерес. Макет был знакомым до оскомины – на этом уровне они вдвоём торчали как минимум три дня, а до этого ещё три недели в полном сборе включая клиента, и в паутине кривых и тесных улочек координатор уже ориентировался и без своего сверхчутья. Но, населённый проекциями, он представлял для чужаков опасность. Более того, они во сне у профессионального вора, он не просто защищён – он сам управляет защитой. Первый день, после погружения клиента и Дома с Ариадной на третий уровень, пока Артур под руку с Имсом устанавливал взрывчатку, и последующие долгие десятки часов, когда они бродили наблюдателями, изредка срываясь с места, потому что Артуру показалось, что где-то что-то не так, проекции чувствовали чужаков, но на них двоих не реагировали, в конце концов, как Артур снисходительно заметил, это обязанность имитатора. Но сейчас, когда Кобб приступил непосредственно к извлечению уровнем ниже, а Ариадна его прятала, проекции как с цепи сорвались, они искали, настойчиво и яростно, используя различные уловки, как только может искать вор… и ничего не находили.

Имс надёжно, но не с силой, сжимал предплечье координатора все эти дни, они изрядно утомились от общества друг друга, может, поэтому Артур позволил восторгу проявиться на лице в полной мере, точно зная, что притворщик наблюдает за ним. Они шли по рынку, прямо среди толпы рыщущих проекций, но их прожигающие взгляды не цеплялись на чужаках.

Разумеется, он не стал бы спрашивать, как Имс умудрился провернуть такой фокус, по тем же причинам, что и имитатор не спрашивал, каким образом Артур знает всё, что происходит во сне, не являясь его создателем.

– Имс… я в восхищении, – в голосе не было и капли снисходительности, и даже прятать лёгкую хрипотцу Артур не стал.

– И как я только жил без твоей похвалы, – с карикатурной учтивостью ответил мужчина.

Координатор знал, что тот польщён. Он не смотрел в лицо, но видел мягкое сияние глаз, они теперь были голубыми-голубыми, чуть склонённую на бок голову в сторону коллеги, и даже ухмылка стала мягче, стала почти улыбкой.

Слабо потянула одна из ниточек, Артур тут же напрягся, он уже не следил за дорогой – его вёл Имс. Несколько проекций, работая в группе, почти наткнулись на тайник с нитроглицерином, спрятанный в любимом парадоксе. Добраться до него проекции не смогут, но координатору будет спокойней, если они не будут ошиваться так близко к неустойчивой взрывчатой смеси. Заставив сработать несколько ловушек поблизости и убедившись, что проекции покинули опасную зону, он коснулся остальных нитей, проверяя. Тайники были в относительной безопасности, все сигналки целы, несколько сработавших и уже неактивных ловушек, вклиненные в сон клиента, растворялись самостоятельно, аккуратные застройки архитектора: коридоры, лестницы и двери – на месте, но самое главное – спящие Кобб, Ариадна и клиент – точно в центре города. Всё было в порядке, вот только проекции потихоньку сосредотачивались в двух местах: в центре, и на окраине, где гуляли Имс с Артуром. Впрочем, имитатор предупреждал, что рано или поздно разъярённая защита вора будет отстреливать просто наугад.

– Нужно оттянуть защиту от центра, – координатор встряхнул головой, отвлекаясь от связей, и сунул руку в карман, сминая упругий кубик и иррационально страшась провалиться вниз. – Да и вокруг нас их слишком много. Пойдём к курице? – он кивнул на возвышающуюся вдали справа гигантскую статую птицы, распахнутыми крыльями она накрывала тенью два квартала.

– Это феникс, лапушка, – Имс из-под ресниц отслеживал реакцию, но Артур только с предвкушением чуть улыбнулся. – Да и они сразу последуют за нами, только подцепим по дороге остальных, просто ускорим сбор.

Координатор на это высокомерно фыркнул, открывая калитку во внутренний дворик:

– Не догонят. Нам нужно на параллельную улицу.

Там он поднялся по узкой лесенке без намёка на перила, ступени были вделаны прямо в стену жилого низенького, но безмерно длинного глиняного дома, они уже научились ходить по этому тесному городку, не мешая друг другу и не разрывая контакта. Второй этаж, два поворота направо, третья дверь слева…

– Вау! – имитатор был явно поражён, то ли статуей курицы, прямо перед которой оказался, то ли умением Артура соединять точки пространства. – Блин, это реально курица!

Координатор сочувственно похлопал мужчину по плечу.

Но стоять на месте было нельзя, и они неспешно двинулись вперёд, в противоположную сторону от квартала, где были ранее.

– Растерялись,– прокомментировал координатор, наблюдая ловушками-глазами за проекциями по всему городу. – Даже немного рассосались у центра. Стоит этот трюк провернуть ещё пару раз. Но если сигнала сверху не будет в ближайшее время, придётся устраивать Коббу показательное землетрясение.

– Конечно, если он не настолько занят, чтобы его заметить, – хмыкнул Имс, почёсывая щетинистую щёку с неприятным скрежетом. – Ну серьёзно, чем можно так долго заниматься?! Мы здесь уже неделю торчим! А внизу уже годы прошли!

– Мы здесь третий день, – поймав недоумённый взгляд Имса, добавил: – Юсуф через музыку подаёт сигналы.

Во сне невозможно отслеживать время. Здесь не нужно есть или пить, только если ты не уснул голодным, то же самое касается и нужды в туалет, солнце всегда на одном месте, а часы показывают разное время каждый раз, как на них смотрят, но неправильное. Нитроглицерин всегда был в рюкзаке, но ровно до тех пор, пока Артур не задумывался, откуда он там брался, стоило тщательно следить за собственными мыслями. Погода менялась только со сменой локаций и обычно оставалась неизменной. В действии ещё можно было отсчитывать секунды и минуты, но сейчас, когда они просто шли без определённой цели, лишь бы не стоять на месте, засечь даже пять минут было проблематично.

Артур в задумчивости левой рукой поправил любимый галстук. Напрягшиеся для движения мышцы в полной мере ощутили надёжную хватку чужих пальцев: в какую бы сторону координатор ни дёрнулся, Имс легко и мгновенно проведёт захват, в большинстве случаев – болевой… Дёргающий за связи чужак был невидим только пока является частью имитатора, потому они и не расставались четвёртые сутки, Имсу даже надоело пошлить по этому поводу.

– Локация перестраивается, – нахмурив брови, заметил имитатор.

– С чего ты взял? – тут же огрызнулся Артур, торопливо проверяя встроенные Ариадной в сон клиента конструкции – он никаких изменений не заметил.

– Меняются улицы, – Имс явно смотрел куда-то за пределы широкой площади, которую они сейчас проходили. – То есть, дома, дворики, магазины и прочее – всё такое же, но улицы теперь по-другому соединяются… Вместо перекрёстка здесь была сеть развилок… – никаких перекрёстков в зоне видимости Артур не замечал. – Чёрт, посмотреть бы сверху!

– Ну, это несложно, – пожал плечом координатор, сворачивая в тесный проём между домами. – Что именно тебя беспокоит? Это же сон, здесь всё неустойчиво и подвижно…

– Пупсик, ты аудиторией ошибся, – пропыхтел Имс, с трудом вмещая широкие плечи между стен. – Скажу проще, если образное мышление тебе снова сделало ручкой – лабиринт изменился.

– Он не меняет наши с Ариадной вставки, – Артур с долей злорадства вслушивался в сдавленное пыхтение позади. Не то чтобы он специально выбирал самые труднопроходимые для крупного мужчины закоулки, просто выбрал кратчайший путь до ближайшей двери, но не забывал томительно вздыхать, идя нарочито медленно, чтобы не терять контакта. – Ты же обожаешь, такие городишки, – парень жестом попросил поменять руки, чтобы открыть спрятанную в стыке дверь. – Как ты передвигаешься по таким улочкам?

– Со смазкой, – промурлыкал в ухо Имс.

– Вот тебе вид сверху, – Артур не нашёлся сразу с достойным ответом и обратил внимание притворщика на неуловимый переход – сейчас они находились в противоположной части города на его единственной башне.

Имс раскачивался с пятки на носок, вглядываясь в провалы между домами. Башня была не сильно высокой, она вообще служила Ариадне спицей, удерживающей границы сна, едва вписываясь в основной, созданный клиентом, вид.

– У меня дурные новости, зайка, – но предвкушающая усмешка говорила об обратном. – Схема города упрощается. Вместо путаных улочек формируются геометрически правильные кварталы.

– Клиент вырос в Триполи, – качнул головой Артур, надеясь подловить Имса. – Может, ему надоели эти лабиринты?

– Эх, лапушка, надо будет провести для тебя экскурсию по крупным городам мира, – в своей манере подмигнул имитатор. – Столица Ливии ничуть не похожа вот на эту помесь ташкентского рынка с варанасским базаром. Клиент чует подставу и упрощает проекциям поиск взломщиков. Пора отвлекать.

– Я предпочитаю старую добрую Европу, – Артур не смог сдержаться и на втором слове потянул за нужную нить, работать исключительно умозрительно было тяжело, но выражение лица Имса стоило того: статуя курицы взлетела и рассыпалась в глиняную труху, как и все здания рядом с эпицентром.

Встряхнуло весь город, но задумано всё было ради умеренной, недостаточной для выброса, встряски главного здания, тем самым сигнализируя спящему там Коббу о проблемах.

– Думаю, стоит двигаться к ним, сейчас держаться порознь рискованней, – координатор развернулся к Имсу, который тут же с прищуром уставился на него, ожидая подлянки. – Будьте так любезны, мистер Имс… За вашей спиной.

Имс развернулся, уступая место, с коварной усмешкой что-то бормоча на непонятном языке, Артур открыл неприметную дверь и шагнул во власть уже знакомой тесного проулка, позади выругался – судя по тону – опять по-иностранному Имс.

– Почему бы тебе не сделать дверь прямо к Коббу? – мужчина одной рукой пытался отряхнуть от осыпавшейся со стен сухой глины куртку.

– Они не везде, я их впаял при строительстве сна, сколько успел, да и отследить их довольно легко, если знать, что искать.

– Знать, что искать, – передразнил Имс, ловко уворачиваясь от тётки с нагруженной тележкой, возможно, намереваясь при этом снести более изящного Артура, но тот успел притормозить, пропуская мужчину на вытянутой руке вперёд. – Это какая-то особая магия, в которой могут только координаторы? Никогда такого не встречал. Эй, я даже не представляю, как ты это сделал!

– Я просто довожу математику до абсурда. Но тоже не представляю, как ты нас прячешь, – насмешливо фыркнул Артур, машинально по тысячному разу проверяя нити.

Проигнорировав задравшего нос имитатора, парень с независимым видом продолжил неспешный путь к центру. Он и сам никогда не слышал, чтобы кто-то мог строить подобные парадоксы, а сам не распространялся. Обычно как координатор он бродил в одиночку, контролируя сон, и такие проходы были очень полезны, когда происходили неучтённые неожиданности. Он обожал лабиринты и восхищался Эшером, уделял много внимания мелким деталям и не умел строить грандиозности, брал управление чужим сном и мало чему удивлялся.

Всегда и всё в жизни Артура было подчинено жёсткому контролю, с раннего детства, в том числе и сон. Молл в своё время открыла ему возможности, а не новый мир – Артур был с ним знаком, но не пользовался и десятой частью предложенного. Иногда ему казалось, что он так привык держать эмоции в узде, что перестал их испытывать, люди уже не удивляли и не вызывали интерес… Но не все. Артур действительно был замкнутым и необщительным, работу он брал только от проверенных людей и входил в команду только избранных воров, а теперь и вовсе не меняя сложившуюся группу.

Например, Дом и до смерти Молл был с безуминкой, составляя идеальный тандем с женой. Гениальный архитектор, он творил на основе чужого сна удивительные и подвижные миры, идеально вписывающиеся в сознание клиента. Молл можно было бы назвать имитатором, но она не принимала чужого облика, вообще, воров с её талантами Артур не встречал… Молл всегда была рядом с клиентом, самой собой, она легко входила к нему в доверие и отвлекала от несоответствий сна, иногда они сами давали ей в руки искомое. С её уходом Артур замкнулся ещё сильнее – терять интересных людей оказалось очень больно.

Ариадна была натурой увлекающейся. Первое время за ней приходилось следить, потому что она спала почти всё время, предпочитая быть Творцом. Артур легко с ней работал, она на ура принимала все его идеи, какими бы сложными и детальными они ни были, а ещё, она не была адреналиновым наркоманом и могла вторить главному голосу разума в их компании – если, конечно, не увлекалась. Опасности её не прельщали, и каждое дело она называла последним, но ей уже давно никто не верил. Она не сможет отказаться от зависимости иного толка…

Юсуф был сумрачным гением, спускавшийся в сон только ради подготовки смесей для более глубокого сна. Сработавшись с Домиником, он расширил свои эксперименты, почти не вылезая из лаборатории, весьма неплохо зарабатывая на продажах удачных вариаций. Сны практически перестали его привлекать.

Об Имсе Артур предпочитал молчать. Не зря все считали, что парень терпеть не может наглого притворщика – так оно и было. Только он мог подколоть Артура – действительно задеть, чтобы тот в раздражении отбивался сквозь зубы, напрягая всю свою «отсутствующую» фантазию. Только его наряды вызывали культурный шок, острое желание отвести взгляд и маниакальное стремление проверить идеальное состояние собственного костюма. Только он бесил до убийства, но при этом во снах Артуру требовалась целая секунда, чтобы нажать на курок и тем самым разбудить имитатора. Имс был единственным в мире человеком, который одним только своим существованием выводил Артура из состояния равновесия. Рядом с ним всегда хотелось перейти на личности.

Так, он что, всерьёз думал, что сверхсконцентрированный координатор не заметит подножки?! Артур отправил Имсу прожигающий взгляд.

– Пупсик, ты меня совсем не слушаешь!

Имитатор не менял внешность, но Артур видел перед собой скуксившуюся блондинку – настолько точно мужчина изобразил мимику. Координатор равнодушно отвернулся, внутренне содрогнувшись – любимая игрушка Имса ему не просто не нравилась, а казалась уродливой*, в чём он никогда не признается коллеге.

– Хотел бы, но увы. Проекции возвращаются. Ещё взрыв устроить? – Артур вопросительно посмотрел на задумавшегося имитатора, признавая, что тому видней.

– Пожалуй. Они стали агрессивней…

В подтверждение его слов проходящая мимо девица толкнула плечом Артура, и в голове раздался голос Молл: «Боль, она ведь в голове…». Смазанное касание особого дискомфорта не доставило, но напомнило о боли грядущей.

На этот раз координатор не стал выпендриваться и достал из кармана пульт: психологически комфортней нажатием кнопки запустить нужные процессы, чем дёргать за невидимые и неосязаемые нити без физического катализатора.

На этот раз взрыв вызвал более серьёзные последствия, затронув сразу несколько кварталов, горизонт заволокло пылью и оседать она явно не собиралась.

– Следующий начнёт разрушать сон, – Артур потёр пальцем переносицу. – Это не совсем то, что нам нужно сейчас, так что придётся тебе искать смазку и тискать стены внутри кварталов.

– Да ты само очарование, – Имс со вздохом стал стягивать куртку в тщётной надежде уменьшиться в размерах, координатор украдкой глянул на его рубашку, делая вид, что просто меняет руки дабы не разрывать контакт, и с облегчением вздохнул: почти обыкновенная синяя, с мелким неразборчивым узором.

Теперь они прогуливались по внутренним дворикам, коридорам проходных домов, по крышам, быстрыми перебежками пересекая только главные улицы, которых оказалось совсем мало – хозяин сна угодил в собственную ловушку. И когда Имс наконец-то обратил на это внимание, Артур с нескрываемым самодовольством стал объяснять:

– Я предполагал, что подсознание, в поиске чужаков, начнёт упрощать карту макета. Но наш клиент слишком не любит тупиков, поэтому его улицы, пусть они узкие и кривые, но все пересекаются между собой, и потому, выровняв их, он только уменьшил количество, ещё надёжней спрятав встроенные Ариадной лабиринты и напрочь закрыв к ним доступ проекций.

– Ты кокетничаешь со мной, дорогуша? – с иронией бросил притворщик, изогнув бровь.

Тут же вспомнив сон, Артур с трудом удержался от нервного жеста, подавляя желание поправить галстук или волосы, вместо этого он чуть повёл плечами и снисходительно глянул на мужчину:

– Сам себя не похвалишь – никто не похвалит.

– А Ариадна знает об этом эффекте?

Координатору очень не понравился ехидный прищур имитатора, но ответил он честно:

– Нет, – уловив удовлетворение в глазах Имса, Артур понял, что каким-то образом загнал себя в ловушку. «Интуиция – это твоё подсознание, которое предупреждает до того, как додумает сознание» – это когда-то очень серьёзно сказала Молл, а ей Артур верил всегда и безоговорочно, потому продолжил говорить, следуя импульсу, нежели реально понимая, зачем ему оправдываться, пока пауза не стала слишком длинной: – Она архитектор, а не координатор и даже не имитатор, она не способна достаточно надёжно запереть своё подсознание. Если поймёт значение моих вставок, то может неосознанно слишком сильно интегрировать их в сон, смазывая чужеродность, и, соответственно, сводя эффективность на нет.

– Бедняжка, – притворно сжалился чуть разочарованный Имс. – Даже не можешь похвастаться тому, кто действительно способен оценить твою извращённую фантазию!

– Надо же, мне послышалось или ты признал наличие у меня фантазии?

– Извращений, пупсик, вот это действительно поворот!

– Если кто из нас извращенец, то только ты, а у меня работает чистая математика!

– Вот и я про то же, математика – самое извращённое из всех извращений!

– Если ты не умеешь считать, это отнюдь не значит, что у тех, кто умеет – отклонения!

В таких беззлобных пикировках они проводили томительные часы и дни ожидания, Артур даже подумал, что в последующем, снова работая в одиночку, будет скучать, он так и не смог вспомнить, чем себя занимал ранее во время ожидания.

Позже он даже понял, о каком кокетстве говорил Имс – всё-таки их специальности были слишком далеки друг от друга, чтобы действительно оценить по заслугам тот или иной приём. Конечно, они все могли и строить макеты, и менять внешность, и отслеживать последствия собственных действий, но за пределами своих талантов работа была слишком топорной. Артур хорошо знал Кобба, но попробуй он им притвориться, его в первые же минуты раскусил бы даже Юсуф, который отличался некоторой невнимательностью к окружающему миру. Имс мог бы строить потрясающие замки, но из-за недостаточной сосредоточенности на статике они получались воздушными и отторгались чужим сном. Ариадна могла координировать только собственные постройки, пусть и в мельчайших деталях, но не передвижения и влияние остальных участников сна. И никто не мог так, как Дом, сходу найти сейф, он не зря был одним из лучших извлекателей, потому что, даже помещая клиента в чужой сон, знал, где его подсознание прячет свои тайны и без участия в строительстве. Так что пояснения действительно походили на хвастовство и кокетство.

Артур мимолётно отвлёкся на звучащие только в его ушах удары гонга, которые в реальности были быстрой барабанной дробью, занимающие доли секунды, и оборвал себя на полуслове.

– Либо я упустил сигнал, – пояснил он на вопросительный взгляд Имса, – либо Юсуф проворонил время. Пять дней мы уже здесь.

– Чёрт возьми, ну сколько можно?! – простонал мужчина и с надеждой глянул на координатора: – Они точно не проснулись там?

– Точно, – закатил глаза Артур. – Мы договаривались, что здесь без форс-мажоров должно пройти не меньше недели, чтобы начать их вытаскивать.

– И что ты называешь форс-мажором? Атомный подарочек от подсознания?

– Нет, результативную охоту проекций. Мистер Имс, неужели вы боитесь?

– О да – рехнуться в этой пыльной дыре в твоей компании, душка!

– Уверяю, вам не стоит беспокоиться о сохранности своего рассудка ввиду его отсутствия...

– Зато тебе стоит волноваться об отсутствии чувства юмора...

Отслеживать эмоции Имса было сложно, Артур только за долгие годы совместной работы научился отличать настоящего Имса от его имитаций, но всё-таки научился. Импульсивный легкомысленный авантюрист зачастую ставил на карту всё, порой даже то, чего не имел, но единственное, чем он никогда не рисковал – это рассудок. Артур понимал, почему в сон сумасшедшего он пошёл вторым, да ещё и с предосторожностями. И в печально известное дело Фишера он кинулся без вопросов, только потому, что внедрение считалось невозможным, но резко и категорично дал по тормозам, как только появилась угроза застрять в лимбе.

Они кружили вокруг центра, соблюдая дистанцию в пару кварталов, которые с упрощением схемы улиц стали невообразимо большими, впрочем, у Артура были в заначке несколько дверей, позволяющие преодолеть расстояние в считанные шаги. Имс изнывал от безделья, его подначки становились всё провокационней, будто выдержке координатора он доверял больше, чем своей. Парень тоже устал, но, отвлекаясь на всё учащающиеся прорывы проекций к лабиринтам, отвечал с умеренной едкостью.

– Хей, наших воришек же надо разбудить до того, как нас перебьют, верно? – Имс с отстранённой полуухмылкой смотрел куда-то вдаль.

– Безусловно, если проекции разорвут их во сне, нас ждут серьёзные проблемы.

– Так поспешим же, лапушка! – прищур притворщика был чуть более напряжённым, чем обычно.

– В чём подвох? На верхних уровнях пока порядок.

– Скоро начнётся заварушка.

Артур приподнял бровь, требуя объяснений, но послушно свернул к ближайшей двери.

– Всё-то тебе надо контролировать, маньячилло... Я создал несколько своих имитаций, они бродят по городу и отвлекают внимание, давая проекциям хлеба и зрелищ: время от времени захватывая чужака, они немного успокаиваются и не палят почём зря... Так вот, лапушка, осталась последняя имитация, и она уже вовсю отбивается. После её смерти у нас будет... хм... Мы успевали пройти один квартал, пока агрессия не достигала очередного пика.

К концу речи Артур услышал медленные раскаты мелодии, означавшие, уровнем выше сработала ловушка, заставившая включиться плеер. Тут же собравшись, Артур кивнул больше своему тщательно расписанному сценарию на этот случай, чем Имсу.

– Что ж... Внутрь они, конечно, попадут, но у нас будет время, чтобы предупредить, а потом и выбросить Кобба с Ариадной. Повторим действия...

– О боже, пупсик! – простонал, закатив глаза, Имс. – Твои нудные указания мне уже снятся – притом в прямом смысле!

– Мне остаётся только надеяться на это, – координатор толкнул мужчину, чтобы тот перешагнул ступеньку-реверс, это была последняя ловушка, призванная задержать проекции, дальше притворщик и сам дойдет, ибо времени уже не оставалось. – Потому что дальше ты будешь действовать один, и лучше бы ты обошёлся без импровизаций!

Как Артур и рассчитывал, Имс среагировал на слова мгновенно, ещё неосознанно сжимая пальцы на предплечье парня. Почти ласковое касание локтя имитатора, но на болевой точке – и хватка разжимается, в то же мгновение координатор, зажмурившись, чудовищным усилием заставляет сработать все детонаторы разом, и распахивает глаза в тёмной душной комнате.

Быстро сняв наушники, Артур одновременно ощупывал тотем, не находя на нём изученные до мельчайших тактильных подробностей царапинки и сколы, и проверял все связи на этом уровне. Убедившись, что всё в относительном порядке, он остановил музыку и надел наушники на Имса – ему уходить последним, значит, он и получит предупреждение.

Отсчитывая в голове секунды, координатор выглянул за дверь, щурясь от яркого света снаружи, и быстро обошёл их бунгало в центре болота, вокруг которого уже стали собираться проекции, собственно, их приближение и заставило сработать таймер. Вернувшись, он включил музыку имитатору и, обойдя широкую кровать, встал рядом с лежащей на высокой подушке Ариадной. Шум снаружи нарастал, но в комнате было достаточно тихо, чтобы Артур слышал-угадывал все этапы мелодии. Дожидаясь нужного, он с некоторым огорчением думал о «кокетстве» – например, хотелось похвастаться разработанным таймером, завязанном на плеере, ведь он пока ещё не слышал о том, чтобы кто-то мог организовать выброс в отсутствие бодрствующих. А с учётом того, что во сне даже плеер не показывает правильно отсчёт композиции, то координатор мнил себя едва ли не гением. Но в их группе только Дом разбирался больше остальных в искусстве координирования, но всё равно недостаточно, чтобы оценить задумку.

Наконец, кодовое слово пропето, и Артур резко выдернул подушку, тут же зажимая девушке рот – должна соблюдаться тишина. Испуг в глазах от резкого пробуждения ещё не растворился, а она уже показывает большой палец. Быстро заняв позиции, по сигналу песни проделывая выброс и с Коббом и Имсом с разницей в секунду – имитатор должен был покинуть чужой сон последним.

Отнимая руку от лица притворщика, Артур почувствовал на ладони влажный поцелуй – даже без слов чёртов Имс умудряется поддевать его! Придумать ответ он не успел, поскольку Ариадна уже размахивала руками у большого напольного зеркала напротив дверей, уговаривая поторопиться. Дом быстро уничтожил кровать с подушками, а Артур поражённо моргнул, наблюдая, как Ариадна первая шагнула в раму, признавая, что для такого изящного решения нужно быть очень хорошим архитектором. Быть может, даже гениальным...

Зазеркалье точно повторяло скудную обстановку бунгало, только без кушетки с клиентом – она располагалась за зеркалом, но дверь вела не в болото, а в облагороженные заросли джунглей ближе к границам сна. Здесь там и сям были разбросаны крошечные, в десяток домов, деревеньки, призванные заменить хлебные крошки. На самом первом уровне им требовалось пробыть ещё часов тринадцать до того момента, как они смогут убить себя без риска попадания в лимб, и чтобы проекции не разорвали их раньше, почти не касались созданного клиентом сна. Имс шёпотом напомнил держаться ближе, впрочем, не настаивая на физическом контакте. Артур подозревал, что и внизу острой нужды в нём не было, но высказывание подозрений было равноценно признанию о его волнующем действии.

– Клиент всё ещё на третьем уровне? – тихо поинтересовался координатор.

– Да! – восторженно выдохнула Ариадна. – Представь, он всё ещё не знает, что спит!

– Надо будет вытряхнуть с Юсуфа порцию этой волшебной наркоты, – мечтательно усмехнулся Имс.

– Слабак, – хмыкнул Артур, от постигшей его волны облегчения прикрыв глаза – взрыв внизу медленно разрушал сон, этого времени как раз хватало, чтобы здесь дождаться окончания действия седативного препарата, не позволяющего им выбраться отсюда иначе, чем через выброс. Однако, если бы клиент понял, что спит, он бы поднялся сюда, и выдержать даже час стало бы практически нереальным.

– Знаешь, дорогуша, мне очень интересно, какие сны видишь ты, – Имс прищурился, кажется, Артур нечаянно задел его слишком сильно. – Тебе-то всё ещё не нужна наркота, так что подглядеть твои сны будет не сложно!

Даже совсем юная Ариадна без сомнисцима видела только темноту, и способность Артура всё ещё грезить вызывала не только непонимание, но и тщательно скрытую зависть.

– Да мне не жалко, – парень не хотел усугублять эту почти ссору и попытался скомкать тему. – Они обычно состоят из вывернутых воспоминаний.

– Альтернативные пути развития? – заинтересовался Дом.

– Нет, просто перевёрнутые реплики, – координатор нарочито небрежно пожал плечами, не желая углубляться – он и без того сказал слишком много, не хватало ещё, чтобы Имс всерьёз заинтересовался собственной угрозой.

– Впереди деревня, – вовремя влезла архитектор. – Обходим справа.

– Так, подождите-ка! – Имс в непритворном ужасе повернулся к Артуру. – Нам что, снова бродить в грёбанном ожидании?!

– Твоей задачей по-прежнему остаётся имитирование порядка, – напомнил координатор. – Занимай себя работой.

– Твою ж дивизию! Это происходит автономно, в том-то и смысл, чтобы клиент сам нас от себя спрятал!

– В таком случае, думай о вечном, – фыркнул Артур.

– Тихо! – громким шёпотом призвал к порядку Кобб. – Это всё равно прогулка по минному полю, не забывайте об этом, – он хмуро покосился на Артура, чьей задачей было как раз держаться подальше от мин.

Координатор кивнул, подтверждая, что о своих обязанностях он помнит.

Часа через два Имс предпринял первую попытку уговорить организовать им выброс отсюда, на что Кобб ему едва не накостылял – в кои-то веки дело протекало почти безупречно, а выброс отсюда разбудил бы и клиента. Артур с раздражением подумал, что из-за слишком деятельного имитатора следующий десяток часов станет невыносимым.

Спустя ещё час координатор вкрадчивым тоном перебил доводящего до белого каления девушку Имса:

– Если защиту поддерживает сам клиент, то ты в сознательном состоянии и не нужен?..

Ариадна послала полный благодарности взгляд, а имитатор тут же перетёк в боевую стойку:

– Попробуй меня вырубить, лапушка!

Проигнорировав предостерегающий взгляд Кобба, Артур неторопливо приблизился к притворщику, дождался пробного игривого выпада и в одно мгновение поднырнул под руку и со спины мужчины стянул тускло-кирпичный пиджак, накрепко спутывая ему руки. Снисходительно похлопав по напряжённому плечу, Артур добавил:

– Будьте внимательней, мистер Имс. И заткнитесь, без вас тошно.

Парень пожалел о своём импульсе почти сразу: ответная подлянка редко когда заставляла себя ждать, но у него уже глаз начинал дёргаться от метаний изнемогающего притворщика.

– Согласись, что я прелесть, – промурлыкал выпутавшийся из пиджака Имс, стараясь, чтобы другие не услышали.

– С чего бы? – у Артура было много характеристик, и ни одна и близко не стояла рядом с «прелестью».

– Я спасаю тебя от скуки!

– Мне не скучно. Лучше Кобба спасай.

Имс покосился на погружённого в свои мысли взломщика и снова повернулся к хмурому координатору:

– Не-е, он не симпатичный.

Артур насмешливо поднял бровь:

– Мне жаль, что я стал предметом твоих симпатий.

– А мне – нисколько! Твои дёрганья бесценны, – он аж прищурился от удовольствия, наблюдая за раздувшимися от ярости крыльями носа парня.

Больше всего его бесило, что притворщик притворялся – да, тот скучал, но не настолько, чтобы капать на мозг окружающим, а в особенности ему, Артуру.

– Если ты заткнёшься, я скажу, каким был первый тотем Кобба, – сдавшись, координатор пошёл на шантаж.

Имс некоторое время думал, парень наслаждался блажённой тишиной.

– Пожалуй, я выживу и без этой информации, пупсик.

Артур с трудом удержался, чтобы не выругаться – он был уверен, что тот согласится, поскольку пару лет назад очень активно интересовался этим вопросом. Дом тогда послал его, а парень не стал разглашать из солидарности.

– Ладно. Обещаю с тобой болтать, если скажешь, какой твой тотем настоящий, – пошёл другим путём Артур.

– Ты о чём? –весьма и весьма натурально изобразил непонимание имитатор, но парень знал, что здесь есть подвох.

– У тебя две фишки. Но одна странная, по-моему, она раскрывается. Ты крутишь то одну, то другую.

Артура это занимало так давно, что он счёл информацию достойной ценой. Но Имс с ним не согласился:

– Нет, детка, ты путаешь, – он достал из кармана красную фишку и крутанул её, ловко перехватывая пальцами. – Одна фишка.

Координатор бесстрастно разглядывал растянутые в привычную усмешку пухлые губы притворщика. Взгляд был слишком непреклонным, эту тайну он явно собирался унести в с собой могилу.

– Ты слишком подозрительный, – продолжал Имс. – Слишком скованный в своих рамках слишком строгой одежды, слишком приглаженной причёски, слишком зажатого поведения...

Артур не хотел отвечать ему в том же тоне, что и уровнем ниже, считая, что там он поддался глубине и излишне раскрылся, а с имитатором надо держать ухо востро. Не потому, что парень ему не доверял, а совсем наоборот. Притворщик проницателен настолько, насколько вообще способен человек, а Артуру есть, что от него скрывать.

– А почему здесь всё такое... зыбкое? – Ариадна с сочувствием смотрела на координатора, и он понял, что она намеренно пришла на помощь. – Как будто непрорисованное. Это из-за наркотика?

– Нет, так выглядят естественные сны, – Артур посмотрел на Имса, предлагая продолжить, но тот отрицательно качнул головой, явно желая послушать мнение того, кто сны всё ещё видел. – Когда человек засыпает сам, мозг не достраивает границы, пространство тщательно обрисовано только в обозримом пространстве. Даже если снится воспоминание, за пределами видимости всё становится зыбким. Потому так нужны архитекторы для тех, кто входит в чужой сон – чтобы чётко обозначить границы.

– Если мы пойдём дальше, – Имс кивнул в сторону, где даль пряталась за тёмным туманом, – то попадём в лимб. Скорей всего... – он задумчиво посмотрел вверх, в мутно-белый туман.

– Это точно никому не известно, – улыбнулся Артур. – Просто предположение. Тот, кто терялся за пределами сна, уже не в состоянии поведать о происходящем там.

– То есть, – наморщила лоб девушка. – Если наш клиент сейчас проснётся и пойдёт в противоположную от нас сторону, мы упадём?..

– Нет, ведь у нас есть ты, – Артур снова улыбнулся, боковым зрением замечая быстрый взгляд Имса. – Во-первых, ты изначально внесла чёткость и устойчивость, обозначив деревни, пусть и дорисовал их клиент. Во-вторых, ты увеличила радиус, клиенту незачем придумывать столько джунглей...

– Но если я это всё делала, то почему оно такое убогое?! – в возмущении она даже повысила голос, срываясь с шёпота, и порывисто обвела рукой вокруг.

– Потому что ты делала не всё, – Имс протянул ладонь к тонкой сетке лиан, формирующих тропу, но пальцы ухватили только зеленоватую дымку. – Ты начертила периметр, и в его пределах должен быть сон, а заполняет его сознание клиента. В нормальном сне нет туристов, зачем тратить ресурсы?..

– Если клиент проснётся и осознает себя во сне, – неожиданно подключился Кобб, – мы сразу это заметим по нарастающей детализации окружающего мира. У обычных людей ничего не меняется независимо от того, знают они, что спят, или нет, но наш клиент – сновидец, он начнёт строить сон неосознанно, на рефлексах.

Артур подумал, что на самом деле-то Имс очень даже неплохо придумал, втянув всех в разговор – так время проходит незаметно даже в реальности. Тем более, что Кобб, много лет исследовавший различные области снов, мог поведать о таких вещах, о которых и сам координатор не знал.

Для кого-то искусство гулять по снам было семейным делом, например, для Молл, её отец обучил и Дома**. Такие сновидцы редко выбирали преступное применение своих умений, чета Коббов, скорее, исключение из правил.

Кто-то постигал одну из сторон искусства в армии, как Имс. Военные очень тщательно отбирали людей для таких экспериментов, но всё же просчитались, и возникла криминальная отрасль промышленного шпионажа.

А такие, как Артур, кто смог самостоятельно не только осознать свой сон, но и войти в чужой, встречались крайне редко.

В любом случае посвящённые открывали свои тайны только избранным – исключительно талантливым – людям, и ни о каком обмене знаниями и речи быть не могло, особенно в преступных синдикатах: чем умелей вор, тем больше он ценится. Работа в команде из незнакомых сновидцев всегда сопровождалась взаимным шпионажем и, в некоторой степени, риском. Репутация лучшего в своём деле служила бронежилетом, как и очень высокий прайс: заказчики, могущие себе позволить таких специалистов, обычно были заинтересованы в дальнейшем сотрудничестве – разумеется, при успешном исходе дела. Но риск оставался всегда.

Сейчас дело шло настолько гладко, что Артур заподозрил подвох. Конечно, он всегда всё так и планировал, но на практике обязательно что-нибудь шло наперекосяк. Интуиция, которую он толком не научился отличать от собственных мыслей, вроде бы молчала. Имс, чья чуйка всегда срабатывала на ура, вёл себя, как обычно, беззаботно, что на самом деле ни о чём не говорило. Кобб явно слишком хотел домой, к детям, которых не видел все месяцы подготовки, и места сомнениям не оставил. Ариадна всё принимала как должное, действуя здесь и сейчас и исходя из ситуации, она, как и Имс, предпочитала импровизацию чёткому плану, хотя сама никогда в сходстве не сознается.

Артур глубоко вздохнул и проигнорировал цепкий взгляд имитатора, с параноидальной сосредоточенностью проверяя до дурного мало связей на этом уровне. Всё, абсолютно всё было в полном порядке: клиент спал, проекции занимались своими делами, деревни молча ориентировали, коллеги чужое подсознание не трогали. Даже притворщик оставил свои фокусы и не мутил воду превращениями.

Знакомые оркестровые волны и гортанный голос коснулись слуха: Юсуф через десять секунд организует координатору выброс. Артур расслабленно расправил плечи: наконец-то что-то не так, и предупредил ребят о скором пробуждении.

За мгновение до пугающего падения он потянул за нить, взрывая деревеньку на окраине – по цепной реакции этот сон разрушится через двадцать минут, а когда уровнем ниже от тряски распадутся балки главного здания, клиент выпадет с третьего уровня в привычную темноту без намёка на видения. Снотворное гарантировало ему ещё час обычного сна, так что все последние события он забудет, по пробуждении помня только обычную тьму.

Сначала глубокий вдох, потом проверить тотем, найти любимый скол, пойти выше и нащупать углубления... Снова двойка говорит о положительном ответе. Артур вопросительно взглянул на нахмуренного химика, но раздавшийся глухой раскат грома всё объяснил. Жестом велев собираться, координатор поочерёдно резко наклонял стулья со спящими Ариадной, Домом и Имсом.

Прогноз погоды обещал грозу через два дня, и её неожиданный ранний визит оказался единственным форс-мажором. Артур раздражённо поджал губы, расставляя стулья точно по местам, он по-прежнему был весь в подозрениях. Юсуф не забыл отсоединить от Пассив клиента – отметины на запястье уже были едва заметны.

Ариадна поправила застиранную униформу и испуганно посмотрела на координатора: ей предстояло ещё неделю играть роль горничной в этой занюханной гостинице, чтобы не вызвать лишних мыслей у клиента, которому она примелькалась. Архитектор была единственной в их компании, кого никто не знал: ни братья по ремеслу, ни заказчики, ни ловцы, да и её миловидное наивное личико вызывало меньше подозрений, чем наглая морда Имса, аферистская – Кобба или смазливая артурова. Все характеристики высказал сам притворщик, когда объяснял, почему именно девушка должна приблизиться к клиенту, несмотря на отсутствие опыта в подобных делах. Дом тогда был так поражён, что больше тянул на жертву афериста, а координатор с трудом удержался от двусмысленного комментария, изобразив раздражение от «комплимента».

Архитектор дождалась, пока мужчины покинут комнату через окно, спускаясь со второго этажа по удобным, хоть и скользким от льющего сплошной стеной дождя, «ступенькам» из водосточной трубы, торчащего из стены куска арматуры и мусорных баков: этот путь отхода клиент явно для себя заготовил, и снизу бежать можно было сразу по трём направлениям. Закрыв за мужчинами окно и тщательно затерев подоконник и пол от успевших натечь лужиц, Ариадна в очередной раз поправила мешковатый подол, намагничивающийся на колготки, и на цыпочках покинула комнату через дверь.

В этом городке было всего три гостиницы, ничем не отличающихся друг от друга. Впрочем, был здесь ещё отель с претензией на пятизвёздность, с такими заоблачными ценами, что команда решила не привлекать внимания своей платежеспособностью. Оба оставшихся мотеля заняли Артур с Коббом, Юсуф снимал квартиру, а где жил Имс, парень не знал. Не то чтобы он не интересовался – он должен знать всё – но окольными путями узнать не удалось, а спрашивать прямо, признаваясь в бессилии, он не решился.

Артур нервно поправил ворот неприметной куртки и перехватил зонт левой рукой, с неприязнью вспоминая насмешливый прищур имитатора: никого другого он не постеснялся бы спросить прямо, даже не задумываясь о чужом мнении. В кармане устойчиво-реальный и потрёпанный жизнью кубик сказал «нет», веля успокоиться, а парень попытался вспомнить, на какой вопрос получил десятью минутами ранее противоположный ответ.

Он тогда тоже думал об Имсе, и не в первый раз мимоходом отметил, что собственный интерес уже приобрёл маниакальный оборот. Точно, он спрашивал себя, не показалось ли ему, или притворщик в этом деле был поразительно серьёзен? Он даже в реальности постоянно кого-нибудь передразнивал, и хотя его небритая физиономия несла всё те же черты, её выражение очень точно передавало чужие. Да и в работе он частенько, сталкиваясь с Артуром, принимал какой-нибудь нелепый, но знакомый облик, оставляя лазейку для догадки, что это не назойливая проекция. А сегодня, в чужом сне, он и лицом почти не кривлял, в кои-то веки уделяя больше внимания своим задачам, нежели заигрыванию с Артуром, даже когда они, на первый взгляд, бесцельно болтались по улицам в обнимку несколько дней.

Не то чтобы он относился к своим обязанностям спустя рукава в другое время, вовсе нет, просто раньше исполнение будто бы требовало меньше усилий, сохраняя время и силы на дурачества. В ком-то другом эти черты вызывали мимолётное раздражение, потому что были наигранными, казались неестественными, Имс же этим жил, умудряясь сочетать в себе многоопытность умного зрелого мужика и дерзость наглого уличного подростка одновременно.

Артур свернул с грязной пустынной улочки на улицу пошире и почище. Старинный румынский городок явно знавал лучшие времена, но он любил такие места и, часто меняя места жительства, в Румынии провёл около года когда-то. Их клиент предпочитал места более... облагороженные, но поскольку сейчас находился в бегах, то решил, что здесь его будет сложнее найти... Артур с полуулыбкой покачал головой своим мыслям, догадываясь, какими аргументами руководствовался вор: ничтожно малое количество уличных камер, повсеместная оплата наличными, невнимательные правоохранительные органы. Сам он предпочитал скрываться в густонаселённых городах, не всегда столичных, но значительных, с большим потоком приезжих: туристов, эмигрантов и дельцов, легко становясь частью толпы. В результате вора они нашли за неделю, а его самого ни разу так и не поймали.

У Имса сейчас очередной острый накал отношений с Интерполом, правда, Интерпол считал, что только первый, и имитатор не желал развевать его сомнения, попавшись, так что приниматься за работу, пока интерес к его персоне не станет умеренным, не хотел... стоило только Коббу сообщить, в чью голову они полезут на этот раз. Координатор тогда крайне невежливо подслушивал их телефонный разговор и знал, что Имс, не дожидаясь сути задания, перебил вопросом, куда вылетать. Обокрасть вора – это интересно, обокрасть профессионального вора – очень заманчиво, покопаться в подсознании сновидца и кое-что забрать, чтобы он ничего не заметил – это неосуществимо, потому Имс не мог не взяться.

С этим извлекателем несколько лет назад Артур работал, сновидцем тот был отличным, и обычно предпочитал работать один, но для отвлечения внимания заведомо милитаризированного подсознания ему понадобились имитатор и координатор. С тем делом, пусть и не очень гладко, они справились, но Артур вынес главное – сновидец был очень умелым, этакий человек-оркестр, редкий вид в их братии. Сложные многоэтапные задания он бы не осилил в одиночку, но за них он и не брался, предпочитая работать на себя, воруя почти по-обычному: подглядывая пароли и коды в чужих головах, вот в этом ему не было равных, потому нанимали его в основном для решения спорных финансовых задач. В целом, он вполне стабильно и относительно безопасно зарабатывал, потому с чего бы это ему начать сдавать и подставлять своих коллег, Артур не понимал. Через две недели они всей командой – включая даже Юсуфа – собираются в Эдинбурге и, быть может, Дом поведает о его мотивах.

Прежде чем подняться на облупленное крыльцо гостиницы, Артур пару раз обошёл вокруг и даже заглянул в окна своего номера, но всё по-прежнему было тихо, за исключением приближающихся раскатов грома. Зонт истекал водой, заливая потёртый ковёр, впрочем, сотканному ещё при Валахии, тому вряд ли могла навредить чистая лужа.

Координатор как знакомый клиенту отбывал первым на наименее отслеживаемом транспорте – автомобиле – до Бухареста, и уже оттуда самолётом в Вену, где он с новым именем полетит в Эль-Гизу. Следом отправлялся Кобб прямиком в Штаты, намереваясь провести с детьми как можно больше времени. Имс собирался наземным транспортом добраться до Бельгии, и уже оттуда плыть в Шотландию, а Юсуф с Ариадной летели в Париж через неделю вместе, но как незнакомцы, поскольку оставлять девушку без подстраховки не стоило.

Артур оглядел безличную мрачную комнату, намётанным глазом выискивая малейшие изменения, но в его отсутствие не заходила даже горничная. Он приоткрыл окно, впуская свежий влажный воздух, и принялся собираться в дорогу. Вещей практически не было, большую часть дорожной сумки занимал чемоданчик с ПЭССИВ, но комнату требовалось тщательно очистить от собственных следов.

Из-за грозы стемнело довольно рано, а уличные фонари ещё не зажглись, развевающиеся от порывов дождливого ветра серые занавески мельком демонстрировали тёмный провал окна, на подоконник которого неожиданно плюхнулся рюкзак с очень знакомыми рокерскими нашивками. Пару секунд спустя туда же приземлился и Имс.

–Хей, лапушка, соскучился?

Артур устало прикрыл ладонью глаза, но наглая ухмылка притворщика будто отпечаталась на веках.

– Чего вам, мистер Имс?..

– Мне здесь ещё сутки куковать, а к красотке, у которой я до этого пребывал, неожиданно явился муж, а ты же всё равно утром съезжаешь...

– Так пришёл бы утром, – Артур нахмурился, чувствуя какой-то подвох в его словах, но никак не мог поймать мысль за хвост, отвлекаясь на вымокшего мужчину.

– Ну ни фига себе, там вообще-то холодно и сыро, ты слишком жесток ко мне, милый!

– Имс, ты уже достал до самых...

Три углубления на кубике, на соседней стороне – пять, ни одной царапинки, ни намёка на скол. Само осознание сна послужило достаточным стрессом, чтобы Артур открыл глаза уже в реальности. Разжав кулак, он оглядел дешёвый пластиковый кубик со стёршейся краской, некоторые углубления угадывались только на ощупь. Запястья были чистыми, без следов пластыря или игл ПАССИВ.

Парень подошёл к окну. Рассохшееся дерево позволяло открыть щель, в которую могла проскользнуть разве что тощая бродячая кошка, да и тусклый свет торшера у двери не позволил бы разглядеть нашивки на рюкзаке. Наручные часы показывали начало седьмого вечера, и координатору пора было уже выходить, а никак не утром. Собственное подсознание всегда оставляло подсказки, но стоило во сне появиться проекции Имса, как парень напрочь забывал о внимательности.

Артуру очень хотелось считать настырный образ навязчивой идеей, глюком, багом, точкой выхода озверевшего от цепей контроля подсознания, но обманывать себя было так же нелепо и опасно, как и жить во сне, воплощая там все свои мечты и грёзы. Когда человек одним своим видом разбивает уже ставшую докучливой стену равнодушия, сложно убеждать себя в беспристрастности. Он повидал немало наглецов с дурным вкусом, с некоторыми даже работал, общался и сотрудничал, лишь мимолётно отмечая чужие недостатки, спокойно игнорируя наглость и холодно отвечая на подколки. Имс ему не понравился с первого взгляда, но Артуру вообще редко кто нравился и со второго, однако ж, никто не вызывал удушливую волну раздражения смешанного с предвкушением от яркой перепалки, бередившую привычное болото скуки. Иногда парень ловил себя на умилении, глядя, как нежно притворщик прикрепляет цепь к петелькам для ремня широких брюк или любовно повязывает бордовый широкий галстук в жирную синюю полоску поверх чуть мятой тёмно-голубой с мелким округлым узором рубашки. Артур поражался не только любви к убойному сочетанию, но и умению находить такие вещи, он никогда не встречал ничего подобного в магазинах. И всё же он не мог отказать имитатору во вкусе – когда надо было выглядеть с иголочки, тот все детали подбирал безукоризненно, что каждый раз выбешивало Артура, правда, по большей части из-за собственного слюнотечения. Так что на самом деле координатор был рад, что Имс просто обожал странные вызывающие шмотки.

Артур цепко оглядел оставляемую комнату. Ключ, со всей тщательностью избавленный от отпечатков пальцев, он оставил в замке, не намериваясь тратить время и светиться при выписке, окно закрывать не стал, и смял покрывало на кровати, чтобы аккуратно протёртые все поверхности, которых он мог коснуться, не привлекали внимания, и если горничную спросят, не оставлял ли кто номер в идеальном порядке, она не вспомнит. Паранойя считалась приобретённым навыком среди их братии, но Артур с ней жил так давно, что мания защищать себя всевозможным образом намертво въелась на уровне инстинктов.

Легко сбежав по глухо скрипнувшим ступеням, координатор скользнул за стойку регистрации с дремлющим стариком и бесшумно открыл неприметную дверь. Лабиринты никогда не были проблемой для Артура, он легко разобрался паре коридоров и десятке дверей, и вышел на задний дворик. Ветер уже отогнал тучи на запад, скрывая закатное солнце, но света было достаточно, чтобы в это время обойтись без фонарей.

Координатор прикрыл за собой калитку и услышал до смерти знакомый чуть хрипловатый голос:

–Ну наконец-то ты навёл марафет, я тебя заждался!

У мусорных баков негромко тарахтела раздолбанная машина местного производства, за рулём которой ехидно скалился Имс. Артур с отвращением прожёг взглядом потрёпанную кепку, которая вполне могла принадлежать сицилийскому водителю в то время, когда мода на копполу только пришла с родины Имса.

– В чём дело? – Артур незаметно огляделся по сторонам, неторопливо шагая к автомобилю. – Планы изменились?

– Ага, – имитатор сунул в рот сигарету и вывернул руль. – Садись уже, копуша.

Парень занял место и аккуратно уложил сумку в ноги, едва не расшибив себе лоб из-за рывка машины. Пристёгиваясь, он разозлёно прошипел:

– Отвратительное вождение – это роль или суть?

– Это проявление моей изменчивой натуры, – промурлыкал Имс.

– Так что случилось? Нас раскрыли?

– Просто немного изменились пути отхода – вместо тебя летит Дом, а мы с тобой отходим по моему плану и немного раньше. Но ты не переживай, пупсик, – он небрежно похлопал Артура по бедру и успел убрать руку до того, как парень решил организовать наглецу перелом. – Я не дам тебя в обиду.

– В самом деле, Имс, – координатор откинул спинку сидения немного назад, устраиваясь поудобней. – Стоит тебе довериться. Думаю, ты в состоянии сыграть хорошего водителя, чтобы я смог нормально поспать.

– Эй! Мы Румынии! Здесь вместо дорог полоса препятствий на выживание, а в яме вполне может скрываться вход в Нарнию или метро! – он вильнул, пропуская лужу между колёс, а парень и без него прекрасно знал, что в такой кажущейся невинной выбоине можно увязнуть намертво.

– Да-да... – Артур сложил руки на груди и закрыл глаза, откидывая голову назад. – Я знаю. И приятно удивлён, что ты выбрал АРО вместо иномарки, только они учитывают проблему местного бездорожья. Угнал?

– Одолжил.

– Хватятся?

– Нет.

– Уверен?

– Лапушка, ты во мне сомневаешься?

– С учётом того, что это не меня ищут три разных отряда Интерпола, две разведки и чёрт знает сколько вольных наёмников, пожалуй, что нет...

– Ах, беспокоишься? Мне так приятно... Спешу утешить: один отряд и Ми-6 я уже сбросил, умерев.

Артур уже задрёмывал, действительно доверяя Имсу свой сон, и намеривался застать того расспросами о смене первоначального плана позже, врасплох. Сигаретный дым уже выветрился, но лёгкий след, исходящий, скорее, от прокуренного мужчины, всё ещё волновал обоняние – в табаке имитатор знал толк.

Из очередного воспоминания-перевёртыша он вынырнул под знакомую песню Пиаф с бешено колотящимся сердцем и ожидая чего угодно, но только не ржущего притворщика. Едва не проткнув пальцев дешёвую магнитолу, он выругался:

– Имс!

– Я устал, зайка, смени меня.

Пересаживаясь за руль, Артур машинально проверил тотем и зафиксировал время сна – два часа сорок минут – вполне достаточно для отдыха. Имс с наслаждением жевал огромный и остро пахнущий сэндвич, ковыряясь в своём смартфоне, и координатор решил, что время пришло:

– Куда едем?

– В Будапешт, там сменим машину.

– Ты хочешь до Эдинбурга на машинах доехать?

– Хм... – имитатор медленно жевал, создавая паузу для поиска ответа, но сразу понял, что провалился – он тоже слишком расслаблялся в присутствии координатора, забывая придумывать маскировку. – Видишь ли, Эдинбург отменяется. Дом решил, что раз извлечение прошло как по маслу, то нам не нужно устраивать собрание. А я тебе нашёл работу в Бремене!

– Ты нашёл. Мне. Работу, – процедил Артур, уже не находя в себе сил злиться на стихию. – Я должен напоминать, что сам выбираю задания?

– О, я знаю критерии твоего отбора, – отмахнулся притворщик, больше внимания уделяя разваливающему сэндвичу, чем другу. – Заказчик связан гарантом, а из напарников только я.

– Подожди, а архитектор, а взломщик?.. – парень только к концу фразы понял, что попался на крючок – Имс намеренно вызвал его возмущение, тем самым вынуждая согласиться.

– Строить будешь ты, – мужчина довольным котом устроился боком, развернувшись лицом к водителю. – Мне нужны замкнутые лабиринты. А извлекать ничего не надо, только подглядывать.

Артур с сомнением встретил предвкушающий взгляд напарника. До границы с Венгрией ехать ещё часа четыре, если верить навигатору, а у Имса были проблемы со сном – по наблюдениям координатора, ему требовался по меньшей мере час, чтобы заснуть. Не самая серьёзная проблема при их работе, зато есть время для выяснения деталей. Артур прекрасно знал, что согласился бы в любом случае, просто потому, что уже не мог отказаться от легальной возможности быть рядом с ним, спорить с ним, злиться на него, терпеть его заигрывания. И в очередной раз питая надежду, что изменчивому имитатору надоела неопределённость их отношений и он, наконец, признает свою константу.

Артур был терпелив и никогда не врал сам себе. Имс отличался теми же качествами, но проблемы с доверием – самому себе – у него были куда серьёзней. Так что координатор ждал, когда мужчина наконец-то признает, что это не очередная влюблённость, настойчиво желая, что предвкушение в кошачьих глазах ему не померещилось.

Слишком много ревнивых взглядов позволял себе Имс, когда координатор щедро дарил улыбки кому-то другому, но так редко – ему. Слишком явственно испытывал удовольствие, нарушая тщательно оберегаемое личное пространство. Слишком пристально изучал реакцию на малейшую свою провокацию. Чем-то это должно было закончиться.

Артур не собирался за ним бегать, он просто ждал, когда Имс признает и примет себя.



____________________
* ну да, ну да, это моё мнение *аффтар содрогнулся*
** я считаю профессора в Париже тестем, судя по показанным отношениям.
...на главную...


сентябрь 2019  
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30

август 2019  
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031

...календарь 2004-2019...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2019.09.22 01:03:15
Ноль Овна. Астрологический роман [10] (Оригинальные произведения)


2019.09.22 00:25:09
Несовместимые [9] (Гарри Поттер)


2019.09.18 16:05:59
Фейри [4] (Шерлок Холмс)


2019.09.15 23:26:51
По ту сторону магии. Сила любви [2] (Гарри Поттер)


2019.09.13 12:34:52
Рифмоплетение [5] (Оригинальные произведения)


2019.09.09 07:27:12
Дорога домой [2] (Гарри Поттер)


2019.09.08 17:05:17
The curse of Dracula-2: the incident in London... [25] (Ван Хельсинг)


2019.09.06 08:44:11
Добрый и щедрый человек [3] (Гарри Поттер)


2019.09.02 20:10:13
Змееносцы [10] (Гарри Поттер)


2019.09.01 18:27:16
Тот самый Малфой с Гриффиндора [0] (Гарри Поттер)


2019.09.01 18:26:51
Бессмертные [2] ()


2019.09.01 18:25:46
Prized [4] ()


2019.08.30 19:16:22
(Не)профессионал [3] (Гарри Поттер)


2019.08.25 22:07:15
Двое: я и моя тень [3] (Гарри Поттер)


2019.08.24 15:05:41
Отвергнутый рай [19] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2019.08.17 16:01:20
Сыграй Цисси для меня [0] ()


2019.08.13 20:35:28
Время года – это я [4] (Оригинальные произведения)


2019.08.09 18:22:20
Мой арт... [4] (Ван Хельсинг, Гарри Поттер, Лабиринт, Мастер и Маргарита, Суини Тодд, Демон-парикмахер с Флит-стрит)


2019.08.05 22:56:06
Pity sugar [3] (Гарри Поттер)


2019.07.29 16:15:50
Солнце над пропастью [107] (Гарри Поттер)


2019.07.29 16:03:37
Я только учу(сь)... Часть 1 [53] (Гарри Поттер)


2019.07.29 11:36:55
Расплата [7] (Гарри Поттер)


2019.07.25 20:04:47
Чай с мелиссой и медом [1] (Эквилибриум)


2019.07.19 21:46:53
Своя цена [18] (Гарри Поттер)


2019.07.13 22:31:30
Драбблы по Отблескам Этерны [4] (Отблески Этерны)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2019, by KAGERO ©.