Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Кто сказал, что мы магглы? Мы знаем волшебное слово. И это слово, произнесённое вовремя, убережёт нас от любого проклятья. С помощью этого слова можно избавиться от любого врага. И сам Волдеморт проиграл лишь отому, что не ведал значения этого слова. А стоило ему в своё время произнести это слово - и никакой возни с Пожирателями бы не было.
Слово это - ИМХО!
Alphius, тщеславный некромант

Список фандомов

Гарри Поттер[18373]
Оригинальные произведения[1199]
Шерлок Холмс[713]
Сверхъестественное[454]
Блич[260]
Звездный Путь[250]
Мерлин[226]
Робин Гуд[217]
Доктор Кто?[210]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![182]
Белый крест[177]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[171]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[131]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Произведения А. и Б. Стругацких[104]
Темный дворецкий[102]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[26]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[46]
Фандомный Гамак - 2015[4]
Британский флаг - 8[4]
Фандомная Битва - 2015[49]
Фандомная Битва - 2014[18]
I Believe - 2015[5]
Байки Жуткой Тыквы[1]
Следствие ведут...[0]



Немного статистики

На сайте:
- 12492 авторов
- 26838 фиков
- 8461 анекдотов
- 17423 перлов
- 646 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...


Хозяин Заколдованного замка

Автор/-ы, переводчик/-и: Беренгелла
Бета:клурикон, Natali Fisher
Рейтинг:PG
Размер:мини
Пейринг:Гарри Поттер/Гермиона Грейнджер, мистер и миссис Грейнджер, Волдеморт, Фенрир Сивый, Люциус Малфой, Северус Снейп, Рита Скитер, Минерва МакГонагалл, Сириус Блэк, Хедвиг, Драко Малфой
Жанр:AU, Romance
Отказ:Роулинг роулингово, Диснею диснеево, а народные сказки и так народные
Вызов:Winter Temporary Fandom Combat 2017
Фандом:Гарри Поттер
Аннотация:Гермиона никогда и ни у кого не видела таких ярких зеленых глаз.
Комментарии:Очень вольный ретеллинг "Красавицы и чудовища", с использованием других сказочных сюжетов.
Каталог:AU, Полуориджиналы
Предупреждения:AU
Статус:Закончен
Выложен:2017.04.02 (последнее обновление: 2017.04.01 19:03:44)
 открыть весь фик для сохранения в отдельном окне
 просмотреть/оставить комментарии [2]
 фик был просмотрен 1408 раз(-a)



Матушка была бы недовольна, если бы узнала, что Гермиона полезла в озеро. Но потерять нескольких уток тоже нельзя, а все к тому шло — Гермиона не заметила, как они выбрались из запруды на большую воду. Успокаивая себя, что Черное озеро — это все-таки не Запретный лес, в который она точно не сунулась бы ни за какие сокровища мира (да, даже за новой книгой!) — она сделала первый шажок.
Вода ласкалась, обнимая ступни и лодыжки, и была теплой, очень теплой для начала лета. Быстро переловив уток, Гермиона с сожалением выбралась на берег. Как же хотелось искупаться!
...Вернуться к озеру удалось только через несколько дней. Без любопытных подружек или осточертевших уток. Теперь у Гермионы не было никакого оправдания, и оттого, что она собиралась нарушить родительский запрет, сердечко колотилось где-то в горле. Но вода была такой теплой, мягкой, манящей. А дно пологим. Делая осторожные шажочки, Гермиона дошла уже до середины озера, а вода все еще едва доставала до плеч. Противоположный берег, тот самый, с которого начинался Запретный лес, из воды выглядел совсем обычным — та же трава, те же кусты, разве что разрослись чуть гуще. Наверное, Гермиона даже подумала о том, как переберется туда, потом обратно и расскажет всем в деревне, что никакой опасности в Черном озере на самом деле нет.
Она сделала еще шаг, но вместо привычного уже дна ощутила под ногой пустоту, потеряла равновесие и с головой ухнула в темную воду. Гермиона отчаянно забарахталась, но стало только хуже — как будто что-то поймало её ноги и вот-вот утянет вниз. А потом непонятное «что-то» передумало и вышвырнуло Гермиону из воды, да с такой силой, что она долетела до берега и свалилась в кусты ежевики.

— Ну открой глаза! Пожалуйста! — уговаривал кто-то.
И Гермиона открыла. И увидела незнакомого мальчишку, который протягивал ей ягоды земляники. Заглянув ему в лицо, Гермиона пропала: она никогда ни у кого не видела таких ярких зеленых глаз! Ни в деревне, ни у путников, что ночевали на постоялом дворе родителей. До сих пор ей попадались карие глаза всех оттенков, от светлых, будто мед, до почти черных. Или голубые, как небо. Или серые, как лед весной. Но не яркая зелень.
— Ты кто? — спросила Гермиона с удивлением.
— Я — это я, — ответил мальчишка. — Я здесь живу!
— В лесу? Так ты из лесного народа?
— Да нет же, в замке! Но замок в лесу.
— Врешь! Это Запретный лес! А в замке живет старый колдун!
— А вот и нет! В замке живу я! И моя собака! И моя кошка! И моя летучая мышь!
— Да ладно тебе! Выдумываешь и про собаку, и про кошку. Вот летучая мышь, может, и живет, и превращается в вампира!
— Точно превращается? — зеленые глаза загорелись неподдельным интересом. — А ты можешь ему об этом сказать? А то он старый и ворчливый, с ним даже не поиграешь! Вампир — это было бы круто!
Гермиона рассмеялась. Этот новый знакомый был забавный! И тоже верил в сказочное и необычное! Не то что Рон, который изо всех сил старался казаться серьезным и презрительно хмыкал на любые интересные истории, выдумка, мол. Не то что Джордж и Фред, которые пытались любую сказку сделать былью и даже научили танцевать козу своей матушки. Не то что Седрик, который давно уже помогал отцу в мастерской, а по воскресеньям выпивал вместе со взрослыми мужчинами стаканчик сидра и совсем не смотрел в сторону Гермионы, как будто это не с ним они играли в прятки еще три лета назад.
Зеленоглазый подхватил её смех.
— Я — Гермиона, живу за озером...
Она махнула рукой, указывая, и сама оглянулась на водную гладь. Та вдруг заполнила всё пространство до горизонта, пугая до чертиков, и Гермиона поняла, что больше ни за что в жизни не сунется в Черное озеро. А значит — не увидит маму, папу, маленькую сестренку. Как же теперь добраться домой?
Новый знакомый осторожно вытер слезинку со щеки Гермионы.
— Я знаю брод. Я выведу тебя! Только поиграй со мной немного! Сюда так редко кто-то приходит!

Мальчишка не обманул. Он провел её через озеро на закате, когда солнце почти скрылось за горизонтом и подсветило воду красноватыми лучами. Гермиона шла осторожно, след в след ступая за провожатым, пока тот неожиданно не остановился на полпути.
— Мне дальше нельзя! — сказал он извиняющимся тоном.
— Я думала, ты меня доведешь!
— Там мелко! Даже если собьешься с дорожки, не страшно.
— Но я хотела тебя со всеми познакомить!
— Мне нельзя дальше! Иди! И не оглядывайся! — добавил мальчишка торопливо.
Едва Гермиона сделала еще один шаг к родному берегу, как на неё обрушилась какофония тревожных звуков: лаяли собаки, перекрикивались люди, её кто-то звал! Её же ищут! Матушка рассердится! На секундочку Гермионе захотелось повернуть обратно, в безмятежный день, но в спину упирался острый кулачок, подталкивал вперед — и она пошла. А потом — оглянулась, не из вредности или упрямства, а просто по дурацкой привычке оглядываться на прощанье... И закричала от неожиданности! На месте зеленоглазого мальчишки стоял молодой олененок, который тут же отпрыгнул в сторону — только копытца и мелькнули, — окатив Гермиону брызгами. Она вскрикнула еще раз — к ночи вода стала совсем холодной — и поняла, что к ней по воде кто-то бежит. Папа! Папа подхватил её на руки и понес к берегу, прижимая, будто самую драгоценную ношу.

Родители сердились. Очень. Даже папа. Гермиона была его любимицей и все надеялась, что он отменит запрет гулять за деревней, но не тут-то было. Папа сказал, что Гермиона уже взрослая, и пора бы ей помогать родителям на постоялом дворе и в мастерской, а не бегать к Черному озеру. Или, тем паче, к Запретному лесу.
Запретный лес был запретным всегда: и когда Гермиона только родилась, и когда её родители сами были детьми, и даже старый Аберфорт еще со своего детства знал, что соваться в чащу опасно. Поговаривали, будто растут там деревья, которые сами нападают на путников, и живут восьмиглазые пауки размером с корову, и им ничего не стоит съесть взрослого человека. И других чудищ хватало, а в сердце леса будто бы стоял замок, в котором жил страшный-страшный колдун. Он мог поднимать нежить, призывать драконов и управлять оборотнями. И жил тот колдун вечно, потому что заманивал к себе в логово молоденьких девушек, женился на них, а потом выпивал их здоровье и молодость, оставаясь таким же красавчиком, как был. И через несколько лет снова искал себе жену. Последний раз, когда еще Гермиона только родилась, из деревни пропали сразу двое. Красавица Лили, дочка мельника, ушла как-то к озеру и не вернулась. Сначала искали её, но без толку. А Северус, сын вдовы Снейп, всё уговаривал мужчин идти вглубь леса — но никто не решился. И Северус отправился сам, да так и сгинул. Может, его волшебник из замка забрал, может — лесной народ. И такие бывают, да. Сверху и до пояса — человек, снизу — что твой конь. Скачут через чащу с луками наперевес и никого в своем лесу не боятся, зато чужаков ой как не любят! Старая Арабелла, учившая Гермиону и других девушек плести кружева и ткать, знала много сказок. И только Луна, дочка странного часовщика, что прибился в деревню совсем недавно, да так и остался в ней жить, спорила с Арабеллой, будто бы лесной народ совсем не такой. Это люди дивной красоты, в зеленых одеждах и с зелеными волосами. А вот про луки — все правда. Они метко стреляют и совсем не любят чужаков.
Но ни старая Арабелла, ни Луна, ни её чудаковатый отец, ни тетушка Молли, у которой детей было столько, что ей впору было знать все сказки на свете, ни мама и ни папа, и никто из гостей их постоялого двора не знал историй о зеленоглазых мальчишках, что в сумерках оборачиваются оленями.

Гермиона пыталась его разыскать. Пусть её не пускали к озеру, пусть давали много поручений по хозяйству. Когда наконец удалось выбраться из деревни, наступила осень. Гермиона не полезла в холодное озеро, а сразу направилась к чаще. По тропинке, засыпанной красными листьями, ушла так далеко, что едва видела деревню сквозь заросли. И не нашла ни замка, ни следа лесного народа, как бы тот ни выглядел, ни зеленоглазого мальчишки, ни оленей. И только когда возвращалась домой, всё казалось, будто кто-то смотрит на неё из-за деревьев, но как Гермиона ни оглядывалась — так и не смогла никого заметить.
А уже на самой опушке, на ветке падуба, нашелся дивной красоты медальон, теплый, будто его кто-то только что оставил. Гермиона искала хозяина пропажи, звала и ждала почти до сумерек, но никто к ней не вышел. Так она медальон и забрала.
Зеленоглазый мальчишка снился ей иногда, но всё реже и реже, пока она и вовсе его не забыла.

В свои шестнадцать Гермиона слыла первой красавицей и знатной мастерицей. Никто из учениц старой Арабеллы не плел кружева лучше. Нитка слушалась её пальцев, будто по волшебству. Говорили, что её кружева достойны королей. И если раньше запасы распродавали приезжим купцам, то теперь отец Гермионы решил сам ехать в порт, а то и за море.
Прошли недели, потом месяцы, вернулись мастера, что ездили на ярмарки по всей стране, — а отца всё не было и не было. И никто не мог сказать о нем ни словечка — кого ни спроси, все говорили, будто расстались с ним задолго до возвращения в деревню и даже не знают, выручил ли он денег за кружева.
Мать Гермионы извелась и места себе не находила. Она вот-вот должна была родить третьего ребенка и всё чаще, поглядывая на Гермиону, заговаривала о том, что в доме нужен мужчина. И о том, что Рон — покладистый и работящий. А Невилл — серьезный, и растения его слушают, как завороженные. А Симус — весельчак и балагур, и гости постоялого двора будут рады его байкам. А Седрик — единственный сын старосты…
Приближалось лето. К Лаванде, что жила по соседству, посватался парень с соседней улицы, и Гермиона каждое воскресенье встречала с неприятным предчувствием: вдруг кто и к ним постучится и начнет расхваливать кого из парней. И только когда день заканчивался, а никто не пытался набиться в мужья — вздыхала с облегчением.

А потом вдруг вернулся отец. Мать расплакалась, разохалась от счастья. Сестрёнка прыгала вокруг, выпрашивая гостинец. А Гермиона смотрела на него и чувствовала что-то чужое, неладное.
А дело было так. В порту отец продал кружева за хорошие деньги и уже хотел возвращаться, но тут купец уговорил его отправиться с ним за море — там-де можно купить редкие самоцветы и пряности. Отец послушался уговоров, отправился за море и вернулся оттуда еще богаче, чем был. В порту повстречал он путника, что ехал в эти края. Тот велел звать его Сивым. Был он плечистым, с лохматой гривой, желтыми зубами и недобрым прищуром. Боялись его и трактирщики, и разбойники.
Они ехали вдвоем, а на третий день остановились на ночь в гостинице, в городке, что за Запретным лесом. Им дали комнату под самым чердаком, но с большим окном, в котором виднелась полная луна.
Отец Гермионы знать не знал, что вез Сивый, но, видно, что-то ценное. Потому что ночью вломились к ним человек десять, с палками и ножами. Он уже и с жизнью попрощался, но тут ступил Сивый под лунный свет — и обернулся волчищей, да таким, что и не видывали никогда, огромным, косматым, желтозубым. Обидчики бросились врассыпную, вот только ни один не ушел, зверь рвал их когтями, заливая пол кровью.
Отец Гермионы думал, что и к нему смерть пришла — но волчище посмотрел на него и обернулся человеком. Забрал свой товар, сказал, что им не по дороге больше — и в окно выпрыгнул.
Отец попытался уехать, только в паре миль от города нагнали его шериф и стражники. Пусть горожане и боялись шайки Дикого Тони, но виданное ли дело — перебить всех бандитов за один раз! Теперь чужаков боялись больше. Горожане требовали, чтобы отец Гермионы выдал сообщника, а там и вовсе постановили его повесить, а имущество в городскую казну отдать. И было бы так, да только вернулся Сивый и спас его, и даже коня его вывел, и деньги, и гостинцы — все в точности в сумках было. Но по пятам погналась городская стража, отец Гермионы получил стрелу в спину, и последнее, что он помнил, — как Сивый цокал языком и говорил, что если в замке им не помогут, то не поможет уже никто.
Очнулся отец Гермионы в диковинном замке. И лечили его — вот рассказать кому, так и не поверят — волк, да кошка, да мышь летучая. А еще с ним иногда хозяин замка говорил, только на глаза не показывался. А Сивого и след простыл. Хозяин объяснил, что в Заколдованном замке может только один человек жить, а потому Сивый привез раненого к порогу, а сам даже не заходил, уехал. Да и отцу Гермионы пора, раз уж он вылечился.
Хотел отец хозяина отблагодарить, предлагал и самоцветы дорогие, и заморские пряности, и просто деньги, но тот все отнекивался, отшучивался.
— Ну, проси тогда, что сам пожелаешь, добрый хозяин! Клянусь, отдам все, что попросишь. Все равно мне век с тобой не рассчитаться!
Хозяин замка надолго замолчал, а когда заговорил, то был зол.
— Глупец! Ты зачем такое сказал?! Теперь мне плату взять придется! Отдашь то, что у тебя дома есть, а ты про это еще не знаешь? Не отдашь, конечно! Тогда сам в замке навсегда останешься!
На одно только удалось уговорить хозяина — в деревню съездить, с семьей попрощаться, гостинцы отдать. И ждут теперь отца у опушки Запретного леса волк и собака, ждут, чтобы на рассвете вернуть в Заколдованный замок.
Плакала мать, плакала сестренка, а Гермиона думала о том, что любую клятву можно выкупить. Она подмешала в питье сонные травы, а когда все заснули, ушла из дома. На опушке Запретного леса нашла она собаку и волка и попросила отвести ее к хозяину Заколдованного замка.

— Покажись, добрый человек, — попросила Гермиона.
— А я не человек вовсе, — хмыкнул кто-то рядом. — И не добрый.
— Но ты же папу спас!
— Так это ты вместо купца пришла? Сколько лет его дома не было, что он о тебе не знал?
— Папа не такой! И он знал! И я... — Гермиона озиралась, но хозяин замка оставался невидимкой, и тогда она повернулась к креслу в центре залы. — Я пришла тебя просить — освободи его от клятвы. Я хорошая рукодельница и смогу сделать тебе столько кружев и вышивок, сколько захочешь!
— Кружева здесь не помогут!
— Но в твоем замке не хватает уюта! Гобелены и шторы рассыпаются, а...
Хозяин рассмеялся, и смех звучал как будто отовсюду.
— Шторы и гобелены мне не понадобятся. Все равно балов здесь не давать. Мне нужен человек. И раз уж ты так радеешь за отца, можешь остаться вместо него. Рита покажет тебе комнату.
К Гермионе подлетел большой жук с зелеными крылышками, и пришлось идти за ним по коридорам и лестницам. Комната была в башне, небольшая, но уютная, с кроватью под бархатным пологом. Гермиона завернулась в одеяло, думала заплакать, но не успела — от усталости заснула крепко-крепко. И приснился ей ее давний знакомый — зеленоглазый мальчишка, что умел оборачиваться оленем. Только утром она об этом не вспомнила.

День за днем Гермиона оставалась в Заколдованном замке и не выпускала из рук то веретено, то челнок, то иглы. Кроме жука, собаки и волка увидела она еще кошку, и крысу, и зайца, даже летучую мышь. Только хозяин замка оставался невидимкой, но иногда с ней разговаривал.
— А покажись мне! — просила Гермиона.
— Не могу, — отвечал тот. — Я не человек сейчас.
— Как такое может быть?
— Это Заколдованный замок. И в нем может жить только один человек. Если я превращусь в человека, то ты тут же станешь зверем. Могу поспорить, что белкой — очень уж ты хлопотать любишь!
— А вот и неправда! — обижалась Гермиона. — Стану птицей и брошу тебя!
— Тогда я приду за твоим отцом! — отвечал невидимка, и они ссорились на несколько дней.
И Гермионе приходилось разговаривать с кошкой. Или с жуком. Или с собакой. И только летучая мышь шипела на нее и улетала в другую комнату.
— А твои животные раньше тоже были людьми?
— Я не знаю! Они всегда были в замке.
— Тогда откуда ты знаешь, что я в кого-то превращусь? Покажись мне!
— Нельзя! Замок рассказал мне, что нельзя. Замок проклят, и я проклят вместе с ним. Если я покажусь кому-то, тот человек станет зверем. Или испугается до смерти. Потому что сейчас зверь — я!
— Ты невидимка!
— Я в мантии-невидимке, и я не человек.
Шли дни, и Гермиона снова начинала расспрашивать хозяина.
— Ну неужели ничего нельзя сделать?!
— Можно, — ответил он как-то. — Выходи за меня замуж.
— Что?!
— Ну-у... — протянул хозяин замка, и Гермиона могла бы поклясться, что не будь он невидимкой, видела бы, как он прикусывает губы. — У этого проклятия есть разные условия, и, например, его можно снять, если какая-нибудь смелая девушка согласится выйти замуж за чудовище из замка. Ты вот смелая?
— Ну-у-у... да.
— Ну так выходи за меня!
— Я тебя не люблю!
— Разве я любить просил? — невидимка обиделся и выскочил из залы, только дверь хлопнула.
Потом они помирились. Он вообще был добрый, хозяин замка, в этом Гермиона не ошиблась. Он даже показал ей комнату с волшебным зеркалом. Видела она в нём, что родители грустят по ней, что сестренка подрастает и тоже становится красавицей, и что родился у неё маленький братик. Родители как раз хотели его крестить, и Гермиона запросилась:
— Отпусти меня в деревню! Хоть на денечек! Я только братишку на руках подержу, а потом вернусь к тебе. Честное слово!
— Я знаю, — вздохнул невидимка. — Возьми в кладовых подарки, какие захочешь. И остаться можешь на неделю. Но только вернись, пожалуйста!
Гермиона захлопала в ладоши и подумала, что обняла бы сейчас и чудовище, не испугалась.

Папа, мама, сестренка — все были рады. И даже малыш улыбался и тянул к Гермионе ручки. Первую ночь проспала Гермиона спокойно, только снился ей зеленоглазый мальчишка, который вдруг обернулся красивым юношей и попросил: «Вернись ко мне, ты же обещала». И на вторую ночь он ей приснился, и на третью. А утром сказала Гермиона родителям, что хочет вернуться в Заколдованный замок.
— Останься, дочка! Хозяин отпустил тебя на неделю, ведь так?
— Ему плохо без меня!
— Слишком ты добрая, дочка! Нам ведь без тебя тоже плохо! Оставайся пока, а завтра жених твой приедет!
— Какой такой жених?
И отец рассказал ей, что купец, который купил её кружева, очень уж их расхваливал, да говорил, что для такой мастерицы ничего не жалко. А когда узнал, что сплела их молодая девушка, то захотел её в семью принять. Очень тот купец убивался, когда узнал, что Гермиона пропала. А сейчас, когда она вернулась, то отец ему сообщил, и вот-вот приедут и купец, и сын его.
— Папа, как же я замуж выйду, если я хозяину замка обещала с ним вместо тебя оставаться!
— Нет, дочка! Не годится такое, чтобы ты век в Заколдованном замке с чудищем каким коротала!
— Он не чудище!
— Как будто ты его видела. То-то! Моя это глупость была, вот я в замок и уйду. Только посмотрю на тебя в свадебном платье и уйду. Драко будет тебе хорошим мужем, а Люциус и о матери позаботится, и сестре хорошего жениха найдет, и Стефана не оставит.

Был жених и красив, и учтив, и смотрел так, будто одну только Гермиону и видел. Все девушки в деревне ей завидовали, а Гермиона места себе не находила — ведь положенная неделя прошла, а она никак не могла дать знать хозяину замка, что не придет больше.
А когда уже жених ждал внизу, а мать и сестра наряжали Гермиону в подвенечное платье, она решилась на хитрость. Попросила минутку, будто бы с детством проститься, а как только все из комнаты вышли — к окну кинулась. Но только хотела вылезти, как к окну подлетела сова и бросила ей под ноги маленький сверток. Гермиона открыла его и надела на палец тоненькое колечко. И — исчезла из комнаты и в тот же миг оказалась у ворот Заколдованного замка.

Но что-то с замком было не так, будто не жилой он стал за неделю. Гермиона носилась по комнатам, открывала шторы, отпирала ставни, чтобы впустить хоть немного света, но не могла никого найти. И кошка, и крыса, и собака, даже жук и летучая мышь куда-то исчезли. И хозяина слышно не было, хоть Гермиона везде смотрела.
Осталась наконец только одна спальня — хозяина. Тот строго-настрого запретил даже к двери приближаться. Но Гермиона все-таки решилась.
В комнате всё было из камня: мебель, ковры, даже зеркало, а в центре стояла кровать, как каменный постамент, и была на ней статуя юноши, будто бы спящего. Гермиона дотронулась до нее — и камень показался ей теплым-теплым.
— Ты не можешь ему помочь, — сказал кто-то рядом.
— Ты кто? — встрепенулась Гермиона.
Её новый собеседник был красив, как ангел. Если бы у ангелов были красные глаза и полупрозрачное тело.
— Я? Его прошлое. И будущее. Бедный-бедный Гарри, — призрачная рука погладила статую, оставляя за собой след из инея. — Зачем ты доверился маггле?
— Кому? — переспросила сбитая с толку Гермиона.
— Тебе! — презрительно бросил красноглазый. — Убирайся!
Гермиона выбежала из комнаты в слезах, а потом из замка, и бежала по лесу, не разбирая дороги. И оттого, наверное, не заметила сову, которая почти влетела ей в лицо. Сова была та же самая, что принесла утром кольцо. А может, в этом лесу всегда водились такие совы, и эта была другой. Она как будто злилась на Гермиону, всё время подлетала к её лицу, заставляя пятиться и бежать. И Гермиона бежала, пока не споткнулась и не полетела куда-то вниз, цепляясь волосами, разрывая платье, царапая руки. И не успела отбиться от волка, который проворно втянул её в большую нору.

Придя в себя, Гермиона ошалело переводила взгляд с собаки на кошку, с кошки на жука, с жука на волка, с волка на летучую мышь. Совы, которая так её напугала, не было, и Гермиона осторожно двинулась к выходу из норы. Но не тут-то было! Она и шагу не сделала наружу, как перед ней спикировала летучая мышь и вдруг обернулась призраком — черноволосым мужчиной в черных одеждах.
— Куда-то спешите, юная леди?
— К... кто вы?
— Неважно! Исправьте то, что сделали, а уж потом — проваливайте на все четыре стороны!
Сбоку зарычал пес, и Гермиона пискнула:
— Что я сделала?
— Вы когда должны были вернуться? А ведь он вас ждал! До последнего ждал!
— И что я должна исправить?! Даже если он и ждал, то сейчас — выгнал!
— Да вы тупее земляных червей! Гарри не мог вас выгнать, хотя бы потому, что каменные статуи не разговаривают.
Сбоку снова зарычали, и черное привидение снизошло до объяснений.
— Гарри заколдован. А вот из замка вас если кто и выгнал, то это Том. Но он не хозяин здесь, и никогда не станет, пока жив Гарри.
— И тогда это хорошо, что Гарри жив, да?
— Что хорошего в том, чтобы навсегда остаться неподвижной статуей? Найдите его сердце — и сможете расколдовать статую.
— Как же я его найду?
— А у вас, слава богу, руки человеческие есть. И замок вы знаете! А чтобы Том раньше времени ничего не понял — вот.
Собака подтащила и бросила под ноги Гермионе полупрозрачную ткань. Это оказалась мантия. Та самая мантия, под которой все время прятался хозяин замка. А потом кошка провела Гермиону через потайной ход прямо в комнату, где лежал каменный Гарри.

День за днем Гермиона искала сердце хозяина замка, но не находила. И ночь за ночью возвращалась в комнату, где была статуя, дотрагивалась до теплых каменных рук и плакала, пока не заснет. А с утра снова принималась за поиски. Иногда она спрашивала у кошки, или у крысы, или у жука: как должно выглядеть это сердце? Но те не могли ей ничего объяснить, а летучая мышь больше не показывалась, ни в своем обличье, ни как привидение в черном.
Том тоже искал сердце Гарри, и тоже не находил. Однажды он даже пришел в комнату, где лежала статуя, дотронулся до каменной руки и недовольно отпрянул:
— Мерзкая девчонка! Держит тебя, не отпускает. И тоже ищет. Только вот не обольщайся, как только она вернет тебе сердце — я тоже обрету тело, которого меня лишило проклятье твоей матери. Но до этого пройдет еще много дней. Ты будешь лежать здесь камнем и становиться все слабее! Ты почти не умеешь колдовать. Я старше тебя, гораздо опытнее и без труда тебя убью, как только эта глупая девчонка закончит.
Гермиона сидела под мантией тише мышки. И даже когда Том ушел, не торопилась вставать и приниматься за новые поиски. Она плакала и плакала, и понимала, что лучше оставит Гарри каменной статуей, чем оживит его, чтобы Том смог убить.

Уже на рассвете, шмыгая носом, Гермиона сняла с шеи медальон, который когда-то давно нашла в лесу, и вложила его в каменную ладонь. И пальцы тотчас ожили, сжали её руку. А статуя превратилась в человека, и когда он открыл зеленые глаза, Гермиона его узнала.
— Так это был ты? Все время был ты?!
— Спасибо, что сберегла мое сердце, — ответил хозяин замка чуть хрипловатым голосом, будто со сна. — Я знал, что на тебя можно положиться.
— А на тебя нет! Обманщик! Я увидела тебя, человека, и ни в кого не превратилась!
— Долго объяснять, а сейчас — некогда, — Гарри вдруг вскочил и зашарил руками под кроватью. И едва он успел выхватить меч, как кто-то в черном разбил окно и влетел в комнату. Гермиона забилась в угол.
— Ну наконец-то! — прокричал Том. — Я уж думал, девчонка провозится до старости или вовсе сбежит. Где ты находишь таких бесполезных помощников, Гарри?
Тот отмалчивался. Мелькали мечи, и Гарри все же смог выбить оружие из рук Тома. Но тот как будто этого и ждал — достал из рукава какую-то палочку. Гермиона никогда не видела такого и не читала, чтобы из палочки можно было выбрасывать лучи. Гарри приходилось уворачиваться, отбивать лучи мечом, пока один из них не взорвал металл.
— Ну что, Гарри, — зашипел Том. — Глупо было мне противиться, правда? Я знаю прошлое и будущее, я властен над судьбами и призван править. Вот только ты этого уже не увидишь.
Том поднял палочку и прокричал какую-то абракадабру. Гарри увернулся от зеленого луча, а Гермиона бросила в Тома что-то тяжелое, что первым попалось под руку. Том, будто глаза у него были на затылке, махнул палочкой, разбил это что-то на лету, и комнату заволокло черным дымом...

— Ну открой глаза! Пожалуйста! — и Гермиона открыла. Рядом сидел Гарри и держал её за руку.
— Хочу земляники!
— Да чего угодно! Земляники, воды, вина, сливочного пива, птичьего молока!
— Помолчите уже! — недовольно прокаркали сбоку. Чуть повернув голову, Гермиона увидела человека в черной мантии, который когда-то объяснял ей, что нужно найти сердце Гарри. Он протягивал ей кубок с чем-то дымящимся. — А вы пейте!
Гермиона проглотила лекарство и почувствовала, что глаза закрываются сами собой.
— Идите отсюда, герой, и позовите лучше Минерву, пусть побудет с девчонкой, пока вы ей тут руку, сердце и все королевство в придачу не наобещали.
— И пообещаю! — упрямо ввернул Гарри. — Руку, сердце, королевство и даже луну с неба!
— Вам Том последние мозги вышиб?
Ответ Гермиона уже не услышала.

Когда она проснулась, Гарри снова был рядом.
— Земляника! Сам собирал.
Гермиона съела несколько ягод.
— А что там было про луну с неба?
Гарри хитро усмехнулся.
— До луны были еще рука и сердце. Может, они подойдут?
— Может, и подойдут, — согласилась Гермиона. — Только сначала рассказывай.
— Эта история такая длинная и запутанная, и ты, наверняка, не поверишь.
— Ничего, я люблю длинные и запутанные истории.
— Ну, как скажешь. Жил когда-то в одном королевстве...
...на главную...


декабрь 2018  
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31

ноябрь 2018  
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930

...календарь 2004-2018...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2018.12.16 20:24:50
Заметки в дорожной пыли [1] (Оригинальные произведения)


2018.12.16 08:34:38
Не забывай меня [7] (Гарри Поттер)


2018.12.15 18:17:12
Raven [24] (Гарри Поттер)


2018.12.12 18:11:02
Янтарное море [6] (Гарри Поттер)


2018.12.09 21:32:12
Чай с мелиссой и медом [0] (Эквилибриум)


2018.12.08 21:38:36
Фейри [4] (Шерлок Холмс)


2018.12.07 16:40:05
Рау [0] ()


2018.12.06 12:21:51
Истории о [0] (Сверхъестественное)


2018.12.06 03:48:43
Вынужденное обязательство [3] (Гарри Поттер)


2018.12.04 14:54:24
The curse of Dracula-2: the incident in London... [11] (Ван Хельсинг)


2018.12.03 21:02:52
Змееносцы [9] (Гарри Поттер)


2018.12.03 10:21:27
Ноль Овна. Астрологический роман [2] (Оригинальные произведения)


2018.12.02 20:49:42
Браслет [5] (Гарри Поттер)


2018.11.26 16:30:40
Охотники [1] (Песнь Льда и Огня, Сверхъестественное)


2018.11.24 20:38:50
Игра вне правил [28] (Гарри Поттер)


2018.11.22 01:17:16
Амулет синигами [113] (Потомки тьмы)


2018.11.20 22:34:54
От Иларии до Вияма. Часть вторая [14] (Оригинальные произведения)


2018.11.20 18:49:34
Слизеринские истории [140] (Гарри Поттер)


2018.11.20 17:57:47
Солнце над пропастью [106] (Гарри Поттер)


2018.11.20 02:50:05
Путешествие в Гардарику [1] (Оригинальные произведения)


2018.11.18 08:54:46
Издержки воспитания [14] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина, Робин Гуд)


2018.11.12 02:41:05
Поттервирши [15] (Гарри Поттер)


2018.11.06 08:03:45
Сыграй Цисси для меня [0] ()


2018.11.05 15:29:28
Быть Северусом Снейпом [235] (Гарри Поттер)


2018.11.05 15:21:33
The Waters and the Wild [5] (Торчвуд)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2018, by KAGERO ©.