Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Болтают Люциус, Волдик и Белла.
Л: - Как вы думаете, мой Лорд, Северус Снейп может перейти на сторону Света?
В: - Кто? Северус?! Да скорее меня Поттер Экспеллиармусом убьет!
Б: - Ага, а меня - Молли Уизли!

Список фандомов

Гарри Поттер[18347]
Оригинальные произведения[1186]
Шерлок Холмс[713]
Сверхъестественное[451]
Блич[260]
Звездный Путь[249]
Мерлин[226]
Робин Гуд[217]
Доктор Кто?[210]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![182]
Белый крест[177]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[171]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[131]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[102]
Произведения А. и Б. Стругацких[102]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[26]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[46]
Фандомный Гамак - 2015[4]
Британский флаг - 8[4]
Фандомная Битва - 2015[49]
Фандомная Битва - 2014[17]
I Believe - 2015[5]
Байки Жуткой Тыквы[1]
Следствие ведут...[0]



Немного статистики

На сайте:
- 12468 авторов
- 26835 фиков
- 8421 анекдотов
- 17338 перлов
- 642 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...


Дикая магия

Автор/-ы, переводчик/-и: Беренгелла
Бета:Natali Fisher, Famirte
Рейтинг:R
Размер:мини
Пейринг:Гарри Поттер/Гермиона Грейнджер, Дельфи Диггори, Криденс Бэрбоун, Персиваль Грейвз, Серафина Пиквери, Геллерт Гриндельвальд, Кричер, Ньют Скамандер, Драко Малфой, Лили Поттер
Жанр:AU, Action/ Adventure, Crossover (x-over), Detective, Drama, Humor
Отказ:Роулинг роулингово
Вызов:Winter Temporary Fandom Combat 2017
Фандом:Гарри Поттер
Аннотация:«Что-то есть такое в ней или в ее магии, или я даже не знаю в чем, что заставляет ее разрушать и уничтожать» (Гермиона Грейнджер о Дельфи Диггори).
Комментарии:В фике использованы персонажи, локации и понятия из пьесы "Гарри Поттер и Проклятое дитя" и фильма "Фантастические твари и где их искать".

Главное предупреждение - упоротый хэдканон!

Второе предупреждение - герои НЕ пользуются хроноворотом, хотя по механизму действия их колдовство похоже на хроноворот.

У меня были отзывы формата "макси был бы краше" - весьма вероятно, но в ближайший год я точно не дойду до переделок.
Каталог:Пост-Хогвартс, Пре-Хогвартс, AU, Хроноворот, Альтернативные концовки, Второе поколение
Предупреждения:насилие/жестокость, смерть персонажа, ненормативная лексика, AU
Статус:Закончен
Выложен:2017.03.31 (последнее обновление: 2017.03.31 18:27:36)
 открыть весь фик для сохранения в отдельном окне
 просмотреть/оставить комментарии [0]
 фик был просмотрен 1734 раз(-a)



— Что думаешь?
— Ничего. Хорошего.
Гермиона уже задавала этот вопрос неделю назад, когда к ней в кабинет ворвалась взбудораженная Луна со срочным сверхсекретным сообщением. И Гарри ответил теми же словами. Да не до завиральных идей Скамандера ему было, когда у оборотней и великанов снова начались разброд и шатание. Неделю назад «ничего хорошего» просто означало, что Гарри некогда этим заниматься. Сейчас — что он подумал, проверил и недоволен результатами. И Гермиона знала его достаточно хорошо, чтобы расслышать спрятанное за размеренной интонацией двойное дно. Она кивнула, принимая ответ к сведению, и продолжила:
— Макусовцы прислали вежливую отписку.
— Мы бы сделали то же самое. Какая у них версия пропажи документов?
Гермиона подняла со стола пергамент в эмблемах и печатях.
— Хм-м... А, вот — часть архива погибла во время эпидемии мышей-письмоносителей.
— Вот сволочи! — рассмеялся Гарри. — Даже отмазку и то к делу не приспособишь! Не заводить же в Министерстве таких мышей.
— Я тебе заведу! — Гермиона свернула пергамент в рулон и хлопнула Гарри по макушке. — И не уходи от темы!
— Уйдешь от нее, как же. От него, — Гарри сердито ткнул пальцем в небольшой потрепанный ежедневник, лежавший под правой рукой Гермионы. — Вопрос в том, верим ли мы мистеру Скамандеру.
— У нас есть основания ему не верить?

Из дневника Ньюта Скамандера, 5 января 1927 года
...Криденса нашли магглы. Магглы, Мерлин побери! Тесей мне очень помог и, кажется, даже превысил свои полномочия, хотя он не стал об этом распространяться. Не важно, важно, что мы смогли забрать Криденса сразу же. Меня очень беспокоит его состояние — он не сказал ни слова с тех пор, как вернулся домой. То же самое было и в маггловской больнице, и все, что мы знаем о случившемся, известно от магглов.
Самое худшее — в Криденсе больше нет ни капли магии. За восемь дней отсутствия он как-то потерял своего обскура...

— Монтегю, слева!
— Экспекто Патронум!
Дементоры отступили едва ли на пару сотен футов, чинно и нехотя, как будто у них внезапно обнаружилась способность сопротивляться патронусам. Авроры получили несколько минут передышки. Кто-то просто упал на голые камни и закрыл глаза, кто-то грыз шоколад, некоторые тревожно вглядывались в небо, гадая, откуда эти твари появятся на этот раз.
Поначалу они пытались считать, но Гарри почти сразу понял, насколько это бесполезно — в отличие от дементоров, авроры десятками не прибывали, он и так собрал на этой операции всех свободных людей. С другой стороны, он знал о приблизительной численности дементоров в Британии и давно понял, что раньше или позже здесь будут все. Внезапно, в одну ночь, они снялись с привычных мест обитания и устремились к Азкабану, как перелетные птицы в теплые края.
У дежурной смены охранников не было ни одного шанса справиться с таким наплывом — новоприбывшие авроры постепенно находили их, всякий раз без сознания, и можно сказать, что больше всего повезло тем двоим, которых комендант отправил со срочным сообщением в самом начале атаки.
Пока подоспела помощь, дементоры рассредоточились по острову и зданиям, причем в их поведении не было никакой системы — они то занимали, то пропускали несколько этажей подряд и даже оставили свободной аппарационную площадку. Это не нравилось Гарри больше всего, потому план был — как можно скорее забрать с острова людей.
Тех, кто еще был жив. Авроры нашли трупы не в одной и не в двух камерах. На первый взгляд, между жертвами не было ничего общего: фальшивомонетчик, упивающийся с пожизненным сроком, нелегальный заводчик мантикор, изготовитель нестабильных порт-ключей... Объединяло их только одно — страшная смерть. Дементоры настолько напугали несчастных, что все как будто сговорились покончить с собой наиболее травматичным способом. Решетка в камере Трэверса была сломана, и достаточно худощавый мужчина мог бы выбраться в коридор. Или остаться в камере, пока ситуация не прояснится, но они нашли тело, насаженное на торчащие прутья. Трэверс как будто прыгнул на них с разбегу, потом передумал, барахтался, пытаясь выбраться, но только разодрал брюшину. Снимая тело, авроры чуть ли не заталкивали ошметки кишечника обратно в раны. Джонсон предпочел разбить голову о камни. При жизни он хромал, но незадолго до кончины умудрился несколько раз разбежаться и с силой удариться о стену: тут и там с нее можно было соскрести ошметки кожи и кровь. Возможно, Джонсон еще был жив после того, как сам сломал себе череп, но пока его нашли, поздно было что-то делать. Мэррибонс стесал кожу на запястьях в кровь и снова и снова проводил по ране острым камнем, пока мог держать его в руках. Если бы аврорам хоть чуть-чуть повезло, его можно было бы спасти. Но нет, им пришлось прорываться с боем и бессильно наблюдать, как дементор выпил душу Мэррибонса.
Зато на следующем этаже этих тварей не было, и всех заключенных удалось эвакуировать быстро и почти без потрясений.
Бессистемность бесила, и Гарри ожидал любых сюрпризов от еще не проверенных помещений.
— МакЛагген, на тебе отвлекающий маневр. Бери Дэвиса, Кармайкла, Смита, Слоупера — и пробивайтесь к дому коменданта. МакМиллан, ты здесь за старшего. Финниган, Брэнстоун, Хиггс, Колдуэлл — со мной.
Выбирать было все сложнее. Многие молодые авроры почти не умели создавать патронусов. Просто потому, что это заклинание не приходилось применять уже больше двадцати лет и его изучали лишь с теоретической точки зрения. Вся надежда была на старших, тех, кто еще помнил войну с Волдемортом, но и им уже нужен был отдых.
Гарри с группой беспрепятственно поднялись на два этажа, а дальше снова столкнулись с дементорами. Тринадцать ступенек наверх, каждую приходилось отвоевывать. И как будто у него других проблем не было, появился патронус от Гермионы. Почти прозрачный, он остановился перед Гарри, беззвучно раскрывая рот, и растаял на половине первой фразы. Приободренные дементоры поднажали и оттеснили авроров обратно на площадку.
— Блядский Мерлин! Финниган, вниз, пусть МакЛагген с группой возвращается! МакМиллана сюда и еще пару человек, патронусов держать.
Когда подоспела подмога, Гарри привалился к стене, тяжело дыша. Больше всего на свете ему хотелось разнести Азкабан старой доброй бомбардой.
Второй патронус Гермионы не заставил себя долго ждать, и даже сумел прошептать: «Гарри, ты нужен...»
— Брэнстоун! Аппарируй в Министерство и передай мадам министру, что если у нее нет для нас волшебного слова, способного уничтожить хотя бы пару десятков дементоров за раз, то незачем слать сюда патронусы!
Через десять минут на площадке появился Перси Уизли собственной персоной.
— Мадам министр просила передать, что у нее есть волшебное слово для старшего аврора. Сию секунду в Министерство, Поттер!
Оставалось только еще раз помянуть Мерлина и все его окружение, причем в анатомически недостоверных позах.
— Гермиона, ты спятила, с операции меня выдергивать?
— Сядь! — рявкнула та в ответ. — Зову, значит, действительно нужен. Насколько все плохо?
— Шесть трупов разной степени неаппетитности. Мы не забрали еще семерых охранников и почти половину заключенных.
Гермиона прикусила губу. Потом молча подвинула к Гарри какой-то пергамент.
— По-твоему, у меня есть время на чтение?!
— Это отчет о передвижении дементоров.
— Я и так уже понял, что все они рвутся обратно в Азкабан.
— А Дорсет им, очевидно, по пути?
— Что, еще и там?!
— Уже ушли, правда, задержались в окрестностях Кранборна, прицельно так задержались.
— И?
— Кто-то вскрыл могилу Бэрбоуна. Останки исчезли.

Из дневника Ньюта Скамандера, 26 декабря 1926 года
...Насколько прекрасен был Сочельник, настолько же все ужасно сейчас. Тина предупреждала, что Гриндельвальду удалось бежать. Но как об этом пронюхал наш «Пророк»! Даже раньше, чем Министерство магии. Тесей в бешенстве орал на весь дом, еще и топал ногами, даже в чемодане было слышно, распугал всех мункафов, заставил Дугала прятаться.
Криденс, разумеется, что-то услышал, что-то дочитал и сделал выводы, о которых молчит. Помог мне с окками и скарабеями, потом ушел к себе и даже не спустился к ужину.
Тесей говорит, что Гриндельвальд уже наверняка в Европе...

— Подумай, где еще она может прятаться?
— Да понятия не имею! Сколько раз нужно это повторить?!
Что-то во взгляде Гарри заставило Драко проглотить возмущение и продолжить в более миролюбивом тоне.
— Мерлин милосердный, ты сам должен понимать, что после нашего маленького приключения несколько лет назад, когда мисс Риддл чуть не убила моего сына, я не самое доверенное лицо для бывших упивающихся.
Гарри устало потер лоб. Расследование событий в Азкабане, с результатом в тринадцать трупов, включая коменданта, безнадежно застопорилось. Потому что нашлось гораздо более важное — исчезновение Дельфи Риддл. Можно подумать, она просочилась сквозь стены, а потом — взялась бесчинствовать по всей Британии. Драконы в Илфракомбе, инфери в Глазго, кельпи во всех крупных речных портах. Всегда на шаг быстрее авроров. Всегда неуловима.
— Не может быть, чтобы ты совсем ничего не слышал.
Малфой закатил глаза:
— Значит, кто-то тщательно позаботился о том, чтобы я ничего не слышал — такой ответ тебя устроит?
— У меня людей не хватает! Нужна подсказка, любая!
— Могу поручиться за Нотта. Полегчало?
Гарри не успел съязвить в ответ — в кабинет ворвался дежурный аврор.
— Нападение на Насыпное Нагорье, замечены великаны!
...Гарри вернулся в министерство заполночь, хотя вернее было бы сказать — под утро. В его кабинете горел свет, а за столом сидела Гермиона.
— Если ты ждешь отчета, то все плохо.
— Я тебя жду. Вот, — Гермиона мягким жестом подвинула в его сторону кружку, над которой вился пар.
Гарри удивился, но отхлебнул глоток, потом другой.
— Спасибо за заботу. Мне кажется, или ты делала такой чай в лесу в палатке?
— Это даже забавно, я сегодня тоже вспоминала о лесах. Скажи, нам ведь не придется снова прятаться и искать то, не знаю что?
— Эмн... — Гарри отставил кружку. — Повторюсь, все плохо, но не до такой степени. Мы их сегодня потрепали, жертв с их стороны больше. И да, я разрешил аврорам непростительные. Гермиона, ты вообще меня слушаешь?
Судя по сосредоточенному взгляду, ее мысли были далеко и от Насыпного Нагорья, и от непростительных, но Гарри даже представить не мог, насколько далеко. Он вновь потянулся за чаем, но новый вопрос Гермионы выбил его из колеи настолько, что кружка выпала из руки, забрызгав стол с пергаментами, пол, форменную мантию Гарри — не то чтобы мантия и так не была заляпана грязью и кровью.
— Ты не думаешь, что она может быть хоркруксом?
— Что?!
— Хоркрукс, — ответила Гермиона с некоторой отрешенностью. — Мы с тобой наверняка знаем, что поместить часть души в живое существо реально. И пусть Волдеморт никогда не планировал хоркрукс в тебе, но в Нагини он его поместил намеренно. Следующий логичный шаг — хоркрукс в человеке. По-твоему, Волдеморт решил стать отцом ради семейных ценностей или по случайности?
— Мерлиновы подштанники! Умеешь ты успокоить!
— Как будто я сама счастлива от такого поворота! — огрызнулась Гермиона. — Давай рассмотрим факты. Парселтанг — это наследственное, согласна. Левитация. Ты много знаешь волшебников, которые умеют левитировать? А она этому научилась самостоятельно. О власти над дементорами просто молчу. У нас есть план?
— У нас нет плана, потому что у нас нет информации...
— У нас нет плана, потому что она не дает нам передышки! Ты когда последний раз был дома?
— Неделю... Не важно!
— Важно! Ты хотя бы подумал над моей идеей?

Из дневника Ньюта Скамандера, 19 декабря 1926 года
...Криденс согласился покинуть чемодан и даже поговорил пару минут с Тесеем.
Избыток впечатлений настолько его взбудоражил, что я впервые после Нью-Йорка побоялся снова увидеть неконтролируемого обскура.
Профессор Дамблдор принял живейшее участие в нашем вопросе и посоветовал как можно быстрее раздобыть для Криденса волшебную палочку. Однако поход в Косой переулок в ближайшее время кажется мне не самой лучшей идеей. Джервейс Олливандер, насколько я его помню, — слишком эксцентричная личность...

— Ты чересчур драматизируешь.
— Хм! О! Я... драматизирую, да?!
Гермиона молча кивнула. Кивнула, блядский Мерлин! Чувствуя, что он сейчас просто взорвется и разнесет половину Министерства в клочья, Гарри сделал несколько подчеркнуто глубоких вдохов и медленных выдохов. К его удивлению, когда он снова заговорил, его голос звучал спокойно.
— Повтори еще раз, что ты сделала?
— Попыталась найти Дельфи Риддл хорошую приемную семью. Несколько разных семей, если быть точнее.
— Сколько? — прорычал Гарри. Особо впечатлительные преступники от таких интонаций падали в обморок, а вот Гермиона и бровью не повела.
— Неважно. И даже не страшно. Помолчи, Гарри, не перебивай! К кому бы я ее ни отправляла, к Малфоям, к Розье, к Андромеде, даже мы с тобой пытались ее воспитывать! У нее было прекрасное детство, она была лучшей ученицей Хогвартса, но раньше или позже Дельфи Риддл все равно начинала войну во имя идей Волдеморта и ради возрождения Волдеморта. Я не на пустом месте заговорила о хоркруксе! Что-то есть такое в ней или в ее магии, или я даже не знаю в чем, что заставляет ее разрушать и уничтожать. Мы снова и снова получали гражданскую войну. Мерлин! Британия, двадцать первый век, а мы с авадами наперевес доказываем, что магглы имеют право на жизнь, а магглорожденные ничем не хуже чистокровных.
— Она все еще человек, и ее можно убить авадой, главное — найти... Стоп! Что ты сказала? Мы ее воспитывали? Мы что, были женаты?
— Были. Не худший из моих браков.
— Погоди-ка, ты — министр, я — главный аврор, и мы женаты?
Гермиона бросила на Гарри раздраженный взгляд.
— В той реальности у меня был салон красоты — нужно же было воспользоваться наработками твоего деда в косметике. Может быть, мы обсудим это в другой раз? А сейчас вернемся к насущному?
— Я все равно не понимаю, Гермиона. Хроноворот хотя бы можно потрогать руками, но это... Не знаю, что большая чушь — морщерогие кизляки или ментальная проекция.
— Уж в твоем-то возрасте можно научиться отличать научные факты от морщерогих кизляков! Пространственно-временной континуум образован из особого рода частиц, и любой перенос материальных объектов вредит целостности... Хорошо, объясняю совсем просто. Забросить любого человека в прошлое при помощи хроноворота — сделать огромную дыру в истории. Стремление к самосохранению — одно из фундаментальных свойств истории, и при появлении дыр вся энергия уходит на их исправление. Как раз самовосстановление истории и отвечает за радикальные изменения будущего при использовании хроноворотов, потому что логика и последовательность становятся не важны, важна целостность. Ментальная проекция почти не повреждает частицы, поэтому позволяет уходить на более длительный срок в прошлое и более безопасна с точки зрения перемен будущего...
— Гермиона, подожди! — Гарри не удержался, перебил. — Я только запутаюсь, если буду пытаться понять. Это работает — хорошо. У тебя есть план — отлично. Да, он мне не нравится. Но я в деле.
— Тогда запоминай пароли.

Из дневника Ньюта Скамандера, 15 декабря 1926 года
...Присутствие обскура очень не нравится остальным моим питомцам, и я уже несколько дней только то и делаю, что обновляю защитные чары на барьерах. При том, что Криденс почти не гуляет по чемодану, наоборот, он впал в прострацию. Он безропотно позволяет обрабатывать свои шрамы и не выказывает ни капли удивления от того, что они исчезают благодаря волшебству. Единственное, на что Криденс реагирует — рассказы о животных, которых я встречал в своих путешествиях. Будь у меня зачарованное перо, книга уже была бы готова...

— Ждать теперь Мерлинова пришествия.
— Гриндельвальдова, только и всего! Как можно целый день таскать на себе удавку!
Гарри дернул галстук раз, другой, но сдался и попросил Гермиону:
— Помоги, а? Сам не распутаю.
Гермиона легко отстегнула булавки от воротника, и галстук соскользнул на пол.
— Слабак! Удавка у него. Ты эти туфельки видел?
Она приподняла подол, демонстрируя щиколотку. Гарри даже пришлось сосредоточиться, чтобы пересчитать все ремешки с пряжками — семь.
— Мерлин, им что, по должности положено одеваться как на маскарад? Садись, помогу.
С непривычки Гарри путался в застежках, и ему было совсем не до того, чтобы взглянуть наверх, а тем более — рассмотреть хитрую улыбку Гермионы. На левую туфельку понадобилось не меньше минуты, но когда он потянулся к правой, Гермиона его остановила:
— На самом деле, для этого есть заклинание.
Невербальное, как выяснилось — достаточно было провести палочкой над ремешками, как они расстегнулись сами собой.
— С галстуком наверняка то же самое. Сосредоточься, услышь мысли Грейвза.
Гарри неуверенно взмахнул палочкой, но этого хватило, чтобы галстук сам собой завернулся вокруг воротника, а гадкие булавки намертво закрепили композицию. По второму взмаху булавки и галстук снова упали на пол. Рука потянулась было сделать еще одно привычное движение и отправить галстук в шкаф, а булавки на полку, но Гарри из вредности не стал его выполнять.
— Нельзя же быть такими помешанными на шмотках. Не удивляюсь, что они проворонили Гриндельвальда. А вдруг ловить темного мага — а я без галстука!
— Не бурчи! И да, вздумаешь явиться на работу без галстука — самого примут за темного мага.
— Мерлин, как я согласился на эту авантюру! Почему мы не сделали проще, не отправились в девяносто шестой?
— Потому что это не было бы проще. Я хотела, но... Кем бы мы могли там стать? Драко позволил мне пересмотреть все его воспоминания — ни он, ни Люциус, ни Нарцисса не имели на Волдеморта достаточного влияния, чтобы остановить эту безумную затею с беременностью Беллатрикс. А отправлять в то время тебя — еще большее безумие, кто знает, как среагировала бы ваша с Волдемортом связь.
— Да знаю я все, Гермиона. Знаю. И действительно бурчу. Давай поедим, что ли. Хотя, должен сказать, где-то с обеда я мечтал только о хорошей порции огневиски.
Гермиона встала с кресла, по пути отшвыривая туфельки в сторону спальни. Гарри проследил их траекторию взглядом.
— Хорошее решение для маскировки. Лучшего напарника, чем ты, я бы не пожелал.

Из дневника Ньюта Скамандера 10 декабря 1926 года
...Я глазам не поверил, когда увидел Бэрбоуна на палубе. Думал, что обознался, что они просто очень похожи, что, в конце концов, невежливо так пялиться на незнакомого человека.
Но Криденс заметил меня сам. Как оказалось, он не многое помнит из событий в Нью-Йорке, но меня он узнал и посчитал достойным доверия.
Его почти не пришлось уговаривать спуститься в чемодан. Дальше начались сложности. Криденс очень плохо спит, а подходящие успокоительные я смогу добыть только в Англии...

— Добрый вечер, мистер Грейвз.
— Ступефай!
Гость оказался готов к неожиданностям, и, договаривая заклинание, Гарри уже понимал, что промажет. Черный силуэт исчез из-под фонаря, будто растворился.
— Как негостеприимно! — прошептали почти в самое ухо. Гарри резко развернулся, хватая пустоту рукой, и не прогадал: под пальцами оказалась мягкая ткань — но ее тут же пришлось отпустить, зашипев сквозь зубы. Хоть сто одежек Грейвза и смягчили заклятие, Гарри все равно чувствовал, как зудит предплечье и как быстро рукав напитывается кровью. Новый ступефай ушел в никуда, а невидимый противник рассмеялся в нескольких футах справа:
— Магия в общественном месте, мистер Грейвз?
Теперь тихий голос звучал отовсюду и вибрировал между домами, вызывая эхо. Гарри наугад бросил в темноту несколько заклятий, но ни одно из них не достигло цели.
— Какое восхитительное пренебрежение к закону Раппапорт! Рад узнать, что не все маги Америки на него молятся. Может быть, все-таки поговорим.
— Не с невидимкой, герр Гриндельвальд.
Тот появился всего в нескольких футах от Гарри, будто соткался из воздуха. Вначале возникла улыбка, чуть ироничная и высокомерная, потом лицо, светлые волосы, шея, плечи. Гарри не стал дожидаться, пока невидимка материализуется полностью, и снова атаковал. И снова безуспешно — заклятие завибрировало, проявив защитный купол. А Гриндельвальд, не переставая улыбаться, отступил на пару шагов и размахнулся посильнее.
Щит выдержал первый удар электрической плети, а дальше пришлось отступать и уворачиваться. Гриндельвальд колдовал элегантно, как будто танцевал, и не давал ни секунды передышки, пока Гарри не уперся лопатками в дверь дома Грейвза.
Дверь не поддавалась. Судя по довольному лицу Гриндельвальда, он успел над ней поколдовать и был настолько уверен в своих чарах, что даже отвел палочку в сторону. На секунду, но этого хватило, чтобы Гарри атаковал, закончив связку своим коронным экспеллиармусом. Почему-то именно это привело Гриндельвальда в бешенство — Гарри буквально впечатало в дверь и вместе с ней внесло в дом. Он даже не успел подняться, когда услышал два коротких щелчка и почувствовал боль в плече и груди.
Гарри смотрел на револьвер, а в голове вместо хоть сколько-нибудь вменяемого плана билась дурацкая мысль — так вот куда делся настоящий...
— Мистер Грейвз, а вы полны сюрпризов! — Гриндельвальд подошел почти вплотную, покачал головой, словно что-то решая, и снова поднял оружие.
— Акцио, револьвер! — прокричал женский голос, с особыми металлическими нотками, которые означали, что Гермиона в бешенстве. Но для Гарри словно прозвучала райская музыка.

Из дневника Ньюта Скамандера, 8 декабря 1926 года.
...Мадам Пиквери дала мне слово, что американские волшебники не станут вмешиваться, поэтому я надеюсь, Фрэнк сможет добраться до Аризоны. Или Тина сообщит мне, если что-то пойдет не так. Я рад, что на нее можно положиться, и мне очень неловко ее обманывать, но пока я сам не разберусь в том, что случилось с обскуром, я не стану ей говорить, что Криденс мог остаться в живых...

— Я почти отобрал у него Бузинную палочку!
— Ты почти сдох! В гребаном Нью-Йорке в гребаные двадцатые и в чужом теле!
Гермиона ткнула кулаком в плечо Гарри. Она часто это делала, если сердилась, но еще ни разу такое простое прикосновение не вызывало боли. Гарри зашипел, и это только раззадорило Гермиону.
— Результаты твоей самодеятельности, мистер Планы-не-для-меня! Доволен?
— Нет бы пожалеть! — буркнул Гарри. — Грейвз хоть жив остался?
— Остался.
Гермиона зажмурилась, потом потерла виски.
— Остался, в тот раз, но... В общем, Гриндельвальд все равно его достал, ну и... В дневнике Скамандера ни буквы не изменилось! И в нашем мире тоже.
— Ничего удивительного. Он жил один, не в тот вечер, так в другой. А может, нельзя изменить прошлое на столько лет назад. Или нужно пробовать еще раз. Или Скамандер умолчал о чем-то важном. Дай-ка этот чертов дневник!
Гарри схватил потрепанную книжицу и открыл на первой попавшейся странице.
— Герми! — позвал он нехорошим голосом. — Это вообще что?
Буквы плясали по страницам, как сумасшедшие бладжеры, и упрямо не желали складываться в слова.
— Ты видишь... — неуверенно начала Гермиона.
Окончание фразы заглушили грохот и вой.
Министерство пало в тот же вечер. В буквальном смысле: по этажам будто ураган пронесся, оставляя за собой груды битого камня и развороченные перекрытия. Выбежав из кабинета, Гарри по наитию потянул Гермиону к боковой лестнице, которой уже сто лет никто не пользовался, и не прогадал. От нового вопля заложило уши, а через несколько секунд на месте шахты лифта зияла пропасть.
Пыль осела, вой и грохот прекратились — и Гарри с Гермионой добрались до атриума. Первыми, слава Мерлину, первыми. Перебираясь через мусор и осколки, они не сразу заметили человека, что завис аккурат над чашей фонтана. Гарри о многом хотел бы у него спросить, например, какого черта Малфой здесь устроил. Или какого черта для этого было напяливать парадную мантию и кучу регалий. Или...
— С ним что-то не так, — прошептала Гермиона. — Акцио...
Малфой бахнулся сверху кулем. Он был давно и бесповоротно мертв, а мантия просто прикрывала свежие шрамы. В правой руке, вместо палочки, Малфой держал свиток с персональным посланием. «Я иду за тобой, Поттер» — Дельфи Риддл больше не пряталась.
Развалины Малфой-мэнора ничем не отличались от развалин Министерства, и единственным живым существом, которое Гарри смог найти, был до смерти перепуганный Скорпиус. Запертый в том самом подвале, в котором во вторую магическую держали пленников. Впору было злорадствовать, да только обстоятельства не располагали. И липкий ужас, что вполз под рубашку вместе с непрошенными мыслями: слава Мерлину, кости не переломаны, слава Мерлину, без кровотечений, слава Мерлину, Альбуса здесь не было. Скорпиус только пискнул от невозможности вдохнуть, когда Гарри прижал его к себе перед аппарацией. Они отправились в дом на Гриммо, который в одночасье превратился в штаб чего-то среднего между авроратом и орденом Феникса очередного созыва.
Больше всего проблем, как бы нелепо это ни звучало, доставила Гермиона. Приняв разрушение Министерства на свой счет, она так и рвалась в бой.
— Нет, твои боевые навыки оставляют желать лучшего!
— Это мне говорит человек, который позволил Гриндельвальду себя убить?
Вот это было неожиданно. Гарри хватал воздух ртом и никак не мог выдавить из себя хоть словечко. На лице Гермионы возникло торжествующее выражение:
— Вот видишь! Я нужна тебе и знаю, что справлюсь.
Она хотела было развернуться и уйти, когда Гарри, так и не найдя слов, нашел парочку невербальных заклинаний. Причем левикорпус был настолько быстрым, что парализованная Гермиона даже не успела упасть на пол. Гарри перенес ее на диван, остановился рядом:
— Ты нужна мне здесь. Никто не спрячет детей лучше тебя. А вот в схватку ты не полезешь.
Он вышел из комнаты, не потрудившись снять заклинание. Встретил в коридоре Джеймса и отправил его расколдовать тетушку. Дети после этого стали как шелковые, и никто даже не заикнулся о том, чтобы остаться в Британии. Первыми уехали Альбус и Скорпиус — в румынский заповедник.

— Ее действия бессистемны!
— Она просто сошла с ума. Давно и бессистемно. Ну или системно...
Рон пытался острить, и Гарри вымучил слабую улыбку. Гермиона, не отрываясь от кипы пергаментов, бросила резковатое:
— Система есть, просто мы не понимаем, какая.
В глубине души Гарри признавал правоту этого утверждения. У действий Риддл было главное — результат: волшебное сообщество лихорадило, Статут секретности держался на честном слове и сверхурочных команды обливиаторов, а самому Гарри снова снились кошмары. Черный вихрь в половину неба, который без видимых усилий разносил Лондон, квартал за кварталом превращая дома в пыль и расшвыривая людей, будто тряпичные куклы. Иногда вихрь бесновался в Хогвартсе, иногда — равнял с землей небольшие поселки в Центральной Англии. Подскакивая в пять, четыре, а то и три часа ночи, Гарри больше не ложился, с ужасом ожидая утренних новостей. И с облегчением узнавал: Хогвартс на месте, Лондон на месте, а худшее, что случилось за ночь — столкновение двух ночных автобусов на трассе в районе Глазго.
Гарри так и не смог объяснить себе, почему его кошмары приняли столь причудливый вид. И не знал, смеяться или плакать, проклинать или благословить писательский дар мистера Скамандера, который проявился даже в дневнике. И что делать со своей собственной фантазией, зацепившейся за красочное описание бесчинств обскура. Хорошим было уже то, что Гарри не снились авгуреи. А ведь могли! Дельфи Риддл не чуралась театральных эффектов и взяла за правило оставлять на месте своих «приключений» не только разрушения и трупы, но и горсти перьев. Такую же горсть Гарри каждое утро находил на площади Гриммо, между одиннадцатым и тринадцатым номерами, каждый день ближе и ближе к собственному крыльцу. Иногда это были перья мертвого авгурея, иногда — живого, иногда — размноженные заклинанием из одного пера. Мозг Гарри фиксировал эту информацию и откладывал до лучших времен — она не помогала узнать, где Риддл нападет в следующий раз. Хотя Гермиона пыталась использовать нумерологию (а смысл, против самоучки?) и что-то там высчитывала. Как и сегодня.
— Мне нужно в Министерство! — Гермиона внезапно отодвинула документы и поднялась из-за стола.
— Зачем, там одни развалины! — вскинулся Рон.
— Отдел тайн так просто не развалить! Главное туда добраться.
Этот мордредов отдел всю жизнь вызывал у Гарри жесточайшую аллергию. Еще бы, после всех проблем и потерь, с ним связанных. Нечего Гермионе там делать, в этом он был полностью солидарен с Роном, но озвучить свои соображения не успел — в комнату вплыл патронус Финнигана.
— Дом Ноттов в Беркшире!
— Да дементора ж ей в печень!
Рон вышел на крыльцо первым и тут же рванул обратно в дом.
— Ты чего это?
— Да достало все!
Риддл проявила и постоянство, и изобретательность. На крыльце валялась голова авгурея. Судя по облезлости и червям в глазницах, тот сдох с неделю назад. Гарри взмахнул было палочкой, чтобы узнать это точнее, но передумал и сразу же вызвал адский огонь. Пламя оплавляло остатки перьев и покрытые белым налетом куски мыщц, крошило кости, палочка дрожала от напряжения, а в голове было гулко и пусто. Гарри аппарировал в жутком раздрае, даже не попрощавшись и не велев Кричеру убрать пепел с крыльца.
Нотт продержался долго, а для человека, который раз за разом отказывался делать для Риддл новый хроноворот, — так и вовсе бесконечно. Всегда на редкость осторожный, Нотт спрятал семью, едва узнав о падении Азкабана. Оставалось только ломать голову над тем, как же Риддл его заманила.
Вдова не могла ничем помочь, да и вообще вела себя так, что впору было сдать ее в Мунго. Гарри от души выматерил авроров, которые разрешили миссис Нотт взглянуть на труп, да только легче от этого не стало. Как и не стало легче от трех сигарет подряд после осмотра места убийства. Риддл не просто обезглавила Нотта, она еще и превратила его в авгурея. Безголового облезлого авгурея, и на секунду Гарри показалось, будто это голову Нотта он сжег у себя на крыльце нынче утром. Но нет, настоящая голова была прибита над дверью на манер эльфийской. Подмор, старик из невыразимцев, перехватив вопрошающий взгляд, чуть заметно покачал головой. Нет, не обряд, просто убийство. Просто еще одна оплеуха аврорату.

В доме на Гриммо было тихо и темно, как будто, закрыв входную дверь, Гарри не просто отсек свет фонарей и фоновый вечерний шум, а попал в другое измерение, состоявшее из тягучей черноты. Люмос высветил тонкие черные полосы, клубящиеся вдоль стен.
— Кричер!
— Негодный Кричер подвел хозяина!
— Кричер, вот давай не сейчас? Свет зажги, что ли. Гермиона и Рон не вернулись еще?
— Н-нет! — пролепетал домовик, и тут же завизжал.
Свет вдруг зажегся сам собой, и Гарри увидел, как на полу гостиной корчится Кричер — под палочкой Дельфи Риддл.
— Оставь старика в покое, дура!
Та даже не оглянулась, просто махнула рукой, и Гарри пришлось уворачиваться от летящих в него мелких вещиц: подсвечников, шкатулок, статуэток. Когда, Мерлин великий, в доме появилось столько хлама?!
На «хлам» Риддл обиделась:
— Да как ты смеешь, нищий полукровка, так отзываться об имуществе Блэков?!
Гарри мог бы поспорить, что Блэки не имеют никакого отношения к квиддичным кубкам Джинни, или что он не такой уж нищий, или что... Но он просто не стал тратить силы.
— От полукровки слышу!
Тут завизжала уже Риддл. Оставила Кричера в покое и развернулась к Гарри, готовая глаза выцарапать за такое оскорбление. Ох уж этот магический снобизм! Мать волшебница да отец волшебник — конечно же, ребенок никакой не полукровка. Кто ж посмеет доискиваться, что дед этой полусумасшедшей — самый настоящий маггл.
— А что, правда глаза колет? Твой папочка тоже расстроился, да еще и деда, бабку и отца прибил в расстроенных чувствах! Если тебе вдруг не всю историю семьи рассказали.
— Не смей!
Риддл была сильна в колдовстве, а то, что она не училась в школе и не была приучена к определенным связкам заклинаний, делало ее внезапным и непредсказуемым противником. Они кружили по гостиной, перебили все стекла, раздавили добрую половину статуэток и сувениров, по паре раз достали друг дружку заклятьями, и теперь Гарри не чувствовал левую руку и надеялся только, что современная колдомедицина сможет это поправить; Риддл осталась без волос и куска уха. На мантию медленно капала кровь.
— Это черномагическое проклятье. Ухо восстановлению не подлежит.
Гарри еле увернулся от ответной сектумсемпры и выругался, на этот раз про себя, помянув идиота Снейпа, который никогда не следил, кому про заклинания рассказывает. Риддл обрадовалась, запустила еще одну, и Гарри пришлось грохнуться на пол, чтобы уйти из зоны поражения. О Кричере он и думать забыл, но тот его удивил. Чуть придя в себя, эльф отполз в угол и обрушил на Риддл парадную люстру Блэков вместе с куском потолка.
— Ты молодец, Кричер! Молодец!
Было что-то ироничное в том, что самая сильная волшебница современности погибла от магии домового эльфа. Одно только было непонятно — почему из-под камней сочился черный туман, тот самый, который снился Гарри в кошмарах, тот самый, который встретил его на пороге.
— Как она оказалась в доме?
— Мисс Дельфи — дочь мисс Беллы, Кричер не мог ее не впустить.
— Ты что, столько дней знал, что она может спокойно сюда войти?!
Эльф снова затрясся, прижимая уши:
— Кричер виноват! Кричер накажет себя!
Гарри только и успел, что набрать побольше воздуха, когда куча камня и стекла на полу взорвалась во все стороны черными вихрями. Гарри снова упал, закрывая лицо, и вихрь промчался мимо. Трескались и осыпались стены, слышался знакомый по Министерству вой, а потом хлопнула входная дверь — и все прекратилось. Только Кричер лежал у порога, весь в черных шрамах, глядя в потолок мертвыми глазами.
Гарри доковылял до порога, обнял мертвого эльфа и замер. Кричер был неудобно-тяжелым, но совсем теплым, и оттого под сердцем ютилась шальная надежда, что вот-вот, пройдет еще немного времени, и эльф вздохнет полной грудью.
— Ты уже ему не поможешь, — в дальних комнатах что-то загремело, и Вальбурге пришлось почти что кричать с портрета: — Поттер, он умер, и дом умирает вместе с ним. Убирайся отсюда!
— Почему?
— Мать моя магия, что «почему»?
— Почему он ее впустил, а она его убила?
— В ней течет кровь Блэков. Как ни странно, это ответ на оба твоих вопроса. Но он хотел ее убить, перед самой своей смертью — хотел. Я не знаю, почему она выжила.
— Черный туман — что это была за магия?
— Понятия не имею. Не все, что черное — значит Блэк. От Тома я такой магии тоже не видела.
— Тома?
— Риддла, — Вальбурга, похоже, собиралась что-то добавить, но из раскрошенной ступеньки выпал первый камешек, покатился вниз по лестнице, увлек за собой еще один, еще — и вот уже в коридоре загрохотала лавина. Когда пыль осела, Гарри попытался сдернуть портрет со стены.
— Вечное приклеивание, Поттер, — грустно усмехнулась Вальбурга. — Пошли наконец патронус своим несносным друзьям и убирайся отсюда вон.
— Я забираю Кричера, — строго предупредил Гарри.
— Да Мерлин с тобой, Поттер! Делай что хочешь, только уйди.

С Роном и Гермионой Гарри столкнулся на пороге, когда, наложив все известные ему запирающие чары на входную дверь, уже собирался аппарировать.
Они остановились в Годриковой Лощине. По предположению Гермионы, Риддл не должна была соваться туда, где сначала потерпел поражение ее отец, а потом — она сама. Гарри думал проще — что даже Риддл не под силу напасть во второй раз, когда она выбиралась из-под завала в виде тумана. Кстати, о тумане.
— Гермиона, ты же у нас запасливая?
— Что? Зелье? Шоколад?
— А вот было бы неплохо! Шоколада! И чего-нибудь для легкого чтения. Ты дневник Скамандера, небось, так в сумке и таскаешь?
В этом Гарри точно не ошибся. Ошибся он в другом — про шоколад Гермиона тоже не шутила.
Заметки Скамандера читались как занимательный роман с хорошим концом. Ну, насколько можно считать хорошим концом поимку главного злодея, спасение всех животных и возвращение Скамандера домой. И самое главное, в этом романе был намек на продолжение. Криденс Бэрбоун жил и умер как простой маггл, а об обскуре ничего не слышали с зимы двадцать шестого года. Черный вихрь, способный разносить дома одним прикосновением, не появлялся больше ста лет, хотя Скамандер ждал и тщательно проверял все необычные магические случаи. Следил за лондонскими сквибами и за детишками, что родились в магических семьях в январе. Даже приезжал в Хогвартс, познакомиться с Риддлом. Кто же знал, как надолго может затаиться обскур.
Гермиона была права — Бэрбоун слишком боялся Гриндельвальда и последнее магическое действие, которое он смог совершить — отцепил от себя обскура. А тот прицепился к будущему Волдеморту, младенцу, которого некому было защитить. И их план был даже не плох, только нужно было не Гриндельвальда к обскуру не подпускать, а найти Бэрбоуна первыми.
Он подгадал время к окончанию собрания вторых салемцев. Бэрбоун был там, раздавал листовки, и Гарри тоже протянул руку.
— «Ведьмы среди нас»? Надо же, не знал. Как тебя зовут?
— Криденс Бэрбоун.
— А меня Г... Грейвз. Персиваль Грейвз, — Гарри почти оговорился и мысленно отвесил себе оплеуху. А потом и вторую — потому что это была отвратительная идея, потихоньку увести Бэрбоуна в подворотню и показать ему магию. А вот третья мысль показалась удачной.
— Расскажи мне о магии.
Парень дернулся, вжал голову в плечи:
— Что?
— Расскажи мне о магии. На твоих листовках написано, что ведьмы существуют. Я хочу знать.
— О таком лучше спрашивать матушку, — прошептал Бэрбоун.
— Обязательно. Но пока она занята, мне кажется, ты можешь мне помочь. Ты ведь особенный, Криденс...
Гарри носился по Нью-Йорку как заведенный. То объяснял Пиквери, как ему необходим информатор среди вторых салемцев и какие законы придется для этого нарушить, то рассказывал миссис Бэрбоун, что прибыл в США искать потомков европейских ведьм, и теперь ему крайне необходима помощь Криденса, то стращал Голдштейн, что она должна присматривать за вторыми салемцами, просто присматривать, ни во что не вмешиваясь, и докладывать ему лично, то поставил на уши архивный отдел... К дому Грейвза он добрался затемно и упал в кровать, не развязав галстук. Последней связной мыслью было — что все-таки стоит раздеться...

Гарри проснулся от яркого солнечного света. Рядом тихонечко дышала Гермиона, улыбаясь во сне. От неожиданности Гарри свалился с кровати, пребольно ударившись копчиком. Удерживая рвущиеся ругательства, он ползком выбрался из комнаты и чуть не свалился еще раз — с лестницы на первый этаж. Интерьер подозрительно напоминал дом в Годриковой Лощине, но был слишком... обитаемым. Внизу зашумел камин, и Гарри замер в ожидании. Но ничего не происходило, и он осторожно спустился в гостиную. На полу дотлевали несколько угольков, а между ними белел пергамент.
«Гарри, дорогой, вполне понимаю ваше с Гермионой желание побыть наедине, но не забудьте, пожалуйста, что мы ждем вас к шести. Я же не могу пустить на самотек юбилей любимой невестки, да и гости будут ждать...»
— Гарри?
Гермиона спустилась в гостиную как ни в чем не бывало, как будто она привыкла просыпаться в этом доме, в компании Гарри и спускаться к завтраку в коротком халатике. А халатик был очень даже ничего, и сама Гермиона тоже, Гарри даже покраснел и только и смог, что выдавить:
— С днем рождения!
— Спасибо! Дай-ка! — она протянула руку к пергаменту, в который Гарри вцепился, как утопающий в соломинку.
— То есть ты переписал историю. Мы опять женаты.
— Опять?!
— Ну да, я же тебе говорила, в одном из вариантов реальности это уже было. Раз твои родители живы, то скажи на милость, как далеко в прошлое ты забрался?
— Сентябрь двадцать шестого. Подожди, так ты помнишь, что вчера — это было вчера, и мы пришли сюда, потому что дом на Гриммо оказался разрушен?
— Помню. И что-то мне подсказывает, что ты выбрал очень удачную точку для изменения реальности. Осталось только понять, кто здесь где.
— А они тоже помнят?
— Конечно нет! Только ты и я — те, кто умеют переписывать время. Ты привыкнешь. Прошлые жизни будут казаться слишком реалистичным сном, а эта постепенно вспомнится.
— Как?
— Дотрагиваясь до любой вещи, ты будешь вспоминать все, что с ней связано.
Гарри собирался задать еще тысячу и один вопрос, но в дверь позвонили, и Гермиона пошла открывать. Она влетела в гостиную через минуту, отбросила на пол роскошный букет и кинулась на Гарри с кулаками.
— Поттер! Какого черта у нас пятеро детей!
— Как? — только и выдавил он.
— Читай, — это оказалась поздравительная открытка от Джеймса. Текст Гарри почти не воспринимал, просто держал в руке плотный яркий прямоугольник и как наяву видел смеющегося Джеймса, серьезного Альбуса, надменную Розу, любопытную Лили и Хьюго, младшенького, любимчика всех бабушек и дедушек.
— Но это же хорошо, да? Все наши дети живы...
— Они могли родиться у Рона! У Джинни! А вместо этого, Поттер, ты сделал из меня ходячий инкубатор! Как я тебя только не кастрировала!
Гарри невольно отступил на пару шагов.
— Но ты же сама сказала, что это хорошая реальность!
— Тогда я еще не знала, что пытаюсь получить медаль имени Молли Уизли!
И Гарри вдруг понял, что в этом мире действительно существует медаль имени Молли Уизли. Для волшебниц, которые родили семь или больше детей. Но они же не старались ее получить, правда?
— Гермиона, раз ты больше не хочешь детей, то и не...
— Я не хочу детей! Поттер, двое — это достаточно! Так вот, вчера их было двое! А я была министром магии!
— А кто ты в этой жизни?
Гарри уже знал — не министр. Но точно так же знал, что Гермиона довольна своей работой.
— Я, — она помолчала, — возглавляю Фонд сотрудничества магических рас.
— В смысле, эльфов?
— Эльфов, кентавров, русалок...
— Я знаю, что надо делать! Кричер!
Гарри позвал и тут же понял, что зря — ведь Кричер мог быть мертв, мог служить Малфоям, мог...
Но старый эльф появился, поздоровался в своей обычной манере:
— Негодный крестник негодного сына моей любимой хозяйки и негодная освободительница эльфов звали старого Кричера?
Гарри было наплевать — он бросился обнимать домовика.
У них была уйма времени до шести вечера. Достаточно, чтобы узнать, что живы не только родители Гарри, но и Сириус. Еще и женат на Джинни. А мисс Белла счастлива в браке с почтенным мистером Лестранжем, и у них только мальчики — старший, Дольф, радость всей семьи. А Риддл? Да, был такой, теперь директор Дурмстранга. Может быть, и женат, Кричер не знает. А директор Хогвартса — герр Геллерт Гриндельвальд...
Гарри и Гермиона дружно уронили челюсти на пол.
— Кричер, а ты не мог бы раздобыть газет? Американских магических газет за двадцать шестой год, а?
— Кричер может.
Эльф ушел, а Гермиона поставила перед Гарри кружку с чаем и тарелку тыквенных оладий.
— Спасибо, — Гарри поймал ее за руку и заглянул в глаза. — Ты больше не сердишься?
— Да нет, это действительно неплохая реальность, знаешь ли. Подумать только, у меня даже сестра есть!
— Еще и замужем за Малфоем! — поддел ее Гарри.
— Так! А ведь я уже почти не сердилась!
— Молчу! — потупился Гарри и коварно дернул Гермиону к себе, усаживая на колени.
— Что опять за шуточки?
— Хочу поцеловать жену! Кажется, имею право.
...на главную...


сентябрь 2018  
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

август 2018  
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031

...календарь 2004-2018...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2018.09.18 19:46:23
Не забывай меня [2] (Гарри Поттер)


2018.09.16 05:45:00
Сыграй Цисси для меня [0] ()


2018.09.15 17:08:33
Рау [0] ()


2018.09.13 23:59:17
Отвергнутый рай [15] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2018.09.13 10:43:39
Хроники профессора Риддла [585] (Гарри Поттер)


2018.09.11 23:06:13
Потомки великих. Слепая Вера [12] (Гарри Поттер)


2018.09.10 23:07:00
Ящик Пандоры [2] (Гарри Поттер)


2018.09.10 12:56:28
Добрый и щедрый человек [2] (Гарри Поттер)


2018.09.09 14:23:00
Лёд [3] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2018.09.07 11:09:44
Охотники [1] (Песнь Льда и Огня, Сверхъестественное)


2018.09.04 20:51:57
Дамблдор [2] (Гарри Поттер)


2018.09.03 22:22:17
Прячься [1] (Гарри Поттер)


2018.09.01 15:22:06
69 оттенков красно-фиолетового [0] (Мстители)


2018.08.31 23:59:52
Моя странная школа [2] (Оригинальные произведения)


2018.08.30 15:14:36
Змееносцы [7] (Гарри Поттер)


2018.08.29 15:09:49
Исповедь темного волшебника [2] (Гарри Поттер, Сверхъестественное)


2018.08.24 12:35:06
Vale et me ama! [0] (Оригинальные произведения)


2018.08.21 16:32:11
Солнце над пропастью [103] (Гарри Поттер)


2018.08.17 17:52:57
Один из нас [3] (Гарри Поттер)


2018.08.14 12:42:57
Песни полночного ворона (сборник стихов) [2] (Оригинальные произведения)


2018.08.12 22:06:53
От Иларии до Вияма. Часть вторая [14] (Оригинальные произведения)


2018.08.09 11:34:05
Вынужденное обязательство [3] (Гарри Поттер)


2018.08.07 23:34:52
Вопрос времени [1] (Гарри Поттер)


2018.08.06 14:00:42
Темная Леди [17] (Гарри Поттер)


2018.08.06 08:40:07
И это все о них [3] (Мстители)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2018, by KAGERO ©.