Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Перед битвой за Хогвартс. Волдеморт усиленным магией голосом:
- Сдавайтесь! Со мной 10 тысяч Пожирателей смерти, множество оборотней, дементоров и великанов!
Ответный голос Рона:
- Чёрт возьми, и где ж мы вас всех хоронить-то будем?!

Список фандомов

Гарри Поттер[18346]
Оригинальные произведения[1185]
Шерлок Холмс[712]
Сверхъестественное[451]
Блич[260]
Звездный Путь[249]
Мерлин[226]
Робин Гуд[217]
Доктор Кто?[210]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![182]
Белый крест[177]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[171]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[131]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[102]
Произведения А. и Б. Стругацких[102]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[26]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[46]
Фандомный Гамак - 2015[4]
Британский флаг - 8[4]
Фандомная Битва - 2015[49]
Фандомная Битва - 2014[17]
I Believe - 2015[5]
Байки Жуткой Тыквы[1]
Следствие ведут...[0]



Немного статистики

На сайте:
- 12468 авторов
- 26845 фиков
- 8427 анекдотов
- 17326 перлов
- 642 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...


Миссия выполнима

Автор/-ы, переводчик/-и: Anne Boleyn
Бета:Altra Realita
Рейтинг:PG
Размер:мини
Пейринг:Гермиона Грейнджер/Майкрофт Холмс, Джон Ватсон/Шерлок Холмс
Жанр:AU, Action/ Adventure, Crossover (x-over), Detective
Отказ:Поттериана принадлежит Дж. К. Роулинг и Warner Bros., "Шерлок" - Моффату, Гэтиссу и BBC.
Вызов:Winter Temporary Fandom Combat 2017
Фандом:Гарри Поттер, Шерлок Холмс
Аннотация:Гермиона Грейнджер обнаружила, что волшебный мир совершенно не нуждался ни в ней, ни в её передовых идеях. Хорошая новость заключалась в том, что ещё не поздно было что-то изменить. Плохая — в том, что она понятия не имела, что именно.
Комментарии:Таймлайн: 2012 год. Работа охватывает весь канон Поттерианы, кроме эпилога; 1-2 сезоны сериала «Шерлок», содержит спойлеры к третьему сезону.

Написано для команды WTF HP Adventurers 2017 на WTF Kombat 2017.
Каталог:Пост-Хогвартс, Кроссоверы, Полуориджиналы
Предупреждения:слэш
Статус:Закончен
Выложен:2017.03.24 (последнее обновление: 2017.03.24 11:41:00)
 открыть весь фик для сохранения в отдельном окне
 просмотреть/оставить комментарии [1]
 фик был просмотрен 827 раз(-a)



Аверс


За окном пели птицы. Окно было ненастоящим, птицы тоже, но звук раздражал неимоверно. Гермиона мысленно прокляла того, кто придумал оживить министерскую обстановку искусственными окнами, и вернулась к измятому листку.

Грейнджер, сосредоточься.

«...Колония Школы Чародейства и Волшебства „Хогвартс“ насчитывает 2461 (две тысячи четыреста шестьдесят одного) домового эльфа. Из них 210 (двести десять) переживают последнюю фазу жизненного цикла. Расчетный год смерти — 2018. Также в активе школы находятся 89 эльфов подросткового возраста <не являются трудоспособными на 01.09.2013>. Расчётное время вступления в должность — 2025 год. Таким образом, дефицит рабочего персонала низшего звена на 2018 — 2025 гг. составляет по предварительным расчётам 210 единиц, после 2025г. — не более 121 единицы...»

Когда в далёком девяносто четвёртом Гермиона решила, что её призвание — бороться за права домовиков, она представляла трибуны и плакаты, листовки и значки, восторженно внимающую аудиторию, свержение средневекового невежества и рыдающих от счастья эльфов. Ей было пятнадцать — самое время творить глупости. Куда прискорбнее был тот факт, что даже в двадцать Гермиона, имея за плечами войну, печальное расставание с родителями и не менее печальное воссоединение, сданные экстерном экзамены и Орден Мерлина, решила, что будет хорошей идеей пойти работать в Министерство и посвятить себя служению Отделу регулирования магических популяций и контроля над ними. Прошедшие годы доказали, что Гермиона по-прежнему ничего не смыслила в том, как функционирует магическое общество. Гоблины работали в восстановленном Гринготтсе, домовики прислуживали волшебникам и как огня боялись одежды, кентавры занимались своими таинственными делами и отказывались иметь дело с представителями Министерства. Так Гермиона Грейнджер обнаружила, что волшебный мир совершенно не нуждался ни в ней, ни в её передовых идеях. Хорошая новость заключалась в том, что ещё не поздно было что-то изменить. Плохая — в том, что она понятия не имела, что именно.

Спас её Кингсли, который в один прекрасный день появился в кабинете, где Гермиона и двое её бестолковых подчинённых пытались согласовать очередную встречу с кентаврами, и положил на стол приказ о назначении Г. Дж. Грейнджер заместителем руководителя Сектора борьбы с неправомерным использованием магии. Тем самым Кингсли заслужил вечную благодарность Гермионы, а глава Сектора миссис Гамп — вечную головную боль. Неудивительно, что когда через год Гамп снова вышла замуж, она ретировалась из Министерства раз и навсегда.

Позже Гермиона не раз говорила себе: во всём виноват Синклер. Этот идиот умудрился свалиться с метлы на выходных, и чёртовы бумажки из другого отдела, за который она больше не несла никакой ответственности, оказались на её столе. Увы, Синклер заработал сотрясение и сломал руку в двух местах, отчёт надо было сдать до вечера, а его жена была дружна с Муфалдой, которая составляла Гермионе компанию за обедом. Всё это привело к тому, что Гермиона взялась доделать отчёт и теперь изнывала от скуки. В тот момент самолётик, исписанный размашистым почерком Кингсли, показался ей знаком свыше. Особенно привлекательно выглядело слово «срочно». Так Гермиона, всю жизнь ненавидевшая суету, обнаружила, что сложнее всего будет с достоинством дойти до кабинета министра — ей ужасно хотелось подсуетиться.

Кингсли она застала в обществе смутно знакомой молодой женщины, рядом с которой Гермиона мгновенно почувствовала себя чучелом. Красотка бесстрастно взглянула на нее, задержала взгляд на волосах. Гермиона поджала губы: она ещё в двадцать пять променяла непослушную копну на короткие кудри, но причёска до сих пор оставалась больным вопросом.

— Кингсли.

— Гермиона, проходи, — Кингсли привычно взмахнул палочкой, и гул голосов из приёмной стих. — Присаживайся. Гермиона, позволь представить тебе Патрицию Паркинсон, нашего сотрудника в МИ-5. Мисс Паркинсон, это Гермиона Грейнджер.

Паркинсон. Отлично.

— Панси Паркинсон — моя кузина, — снисходительно пояснила девица, изучая свои туфли.

К слову сказать, у Гермионы были сложные отношения с туфлями. Примерно такие же, как с покойным Снейпом — продиктованные суровой необходимостью будней, выстроенные благодаря остаткам терпения Гермионы и подпитываемые неохотным восхищением издалека.

Гермиона прикинула, сколько часов среднестатистический сотрудник Министерства должен провести в своём кабинете, вдыхая пыль пергамента или тестируя сомнительные артефакты, чтобы заработать на такую красоту, и мысленно содрогнулась.

Кингсли прочистил горло.

— Как я уже сказал, мисс Паркинсон работает в МИ-5. Её основная задача — охрана одного из высокопоставленных маггловских чиновников, но официально она является его ассистентом. Мисс Паркинсон также предоставляет нам информацию касательно некоторых... аспектов деятельности МИ-5 и её подразделений.

— Разумеется, без их ведома?

Кингсли нахмурился.

— Это делается для их же безопасности. Гермиона, ты должна понимать...

— Что вы, господин министр. Я всё понимаю.

— Гермиона, мы уже говорили...

— Мисс Грейнджер нам подходит, — подала голос Паркинсон. Она казалась до раздражения довольной.

— Мой работодатель — важный винтик в правительственном аппарате Великобритании. Более того, он наделён рядом полномочий в принятии решений по внешней политике и прекрасно осведомлён о существовании волшебного сообщества. Я занимаю должность его ассистентки по нескольким причинам: это диплом Оксфорда, стажировка в Китае, наличие военной подготовки и тот факт, что я сквиб. Теперь вы можете закрыть рот, — спокойно закончила Паркинсон.

— Вы слишком много себе позволяете для человека, который пришёл просить помощи, — сухо заметила Гермиона.

Паркинсон улыбнулась, продемонстрировав ямочки, и стала совершенно очаровательна.

— Информация о вас несколько устарела, — довольно заметила она, постукивая пальцем по картонной папке. — Я очень на это надеялась.

— Рада, что оправдала ваши надежды.

Паркинсон вздохнула.

— Не кипятитесь. Я знаю, кто вы такая и какую роль сыграли в последней войне. Поэтому я здесь. Мой работодатель вынужден постоянно держать некоторых людей в поле зрения. Это происходит по разным причинам, но есть некое... лицо, которому нужно уделить особое внимание. Я не в состоянии сделать это сама, но у меня есть все основания полагать, что вы справитесь с этой задачей.

Гермиона оторопела.

— Вы что, предлагаете мне стать телохранителем для маггловского чиновника?

Паркинсон усмехнулась.

— Во-первых, он не чиновник, а врач. Во-вторых, ему угрожает опасность, и ни я, ни мой работодатель не уверены до конца в том, маггловского она происхождения или нет. В-третьих, вам надо присмотреть за ним, чтобы не допустить неприятных происшествий.

Гермиона зажмурилась. Ей предлагали стать... кем? Секретным агентом? Агентом под прикрытием? Нянькой? Надсмотрщиком?

— Что я должна буду делать?

— Жить в маггловском квартале. Работать в маггловской больнице.

— Кем?

— Администратором. Секретарём. Ничего сложного.

— Что ещё?

— Полная интеграция в маггловскую жизнь. Для вас этот мир привычнее, чем для многих других. Вы должны будете по возможности сблизиться с Объектом, завязать приятельские отношения, обеспечить полную безопасность. Войти в доверие, гарантировать его психологическую стабильность. Вы получите лицензию на использование магии в его присутствии.

— Самый главный вопрос, — Гермиона выпрямилась на стуле. — Что вы недоговариваете?

Кингсли уронил папку, которую листал всё это время. Патриция хмыкнула.

— Я же говорила: она подходит.

* * *


Джон Ватсон напоминал Гермионе её покойного дядюшку. Уолтер Грейнджер — неприметный человечек со скромной улыбкой и огромным сердцем — как никто другой умел собрать волю в кулак в нужный момент, обладал неистребимым оптимизмом и с завидным упрямством лепил из людей героев. Уолтер умер летом девяносто седьмого — через два месяца после крушения самолёта, в котором его жена возвращалась домой из Франции. Гермиона любила дядю — надёжного, доброго и твёрдо убеждённого в том, что однажды его племянница завоюет мир. Она знала, что уже не поможет Уолтеру, но именно его смерть придала ей решимости отправить родителей в Австралию. Был шанс спасти их, и Гермиона им воспользовалась.

Если бы она не знала заранее, кто такой Джон Ватсон, то решила бы, что перед ней вдовец. Джон был безукоризненно вежлив с коллегами и пациентами, но иногда словно замирал, сжимая и разжимая кулаки, потом принимался тереть лоб и поспешно отступал в свой кабинет. Патриция настояла на том, что Гермиона должна выглядеть обычно, а действовать эффективно. Потребовалось зелье роста волос, чтобы убрать их в косу, и муторный поход по магазинам, превративший Гермиону в нечто среднее между преподавателем колледжа и телефонисткой из пятидесятых. Джон с натянутой улыбкой пожал ей руку при первой встрече, а при второй забыл её имя и вынужден был, краснея, коситься на бейджик. На предложение выпить кофе в конце особенно долгого рабочего дня он неловко извинился, сослался на скверную погоду и больное плечо и похромал к выходу. Гермиона смотрела ему вслед и думала, что, возможно, изначальный план не так уж хорош, как представлялось Паркинсон и её загадочному работодателю.

Ещё одной проблемой была Мэри Морстен.

Мэри — улыбчивая блондинка с крупными зубами и хитринкой в глазах — имела неприятное качество, от которого сама Гермиона избавлялась долго и с большим трудом: она стремилась понравиться всем без исключения. Поэтому помимо выполнения своих обязанностей администратора в клинике и попыток найти подход к Джону Гермиона ежедневно боролась с феноменальным дружелюбием Мэри, которая то подсаживалась к ней за обедом, то заглядывала «поболтать» в перерыве, то предлагала пойти выпить в выходные. К концу месяца Гермиона наконец освоилась на новом месте и обнаружила, что всё ещё хуже, чем она предполагала: Мэри была умна. Её не интересовала Гермиона, но, видимо, интересовал Джон, и она решила подстраховаться.

Держи друзей близко, а врагов ещё ближе. Будь Мэри волшебницей, оказалась бы на Слизерине или, как минимум, на Равенкло.

Будь Мэри волшебницей...

— Кингсли, может, у меня паранойя, но мне надо узнать, не училась ли женщина, которую я знаю как Мэри Морстен, в Хогвартсе. Или в Дурмстранге. Или в Шармбатоне. Или в Ильвермони. Где-нибудь, — нахохлившаяся Гермиона прихлёбывала бульон из глубокой чашки, куталась в одеяло и чувствовала себя идиоткой.

Кингсли хмыкнул, зелёное пламя камина дрогнуло.

— Аластор гордился бы тобой.

— Кингсли, мне тридцать три, а я гоняюсь за призраками и пытаюсь уберечь маггла непонятно от чего.

— Моран не появлялся?

— Нет. Я повесила на Джона Чары слежения, но они ничего не дали.

— Ты не думала насчёт Оборотного?

— Думала. Маловероятно. Я проверила все кабинеты, пусто. Вряд ли кто-то наложил Чары расширения на карман и носит Оборотное там, а в буфете никто не сидит со своим термосом, за исключением одного пожилого доктора, но убийца вряд ли стал бы им притворяться — старик слишком слаб. Так ты проверишь Мэри?

— Может, она просто ревнует? Ты младше Мэри. И новая женщина в коллективе. Возможно, Джону просто нужны перемены. Ты не забываешь улыбаться?

Гермиона поморщилась. Ей, в общем-то, нравился Джон, и совершенно не нравилось, как его воспринимал Кингсли.

— По-моему, сейчас Джона Ватсона мало интересуют женщины. Он похож на брошенную дворнягу.

— Гермиона, — в голосе Кингсли прорезались знакомые нотки. — Не смей его жалеть.

Она криво улыбнулась.

— Я не жалею сторожевых собак, которые выглядят как дворняги, Кингсли. Как только он вернётся к привычной жизни... Вот же чёрт.

— Гермиона?

— Кингсли, проверь Мэри и скажи Паркинсон, что мы переходим к плану Б.

— Да ты что. И какой у нас план Б? Так, чтобы я хоть знал, что ты творишь.

— Мне нужен магглорождённый аврор с лицензией на единовременное нарушение Статута, пистолет и номер телефона начальника Паркинсон.

Кингсли пару минут молча изучал её сквозь отблески камина.

— Ты же понимаешь, что я должен узнать, зачем?

— Ничего особенного. Мы спланируем преступление.

* * *


Симус Финниган вошёл в клинику пасмурным февральским днём. Замотанный в шарф по самые уши, он пожаловался на больной зуб, и Гермиона послушно направила его в отделение стоматологии. Разумеется, так далеко Симус идти не собирался. Он поднялся на второй этаж, вытащил пистолет и ворвался в круглую приёмную, где пациенты ожидали приёма у терапевта.

— Всем стоять! Телефоны, кошельки, часы, драгоценности! Это ограбление! — для пущего эффекта Симус выстрелил наугад, сбил камеру видеонаблюдения и принялся потрясать видавшим виды рюкзаком, с которым ездил ещё на Чемпионат мира по квиддичу перед четвёртым курсом.

Напуганные пациенты лихорадочно хлопали себя по карманам, плачущая женщина дрожащими руками расстёгивала браслет. Щёлкнул замок — доктор Фокс предпочёл запереться в кабинете вместе с пациентом.

Если Фокс вызовет полицию сейчас, у нас минут шесть, не больше. Время пошло.

Гермиона распахнула дверь в приёмную, вытаращилась на Симуса, закричала и бросилась обратно к лестнице.

Второй выстрел пробил край её халата, Гермиона споткнулась и картинно упала на пол. Запричитала миссис Дженкинс (понадобится Обливиэйт, точно понадобится!), кто-то уронил бумажник, хлопнула дверь, и на сцене появился Джон.

— Сукин ты сын! — в Симуса полетел цветочный горшок.

Финниган отскочил в сторону и выстрелил. Штукатурка над головой Джона посыпалась ему на лицо.

Пять минут.

Ещё выстрел.

— Ни с места, доктор! Вы же не хотите, чтобы ваши пациенты пострадали?
Гермиона забилась в угол и украдкой наблюдала за Джоном — бледным, пышущим гневом и твёрдо стоящим на ногах Джоном. На скулах у него ходили желваки.
Главное — не ошибиться.

Симус перехватил «Беретту», выразительно посмотрел на рюкзак, потом на Джона.

— Присоединяйтесь, доктор.

Гермиона неслышно поднялась на ноги, сделала шаг в сторону. Симус — вот растяпа! — умудрился задеть именно тот стул, на который она ещё с утра наложила Облегчающие чары. Шаг. Ещё шаг.

Четыре минуты.

— Опусти оружие, парень, — голос у Джона был тихий, но от того не менее угрожающий. — По-хорошему тебе говорю.

— И что ты мне сделаешь? — Симус держался идеально — нагло и снисходительно одновременно, точь-в-точь в соответствии с инструкциями Гермионы.

Вместо ответа Джон достал пистолет.

Нет. Нет-нет-нет!

Три минуты.

Щёлкнул предохранитель.

План Б не предполагал кончину или ранение сотрудника Министерства, и Гермиона не имела ни малейшего желания писать отчёт о том, как именно аврор Финниган схлопотал маггловскую пулю.

Она схватила стул и обрушила на голову бывшему однокласснику.

Пистолет упал на пол. Симус — тоже. Пациенты замерли, миссис Дженкинс подавилась рыданиями. Джон смотрел на Гермиону так, будто видел впервые, а Гермиона смотрела на бежевый стул в своих руках. Она готова была поклясться, что накладывала чары на коричневый.

Послышался рёв сирен, на лестнице зашумели, Симус медленно встал на четвереньки, тряхнул головой...

В ту самую секунду, когда полицейские ворвались в приёмную, аврор Финниган выпрыгнул в окно второго этажа и, судя по воплям снаружи, аппарировал прямо в воздухе.

Гермиона прочистила горло.

— Уважаемые пациенты, пожалуйста, не забудьте свои личные вещи, — она указала на рюкзак на полу. — От лица больницы я приношу извинения за... недостаточную охрану помещения, — она повернулась к замершим в дверях полицейским. — Прошу меня простить, мне нужно две минуты. Потом я готова буду дать показания, если необходимо. Доктор Ватсон, не могли бы вы?..

— Да, конечно, — Джон махнул рукой и, видимо, только сейчас понял, что всё ещё держит пистолет. — Э... не мог бы кто-нибудь из вас связаться с инспектором Лестрейдом?

* * *


Трубку взяли после третьего гудка.

— Мисс Грейнджер?

— Паркинсон, — Гермиона прислонилась к бачку унитаза. Ноги были ватными. — Паркинсон, мне нужны ваши ресурсы. Я... — она запнулась, подыскивая слово, — в затруднительном положении.

— Что пошло не так?

— У Джона был пистолет.

— О, — Патриция помолчала. — Аврор Финниган жив?

— Да. Но мне пришлось огреть его стулом, чтобы опередить Джона.

— Разве не это вы планировали?

— Я предварительно зачаровала стул. Но Джон достал пистолет, Симус стал отступать, я перепугалась и перепутала стулья. Он пришёл в себя, когда приехала полиция, выпрыгнул в окно и, кажется, аппарировал.

— В полёте?

— Да.

— С чего вы взяли?

— Реакция зевак была красноречивой. А ещё он забыл свой рюкзак и пистолет.

— Забыл?

— Ладно, уронил. Он был в перчатках, но не будем рисковать.

— Я свяжусь со своим работодателем.

— Паркинсон, ещё секунду. Свяжитесь с Кингсли, пациентам нужен кто-нибудь из хороших специалистов по работе с памятью. Джон... немного задержался с выходом.

— Мисс Грейнджер...

— Это не обсуждается. Оплата на совести вашего работодателя.

— Ваш план сработал?

Гермиона вспомнила поражённый взгляд Джона, быструю, деловитую речь.

— Да.

— Тогда не беспокойтесь насчёт магглов. Эту проблему решат.

— Спасибо.

Она повесила трубку. Хорошо, что Гарри этого не видел. Он бы ужасно переживал.

* * *


— И тут ты им с каменным лицом: «Уважаемые пациенты, не забудьте свои личные вещи!» — Джон засмеялся и снова приложился к пиву. — Это было великолепно.

— Он мог выстрелить.

— Нет. Он не хотел никого ранить, это было заметно. Я даже не уверен, держал ли он пистолет раньше.

Гермиона пожала плечами и подцепила ломтик картошки.

— Странно, что этот грабитель вообще пришёл в клинику. В квартале от неё есть ювелирный.

— Я тоже об этом подумал. Может, кишка тонка для ювелирного?

— А может, просто день не задался? Он, знаешь ли, собирался в стоматологию.

Джон улыбнулся.

Они сидели в дальнем углу паба, у окна, ели жареную картошку с рыбой и пили пиво. Вернее, пил Джон — Гермиона, скорее, хотела составить ему компанию. Кроме того, искрящиеся в приглушённом свете пузырьки и чуть запотевший бокал необъяснимым образом успокаивали. План сработал идеально: Джон был благодарен ей за находчивость и, кажется, немного заинтригован. Они вышли из клиники вместе, попрощались с расстроенной Мэри, которая сегодня вышла на обед раньше обычного и пропустила всё на свете, а потом Джон предложил выпить. Он даже не хромал.

Браво, Грейнджер.

— Ты часто куда-нибудь выбираешься?

— Прости?

Джон неопределённо кивнул в сторону зала.

— Часто ходишь куда-нибудь? Паб? Друзья? Парень?

— В последний раз я была в пабе... — Гермиона вспомнила, как они с Гарри навещали МакГонагалл и зашли поностальгировать в «Три метлы». — Около года назад.

Джон слегка нахмурился.

— Ты, наверное, не любишь всё это? Суету. Людей.

— На самом деле, мне просто не с кем пойти, — ляпнула Гермиона и тут же поморщилась от того, как жалко это прозвучало. — Точнее, есть с кем, но... знаешь, мы с друзьями как люди с разных планет. У одних семьи, другие постоянно в разъездах, а я...

А я считаю домовиков и слежу, чтобы школьники не колдовали на каникулах.

— А я вечно на работе и вроде как даже не знаю, о чём с ними поговорить, — неохотно закончила она.

Несколько мгновений Джон рассматривал своё пиво.

— Я не лучший собеседник, Гермиона. Я, наверное, и человек так себе. Но если тебе захочется с кем-то поговорить... или с кем-то помолчать, я к твоим услугам.

— Джон.

— Нет, послушай. Правда состоит в том, что я тоже одинок. У меня есть сестра, с которой мы не разговариваем, и несколько старых знакомых, с которыми я не хочу встречаться. Ты хотя бы... — он запнулся.

— Не спрашиваю о Шерлоке Холмсе, — тихо произнесла Гермиона.

Джон сощурился.

— Так ты знаешь?

Гермиона, потратившая трое суток на изучение всех предоставленных материалов о загадочном друге Джона, постаралась придать лицу бесстрастное выражение.

— Все знают. Я просто не вижу смысла лезть туда, куда не следует.

Взгляд Джона потеплел.

— И на том спасибо.

— Не за что. Поверь, я очень, очень долго училась не лезть туда, куда не просят.

— Успешно?

Гермиона подумала о запасном мобильном в кармане пальто и о заваленном папками столе в съёмной квартире, о ежедневных сообщениях Паркинсон и о голове Кингсли в камине. О том, что ей предстоит заехать к Симусу и, наверное, купить самые низкокалорийные в мире бисквиты для Лаванды, если её мужу вдруг выпишут штраф и у неё случится стресс.

— В некотором роде.

— В таком случае, в следующий раз мы должны попробовать индийскую кухню. Уверен, она тебя удивит.

Последние десять лет Гермиона питалась в основном в министерском буфете и, если бы не настойки, которые исправно присылал Невилл, давно страдала бы от язвы желудка.

— Звучит чудесно, — вот и всё, что она сказала.

Через неделю они действительно пошли в ресторанчик индийской кухни. Потом устроили набег на китайские забегаловки. Потом попробовали какую-то странную тайскую еду, и Джон смеялся, когда Гермиона с подозрением рассматривала свой суп. Том Ям Кунг — ну и название! — на вкус оказался лучше, чем на вид, но в следующий раз, после того как весенний Лондон с каким-то чудовищным опозданием сдался на милость вирусных заболеваний, они пошли в обыкновенную пиццерию.

— Ты ешь пиццу, как на приёме у королевы, — посмеивался Джон. Сам он ел руками.

Гермиона разъярённо взглянула на него и продолжила накалывать жёсткое тесто на вилку.

— Это, чёрт возьми, манеры!

— Ты чертыхаешься за едой, — мягко заметил Джон.

Что-то в его тоне заставило Гермиону оторваться от тарелки.

Джон слегка наклонился вперёд, локти на столе. Он разрумянился от еды, вина и тепла, и Гермиона поняла, что произойдёт дальше.

— Джон, — она отложила вилку. — Я бы хотела прояснить одну вещь. Видишь ли...

Руку обожгло огнём, так резко, что Гермиона зашипела, — сработали чары, наложенные на старенькое кольцо.

— Гермиона? Ты в порядке? Я не хотел... то есть... Что ты делаешь?

Она положила деньги на стол, кивнула официантке и накинула пальто. Палочка скользнула в ладонь.

— Бери куртку и возьми меня за руку. Гоменум ревелио. Протего Тоталум.

— Что? Что это было?

Близко, но не в зале. На улице. Значит, снайпер. Вероятнее всего, маггл. Волшебник просто зашёл бы в кафе. Почему сейчас? Только занял позицию? Или...

У окна одевалась молодёжь — человек семь. Шумные, демонстративные, собираются слишком долго... Конечно.

— Джон, сюда, — Гермиона схватила его за руку и потащила в сторону туалета. Парни за крайним столиком что-то загудели им вслед.

Джон, конечно же, стал вырываться. Гермиона впилась ногтями в его ладонь и зашипела:

— Через минуту тебя убьют, а меня уволят. Ну, живо! — она прицелилась. — Редукто!

Пиццерию огласил вой сирен. Сигнализация должна была сбить с толку и магглов, и убийцу. Гермиона толкнула Джона в кабинку, захлопнула дверь.

— Джон. Твоя задача — не отпускать мою руку. Силенцио. Мне жаль, честно.

Грейнджер, сосредоточься.

Они исчезли с негромким хлопком.

* * *


Стрелком оказался среднего роста мужчина — представительный, лощёный и даже отдалённо не напоминающий киллера. Он быстро собирал винтовку, когда Гермиона оглушила его сзади и связала взмахом палочки. Джон сжал пальцы так сильно, что она взвыла.

— Минуту, — огрызнулась Гермиона. — Экспекто Патронум, — из палочки вырвалась серебристая выдра, и Джон замер. Хватка ослабла, и Гермиона не смогла подавить улыбку. — Патронус для Кингсли Шеклболта. Моран взят. Стрэнд, 449, напротив пиццерии, целился с чердака. Пришли кого-нибудь из зачистки, я свяжусь с Паркинсон, — она повернулась к Джону. — Я сниму с тебя заклинание, но, пожалуйста, помолчи ещё минуту и не дёргайся. Фините Инкантатем.

Гермиона достала из внутреннего кармана пальто телефон.

— Это Грейнджер. Моран нашёлся. Думаю, он маггл. Кингсли пришлёт ребят из зачистки, ему поправят память. Джон со мной, он в порядке.

— Ты колдовала в его присутствии? — уточнила Патриция.

— Да, не было выбора, его могли застрелить.

— Мой работодатель пришлёт агентов за Мораном и машину для Джона. Стрэнд, 449?

— Да. Как вы...

— Это моя работа, мисс Грейнджер.

Сзади откашлялся Джон.

— Ну? Мне позволено заговорить?

— Да. Конечно. Прости.

— Тогда какого дьявола это было?

— Джон, это лорд Моран, член парламента и правая рука покойного Джеймса Мориарти. Он планировал тебя убить, — пленник задёргался, и Гермиона взмахнула палочкой. — Петрификус Тоталус.

Джон шумно сглотнул.

— Как ты это делаешь?

— Я волшебница.

— Волшебников не бывает.

— Вообще-то бывают. Четыре процента населения Великобритании — маги. Не самый плохой показатель.

— То есть вас много?

— Достаточно.

— И вы работаете в клиниках, магазинах? Водите такси?

Гермиона поморщилась.

— Нет. Волшебники редко живут среди обычных людей. У нас закрытое сообщество, и мало кто выходит за его пределы. Я работаю в Министерстве магии. Я хорошая волшебница, Джон. И меня попросили защитить тебя.

Джон нахмурился.

— От Морана?

— Никто не знал, кто именно держит тебя на прицеле. Хотя Моран был самым вероятным кандидатом.

— И что? Кто-то обратился к тебе? Чтобы волшебница защищала меня? Неужели я сам не могу за себя постоять!

— Давай так, — Гермиона помедлила. — У нас есть пара минут. И за это время я объясню тебе простую вещь. Пятнадцать лет назад в волшебном мире началась война — один сумасшедший хотел захватить власть, установить свои порядки. Я воевала на этой войне и выжила. Некоторые волшебники — не лучшие представители нашего мира — смогли уйти от наказания за свои преступления. Они постарались исчезнуть. Затеряться. И кое-кто из них стал работать на человека, известного как Джеймс Мориарти, — Джон застыл. — Я прочла о нём всё, что смогла. Он безумец, совершенный псих, но он маггл, его возможности были ограничены. Волшебники, которые не хотели жить по законам магического сообщества, помогли ему создать огромную преступную сеть, и Моран был её частью. Я не знаю, как именно мой наниматель об этом узнал. Может, он просто решил, что за тобой следит тот же снайпер, который целился в тебя, когда Шерлок... — она прикусила язык.

Проклятье.

— Когда Шерлок что? — угрожающе произнёс Джон.

Гермиона обречённо вздохнула.

— Когда Шерлок Холмс стоял на крыше Госпиталя Святого Варфоломея, трое снайперов держали на мушке тебя, инспектора Лестрейда и вашу домовладелицу. И тогда он прыгнул, — тихо закончила она.

Джон смотрел на неё, не отрываясь.

— И сейчас, почти два года спустя, я узнаю, что он спасал нам жизнь?

— Странно, что это сразу не пришло тебе в голову.

— Не пришло в голову? Как?

Она скривилась.

— У меня был друг, который однажды бросил нас в трудную минуту. Он ушёл, когда мне нужна была его помощь. Когда мне был нужен он. Я была зла, но когда он вернулся, всё равно простила.

Джон моргнул.

— К чему ты мне это говоришь?

— К тому, что у всего есть причина. И порой надо просто понять, в чём она заключается.

Джон затих и молчал до тех пор, пока Кингсли в сопровождении двух Невыразимцев и двух маггловских военных не забрал Морана. На прощание Шеклболт наклонился к уху Гермионы и пробормотал:

— Лицензия истекает через двенадцать часов.

Двенадцать часов. Вечность.

— Так значит, я тебя больше не увижу, — Джон неловко потёр шею, когда странная компания исчезла вместе с Мораном. — Я почти три месяца работал с волшебницей. Господи. Кто тебя нанял? Ты так и не сказала.

— Я его никогда не видела, — Гермиона взглянула вниз, на тротуар. Люди обгоняли друг друга у входа в метро, в пиццерии напротив снова сидел народ, у телефонной будки мягко притормозил чёрный автомобиль. — Я общалась с его ассистенткой.

Джон сощурился.

— Ассистентка. Привлекательная, примерно твоего возраста, тёмные волосы, карие глаза. Странное имя. Не любит отвечать на звонки. Так?

Гермиона помедлила.

— Не знаю, как насчёт странного имени... — тут Джон снова задвигал скулами (чудовищная привычка!), и она со вздохом закончила: — В остальном да.

— Майкрофт.

Гермиона сделала вид, что впервые слышит это имя, что было недалеко от истины. О том, что её наниматель — Майкрофт Холмс, она узнала позавчера, и Кингсли заставил её поклясться, что она будет молчать, как рыба. О том, что Джон не такой простак, каким кажется, никто, конечно, не подумал.

— Я никогда не встречала её начальника.

Джон снова потёр шею.

— Это прозвучит неловко, но, раз уж ты собираешься исчезнуть из моей жизни, может, поужинаем? Без снайпера.

Гермиона подавила желание закатить глаза.

— Вообще-то я не собиралась исчезать из твоей жизни. Я живу в Лондоне, работаю в Лондоне и говорила чистую правду: я одинока, Джон. Но конкретно сейчас я ужасно хочу напиться. Ты не против?

Джон был не против.

* * *


Реверс


Шерлок рассеянно слушает причитания Мамули.

— Эта ужасная женщина могла тебя убить! О, я не знаю, что сделала бы с ней! Ей чрезвычайно повезло, что она за решёткой! Джон, дорогой, попробуй пунш. Зайгер, что ты думаешь насчёт подсвечника? Он не будет закрывать тебе Майкрофта?

— Дорогая, стол накрыт отлично.

— Думаешь?

— Да. Абсолютно уверен.

— Да. Хорошо. Джон, как замечательно, что ты заставил Шерлока приехать! Он ненавидит семейные застолья. Но ведь это Рождество! Ох, Зайгер, подсвечник точно не будет закрывать Майкрофта?

— Мама, ради бога, Майкрофт слишком толстый, чтобы его мог закрыть подсвечник, — стонет из своего кресла Шерлок.

— Шерлок, — вздыхают Джон и Зайгер. Выражения лиц у них абсолютно одинаковые.

— Кстати об этом, — миссис Холмс драматично понижает голос. — Шерлок, пожалуйста, не мог бы ты забыть о своём ребячестве хотя бы сегодня?

— Майкрофт приедет с дамой, — радостно объявляет Зайгер.

Шерлок застывает в кресле, Джон давится пуншем и начинает надсадно кашлять.

— С дамой, — с отвращением повторяет Шерлок. — Если бы я знал...

— Именно поэтому мы сохранили всё в тайне, — неодобрительно замечает миссис Холмс. — Боже мой, это они! Зайгер...

— Я открою дверь.

— И...

— Ты прекрасно выглядишь, дорогая. Просто улыбайся.

— Да. Точно, — и старшие Холмсы устремляются к входным дверям.

— Ты не знал? — тихо спрашивает Джон.

Возмущённый взгляд Шерлока сам по себе довольно красноречив. Он встаёт, одёргивает пиджак и разворачивается в сторону входа. Джон думает, что сейчас Шерлок похож на хищную птицу — весьма голодную хищную птицу. Памятуя о том, что Майкрофт сделал для него год назад, Джон поднимается с кресла и встаёт рядом с Шерлоком.

— ...дорогая, зовите меня Вайолет, — радостно восклицает миссис Холмс. — В конце концов, Рождество — семейный праздник!

— Мама довольно консервативна в некоторых вопросах, — странным голосом произносит Майкрофт, и Шерлок готов поспорить, что брат смущён.

И впрямь Рождество!

— Честно говоря, Вайолет, я считаю, что вы совершенно правы. Тем более... — женщина входит в комнату и запинается. — Джон! А вы, должно быть, Шерлок, — она улыбается и протягивает руку. — Гермиона Грейнджер. Я так давно мечтала с вами познакомиться.

Шерлок сверлит Гермиону своим фирменным «я-вижу-вас-насквозь» взглядом, что-то бормочет себе под нос и, к изумлению всех присутствующих, целует ей кончики пальцев.

— Мисс Грейнджер. Какой приятный сюрприз. Полагаю, у меня не было возможности поблагодарить вас за то, что вы сделали в офисе Магнуссена.
В наступившей тишине Джон почти слышит, как от Шерлока исходит самодовольство.

Майкрофт вздыхает — тихо, но со всей присущей ему драмой.

— Что ж, дорогой брат, очевидно, ты, как и я, оказался устойчив к заклинаниям, связанным с изменениями памяти. Возможно, стоит сообщить министру Шеклболту, — он многозначительно смотрит на Гермиону.

— Если хочешь, — она закусывает губу. — Но ведь... Рождество?

И Майкрофт улыбается — не кривит рот, как оскорблённая в лучших чувствах компаньонка, не демонстрирует зубы, словно сытый аллигатор. Он слегка морщит нос и щурится, уголки губ ползут вверх, и Майкрофт Холмс становится похож на человека. Джон отводит взгляд, будто нечаянно стал свидетелем очень личной сцены, не предназначенной для посторонних глаз.

— Ну, мы сегодня сядем за стол? — спрашивает Шерлок тоном обиженного ребёнка, и это странным образом приводит всех в действие.

Обед протекает неспешно и немного неловко. Майкрофт старается не суетиться, но то и дело поглядывает на Гермиону, а когда она перекладывает ему на тарелку половину своего торта, закатывает глаза. Мистер и миссис Холмс, кажется, чуть не плачут от счастья. Шерлок подозрительно тих. Он покорно ест, а пьёт даже меньше обычного. Джон чувствует себя немного неуютно, но Гермиона уговаривает его рассказать об их совместной работе в клинике. Сначала Джон спотыкается на каждом предложении, потом входит во вкус, и Вайолет ахает, когда он доходит до истории с Финниганом.

— Но пациенты! — она обеспокоенно смотрит на Майкрофта.

— Он никому не причинил вреда, — поспешно заверяет её Гермиона. — Я дала ему чёткие инструкции. Кроме того, с пациентами поработали наши... психологи, — осторожно заканчивает она. — Специалисты по работе с памятью.

— Гермиона, но как же можно подменить воспоминания? — Вайолет не может сдержать любопытства, и Гермиона пускается в долгие рассуждения о волшебстве, школе под названием Хогвартс и Министерстве магии. Она рассказывает о том, что такое Чары забвения и как они работают, о том, что Чертоги разума — совершенно особая организация мысли, сознания, поэтому наложить Чары забвения на Майкрофта или Шерлока не представляется возможным.

— Знаете, Майкрофт помог мне совершенно иначе взглянуть на технику работы с памятью, — медленно объясняет Гермиона. — Чтобы изменить память, надо чем-то заменить имеющиеся воспоминания. Непрофессионалы работают грубо: заполняют голову пустотой, вроде как белым листом. Это вызывает эффект похмелья и сбивает с толку. Профессионалы действую более аккуратно, находят в памяти человека привычные и понятные ему сигналы, ассоциации, на которые можно опереться. Майкрофт мыслит иначе. Он не цепляется за ощущения, а опирается на факты, у него очень выверенное мышление. Поэтому он не доверяет тому, во что ему предлагают поверить. Он верит только в то, что считает возможным. При этом у него совершенно удивительная интуиция, он сразу чувствует ложь. Видимо, Шерлок тоже, — она улыбается Шерлоку через стол.

— А что вы сделали с Магнуссеном? — встревает Зайгер.

— Мисс Грейнджер выручила меня. Она очень удачно вывела из игры мою несостоявшуюся убийцу и изменила память ей и Магнуссену. Я правильно понял? — сухо уточняет Шерлок.

— Да, всё верно. Всё должно было выглядеть так, будто Шерлок остановил убийцу Магнуссена в обмен на письма лорда Смоллвуда и его молчание. Магнуссен помнит, как отдал письма, и ощущает смутную благодарность Шерлоку. Шерлок находит конверт в кармане пиджака. Оба стали свидетелями несостоявшегося покушения Мэри Морстен. Сама Мэри Морстен помнит, что выстрелила, но промахнулась. Ну, так было задумано, — недовольно заканчивает она.

— К сожалению, мы недооценили мисс Морстен, — кисло замечает Майкрофт.

— У мисс Грейнджер превосходная реакция, иначе я бы не отделался царапиной, — отрывисто произносит Шерлок. — Полагаю, война сделала своё дело. Война и... что это было? Военное училище?

— «Армия Дамблдора». Нечто вроде школьного кружка по тренировке боевых навыков, — Гермиона неопределённо взмахивает рукой. — Полезный опыт. Только зовите меня Гермионой, пожалуйста.

Шерлок кивает.

Разговор всё течёт и течёт, они перемещаются из-за стола в мягкие кресла, Джон помогает Вайолет принести вторую чашу с пуншем.

— Ты стоишь под омелой, — негромко замечает Шерлок за его плечом.

Джон поднимает голову. И правда.

— В таком случае мы стоим под омелой.

Шерлок не улыбается.

— Традиции. В кои-то веки Майкрофт прав: мама ужасно консервативна.

— Шерлок.

— Да?

— Да. Да, идиот.

* * *


— Моя дорогая, — Вайолет смотрит на Гермиону блестящими глазами. Омела давно растаяла. — Оказывается, все эти годы мы с Зайгером ждали вас.

Шерлок и Джон исчезли ещё полчаса назад. Кажется, они поднимались по лестнице, но никто не рискнул пойти проверить.

Гермиона смущённо пожимает плечами. В последний раз на неё так смотрела мама — ещё до войны. Миссис Уизли всегда слишком много суетилась, а профессор МакГонагалл была в первую очередь её учителем.

— Рождество, — говорит она так, будто это всё объясняет. — Время чудес, верно?

Вайолет украдкой смотрит на старшего сына, который делает вид, что читает книгу, пока его мать и девушка (девушка Майкрофта, подумать только!) перешёптываются у камина, и раздумывает, дать ли ему совет насчёт ювелира.

Нет, решает она наконец. Сам как-нибудь определится.

— Вы любите мюзиклы? — спрашивает Вайолет. Она ужасно мало знает о Гермионе, но спрашивать о магии слишком много ей не позволяет воспитание и — в некоторой степени — подозрение, что половину сегодняшнего вечера они обсуждали государственную тайну.

Лицо Гермионы становится нечитаемым.

— Мне нравится музыка, — осторожно отвечает она.

— Мама, Гермиона любит оперу, — гордо заявляет Майкрофт, будто это его личная заслуга.

Гермиона слегка краснеет, и Вайолет усмехается.

— Какое удивительно совпадение, — с преувеличенным простодушием произносит она. — Мы с Зайгером всегда любили мюзиклы, Шерлок и Джон — опасность, а вы с Майкрофтом — оперу. И конечно, свою работу, — поспешно добавляет она.

Майкрофт и Гермиона обмениваются беспомощными взглядами.

Вайолет поджимает губы. Определённо, надо хотя бы намекнуть ему насчёт ювелира. Ему — и Шерлоку тоже. В некоторых вопросах её гениальные дети совершенно беспомощны.

Но ничего. Она что-нибудь придумает.

Вайолет, сосредоточься.
...на главную...


сентябрь 2018  
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

август 2018  
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031

...календарь 2004-2018...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2018.09.18 19:46:23
Не забывай меня [1] (Гарри Поттер)


2018.09.16 05:45:00
Сыграй Цисси для меня [0] ()


2018.09.15 17:08:33
Рау [0] ()


2018.09.13 23:59:17
Отвергнутый рай [15] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2018.09.13 10:43:39
Хроники профессора Риддла [583] (Гарри Поттер)


2018.09.11 23:06:13
Потомки великих. Слепая Вера [12] (Гарри Поттер)


2018.09.10 23:07:00
Ящик Пандоры [2] (Гарри Поттер)


2018.09.10 12:56:28
Добрый и щедрый человек [2] (Гарри Поттер)


2018.09.09 14:23:00
Лёд [3] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2018.09.07 11:09:44
Охотники [1] (Песнь Льда и Огня, Сверхъестественное)


2018.09.04 20:51:57
Дамблдор [2] (Гарри Поттер)


2018.09.03 22:22:17
Прячься [1] (Гарри Поттер)


2018.09.01 15:22:06
69 оттенков красно-фиолетового [0] (Мстители)


2018.08.31 23:59:52
Моя странная школа [2] (Оригинальные произведения)


2018.08.30 15:14:36
Змееносцы [7] (Гарри Поттер)


2018.08.29 15:09:49
Исповедь темного волшебника [2] (Гарри Поттер, Сверхъестественное)


2018.08.24 12:35:06
Vale et me ama! [0] (Оригинальные произведения)


2018.08.21 16:32:11
Солнце над пропастью [103] (Гарри Поттер)


2018.08.17 17:52:57
Один из нас [3] (Гарри Поттер)


2018.08.14 12:42:57
Песни полночного ворона (сборник стихов) [2] (Оригинальные произведения)


2018.08.12 22:06:53
От Иларии до Вияма. Часть вторая [14] (Оригинальные произведения)


2018.08.09 11:34:05
Вынужденное обязательство [3] (Гарри Поттер)


2018.08.07 23:34:52
Вопрос времени [1] (Гарри Поттер)


2018.08.06 14:00:42
Темная Леди [17] (Гарри Поттер)


2018.08.06 08:40:07
И это все о них [3] (Мстители)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2018, by KAGERO ©.