Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Решил Драко назвать своего мальчика в честь предков.Нелегко жить мальчику с именем "Генеалогическое Древо семьи Малфоев"

Список фандомов

Гарри Поттер[18570]
Оригинальные произведения[1253]
Шерлок Холмс[723]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[220]
Робин Гуд[218]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[186]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![184]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[141]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[115]
Произведения А. и Б. Стругацких[109]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[1]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[25]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12797 авторов
- 26280 фиков
- 8691 анекдотов
- 17717 перлов
- 704 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...


Данный материал может содержать сцены насилия, описание однополых связей и других НЕДЕТСКИХ отношений.
Я предупрежден(-а) и осознаю, что делаю, читая нижеизложенный текст/просматривая видео.

Веселые рецепты матушки-гусыни

Автор/-ы, переводчик/-и: Artaletta
Бета:нет
Рейтинг:R
Размер:миди
Пейринг:Эрни Макмиллан, Флинт/Вуд
Жанр:Romance
Отказ:Отказываюсь
Фандом:Гарри Поттер
Аннотация:Нелегкая это работа - быть Эрни Макмилланом...
Комментарии:С логикой все плохо, упоминание жестокости в отношении одного из героев (автор не одобряет), упоминание приема галлюциногенов (автор тем более не одобряет), относительно открытый финал. Не бечено!
Каталог:Пост-Хогвартс, Второстепенные персонажи
Предупреждения:ненормативная лексика, слэш
Статус:Закончен
Выложен:2016.06.06 (последнее обновление: 2016.06.06 00:12:32)
 открыть весь фик для сохранения в отдельном окне
 просмотреть/оставить комментарии [1]
 фик был просмотрен 2454 раз(-a)



2 мая 2010 года

Речь, хоть убей, не давалась. Застряла на первом же абзаце, и нарисованные барашки и уточки напрасно подбадривали Эрни с полей блокнота. Макмиллан уже исчеркал половину листов, сломал перо, но все заготовленные аргументы и доводы, в мыслях кажущиеся такими убедительными, на бумаге выглядели просто жалко. Как детский лепет, честное слово. И вот с этим ему предстоит позориться на заседании правления?.. Сырой, слишком холодный для мая ветер перевернул несколько страничек и бесцеремонно влез под мантию; Эрни поправил шарф и, вздохнув, поднял взгляд на возвышающиеся неподалеку кольца. По-хорошему, надо было, конечно, оставаться дома и работать в тишине и покое, а не морозить здесь нос и филей. Но…

То самое «но» носилось по кромке поля, размахивало руками и пыталось поделить небольшую кучку таких же сумасшедших на две группы. С высоты трибуны метлы в их руках смотрелись тонкими тростинками, а буйная шевелюра мадам Хуч, уже совсем седая, походила на созревший одуванчик. Эрни опять вздохнул и, закрыв блокнот, отложил его в сторону.

— Как же здесь холодно, — неслышно подошедшая Ханна села рядом и обхватила себя за плечи. — Думаешь, игра состоится? Вуд вроде бы настроен решительно.

— Вуду осталось всего ничего — найти энтузиастов, готовых играть в такую собачью погоду, — хмуро отозвался Эрни.

— Кстати, насчет энтузиастов. Ты тоже заметил, да? Два года назад в Хоге от гостей было не протолкнуться, а сейчас...

— Два года назад отмечали десятилетие. Конечно, съехались все, кто только смог. А двенадцать лет — ни туда, ни сюда. Я тоже не собирался, но Оливер сорвался в самый последний момент, пришлось бросать все дела и нестись следом. Погоди-ка… — он вырвал из блокнота лист, трансфигурировал из него еще один шарф и намотал подруге на шею. — Теперь не замерзнешь.

— Спасибо, — Ханна подтянула шарф повыше, — на квиддич сегодня я точно не рассчитывала… Мерлин, что это у тебя? «Веселые рецепты матушки-гусыни»? Миленько, Макмиллан.

— Это блокнот дочки, — Эрни покосился на пеструю обложку, — взял первое, что под руку попалось… Пытаюсь сочинить речь, завтра в десять утра — заседание правления «Паддлмир Юнайтед». Наверняка придется выступать.

— Нервничаешь? — она с улыбкой покачала головой. — И напрасно. Говорят, Оливеру крупно повезло, у него самый лучший менеджер из всех… Смотри-ка, Джинни подошла. И даже Поттер, ну надо же. Если подтянется кто-нибудь еще, то, глядишь, Вуд обе команды и наберет.

Эрни бросил вниз короткий взгляд — действительно, желающих тряхнуть стариной на поле прибавилось, дурной энтузиазм Вуда определенно был заразен.

— Надеюсь, что не наберет, — снова утыкаясь свои в записи, процедил он.

Ханна закатила глаза:

— Макмиллан, прекращай. Сколько можно над ним трястись? Это ведь будет даже не настоящий матч, а так, разминка, небольшое развлечение школьных друзей. Они полетают минут десять, потом Поттер заскучает, быстро поймает снитч, и на этом все закончится. Не волнуйся, ничего страшного с твоим драгоценным вратарем не случится.

Эрни и не волновался, он злился так, как не злился уже пару месяцев. Если быть точным — с той последней игры с «Соколами», закончившейся для Вуда очередным сложным переломом.

— Ничего? — ледяным тоном повторил он и ткнул погнутым пером в сторону суетящегося Оливера. — Уверена? Ханна, срок действия его контракта заканчивается через два дня, а «Паддлмир Юнайтед» что-то не торопится подписывать новый, хотя я подготовил и отослал им проект больше недели назад. И я тебе скажу, почему. Потому что, во-первых, Вуду уже тридцать пять, ему в затылок давно дышат молодые и перспективные, а во-вторых, за последние несколько лет его ломали в каждом четвертом матче. То есть суммарно он по три с половиной месяца в году валялся в Мунго, а знаешь, сколько сейчас стоит нормальная реабилитация? Бухгалтер «Паддлмира» меня уже тихо ненавидит. Да, Ол прекрасный вратарь, он — герой войны и все такое, но кто об этом вспомнит завтра, когда вопрос о продлении его контракта встанет ребром? А если вдруг окажется, что после сегодняшней разминки у Вуда выбит хоть мизинец на ноге, то… я уже ни за что не ручаюсь. Ему нельзя давать повода вышвырнуть себя из команды — ни малейшего повода, понимаешь?

— Я-то понимаю. А он понимает? — ветер внезапно донес с поля взрыв смеха и радостные восклицания — к потенциальным игрокам присоединился еще кто-то; Ханна посмотрела туда и со вздохом добавила: — Кажется, его все это волнует гораздо меньше, чем тебя.

— Его вообще ничего не волнует, — буркнул Эрни и, опять пробежавшись глазами по тексту, с раздражением вычеркнул пару абзацев. — И ничего не учит. Он собирается играть вечно. И жить. И… А, ладно, не бери в голову, это наши с ним проблемы. Которые я все же надеюсь решить в рабочем порядке. Как думаешь — «бесценный опыт, который приходит исключительно с годами» — звучит не слишком пафосно?

На ее лице отразилось серьезное сомнение, и Эрни, вздохнув, вымарал «бесценный опыт» к дракклам. Потом подумал и все-таки вернул обратно, добавив для весомости еще и «многих поколений». Больше тактичная Ханна разговорами его не отвлекала, тихо сидела рядом, кутаясь в черно-желтый шарф, и изредка шмыгала покрасневшим носом. Но, стоило Эрни сосредоточиться и разродиться парой более-менее сносных фраз, как она вдруг хмыкнула и сказала:

— Все, теперь точно будут играть. Прямо как в старые добрые времена — Гриффиндор против Слизерина. Малфой пришел. И Флинт с ним. А Вуду двоих как раз и не хватало.

Эрни, не веря собственным ушам, выронил перо.

— Что? — впиваясь взглядом во взлетающих один за другим игроков, беззвучно переспросил он, а через секунду уже вопил, срывая голос и размахивая руками, забыв и о полезном Сонорусе, и о недопустимости подобного поведения в общественном месте, и вообще обо всем на свете: — Вуд! Вуд, не смей! Немедленно спускайся вниз! Ты слышишь?! Вниз, я сказал! Вуд! Вуд, твою мать!..

Оливер, который уже успел подняться на десяток футов, оглянулся, залихватски ему отсалютовал и, взвившись вверх красивой свечой, устремился к своим кольцам. На лице Вуда застыла шальная, до боли отчаянная улыбка, и Эрни, не чувствуя ног, рухнул обратно на скамью.

Это была катастрофа.

Кажется, вслух он именно это и произнес — катастрофа.

— Эрни? Эрни?! Макмиллан, да что с тобой? — потрясенный голос Ханны доносился будто бы издалека, как через плотный слой ваты. — Какая катастрофа, о чем ты говоришь?

Мимо них со свистом промелькнул один из выпущенных на свободу бладжеров. Эрни крупно вздрогнул.

— О чем я говорю? — просипел он, не видя ничего, кроме массивной фигуры с зажатой в руке битой, носящейся над полем с какой-то запредельной скоростью. — О нем я говорю! О чертовом Маркусе Флинте! Это просто проклятие, самое настоящее проклятие, Ханна! Откуда он вообще взялся, его же здесь не было! А теперь… — он отшвырнул блокнот и с отчаянием вцепился в волосы, — теперь все! О новом контракте можно забыть!

— Мерлин, Макмиллан, прекрати истерить! — Ханна сердито дернула его за ухо. — Подумаешь, Флинт! Они оба давно уже не школьники! Он, что, специально сломает Вуду этот пресловутый мизинец? А ты ведешь себя, как…

— Мизинец?! — вскакивая, опять завопил Эрни. — Мизинец?! В последний раз он ему чуть шею не сломал! А в предпоследний — сломал обе голени! А перед этим — превратил в крошево пять ребер! С осколком в корне легкого! Флинт и сам как с цепи сорвался, и остальных из команды натравил! Вуда каждый раз после матча с «Соколами» уносят на носилках, каждый, Ханна! Четыре года подряд! А на все претензии в преднамеренной травле ответ один — была штатная игровая ситуация! Штатная! Мол, ваш вратарь сам виноват — мог бы и увернуться! А ты — мизинец!..

— Эрни, во-первых, успокойся. А во-вторых, если все обстоит так, как ты говоришь, то почему ты не подал жалобу в Отдел магических игр?

— Я не подал?! Я подал! И получил экспертное постановление — Флинту теперь запрещено подходить к Олу ближе, чем на тридцать футов! Только он и не подходит, и даже, сука, не подлетает, подлетают его бладжеры, а такой меры длины, как предельная дальность полета отбитого Флинтом бладжера, в нашей метрической системе пока еще нет!

— Эрни!

— Да. Прости. Прости, — Эрни, не отрывая от Флинта напряженного взгляда, заметался по проходу. — Я немного расстроен. Я очень расстроен, Ханна! И, главное, я ничего не могу сделать! Ничего! Я только могу смотреть на этот беспредел и гадать, станет Вуд после очередной игры c «Соколами» инвалидом, или нет! Я так надеялся, так надеялся, что Флинта сегодня здесь не будет, и мы спокойно доживем до завтрашнего заседания! Так нет же! Нет, эта сука своего не упустит! Вот, ты видишь? Ты видишь?!

Оливер, сделав изящный пируэт, с легкостью отбил посланный в правое кольцо квоффл, но несущийся сбоку бладжер заметил слишком поздно и едва успел отклониться. Со слизеринской трибуны одобрительно засвистели, Вуд — действительно, как в старые добрые времена — рявкнул на проворонившего бладжер Джорджа, а Эрни схватился за сердце, чувствуя, как начинает стучать в висках. Он, вроде, хотел спокойно дожить до заседания? Дожить бы вообще. Мерлин, на счетчике жалкие 10-0, всего лишь 10-0! И чем там заняты Поттер с Малфоем, почему не ловят чертов снитч?..

— Может… все еще обойдется, — не очень уверенно произнесла Ханна. Эрни трясущимися руками вытащил палочку, с третьей попытки наколдовал себе стакан воды и только потом понял, что даже не кивнул в ответ.

Ровно через пять минут бладжер сбил Оливера с метлы. Как он спускался с трибуны и вслед за мадам Хуч, левитировавшей Вуда, бежал в замок, Эрни не запомнил.




* * *



— Пропустите! Расступитесь! Да дайте же пройти!

Перед входом в больничное крыло, которое Эрни не видел дюжину лет — и с радостью не видел бы до конца жизни! — столпились, наверное, все приехавшие в Хог выпускники. Макмиллан с трудом пробился к массивным дверям, просочился внутрь — и ошарашенно замер на пороге. Возле ширмы, отгораживающей кровать Вуда, собственной персоной стоял проклятый Флинт и тихо переговаривался с мадам Помфри. Впрочем, их беседа, судя по его потемневшему лицу и сжатым в тонкую полоску губам медсестры, выходила крайне неприятной.

— Мистер Макмиллан, — мадам Помфри, заметив Эрни, поманила его к себе. — Пройдемте в мой кабинет, у меня есть новости для вас. А вам, мистер Флинт, — ее тон значительно похолодел, — я уже все сказала — пациента тревожить нельзя. Нет, даже на пару минут нельзя. Да, категорически. Выход найдете сами, всего хорошего.

Маркус нехотя кивнул и посторонился, давая ей пройти. У Эрни в глазах все заволокло красным — и непонятно, от чего больше, от накатившей при виде Флинта ярости или гадкого, тошнотворного страха за Оливера, душить который уже не получалось. А этот тролль, эта сволочь, приносящая им одни лишь беды, еще смеет здесь появляться и чего-то требовать! Шаги мадам Помфри в пустом огромном зале звучали глухо и зловеще; Эрни на ватных ногах побрел вслед за ней, добрел до опять застывшего Флинта, который, кажется, и не думал убираться, и внезапно очнулся.

— У тебя экспертное постановление, — процедил он, задыхаясь от желания схватить его за грудки и трясти до тех пор, пока не вытрясет к дракклам всю душу. — Тебе запрещено подходить к нему ближе, чем на тридцать футов. Пошел отсюда вон, Флинт. Пошел вон, пока я не помог тебе уйти.

На каменном лице Маркуса заиграли желваки. Он, так и не двинувшись с места, сунул руки в карманы мантии и упрямо выпятил челюсть, сверля Эрни темным недобрым взглядом. Макмиллан нащупал палочку.

— Я повторять не буду, — и плевать, что они в лазарете, что Флинт объективно сильнее, что макушкой он, Эрни, достает ему едва ли до плеча…

— Вы с Вудом любовники? — вдруг спросил Флинт.

— Что?!

— Ничего. Уймись, барсук, я ухожу.

Он прошел мимо, пребольно задев Эрни локтем. Хлопнула дверь. Макмиллан шепотом выругался, краем глаза заглянул за ширму — Оливер, накрытый до самого подбородка простыней, по-прежнему был без сознания, но дышал ровно и спокойно — и понесся в сторону кабинета. Школьная медсестра, насколько он помнил, в отношении здоровых индивидуумов особым терпением не отличалась — и выставленный вон Флинт был прекрасным тому примером.

И… все-таки, что он за чушь нес насчет любовников?




* * *


— Новости, мистер Макмиллан, в целом обнадеживающие, — заговорила мадам Помфри, стоило Эрни прикрыть за собой дверь. — Страшного ничего нет, у мистера Вуда небольшое сотрясение и перелом левой ключицы. И… — она сделала еще одну пометку в пергаменте, — вывих блоковидного сустава мизинца на правой руке.

При этих словах Эрни, которого от облегчения резко попустило, не сдержал истеричного смешка и чуть не сел мимо стула. Перелом ключицы и небольшое сотрясение? Всего-то?! Мерлин, спасибо тебе, ты есть и ты слышал мои молитвы… А мизинец — ну, подумаешь, мизинец, вправить сустав — дело двух секунд.

— Улыбайтесь, мистер Макмиллан, улыбайтесь, — медсестра подняла голову и смерила его осуждающим взглядом. — На этот раз Оливеру, можно сказать, повезло, учитывая, с какой высоты он падал. Завтра днем заберете его домой.

Улыбаться Эрни тут же перестал.

— Завтра днем? — переспросил он, решив, что ослышался. — Почему завтра днем? Костерост же действует в течение нескольких часов! Я думал, мы, как и планировали, вечером сядем на Хогвартс-экспресс и…

— В течение нескольких часов, — перебила она, — зелье действует на тех, кто не пьет его с завидной регулярностью много лет подряд. В организме мистера Вуда к Костеросту выработалась определенная устойчивость, и с этим, увы, ничего поделать нельзя. Перелом, конечно, срастется, только это займет чуть больше времени, чем обычно. Наберитесь терпения.

— Обязательно, — выдавил Эрни, — я понял, спасибо, — и, выйдя из кабинета, без сил опустился на первую попавшуюся койку.

Устойчивость к Костеросту. Не раньше, чем завтра днем. Что ж, значит, не судьба. Значит, это действительно конец… На секунду мелькнула шальная мысль дождаться ночи и тайком вывести Вуда из лазарета — тот через пару часов наверняка придет в себя, а камин в главном зале открыт для гостей круглосуточно. Только… появится ли Оливер на завтрашнем заседании в таком жалком виде, или не появится вообще — результат будет один. Отрицательный. Новый контракт «Паддлмир» с ним, конечно же, не подпишет, и с профессиональным квиддичем Вуд распрощается навсегда.

Навсегда. Простая мысль, но в голове она не укладывалась, и Эрни крутил ее так и эдак, неотрывно глядя на белеющую в полумраке лазарета ширму. Хорошо сейчас Вуду, спокойно, он лежит себе и ни о чем не догадывается. А вот что с ним станет потом, когда он очнется и осознает все последствия их маленькой дружеской разминки, даже не хочется представлять.

А ведь он предупреждал. А ведь он пытался остановить. А ведь он как чувствовал…

— Выпейте, мистер Макмиллан, — перед глазами Эрни вдруг появился открытый фиал с вьющимся над горлышком дымком. — Это Умиротворяющий бальзам. Думаю, вам он не помешает.

— Благодарю, мадам Помфри, вы очень любезны, — Эрни послушно сделал глоток, вернул склянку медсестре и, встав, кивнул в сторону дверей. — Пожалуй, пойду, сообщу… хорошую новость остальным.

С другой стороны, новость-то и вправду хорошая. Оливер жив, относительно цел и вскоре будет здоров. А это — главное.




* * *



— Помощь нужна? — не дав Эрни и рта раскрыть, негромко спросил подпирающий стену Поттер. — Может, вызвать колдомедика «Паддлмира»? Или сразу в Мунго?

— Нет, — Макмиллан, выдавив улыбку, оглядел взволнованные лица друзей — на них всех читалось неподдельная, искренняя тревога, и, как ни парадоксально, от этого сделалось чуточку легче, — мистера Гиббса не надо, и в Мунго не надо. У Оливера всего лишь перелом ключицы и сотрясение. И вывих мизинца. Отлежится, поспит и завтра к обеду будет как новенький, везунчик. Все в порядке, правда. Можно… — он неловко развел руками, — расходиться.

Холл постепенно опустел. Поттер, просканировав Эрни прищуренным взглядом, ушел одним из последних. Зато Флинт, стоящий в стороне в компании бывших слизеринцев, уходить отчего-то не спешил. Но выпитый Умиротворяющий бальзам свое дело делал — Эрни смотрел на бритый флинтов затылок, на широченную спину и заляпанные грязью голенища сапог и вместо прежней бессильной ярости чувствовал одну лишь усталость.

— Держи, — подошла Ханна, вложила ему в руку забытый на трибуне блокнот с уточками на полях и недописанной, ненужной больше речью. — Вернешь ребенку.

Эрни молча кивнул.

— Заседание… — она запнулась, — никак перенести нельзя?

Эрни покачал головой.

— Мне жаль, Макмиллан.

— Мне тоже жаль, Ханна, — он со вздохом похлопал ее по руке, спрятал блокнот в карман мантии и вдруг негромко позвал: — Мистер Флинт! На два слова.

Плечи Маркуса окаменели, потом он все-таки повернулся и вызывающе вздернул бровь. Вот только разбираться с ним при свидетелях не было никакого желания. Эрни, обняв на прощание Ханну, кивнул насупленному Малфою и направился к лестнице, не оглядываясь, но ни секунды не сомневаясь, что Флинт последует за ним.

— Чего тебе, Макмиллан? — тот догнал его уже в Главном зале, оказавшимся, к счастью, совершенно пустым.

— Я тебя поздравляю, — Эрни остановился и скрестил руки на груди — бальзам бальзамом, но желание вытащить палочку и наложить на Флинта проклятие позаковыристей все-таки никуда не делось. — Ты своего добился.

— Не понял, — Флинт отзеркалил его жест. — Ты сейчас о чем?

— Я сейчас о том, что завтра утром должен был решаться вопрос — продляет «Паддлмир» контракт с Оливером, или нет. А ты, опять отправив его в лазарет, дал им прекрасный повод этого не делать. Я доступно объясняю? — он задрал голову и впился взглядом в непроницаемое лицо Флинта. — Завтра утром на заседание правления Вуд явиться не сможет, потому что лежит здесь, в больничном крыле, с сотрясением мозга, несросшимся переломом и, как выяснилось, устойчивостью к Костеросту. Новый контракт с ним не подпишут, объявив официальной причиной возраст и постоянные травмы. Вуд уйдет из команды. И в квиддич теперь станет играть лишь один раз в год — когда будет приезжать сюда, в Хогвартс, на очередную майскую годовщину. Ты — молодец, Марк, — и Эрни, вытянув руку, хлопнул застывшего Флинта по плечу. — Не представляю, зачем тебе понадобилось рушить ему карьеру, но ты справился на «превосходно».

— Я… — начал было Флинт и, замолчав, отступил на шаг. — Я ничего не знал про контракт, — сипло закончил он.

— О, — Эрни издевательски улыбнулся, — тогда вопросов нет. Незнание, разумеется, полностью тебя оправдывает. Прощай, мистер Флинт. Удачи тебе.

Нет, замечательная все-таки штука этот Умиротворяющий бальзам. Что же он раньше про него не вспоминал, а?

— Стой! — запястье вдруг сдавили чужие пальцы. — Какое раз в год, что ты несешь, барсук?! Травмы бывают у всех! И даже если «Паддлмир» не продлит ему контракт — Вуд отличный вратарь, с огромным опытом, его… Да его с радостью перекупит любая команда Лиги! Любая!

— Любая? — ледяным тоном переспросил Эрни, с вялым удивлением отмечая, что снова начинает заводиться. — Неужели? Флинт, за годы его карьеры Вуда пытались переманить десятки раз. Кто только не пробовал, в том числе и твои любимые «Соколы». И все получали категорический отказ, а некоторые — и дважды, и трижды, и не всегда в корректной форме, потому что для Оливера Вуда, сам знаешь, не существует иной команды, кроме «Паддлмир Юнайтед». И кто теперь его возьмет, в его-то тридцать пять, такого гордого и с историей болезни длинною в милю? Кто? «Абердинские Осы» из третьего дивизиона? А он сам к ним пойдет, как думаешь, Марк?

— Это ты мне скажи — кто! — отпихивая Эрни от себя, прошипел Флинт. — Ты — его менеджер! Его дело — играть, а все остальное — твоя забота, Макмиллан! Ты за это деньги получаешь!

Эрни подавился глотком воздуха. Остатки спокойствия как ветром сдуло. Его посмели обвинить, и в чем — в бездействии! И кто — Флинт! Флинт, из-за которого!.. Да чтобы это проглотить, потребовался бы галлон бальзама, не меньше!

— Правильно, Марк! — выплюнул он, наступая на попятившегося Флинта. — Тут ты прав, моя забота действительно все остальное! Не только, где и с кем Вуд летает, но и что он ест, сколько спит и как ходит в сортир, потому что беспокоиться об этом больше некому! Девять лет я ему и мать, и отец, и нянька, а у него в мозгах один только квиддич, и ты такой же ненормальный, вам ведь четвертый десяток, а ни семьи, ни детей, никого! Девять лет я делал все, что было в моих силах, как профессионал и как друг, и делал бы и дальше! Я не смог сделать только одного — убрать из его жизни тебя! А ты все сломал! Ты отнял у Ола то единственное, что было ему по-настоящему дорого — возможность играть! Просто потому, что тебе так захотелось!

— Мне еще раз повторить — я думать не думал, что его могут выкинуть! — от ответного рыка Флинта у Эрни заложило уши. — Я бы никогда!.. Никогда! Чего ты хочешь от меня, барсук?

— Чего я хочу? — Макмиллан, уже не соображая, что творит, изо всех сил пихнул его в грудь. — Я хочу, чтобы завтра, в десять утра, целый и здоровый Вуд стоял на ковре в штаб-квартире «Паддлмир Юнайтед», на проклятом китайском шелковом ковре! Стоял и радостно улыбался, а не лежал здесь в кровати! Вот чего я хочу!

Перекошенное, злое лицо Флинта вдруг застыло. Он прищурился, с осторожностью отодрал от себя пальцы Эрни — тот даже не заметил, что, оказывается, вцепился в чужую мантию мертвой хваткой — и неожиданно потрепал его по макушке.

— Ну, — почти нормальным тоном буркнул он, — так бы сразу и сказал. Хотя шелковый ковер не обещаю.

Макмиллан на секунду завис. А когда опомнился, Флинт уже шел к камину, насвистывая, как ни в чем не бывало, какой-то веселый мотивчик. Взметнулось и погасло зеленое пламя, и Эрни остался в зале один. И сразу же, как по волшебству, улеглось все, что бурлило и клокотало внутри.

— Клоун, — обреченно пробормотал он. — С-скотина.

Адреналиновая злость выгорела, опять навалились усталость и апатия. Эрни вытер со лба испарину и, чувствуя себя разбитым и больным, поплелся на поиски Филча. Ему еще предстояло договориться о комнате на ночь и отправить домой сову с запиской. И, пусть безо всякого аппетита, но наконец-то поужинать.




* * *


Эрни не спалось. Мало того, что его со всех сторон одолевали тяжкие думы, так еще и кровать в отведенной комнатушке оказалась немногим удобнее пыточного ложа. А может, это оно и было, с Филча бы сталось. Пружины, как ни повернись, впивались Эрни в спину, он, вздыхая, крутился с боку на бок, потом сдался, сел и засветил Люмос. Часы показывали половину первого ночи.

А ведь Оливер там совсем один, в пустом и огромном лазарете… Надо было попроситься у мадам Помфри переночевать на соседней койке — а если Вуд очнется, а рядом никого, а вдруг он уже очнулся?.. А подать стакан воды, а судно?.. И в любом случае будет лучше, если Оливер узнает горькую новость от него, Эрни, а не от школьной медсестры... За голым окном внезапно закричала какая-то ночная птица. Эрни вдруг заторопился, трансфигурировал пижаму в мантию, завернулся сверху в куцее одеяло — к ночи похолодало еще сильнее, а в бесконечных хогвартских коридорах по-прежнему дуло изо всех щелей — и, подсвечивая себе Люмосом, посеменил в сторону больничного крыла.

Встречи с Пивзом или дежурным преподавателем Макмиллан удачно избежал. Но у дверей лазарета Люмос пришлось погасить — если его увидит мадам Помфри, то выгонит, не слушая оправданий. Внутри оказалось теплее, чем в коридоре. У противоположной стены, над дверью в кабинет, горел тусклый светильник, но возле самого входа почему-то царила кромешная темень; Эрни сделал на ощупь пару шагов и вдруг осознал две вещи.

Во-первых, ширмы, днем огораживающей кровать Вуда, в зале больше не было. А во-вторых, у постели Оливера, на низком стуле, сидела какая-то сгорбленная фигура. Фигура неожиданно пошевелилась, свесила опущенную голову еще ниже, и примерзший к полу Макмиллан наконец-то ее опознал. Опознал — и едва сдержался, чтобы не вскинуть так и не спрятанную в чехол палочку.

Флинт. Флинт, который несколько часов назад, нагло насвистывая, ушел камином у Эрни на глазах. В больничном крыле, возле явно очнувшегося Вуда, невзирая на экспертное постановление. В половину первого ночи. Это же ни в какие рамки… Нет, какого дьявола он себе позволяет?!

Эрни подался вперед, открыл рот — и не смог выдавить ни слова. Потому что те двое… разговаривали. Хотя назвать это диалогом получалось с натяжкой. Оливер лежал, отвернувшись к стене, а Флинт — Флинт! — говорил настолько убитым, полным непритворной тоски голосом, что рявкнуть на этого зарвавшегося тролля у охваченного бешенством Эрни просто не повернулся язык.

— …ты же молчал. Ты ведь мог мне сказать — ладно, не сказать, хоть драную сову с запиской прислать, что, мол, так и так, на днях надо подписывать новый контракт! А ты… Вуд, ну, посмотри на меня! Ты, что, действительно думаешь, что я нарочно?.. Я же не знал! Вуд!

Хочет оправдаться, сволочь, — исходя ядом, вдруг понял Эрни. — Неужели так совесть замучила, что даже вернулся посреди ночи? Несмотря на все запреты? Вот только поздно спохватился — смысл теперь оправдываться? Смысл?!

— И ты ведь мог… — Маркус придвинулся ближе, даже поднял руку, чтобы дотронуться, но так и не решился, и рука упала обратно, — ты ведь мог увернуться, Ол! Каждый гребаный раз — мог! Что я делал такого, чего не делали остальные загонщики? Я же видел, на других играх у тебя вообще не было проколов, и травм тоже не было! Только с нами! Почему ты не уворачивался?!

Эрни закусил губу — как бы праведная ярость ни туманила сейчас голову, пришлось признать, что тут Флинт на двести процентов прав. На матчах с другими командами у Вуда проколов не возникало.

— Потому, что остальные загонщики просто играли, а не вели многолетнюю вендетту, — по-прежнему не шевелясь, вдруг надтреснутым голосом отозвался Оливер, и Эрни поневоле навострил уши. — В отличие от тебя. А теперь ты мне ответь — почему? Зачем ты так? Да, мы с тобой расстались. Но ведь многие люди расстаются, это жизнь, Марк, что тут поделать? Но большинство все-таки расходится цивилизованно, не пытаясь потом стереть друг друга в порошок! А ты меня…

Палочка выскользнула из пальцев Эрни, и он машинально, безо всякого участия со стороны зависшего мозга, подхватил ее возле самого пола. Он… Что-что он сейчас услышал? Кто — расстался? Они — расстались? А разве они были вместе? Ол и Флинт встречались?! Как, когда?! Не может быть! А почему он не знал?!

— Цивилизованно, как же! — тон Флинта сразу сделался желчным и злым. — Знаешь, Вуд, цивилизованные люди на следующий же день после того, как вышвыривают вещи любовника из квартиры, не приводят на игру какую-то шалаву! Не тискают ее при всех, не называют милой и любимой, не представляют невестой! И не требуют отвалить подальше и не пугать ее тут своей кривой рожей! Что, не мог раньше сообщить мне о своих матримониальных планах? Тебе обязательно надо было вот так, чтобы побольнее? И сколько ты врал мне — месяц, полгода? Год?

Какую еще шалаву? — едва не ляпнул уже полностью дезориентированный Эрни, а потом в памяти неожиданно всплыло — да, появлялась на одном из матчей некая мадам. Вуд ее будто бы из-под земли достал — не было и намека, и вдруг знакомьтесь, любимая женщина. Правда, исчезла она так же внезапно, он, Эрни, даже порадоваться за друга не успел. А Флинт… Да-да-да, как раз после того случая у Ола и начались с ним проблемы, а до этого… все шло просто отлично. Мерлин. Год, целый год, у него под носом, а он ни сном, ни духом!.. Или не год? А даже дольше?

— Почему — врал? — с искренним недоумением переспросил Вуд, для которого, очевидно, сотрясение не прошло без последствий. — Какая шалава, что ты несешь? Марк, ты вообще в своем уме?

Маркус, тяжело вздохнув, отвернулся. Эрни сейчас бы тоже вздохнул, а лучше — с превеликой радостью убрался бы восвояси и забыл про все, что здесь услышал. Зашел проведать друга… Все плохое, что могло случиться, с Вудом уже случилось, не станет же Флинт его добивать, в конце концов? Но момент для отхода был упущен — Флинт, как нарочно, отвернулся именно в сторону дверей.

— Верно, ты выбрал не шалаву, — процедил он, — в том-то и дело. Ты выбрал настоящую леди, из тех, с которыми все серьезно. Красивую и... Вуд, какая уже разница. А не женился потому, что характерами не сошлись, да? Ну, бывает. Это жизнь, Ол, что тут поделать.

Макмиллан чувствовал себя крайне неуютно. О своих ничтожных оправданиях Флинт наверняка и думать забыл, все неумолимо скатывалось к банальному выяснению отношений, а Эрни всегда полагал, что личное дело двоих — это личное дело двоих. Он и так узнал больше, чем хотелось, но обозначить сейчас свое присутствие… Он же не самоубийца. А Флинт все равно хорош. Мало того, что сволочь, так еще, оказывается, ревнивая и мстительная, прямо как недоброй памяти мавр.

— Я этого не помню, — наконец, глухо произнес Оливер. — Вообще не помню, Марк. Ни где взял эту красивую, ни… Я тогда накурился — мне настолько херово было, что жить не хотелось, и Джордж дал каких-то сушеных грибов, чтобы я…

Пол под ногами дрогнул, поехал куда-то вбок, в ушах раненым гиппогрифом взревела кровь. Что?! Вуд накурился галлюциногенов?! Перед тем важнейшим матчем за первое место?! Да он!.. Да он!.. Никому верить нельзя, никому! Да он придушит Джорджа Уизли голыми руками — если после этих ночных откровений сам не сляжет здесь с инсультом! Мерлин, и чего ему спокойно не спалось, подумаешь, кровать слегка поскрипывала…

— Марк, — Оливер вдруг с горечью рассмеялся, — но я бы никогда так с тобой не поступил. В смысле, по-настоящему. Ну, какая невеста, откуда? Я не стал бы тебе врать. Пусть ты сто раз заслужил, но я… Я — не ты.

— Погоди-ка, — Флинт выпрямил спину и резко подался вперед. — Что значит — сто раз заслужил? Чем это я заслужил, Ол? Тем, что пылинки с тебя сдувал? Цветы тебе охапками таскал? Терпел твоего вонючего книззла, дракклы его дери? Раз причина не в бабе, то чем тогда я так не угодил, что ты меня без всяких объяснений нахер послал, а?

Эрни, который наконец-то отдышался и даже сделал маленький шажок в сторону дверей, не выдержал и закатил глаза. Они, что, после четырех лет глухого молчания решили выяснить все и сразу? Хотя представлять себе Флинта, таскающего охапками цветы, отчего-то было… неловко. Ромашки. Точно, те самые проклятые ромашки, которые в квартире Вуда не переводились, и на которые у Эрни была дичайшая аллергия. А с Джорджем он еще поговорит. Очень серьезно поговорит, не будь он...

— Может, тем, — Вуд слегка пошевелился и тут же скривился от боли, — что ты за моей спиной трахался еще и с Джонни Гарретом, Марк?

Щеки горячечно запылали. Мерлин, одну минуту, пусть они помолчат хотя бы одну минуту и дадут ему возможность спокойно отсюда убраться! Он уже на десять лет вперед наслушался! А… Джонни Гаррета Эрни, кстати, помнил. И то лишь потому, что ничего, кроме брезгливого недоумения, этот игрок у него не вызывал. Ловец средней руки, пустышка, зато звездности было — хоть отбавляй. В «Соколах» Джонни не играл года два, его купили куда-то на материк — и совершенно напрасно, Гаррет не стоил и половины той суммы, что за него заплатили. И Флинт, значит, променял Ола на это манерное мелированное ничтожество?! Сам нагадил, а потом четыре года…

Маркуса, по-видимому, память тоже не подвела.

— Ты рехнулся, Вуд?! — с таким непритворным возмущением рявкнул он, что Эрни на секунду даже ему поверил. — Нахер мне было трахаться на стороне, когда у меня был ты? Не знаю, какая сука напела тебе в уши этот бред, и знать не хочу, но я тебе не изменял! Ни разу! Не веришь? Могу выпить Веритасерум и повторить то же самое под ним! Джонни Гаррет, Мерлин, хоть бы кого нормального приплели, бляди! А ты поверил! Обкурился, девку левую приволок! Идиот!

Идиот, — потихоньку пятясь к дверям, мысленно согласился уже мокрый, как мышь, Эрни. Только Флинт и сам не лучше — неужели нельзя было сразу взять Вуда за горло, сесть и нормально поговорить? А он, Эрни, идиот втройне, к тому же слепой и глухой, прошляпить такое, а еще другом называется…

— Сам идиот! — не выдержав, заорал Оливер. — Джонни твой член с яйцами в красках расписывал, во всех подробностях, чуть ли не слюной захлебывался от восторга! А ты, что, первый день меня знаешь? Ты мог тогда головой подумать — ну, откуда у меня девка! У меня! Девка! Просто подумать головой, и не ломать мне четыре года кости!

Эрни вытер пот со лба. Спасительная дверь была всего в паре ярдов.

— Не мог! Тогда — не мог! Не думалось мне тогда, Вуд! А потом тупо хотелось тебя убить, чтобы не мучиться! А с Гарретом мы пять лет бок о бок в душевой мылись, конечно, он видел мой член!

— И как ты феерично кончаешь, он тоже видел?!

— Может, и видел! Сюрприз, Ол, я иногда дрочу под душем! А ты лучше бы за бладжерами следил, а не ворон на играх считал! И ничего бы у тебя не ломалось! А сегодня?! Куда ты смотрел вместо того, чтобы нормально играть? На ляжки Поттера?!

Макмиллан от неожиданности налетел на угол шкафа, а Вуд, наверное, вообще потерял дар речи, потому что тишина, что вдруг наступила в лазарете, казалась просто оглушающей.

— Ты прав, — в конце концов, выдавил Оливер. — Не туда я смотрел, куда было надо. Не на ляжки Поттера, конечно, но и не на бладжеры... Значит, вы с Гарретом не… Он ведь постоянно к тебе клеился, а потом начались эти разговоры, и меня… как переклинило. Действительно идиот. Хотя ты ему вечно — куколка, куколка… А вообще, Марк, думаешь, я не вижу, что стал небрежным и рассеянным? Отлично вижу, а собраться — не могу. Особенно, когда… Отыграл я свое, наверное. Выкинут меня завтра из «Паддлмира» — и правильно сделают. Нахер им такой вратарь?

Флинт шумно выдохнул и сжал пальцами переносицу.

— Никто тебя не выкинет, — после паузы буркнул он. — Иначе твой боевой барсук от меня и мокрого места не оставит… — Эрни, который наконец-то взялся за ручку, скрипнул от досады зубами, но неожиданно притормозил, сам не зная, зачем, а Маркус вдруг встал, пошуршал своей мантией и вытащил из кармана нечто маленькое и блестящее. — Вот. Держи, это тебе, аналитик херов. «Куколка» ему не понравилась, надо же. Пей.

Пей?! Эрни, мгновенно забыв о вожделенной свободе, подпрыгнул и вытянул шею. Действительно, на открытой ладони Флинта тускло мерцал какой-то фиал. Что… что еще за отраву он принес? А Оливер, он ведь… Он же опять поверит, он возьмет и на самом деле выпьет! Особенно в таком состоянии! Непонятно что, из рук Флинта!..

Однако Вуд, вдруг проявив несвойственное ему благоразумие, брать отраву не спешил.

— Ты шутишь, Флинт? — с грустью усмехнулся он, и захлебнувшийся воздухом Макмиллан снова начал дышать. — Тебе даже находиться здесь нельзя, Эрни узнает — мало не покажется ни тебе, ни мне. А ты хочешь, чтобы я выпил неизвестное зелье, которое ты вытащил из кармана посреди ночи? Прямо так взял и выпил?

— А у тебя вариантов нет, — Флинт пожал плечами и бросил фиал Оливеру на живот, — поэтому выпьешь. Это усиленный Костерост, Вуд. У «Соколов» внештатные зельевары прикормлены, химичат для таких, как мы — не единожды ломанных. Все срастается за пару часов. Дрянь, конечно, редкостная, злоупотреблять нельзя, и от боли потом будешь выть почище оборотня в полнолуние, но в экстренных случаях — самое оно. А насчет Макмиллана не переживай. Вот уж кто окажется на седьмом небе от счастья. Он еще про какой-то ковер лепетал, но я в душе не ебу, где продаются шелковые ковры. Так что обойдешься Костеростом.

Эрни медленно выпустил ручку. Моргнул. Еще раз прокрутил в голове услышанное. Представил и оценил перспективы. Отогнал нелепую мысль о том, что на месте Вуда он уже бы проглатывал зелье вместе со склянкой, забыв о всяческой осторожности…

А Оливер, на которого вдруг свалился такой невероятный шанс, все никак не мог решиться.

— Марк, — вертя фиал в пальцах, пробормотал он, — я…

— Да пей уже! — разозлился потерявший терпение Флинт. — Что ты кокетничаешь, Вуд? Меня твой барсук чуть на фантики не порвал, а ты… Или ты полежал тут, подумал и понял, что этот квиддич тебе и нахер не упал, а?

Эрни, не спуская с фиала цепкого взгляда, подтянул сползающее одеяло. Если предположить — только предположить, — что Флинт действительно принес то, о чем говорит, это в корне меняет ситуацию. Это же… совсем другое дело! Но, кстати, да, после травм игроки «Соколов» возвращались в строй с какой-то необъяснимой быстротой. Прежде необъяснимой. А фокус, оказывается, прост — внештатные зельевары и полулегальное зелье. Какая ценная информация… Хотя в этот раз, с учетом сложившихся обстоятельств, на явную незаконность действий руководства клуба стоит, наверное, закрыть глаза. В виде огромного исключения, разумеется.

Ну, Флинт. А ведь этот Костерост колдомедик «Соколов» наверняка бережет пуще очей своих, хранит под семью замками и десятью заклятьями. Ну, Флинт…

За спиной расправлялись крылья надежды. Решать, конечно, Оливеру, но каким будет это решение, Эрни практически не сомневался. Правда, речь, которую он планировал на завтра, так и осталась недописанной, но впереди еще уйма времени. Сейчас он вернется в комнату, обновит Согревающие чары, попросит у дежурного эльфа чашечку кофе с молоком, спокойно сядет и…

— А если и так? — из приятных мыслей Макмиллана выдернул сердитый голос Вуда. — Ну, выпью я зелье, продлят мне завтра контракт — и что? Все начнется по-новому? То есть, останется по-прежнему? Как игра с «Соколами», так очередной перелом, и снова в Мунго, и опять реабилитация на месяц? Флинт, я, по-твоему, похож на мазохиста?

Эрни, на всякий случай, перестал дышать. Маркус набычился.

— Я больше не буду… нарочно, — через силу пообещал он.

— Что, пожалел убогого Вуда? — Оливер желчно хмыкнул, а Эрни вдруг глазами души увидел, что случится через секунду, в ужасе замер, и, естественно, интуиция его не подвела — Вуд отшвырнул склянку куда-то в темноту. — Только мне не нужна твоя жалость. И ваш волшебный Костерост не нужен.

Мадам Помфри оказалась права, Оливер действительно был везунчиком, потому что драгоценный фиал уцелел и со странным бряцающим звуком покатился по полу. Но от очередной шоковой встряски Эрни замутило, повело в сторону, и он, уже не зная, за что хвататься, за сердце или за голову, с беззвучным всхлипом привалился к шкафу. Мерлин, инфаркт ему обеспечен. Инсульт. И то, и другое сразу.

— Ты… — кулаки Флинта непроизвольно сжались; он, наверняка боясь не сдержаться, даже отступил на шаг, и Эрни, если говорить откровенно, прекрасно его понимал. — Ты не убогий, ты — дебил, Вуд! Ты, что, не видишь?.. У меня же ничего не прошло! Вообще ничего! Не проходит! И не пройдет! Какая нахер жалость?!

Ответить Оливер не успел. Флинт что есть силы пнул соседнюю кровать, пролетел мимо застывшего Макмиллана и хлопнул дверью так, что грохот, наверное, прокатился по всему замку.

— Марк, — еле слышно произнес Вуд и, зажмурившись, отвернулся, а Эрни, которого наконец-то перестали держать ноги, сполз по стеночке на пол, перевел дух и с грустью констатировал, что у Оливера за четыре года тоже ничего не прошло. И вряд ли пройдет — раз он до сих пор думает вовсе не головой и разбрасывается такими редчайшими возможностями.

Нет, все-таки хорошо, что ему досталась неудобная кровать. А то, что у Вуда есть, кому вместо него трезво рассуждать в столь нервной обстановке, так и вообще отлично… Эрни вздохнул и засветил Люмос.

— Что?.. — Оливер дернулся, тут же зашипел и без сил упал на подушку. — Эрни, какого… Что ты здесь делаешь?!

— Ол, — Макмиллан повел палочкой над полом и, заметив вожделенный фиал, поблескивающий посреди прохода, на четвереньках пополз в ту сторону, — ты хоть на секунду представляешь себе, чем Флинт сегодня рисковал?

Вуд моментально сник и в ответ только вздохнул. Эрни дополз, стиснул склянку во взмокшей ладони и, поднявшись, сел на краешек его кровати.

— Это же гарантированный волчий билет, — тихо сказал он. — Если бы с этим Костеростом Марка поймали за руку, шансов у него не осталось бы никаких. Даже призрачных, в отличие от тебя. Понимаешь?

Оливер кивнул, по-прежнему отводя глаза. На щеках горели пятна предательского румянца.

— Вот и хорошо, — Эрни поставил зелье на стоящий рядом столик. — Заседание правления, как ты, надеюсь, помнишь, начинается ровно в десять. Без десяти десять я буду стоять у камина в Главном зале. А будешь ли ты стоять рядом, или нет — решать тебе. И, знаешь, Ол… Если ты все же рискнешь и выберешь нас — квиддич, меня и… ладно, дракклы с ним, Флинта — то, думаю, в Мунго тебя больше не увидят.

Вуд выдавил кривую улыбку. Эрни сжал его руку, встал и, плотнее запахнув одеялко, поплелся к выходу. За спиной висела та же напряженная тишина, ноги при каждом шаге тряслись киселем, но на душе было легко и спокойно — вот теперь он действительно сделал все. Все, что мог, и даже больше. Как профессионал и как друг.

Хотя… нет, не все. Остались сущие пустяки — дозваться в час ночи эльфа с кофе и наконец-то закончить проклятую речь.




* * *



Маркус — как будто специально подгадал! — мелькнул в дверях Главного зала именно в тот момент, когда Макмиллан приготовился бросить в камин щепотку дымолетного пороха. Часы показывали без восьми десять; завтрак уже закончился, ученики успели разойтись, и теперь со столов одна за другой исчезали пустые тарелки. Флинт, покусывая зажатую в зубах соломинку, с ленцой огляделся, еле заметно кивнул Эрни и вразвалку двинулся по проходу в их сторону. Пижон.

— Две минуты, — не соизволив кивнуть в ответ, твердо сказал Эрни застывшему Оливеру, — и ни секундой больше. Иначе прокляну обоих. Услышал? Понял?

— Я тебя услышал, Макмиллан, — буркнул Флинт, не отводя при этом взгляда от настороженных глаз Вуда. — Не бойся, он не опоздает. Давай… вали уже.

Эрни покачал головой, шагнул в камин и, бросив порох под ноги, четко произнес:

— Штаб-квартира «Паддлмир Юнайтед».




* * *


Вуд вывалился из камина без одной минуты десять — румяный, взлохмаченный, с чумным поплывшим взглядом и ярким зацелованным ртом. Эрни, внутренне закипая, но изо всех сил держа лицо, взмахом палочки убрал с шелкового ковра следы сажи, усадил Оливера в дожидающееся его кресло и, сев рядом, с акульей улыбкой оглядел растерянных членов правления:

— Прошу прощения, господа. Мистер Вуд слишком долго не виделся с партнером.

— Мистер Вуд состоит в отношениях? — опуская глаза в пестрящий множеством правок контракт, пробормотал председатель. — Интересная новость.

— В долгих и прочных отношениях, — безапелляционно поправил Эрни, взглядом приказывая встрепенувшемуся было Оливеру сидеть молча. — Только предпочитает об этом не распространяться. Но семейные ценности в жизни мистера Вуда играют столь же значительную, если не большую роль, как и любимое дело. Впрочем, это можно сказать о каждом из нас. Итак, начнем?

И положил на стол, рядом со своим экземпляром контракта, чернильницей и пером, «Веселые рецепты матушки-гусыни».

~ fin.
...на главную...


ноябрь 2022  
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930

октябрь 2022  
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31

...календарь 2004-2022...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2022.11.27 04:50:43
И по хлебным крошкам мы придем домой [3] (Шерлок Холмс)


2022.11.25 22:52:23
Наследники Гекаты [15] (Гарри Поттер)


2022.11.25 20:06:56
Последняя надежда [5] (Гарри Поттер)


2022.11.24 23:19:38
Как карта ляжет [4] (Гарри Поттер)


2022.11.22 19:54:05
Вы весь дрожите, Поттер [7] (Гарри Поттер)


2022.11.19 23:09:23
Гарри Снейп и Алекс Поттер: решающая битва. [0] ()


2022.11.18 20:01:10
Пора возвращаться домой [2] (Гарри Поттер)


2022.11.17 20:05:49
Танец Чёрной Луны [8] (Гарри Поттер)


2022.11.15 21:52:10
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


2022.11.15 20:16:44
Глюки. Возвращение [242] (Оригинальные произведения)


2022.11.14 12:18:34
Иногда они возвращаются [3] (Гарри Поттер)


2022.11.04 18:51:04
После дождичка в четверг [6] ()


2022.10.25 19:52:40
Соседка [2] ()


2022.10.24 17:50:59
Декабрьское полнолуние [3] (Гарри Поттер)


2022.10.23 23:53:47
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2022.10.05 19:45:39
Veritalogia [0] (Оригинальные произведения)


2022.10.04 13:33:50
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2022.09.28 13:18:39
Отвергнутый рай [38] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2022.09.27 15:20:38
письма из пламени [0] (Оригинальные произведения)


2022.09.26 01:49:17
Выбор Жизни [7] (Евангелион, Научная фантастика)


2022.09.10 23:28:23
Nos Célébrations [0] (Благие знамения)


2022.08.28 22:32:15
Моя странная школа [5] (Оригинальные произведения)


2022.08.16 22:09:41
Змеиные кожи [1] (Гарри Поттер)


2022.07.02 08:10:00
Let all be [39] (Гарри Поттер)


2022.06.24 19:20:20
От меня к тебе [10] (Гарри Поттер)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2022, by KAGERO ©.