Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Урок магловеденья. Рон:
- Если детским мылом моют детей, то что моют хозяйственным?..

Список фандомов

Гарри Поттер[18371]
Оригинальные произведения[1199]
Шерлок Холмс[713]
Сверхъестественное[454]
Блич[260]
Звездный Путь[250]
Мерлин[226]
Робин Гуд[217]
Доктор Кто?[210]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![182]
Белый крест[177]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[171]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[131]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Произведения А. и Б. Стругацких[104]
Темный дворецкий[102]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[26]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[46]
Фандомный Гамак - 2015[4]
Британский флаг - 8[4]
Фандомная Битва - 2015[49]
Фандомная Битва - 2014[18]
I Believe - 2015[5]
Байки Жуткой Тыквы[1]
Следствие ведут...[0]



Немного статистики

На сайте:
- 12491 авторов
- 26836 фиков
- 8458 анекдотов
- 17412 перлов
- 646 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...


Гермиона Премудрая

Автор/-ы, переводчик/-и: Беренгелла
Бета:клурикон
Рейтинг:R
Размер:миди
Пейринг:Гарри Поттер/Гермиона Грейнджер, Беллатрикс Лестранж/Том Риддл, Сириус Блэк/Рита Скитер, Ровена Райвенкло, Живоглот, мадам Розмерта, Мундунгус Флетчер, ВернонДурсль, Альбус Дамблдор, Северус Снейп
Жанр:AU, Action/ Adventure, Humor, Romance
Отказ:все Роулинг, что-то - самой разной фантастике
Вызов:Winter Temporary Fandom Combat 2016
Фандом:Гарри Поттер
Аннотация:Говорят, он везунчик. Говорят, драконы кровожадны. Да многое говорят...
Написано на спецквест по теме "Молва"
Комментарии:Написан для команды WTF PumpkinPie 2016 на WTF Kombat 2016
Каталог:AU, Альтернативные концовки, Полуориджиналы
Предупреждения:AU
Статус:Закончен
Выложен:2016.03.25 (последнее обновление: 2016.03.25 23:31:21)
 открыть весь фик для сохранения в отдельном окне
 просмотреть/оставить комментарии [2]
 фик был просмотрен 1915 раз(-a)



В официальных документах их сектор значился как F-131313, в обиходе же почти все называли его просто «Тринадцатым», и каждый сразу понимал, что говорят о том самом Разумом забытом месте, Дьяволовой глотке, Драконьем логове, Космической топи, самой опасной и безнадежной дыре среди всех разведанных галактик. Короче, о месте, где «нечего делать маменькиным сынкам и прочим соплякам из Метрополии, понял, Поттер?» Полковник Дурсль вложил в свою приветственную речь всю возможную убедительность и экспрессию — после такого оставалось только быстро собрать свои немудренные пожитки и броситься догонять «Космический рыцарь» хоть пешком. Но это был один из тех моментов, когда Гарри начисто отказывал здравый смысл. Можно подумать, первый в его жизни командир, который любил ввернуть избитое «Слава — еще не все». Так что Гарри только козырнул:
— Так точно. Разрешите приступить к несению службы?

И все же Дурсль его явно невзлюбил. Иначе и не объяснить причин, по которым младший лейтенант Поттер, дипломированный пилот одноместного перехватчика «Молния», вынужден был неделя за неделей торчать на базе, заниматься уборкой отсеков, помогать на кухне, приводить в порядок архив. После каждого окончания фазы сна Поттер напоминал себе, что приказы начальства не обсуждают, а файлов в архиве осталось всего ничего, он управится через девять декад, шесть декад, одну декаду...
И вот настал тот день, когда все файлы были разобраны, все агрегаты в кухонном отсеке отлажены, все хромированные поверхности начищены до блеска. Да что там, до зеркального блеска, так что в них даже отражались моржовые усы полковника Дурсля. И Гарри предвкушал переход в боевое подразделение. Тем более, капитан Вуд уже открытым текстом говорил о нехватке людей, и даже один дополнительный пилот позволил бы значительно снизить количество сверхурочных дежурств. Но...
Гарри не ожидал такой подлянки и с трудом удержал себя в руках. Полковник Дурсль откомандировал его в помощь доктору Снейпу — руководителю небольшой группы гражданских специалистов, которые жили и работали на этой базе. В их задачи входила геологическая и биологическая разведка, и дополнительные руки на помывку пробирок или измельчение ингредиентов требовались всегда.

— Да не убивайся ты так, доктор Снейп — он хоть и требовательный, но по делу. Главное — не побей пробирки с его препаратами.
Флетчер знал, о чем говорил. Бессменный заведующий обеспечением при вот уже трех полковниках, а также невесть скольких пилотах, штабистах, специалистах, он умудрялся помнить каждого и истории рассказывал — закачаешься. Например, первого командира этой базы, с которым ему пришлось работать, полковника Люпина, он вспоминал только как оборотня. Горел человек на работе, горел — пока и не сгорел вовсе. На людей стал кидаться. Да не смешно же! Буквально кидаться, периодически до рукоприкладства доходило. Тогда как раз гражданские только на базу приехали. Ну, доктор Снейп посмотрел на это, посмотрел — да и приготовил снадобье какое-то из подручных средств, а там и вовсе убедил Люпина в Метрополию вернуться. Так что Снейп — он такой, с виду суров, но дело знает.
Это была наивысшая похвала, которую Флетчер мог дать «кому-то из этих гражданских». Собственно говоря, база негласно делилась на два лагеря. Разум упаси, до открытой вражды не доходило, но каждый прекрасно осознавал различия между «твердолобыми вояками» и «сумасшедшими учеными», и любой совместный досуг рано или поздно становился соревновательным — от шахмат и до перессказов небылиц. В последнем Флетчеру не было равных. Но близнецы Уизли, два инженера-геолога из команды Снейпа, вполне наступали ему на пятки. Запас их историй, хоть и не из личного опыта, был неистощим, и сам Флетчер иногда приговаривал: «Да вам бы книги писать!» Впрочем, задолго до появления Гарри на станции уже существовала сплетня, будто они и пишут, и даже издаются в Метрополии под псевдонимом Джоан Роулинг. «Зачем же под псевдонимом?» — удивился Гарри. «А чтоб никто не догадался!» — припечатал лаборант Томас. На том и порешили.

Работать со Снейпом было не так уж и сложно. Задачи он ставил четко, ничего сверхестественного не требовал, а однажды и вовсе выручил каким-то лекарством. Тогда Гарри и вправду уверился, что Снейп — колдун, как про него говорят. Ну а как было из другой комнаты догадаться, что у Поттера голова раскалывается? На этот бесхитростный вопрос Снейп зыркнул неодобрительно, но до ответа все же снизошел — Гарри-де слишком аккуратно опускал пробирки в подставку. Но самым главным было другое — мигрени у Гарри хоть и случались крайне редко, но были на удивление выматывающими и требовали очень специфического редкого лекарства, которое в этот раз почему-то не помогло. То, что Снейп смешал в очередной пробирке, оказалось вонючим киселем грязного серого цвета, но боль как рукой сняло.
— И часто такое у вас?
— Да нет, — Гарри потер виски, несколько раз разгладил указательным пальцем еле заметный шрамик на лбу. — Не очень. Пару раз в год случается.
— Как вас только с таким здоровьем пустили в военную авиацию?
Других комментариев Поттер не дождался. Снейп, как обычно бесшумно, ушел в свою лабораторию, оставив Гарри наедине с пробирками.

Периодические приступы мигрени начались у Гарри в подростковом возрасте. В первый раз он еще до смерти перепугал старую Кричеровну, няню, которая присматривала за ним с младенчества. А до него — за крестным. Кричеровна даже выдернула крестного с какого-то важного совещания в Штабе. Сириус ворвался в дом, брызгая слюной, клянясь оторвать няне голову и повесить над лестницей, но одного взгляда на скорчившегося на полу Гарри ему хватило, чтобы моментально заткнуться и, схватив его в охапку, рвануть в ближайший медицинский центр. Обследования длились долго, но так ничего и не показали — ни отравления, ни инфекций, ни травм, ни гормональных нарушений. Гарри был полностью здоров. Если бы не периодические приступы. И не видать бы ему военной карьеры как своих ушей, но крестный как-то уломал ректора Космолетной академии Малфоя зачислить Гарри на первый курс.
Зато летал Поттер идеально и был первым по всем предметам. Закончил академию с отличием, и Сириус хотел забрать его к себе в Штаб. Но Гарри воспротивился и написал рапорт о распределении в Тринадцатый сектор. Кричеровна плакала. Сириус матерился и пил виски. Тетя Нарцисса плакала, вспоминала тетю Вальбургу, мать Сириуса, которая так переживала о закате рода Блэков, и теперь что: Сириус не женат, Гарри улетает куда-то за окраину обжитого мира. Туда, где когда-то погиб Регулус Блэк. Сириус опять матерился и пил виски. Инструктор Муди рвал и метал, что не для того он гаденыша Поттера учил, чтобы тот хоронил свой талант в забытой Разумом дыре. Сириус снова матерился и пил. И только Рита, ведущая скандального ток-шоу на Первом Галактическом и многолетняя пассия Сириуса, обронила: «Ну а чего вы хотите от Мальчика-Который-Выжил?» Видимо, Сириус ее все-таки любил — Гарри никогда не разбирался в подобных материях, — но, по крайней мере, после вмешательства Риты Сириус сократил потребление виски, а потом, все так же матерясь, свел Гарри с чудаковатым стариком Альбусом Дамблдором, доктором криминалистики и бывшим следователем по особо важным делам.

Дурацкое прозвище «Мальчик-Который-Выжил» прицепилось к Гарри не зря — он действительно выжил в фантастически неблагоприятных обстоятельствах. Несколько семей военных, включая Джеймса Поттера с женой и годовалым сыном, летели к новому месту службы, которое находилось, кстати сказать, невдалеке от пресловутого Тринадцатого сектора. Отряд должен был основать новый форпост в малообжитом районе и обеспечить охрану еще одного отрезка транспортного пути. На небольшой космолет напали пираты. Командир корабля даже согласен был отдать груз, но пираты не стали озвучивать какие-либо требования, а открыли огонь. Большая часть пассажиров космолета почти сразу погибла от разгерметизации. Но Гарри повезло — мать успела усадить его и еще одного мальчика в спасательную капсулу и вытолкнула ее в стартовый шлюз. Мальчишек спасло то, что шлюз был запасным — потому что в центральный как раз вошли капсулы пиратов. Нападавшие обнесли все склады, добили выживших, но не стали проверять запасные шлюзы. А капитан космолета все же успел послать сигнал бедствия. Истребители добрались до места бойни через несколько часов — безнадежно поздно, чтобы поймать пиратов, но еще вовремя, чтобы спасти Гарри и Невилла.
Нападение на космолет стало последней каплей, и военные в считанные дни очистили сектор от подозрительных и неопознанных летательных аппаратов. В том числе — от тех, на которых была дурацкая эмблема — змея, выползающая из черепа. Как раз ею нападавшие пометили космолет, с которого спасся маленький Гарри. Казалось, что виновные найдены — но это только казалось. Все арестованные утверждали, что не участвовали в нападении на космолет, а группа, которая участвовала, и, самое главное, ее лидер — все погибли в одной из стычек с военными. Их показания подтвердил детектор лжи, и даже после применения (с разрешения суда, разумеется, но сколько же с этим было мороки!) так называемой сыворотки правды ничего не изменилось.
Дело можно было и закрыть, если бы не въедливость следователя, того самого Альбуса Дамблдора. Он обратил внимание, что никто из арестованных не называет имени их лидера. По косвенным, очень косвенным данным получалось, что это Том Риддл, эксцентричный мультимиллиардер, исчезнувший несколько лет тому назад с его личной планеты. Но на прямой вопрос пираты отвечали только: «Его нельзя называть!» Так он и вошел в историю — Тот-Кого-Нельзя-Называть. И Альбус Дамблдор был абсолютно уверен, что сам Риддл не погиб, а только затаился и ждет своего часа, чтобы вновь ударить. Но и непосредственное начальство Дамблдора, и официальные власти придерживались мнения, что с пиратами покончено раз и навсегда, а потому запретили расследовать эту версию. Через некоторое время Дамблдор и вовсе ушел в преподаватели, но темой Риддла интересовался, а потому согласился поделиться с Гарри (Мальчиком-Который-Выжил, надо же, как символично!) и Сириусом результатами своего частного расследования. Строилось оно на слухах, недомолвках, непроверенных данных. Но часть из них после кропотливейшей проверки оказывалась правдой.

Отправляясь в Тринадцатый сектор, Гарри был уверен в двух фактах — именно Риддл руководил нападением на космолет, в котором были убиты Джеймс и Лили Поттер, и Риддл не погиб тогда, четверть века назад, а где-то затаился. Третий факт, в котором Гарри был уверен частично, заключался в том, что Тринадцатый сектор, он же Космическая топь, — прекрасное место, чтобы спрятаться. Так почему не поискать там Риддла? В конце концов, что-то же свело с ума полковника Люпина. Ибо что бы там ни рассказывал Флетчер, и о чем бы ни молчал Снейп, у Гарри был еще один источник информации — Сириус. Он нашел в архиве Штаба протоколы бесед с Люпином — так вот, тот уверял, что встречался в Тринадцатом секторе с Грэйбеком, одним из подручных Того-Кого-Нельзя-Называть. При том, что Грэйбек (а генетический анализ подтверждал, что это именно он) уже несколько лет как был мертв.
На новом месте службы Гарри планировал проверить некоторые теоретические выкладки Дамблдора и Сириуса. Но так, чтобы не привлекать внимание. «Дурсль — тот еще солдафон. Имей терпение, не лезь на рожон». И Гарри не лез, мыл пробирки Снейпа, но время от времени все-таки напоминал Дурслю, что он — военный пилот и должен летать для поддержания навыка.

— Ну что, Поттер! — рявкнул Дурсль на всю лабораторию. — Что ты там вечно втираешь про летные навыки? Сегодня они пригодятся — медик отстранил Смита от полетов, а нам нужно срочно передать грузы для команды Филча. Так что вперед.
— Позвольте, полковник, — процедил невесть откуда взявшийся Снейп. — Я полагал, что Поттер прикреплен в помощь моей группе. Я рассчитывал на его участие в эксперименте и никак не могу его отпустить.
— Ну ты посмотри, Поттер! И тут нашел, при ком сделаться любимчиком! Нет, Снейп, Поттер летит к Филчу через четыре часа, и точка.
Дурсль грузно развернулся, чуть не снес штатив с картами памяти и вышел из лаборатории. Гарри почти не глядя передал подготовленные реактивы Винсенту и тоже пошел к выходу. Уже у двери его остановил окрик Снейпа.
— Поттер! Зайдите ко мне!

— …И закройте дверь! — прошипел Снейп, когда Гарри неуверенно переступил порог его кабинета. — Вы когда последний раз летали?
— Полгода назад, в академии. Но я регулярно пользуюсь тренажерами.
— Толку-то с тех тренажеров, на тренажерах и я могу полетать, — это были единственные цензурные слова из трехминутного блица. Гарри настолько привык к Снейпу-интроверту, из которого лишнее слово нужно было клещами тянуть, что теперь только и мог, что стоять и хлопать глазами, пережидая бурю. Впрочем, по сравнению с Сириусом в ударе, Снейп и сейчас был почти что джентльменом.
— Как вы себя чувствуете? Голова больше не болела?
— Нет, спасибо. Я пойду?
— Сейчас!
Доктор Снейп что-то смешал в пробирке. По кабинету разнеслась знакомая вонь, но на этот раз кисель вышел более равномерным, с красивым серебристым оттенком. Снейп распределил его по нескольким шприцам, сняв и выбросив иголки.
— Возьмите и держите где-то при себе. И постарайтесь вернуться за неделю — дольше лекарство не хранится.
— Так до Филча же несколько часов лету. Ну выгрузиться, ну обратно — послезавтра точно вернусь.
— Сейчас в секторе сезон радиоактивных метеоритов, и на пути к группе Филча они особенно интенсивны. Премерзкое явление. Не вспомню случая, чтобы пилоты, попадавшие под метеоритный дождь, не отлежывались потом в медотсеке неделю-другую.

Лететь предстояло на «Комете», корыте настолько допотопном, что даже учебные машины в Академии были новее. А это детище мысли древних инженеров студентам только на истории техники показывали, ну и пару раз полетать давали. В очередной раз пришла и зацарапалась мысль, что что-то нужно менять в военном бюджете, и что, будь оснащение базы получше, молодые специалисты служили бы здесь охотнее. Но, к удивлению Гарри, «Комета» выглядела вполне прилично — скорее всего, это объяснялось страстью главного механика. Корабль он называл не иначе как ласточкой и вот уже час проводил для Гарри инструктаж, что да как.
— Приборная доска может забарахлить, но ты не пугайся. Там с чипами проблема — не делают уже таких, я старые чищу после каждого полета. Чтобы ты сам убедился — топливо вот. Резервуары кислорода заполнены под завязку. Аварийный генератор кислорода вот. Он новый, только с завода. Система связи тоже новая, приспособил со списанного перехватчика. Спасательная капсула заправлена, пусковой механизм отлажен.
— Теперь о грустном — не дергать штурвал резко вправо — может заклинить! Задраивание-открытие иллюминаторов только вручную, так что я все сам позакрывал, кроме лицевого. Да, и разгрузка — почти что вручную, но это тебя уже мало касается, Филч свою команду организует, так, просто поможешь им по мелочи.
— Для удобства, если что, я вот столик переделал, а то ребята вечно жаловались, что карабин в полете то не отстегнуть, то не застегнуть. Ну, ты уж поосторожнее с ней, с моей ласточкой! В добрый путь!
Уже через пятнадцать минут после старта, выйдя на орбиту и задав координаты нужной планеты, Гарри расслабленно откинулся в кресле и просто наслаждался полетом. «Комета» действительно оказалась ласточкой. Может, она не выдержала бы виражей, какие с легкостью делала «Молния», но для загруженного транспортника шла очень резво. Механик Флитвик свое дело знал.

Вообще Гарри даже показалось, что он задремал. А может, и не дремал, просто смотрел в иллюминатор — сон-то ему снился про полет и звезды, и за штурвал он как держался, так и держится. Просто сигнализация взвыла слишком уж неожиданно — они вошли в метеоритную полосу. Дальше было не до звезд, не до красот — он уклонялся, разворачивался, чуть ли не кувыркался... До планеты Филча оставался час лету, и метеориты почти закончились, когда один из них, слишком мелкий, чтобы уклоняться, разбился о крыло — и часть осколков влетела в один из двигателей. Хорошо, хоть без взрыва обошлось, но «Комету» стало заносить. Нет, теоретически Поттер знал, что нужно делать — постоянно править курс, поворачивая корабль вправо, вправо... Он не хотел, случайно получилось — штурвал все-таки заклинило, как Флитвик и предупреждал. Гарри дернул раз, второй — без толку, корабль неумолимо отклонялся от курса, и с этим ничего нельзя было поделать. Он запаниковал, на какую-то секунду, но этого хватило, чтобы появилась головная боль. Быстро заглотив лекарство, Гарри начал отчаянно дергать штурвал, пытаясь хоть как-то его передвинуть. И ему все-таки удалось — штурвал резко ушел влево, «Комету» развернуло в совершенно невообразимом направлении, сам Гарри отлетел в противоположную сторону и ударился так, что потемнело в глазах.

Впрочем, он довольно быстро пришел в себя и даже удивился и обрадовался одновременно: «Комета» уже вошла в атмосферу, автопилот среагировал исправно и включил торможение, спуск шел плавно. Но чем меньше оставалось до окончательной посадки, тем больше Гарри сомневался в том, что он приземляется на нужную планету. Во-первых, здешнее светило оказалось совсем другим, не синеватым, а бледно-желтым, почти белым, оттого и все вокруг было очень ярким — как в фильмах о Земле, которые им показывали в Метрополии. А еще внизу виднелась зелень, много-много зелени, и в конце концов Гарри приземлился посреди ровных рядов растений, пропахав изрядную борозду. Пока он натянул защитный скафандр и прицепил баллоны с кислородом, пока разгерметизировал шлюз — «Комету» окружили какие-то существа. И меньше всего они были похожи на Филча и его команду.
Эти существа чем-то неуловимо напоминали Кричеровну — то ли маленьким, едва по пояс Гарри ростом, то ли большими круглыми глазами навыкате, то ли манерой всплескивать ручками и бормотать. Серьезно — какой-то десяток смешных существ создавал постоянный равномерный гул: доб-доб-доб… Про себя Гарри назвал этих инопланетян «добби» и устыдился, что испортил им большой участок посадки. Пожалуй, лучшее, что он мог для них сделать — просто улететь обратно. Возможно, если рули высоты у «Кометы» в порядке, он даже взлетит вертикально вверх. Только на двигатель надо глянуть, раз уж приземлился. Гарри аккуратно сделал полшажка в сторону сломанного двигателя — существа так и продолжали что-то живо обсуждать, не обращая на него внимания. Еще полшажка, еще…
Больше всего на свете ему хотелось снять шлем — анализатор как раз пропищал, что состав атмосферы пригоден для дыхания, незнакомых микроорганизмов не обнаружено. Но, хоть Гарри почти забыл все лекции по ксенопсихологии, профессор Хагрид твердо-натвердо вбил в пустые головы курсантов правило «Никаких резких движений!» Вот Гарри и терпел, до двигателя еще было десятка два шагов, когда окружающий мир сыграл с Гарри злую шутку — колебания почвы чувствовались даже сквозь скафандр, но добби не проявляли никакого беспокойства, а потому появление великана, с плеча которого спрыгнул крупный рыжий кот, оказалось для Гарри неожиданностью. Кот посмотрел внимательно, даже ехидно, и в этот момент в голове Гарри промелькнула странная мысль: «Нужно отправить его к Гермионе Премудрой». Возможно, мысль была не просто мыслью, а приказом — потому что великан сгреб Гарри в ладонь, подставил плечо коту, и они куда-то пошли. По великаньим меркам — недалеко, но Гарри с ужасом думал, сколько ему придется возвращаться, таща на себе снаряжение. Будучи поглощен этими мыслями, он даже не сразу понял, что они уже на месте. Гарри стоял на какой-то небольшой круглой площадке, а на него смотрел дракон. Сразу вспомнились сказки Кричеровны про волшебство и всяких необычных существ. Драконы в них были большими, умными, крылатыми. И кровожадными...

«Ради Разума, приснится же такое! Хорошо, что на базе нет постоянного психоаналитика. Надеюсь, я не проспал свой первый полет, а то Дурсль меня съест и не подавится». Гарри попытался спрыгнуть с койки — и не смог. И в этот же момент он осознал, что еще спит. Ну, или окончательно сошел с ума. Он лежал не на узкой койке в своем спальном отсеке, а на огромной мягкой лежанке, даже слишком мягкой, на его вкус. Он прекрасно чувствовал все свои мышцы, при этом не видел и не ощущал никаких пут — но подняться все равно не мог. Побарахтавшись и даже ущипнув себя пару раз — чтобы все-таки отделить сон от яви, Гарри пришел к выводу, что попал в какую-то фантасмагорию. Тем временем дверь в комнату отворилась, и вошла миловидная девушка. Она махнула рукой в сторону Гарри. Он в этот момент в очередной раз пытался подняться, а потому просто слетел с кровати, под ноги незнакомке.
— Как ты себя чувствуешь? Не ушибся? — спросила она.
— Все хорошо, спасибо. А ты кто?
— Гермиона, — она говорила со своеобразным мягким акцентом, и Гарри захотелось болтать о чем угодно, лишь бы слышать ее голос.
— Премудрая? — попытался он пошутить.
— Можно и так сказать, — улыбнулась Гермиона. — Крукшансу, значит, не показалось, ты и вправду смог прочесть его мысли.
— Стоп! Это какие еще мысли и что про прочесть?
— Хмм. Кажется, у вас в таких случаях принято спрашивать, что последнее помнишь. По крайней мере, так делают ваши лечители.
— Наши кто? — Гарри окончательно был сбит с толку.
— Лечители. Ну те, которые вас ремонтируют.
— Ты про врачей? Или все-таки про механиков?
— Не знаю. Я еще не систематизировала всю информацию, которую от тебя получила.
Гарри только и оставалось, что хлопать глазами в ответ на внимательный взгляд Гермионы. Кстати, глаза у нее были не совсем обычные. Очень красивые, теплого темно-коричневого оттенка, но с вертикальным зрачком — совсем таким, как был у дракона, к которому привели Гарри.
— Я помню дракона, — ляпнул он прежде, чем подумал. Но Гермиона этому обрадовалась, заулыбалась.
— Все правильно, ты и должен меня помнить. Ты так меня напугал! Я даже подумала, что ты совсем сломался, а лечителя для тебя у меня нет.
— Это не я сломался, а мой корабль, — запротестовал Гарри, но тут он сосредоточился на первой фразе Гермионы, да еще и вспомнил некоторые советы Сириуса, про которые Рита обычно говорила — делай ровно наоборот, не ошибешься, — и перевел разговор на другое: — Такую красавицу, как ты, забыть сложно. Поэтому я абсолютно уверен, что вижу тебя впервые, но запомню на всю жизнь.
В этом месте Сириус советовал искренне улыбаться, что Гарри и сделал, но Гермиона выглядела озадаченной.
— Как ты мог меня не видеть, если Грошик принес тебя прямо ко мне?
— Какой Грошик?
— Вот, — Гермиона схватила его за руку и потащила к балкону. Судя по всему, они были на каком-то очень высоком этаже, по крайней мере, тот самый великан, который принес Гарри, теперь копошился где-то внизу. Гермиона что-то прокричала, а великан обернулся на ее голос и помахал рукой.
— Это и есть Грошик! — прокомментровала Гермиона. Внутренне холодея и готовясь к самому страшному, Гарри спросил:
— А что, домашний дракон у тебя тоже есть?
— Ты так ничего и не понял? — расстроилась Гермиона.
— Что я должен был понять?
— Я и есть — дракон!
И Гермиона перешагнула через перила, пошла по длинному-длинному пандусу, назначением которого Гарри собирался поинтересоваться позже. Но пришлось интересоваться прямо сейчас. Когда фигурка Гермионы как будто взорвалась и на ее месте появился крылатый ящер, Гарри понял, что к самому страшному он так и не приготовился. И что он уже давно имеет право отключиться.

Когда он снова пришел в себя, то погрешил на снейпово снадобье. Боль оно, конечно, убирало отменно, но, скорее всего, список побочных эффектов возглавляли галлюцинации. Все остальные мысли вынесло из головы, как только Гарри снова встретился глазами с Гермионой.
— А почему ты опять сломался?
— Я не ломался!
— Конечно, ломался. Мне пришлось тебя нести в кровать.
Гарри покраснел. Мысль о девушке и кровати была очень даже ничего. Даже при том, что глаза девушки — с вертикальным зрачком. Но это он должен нести ее в кровать, а не наоборот!
— Подожди, — получилось даже жалобно, — девушки не должны носить парней на руках. Разве что это девушки-бодибилдерши, наш профессор Хагрид с такой встречался. Представляешь, он сам не маленький, но мадам Максим даже могла его поднять. Ох. Ты не носи меня больше, ладно? Это неправильно, и...
— Да ладно тебе, — Гермиона толкнула его в плечо. — Если ты так расстраиваешься, то больше не буду. Хотя мне было не сложно. Я сильная.
— А ты и правда дракон?
— Ну да.
— Значит, я не сломался. Я уже думал, что это все не на самом деле, просто кажется. И кажется как раз потому, что я сломался, то есть заболел. А ходить по врачам я ненавижу...
Тут страдальческий монолог Гарри прервали. В комнату вошли несколько добби, с подносами в руках, полными самой разной снеди. Парочка покрепче притащила стол, на который и составили угощение. Чего там только не было — яблоки, апельсины, персики, сливы, хлеб и печенье, какой-то напиток, очень похожий на молоко. Все это выглядело и пахло просто великолепно, особенно после рациона на базе, состоявшего из белковых концентратов, сушеных водорослей и пророщенных семян.
— Присаживайся, — и Гермиона схватила какой-то яркий фрукт, с удовольствием захрустела им.
— Ты точно дракон? — переспросил Гарри, когда все фрукты были съедены.
Аппетит у Гермионы был что надо, но когда это драконы ели фрукты? Как же мясо?
— Какое мясо?
— Ну овцы там, коровы...
— Ты что себе думаешь?! — рассвирипела Гермиона. — Откуда ты нахватался таких дурацких идей? Подающие молоко — священны! Как тебе только в голову пришло, что я стану их есть? Это варварство, хуже, чем рубить головы эльфам!
Гермиона разошлась не на шутку. Гарри даже казалось, что она вот-вот начнет дышать огнем, как самый настоящий дракон.
— Прости, прости! Ну прости, пожалуйста! Я ничем не хотел тебя обидеть. Мы просто... Мы ничего не знаем о драконах. Их никто никогда не видел, а в сказках написано, что они хищные, опасные, коварные, даже едят людей. Девушек, — зачем-то уточнил Гарри.
— Девушек? — не поняла Гермиона.
— Ну как ты.
— Так у вас все-таки есть драконы?
— Да нет же! Ну как тебе объяснить. Драконов не было. Их придумали люди, рассказывали друг другу всякие истории. И в таких историях драконы часто похищали девушек. А рыцари их освобождали. Вот девушки — они такие, как ты. А рыцари — как я.
— Как ты — это когда падаешь с неба в металлическом ящике, читаешь мысли Крукшанса, постоянно ломаешься, когда меня видишь, и непонятно говоришь?
Гарри схватился за голову. Потом — за ширинку.
— Так, ты только ничего не подумай. Ты красавица, и все такое, но я сейчас ничего такого не имею ввиду. Просто показать, чтобы было понятно.
Показать было что. По крайней мере, Анджелина и Чжоу когда-то были довольны. Гермиона подошла к вопросу с истинно исследовательским азартом — внимательно рассмотрела, прикусив губу и размеренно дыша. Аккуратно потрогала — ее пальчики были приятно теплыми, прикосновения чуть щекотными. Гарри никогда не жаловался на отсутствие должной реакции при правильной стимуляции. Возникшая эрекция воодушевила Гермиону еще больше, она осмелела, стала гладить интенсивнее, обхватила ладошкой. Движения были совсем неумелыми, но интерес, светившийся в глазах Гермионы, моментально сорвал Гарри крышу. Вот когда он понял, что правильный оргазм — это как будто прыгать с парашютом.
Но когда он отдышался, Гермиона выглядела озадаченной.
— Что случилось?
— Я думала, ты опять сломался.
— С чего бы? — не понял Гарри.
— Ну, сначала ты рос, рос, и мне даже было интересно, настолько ты сможешь вырасти. А ты резко сдулся, и из тебя вытек какой-то сок. Кстати, я бы не сказала, что съедобный.
— А зачем ты его пробовала?!
— Ну, коровы же дают молоко.
— Я! Не! Корова! — взревел Гарри так громко, что Гермиона даже дернулась. Он снова схватился за голову.
— Так, подожди. Давай начнем сначала. Ты кто?
— Дракон, ты же меня видел.
Гарри вздохнул.
— Покажи еще раз. Я больше не сломаюсь. Не от этого.
Гермиона посмотрела недоверчиво, но просьбу выполнила. Взлетела с пандуса, а Гарри остался сидеть, опираясь на перила и следя за нею взглядом. Гермиона была очень красивым драконом, с чешуей цвета молочного шоколада, массивным гребнем, который начинался сразу над глазами и задорно топорщился вдоль спины до самого хвоста. Собственно говоря, Гарри хватило бы и простого превращения, чтобы убедиться, но Гермиона рассудила по-своему и взлетела. Теперь она кувыркалась в солнечных лучах, а он любовался, краем сознания отмечая пропорциональный размах крыльев и прекрасную аэродинамику. В какой-то момент он поймал себя на том, что готов бесконечно сидеть и любоваться Гермионой. Когда она, наконец, опустилась на пандус, Гарри не удержался, подошел близко-близко. И с чего он думал, будто драконы пышут огнем? Совсем нет. Он протянул руку, погладил гребень — да, он был горячим, приятно горячим, но не обжигающим.
— Ты очень красивая, Гермиона. Очень красивый дракон.
Гермиона улыбнулась. Вид крупных чуть выступающих зубов одновременно пугал и завораживал. С опаской, но Гарри все-таки погладил щеку Гермионы. Она прикрыла веки и опустила голову на передние лапы, позволяя себя трогать. Осмелев, Гарри гладил лапы, морду, гребень — везде, насколько доставала рука. Они так и заснули на пандусе, и Гарри до рассвета прижимался к теплому драконьему боку.

Утром они поговорили уже спокойнее. О том, что дракон — и есть настоящий вид Гермионы. О том, как она не любит превращаться в эльфа (так она называла этих смешных мелких добби), но ей приходится это делать, когда нужно с ними общаться. О том, что превращения в других разумных существ — проявление высшей драконьей магии, и требуется серьезная концентрация, чтобы оставаться в теле заведомо меньшем, чем драконье. Так что не так уж сильно Гермионе понравилось быть человеком, и раз Гарри умеет общаться телепатически, она предпочтет оставаться драконом. И да, драконы обожают фрукты и зелень, очень любят молоко, и всякие дурацкие идеи о том, что драконы могут есть коров, — это совершенная дикость и варварство, которых Гермионе никак не понять. Как и странного обычая похищать девушек. Кстати, кто это?
Это объяснение далось Гарри с огромным трудом. Невольно вспоминая свою нелепую попытку наглядно показать разницу между парнями и девушками, он ударился в излишний академизм. Но Гермиона неожиданно на лету схватывала все эти идеи с генами, яйцеклетками, сперматозоидами. Непонятным для нее было только одно:
— Хочешь сказать, что у вас у каждого человека — два создателя?
— Создателя?
— Благодаря кому ты появился. У драконов — один создатель. А у людей — два?
— Тогда да, два. Мама и папа.
— Интересно. Вы очень необычные.
— Кто бы говорил о необычности!
Гермиона сердито нахохлила гребень, но Гарри пощекотал ей шею — и она успокоилась. А дальше — он рассказывал ей о людях, о Земле и Метрополии, о Тринадцатом секторе и «Комете».
«Комету» нужно было ремонтировать — полностью перебирать поврежденный двигатель, латать обшивку. Но самое главное — нужно было понять, в каком же месте галактики оказался Гарри. Когда он смотрел на ночное небо, то легко узнавал привычные ему звездные скопления, разбросанные по секторам. Он даже как будто знал, где он. Если бы не одно «но» — этого места не существовало. В привычной ему системе звездных координат здесь не было ни настолько яркой звезды, ни планеты, населенной разумными существами, ни даже черной дыры.
Гермиона думала, долго думала, полдня летала — как она уверяла, в полете лучше думается. А приземлившись, объявила:
— Я не знаю, как решить эту головоломку. Придется написать другим драконам.
— Написать другим драконам? — ошалело переспросил Гарри.
Но Гермиона не слушала. Она позвала Крукшанса, что-то сказала ему, и вскоре в кабинет потянулись добби… эльфы! Но как же было привыкнуть, если эльфы должны быть высокими прекрасными лучниками, а не морщинистыми коротышками в полотенцах. У каждого на ручонке сидела сова. Гермиона чиркала на маленьких клочках несколько знаков, похожих на иероглифы, привязывала эти записки к лапкам — и отпускала птиц.
Совы доставили первые ответы уже к утру. Гермиона просматривала такие же записочки и воодушевленно комментировала.
— О, прилетит Роланда Умелица. Это здорово! Считай, твой корабль будет как новенький. И Розмерта Заботливая, моя создательница. Пишет, что ничего не знает о моей проблеме, но рада будет увидеть меня и моего гостя. А Минерва Справедливая… Да не может быть! Вот это да! Минерва Справедливая сначала полетит к Ровене Древней, советоваться! Я даже не могла о таком подумать! Это же легендарный дракон. Я и не представляла себе, что она еще жива.
Со следующими записками Гермиона помрачнела:
— Будет Сибилла Пророчица. Ну, ты, главное, не обращай на нее внимания. Она почти безобидная, но иногда на нее находит — и она такое несет, что на гребень не налазит. Представь себе, она как-то предсказала мне, что я перестану быть драконом. Ох, как тогда Розмерта Заботливая с ней разругалась! Ого! А еще будет Миллисента Бесстрастная! Она недовольна, что я приютила у себя инопланетное существо и только сейчас об этом говорю. Это совершенно безответственно и недопустимо, и так я, того и гляди, пойду по стопам Арианы Зачарованной и Беллатрикс Безумной.
Гермиона зашипела, и Гарри даже готов был поклясться, что из ее ноздрей вырывается дым. Гарри успокаивающе погладил ее руку, и Гермиона чуть расслабилась.
— А кто они такие, эти Ариана и Беллатрикс?
— Ариана Зачарованная — создательница создательницы моей создательницы. Она была… Была очень необычным драконом. Мне так говорила Минерва Справедливая, сама я Ариану Зачарованную никогда не знала. Драконы ведь живут долго, очень долго, если не случается чего-то особенного. А еще — драконы живут поодиночке, каждый в своих угодьях, в окружении эльфов. В какой-то день над угодьями Арианы Зачарованной заполыхало пламя. А потом у драконов-соседей стали появляться раненые обгоревшие эльфы. Больше всего их пришло к Хельге Милосердной. Они и рассказали, что Ариана Зачарованная как будто сошла с ума, отказывалась с ними общаться, не принимала ни плодов, ни молока. Драконам обязательно нужно пить молоко, иначе они становятся слишком вспыльчивыми. Вот и она однажды вспыхнула и сожгла себя и все вокруг — дом, поля, поселок эльфов. Многие эльфы тогда погибли. Хельга Милосердная выслушала все это и полетела поближе к угодьям Арианы Зачарованной, но обнаружила там только пепелище. Драконы постановили не заселять те территории, пока на них вновь не вырастут густые леса. Кендра Гордая, создательница Арианы Зачарованной, очень убивалась. Она говорила, что это из-за нее. Из-за того, что она сама почти не пила молока, когда создавала Ариану. И потом Кендра Гордая очень долго пыталась воспитывать Минерву Справедливую. Ей все казалось, что Минерва вдруг тоже может сойти с ума. Кендра Гордая успокоилась только после появления Розмерты. Тогда она удалилась в свои угодья, и вот уже много лет ее никто не видел.
— Сочувствую.
— Сочувствуешь?
— Ну да. У людей бы сказали — мне жаль твою прабабушку. Ну хоть Беллатрикс Безумная тебе не родственница?
— Все драконы связаны друг с другом! Ровена Древняя — наша общая прасоздательница. А Беллатрикс Безумную создала Друэлла Легкомысленная, а ее Изольда Прекрасная, а ее кто-то еще, в общем, только у далекой-далекой создательницы Кендры Гордой и Изольды Прекрасной есть общая создательница. Это и есть почти времена Ровены Древней.
— Ну, тогда за Беллатрикс я могу не волноваться.
— Знаешь, я долго думала, звать ли ее или нет. И решила не звать. Но может быть, это неправильно, и я тебя этим подвела.
— Почему это?
— У Беллатрикс Безумной тоже живет инопланетное существо. Давно. Моя создательница только решила меня создавать, когда это существо здесь появилось. Нимфадора Неформалка еще рассказывала мне, что оно упало на нашу планету в каком-то металлическом цилиндре. Может быть, это было что-то похожее на твой корабль?
Интуиция Гарри завопила дурным голосом. Осторожно, опасаясь спугнуть Гермиону, он спросил:
— А если написать этой Беллатрикс сейчас?
Гермиона долго молчала, еще и старательно отворачивалась от Гарри. Но наконец сдалась.
— Придется лететь. Беллатрикс Безумная все равно ни разу не ответила ни на одно письмо, посланное с совой.
— А это далеко? Я не уверен, что доберусь на трех двигателях.
— Тебе не нужна твоя «Комета». Полетишь на мне.

Лететь на драконе было непривычно. Особенно из-за гребня, но постепенно Гарри освоился. Ветер в ушах, перекатывающиеся под ногами горячие мышцы — ничего общего ни с космолетами, ни даже с вертомобилем, и как же здорово! Внизу промелькнули несколько угодий, один дракон даже как будто хотел к ним подлететь, но передумал, а потом Гермиона начала спускаться, покружилась над скалой и приземлилась на узенький карниз. Ждали они недолго.
Вскоре из пещеры вышел человек. Да, именно человек, Гарри не мог ошибиться. С очень знакомым лицом — не зря же Гарри долго и внимательно пересматривал файлы Дамблдора. Последние двадцать пять лет Том Риддл провел на драконьей планете.
— Беллатрикс Великолепная не принимает, — заученно проговорил Риддл, но тут его взгляд упал на Гарри: — Забери меня отсюда! Забери!
Гермиона попятилась, но Риддл пополз за ней, и Гарри с Гермоной рассмотрели веревку, которая тянулась от пояса Риддла куда-то внутрь пещеры.
— Ты что, его знаешь? — спросила Гермиона с легкой ноткий паники.
— Так уж получилось, что да. Он — человек, как и я. Более того, он тот человек, который когда-то убил моих родителей.
Гермиона охнула. Риддл же, как безумный, цеплялся за ее чешую и умолял:
— Забери меня! Забери!
— Что еще за шуточки, малявка? — от входа в пещеру полетели камни и оттуда показался крупный черный дракон. — Что ты здесь забыла? Это моя игрушка! — она дернула за веревку, и Риддл отлетел от Гермионы, повис над пропастью, но Беллатрикс прицельным ударом когтя забросила его обратно в пещеру, после чего повернулась к незваным гостям.
— Нечего тянуть лапки к чужому! У тебя своя игрушка есть! Убирайся!
Обратно летели в угрюмом молчании. Гарри думал о том, что Риддл, похоже, просто сошел с ума, и что вся ненависть Гарри к убийце родителей столько лет горела напрасно — как мстить этому несчастному, живой игрушке дракона? А Гермиона думала о том, что с ума сошла Беллатрикс — кто же так обращается с разумными существами?
Чтобы им совсем жизнь молоком не казалась, в угодьях Гермионы их ждали. Несколько разъяренных драконов загалдели все разом. Гарри улавливал и успевал понять лишь обрывки фраз:
— Могла!
— Позволила!
— Это неслыханно!
— Безумнее Беллатрикс!
— Сжечь, чтобы неповадно!
— А ну тихо! Расступитесь!
Сверху спикировал огромный синий дракон с белым гребнем. Приземлившись, он обернулся статной седоволосой дамой. Гарри с первого взгляда было видно, что дама стара и по человеческим меркам прожила не одно столетие. Но она, похоже, пользовалась среди драконов непререкаемым авторитетом: остальные последовали ее примеру и тоже начали превращаться. Даже Гермиона — сейчас, перед толпой рассерженных женщин самого разного возраста, она казалась совсем школьницей, и Гарри захотелось ее как-то защитить. Он выступил вперед, закрывая Гермиону хотя бы от возмущенных взглядов, раз уж вопли было не прекратить. Седоволосая дама одобрительно ему улыбнулась и четким, неожиданно звонким голосом произнесла:
— Ну, и из-за чего сыр-бор? Или вы считаете, что Гермиона Премудрая каким-то образом приманила это существо сквозь звезды? Стыдитесь! Она просто решила ему помочь, не смогла сама и попросила вашей помощи. Не вы ли, вопящие о безумии, на самом деле безумнее ее?
Гермиона облегченно выдохнула. И если до сих пор Гарри просто держал ее руку в своей, то теперь она шевельнулась, и маленькие теплые пальцы Гермионы переплелись с его пальцами.
— Никто не ставит под сомнение твою мудрость, Ровена Древняя, — заговорила еще одна статная дама, стоявшая так, будто проглотила указку. — Но на нашей планете не место чужакам.
— Не место! Это уже второй случай. Второй вопиющий случай!
Толпа опять собиралась сорваться в балаган, но Ровена поднала руку, и все затихли.
— Для начала неплохо бы выслушать гостя Гермионы.
И Гарри снова рассказывал, что он — человек, что люди исследуют космос, что он вел корабль с припасами, попал в метеоритный дождь… И что он сам не понимает, как здесь оказался, а также — где находится это самое здесь.
— Ты просто прошел в соседнее пространство. Я объясню тебе, что и как делать, когда починят твой корабль. А починят его… — Ровена оглянулась и вопросительно посмотрела на женщину с короткой стрижкой и ястребиным взглядом.
— Да хоть завтра будет как новенький! — ответила та.
— Хорошо, на том и порешили.
Несколько женщин тут же обернулись в драконов и уже собрались было взлетать, но Гарри крикнул:
— Подождите!
— Что еще? — недовольно произнесла Ровена Древняя.
— Я случайно узнал, что у одной из вас живет мой соотечественник. Такой же, как я. Я заберу его, раз вы говорите, что ему здесь не место.
— У кого?
— У Беллатрикс Безумной, — одними губами прошептала Гермиона.

«Комету» починили быстро. Вместе с Роландой Умелицей к Гермионе прибыли странные существа, чем-то похожие на местных эльфов, по при этом — другие. Это были гоблины — лучшие на планете мастера по работе с металлом. Глядя на «Комету», Гарри согласился, что их слава вполне заслужена, если не преуменьшена. Корабль словно только вышел из дока, все блестело, он не мог ни рассмотреть, ни нащупать ни одного шва в местах, где гоблины залатали обшивку. И уж конечно, штурвал теперь работал идеально.
Риддла тоже привезли к Гермионе. Это сделали те же самые гоблины — они починили и совсем старенькую «Серебряную стрелу», на которой когда-то прилетел Риддл. Только с тех пор он забыл, как управлять космическими кораблями. Он вообще вел себя, как кукла, которую нужно водить, кормить, укладывать. Предоставленный сам себе, Риддл замирал на месте и старался не шевелиться. За единственным исключением — он шарахался от каждого дракона, которого видел. Гарри уже и сомневался, действительно ли это тот самый Риддл, он же Тот-Кого-Нельзя-Называть, и как-то подкараулил Минерву Справедливую и попросил ее прочитать мысли Риддла. Выйдя из его комнаты, Минерва чуть ли не плевалась, но подтвердила, что да, он еще помнит, как убивал людей и отдавал другим приказы убивать.
И что теперь Гарри было делать? Забирать Риддла с собой — а кому он там нужен в Тринадцатом? Кто будет за ним смотреть? С Дурсля ведь станется повесить эту обузу на Гарри. Но и оставлять его здесь нельзя — драконам он тоже не нужен, исключая разве что Беллатрикс Безумную.
Она прилетела вслед за своим любимцем. Хоть Гарри и видел ее всего несколько дней назад, он едва ее узнал. Яркая черная чешуя поблекла, гребень был изорван в клочья, она даже летела, как пьяная. Упав на пандус, она превратилась в женщину, очень худую и изможденную, со сбившимися в колтуны черными волосами и безумными глазами.
— Том! Вернись, Том!
Услышав этот крик, Риддл забился под кровать и еще долго сидел там, хотя Беллатрикс Безумную почти сразу увели.
Гермиона тогда сказала Гарри, что Беллатрикс действительно безумна, что ее прозвище — не преувеличение.
— И что с ней будет?
— Я не знаю! Правда, не знаю. Но безумие — это самое ужасное, что может случиться с драконом. Я так боюсь стать похожей на нее!
И Гермиона улетела, где-то долго пропадала, а потом забралась на самую вершину башни и не стала спускаться, хоть и знала, что Гарри скоро улетает.
— Видишь, чего ты добился! — Розмерта Заботливая пыхнула на него огнем. Гарри отскочил. Да он не ожидал ничего подобного! Проведя столько времени с Гермионой, пообщавшись с Роландой, Ровеной, Минервой, он уже уверился, что кровожадность драконов — сказки. Ну Беллатрикс не в счет, конечно! И изрыгать огонь драконы вроде как не умеют. Теперь же его чуть не поджарили!
— Зачем ты вообще прилетел! И почему не убрался сразу же! Теперь-то ты герой, а девочка будет страдать!
— Но… Но я что могу сделать? Вы сами кричали, что мне здесь не место!
— Не знаю, что! Но хотя бы не стой истуканом!

Наутро Гарри улетел. И произвел тот еще фурор, вернувшись на базу через две декады после исчезновения. Там, кстати, стоял дым коромыслом: Дурсль тянул до последнего, но он не мог не сообщить о пропаже человека. И конечно же, Сириус явился лично, вытряхнул душу из Дурсля, да и из всех остальных, обещал разнести базу по винтику и распылить все соседние астероиды. Дурсль даже похудел и сбрил усы от потрясения. Но Поттер всегда был везунчиком и вернулся тогда, когда никто уже не чаял увидеть его в живых.
Риддла забрали медики, и Гарри было неинтересно, что там дальше с ним случилось. Полковник Дурсль после неслабой головомойки остался на базе. Гарри тоже, хоть Сириус опять матерился и пил. Но, в конце концов, Рита ждала ребенка, Сириус сделал ей предложение, так что за продолжение рода Блэков Гарри мог и не беспокоиться. Побывав на свадьбе в Метрополии, он вернулся на базу.
Он так никому и не сказал, что не просто подобрал Риддла на каком-то астероиде, а побывал в другом измерении, на планете, населенной разумными драконами. Да и кто бы ему поверил? Посмеялись бы или поужасались, как над байками Флетчера или выдумками братьев Уизли. Но самое главное — большую часть своего приключения он хотел сохранить только для себя, не выставляя под любопытные взгляды.
Гарри и сам не заметил, что все меньше общался с сослуживцами, отделываясь общими фразами, и становился эталонным интровертом. На базе пытались шутить, что это Снейп его покусал, но однажды кто-то из острословов нарвался на колючий взгляд Гарри и поперхнулся собственным смехом. Больше так никто не шутил, как никто и не просил самого Гарри что-нибудь рассказать.

— Рассказать, что встретил дракона — не поверят!
Гермиона даже не повернулась в его сторону. Ну, никто и не обещал, что будет легко. Хотя, после того, как Гарри поднялся на самый верх башни в лифте для эльфов, в котором человеку его роста пришлось буквально сложиться пополам, новых сложностей не хотелось. Он сделал еще несколько шагов к дракону, но Гермиона предупреждающе зашипела.
— Да я и сам бы себе не поверил. Потому что нельзя встретить дракона, разговаривать с ним, смеяться с ним, летать с ним! Так не бывает. Все наши ученые легко расскажут и докажут, что так не бывает.
— Разное бывает! Ровена Древняя даже сказала, что где-то есть драконы, которые едят людей!
Гарри поневоле поежился. Хоть это и была такая знакомая Гермиона, сейчас она говорила очень кровожадно.
— Мне больше нравятся драконы, которые пьют молоко.
— Тебе-то что? Ты все равно здесь не останешься. Даже если бы я завтра вздумала отказаться от молока, а потом вспыхнуть и сжечь свой дом — какая тебе разница?
Гарри сделал еще несколько шагов и наконец дотронулся до ее крыла. Гермиона не отодвинулась.
— Есть разница! Пожалуйста! Мне нужно будет знать, что ты жива, пьешь молоко, заботишься о своих добби, обмениваешься мыслями с Крукшансом.
Гермиона чуть слышно вздохнула, и Гарри приободрился:
— А можно, я еще прилечу?
— Как? Или ты плохо понял объяснения Ровены Древней? Межпространственный переход открывается бессистемно…
— А я буду дежурить рядом!
Гермиона фыркнула и обняла его крыльями, как не делала никогда раньше. Было необычно чувствовать себя укутанным мягкими чешуйками — они то щекотали, то царапались, и даже гладили виски. И Гарри почему-то подумал, что головные боли ему больше не страшны...
— …А была бы ты девушкой, я бы тебя увез!
— Скажи еще — спас бы от дракона!
— А если бы я сам был драконом, то прилетел бы к тебе и жил бы здесь, и плевать, что скажут все твои соседки.
Это предложение Гермиону даже рассмешило.
— Ну мечтай-мечтай!
— А ты о чем мечтаешь?
— Пока ни о чем. Драконы мечтают один раз в жизни. И когда мечтают, создают нового дракона.
— Ого! Тогда я просто обязан прилететь еще раз, познакомиться с твоей дочкой!
— Ловлю на слове! Прилетай!
...на главную...


декабрь 2018  
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31

ноябрь 2018  
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930

...календарь 2004-2018...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Законченные фики
2018.12.04
Без слов, без сна [4] (Гарри Поттер)



Продолжения
2018.12.10 14:06:11
Заметки в дорожной пыли [1] (Оригинальные произведения)


2018.12.09 21:32:12
Чай с мелиссой и медом [0] (Эквилибриум)


2018.12.09 21:31:36
Аутопсия [10] (Гарри Поттер)


2018.12.08 21:38:36
Фейри [4] (Шерлок Холмс)


2018.12.07 16:40:05
Рау [0] ()


2018.12.06 12:21:51
Истории о [0] (Сверхъестественное)


2018.12.06 03:48:43
Вынужденное обязательство [3] (Гарри Поттер)


2018.12.04 14:54:24
The curse of Dracula-2: the incident in London... [11] (Ван Хельсинг)


2018.12.03 21:02:52
Змееносцы [9] (Гарри Поттер)


2018.12.03 10:21:27
Ноль Овна. Астрологический роман [2] (Оригинальные произведения)


2018.12.02 20:49:42
Браслет [5] (Гарри Поттер)


2018.12.01 08:58:51
Не забывай меня [6] (Гарри Поттер)


2018.11.26 16:30:40
Охотники [1] (Песнь Льда и Огня, Сверхъестественное)


2018.11.24 20:38:50
Игра вне правил [28] (Гарри Поттер)


2018.11.22 01:17:16
Амулет синигами [113] (Потомки тьмы)


2018.11.20 22:34:54
От Иларии до Вияма. Часть вторая [14] (Оригинальные произведения)


2018.11.20 18:49:34
Слизеринские истории [140] (Гарри Поттер)


2018.11.20 17:57:47
Солнце над пропастью [106] (Гарри Поттер)


2018.11.20 02:50:05
Путешествие в Гардарику [1] (Оригинальные произведения)


2018.11.18 08:54:46
Издержки воспитания [14] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина, Робин Гуд)


2018.11.12 02:41:05
Поттервирши [15] (Гарри Поттер)


2018.11.06 08:03:45
Сыграй Цисси для меня [0] ()


2018.11.05 15:29:28
Быть Северусом Снейпом [235] (Гарри Поттер)


2018.11.05 15:21:33
The Waters and the Wild [5] (Торчвуд)


2018.11.03 12:40:00
Косая Фортуна [16] (Гарри Поттер)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2018, by KAGERO ©.