Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

В гостиной Гриффиндора. Джинни:
- Гермиона, а, может, мне грудь силиконовую сделать?
- Лучше две...

Список фандомов

Гарри Поттер[18454]
Оригинальные произведения[1228]
Шерлок Холмс[713]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![182]
Белый крест[177]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[176]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[132]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Произведения А. и Б. Стругацких[106]
Темный дворецкий[102]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[3]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12634 авторов
- 26914 фиков
- 8582 анекдотов
- 17646 перлов
- 659 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...


Данный материал может содержать сцены насилия, описание однополых связей и других НЕДЕТСКИХ отношений.
Я предупрежден(-а) и осознаю, что делаю, читая нижеизложенный текст/просматривая видео.

Сдавайся

Оригинальное название:Stand and Deliver
Автор/-ы, переводчик/-и: damalur
пер.: Кузя-кот
Бета:нет
Рейтинг:PG-13
Размер:мини
Пейринг:м!Хоук/Фенрис, Изабела, немножко Каллена и Лелианы
Жанр:General, Humor
Отказ:Ни вселенная, ни персонажи мне не принадлежат.
Цикл:Dragon Age [25]
Фандом:Век дракона
Аннотация:Воспринимай это как личностное очищение. // Второй фик из цикла «Неизученная жизнь».

Комментарии:Саммари — цитата из мюзикла «Wicked». Второй фик из цикла «Неизученная жизнь». Название цикла — афоризм Сократа: «Неизученная собственная жизнь имеет небольшую ценность». Крэковый фенхоук на райвалмансе. Этот цикл может показаться очень сумасбродным, но именно этим он мне и приглянулся.

Размещение текста на других ресурсах запрещено.
Ссылка на оригинал: http://archiveofourown.org/works/333286
Каталог:нет
Предупреждения:слэш
Статус:Закончен
Выложен:2016.02.18
 открыть весь фик для сохранения в отдельном окне
 просмотреть/оставить комментарии [0]
 фик был просмотрен 532 раз(-a)



Фенрис был в дурном расположении духа, когда они отправились в Замок Эн. Хоук, разумеется, счёл это неплохим развлечением: приятной поездкой за город, а не серьёзной миссией. Фенрис старался держать ухо востро — и за себя, и за Хоука, — но это было непросто: лицо Данариуса преследовало его во снах каждую ночь. Фенрис обнаружил, что после смерти магистра-тирана стал думать о нём ещё чаще, чем при жизни.

Изабела, однако, не упускала своего шанса поживиться. Фенрис подозревал, что она уже заманила одного — или трёх — юных аристократов в свою спальню. Возможно, следом из хлебных крошек.

— Ты сегодня мрачнее обычного, — заметила Изабела, вгрызаясь в яблоко. — Хочешь массаж?

— Нет.

— А канапе?

— И ты туда же, — простонал Фенрис и с излишней силой прислонил меч к столу. Зарубку на столешнице всё равно никто не заметит в свете свечей. По крайней мере, Фенрис на это надеялся.

— А-а, Хоук тебя уже достал?

— Он на завтрак съел целый поднос этих грёбаных канапе. Это даже не настоящая еда: показушная бутафория для кучки идиотов, у которых денег больше, чем здравого смысла.

— Мне кажется, Хоуку нравится всё миниатюрное.

Фенрис не удостоил её ответом.

— Уйди от меня.

— Я рада, что ты это не всерьёз. Ну ладно, колись, что тебя по-настоящему беспокоит?

— Опять выпытываешь информацию для дальнейшего шантажа? — смерил её взглядом Фенрис. Изабела выглядела не так хищно, как обычно. Можно даже сказать, расслабленно. Хотя Фенрис уже убедился, что апатия в случае Изабелы была лишь прикрытием. Под внешним спокойствием пиратки всегда кипела бурная деятельность.

— Что ты, я бы не посмела, — запротестовала она.

Фенрис ответил ворчанием.

— Ничего особенного. Просто сны.

— О-о, значит, кошмары? А Хоук о них знает?

— Если не знает, то он ещё тупее, чем я предполагал. — Фенрис давным-давно научился сдерживать свои крики в темноте, но вряд ли можно оставаться в неведении касательно привычек своего любовника, если делишь с ним постель каждую ночь.

Изабела с таким хрустом вгрызлась в яблоко, что у Фенриса скрипнули зубы.

— Ты говорил с ним об этом?

— В том-то и дело, что я не хочу говорить с ним об этом.

— А стоило бы, — возразила Изабела. — Он за тебя волнуется...

— ...Сомневаюсь.

— Волнуется-волнуется, я-то вижу. Если не веришь, что он день изо дня переживает за тебя, то тебе стоит проверить голову у Андерса.

Переживает? — Это не было похоже на Хоука, которого он знал, а уж Фенрис знал его ближе некуда.

— Да-да. Или же пытается произвести на тебя впечатление. Прямо как щенок. Один из этих ферелденских боевых псов.

— Это... не похоже на Хоука.

— А ты приглядись. — Изабела говорила так, словно лично видела, что творится под непробиваемой черепушкой Хоука. Может, и так — в конце концов, они с ней оба были чокнутыми.

— Если не поможет, попробуй поменять матрас, — добавила она. — Твоей спине не помешает твёрдая опора. Вот где корень проблемы, если хочешь знать моё мнение.

— Уйди от меня, — повторил Фенрис. Не сработало. С Изабелой никогда не срабатывало.

* * *

— Я тебе кое-что принёс, — объявил Хоук, входя вечером в спальню, которую им выделили. Фенрис вынужден был отдать ему должное: Хоук и ухом не повёл, услышав возмущённые перешёптывания орлейских господ о том, что наследник Амеллов спит с эльфом.

— Канапе?

— Как ты узнал? — изумился Хоук.

— Приставил к тебе шпиона, — ответил Фенрис, полулёжа на матрасе. Бархатное покрывало было чересчур — прямо-таки непристойно — шикарным, но стоило признать, что ощущения оно дарило приятные. Отсутствие трупов в комнате было ещё одним плюсом. Возможно, подумал Фенрис, ему стоит пересмотреть своё отношение к орлейцам. Они как никто разбирались в дизайне интерьера.

— Как нехорошо с твоей стороны. Можешь снять с меня сапоги в качестве извинения. — Хоук развалился на кровати рядом с Фенрисом и с надеждой приподнял ноги.

— Сам снимай свои сапоги, бездельник.

— Можешь снять с себя штаны, — сделал вторую попытку Хоук.

Фенрис всерьёз подумывал предложить им обоим снять штаны, но он уже был крайне измотан, на что намекала сегодня Изабела. Ему плохо спалось здесь, несмотря на роскошь кроватей, и он не доверял Таллис.

— Не сегодня, — в конце концов ответил он, глядя при этом на Хоука. На лице того застыло вежливое, дружелюбное выражение, которое Хоук нацеплял, когда пытался избежать лишнего внимания. Но Фенрис научился читать по глазам, а взгляд у Хоука сейчас был проницательным, испытующим.

— Фенрис, — сказал Хоук. — Я знаю.

И это, с ужасом понял Фенрис, означало, что Хоук действительно знал: знал в точности, что снилось Фенрису ночами и почему он упорно не желал обсуждать это. Фенрис не просто не желал — он боялся и ненавидел себя за это. Более того — он воспылал к Данариусу ещё большей ненавистью, такой сильной, что самому становилось тошно.

— Ну ладно, — произнёс Хоук и, скатившись с кровати, пересёк комнату, раздеваясь на ходу. Когда он вернулся, то был в одном нижнем белье, а в руках держал вытащенный из сумки увесистый фолиант. — Прихватил с собой лёгкое чтиво, — пояснил он. — Ты не возражаешь, если я зажгу свечу? А то мне осталось ещё три тысячи страниц. Скука смертная, но кроме меня это прочесть некому.

У Фенриса пересохло в горле.

— Это... по магии?

— Увы, всего лишь семейная история. Ты не поверишь, что вытворяла в своё время моя прабабка. О! — воскликнул он, и Фенрис, сердце которого едва перестало неистово колотиться, снова вздрогнул. Но Хоук, этот невыносимый человек, всего лишь заискивающе произнёс: — Можно мне съесть твоё канапе?

— Разумеется, — ответил Фенрис и, перекатившись, уставился на свечу. Она горела всю ночь напролёт, составляя ему компанию.

* * *

На утомительном приёме во внутреннем дворе, где Таллис с помощью подкупа, угроз и соблазнений добывала информацию, а Хоук неуклюже подпирал стены, попивая вино и отпуская непристойные комментарии, Фенрис обнаружил себя загнанным в угол группой отвратительных женщин, нашедших его внешность «экзотичной», а голые ступни «очаровательными». Изабела давным-давно ускользнула — а может, вообще ещё не просыпалась. Фенрису не хватало её зорких глаз и острого ума не меньше, чем собственного меча. Опять-таки, наблюдать, как Изабела избавляет ничего не подозревающих дворян от кошельков, было куда веселее, чем вся эта вечеринка. (Не то чтобы Фенрис одобрял воровство, просто он соглашался с идеей «каждый выживает как может», а у Изабелы к выживанию был настоящий талант). Фенрис сбежал, пока дамы не уговорили его сыграть в их идиотскую игру (что-то из разряда «выяви одну ложь из кучи информации об окружающих, которую на тебя вывалят»), и спрятался в уголке у фонтана. Большинство гостей принимали его за слоняющегося без дела слугу или охранника.

— Вы выглядите слегка потерянным, друг мой, — произнёс голос с орлейским акцентом тяжелее императорского. — Это ваш первый визит в Замок Эн?

Обратившаяся к Фенрису женщина оказалась бы с ним одного роста и без вычурных высоких туфлей. Фигура у неё была скорее тонкой, чем крупной, а волосы — где-то между рыжим и пламенным оттенком. Взгляд её был дружелюбным, а улыбка — искренней. Фенрис не поверил ей ни на миг.

— Да, — ответил он.

— Прошу простить мою навязчивость, но вы, кажется, не питаете любви к здешним забавам? Вы, должно быть, находите нас невероятно глупыми со всеми нашими ленточками и игрой слов.

— Не глупыми, нет, — дипломатично возразил Фенрис, не желая показаться невежливым, хотя сам до этого размышлял о том, что подметать пол в церковных стойлах вместе с Себастьяном было бы веселее. — Просто другими.

— Как говорится, разнообразие придаёт вкус жизни, — сказала женщина. — Простите мою грубость, я ведь не представилась! Меня зовут Лелиана.

— Фенрис. Приятно познакомиться.

— Взаимно. — Судя по всему, она действительно так считала. Её искренность сбивала Фенриса с толку, и всё же он не сомневался, что она превосходно играет в Игру. Фенрис осознал, что в приступе паранойи следит за её руками, глазами, лицом, выискивая обман. — О, — продолжила Лелиана, — вы один из спутников Защитника, да? То-то мне ваше лицо показалось знакомым.

— Вроде того, — сухо ответил Фенрис. Хоук несомненно предпочёл бы окрестить своих друзей «свитой».

— Он отступник, верно?

Фенрис почувствовал внутри вспышку энергии: возможно, лириума, возможно, адреналина. В узких кругах было хорошо известно, что Хоук не воспитывался в Круге, но эта информация была по-прежнему засекреченной и опасной.

— Хоук не связан с киркволльским Кругом, — ответил он с осторожностью галлы, ступающей в логово дракона.

— Знавала я таких «не связанных». — На удивление выразительные губы Лелианы сложились в подобие понимающей улыбки. — Порой тем, кто с ними рядом, приходится принимать на себя роль сторожей. Храмовников, в некотором роде.

— Полагаю... так и есть. — Что-то в Лелиане настораживало Фенриса, но он никак не мог понять что, и это выбивало его из колеи.

— Да что это я, всё болтаю и болтаю! Пора и вам слово дать. Как вам ваше пребывание в Замке Эн? Я слышала, вы приняли участие в охоте на виверна?

Кровавый спорт никогда не привлекал Фенриса, и он уже собирался сказать об этом, когда почувствовал, что за плечом, как по команде, возник Хоук. Его способность появляться из ниоткуда можно было счесть демонической, если бы демоны обладали достаточным терпением, чтобы обучать бывших рабов грамоте.

— Фенрис, — произнёс Хоук, и его многозначительный, как и у Лелианы, тон нёс в себе сотню смыслов. — И сестра Соловей! Приятно увидеть старого друга.

— Сэр Хоук. Я знакомилась с вашим другом. Вы всегда путешествуете в чрезвычайно интересной компании.

— Не выношу скуку, — ответил Хоук. — Слава Создателю, что я не единственный, кто любит приключения на завтрак, да, сестра?

— Я знала людей, которые предпочитали приключения на завтрак, обед и ужин, — заметила Лелиана, — и всё ещё оставались голодны. Я потратила достаточно вашего времени, Защитник, но, надеюсь, нам ещё выпадет возможность увидеться. Пожалуйста, передайте Таллис мои наилучшие пожелания.

— Я бы на это не рассчитывал, — отвечал Хоук. — Хорошего вам дня, сестра. — Он повёл Фенриса прочь (никакого собственничества, просто положив руку на локоть, хотя Фенрис был бы не против и более откровенного жеста), и Фенрис в кои-то веки безоговорочно за ним последовал.

Это сестра Соловей?

— Да, это сестра Соловей. Я знал, что ты мне не поверил.

— Теперь верю. Она не показалась мне опасной.

— Не удивлён.

— И всё-таки она мне не нравится.

Хоук улыбнулся.

— Серьёзно? А я нахожу её в высшей степени очаровательной.

— Ты ужасный человек, и я надеюсь, ты умрёшь.

— Надейся усерднее, — парировал Хоук. — Чтобы вывести меня из игры, понадобится что-нибудь покрупнее дракона, а ничего крупнее я ещё не встречал.

* * *

Фенрис не стал злорадствовать, когда шалость Таллис обернулась запутанной паутиной заговора, включающей в себя хитрость, обман и кунарийских шпионов. Он не получал удовольствия от того факта, что жизнь Хоука ещё больше осложнилась — и не только потому, что его собственная осложнилась вместе с ней. Таллис исчезла, заполучив свой список агентов, Проспера устранили (Хоук, разумеется, не мог не оставить за собой последнее слово. «Герцог совершил грехопадение», да уж, действительно), и Фенрису не терпелось вернуться в Киркволл, где опасные личности, по крайней мере, не прикрывали свои мотивы фуршетной едой.

— Почему мы не можем нанять фургон? — стенала Изабела. Она плелась позади Фенриса с Хоуком, постепенно отставая, и сапоги её скрипели от дорожной пыли. Видимо, на суше пиратка быстрее выбивалась из сил.

— Фургоны стоят денег, — напомнил Скряга Хоук.

— Но мне не нравится ходить пешком. Если бы я хотела ходить пешком, то стала бы разбойником с большой дороги, а не пиратом.

— У разбойников есть лошади, — заметил Фенрис. — А ты найми себе фургон сама, если деньги есть.

Денег у Изабелы не было, и Фенрис это знал. Она тратила их с той же скоростью, с какой и обзаводилась ими: на вино, женщин, шляпы и блестящие кинжалы, которые приходились ей по душе. Ознакомившись с её политикой прихода-расхода, Фенрис даже начал понимать, как она стала успешной пираткой. После его слов Изабела ещё больше отстала и обиженно надулась.

— Интересно, сколько времени займёт дорога от Лотеринга до Киркволла? Что обойдётся дороже: билет на корабль или провизия для пешего путешествия? Авелин не нравится море, она дважды обблевала мне сапоги, когда мы плыли в Киркволл, — сказал Хоук.

— Я хочу с тобой поговорить, — сказал Фенрис.

— Об Авелин? Кажется, она вполне счастлива с Донником, хотя я всё ещё намерен свести её с Варриком, если вы мне поможете.

— С Ва..? Не валяй дурака. Я про Лелиану, Хоук.

— Не самая благоприятная тема для разговора.

— Ты встречал её прежде, — настаивал Фенрис. Хоук опустил глаза и поправил свой рыжий кушак, давая понять, что не желает обсуждать это, но в то же время не хочет портить отношения откровенной ложью.

— Встречал, когда она прибыла в город по следу отступников-резолюционистов. Мы с Себастьяном встретили её в Церкви, если помнишь, и, честно говоря, я не вижу причин...

— Где ты с ней познакомился?

— Тебе не понравится ответ, — признался Хоук.

— Мне хоть когда-нибудь нравились твои ответы? — вопросил Фенрис. Хоук упрямо хранил молчание. В последнее время они старались меньше ругаться, однако теперь Хоук, к сожалению, частенько уходил от ответа, чтобы не разжигать ссору. Фенрис вздохнул. — Ладно, молчи дальше. По крайней мере, ты избавил меня от лекции по философии резолюционистов.

— Ты так говоришь, словно я разделяю их взгляды.

— А разве нет? Иногда я в этом не сомневаюсь.

— Давай сыграем в игру? — жизнерадостно предложил Хоук. — Под названием...

— Нет.

— Ну тогда в...

— Нет.

— Ты мог бы рассказать мне...

— Не на людях.

— Мы всегда можем сыграть в старую-добрую «две лжи и одна правда».

— Я не умею в неё играть, — ответил Фенрис.

Хоук небрежно махнул рукой, едва не ударившись о каменный выступ в скале.

— О, там нет ничего сложного. Меня ей лорд Сирил научил. По-видимому, в Орлее эта игра — последний писк моды.

— Мне она уже не нравится.

— Единственная игра, которая тебе нравится — это «порочная добродетель», — укорил Хоук. — Давай попробуем, я начну. Говорю тебе три факта о себе, а ты угадываешь, какой из них — правда.

Фенрис застонал. Он вдруг понял, отчего Хоука, этого сладкоречивого пройдоху, так увлекла игра, в которую играли только подвыпившие богатеи.

— М-м-м, — протянул Хоук и запрокинул голову назад. Раздумывал или просто изучал небо? Неважно: Фенрис не упустил шанса полюбоваться линиями его челюсти и горла, привычно заросшими короткой бородой. Хоук часто пренебрегал бритьём по три дня кряду, а густые тёмные волосы отрастали быстро. — Ладно, вот: я целовался с королевой Ферелдена, у меня аллергия на укусы пчёл, и я был учеником кузнеца в Лотеринге.

Фенрис рассматривал растущие вдоль дороги деревья, мимо которых они проходили (он читал трактат по искусству изготовления луков и теперь мог отличить ясень от тиса по рисунку древесины), а потом внезапно вспомнил о том, что поведала ему как-то мать Хоука.

— Третье.

— Вот же прохиндей, — с нежностью сказал Хоук. — Так и знал, что мама тебе рассказала.

— Не знаю, каким образом твои три месяца надоедания бедолаге-кузнецу можно счесть ученичеством. Ты и пошёл-то к нему только от скуки, — возразил Фенрис. — Да и игра эта скучная. Если бы ты предложил мне перечислить все известные порты Недремлющего Моря, и то было бы веселее.

— Кто-то сказал «порты»? — встрепенулась позади Изабела. — Мы что, в игру играем?

— Фенрис только что согласился зачитать мне список портовых городов! — крикнул в ответ Хоук. — Есть вероятность, что это будет очень эротично!

— У-у-у, — Изабела поспешила нагнать их. — Заставь его петь, Хоук!

— Сама пой, — огрызнулся Фенрис и тут же пожалел о своих словах. Изабела затянула хоровую матросскую песню — настолько похабную, что у любого слушателя уши бы отсохли. На припеве Хоук стал подпевать. Фенрис, у которого когда-то было вполне развитое чувство приличий, понял, что ни капли не стыдится — даже когда они миновали церковницу, собиравшую эльфийский корень у дороги.

* * *

Как бы то ни было, вместе с каменными бастионами Киркволла вернулось и ощущение безопасности. Фенрис уже путешествовал на дальние расстояния, хотя ещё не достиг даже среднего возраста, но он делал это скорее из необходимости, чем ради удовольствия. Ему не хотелось состариться в Киркволле — в этой вонючей выгребной яме, — но здесь он хотя бы не спал с мечом под рукой каждую ночь. Какое-никакое, а достижение.

В свой особняк в Верхнем Городе Фенрис вернулся с облегчением. И поначалу это чувство привело его в замешательство, но потом он осознал, что рад избавиться от Хоука хотя бы на одну ночь. Фенрис сохранил за собой поместье на случай необходимости: бывали дни, когда он не желал ни с кем разговаривать (и вовсе он не предавался мрачным мыслям, спасибо большое).

Спал он беспокойно и проснулся ещё до рассвета. Осенний воздух был прохладен и нёс запах моря, как и всегда.

Несмотря на ранний час, Авелин была за своим рабочим столом, когда Фенрис постучал в дверь её кабинета в крепости наместника. Фенрис уважал Авелин. Она была компетентной.

— Фенрис. Чем могу помочь?

— Подумал, стоит дать тебе знать, что мы вернулись, — пожал плечами он. — А также возвращаю твой точильный камень. Ещё раз благодарю. — Фенрис положил его на уголок стола. Авелин сама одолжила ему камень неделю назад, когда увидела состояние его оружия.

— Всегда пожалуйста. Думаю, я бы и сама могла обнаружить Хоука, идя по следу его разрушений, но очень любезно с твоей стороны меня предупредить. Я включила в расписание своих рекрутов предложенную тобой тренировку, — добавила она. — Сомневаюсь, что они когда-нибудь будут так же ловко обращаться с двуручником, как ты, однако они стали значительно быстрее в бою.

— Рад слышать. Ты уже нашла причину увеличения поставок лириума?

Авелин вздохнула.

— Боюсь, что нет. Его оборот не так-то просто контролировать, но всегда целесообразно присматривать за вызывающим привыкание и свободно продаваемым веществом. Мне ещё не удалось отследить источник.

— Храмовники ничем не могут помочь?

— Каллен пытается, но его руки связаны Рыцарем-командором. Однако, — задумчиво протянула Авелин, — если какой-нибудь друг окажется поблизости и заведёт непринуждённый разговор, он, возможно, упомянет какую-нибудь зацепку...

— Я посмотрю, что могу сделать, — пообещал Фенрис.

— Поняла, — кивнула Авелин и вернулась к своим бумагам. Фенрис вышел за дверь, обошёл троицу политических атташе и направился в Казематы, по пути заглянув в Церковь и сделав скромное пожертвование. Он не был андрастианином, однако видел добрые дела, совершаемые Церковью. А даже если и ошибался, то внесённое пожертвование хотя бы вынудит Себастьяна оставить Хоука в покое на пару дней.

Каллен был на своём обычном посту во дворе тюрьмы для магов. Как бы Фенрис ни опасался магии и тех, кто жил ею и умирал за неё, он с трудом понимал, отчего они позволяли запирать себя в такой унизительной части города. Недалёк был день, когда здешние улицы украсят не железные статуи, а тела из плоти и крови.

— Это капитан Валлен тебя прислала, да? — догадался Каллен, не успел Фенрис и рта раскрыть. — Она настойчива, этого у неё не отнять. Но никакая настойчивость не подарит ей зацепку, если никаких зацепок нет.

— В её обязанности входит видеть преступные сговоры за каждой бочкой, ящиком и компостной кучей, — ответил Фенрис.

— Да, полагаю, всегда лучше перебдеть, чем недобдеть. — Рыцарь-капитан едва уловимо поёжился, очевидно, поправляя свои массивные доспехи. — Ты не мог бы передать от меня послание Хоуку?

— Мне, наверное, пора сменить меч на ручную птицу и податься в посыльные, — вздохнул Фенрис. — Что мне ему передать?

— О, я просто... нашёл один из кунарийских мечей, которые он разыскивает. Он в моей казарме, так что пусть приходит, если хочет забрать. Странно, что Хоук взялся за просьбу кунари после убийства Аришока. Довольно переменчиво с его стороны.

— «Переменчиво» — это ещё мягко сказано.

— Я знал его кузину, — сказал Каллен.

— Из Ферелденского Круга? — Фенрису было любопытно. Он встречал мать Хоука, и та ему не понравилась. Он встречал Карвера, который явно задался целью быть полной противоположностью брату. Но ни один из родственников не отличался Хоуковыми чертами характера — разве что их отсутствием. — Она была на него похожа?

— В некотором роде. Мало кто из женщин мог с ней сравниться, но при этом она была слегка...

— Ненормальной?

— Я хотел сказать «креативной», но, вероятно, это слишком мягкое описание.

Фенрис подозревал, что Каллен многого недоговаривал, но, возможно, эта история больше подходила для посиделок в просторном пабе, где пиво течёт рекой, и разносит его подавальщица с пышной грудью.

— Всё настолько плохо?

— Хуже, чем ты думаешь, — ответил Каллен. — И это я ещё не так уж хорошо её знал.

Для человека, который не так уж хорошо её знал, Каллен знал её чересчур хорошо, подумал Фенрис.

* * *

Чувствуя если не счастье, то нечто угрожающе близкое к умиротворению, Фенрис позволил ногам нести его к имению Хоука. Храмовники Мередит, патрулирующие улицы группами — с каждым днём всё большим числом, — с подозрением провожали его глазами, но впервые в жизни их внимательные взгляды не покрывали кожу Фенриса мурашками. Данариус был мёртв, а Фенрис... Фенрис имел крышу над головой, любовника в постели и достаточно денег в кармане, чтобы выплатить свои долги в «порочной добродетели».

Именно эта мысль заставила его свернуть с дороги и отправиться к Хоуку кружным путём. («Кружной путь» провел его прямо к пабу мимо Хоуковой двери, которую Фенрис проигнорировал со всем возможным достоинством). В «Висельнике» он рассчитался с Варриком, выслушал, как Изабела в очередной раз отругала его за осанку, и выяснил, что денег у него хватает не на одну, а на целых две кружки выпивки. Две кружки превратились в три, три — в четыре, невзирая на здравый смысл, и до дома Хоука Фенрис добрался уже глухой ночью.

Собака (мерзкое создание) распласталась перед камином. Хозяина её нигде не было: ни в главном зале, ни в гостиной, ни во дворе. В конце концов Фенрис обнаружил его в библиотеке: Хоук сидел на полу перед очагом, и в одной руке у него покачивалась бутылка вина. Подвыпивший Фенрис одобрил это зрелище.

— Я сейчас не в настроении, Фенрис, — беззлобно произнёс Хоук.

— Что слу...

— Я серьёзно. Никаких споров сегодня ночью, пожалуйста.

Фенрис подумал было уйти — с серьёзным Хоуком было совсем неинтересно, — но вместо этого сделал три шага в комнату и плюхнулся на пол, вытянув ноги к огню.

— Не умеешь ты слушать, — протянул Хоук.

— Есть какая-то поговорка на эту тему про лицемерие, но я её не помню.

— М-м-м. — Хоук сделал долгий глоток вина. Наверняка дешёвого — он никогда не умел отличить хорошее вино от виверновой мочи.

Глядя на языки пламени, Фенрис позволили голове опустеть. Да, Хоук был в нехарактерном для него настроении, и всё же это был не самый худший вечер в жизни Фенриса. Данариус подпускал его к огню, только когда хотел полюбоваться Фенрисом в бликах камина. Сейчас Фенрис понимал, что мог в любой момент сигануть в огонь, чтобы избавиться от цепей, а в ту пору считал подобные приказы очередной издёвкой хозяина.

— А меня ведь назвали в честь отца, — неожиданно сказал Хоук.

— Я даже не знал. — Фенрис подумал об этом, а потом подумал о том, как невежливо со стороны Хоука не предложить ему своего вина. — А меня, кажется, в честь бога.

— Да уж, от скромности ты не умрёшь. А если серьёзно, он тоже был магом — мой отец, а не твой бог, — поэтому мы с Бетани и родились такими нечестивыми. Известный магией род Амеллов, думаю, тоже сыграл роль, однако большей частью это заслуга отца. Он был... не похож на остальных магов Круга.

«Как и его сын», — промолчал Фенрис.

— Он всегда говорил, что магия должна служить лучшему в людях. К сожалению, мне не удаётся ежечасно придерживаться этого правила, но чем больше времени я провожу в этом городе, тем больше понимаю точку зрения отца.

Фенрис защитным жестом притянул колени к груди; он был слишком пьян для подобного разговора. Бессилие Хоука кипело в окружающем воздухе, словно живая материя; электрические разряды и запах озона пропитали комнату, как змеиный яд. Хоук, похоже, сам не замечал, что потерял контроль.

— Ты помнишь день своего поединка с Аришоком? — спросил Фенрис.

Хоук хмыкнул.

— Этот день я вряд ли забуду при всём желании.

— Ты был одет как на войну. Это было... — Фенрис ступал на опасную территорию. Тот день был выжжен в его памяти так же чётко, как лириум на коже. Хоук, что носил по улицам посох с навершием в виде голой женщины; чьим высочайшим устремлением было доводить младшего брата до белого каления, прибыл в Крепость Наместника в помятых в битве доспехах, и в руках его был посох с лезвием на конце длиной с его руку. Хоук был плохим магом, но он был безжалостным бойцом.

В Фенрисе тогда всё затрепетало при виде такого Хоука, и даже сейчас отголоски возбуждения стояли в горле стыдливым комком.

— Поразительно. Это было поразительно — то, как ты держался в тот момент, — закончил он. — Вопреки моим предрассудкам, я нашёл это зрелище... — Фенрис умолк, поняв, что не может продолжить.

— Сила всегда была привлекательна, — сказал Хоук, не сводя глаз с камина.

— Влечение мне знакомо не понаслышке. Я могу не соглашаться с твоей позицией касательно магии, однако...

— Как ты можешь не соглашаться? — перебил Хоук. — Ты ведь сам был рабом.

— Рабы не обладают способностями, позволяющими им убивать мановением руки!

— Да что ты. А твои татуировки, должно быть, просто для украшения?

Фенрис отвернулся.

— Я — не большинство рабов.

— А большинство магов — не Данариус, — сказал Хоук и вздохнул. — Взгляни на нас — а я ведь сказал, что не хочу сегодня ругаться.

— Все эти смерти, — произнёс Фенрис. — Ты ведь не можешь согласиться, что любой, кто угрожает свободе отступника, заслуживает такого конца?

— Разумеется, нет. Это против всех пра... Фенрис, мы никогда не придём к согласию в этом вопросе, и это нормально. Правда нормально. Но я был бы бесконечно благодарен, если бы ты не дёргался всякий раз, когда я к тебе прикасаюсь.

— Я же не могу контролировать...

— Знаю, что не можешь, — согласился Хоук вместо того, чтобы возразить или отпустить неприличный комментарий. — Это моя вина, не твоя. И я хочу тебе кое-что подарить. Надеюсь, это поможет исцелить твои страхи.

Фенрис не знал, что сказать. За всё время знакомства у них с Хоуком было, наверное, четыре серьёзных, искренних разговора, не больше. Наконец он вымолвил:

— Не думал, что тебя это волнует.

— Волнует, — подтвердил Хоук, поднимаясь на ноги. Он взял с левой полки над камином маленький фиал и снова сел на пол, уже лицом к Фенрису. — Кунари называют магов опасными особями, а про их смотрителей говорят, что они «сдерживают зло».

— Я так понимаю, ты решил дать мне урок кунарийской культуры? — пробормотал Фенрис. — Или это... Только не говори, что ты делаешь предложение.

— Ой, заткнись. — Хоук сунул фиал Фенрису в ладонь. Тот был вдвое меньше кошелька, сделан из матового зелёного стекла и запечатан восковой пробкой.

Фенрис повертел его в руках и, бросив на Хоука взгляд из-под чёлки, осторожно понюхал.

— Это же не афродизиак?

— Нет, — сказал Хоук. — Это филактерия.

Филактерия?

— Просто возьми. Ты не так уж много сможешь с ней сделать — только выследить меня в случае чего, но, надеюсь, это поможет. Возможно, мне удастся научить тебя связующему заклинанию — должны же твои клейма на что-то сгодиться.

— Я этого не заслуживаю, — пробормотал Фенрис.

Хоук закатил глаза.

— Не понимаю, в каких грехах ты себя обвиняешь — и меня, если на то пошло. Сиськи Андрасте, просто возьми эту штуку и ничего больше не говори, ладно?

— Какой чудесный выбор слов. Ты наверняка сражал всех девчонок Лотеринга своими сладкими речами. Хоук... — Фенрис, несмотря на колкость, был ошеломлён.

Хоук наградил его испепеляющим взглядом и отвернулся, нащупывая бутылку с вином.

— Малькольм, — произнёс Фенрис. — Спасибо.

— Что ж, кхм. Не то чтобы я уже к тебе не привязан. Так почему бы не закрепить это официально? — Хоука явно возмущала эта идея, и всё же он, наперекор себе, отдал Фенрису филактерию.

Фенрис хотел бы найти в себе силы вернуть её. Хотел бы разбить её об пол или опорожнить фиал, вылив из него кровь Хоука. Но он не сделал этого. Филактерия была залогом спокойствия. Хоук понимал это, Фенрис понимал это — не было нужды притворяться в обратном.

— Могу я остаться на ночь? — спросил Фенрис, потому что не знал другого способа показать, что для него значит подарок Хоука. Мгновение он думал, что Хоук ему откажет, но потом тот поднял на него взгляд. Глаза у него блестели.

— Создатель, да, — вымолвил Хоук.

А затем они поднялись наверх и провели до неприличия приятную ночь; а наутро Хоук приготовил канапе.

...на главную...


февраль 2020  
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
242526272829

январь 2020  
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031

...календарь 2004-2020...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Законченные фики
2020.02.21
Отпуск следопыта [0] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)



Продолжения
2020.02.21 16:53:26
В качестве подарка [69] (Гарри Поттер)


2020.02.21 08:12:13
Песни Нейги Ди, наёмницы (Сборник рассказов и стихов) [0] (Оригинальные произведения)


2020.02.20 22:27:43
Змееглоты [3] ()


2020.02.20 14:29:50
Амулет синигами [116] (Потомки тьмы)


2020.02.20 11:33:58
The curse of Dracula-2: the incident in London... [30] (Ван Хельсинг)


2020.02.18 06:02:18
«Л» значит Лили. Часть I [4] (Гарри Поттер)


2020.02.17 01:27:36
Слишком много Поттеров [44] (Гарри Поттер)


2020.02.16 20:13:25
Вольный город Норледомм [0] ()


2020.02.16 12:16:29
Работа для ведьмы из хорошей семьи [3] (Гарри Поттер)


2020.02.16 11:38:31
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2020.02.15 21:07:00
Мой арт... [4] (Ван Хельсинг, Гарри Поттер, Лабиринт, Мастер и Маргарита, Суини Тодд, Демон-парикмахер с Флит-стрит)


2020.02.14 11:55:04
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


2020.02.10 22:10:57
Prized [5] ()


2020.02.07 12:11:32
Новая-новая сказка [6] (Доктор Кто?)


2020.02.07 00:13:36
Дьявольское искушение [59] (Гарри Поттер)


2020.02.06 20:54:44
Стихи по моему любимому пейрингу Снейп-Лили [59] (Гарри Поттер)


2020.02.06 19:59:54
Глюки. Возвращение [238] (Оригинальные произведения)


2020.01.30 09:39:08
В \"Дырявом котле\". В семь [8] (Гарри Поттер)


2020.01.23 14:02:47
Прячься [3] (Гарри Поттер)


2020.01.21 10:35:23
Список [10] ()


2020.01.18 23:21:20
Своя цена [20] (Гарри Поттер)


2020.01.15 12:47:25
Туфелька Гермионы [0] (Гарри Поттер)


2020.01.15 12:43:37
Ненаписанное будущее [17] (Гарри Поттер)


2020.01.11 22:15:58
Песни полночного ворона (сборник стихов) [3] (Оригинальные произведения)


2020.01.11 20:10:37
Добрый и щедрый человек [3] (Гарри Поттер)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2020, by KAGERO ©.