Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

*Запыхавшись*
- К вам Гарри Поттер уже пришёл?
- Нет, но скоро будет.
- А Кин-Конг где?
- За вашей спиной.
(разговор в магазине DVD дисков)

Список фандомов

Гарри Поттер[18570]
Оригинальные произведения[1253]
Шерлок Холмс[723]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[220]
Робин Гуд[218]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[186]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![184]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[141]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[115]
Произведения А. и Б. Стругацких[109]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[1]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[25]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12797 авторов
- 26280 фиков
- 8691 анекдотов
- 17717 перлов
- 704 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...


Данный материал может содержать сцены насилия, описание однополых связей и других НЕДЕТСКИХ отношений.
Я предупрежден(-а) и осознаю, что делаю, читая нижеизложенный текст/просматривая видео.

Ладья Зейнона

Автор/-ы, переводчик/-и: Artaletta
Бета:Yulita_Ran
Рейтинг:R
Размер:миди
Пейринг:ГП/ДМ, БЗ/ЛУ
Жанр:Drama, Romance
Отказ:отказываюсь
Цикл:ЧЗ [2]
Фандом:Гарри Поттер
Аннотация:― Ах ты, эгоистичная неблагодарная мразь, ― ярость вскипела и наконец-то полилась через край. ― Твоя проблема, говоришь? А то, что в твоей проблеме по уши увязли другие люди ― об этом можно забыть? Плевать на потраченное время, но чем рискуем все мы, вытаскивая твой зад из дерьма, ты не догадываешься, Поттер? Конечно, куда тебе. Знаешь, ничего в этой жизни не меняется. Но раньше тебя хотя бы совесть мучила. Бери, читай, ― Драко с трудом разжал сведенные судорогой пальцы, подтолкнул фолиант к нему и отступил на шаг. ― Читай, если помнишь, как это делается.
Комментарии:АУ, ООС, нецензурная лексика, местами пафос, упоминание смерти второстепенного персонажа, ретроградная амнезия; автор одинаково любит всех своих героев, хотя по тексту и не видно; рейтинг за мат и за жестокое обращение с волшебными тварями, флафф в финале, финал открыт.

Сиквел фика "Чистая земля"
Написано на Драрри-фест на дневниках
Каталог:Пост-Хогвартс
Предупреждения:AU, OOC, ненормативная лексика
Статус:Закончен
Выложен:2016.02.01 (последнее обновление: 2016.02.01 19:14:36)
 открыть весь фик для сохранения в отдельном окне
 просмотреть/оставить комментарии [5]
 фик был просмотрен 3631 раз(-a)




Январь 2021 г., Ломбардия, Италия

Погода стремительно портилась. Каких-то пять минут назад светило солнце и стояла такая тишь, что было слышно, как падают на дорожку увядшие соцветия с любимых камелий сеньоры. И вдруг все небо в мгновение ока оказалось затянуто тучами, а поднявшийся ветер наверняка был ледяным ― судя по тому, как начал ежиться и вздрагивать под его порывами Луис. Идущий рядом Блейз сразу же обнял мальчика за плечи, прижал к себе, получив благодарный поцелуй, и Малфой с застывшей улыбкой отвернулся от окна. Они тут, судя по всему, времени зря не теряли. От былого напряжения между профессором и его стажером не осталось и следа ― что один, что другой буквально светились изнутри. И слава Мерлину. Порадоваться бы еще за друга, который наконец-то оттаял, от души порадоваться, а не просто повторить про себя эти пустые слова. Но… Забыл он за последнюю неделю, как это ― радоваться. Возможно, больше и не вспомнит.
― Пройдет время, и все наладится, ― не поднимая головы от книги, спокойно сказала Тереза. ― Все наладится, Драко.
― Да, мэм, ― привычно отозвался он.
Ничего не наладится.
― Бьяджо сумеет найти выход.
― Не сомневаюсь, мэм.
― В моей спальне на бюро лежат письма, ― колеса ее коляски еле слышно скрипнули, ― принеси их сюда.
― Конечно, мэм.
Из огромного окна спальни Терезы открывался изумительный вид на озеро и горную гряду. Изумительный, если б не одно «но». Драко взял с крышки бюро несколько запечатанных сургучом конвертов и, хотя и дал себе зарок не смотреть, все-таки не выдержал и поднял глаза.
Озеро, такое же серое, как и низкое небо над ним, шло мелкой рябью. Ветер трепал флаг на мачте пришвартованной у причала яхты, кусты неизменных камелий и длинные, до лопаток, волосы Поттера, стоявшего у самой воды. Футболка без рукавов и обрезанные выше колен джинсы от холода и промозглой озерной сырости точно не спасали, но поза Гарри оставалась спокойной и расслабленной. Впрочем, за четыре года экстремального выживания в драконьем заповеднике к чему только не приспособишься… В глубине дома хлопнула дверь, послышались голоса ― негромкий Терезы и взволнованный Блейза, следом ― быстрые шаги, и Малфой подавил тяжелый вздох. Да, что нас не убьет, то сделает сильнее ― Поттера вон сделало, значит, шансы есть и у него. Несмотря ни на что. Гарри, не вынимая рук из карманов, вдруг оглянулся, их взгляды на миг пересеклись, а мгновение спустя Драко уже задыхался, и неясно, от чего больше, то ли от чересчур крепких дружеских объятий, то ли от ставшей уже привычной тупой боли в груди.
― Малфой!.. ― пробормотал Блейз ему в затылок. ― Живой, мать твою, живой!
Лицо Поттера исказила странная гримаса, смесь досады и плохо контролируемой брезгливости ― теперь он на Драко по-другому не смотрел. И Малфой, накрывая руку друга своей, торопливо отвел глаза. Наблюдать это отвращение с каждым днем становилось все труднее ― хотя мог бы уже принять и смириться, на самом-то деле.
Хватка, сжимающая его плечи, понемногу ослабла.
― Так… ― Блейз отстранился и развернул его к себе. На Поттера, опять отвернувшегося к озеру, профессор больше не смотрел, то, что нужно, он, разумеется, уже увидел. ― Ну, и насколько все плохо?
Драко, не ответив, прерывисто вздохнул и, подавшись вперед, уткнулся лбом ему в висок. Делать бесстрастное лицо и улыбаться, как ни в чем не бывало, сил уже не осталось.
― Гарри! ― вдруг донеслось от дверей, и Луис подлетел к окну, едва ли не впечатываясь носом в стекло и пожирая фигуру на берегу горящими от восторга глазами. ― Это действительно он! У вас получилось, мистер Малфой, вы спасли его!..
― Получилось, ― голова начала кружиться ― наверное, от голода. Драко выпрямился, убрал лезущие в лицо волосы и выдавил-таки кривую улыбку. ― Только это ― не совсем тот Гарри, которого ты помнишь, Уизли. Вернее, совсем не тот. И, кстати, здравствуй.
― Ладья Зейнона, ― нашаривая в карманах пачку сигарет и зажигалку, пробормотал Блейз.
― Именно.
― Ладья Зейнона? ― Луис перестал сиять, отлип от окна и нахмурился. ― Что это?
― Как я понимаю, Уизли… ― Драко подождал, пока профессор закурит, забрал у него сигарету и глубоко затянулся, ― Бинса ты на лекциях нихера не слушал.

***
Тереза проявила небывалую чуткость ― увела гостя на ознакомительную прогулку по парку поместья. Блейз проводил долгим взглядом спину Поттера, катившего перед собой коляску сеньоры ― одеться теплее, кстати, тот так и не соизволил, ― задернул штору и скрестил руки на груди.
― Излагай, Малфой.
― Он все забыл, ― глядя перед собой, глухо сказал Драко. ― И… о нас тоже. Ретроградная амнезия.
Пальцы, сжимавшие сигарету, дрожали, но в том, чтобы дрожать перед Блейзом, Драко давно ничего зазорного не видел, а на реакцию замершего в кресле Луиса ему было откровенно плевать. Головокружение усилилось ― хотя голод, возможно, был и ни при чем, просто не стоило выкуривать по три пачки в день; Малфой с силой провел по лицу, посмотрел на тлеющий кончик и затянулся, сглатывая скопившуюся во рту горечь.
― Я догадался, ― Блейз по-прежнему не шевелился. ― Прости, дорогой, но это видно сразу. Ты рассказывай с самого начала. И начни с того, как попал в заповедник.
― И кто вам в этом помог, мистер Малфой, ― тихо добавил Уизли.
Блейз вздернул бровь. Драко хмыкнул, раздавил окурок в пепельнице и сразу же вытряхнул из мятой пачки новую сигарету.
― Умный мальчик, ― горло саднило, и выдавливать слова получалось с трудом. ― Мне помогала, представьте себе, Грейнджер ― с ней мы заключили некий… пакт. И еще Теодор. Вот такая у нас была веселая, нестандартная убойная команда.
― Пакт, значит… ― нехорошим тоном повторил профессор, вычленив, как всегда, главное. ― С Грейнджер. После всего. Интересно.
― Да, Блейз, ― Драко полоснул по нему взглядом и снова отвернулся, ― после всего. Я сам не смог даже найти, где этот дракклов заповедник находится ― все официальные документы они с Уизли уничтожили еще тогда, четыре года назад. И подчистили память тем, кто знал что-то конкретное. Так что выбирать мне особо не пришлось ― или засунуть свой гонор в зад и согласиться на ее условия, или… Грейнджер дала координаты и подсказала, как попасть внутрь, Тео помог добраться, ну и… там тоже помог. Странное это место ― Вуулканэшты. Голые отвесные скалы с лабиринтами пещер. Река в ущелье, вытекающая из горного озера. Никакой живности, кроме рыбы, и ту еще попробуй поймать в этой ледяной воде. Магия работает раз через три, побочный эффект изоляционного саркофага. Собачий холод ― Мерлин, как же там было холодно… В общем, Чарльз нашел идеальное место для драконов. Вот только самих драконов там не было, профессор. Ни одного.
Воцарившуюся тишину нарушил треск углей в камине.
― Начинаю понимать, ― наконец, медленно произнес Блейз. ― Заповедник законсервировали в четырнадцатом году, сразу после гибели Чарльза. Поттер попал туда в шестнадцатом. Получается, за два года… драконы уничтожили сами себя? Ха, сукиному сыну и в этом повезло.
― Не совсем, ― Малфой покачал головой. ― Изначально, по словам Грейнджер, драконов было пятнадцать. Конечно, за эти два года самых слабых сожрали более сильные. Но в неволе драконы едят мало и редко, а их мясо, оказывается, обладает массой полезных свойств, и чтобы наесться, его требуется гораздо меньше, чем той же баранины. А ощущение сытости в разы дольше. Поэтому к моменту появления Поттера живые драконы в Вуулканэшты еще оставались. Целых пять штук. А к нашему появлению там обитал один только Поттер. Ну, не считая рыбы в реке. Выводы?
― Мерлин, ― прошептал Луис. ― Значит, Гарри…
Драко издал короткий смешок и, присев на корточки перед камином, подкинул на угли пару сухих поленьев.
― Как раз доедал последнего, ― жестко закончил он. ― Ты, Уизли, можешь по праву гордиться своим родственником. Не просто выжить рядом с монстрами, а еще и оставить от них одни лишь обглоданные кости ― и это, считай, без магии, голыми руками, ― до него таких прецедентов в истории не было.
― Драконье мясо. Драконья кровь. А так же печень, желчь, сердце и все остальное. Четыре года подряд. Вот почему он не мерзнет, ― Блейз, жмурясь, потер виски и кивнул на окно, ― на такой диете метаболизм полностью изменился. Дорогой, а ведь Поттер, мать его, теперь и сам немного дракон. Ну, надо же, как интересно…
― И ничего не помнит, ― хмуро добавил Луис. ― Ничего и никого. Получается, Гарри думал, что… он всю жизнь прожил вот так? Охотясь на драконов?
― Представь себе, ― не оборачиваясь, сквозь зубы сказал Драко. ― Никто не знает, в какой момент и почему он потерял память. Но, когда мы нашли его ― а точнее, когда Поттер нашел нас, ― он был крайне удивлен, выяснив, что, помимо голых скал и родной пещеры, существует иная реальность, и в этой реальности он, оказывается, жил совсем другой жизнью. Спал не на застеленной шкурами земле, мылся не в ледяной реке, ел не только вяленое мясо, видел цветы и города, творил волшебство, имел массу друзей, любил, в конце концов… И я до сих пор не пойму, почему он решил вернуться. Как не побоялся вернуться в мир, о котором не знает почти ничего.
Луис вздохнул:
― Чарли всегда говорил, что драконы любопытны и бесстрашны, мистер Малфой. И Гарри все обязательно вспомнит ― Блейз, ты же только что мне сказал, что память восстанавливает саму себя. Ведь толчком может быть, что угодно ― привычная обстановка, или родные лица…
Драко дернул плечом и, выбросив окурок в ожившее пламя, вытянулся на полу вдоль решетки и закрыл глаза. Струящееся от камина тепло приятно грело спину.
― Возможно, ― бесцветным голосом согласился он. ― Хотя лица ближе и роднее Поттеру, чем наши с Грейнджер, надо еще поискать. Разве что его дети. Кстати, Грейнджер уже попыталась. Попыталась вернуть ему память, чего только не перепробовала, а так как у нее во всем этом свой шкурный интерес, то пыталась она на совесть. Но все без толку. Боюсь, Уизли, рассчитывать на чудесное исцеление Гарри ― ничем не обоснованный оптимизм.
― Допустим, на талантах и знаниях Грейнджер свет клином не сошелся, ― Блейз передвинул ближе к огню второе кресло и сел в него. ― Попробовать можно и еще. Я подумаю, как.
― Ну-ну, подумай. Между прочим, твоя матушка в тебе не сомневается.
― А если с Гарри поговорю я? Есть шансы, что…
Драко фыркнул и приоткрыл один глаз:
― Шансов нет вообще, но ― поговори, Уизли. Хуже, чем сейчас, уже не будет.
― И поговорю, ― Луис прищурился и с вызовом вздернул подбородок. ― За ужином и поговорю. А сейчас, пока есть время, пойду в библиотеку, поищу что-нибудь про эту вашу ладью.
― Луис, ― негромко позвал профессор и протянул к нему руку.
Драко, посматривая на них сквозь опущенные ресницы, не сдержал печальной улыбки ― мальчик тут же спрятал колючки и потянулся к Блейзу, как привязанный. Тот на мгновение переплел их пальцы, успев ласково погладить тонкое запястье, поднял взгляд, в котором читалось многое: и благодарность, и добрая насмешка, и вполне конкретное обещание. А дальше Малфой не смотрел, потому что видеть, как тем же светом озаряется в ответ лицо Уизли, было немного не под настроение.
― Умный мальчик, ― дождавшись хлопка двери, буркнул он. ― Понял, что надо уйти и дать нам возможность поговорить наедине.
― Да, вряд ли ты был бы при нем откровенен, ― Блейз наклонился вперед, внимательно глядя на него. ― Мне жаль, дорогой, мне действительно жаль, что все пока складывается так, как складывается. Ты ждал, что…
― Я ничего не ждал, ― перебил Малфой, ложась на спину и закидывая руки за голову, ― и ни на что не рассчитывал. Я затеял эту эпопею с поисками, потому что не мог по-другому, но я никогда не загадывал дальше… даже не следующего дня ― дальше следующего часа. Я шел и делал, а не строил иллюзий и не тешил себя ложными надеждами. И не думал о том, что ждет за очередным поворотом, иначе я бы просто свихнулся. Блейз, Гарри смог выжить, а мы ― вытащить его, это уже подарок небес и огромное счастье. А его амнезия по сравнению с возможным вариантом развития событий ― ничего не значащая херня, мой друг. И это ― не та трагедия, которую я не в состоянии пережить. Переживу, поверь.
― Верю. То-то у тебя такой вид, что краше в гроб кладут.
― У меня апатия, я чертовски устал, хочу жрать и в последнее время много курю.
― И держишься на одном голом упрямстве, и чудом до сих пор не сорвался, ― Блейз вздохнул и, усевшись рядом с ним на пол, погладил по небритой щеке. ― Обещаю, я сделаю все, что в моих силах. Только…
― Да-да, ― Драко поморщился и подвинулся ближе, подставляясь под теплую ладонь, ― я помню про ладью. Мерлин, у меня еще и тактильный голод, не обращай внимания и почеши за ухом. Да-а, вот здесь…
― Хорошо, как скажешь. Тогда ответь мне на другой вопрос. Амнезия Поттера совершенно не объясняет того факта, что он смотрит на тебя, как на злейшего врага. Что ты натворил?
Ласкаться сразу расхотелось. Малфой оскалился и, сбросив руку Блейза, рывком сел.
― Малфой.
― Я… ― Драко вздохнул, на секунду зажмурился. ― Я ведь не сразу смирился с тем, что он меня не помнит. Это просто в голове не укладывалось ― ладно, Грейнджер, Тео, черт с ними, но как он мог забыть меня? Почему интуитивно ничего не чувствовал? В общем, я сказал ему, что… мы с ним пара. Что у нас много лет были отношения. Представь себе обстановку: ночь, луна, звезды, в пещере ― костер из сухого драконьего дерьма… хорошо, кстати, горит, ― мы с Поттером наедине, романтика, мать ее… Он все выслушал ― внимательно так выслушал ― и сидит молча, меня разглядывает. А потом пожимает плечами и с ехидной улыбкой отвечает: «Я думаю, Драко, что ты меня сейчас обманул. Потому что представить тебя под собой, я, конечно, могу, но что-то от этих мыслей мне ни горячо, ни холодно. Даже, скорее, холодно». Я ему про нашу великую любовь, а он ― ну какая любовь, сам подумай, если у меня на тебя нихера не встает? И это ― таким снисходительно-доброжелательным тоном, как будто с идиотом разговаривает.
― И ты, конечно, сразу полез доказывать, что у него на тебя еще как встает.
Малфой, не ответив, дернул губой.
― Действительно идиот.
― А ты бы не полез? ― озираясь по сторонам, огрызнулся Драко. ― Полез бы, и не заливай мне тут, профессор!.. Где эти драккловы сигареты?!
Блейз хмыкнул и протянул ему пачку:
― Легко отделался?
― Ожог на полспины, заплывший глаз, трещина в ребре и три сломанных пальца, ― Драко щелкнул зажигалкой, закурил и, помолчав, тихо добавил: ― На спине шрам остался, Грейнджер смогла меня нормально полечить только после того как мы выбрались. А пальцы ― вот, ― он переложил сигарету в левую руку и поднял правую, ― срослись криво… И да, ты прав, ко всему этому ― приятный бонус в виде горячей поттеровской ненависти за посягательство на святое. Он теперь даже за один стол со мной не садится.
― В моем доме сядет. А пальцы поправлю, не вопрос. Кстати… ― Блейз взял Драко за запястье, поднес руку с сигаретой к губам и, затянувшись, цепко посмотрел в глаза. ― Что ты пообещал Грейнджер за помощь?
Малфой тряхнул головой и вдруг рассмеялся:
― Вернуть Гарри в Аврорат.
― Что?!
― Да. Видишь ли, до нее за четыре года все же дошло, что любимый муж делает что-то не то. И теперь все, что Ронни по дурости наворотил, надо кому-то разгребать, и желательно быстро, а то перспективы вырисовываются слишком уж нехорошие. А кто у нас главный разгребатель по жизни? И тут я ― со своими тщетными поисками и готовностью лезть хоть в адово пекло. В общем, мы договорились. Она дает информацию и помогает, чем может, а я взамен ― если, конечно, Поттер окажется жив ― уговариваю его вернуться и навести порядок.
― Навести порядок и не трогать Рона.
― О, ― Драко поднял бровь, ― а ведь об Уизли и речи не шло. Нет, но какая стерва, а? В любом случае ― такой, как сейчас, Гарри ей не интересен и не нужен. Главный аврор с амнезией, не помнящий ни одного заклинания? Да он и недели не протянет, Ронни уж об этом позаботится.
Блейз, погруженный в задумчивость, кивнул. Следующие несколько минут прошли в молчании ― они смотрели на огонь, слушали треск поленьев и шум ветра за окном и курили одну сигарету на двоих, потом Драко потянулся и без особой охоты произнес:
― Приму, наверное, ванну перед обедом. И да, пока мы наедине… Не повесишь на свою спальню нормальную заглушку на ночь ― пеняй на себя, профессор. Я сейчас немного не в том состоянии, чтобы радоваться за твою активную личную жизнь, а реакцию Поттера даже представлять не хочется. Хотя… на самом деле я рад, ― он быстрым движением взлохматил волосы хмыкнувшего Блейза и вдруг наклонился и поцеловал его в макушку. ― Правда, рад.

***
Хуже, чем было сейчас, вопреки оптимистичным прогнозам Драко, стать, оказывается, могло. И становилось буквально на глазах ― это Малфой понял сразу, как только спустился в гостиную, к изыскано сервированному столу.
Все уже собрались, ждали его одного. Тереза, откатив коляску к окну, о чем-то тихо толковала Блейзу, тот, склонившись к матери, внимательно слушал. Вокруг стола суетились домовики, расставляя графины с вином и недостающие закуски; в канделябрах горели свечи, и блики от пламени отражались в начищенном фамильном серебре и глянцевых бочках некрупных красных яблок. Одно из них с аппетитом жевал Луис, посматривая то на Гарри, то на главное блюдо в центре стола ― целиком запеченную утку с румяной корочкой, хрусткой даже на вид. Зато Поттера, расслабленно сидевшего рядом, ни утка, ни яблоки не интересовали совершенно ― он не сводил с лица Уизли прищуренного тяжелого взгляда. Обещанный разговор, судя по всему, уже начался. Драко замер, нутром чуя надвигающуюся катастрофу, и, увы, не ошибся.
― Гм, ― Гарри, демонстративно не замечая его, сделал глоток из стакана, который держал в руке ― судя по виду, там была обычная вода, ― племянник… Я никого не помню, ни друзей, ни родственников, но я тебе рад, Луис. Кто же у меня такой хорошенький ― брат? Или сестра?
― Нет, ― посреди вдруг воцарившегося молчания ― даже эльфы перестали скакать и переговариваться ― ответ Луиса прозвучал неестественно громко. Уизли сразу напрягся, вскинул глаза, но не на Блейза, на него, и Малфой, в очередной раз прокляв все на свете, резко кивнул. ― Нет, Гарри, я племянник твоей жены.
― Теперь, когда все в сборе, давайте садиться, ― тоном гостеприимной хозяйки тотчас произнесла Тереза. ― Гарри, прошу за стол… Драко, будь добр, помоги мне. Луис, разливай вино, а ты, Бьяджо, начинай резать утку.
Малфой снова кивнул, чувствуя, как немеет шея, потом вспомнил, что должен помочь, и перекатил коляску сеньоры во главу стола. Блейз, вооружившись ножом и вилкой, с непроницаемым лицом разделывал птицу.
― Вот как, ― приглашенный к трапезе почетный гость даже не шелохнулся, только лениво перевел взгляд и теперь в упор рассматривал Драко, ― жены. Значит, я женат. Очень интересно, Луис. Наверное, у меня и дети есть, да?
Руки профессора замерли, Уизли сжал зубы и стиснул ручку графина так, что побелели костяшки. Драко с шумом отодвинул стул, сел и встряхнул затейливо свернутую салфетку.
― Есть, ― спокойно сказал он, хотя внутри все звенело от напряжения. ― У тебя два сына и дочь, Поттер. Девочка ― младшая.
― И она ― красавица, ― ровным голосом добавил Блейз, перекладывая тонко нарезанные ломтики грудки на тарелки. ― Твоя копия, Гарри. Давай, двигайся ближе. Утку надо есть горячей.
Лицо Поттера на миг исказилось и, потеряв былую отрешенность, сделалось по-настоящему живым и открытым, но только на миг.
― Интересно, ― почти нараспев повторил он. ― Но мне почему-то об этом никто не рассказал. Забыли, наверное. Да, Малфой? ― в его глазах вдруг вспыхнула такая яркая, жгучая ненависть, что Драко отстраненно порадовался тому, что сидит. ― И, знаешь, Блейз, что-то мне совсем не хочется двигаться ближе. Поем у себя в комнате. Увидимся, Луис. Тереза, спасибо за обед.
Он поднялся, со стуком поставил свой пустой стакан на стол и, подхватив блюдо с остовом утки, вышел. Драко выдохнул и обмяк ― из него как будто выдернули позвоночник, но дышать с уходом Поттера, на удивление, стало не в пример легче. Мгновение висела тишина, а потом все заговорили одновременно:
― Простите, мистер Малфой, это я виноват.
― Еще одну утку из кухни, быстро.
― Ну, что, профессор, сел Поттер в твоем доме за один стол со мной?
― Твою мать! ― Блейз со звоном швырнул приборы, и снова стало тихо. ― Я ушам не верю, Малфой! Ты, что, за все это время так и не удосужился сказать ему про детей?!
Драко почесал переносицу рукояткой ножа, подумав, забрал из рук Луиса графин и наполнил свой бокал до краев:
― Собирался, но как-то к слову не пришлось. То момент неподходящий, то…
― Мерлин, вот теперь я вижу, что ты действительно долго общался с Грейнджер!
― Мне показалось, или ты сейчас назвал меня стервой, профессор?
― Молодец, уловил.
― Прекратите оба! ― повышая голос, ледяным тоном скомандовала Тереза. ― И ешьте проклятую птицу! Сказал, не сказал ― какая теперь разница? Все уже случилось. Луис, после обеда возьмешь в библиотеке думосбор и покажешь Гарри воспоминания, чтобы он успокоился. Драко, а ты не смей напиваться на пустой желудок!
― Воспоминания, какая отличная мысль. А потом я покажу ему свои, ― Малфой перевел дух и, слизнув с губы последнюю сладкую каплю, вновь потянулся к графину. ― Мэм, вашим вином невозможно напиться, это сама амброзия, а не… Кстати о библиотеке. Уизли, как прошел твой поход за знаниями, удачно? Прочел про ладью Зейнона? Аналогию понял? Если не понял, скажи, не стесняйся, профессор тебе все объяснит.
― Профессор уже почти забыл о заглушке.
― И напрасно, Поттер ему утром «спасибо» точно не скажет.
― Я вижу, по-хорошему вы не понимаете, ― кротко вздохнула Тереза; у стола возник эльф, притащивший блюдо с горячей, только что из жаровни, уткой, и Блейз, открывший было рот для очередной колкой реплики, фыркнул и промолчал. ― Да, Бьяджо… Мальчик мой, ты был тогда ребенком, но, может, ты вспомнишь моего пятого мужа?
Малфой закатил глаза и сделал глоток.
― Я помню, что его звали… Ромул Команечи, кажется, ― после паузы отозвался Блейз, явно сбитый с толку внезапной сменой темы. ― Но не уверен. Прости, мама.
― Раду Команечи? ― поднимая голову, вдруг переспросил притихший Луис. ― Тот самый Раду Команечи? Директор Всемирного драконоведческого заповедника?
Драко, расплескав вино и даже не заметив этого, судорожно выпрямился и впился взглядом в безмятежное лицо сеньоры. Тереза в ответ улыбнулась и принялась резать остывшую уже грудку на крохотные кусочки:
― Да, Луис, тот самый. И я ни слова больше не скажу, пока вы не съедите все до последней крошки.

***
Блейз щелкнул выключателем, посторонился, пропуская их вперед, и глазам Драко предстали длинные ряды стеллажей, заставленных фолиантами и заваленных свитками, свернутыми в плотные рулоны. Стеллажи уходили в глубь бесконечной, казалось, комнаты, где их очертания терялись в полумраке, и Малфою, который бывал тут едва ли не чаще, чем в библиотеке родного Мэнора, в очередной раз показалось, что обстановка опять выглядит по-другому. Чертовщина какая-то.
В искрившемся от магии воздухе, на грани слышимости, гудели защитные чары.
― Ладно, предположим, что драконами ты никогда не интересовался, ― вздохнул Драко, оглядывая залитое тусклым светом помещение. ― Но не знать, что твоим отчимом был сам Раду Команечи ― это все-таки чересчур, профессор.
Во взгляде, которым покрасневшего профессора наградил Луис, читалось то же самое.
― Он был моим отчимом от силы два месяца, ― с досадой ответил Блейз. ― Тогда мне только исполнилось двенадцать, и кто там стал новым любимым папочкой, меня интересовало в последнюю очередь. Да и менялись они так быстро, что я зачастую не успевал с ними знакомиться. Как, по-вашему, я мог запомнить Раду?
― Скажи-ка, Уизли, ― Драко перестал озираться и задумчиво посмотрел на мгновенно подобравшегося Луиса, ― а ваш Чарльз, светлая ему память, работал в заповеднике случайно не в то же самое время, что и Команечи, м?
Луис, помедлив, кивнул с очевидной неохотой.
― Да, мистер Малфой. Господин Команечи…
― Так-так?
― Он был не только директором, но и наставником Чарли.
― Как любопытно.
― Наставником во всех смыслах, ― спокойно сказала Тереза за их спинами, и они расступились, пропуская ее коляску в центр комнаты, от которого лучами расходились проходы между стеллажами. ― Раду был чрезвычайно разносторонним человеком. И очень любвеобильным. Увы, наш брак оказался до обидного скоротечным. Помню, пару недель я была безутешна… но это к делу не относится. Идемте, ― воцарившееся неловкое молчание сеньору явно не тяготило, ― я покажу вам, что обещала.
― Мама… ― устало начал Блейз, но Тереза, отмахнувшись, уже разворачивала коляску в сторону крайнего правого прохода; Драко кашлянул в кулак, потом поймал озадаченный взгляд Луиса и, буркнув:
― Ты, Уизли, просто поздно родился, ― первым последовал за ней.
Со всех сторон его тут же окутал запах старой пыли и подозрительно мерцающий туман. «Потом», ― эхом разнесся в этом тумане тихий голос Блейза; Малфой оглянулся и, сразу потеряв направление, сделал на ощупь еще пару шагов, обо что-то споткнулся и едва не растянулся на полу.
― Осторожней, Драко, ― рядом вспыхнул яркий Люмос, и Тереза, освещая стеллажи, подняла палочку выше. ― Бьяджо, ты здесь? Тогда смотрите. Четвертая полка сверху.
Профессор, держа Луиса за руку, вынырнул откуда-то сбоку. Драко задрал голову и прищурился. Но, на его неискушенный взгляд, фолианты со стертыми надписями на корешках, плотно стоявшие один к другому, были все на одно «лицо».
― Это же… ― Луис, забывшись, забрал у Терезы палочку, встал на носочки и поднес огонек почти вплотную к книгам. ― Это же «Драконы и все, что с ними связано»! Рукопись Раду Команечи! В четырех томах! Единственный существующий экземпляр, который до сих пор… гм… считался утерянным.
― Оказывается, Уизли, не все лекции в Хоге ты пропускал мимо ушей, ― опуская взгляд и встречаясь глазами с Блейзом, пробормотал Малфой; секунду они смотрели друг на друга, а потом одновременно развернулись к улыбающейся Терезе.
― Мэм, вы думаете, что…
― Мальчики, ― снисходительно сказала она. ― Раду знал о драконах едва ли не больше, чем сами драконы знают о себе. И все его знания собраны здесь. Ваш Поттер четыре года жил с этими тварями, охотился на них и съел столько драконьей требухи, что уму непостижимо. И если вы не отыщете ответ на вопрос, что случилось с Гарри, в книгах Раду, то вряд ли вы найдете его где-нибудь еще. Вот только…
― Книг всего три, ― продолжая вглядываться в корешки, растеряно закончил Луис. ― Да, три. Где же четвертая?
― Четвертая… ― Тереза замолчала, и ее гладкий лоб на секунду прорезали некрасивые морщины. ― А четвертую Раду отдал Чарльзу. Не спрашивайте, зачем. Да, думосбор стоит в нише, слева от двери. Не забудь о нем, Луис.
― Отдал Чарльзу, ― глядя вслед исчезающей за поворотом коляске, с расстановкой повторил Драко. ― Херня вопрос.

***
Дверь в спальню Гарри оказалась приоткрытой. Щель была не настолько большой, чтобы увидеть происходящее внутри, но вполне достаточной для того, чтобы не пропустить ни единого слова из разговора. Только Поттер почему-то молчал. Блейз, судя по звукам, успел опустошить думосбор, распределив воспоминания Уизли по флаконам, а сам Драко ― трижды покурить на балконе, пока Гарри, наконец, не заговорил. И первым, что он сказал, было твердое:
― Я хочу вернуться к своей семье.
В общем-то, чего и следовало ожидать. Драко беззвучно хмыкнул и, откинувшись на спинку дивана, закрыл глаза. А вы говорите ― надеяться, рассчитывать…
― Ты вернешься, Гарри. Но чуть позже, ― ровно отозвался Блейз. ― Сейчас для возвращения в Англию не самое удачное время.
― Да? И почему же? ― с откровенной насмешкой спросил Поттер. ― Мои дети прелестны и умны, моя жена ― очаровательная женщина. У меня идеальная семья, Блейз. Так какого дьявола я должен находиться здесь, а не быть рядом с ними? Из-за этого блеклого ничтожества, твоего приятеля?
На миг перехватило дыхание, а потом снова до тошноты захотелось курить. Малфой чуть пошевелился ― и остался сидеть на месте. С другой стороны, в первую очередь как о причине Поттер подумал о нем, и это даже льстило. А форма ― дело десятое.
― Драко не ничтожество. Не забывай, что он тебя спас.
― Не забывай ― я и не догадывался о том, что меня надо спасать.
― Да, ― Блейз вздохнул. ― Главная проблема как раз в этом.
― В том, что я ничего не помню? Не беда, узнаю все заново.
― В твоем случае ― именно беда, ― голос Блейза сделался жестким. ― Будь ты обычным человеком, поверь, я первый бы напомнил тебе, как пользоваться каминной сетью, подарил палочку и с огромным удовольствием отправил восвояси. Но ты ― к несчастью или счастью, даже уже не знаю, ― в прошлом был могущественным и влиятельным магом, Поттер. Ты ни много ни мало творил историю, решал судьбы наций и вершил справедливость в том виде, в котором себе представлял. И врагов имел ничуть не меньше, чем друзей. И там, откуда тебя вытащил Малфой, ты оказался отнюдь не по своей воле, поверь. От тебя просто-напросто избавились. И что же, ты хочешь, нихера не понимая, что творится вокруг, абсолютно не ориентируясь в обстановке, не помня ни одного лица, ни единого защитного заклинания, вернуться сейчас обратно? Тебе не кажется, что это практически самоубийство?
Драко, вытряхивая из пачки очередную сигарету, мысленно поаплодировал. Судя по утяжелившемуся дыханию и выразительному молчанию Поттера, аргументы профессор привел правильные.
― Кроме того, ― после паузы вновь заговорил тот, ― шансы вернуть тебе память есть. Грейнджер просто не знала, с чем имеет дело, и с какого конца начинать, а мы уже знаем. Но нужно время, Гарри. Наберись терпения, нам всем и так сейчас… непросто.
― Я тебя услышал, ― наконец, медленно произнес Поттер, ― твои слова резонны. И ты прав, я слишком… тороплюсь. Хорошо, буду ждать, сколько понадобится. Но у меня есть одна просьба, Блейз.
Малфой вздохнул и поднялся. Что это будет за просьба, он представлял прекрасно и, разумеется, не ошибся.
― Пусть твой… друг держится от меня подальше. Мне даже смотреть на него противно, не то, что...
Он не договорил, Блейз тоже молчал, но выражение лиц что одного, что второго Драко видел буквально воочию.
― Раньше… все было по-другому. Ваши с Драко отношения были далеко не идеальными, но слово «противно» в них точно отсутствовало. Хорошо, я передам ему твое пожелание. И, знаешь, Гарри, есть ведь и другие воспоминания. Не только Малфоя, мои тоже. Моей мамы. Если хочешь…
― Нет, не хочу, ― отрезал Поттер. ― Я увидел свою семью и своих родных, этого достаточно, спасибо.
Незакрытая дверь качнулась на сквозняке, приоткрываясь еще больше ― очевидно, Гарри распахнул окно, впуская в спальню сырой холодный воздух. Малфой встряхнулся, чиркнул зажигалкой и, прикурив, направился в сторону лестницы. Уизли уже должен вовсю штудировать первый том рукописи Раду ― надо бы тоже заняться делом, а не терять попусту драгоценное время. Поттер немного остыл и пока перестанет трепать окружающим нервы, это плюс. Однако насколько Гарри хватит ― на неделю или всего лишь на день ― еще очень большой вопрос. Драконы, вообще-то, никогда не отличались особым терпением.
В вычурном напольном зеркале, мимо которого он проходил, вдруг появилось отражение Поттера ― Гарри, замерев на пороге спальни, неотрывно смотрел ему в спину. На миг их взгляды пересеклись в зазеркалье, но Поттер сразу отвел глаза и, сделав шаг назад, с силой захлопнул дверь. Грохот стоял такой, что его, наверное, было слышно на другой стороне озера.
― Я спокоен, ― пробормотал Драко себе под нос. ― Я спокоен…

***
Луис обнаружился в хозяйской спальне ― сидел по-турецки на кровати и, склонившись над книгой, сосредоточенно водил пальцем по исписанной убористым почерком странице. Драко усилил яркость светильников ― испортит же глаза, бестолочь, ― раздавил недокуренную сигарету в пепельнице и упал рядом с ним на стеганое, веселенькой расцветки покрывало.
― Как успехи, Уизли?
― В этом томе ― ничего, мистер Малфой, ― Луис закрыл рукопись и с видимым удовольствием выпрямил спину. ― Здесь только о брачных ритуалах разных видов, размножении, гнездовании, дисфункциях половой системы и болезнях зародышей.
― Дай-ка, ― Драко забрал у него книгу и внимательно просмотрел оглавление. ― Действительно дисфункции половой системы. М-да. Но я все же перепроверю, мало ли…
― Ага, вы оба тут, ― мрачный Блейз зашел в спальню и плотно закрыл за собой дверь. ― Знаешь, дорогой, я и раньше не был большим фанатом Поттера, но теперь… Все услышал?
Драко ухмыльнулся:
― И не узнал ничего нового. Однако поставленную задачу ты выполнил блестяще, профессор ― Гарри не будет рваться в бой и не станет мешать нам, а это главное. Присоединяйся, ― он кивнул на комод, где лежали две другие книги, ― эпохальный труд ждет тебя.
― Подождет, ― Блейз сел в кресло и закинул ногу за ногу. ― Сначала нам надо найти и вернуть четвертый том.
― Зачем? ― падая навзничь, поморщился Малфой. ― Какой смысл бежать впереди паровоза? Шансы сейчас один к четырем. А вот если мы ничего не отыщем в трех имеющихся книгах, тогда и будем разыскивать пропавшую. Тем более что перспективы у этих поисков крайне… сомнительные. Так ведь, Уизли? Прости за бестактный вопрос, но ты случайно не знаешь, куда делись вещи Чарльза? Сгинули где-то в Румынии? Или их разобрали родственники?
― Я уже думал об этом, ― Луис погладил шершавую обложку и перевел на Драко погрустневший взгляд. ― Их забрали в Англию, но у нас дома рукописи нет, после гибели Чарли отец взял на память только его школьную метлу. У Чарли вообще было мало вещей. Что-то оставили себе дедушка с бабушкой, что-то ― дядя Джордж. А книги и дневники… Тетя Джиневра ― точно нет. Или Перси, или дядя Рон.
― Ставлю на министра, ― хмыкнул Драко, задумчиво разглядывая полог. ― Ронни, при иных его несомненных достоинствах, никогда не производил впечатления читающего человека.
Луис невольно улыбнулся:
― В отличие от тети Гермионы.
― Кстати, да, ― вставил Блейз, ― хотя мне тоже кажется, что книга будет у министра. Значит, дорогой, ты сейчас подумаешь, как связаться со своей новоявленной подругой, вызовешь ее и вкратце обрисуешь проблему. Или придется это сделать тебе, Луис. Если Грейнджер хочет получить обратно вменяемого Поттера, пусть тщательно проверит библиотеки. И свою собственную, и библиотеку министра, думаю, повод она найдет. И обрати внимание, ― он взял с комода один из оставшихся томов и провел рукой по обложке, точно так же, как Луис минутой раньше. ― Название и имя автора есть только на первой части. Другие два тома не подписаны, и лишь вот здесь, на корешке, стоит неразборчивый вензель. Четвертый том наверняка такой же.
― Все хотят получить обратно вменяемого Поттера, ― Драко приподнялся на локте и присмотрелся. ― Да, вижу. А знаешь, профессор, ты снова прав. С моим-то потрясающим везением нужные сведения окажутся именно в той части, которой у нас нет. Если они вообще есть в природе, конечно. Грейнджер оставила мне пароль от камина, на случай, если что-то изменится. Я сам с ней поговорю. А… что это за звук, слышите? Вот, опять.
― Это мой телефон… ― Блейз достал из кармана домашней куртки пищащий айфон и взглянул на экран. ― О, нет.
― Опять Адриано? ― догадался Луис.
― Адриано? ― переспросил Малфой. ― Ваш смешной сосед-сквиб?
― Он, ― Блейз хмуро кивнул. ― Луис успел обчистить его в покер на круглую сумму, и теперь тот жаждет отыграться. Просится завтра в гости на реванш, обещает принести кантуччи. Мерлин, как не вовремя.
Драко пожал плечами:
― Не знаю, что такое кантуччи, но пусть приходит, в чем проблема? Вы сыграете пару партий, выпьете по стаканчику, повеселитесь, а я, всеми брошенный, почитаю в каком-нибудь тихом углу, ― он покосился на рукопись и вздохнул. ― Может, заодно и Поттера развлечете. Обстановка опять-таки разрядится.
― Или наоборот.
― Или наоборот, ― Блейз отослал ответ, убрал телефон и поднялся. ― Кантуччи ― это домашнее печенье с миндалем, дорогой, и Клаудиа, жена Адриано, его делает просто божественно. Ладно, убедил, но надо предупредить маму.
― Предупреди. И спроси, в котором часу ужин. Знаете, что, идите-ка оба отсюда, ― Малфой перекатился на живот, похлопал Луиса по коленке и недвусмысленно указал подбородком на дверь. ― Хочу поболтать с Грейнджер тет-а-тет. Воспользуюсь твоим камином, профессор… Эй, эй, Уизли! Не так быстро! Книги не забудь!

***
― Знаешь, Гарри, ― сдавая карты, задумчиво сказал Адриано, ― за те деньги, что у меня выиграл этот мальчик, твой племянник, я мог бы поставить перед входом в свой дом статую любимой жены. В полный рост и из чистого золота.
Вечер, на удивление, проходил мирно и очень приятно. Игра в покер шла с переменным успехом, и пока больше всех везло почему-то Терезе, Блейз же, вынужденный стать четвертым, проигрывал галеон за галеоном. Божественное кантуччи высилось на блюде аппетитной горкой, и Луис, не отводя взгляда от зажатых в руке карт, успел, тем не менее, стрескать больше половины лакомства. Малфою, правда, сладостей тоже перепало; он, как и обещал, забился с последним нечитанным томом в самый дальний угол и, запивая печенье вином, поглядывал оттуда на сидевших вокруг карточного стола игроков. Точно такой же стол они с Гарри развалили давным-давно, в Мэноре, в процессе особо бурного примирения, но Поттер, который с неподдельным интересом следил за игрой, об этом, конечно, не догадывался.
― Как, еще одну? ― не сводя цепкого взгляда с пальцев Адриано, невинно уточнила Тереза.
Драко, переворачивая страницу, фыркнул. О том, что статуя любимой жены в полный рост ― и, вполне вероятно, действительно из чистого золота ― стоит в соседнем дворе уже лет двадцать, знал даже он.
― Та на самом деле только позолоченная. А все почему? Потому что каждый норовит обидеть пожилого человека и обыграть его в покер. Вот ты, Гарри, поступаешь правильно: научил мальчика, и теперь он делает галеоны на бедном Адриано, зарабатывая тебе на сытую старость. А ты только ходишь и смотришь.
― Я ведь тебя предупреждала, что у Гарри амнезия, старый ты склеротик.
― А у кого ее нет? У всех амнезия, и у меня амнезия, но я, между прочим, сижу тут с вами и пока неплохо себя чувствую.
― Кажется, суть этой игры я уловил, ― вдруг сказал Поттер, прекращая нарезать круги вокруг стола. ― Ничего сложного, надо лишь хорошо запоминать карты.
― Попробуешь? ― поднимая глаза, с плохо скрытой надеждой спросил Адриано. Тереза всплеснула руками:
― Адриано, как тебе не совестно!
― Попробую, ― Поттер улыбнулся и похлопал Блейза по плечу; тот с явным облегчением бросил карты, придвинул к Луису горсть проигранных галеонов и поднялся, уступая Гарри свое место. ― Племянник у меня, оказывается, при деньгах, так что…
Драко, не выдержав, рассмеялся в голос. Настроение, которое все эти дни не поднималось выше отметки «отвратительно», вдруг бодро скакнуло вверх.
― Чему смеешься? ― прищурившись, поинтересовался Адриано.
― Зря ты это затеял, ― Малфой послал холодно смотревшему на него Поттеру широкую улыбку и развернулся к сквибу: ― У Гарри сейчас включатся все виды памяти, от мышечной до генетической, и ты, Адриано, моргнуть не успеешь, как окажешься раздетым и разутым. Еще и позолоту со статуи жены придется соскоблить, чтобы расплатиться с этой семейкой.
Луис, хлопнув ладонью по столу, расхохотался, а ледяные глаза Поттера неожиданно потеплели. Драко, продолжая улыбаться неизвестно чему, вернулся к изучению рукописи, Адриано пренебрежительно фыркнул, заново перетасовывая карты, и игра возобновилась ― чтобы закончиться ровно через четверть часа и в точном соответствии с оптимистичным малфоевским пророчеством.
― Merda! ― отшвыривая от себя карты, с чувством сказал Адриано.
― Еще партию? ― бодро спросил у него Поттер, подгребая к себе всю имеющуюся наличность. ― Я же говорил ― ничего сложного.
И Драко так засмотрелся на его улыбку, искреннюю и по-мальчишески хулиганскую, что забыл обо всем на свете и опомнился лишь тогда, когда Блейз, отчаявшись, наверное, его дозваться, наклонился и рявкнул прямо на ухо:
― Малфой!
― Что?!
― Приди в себя! Я тебя в пятый раз зову! Там… ― профессор кашлянул, оглянулся на остальных и, понизив голос, продолжил: ― В моей спальне, в камине, Грейнджер. Со мной она разговаривать отказалась и зовет тебя, так что поторопись. Вид у нее нетерпеливый.
Малфой дернулся, опрокинул на себя бокал, едва не залив вином бесценную рукопись, и вдруг снова почувствовал на себе щекочущий, нервирующий взгляд. Поттер, правда, разглядывал его ровно секунду, а потом отвернулся ― и тут же уличил Адриано в жульничестве.
― А говорил ― смотреть противно, ― еле слышно хмыкнул Блейз, и Драко, шествуя через всю гостиную в погубленной, липнущей к телу рубашке, кажется, умудрился покраснеть.

***
Безымянный фолиант с неразборчивым вензелем на корешке действительно обнаружился в библиотеке министра. Часы показывали четверть двенадцатого, расстроенного соседа только-только выпроводили домой, но внять голосу совести и подождать до утра Драко отказался наотрез. Поэтому Блейзу пришлось отправляться на встречу с Грейнджер на ночь глядя ― коллективный разум решил, что преступнику Малфою, объявленному на родине в розыск, пока будет безопаснее посидеть в поместье. На всякий случай.

***
На форзаце четвертого тома было написано одно-единственное слово. На него смотрели в молчании.
― «Эксперименты»? ― наконец, полувопросительно озвучил Драко, почему-то не решаясь перевернуть страницу. ― Интригующе.
― Обнадеживающе, ― буркнул Блейз. ― Может, все-таки оставим на утро? Нам понадобятся свежие головы, а лично моя уже не соображает.
Драко посмотрел сначала на него, невольно отметив залегшие под глазами тени, потом на бледного Луиса, который вовсю клевал носом ― все же игра против Адриано и Поттера одновременно была нешуточным испытанием для психики, ― и, подумав, предложил:
― Идите спать. Серьезно, профессор, идите ― Уизли сейчас с дивана упадет, ― а я пока начну. Я же не выдержу до утра.
― Я не сплю, ― вскидываясь, запротестовал Луис, ― я тоже останусь!
Блейз со вздохом поднялся:
― Тогда схожу за Тонизирующим зельем.
― Принеси лучше кофе, ― отстраненно попросил Малфой, все же открывая оглавление, ― только сам свари, нормальный, а то у ваших эльфов получается не кофе, а отрава. Хотя и Тонизирующее захвати ― для своего неспящего Уизли…
― Капризен, как примадонна, ― пожаловался в пространство Блейз. ― Хорошо, дорогой, сварю нормальный сам. Гарри, а тебе что ― кофе, чай, зелье? Скотч?
Драко, вздрогнув, вскинул глаза. Мерлин, ну а этому-то почему не спится в час ночи? Поттер, свежий и бодрый, отлепился от косяка, который подпирал неизвестно сколько времени, и, обогнув стол, тоже заглянул в фолиант. Малфой, вспомнив о просьбе держаться подальше, отодвинулся и порадовался, что вовремя прикусил язык ― ведь желание спросить, не забыл ли Гарри и алфавит, было прямо-таки нестерпимым.
― Я ничего не буду, спасибо, ― отказался Поттер и без паузы добавил: ― Значит, в этой книге вы надеетесь прочесть, как вернуть мне память?
Кофе, даже сваренного Блейзом, моментально расхотелось. Драко всесторонне обдумал вопрос, развернулся к Луису и холодно поднял бровь. Тот, догадавшись без слов, отрицательно качнул головой:
― Я ничего ему не рассказывал, мистер Малфой.
― Он ничего не рассказывал, ― выпрямляясь, подтвердил Гарри. ― Просто у меня теперь хороший слух, Малфой, и стены мне не помеха. Я слышал все, о чем вы говорили за эти два дня. И что делали.
Драко замер, забыв выдохнуть. Поттер, скрестив руки на груди и кривя губы, разглядывал его, как нечто странно пахнущее и гадкое на вид, но все же занятное.
― Луис, ― спустя пару секунд позвал опомнившийся Блейз, ― пойдем, поможешь мне с кофе.
― Гарри… ― Уизли остановился возле них и, пока Малфой пытался продышаться, негромко, с упреком закончил: ― Тебе следовало сказать об этом раньше. Сразу.
― Или не заикаться вообще, ― пробормотал Блейз. ― Идем, Луис.
Драко не заметил, когда они вышли, не услышал, как хлопнула дверь ― даже короткий, издевательский смешок Поттера прокатился по краю сознания неким абстрактным гулом. Реальность перед глазами шла кривыми волнами, дробилась на части, а внутри бурлила, расправляла крылья, разворачивалась такая черная, душащая ярость, какой он не испытывал уже давно. Поттер слышал все. Все. Не только их разговоры ― Мерлин, да если б Малфой знал, он бы рта не закрывал, развлекаясь пустым трепом сутки напролет. Но нет ― Поттер, сука, слушал и другое, сокровенное, абсолютно ему не предназначенное. Как Драко скулит от боли, баюкая только что сломанные пальцы и чувствуя каждую каплю сукровицы, сползавшую по обожженной спине. Как урчит от удовольствия, потягиваясь у камина и потираясь щекой о теплую ладонь Блейза; как вздыхает, откладывая в сторону очередной бесполезный фолиант, как горько смеется, снова и снова скрывая за бравадой отчаяние, ― которое не проходит, нет, просто иногда становится чуть острее, а иногда притупляется. Как… о, Мерлин. Малфой покачнулся, стискивая взмокшими пальцами край стола… Как, с ожесточением лаская себя, просит Поттера повернуться ― тому вчера ночью вздумалось поплавать в озере, и похуй, что в природе зима, драконы горячи и не мерзнут, а окно спальни очень удачно выходит прямо на берег. И как, кончая, стонет в голос и зовет Гарри по имени. Поттер все слышал ― и сейчас спокойно об этом сообщил, глядя на Драко с глумливым презрением. Дыши, Малфой, дыши глубже. Это же Поттер. Он мог бы вообще промолчать.
― Я мог бы вообще промолчать, ― вкрадчиво прозвучало у самого уха; в поле зрения вдруг оказалась чужая рука, Драко машинально проследил за ней взглядом ― рука с осторожностью закрыла рукопись и погладила обложку. ― А эту книгу я заберу, Малфой. Хочу прочесть ее сам.
В голове как будто что-то щелкнуло, Драко очнулся и поднял сузившиеся глаза.
― Нет, не заберешь, ― неужели он что-то еще и говорит? Не набрасывается на Поттера и не пытается задушить его голыми руками? Уму непостижимо, откуда столько внутренних ресурсов.
Гарри пренебрежительно фыркнул:
― Заберу. На самом деле, это касается только меня, правда? Это моя проблема и мое будущее.
― Ах ты, эгоистичная неблагодарная мразь, ― ярость вскипела и наконец-то полилась через край. ― Твоя проблема, говоришь? А то, что в твоей проблеме по уши увязли другие люди ― об этом можно забыть? Плевать на потраченное время, но чем рискуем все мы, вытаскивая твой зад из дерьма, ты не догадываешься, Поттер? Конечно, куда тебе. Знаешь, ничего в этой жизни не меняется. Но раньше тебя хотя бы совесть мучила. Бери, читай, ― Драко с трудом разжал сведенные судорогой пальцы, подтолкнул фолиант к нему и отступил на шаг. ― Читай, если помнишь, как это делается.
Лицо Гарри окаменело. Ответа Малфой ждать не стал, он развернулся и на негнущихся ногах вышел из гостиной.
На кухне Блейз молча протянул ему чашку. Драко чинно сел за стол, хотя подмывало вскочить и перебить, разрушить все, что под руку попадется, ― и в несколько глотков расправился с кофе. Наверное, кофе был хорошим, не отравой. Но вместо знакомого вкуса во рту ощущалась одна только горечь. Малфой покатал ее на языке и поднял на Блейза невидящий взгляд.
― Дашь мне «Сон без сновидений», профессор? ― глухо спросил он. ― Уже которую ночь подряд не могу нормально заснуть.

***
«Сон без сновидений» себя оправдал, Драко уснул мгновенно, спал без грез и кошмаров и выспался на неделю вперед. Проспал с утра завтрак, проспал бы и обед, не приди его будить испуганный домовик. Спускаться вниз не хотелось ― оставшийся после ночного разговора осадок напрочь убивал желание делать вообще что-либо. Но в истории с Гарри пора уже было ставить точку, а сидеть и впустую гадать, что вычитал Поттер о своем будущем, хотелось еще меньше. Поэтому Малфой надел новую рубашку, придал лицу равнодушное выражение и отправился смотреть в глаза главному в своей жизни проклятию.
Проклятия в гостиной не оказалось, но Драко тут же увидел его спину в окно ― Поттер катил коляску Терезы по огибающей озеро дорожке. Интересно, о чем только эти двое разговаривают, оставаясь наедине?.. Над водой стелился туман, с низкого неба падал снег вперемешку с дождем; снежинки таяли, даже не долетая до земли, и ― Малфой был уверен ― шипели на обнаженных плечах Гарри. Драко понаблюдал за этой неспешной прогулкой еще чуть-чуть, пытаясь понять, что чувствует, так ничего и не понял и повернулся к Блейзу.
Профессор, сидя у камина со стаканом виски в руке, смотрел на него красными от недосыпа, воспаленными глазами. Ополовиненная бутылка стояла здесь же, на полу; Малфой поднял ее, налил и себе и сел напротив:
― Мальчик тебя совсем заездил. Ты себя в зеркало видел, Блейз? Ночами хоть иногда надо спать. М-да, согласен, кто бы говорил…
― Мы всю ночь читали, ― Блейз продолжал его разглядывать, и этот взгляд с каждой секундой не нравился Драко все больше. ― Луис уговорил посмотреть хотя бы на оглавление, и в итоге мы уснули в семь утра. Скажи мне, дорогой…
― Что вы читали? ― давясь попавшим не в то горло виски, перебил Малфой. ― Поттер же забрал книгу, со словами, что это его проблема и его будущее!
Профессор поставил стакан и с усталым вздохом потер веки:
― И по большому счету он прав. Только Гарри принес ее мне ровно через минуту после того, как ты выхлестал «Сон без сновидений» и отправился спать. Молча принес, кстати. Я решил тебя не трогать ― в твоем состоянии действительно стоило отдохнуть. Говорю сразу ― ответ мы нашли. Драко, где…
Драко вскочил, не дослушав. Дошел до двери, вернулся обратно к камину, залпом допил виски, плеснул еще и снова выпил. Нашли. Мерлин. А Поттер, значит, вернул рукопись Блейзу. Не ему ― а чему, собственно, удивляться, Гарри с ним сейчас и снегом не поделится, если тот все-таки соизволит выпасть… Зачем тогда вообще забирал? Хотел еще раз продемонстрировать, как он относится к Драко и его помощи? Но все же отдал. И разгадка нашлась, а это ― главное, главное…
― Дай, ― протягивая руку, непререкаемым тоном потребовал он.
― Лежит на столе, ― после секундной заминки сказал Блейз. ― Пятьдесят седьмая страница, там закладка.
Пятьдесят седьмую страницу Малфой открыл, умудрившись чудом не вырвать половину листов. Отмеченная Блейзом статья оказалась длинной, но, как и вся остальная рукопись, была написана живым и понятным языком. Драко проглотил ее, не заметив; недоуменно моргнул, решив, что чего-то не понял, и перечитал заново, вникая в каждое слово. Потом прочел еще раз. И еще. Содержание, правда, меняться от этого и не думало, и Малфой чувствовал, как начинает задыхаться. Строчки перед глазами поплыли, Драко зажмурился и отшвырнул книгу от себя. Ненужную, бесполезную книгу.
― Твоя… почтенная матушка говорила, ― отлично, теперь его стало еще и потряхивать, ― что Раду знал о драконах больше, чем сами драконы знают о себе. Вот теперь я это вижу. По-твоему, это ― ответ? ― он распахнул глаза и с яростью ткнул пальцем в сторону упавшего тома. ― Это?!
― Драко, успокойся.
― Успокоиться? А я спокоен! Все отлично, рецепт зелья Памяти несложен, а ингредиенты можно без проблем купить в любой лавке. Кроме одного! Одного, мать его, единственного! ― Мерлин, как же больно снова терять надежду и как трудно осознавать, что все придется начинать практически с нуля… ― Блейз, я помню, что ты нихера не смыслишь в драконах. Ты мог не знать, что Раду Команечи был твоим отчимом. Но знать, что у драконов не бывает молочных зубов, должен даже ты! Их никто и никогда не находил! И где, где, я тебя спрашиваю, мы возьмем растертый в порошок молочный зуб?! Так, ладно, я спокоен. Я спокоен. Виски в этом доме еще есть?
― Ты дашь мне сказать или нет?
― Нам просто нужен новый план. Да. Новый план. Я сейчас тоже прогуляюсь, как Поттер, под дождем, остыну, подышу сыростью, освежу голову, а потом вернусь, и мы с тобой его придумаем. Мы справимся, надо только забыть о Раду. Все, не было никакого Раду и его книг, договорились? Никуда не уходи, ― Малфой схватил палочку и начал было наколдовывать водоотталкивающие чары, но неожиданно остановился. ― Нет, сначала ― выпить…
― Ответь мне на один вопрос и иди.
― Легко, профессор.
― В доме Блэков, перед тем, как ты отправился в Вуулканэшты, Луис дал тебе свою подвеску. Кулон на кожаном шнурке. На удачу. Помнишь? Где он, Малфой?
― Вопрос по делу и к месту, ― Драко, изучавший выставленные на столике напитки, даже не обернулся. ― Однако отвечу ― я повесил кулон на шею, но потом, в заповеднике, когда Поттер ломал мне пальцы и ребра, шнурок порвался. Подвеска упала, и Поттер ее раздавил. Специально наступил и раздавил. Ответ принят?
― О, Мерлин, нет.
― Да, ― выбор наконец-то был сделан; Малфой подбросил в руке бутылку коньяка полувековой выдержки и вдруг с болью усмехнулся. ― Но ведь Уизли сказал ― это талисман, а я, Блейз, талисманами разбрасываться не приучен. Пришлось собирать обломки, а делать это с трещиной в ребре было не очень-то приятно. Вот, держи, если для тебя это так важно, ― Драко полез в карман джинсов и бросил на стол горсть мелких костяных осколков. ― Шнурок, прости, не сохранил. Могу извиниться и перед Уизли, хотя гордое звание талисмана его побрякушка вряд ли оправдала. Все? Я могу быть свободен? Блейз? Блейз?! Ну, и чему ты сейчас смеешься?
Блейз, не прекращая трястись от смеха, отнял ладонь от лица и посмотрел на него сияющими, влажными от выступивших слез глазами:
― Ты… Нет, ты даже не представляешь, какой ты везучий сукин сын, любовь моя! А я уже было собрался посылать тебя обратно в заповедник!
Пальцы Малфоя разжались. Бутылка разлетелась вдребезги, и раритетный коньяк, забрызгав все вокруг, растекся по полу ароматной лужей.
― Не может быть, ― не отводя остановившегося взгляда от белеющих на столе кусочков, прошептал Драко. ― Не. Может. Быть. Не… Вот это ― молочный зуб дракона? Это? Уизли дал мне молочный зуб?! Но откуда он у него?!
― Подарок Чарльза, ― Блейз прерывисто вздохнул и потянулся к брошенной книге. ― Один из близнецов Скамандеров, Лоркан, в драконах души не чает. И он считает, что подвеска Луиса ― с большой долей вероятности молочный зуб и есть. Огромная редкость ― да, но не вымысел, Малфой. И это легко проверить. Смотри, вот здесь… ― он перевернул несколько страниц, ― Раду пишет, что молочные зубы, в отличие от других костей, без остатка растворяются в любом алкоголе крепче двадцати градусов. Давай, Драко. Крепкий алкоголь есть, предполагаемый зуб есть. Смелее.
Драко, не дыша, взял подрагивающей рукой самый крошечный из осколков и уронил его в лужицу коньяка. Сначала ничего не происходило, но потом осколок вдруг впитал в себя жидкость, потемнел, зашипел и полностью растаял, словно кусок сахара в горячей воде. Блейз хмыкнул, демонстративно смахнул со лба пот и отсалютовал Малфою стаканом:
― Что и требовалось доказать. Аллилуйя.
― Мерлин, ― деревянным голосом произнес Драко, без сил падая на диван. ― Я ведь мог его там и бросить…
― Вернулся бы в Вуулканэшты, дорогу ты теперь знаешь.
― Я мог тысячу раз выронить эти обломки… Я мог… Ущипни меня, профессор. Я глазам не верю. И боюсь, что до сих пор сплю…
― Я тоже глазам не верю, ― сердито сказала Тереза, заезжая в гостиную. ― Мало того, что вы пьете до обеда, так еще и разбили бутылку Курвуазье, которая почти в два раза старше вас! А что-нибудь попроще нельзя было выбрать, Бьяджо?!
Поттер, вошедший следом, улыбнулся и с удовольствием повел носом:
― Хорошо пахнет.
― Еще бы, ― Тереза щелкнула пальцами, и возле лужи, наводя чистоту, суетливо запрыгал домовик. ― Это был подарок, не помню, правда, чей, на мою последнюю свадьбу. Простоял четверть века ― и вдруг, пожалуйста! И я понять не могу, почему на ваших лицах столько счастья, Драко!
― Мама, ― Блейз поднялся и, подойдя, с чувством поцеловал ее в щеку, ― спасибо тебе. Спасибо, что вышла замуж за Раду и что сохранила его рукопись. Он ведь действительно знал о драконах все. А мы теперь знаем, как вернуть Гарри память.
Гарри, перестав улыбаться, послал Малфою взгляд, который Драко назвал бы тревожным ― если само понятие тревожности было бы теперь применимо к Поттеру. Взгляд заставил сердце биться чуть быстрее, а еще отлично остудил дурную от счастья голову, притушил бурлящий в крови восторг и напомнил о вчерашней ночи. Драко стиснул челюсти и отвернулся. Тереза прижала руки к груди:
― Бьяджо, какая прекрасная новость! Хоть я и не сомневалась, что у вас получится, ведь Раду никогда меня не подводил. Значит, почему Гарри все забыл, теперь тоже известно? И почему же?
― На самом деле разгадка лежала на поверхности. Все очень просто ― драконье мясо. В середине прошлого века, еще до того, как Раду стал директором, проводили множество экспериментов, которые, кстати, он же и запретил. Но было доказано ― чтобы начала развиваться амнезия, достаточно есть драконье мясо всего-навсего неделю. Неделю! А тут счет идет даже не месяцы ― на годы. Но, к счастью, существует противоядие. И мы его приготовим.
― У меня не осталось выбора, ― после паузы сказал Поттер. ― Я ел то, что было.
― Ловил бы рыбу, это проще, чем заманивать в ловушки драконов, ― не глядя на него и не особо рассчитывая на ответ, буркнул Драко, но Гарри, пусть и сквозь зубы, все же отозвался:
― Наверное, я пытался. Но, если ты помнишь, Малфой, рыбу сложно поймать ― вода в реке слишком холодная. Даже для меня. Зелье придется принимать долго, Блейз?
― Нет, ― профессор покачал головой, ― всего лишь три раза, одна порция в два дня. И варится оно довольно быстро, надо только купить кое-какие ингредиенты, но это не вопрос, они везде продаются. Основной же у нас есть ― молочный зуб дракона. Я сейчас немного посплю и займусь этим. Хотя в лавку можешь сходить и ты, дорогой.
― Давай рукопись, ― глухо сказал Малфой, до которого вдруг с кристальной ясностью дошло, что через какую-то жалкую неделю эта долгая история наконец-то закончится. Закончится так или иначе. ― И пергамент с пером, там же перечень на треть страницы...
― Я пойду с ним, ― неожиданно заявил Поттер и, кивнув в сторону приподнявшего бровь Драко, с неприязнью добавил: ― Я ему не доверяю. И хочу быть уверен, что под видом безобидной травки он не подсунет мне какую-нибудь опасную гадость. Не возражаешь… дорогой?
Да, история закончится ― если не случится тысячи разных «если». Например, если Поттер в последний момент не упрется рогом и не откажется пить сваренное ими зелье. Драко досчитал в уме до двадцати и только после этого, забрав у домовика перо и чистый пергамент, коротко кивнул. Он не возражает.

***
Зелье Памяти получилось у них интересное ― тягучее, травянисто-зеленое, с молочной, отливающей перламутром сердцевиной. Блейз аккуратно разделил его на три равные части, разлил по фиалам, каждый взболтал, и в зелени тотчас вспыхнули, заискрились, запорхали мельчайшие крупицы порошка. Луис, не удержавшись, тайком щелкнул эту красоту на свой айфон, а Драко, в сотый раз заглядывая в рецепт, вздохнул с нескрываемым облегчением:
― Кажется, то, что надо.
― Не кажется, а точно, ― поправил Блейз, сдул клубящийся над фиалом дымок и протянул склянку Поттеру. ― Пей сразу. Запаха нет, но каким будет вкус, я не знаю ― там не написано.
Гарри взял фиал, принюхался и одним глотком расправился с содержимым.
― Ну, как? ― тут же с любопытством спросил Луис.
― И на вкус никакое, ― облизываясь, отчитался Поттер. ― Похоже на воду.
― Вот и хорошо, ― Блейз мельком взглянул на часы и убрал в шкаф две оставшиеся склянки. ― Ровно через двое суток выпьешь вторую порцию. На всякий случай прислушивайся к себе, Гарри. И не уходи далеко от дома, потому что о побочных эффектах в книге тоже нет ни слова.
Драко почему-то представил, как Поттер отращивает хвост с шипами и с головы до пят покрывается перламутрово-зеленой чешуей, и беззлобно усмехнулся. А что, такой побочный эффект подошел бы Гарри идеально ― внешний вид чудесно бы гармонировал с внутренним содержимым. Никакого диссонанса.
― Сразу нет, Малфой, ― не оглядываясь, процедил Гарри. ― Нет на все, о чем бы ты ни думал.
Драко, промолчав, проводил его взглядом и позволил себе вздохнуть, только когда за Поттером закрылась дверь.
― Ты как? ― взмахом палочки очищая котел, тихо спросил Блейз.
― Никак, ― Малфой пожал плечами. ― По-прежнему ничего не жду, если ты спрашиваешь об этом.

***
Хвост Гарри, конечно, себе не отрастил и чешуей тоже не покрылся, но что-то с ним все-таки происходило. Резкие скачки настроения, спонтанные всплески негатива, агрессивные выпады ― чаще в сторону Малфоя, кого же еще, ― в эти дни повторялись с удручающей регулярностью. Успокаивался Поттер только в присутствии Терезы ― кое-какие моральные рамки у него все же оставались, но долгими зимними вечерами, когда сеньора уже отправлялась отдыхать, спасения не было никому.
Блейз к подобным вывертам относился без восторга, но с пониманием и накладывать на Гарри Силенцио и Обездвиживающее запрещал ― а то мало ли как на неустойчивой психике отразится сочетанное действие заклятий и зелья. Добрый Луис, которому, правда, и доставалось меньше всех, Гарри даже жалел. А Малфой терпел молча. Не поддавался на провокации, отводил глаза, пропускал мимо ушей оскорбления, сперва завуалированные, а чем дальше ― тем все более откровенные. Он даже пытался улыбаться; но когда выяснилось, что его улыбка выводит Поттера из равновесия сильнее всего, улыбаться Драко перестал. Часы ― о днях и речи не шло ― ползли ужасно медленно, Малфой считал их про себя и все чаще прикусывал изнутри щеку ― ведь волосок, на котором висело его далеко не ангельское терпение, с каждым отсчитанным часом становился все тоньше и тоньше. О том, что будет, если этот волосок все же лопнет, думать категорически не хотелось.

***
Тем самым пресловутым взмахом крылышка, который вызывает цунами, стала невинная, казалось бы, фраза. За день до часа Х Гарри напомнил Блейзу об обещании подарить палочку. А Драко, вопреки всему и в первую очередь ― здравому смыслу, ― промолчать почему-то не смог.
― Палочку? ― автоматически переспросил он и тут же обругал себя последними словами. Но было поздно ― Поттер смотрел на него и улыбался плотоядной улыбкой.
― Палочку, Малфой, палочку. Завтра в это же время моя память будет со мной, я вспомню, как колдуют, отблагодарю хозяев и наконец-то смогу вернуться домой для счастливого воссоединения с семьей. Ты рад за меня? Вот я за себя рад.
На этот раз Драко благоразумно не ответил, делая вид, что поглощен созерцанием всполохов пламени в камине.
― Если будет так, как ты говоришь, за тебя порадуются все, Гарри, ― нейтральным тоном произнес Блейз, однако Поттер, вместо того, чтобы успокоиться, разошелся еще сильнее.
― Все? ― хмыкнул он. ― Нет, конечно. Я верю, что рад будешь ты, что обрадуются сеньора Тереза и мой племянник. Даже Адриано. Но Малфой? Малфой? Да ты взгляни на него, Блейз. Он ведь просто затаился. Ведет себя тише мыши, отмалчивается, ходит по дому, как тень и только смотрит своими белыми глазами, когда думает, что я не вижу. А на самом деле наш добрый друг Драко терпеливо ждет. Хоть и говорит, что нет. И ты знаешь, чего.
Драко перестал дышать. В голове моментально не осталось ни одной связной мысли.
― Хватит, Гарри, ― вдруг твердо сказал Луис. ― Хватит, не продолжай. Потому что завтра ты пожалеешь о каждом сказанном слове.
Улыбка Поттера сделалась совсем нехорошей.
― Если я о чем и пожалею, так это о том, что не сказал сегодня больше, Луис, ― Гарри откинулся в кресле и сцепил руки на затылке. ― Сейчас наш Малфой хотя бы сидит здесь и слушает меня, а не прячется по углам. Поэтому я продолжу. Он ждет, что завтра, когда я все вспомню, во мне вдруг вспыхнет та великая любовь, о которой он сам никак не может забыть. И что ради этой любви я откажусь от всего ― от дома, от семьи, от родных. От своей работы и друзей. И все ― ради него одного. Так ведь, дорогой? Ты ждешь именного этого? Не молчи, я по глазам вижу, что да. Я слышу, как все быстрее стучит твое сердце. Я чую запах твоего пота ― ты начал потеть потому, что боишься. Ты боишься моей правды, Драко.
Малфой смотрел на огонь, не видя его. Сердце колотилось где-то под горлом, слова Поттера набатом стучали в висках, и да ― Драко боялся. Он боялся отвести взгляд от камина, повернуться к Блейзу и прочесть в его глазах сакраментальное: «И по большому счету он прав». Потому что… Потому что по большому счету Поттер действительно был прав, и наконец-то Драко сподобился это признать. Вот только он не ждал, он всего лишь надеялся, ведь проклятую надежду вытравить из души невозможно. Никогда, ни при каких обстоятельствах.
― Драко, ― негромко позвал Блейз, и Малфой вздрогнул. ― Посмотри на меня.
― Да, Малфой, посмотри на него, ― издевательски хмыкнул Гарри. ― Ты ведь любишь, когда тебя жалеют.
Луис, не выдержав, вскочил и вышел, хлопнув напоследок дверью. Драко выпрямился и медленно повернул голову.
Однако в глазах Блейза не читалось ни разочарования, ни жалости, ни чего-либо еще, что Драко успел себе представить. Там плескалось внезапное и кровожадное: «Иди и убей его, детка», и в мозгах вдруг прояснилось. Малфой вдохнул полной грудью, почувствовав себя так, словно все это время он тонул, а тут опять вынырнул на поверхность. И, видимо, это отчетливо отразилось на его лице, потому что Блейз с облегчением улыбнулся и, встав, похлопал его по плечу.
― Уже уходишь? ― Поттер недовольно нахмурился. ― Не рано ли?
― Ты расстроил Луиса, Гарри, ― Блейз без труда выдержал его взгляд. ― Ему сложно принять, что человек, которого он любит, может быть так нечистоплотен в словах. Пойду успокаивать. А тебе, дорогой, ― он посмотрел на Драко и ухмыльнулся, ― я даю полный карт-бланш. Условие одно ― не разбудите матушку.
Кровь вскипела в мгновение ока. Малфой растянул губы в ответной улыбке и, пожелав Блейзу спокойной ночи, тоже поднялся, с удовольствием разминая шею.
― Неужели и ты намерен бросить меня, дорогой? ― щурясь, фыркнул Гарри. ― Хочешь оставить меня одного в наш с тобой последний совместный вечер?
― И мысли такой не было, ― признался Драко, ни на кнат не покривив душой. ― Я только схожу в свою спальню, возьму там кое-что и сразу вернусь. Ты ведь дождешься меня, Гарри?
― Обязательно, ― в ответном смешке Поттера слышалось откровенное предвкушение. ― Обязательно дождусь.
Дрова в камине затрещали, пламя ожило, взметнулось вверх. В неверном отсвете лицо Гарри неожиданно изменилось, помолодело лет на двадцать, и Малфой на секунду увидел его прежнего ― на один короткий миг под личиной своего кошмара вдруг разглядел того Поттера, которого знал наизусть, от крохотной родинки на левой лопатке до последней идиотской мысли, и которого все равно любил. Но наваждение схлынуло так же быстро, как и появилось. Драко, не успев даже моргнуть, снова любовался жестокими глазами и искривленным в злой ухмылке ртом. И, Мерлин, это было едва ли не больнее всего остального… Как там сказал Блейз ― он чудом до сих пор не сорвался? Он уже, спасибо тебе, Поттер. И пока Малфой добирался до своей спальни, пока вынимал из чехла палочку и возвращался обратно, клокочущая внутри лава успела покрыться прочной ледяной коркой.

***
Инкарцеро Драко швырнул, едва приоткрыв дверь. Поттера с силой отбросило назад, прикрутило невидимыми веревками к дивану, и Малфой, на глаз оценив результат, хотел было навесить поверх первого еще одно заклинание, однако решил, что это будет перебор, не с настоящим драконом все-таки имеет дело. Потом закрыл стены и потолок Заглушающими чарами, налил себе выпить и, подняв упавшее кресло, сел напротив Гарри.
― Итак, на чем мы остановились? ― делая глоток, поинтересовался он.
Удивительно, но Поттер, распластанный по дивану и не имеющий возможности даже пошевелиться, казался сейчас расслабленным и довольным. Драко фыркнул и покачал головой; запрет запретом, но связать Гарри ― хотя бы просто связать! ― надо было гораздо раньше. Сколько бы нервов всем сэкономили.
― Магия против безоружного? Да еще и алкоголь! ― Гарри с хрипотцой рассмеялся, и Драко окончательно убедился в том, что Поттера более чем устраивает и собственное незавидное положение, и расклад сил. ― Какой ты плохой парень, Малфой! И какой предсказуемый!
― Я ― не плохой парень, Поттер, у меня просто закончилось терпение, ― Драко выпил еще и вдруг попросил: ― Будь добр, проверь, крепко ли держит заклятие? Попробуй освободиться.
Гарри попытался пару раз дернуться и снова обмяк:
― Все отлично, Малфой. Можешь начинать.
― Начинать? ― ровным тоном переспросил Драко. ― Ты что-то ждешь от меня, Гарри? Что, по-твоему, я должен начать?
― Дай подумать. Или ты по-прежнему хочешь что-то мне доказать, или же у тебя зудят кулаки.
― Не угадал, ― Драко опустил глаза, отрешенно глядя, как бликует в отблесках от камина скотч. ― Я хочу всего лишь поговорить. Ты правильно заметил, это наш последний совместный вечер. Я тебя внимательно выслушал, теперь твоя очередь. И я тоже буду жалеть, если не выскажу все, что накопилось. Можешь не отвечать. А начну я с того, Поттер, что поведаю тебе о той самой ладье Зейнона, потому как догадываюсь, что лекции Бинса в вашей семье прогуливал не один Луис.
Гарри на удивление промолчал. Малфой поднял взгляд и в упор посмотрел на него.
― Ты мне столько крови испортил. Я тебя знаю без малого тридцать лет ― и почти тридцать лет ты мне ее и портишь. Но за последние две недели ты превзошел сам себя… Так вот, Зейнон был героем древности. Как-то он отправился в плаванье, и его путешествие, Гарри, проходило крайне херово ― то бури, то штормы, то грозы. Зейнон был вынужден постоянно чинить свою ладью, и вскоре, одну за другой, умудрился полностью поменять все снасти и доски на новые. А когда, некоторое время спустя, он вернулся домой, и его спросили, что случилось со старой ладьей, и откуда взялась новая, Зейнон с удивлением ответил, что это старая и есть.
― Интересный рассказ, Малфой, ― пользуясь тем, что Драко прервался на глоток скотча, фыркнул Поттер. ― Бинса не помню, но что-то мне подсказывает, что прогуливал я не зря. Мораль тоже будет?
― Мораль будет позже. Знаешь, Гарри, в организме человека за три года полностью обновляется состав тканей и жидкостей. Происходит то же самое, что и с пресловутой ладьей. И получается, что через три года ты становишься совсем другим человеком. Ты ― уже не ты. Пока мы с тобой были вместе и видели друг друга чуть ли не каждый день, мы этих перемен не замечали. А сейчас я смотрю на тебя, на твое шикарное, вскормленное на драконьем мясе тело ― и я тебя не вижу. Тут дело даже не в амнезии. Ты изменился, это не хорошо и не плохо. Я тоже изменился. Завтра, когда ты все вспомнишь и посмотришь на меня свежим взглядом, ты увидишь ― насколько. И я уверен, что эти перемены тебе не понравятся, как мне не нравится то, что сидит сейчас передо мной. Кстати, о нашей великой любви ты тоже вспомнишь, никуда не денешься. Только той самой любви в тебе уже не осталось, она исчезла вместе со старым Поттером. И во мне не осталось. Так что можешь не волноваться ― вряд ли она завтра вспыхнет с новой силой, нечему вспыхивать. А я, Гарри, действительно не жду от завтрашнего дня никаких чудес. Благодарность твоя мне не нужна, хотя ты и не собирался благодарить, я знаю. Все, что я делал, я делал в дань памяти о нас. И завтра, когда ты уже будешь отличать Акцио от Авады, я с огромным облегчением сочту этот гештальт закрытым.
Драко замолчал, переводя дух; Поттер тоже молчал, неотрывно глядя на него, и что-то в его глазах неумолимо менялось, но вот что ― Драко даже вдумываться не хотел.
― В общем, спасибо за внимание, ― Малфой тряхнул головой и поднялся, чтобы заново наполнить опустевший стакан. ― Кулаки почешутся и перестанут. И доказывать, Гарри, я тебе ничего не буду. Я догадываюсь, на что ты намекал, но… Сам подумай, какой мне смысл сейчас доказывать, что у тебя на меня встает? Чтобы оставить последнее слово за собой? Унизить? Поквитаться за веселую жизнь, которую ты мне тут устроил? Поттер, неужели ты на самом деле думал, что я наброшусь на тебя, связанного и беззащитного, и изнасилую собой прямо на диване в гостиной?
― Пару недель назад ты уже пытался, помнишь? ― язвительно спросил Гарри.
― О, да, ― Драко хмыкнул и поднял искалеченную руку. ― Те незабываемые полторы секунды ― пока ты не начал ломать мне пальцы. Я тогда погорячился, признаю. Был расстроен и не сразу сообразил ― Поттер, я ведь знаю твое тело вдоль и поперек. Мне до тебя даже дотрагиваться не нужно. Одна облеченная в слова жаркая фантазия ― и все бы прекрасно встало, ― он допил виски, перевел взгляд чуть ниже и кивнул: ― Вот как сейчас.
Мерлин, и ведь никакого злорадного удовлетворения в душе…
― Малфой… ― Гарри тоже посмотрел на свой пах, где джинсы явно ему жали, и после паузы продолжил: ― Если ты закончил свое пафосное выступление и не собираешься учинять физическую расправу над связанным человеком, то я хотел бы попросить тебя убрать заклятие. Руки затекли.
Малфой, который уже успел дойти до двери, оглянулся и покачал головой:
― Не проси. Посиди еще, подумай. Блейз ближе к ночи тебя освободит.
― Даже так? Ладно…
Гарри, напрягая мышцы, подался вперед. На покрасневшей шее вздулись жилы, а через секунду раздался жуткий треск, и диван, наверняка антикварный и баснословно дорогой, развалился на куски. Поттер повел плечами, встряхнулся, как собака, и посмотрел на застывшего Драко со злым весельем:
― Да, заглушку ты не зря накладывал.
― И что теперь? ― прислоняясь спиной к стене и облизывая мгновенно пересохшие губы, процедил Малфой. ― У меня еще остались двести с лишним целых костей. Или сразу бросишь в камин?
― В первом томе рукописи Раду Команечи, ― Поттер перешагнул через обломки и, взяв со стола забытую палочку, до боли знакомым отточенным жестом крутанул ее в пальцах, ― черным по белому написано, что драконы самок не трогают, тем более своих. Ты ведь читал... Кстати, зелье подействовало, ― буднично добавил он, окидывая Драко долгим взглядом. ― И ты прав, кома тебя не украсила. Что ж, Малфой… Раз мы все друг другу сказали, тогда ― прощай?
Он исчез прежде, чем потрясенный Драко опомнился. Аппарировал, унося с собой… Хотя, кроме единственной палочки Малфоя, уносить Поттеру было и нечего. Драко еще немного постоял, бездумно рассматривая развороченные диванные внутренности, а потом отправился на кухню. В каком шкафу Блейз хранит «Сон без сновидений», он, слава Мерлину, уже знал.

***
За завтраком Блейз сообщил, что им с Луисом пора возвращаться в Британию ― в школе авроров начинался новый семестр. Драко в ответ только кивнул; кажется, с дозой «Сна» он вчера промахнулся, спать хотелось просто дико, а голова не соображала от слова «совсем».
― Драко, с тобой все в порядке? ― подливая кофе в его чашку, с беспокойством спросила Тереза.
― Конечно, с ним не все в порядке, ― Блейз вздохнул. ― Малфой, мне очень не хочется бросать тебя на растерзание, но осталось продержаться только до вечера. И мама пообещала не отходить от Поттера ни на шаг… Кстати, а где Поттер? До сих пор спит?
― Счастливо воссоединяется с семьей и отечеством, ― Драко зевнул до хруста за ушами. ― Измененный метаболизм, зелье сработало раньше, чем мы ожидали… Так что вчера мы с ним попрощались, тихо и мирно, а диван ― это нелепая случайность, мэм. О, благодарю.
Ответом ему была гробовая тишина. Малфой осоловело моргнул, по очереди посмотрел на три изумленных лица и пожал плечами:
― Только не говорите мне, что вы всерьез ожидали от него слов благодарности. Кстати, профессор. Встретишь на родине Поттера, передай ему, чтобы вернул мою палочку, другой у меня нет. И вы не будете возражать, если я поживу у вас еще немного? Нет? Отлично. Тогда пойду, посплю... Уизли, удачной тебе учебы.
Отсыпался Драко, к счастью, без кошмаров и грез, двое суток подряд.

***
Возвращение Главного аврора, без вести пропавшего четыре года назад, произвело в Британии настоящий фурор. Однако бурные ликования по этому поводу утихли сразу, как только начались репрессии ― а начались они довольно-таки быстро. И хотя газеты, передаваемые Блейзом, Драко из принципа не читал, а с Терезой, которая читала, обсуждать тему Поттера отказывался наотрез, от неведения это его не спасало. Потому что каждый свой визит домой профессор начинал со стакана скотча и слов:
― Если бы ты только знал, что он творит…
А ведь была еще и Грейнджер, которая вдруг повадилась рыдать в камине и умоляла повлиять. Ни на кого влиять Драко не собирался, нормальных слов Грейнджер не понимала, и камин в спальне Блейза пришлось намертво заблокировать. Какое-то время было тихо. Но потом новости в поместье начали просачиваться посредством домовиков, и терпение у Малфоя лопнуло окончательно. Драко навестил Адриано, умаслил его сердце просьбой научить играть в покер и вскоре стал проводить у соседей дни напролет. Адриано был в восторге.
Так прошла зима и начало весны. А в апреле неугомонный сквиб, который вообще не имел привычки сидеть подолгу в четырех стенах, собрался в вояж по дальним странам. И было вполне естественным, что Драко начал готовится к путешествию вместе с ним.

***
― Малфой.
Драко, который как раз накладывал на сумку Заклятие невидимого расширения, застыл ровно на секунду, а потом хмыкнул и оглянулся. На пороге спальни собственной персоной стоял Главный аврор ― похудевший, осунувшийся и какой-то нерадостный. Малфой бросил сумку и скрестил руки на груди.
― Ну, как, навел в стране порядок? ― спокойно спросил он.
Поттер, помедлив, кивнул.
― Семейного счастья наелся? Дети пристроены?
Еще кивок. В глаза Гарри не смотрел.
― Осознал, наконец, что любишь, и что нет тебе прощения?
Кивок.
― Очень хорошо. А теперь, Поттер, иди-ка ты нахер, ― Драко наклонился и, вжикнув молнией, забросил сумку на плечо. ― А у меня ― вояж по дальним странам.
― Подожди, ― Гарри схватил его за руку, но тотчас отпустил. ― Я знаю, мне Тереза сказала. Вот, возьми, вдруг… захочешь вернуться раньше Адриано.
Драко опустил глаза ― Поттер протягивал ему кольцо, похожее на обручальное, как две капли воды.
― Портключ? ― с подозрением спросил он.
― Да, ― Гарри помолчал и вдруг со вздохом убрал кольцо в карман. ― Понял, не возьмешь.
― И молодец, что понял, ― буркнул Драко и вышел, намеренно задев его плечом.
Неделю спустя, в какой-то экзотической стране, то ли в Перу, то ли в Парагвае, Малфой не запомнил, Адриано долго и эмоционально ругался с кем-то по телефону, а потом потащил Драко в ювелирную лавку и купил там настоящее обручальное кольцо. По поручению одного упертого английского идиота для другого, как он выразился.







...на главную...


ноябрь 2022  
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930

октябрь 2022  
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31

...календарь 2004-2022...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2022.11.27 04:50:43
И по хлебным крошкам мы придем домой [3] (Шерлок Холмс)


2022.11.25 22:52:23
Наследники Гекаты [15] (Гарри Поттер)


2022.11.25 20:06:56
Последняя надежда [5] (Гарри Поттер)


2022.11.24 23:19:38
Как карта ляжет [4] (Гарри Поттер)


2022.11.22 19:54:05
Вы весь дрожите, Поттер [7] (Гарри Поттер)


2022.11.19 23:09:23
Гарри Снейп и Алекс Поттер: решающая битва. [0] ()


2022.11.18 20:01:10
Пора возвращаться домой [2] (Гарри Поттер)


2022.11.17 20:05:49
Танец Чёрной Луны [8] (Гарри Поттер)


2022.11.15 21:52:10
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


2022.11.15 20:16:44
Глюки. Возвращение [242] (Оригинальные произведения)


2022.11.14 12:18:34
Иногда они возвращаются [3] (Гарри Поттер)


2022.11.04 18:51:04
После дождичка в четверг [6] ()


2022.10.25 19:52:40
Соседка [2] ()


2022.10.24 17:50:59
Декабрьское полнолуние [3] (Гарри Поттер)


2022.10.23 23:53:47
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2022.10.05 19:45:39
Veritalogia [0] (Оригинальные произведения)


2022.10.04 13:33:50
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2022.09.28 13:18:39
Отвергнутый рай [38] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2022.09.27 15:20:38
письма из пламени [0] (Оригинальные произведения)


2022.09.26 01:49:17
Выбор Жизни [7] (Евангелион, Научная фантастика)


2022.09.10 23:28:23
Nos Célébrations [0] (Благие знамения)


2022.08.28 22:32:15
Моя странная школа [5] (Оригинальные произведения)


2022.08.16 22:09:41
Змеиные кожи [1] (Гарри Поттер)


2022.07.02 08:10:00
Let all be [39] (Гарри Поттер)


2022.06.24 19:20:20
От меня к тебе [10] (Гарри Поттер)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2022, by KAGERO ©.