Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Темный Лорд (со счастливой дебильной улыбкой, особенно идущей его безносому личику):
-Ах, хорошо-то как! Хочется петь, танцевать, любить, легко дышать! Наверное, это весна.
-Это грибы, - ухмыльнулся про себя Снейп.

Список фандомов

Гарри Поттер[18463]
Оригинальные произведения[1236]
Шерлок Холмс[715]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[133]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[110]
Произведения А. и Б. Стругацких[106]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12659 авторов
- 26945 фиков
- 8603 анекдотов
- 17664 перлов
- 661 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...


Данный материал может содержать сцены насилия, описание однополых связей и других НЕДЕТСКИХ отношений.
Я предупрежден(-а) и осознаю, что делаю, читая нижеизложенный текст/просматривая видео.

Лекарство от снов

Автор/-ы, переводчик/-и: Tasha 911
Бета:Jenny
Рейтинг:R
Размер:мини
Пейринг:СС/ГП
Жанр:Romance
Отказ:Кому деньги - знает Бог и ее хорошие юристы.
Фандом:Гарри Поттер
Аннотация:Иногда от снов не сбежишь
Комментарии:Предупреждение: Спойлеры 7 книги. Воскрешение персонажа. Немного ООС.
Посвящение: Jenny и ее негаснущей любви к Снарри. Я давно хотела тебе что-то подарить :)
Каталог:нет
Предупреждения:слэш
Статус:Закончен
Выложен:2007.08.24
 открыть весь фик для сохранения в отдельном окне
 просмотреть/оставить комментарии [16]
 фик был просмотрен 13313 раз(-a)



Он сидел и намазывал какое-то средство, должно быть, защищающее от солнца, на свою ногу. Она была красива, эта нога - длинная, с изящной стопой и матовой белой кожей, она отчего-то привлекала странной гармонией своих линий. Он так привык к этой ноге, что ощущение горячей кожи под пальцами успокаивало.

Солнце светило ярко, и движения рук, наносящих крем, казались томными и ленивыми. Было хорошо и спокойно. Он чувствовал, что счастлив. Простое и светлое удовольствие, не замутненное ничем. Были ли это только его эмоции? Ответы на эти вопросы давно стали неважны…

***

- Мистер Вейнс, у меня проблема, - пальцы нервно трут переносицу.

- Ко мне не приходят просто поболтать. Иногда даже жаль… Что у вас стряслось? – надо налить немного чаю. Плохое начало, если клиента интересуют только твои коралловые рыбки.

- Я вижу странные сны.

Он явно не считает, что ему место в этом кабинете.

- Давно?

- Около девяти лет.

Ни секунды на задумчивость. Похоже, этот случай еще хуже, чем думала его супруга. Он эти сны считал, что ли? Может, даже коллекционировал?

- О чем они?

Фальшиво небрежное пожатие плеч.

- О разном. О море, о доме на его берегу. Я словно другой человек и вижу мир чужими глазами.

Ребенок, в душе определенно ребенок. Он не понимает, что плохого в его игрушках. Не видит, что они имеют значение не только для него. Впрочем, есть один шанс на миллион…

- Это плохие сны?

Удивление.

- Вовсе нет, большей частью они мне нравятся… Просто моя жена считает, что это ненормально. Она настояла, чтобы я обратился к вам.

Бедная девушка, нет, правда, бедная… Похоже, она только что вбила первый гвоздь в гроб, в котором похоронят ее мечты. Потому что он всегда на стороне клиента. Его работа - помочь найти себя, компромиссы с собой. Он переговорщик в споре души, сознания и тела.

- Хорошо, мы попробуем разобраться в вашей проблеме.

Иногда ради будущего доверия важно и нужно вовремя отступить.

***

Пять выкуренных сигарет. Его не поймали только потому, что он успевал их испепелять до того, как кто-то показывался из-за угла. Значит, «почти» пять выкуренных сигарет…

- А, это вы? Здравствуйте. Пройдемте.

Дурацкая улыбка очень лысого человека. Глупая, располагающая, почти не фальшивая.

- Заходите.

Очень много рыб. Бесконечные аквариумы. В этих синеватых бликах на стенах есть смысл?

- Мистер Вейнс, у меня проблема. – Этот свет… Глаза начинают болеть. Он никогда не любил те сны, когда они ныряли в самую глубину моря. В изъеденные солью подземные гроты. Не умел получать от них удовольствие. Мешал иррациональный страх: «А вдруг мы не выплывем?» Как тогда, в озере, куда он нырнул за мечом. Удушью ведь нельзя верить?

- Ко мне не приходят просто поболтать. Иногда даже жаль… Что у вас стряслось?

Этот человек слишком старается быть дружелюбным. Это давит. Он или все же рыбы? Кажется, некоторые из этих ярких ему снились.

- Я вижу странные сны.

Хочется уйти. Еще немного - и это фальшивое море его утомит. Скучно… Не так, как во сне, эта скука чужда.

- Давно?

А что скрывать? Он здесь, чтобы найти компромисс… Он всегда их искал.

- Около девяти лет.

Не самых плохих в его жизни. А с этими снами эти годы были умиротворенными.

- О чем они?

Разве можно вместить истину в слова? Они, эти сны, прекрасны. Почти всегда счастливые. Тот покой, к которому он в глубине души всегда стремился. Красивый покой. Не чуждый. Понятный.

- О разном. О море, о доме на его берегу. Я словно другой человек и вижу мир чужими глазами.

Это было странно только в самом начале, а потом… Та жизнь, во сне, была слишком хороша. Почти никаких стрессов, никаких обязательств. Почти… И все это хорошее в ней подкупало… Понятная радость. Теплая и осязаемая. В реальности все было не хуже. Просто не так.

- Это плохие сны?

Нет. Они не могли быть такими. Сосуществуя с ними, ему потом нравилось просыпаться. Они примиряли его со всеми проблемами и заботами. В них он был кем-то и в то же время собой. Слишком собой…

- Вовсе нет, большей частью они мне нравятся… Просто моя жена считает, что это ненормально. Она настояла, чтобы я обратился к вам.

Он понимал, зачем ей это. Кажется, понимал… И испытывал вину. Он здесь не ради себя. Ей нужен муж, для которого реальность важнее снов.

- Хорошо, мы попробуем разобраться в вашей проблеме.

Почему он до конца не верил, что у него есть проблемы? Или верил?

***

Тарелки были красивыми, серебристыми. Ему нравилось наблюдать, как длинные пальцы аккуратно раскладывают на них кусочки ветчины и дыни, а потом открывают вино и подносят к носу пробку. Запах приятный, с легкой кислинкой. За эти годы он научился различать.

Ветер колышет белые занавески. Кухня светлая, современная, блещущая чистотой и хромом. На стене репродукция картины - ромашки на зеленом лугу, взгляд на нее всегда успокаивает. Плиты пола приятно холодят босые ступни, из гостиной доносится шум работающего телевизора. Сейчас они поужинают и устроятся на удобном диване. Чтобы, как обычно, делать два дела одновременно. Читать исторический роман и смотреть сериал про вампиров, периодически тихо посмеиваясь над режиссерской фантазией.

***

- Что сегодня?

Только не показать, как все это сводит ее с ума. Она слишком любит его, чтобы хоть на секунду позволить себе стать ему чужой. Это ее Гарри… Вот только все труднее верить, что ее. Она не торопится вставать, зная, как ему нравится вид ее волос на кремовом шелке. Пусть посмотрит, пусть вспомнит, как много для него значит их настоящее.

- Почему ты спрашиваешь?

Его это удивляет. Он всегда растерян, когда ощущает заботу, словно он ее не заслуживает и не может понять, за какие такие достижения она дарована. Его удивляют самые обычные милые мелочи. Эти растерянные глаза нельзя не любить. Для него невозможно не стараться.

- Ты улыбался во сне.

Знает ли он, как чудесна эта его улыбка? Как искренне ты ревнуешь к каждому, кто способен ее вызвать? Иногда даже к сыновьям. Твое желание быть для него самой близкой столь огромно…

- Мы ели дыню с ветчиной. Было вкусно.

Это «мы» убивает. Ему хорошо там, где тебе нет места. Ему хорошо, и ты никогда ничего не сможешь с этим поделать. Только надеяться, что и это тоже пройдет. Как Чоу, как страх привязаться к кому-то…

- Хочешь, вечером приготовлю?

Смотри - я хорошая, я все ради тебя вынесу.

- Хочу.

Почти все…

Ты встаешь с кровати.

- Отдыхай. У тебя есть еще часок перед работой.

Он не хочет, чтобы ты уходила.

- А ты куда?

- За мальчиками. Я хотела забрать их сегодня у бабушки.

- Соскучилась?

- Очень.

Отпусти меня… Нагнуться и поцеловать, запечатать это мгновенье, скрыться от него. Я не могу тебя ни с кем делить.

- Спи.

Лукавая полуулыбка

- Как насчет утреннего секса?

Нет, не сейчас. Не тогда, когда твои воспоминания еще полны чем-то мне непонятным. Я не умею тебя делить.

- Мне жаль, я правда обещала маме приехать пораньше. Потерпи до вечера.

- Хорошо.

Он соглашается слишком легко. Пусть это будет что угодно, но не равнодушие.

- Есть результаты твоих встреч с колдомедиком?

Пусть он скажет, что это лечится…

- Пока никаких.

- Но ты ведь не бросишь к нему ходить? Знаешь, это «Мы ели дыню» меня пугает.

***

- Что сегодня?

Ее волосы огнем разливаются по подушке. Она красива, самой близкой и понятной красотой из тех, что существуют.

- Почему ты спрашиваешь?

- Ты улыбался во сне.

У тебя нет от нее секретов. Практически нет.

- Мы ели дыню с ветчиной. Было вкусно.

- Хочешь, вечером приготовлю?

- Хочу.

Хочу все с тобой делить. Почему так вышло, что не могу?

Она встает с кровати.

- Отдыхай. У тебя есть еще часок перед работой.

- А ты куда?

- За мальчиками. Я хотела забрать их сегодня у бабушки.

- Соскучилась?

- Очень.

Она наклоняется, и ее теплые губы касаются твоих. Не уходи… Останься… Мне хорошо с тобой, правда, хорошо, просто это безумие... Оно часть меня.

- Спи.

Моя чудесная жена.

- Как насчет утреннего секса?

Она выглядит виноватой.

- Мне жаль, я правда обещала маме приехать пораньше. Потерпи до вечера.

Не придется… И стыдно, и жаль, но… Это выше меня. Это где-то под звездами.

- Хорошо.

Она останавливается в дверях.

- Есть результаты твоих встреч с колдомедиком?

- Пока никаких.

- Но ты ведь не бросишь к нему ходить? Знаешь, это «Мы ели дыню» меня пугает.

Тебя бы тоже должно. Но страха давно нет. Он исчез еще раньше, чем пунцовый стыд.

***

Взгляд сосредоточен на звездном небе над головой. Он с первого своего сна влюбился в этот прозрачный потолок в спальне. Так красиво… Словно ты единственное существо во вселенной, еще не изгнанный из рая Адам. Пальцы нежно скользят по груди, лаская соски. Они очень чувствительны к легким пощипываниям, это тело вообще чертовски восприимчиво к ласкам. Оно выгибается дугой, стоит скользкой от масла с тонким ароматом белых лилий руке коснуться члена. Ночное небо начинает раскачиваться над головой, когда пальцы другой руки медленно проникают в анус. Там так тесно, мышцы такие шелковые, что одно это осязание способно свести с ума, а ведь это только первая ступенька невероятных опущений, по лестнице из которых можно подняться очень высоко… Это затягивает, как наркотик, такое абсолютное, свободное от условностей наслаждение. Оргазм стирает все мысли, звезды падают на постель.

***

- Значит, периодически вы во сне испытываете сексуальное возбуждение?

Он не хочет говорить об этом и смотрит хмуро. Придется рассказать, искать себя всегда сложно. Никому на его памяти этот процесс еще не доставлял удовольствия.

- Довольно часто, не меньше двух раз в неделю. И это не просто возбуждение. Я кончаю.

- Понятно. А эта личность, с которой вы проводите там время… Кто это?

Растерянность. Он сознательно бежал от этого вопроса? Столько лет? Странный человек. Очень…

- Я не знаю. В доме нет зеркал.

Оправдание?

- Вы не находите, что это необычно?

- Нахожу.

- Может, какие-то другие особенности? Родинки, шрамы?

Он отвечает хрипло, с придыханием. Слова воскрешают какие-то образы, и делиться ими ему трудно.

- У него красивое стройное тело. Мало растительности. Изящные руки и ступни. След от ожога на запястье, небольшой шрам на бедре.

- Родинки?

- Мало. И у него какие-то проблемы с шеей. Она часто болит, и он постоянно ее бинтует.

- Это маггл?

- Нет.

- Какие-то пристрастия?

Голос раздраженно повышается.

- Я знаю о нем все! Что он любит вставать на рассвете, разборчив в еде, по дому ходит в домашних брюках и босиком. У него нет домашнего животного, за продуктами всегда ездит в один и тот же магазин. Вообще ни с кем не общается. Я даже голос его толком не слышал.

- Он немой?

- Нет. Когда мы занимаемся сексом, он иногда стонет.

- Все же это странно, не находите? Никаких друзей, никакого общения. Может, вы намеренно не даете себе возможность понять, кто это? Обратите во сне внимание на детали. Человек отражается не только в зеркалах.

Только чтобы поскорее закончить с этим разговором.

- Я попробую.

Не так быстро.

- Вам нравится этот человек?

- Очень.

- Вы не чувствуете себя влюбленным в него?

Шок. Настоящий, парализующий, но он очень быстро берет себя в руки.

- Я могу не отвечать?

- Этот разговор останется между нами.

- Я знаю, просто это сложно объяснить. Я очень люблю свою жену, у нас прекрасные дети, но я… Меня словно два человека. Там, во сне, я даже не вспоминаю о ней, все, что мне нужно - это он. Я ревную его… Меня бесит, что в его доме может кто-то появиться.

А вот это правда. Гнева в глазах слишком много.

- Были случаи?

- Да. Однажды, года три назад, когда я заснул, он был с мужчиной. Они занимались сексом.

- И что случилось?

- Я два дня не мог спать. Мне была ненавистна мысль, что я могу снова увидеть его там.

- Значит, вы переносите вымышленные эмоции в реальную жизнь.

- Да.

- Попытайтесь убедить себя, что нельзя ревновать иллюзию.

- Я пытаюсь.

- Хорошо, на сегодня можем закончить.

***

- Значит, периодически вы во сне испытываете сексуальное возбуждение?

С чего этот лысый говорит о сексе? У тебя на лице, что ли, написано: «Я сегодня трахался сам с собой, или вообще не с собой, но это было хорошо. Очень хорошо»? Совершенно не хочется это обсуждать. Никогда не хотелось, но этот тип не отстанет, а Джинни расстроится, если он просто уйдет.

- Довольно часто, не меньше двух раз в неделю. И это не просто возбуждение. Я кончаю.

- Понятно. А эта личность, с которой вы проводите там время… Кто это?

Что ему понятно? Это обязательно знать, когда все так хорошо?

- Я не знаю. В доме нет зеркал.

- Вы не находите, что это странно?

Самое странное - это сидеть здесь, когда так хочется уйти.

- Нахожу.

- Может, какие-то другие особенности? Родинки, шрамы?

Слишком много особенностей. Ты помнишь их все, тебе нравилось их собирать, выискивать своими глазами на теле… Ощупывать чужими руками и тонуть в ощущениях нового знакомства.

- У него красивое стройное тело. Мало растительности. Изящные руки и ступни. След от ожога на запястье, небольшой шрам на бедре.

- Родинки?

Маленькая, похожая на мушку, рядом с локтем. Созвездие, похожее на Скорпиона, из точек на животе.

- Мало. И у него какие-то проблемы с шеей. Она часто болит, и он постоянно ее бинтует.

На белый бинт всегда больно смотреть, а он все не исчезает.

- Это маггл?

Разве магглы могут колдовать, да еще без слов? Он даже не самый слабый волшебник.

- Нет.

- Какие-то пристрастия?

Дыни? Вино? Простыни из тонкого хлопка. Секс под звездами, мятная зубная паста, море…

- Я знаю о нем все! Что он любит вставать на рассвете, разборчив в еде, по дому ходит в домашних брюках и босиком. У него нет домашнего животного, за продуктами всегда ездит в один и тот же магазин. Вообще ни с кем не общается. Я даже голос его толком не слышал.

Я помню о нем все…

- Он немой?

Этот тип издевается?

- Нет. Когда мы занимается сексом, он иногда стонет.

- Все же это странно, не находите? Никаких друзей, никакого общения. Может, вы намеренно не даете себе возможность понять, кто это? Обратите во сне внимание на детали. Человек отражается не только в зеркалах.

Может быть. Будет скверно понять, что это сны о Темном Лорде. Такое понимание многое испортит. Хочется смеяться и никогда не знать правды…

- Я попробую.

Ложь.

- Вам нравится этот человек?

Да… Он пьянит, он отравляет и лечит. С ним хорошо. С ним спокойно и можно себя не контролировать. Можно чувствовать боль, а не улыбаться жене и сыновьям. С ним там настоящая свобода.

- Очень.

- Вы не чувствуете себя влюбленным в него?

Нет. Нет, все не так просто. Любовь - это просто. Хорошо, понятно, и это с Джинни, а там все не так. Страсть, может быть, похоть, но не любовь.

- Я могу не отвечать?

Конечно, не можешь.

- Этот разговор останется между нами.

- Я знаю, просто это сложно объяснить. Я очень люблю свою жену, у нас прекрасные дети, но я… Меня словно два человека. Там, во сне, я даже не вспоминаю о ней, все, что мне нужно - это он. Я ревную его… Меня бесит, что в его доме может кто-то появиться.

Ты сказал слишком много. Он не пропустил бы эту фразу.

- Были случаи?

Незнакомый вес чужого тела, от которого пахнет перцем, и влажные губы тычутся в щеку. Загорелая кожа, низкие протяжные стоны. Пульсирующие толчки внутри и странная пустота в чужой душе. Ни радости, ни всплеска счастья. Тогда ты подумал, что с тобой у него все было бы иначе. А потом проснулся и с ужасом понял, что уже не в состоянии прогнать эту мысль.

- Да. Однажды, года три назад, когда я заснул, он был с мужчиной. Они занимались сексом.

- И что случилось?

Случилось то, что в мире появился еще один Гарри Поттер. Не отец, не муж, - одержимый.

- Я два дня не мог заснуть. Мне была ненавистна мысль, что я могу снова увидеть его там.

Это было бы ужасно - потерять эти сны, не иметь возможности быть собой. Не пить их исцеляющий покой.

- Значит, вы переносите вымышленные эмоции в реальную жизнь.

Нет. Я не знаю, что для меня теперь более реально.

- Да.

- Попытайтесь убедить себя, что нельзя ревновать иллюзию.

- Я пытаюсь.

- Хорошо, на сегодня можем закончить.

Колдомедик, вы не помогаете, вы меня губите. Я это чувствую. Еще немного - и вы заставите меня понять, что это здесь я задыхаюсь, а там…


***

Зачем он читает жутковатую книгу по некромантии? Тем более эту статью? Собрался создать свою копию? Ему так одиноко?

Пальцы скользят по страницам, прядь волос щекочет уголок рта, и он ее раздраженно сдувает. Это и правда слишком пустой дом, слишком тихий. В нем не хватает чего-то или кого-то…

- Ты не один, у тебя есть я…

Это первый раз, когда ты пытаешься что-то сказать. Он слышит! Он вскакивает, книга падает на пол, оглядывается по сторонам. Ты напугал его. Он так встревожен, что ты пристыженно замолкаешь. Но это же сон, значит, можно как-то преодолеть сомнения.

- Все в порядке. Не тревожься. Ты мой самый лучший сон.

- Поттер? - голос мужчины звучит очень низко и как-то надтреснуто, словно, говоря, он перекатывает на языке острые осколки и чугунные шарики. Все в тебе вздрагивает. Такое странное удивление можно испытывать, когда понимаешь, что что-то происходит не так, как обычно, и на старом любимом блюде, доставшемся по наследству от бабушки, вдруг, откуда ни возьмись, появилась трещина. Еще час назад не было - и вот на тебе, и оно теперь другое, словно и не твое вовсе, какое-то непостижимо неизученное. Потому что, несмотря на все изменения, этот голос невозможно не узнать.

Нужно бежать. Из этого сна нужно бежать, потому что фантазия обернулась кошмаром. Как больно… Как чертовски больно.

***

- Мы, вообще-то, не договаривались на сегодня. Вам повезло, что у меня есть час.

Всего час? Как тут справиться за час, когда ты пролежал в ванне все утро, пытаясь смириться с этой горечью.

- Спасибо, что приняли. Я кое-что узнал о своем сне. Человек, которого я вижу… Я знаю его, но он мертв.

Его тело на грязном полу, влажные от крови волосы, его взгляд, медленно темнеющий, хотя, казалось бы, куда больше… Это потом ты сожалел, что не запомнил, не насмотрелся. А тогда были дела поважнее.

- Друг?

- Не знаю…

Не было ни одного шанса. Он не дал тебе возможности понять, что мог бы для тебя значить.

- Вы убили его?

Да. Я, моя мать, мой отец, Дамблдор, Волдеморт - мы все его убили.

- Нет.

- Но вы видели его смерть?

Я видел больше, целую жизнь. Хотя, нет, не жизнь, я видел только историю одной войны. Не жизнь… Он толком не жил, его слишком рано убили.

- Да.

- Вас мучает чувство вины?

Да, да, да! Оно меня убивает. Оно жрет меня изнутри, не находя выхода, я чувствую охренительно много вины! Ничего не исправить, не простить и не выпросить прощения...

- Да. Он спасал мне жизнь, и не один раз. Он… Да, я чувствую вину.

- Возможно, поэтому он вам снится. Вы подсознательно хотите, чтобы он был жив, и у него все было хорошо.

Как все просто. Как для всех все просто…

- Я говорил с ним, и он меня слышал.

- Тогда, может быть, стоит извиниться. Сказать ему все, что вы чувствуете, и эти сны прекратятся.

Может, станет легче.

- Я попробую.

- Вы говорили своей жене о том, что узнали?

- Нет.

Потому что, каким-то странным образом, это все стало иметь отношение к реальности. К ней, к ним…

- Подумайте, почему вы этого не сделали.

***

Всего лишь чувство вины. Жаль, что все так просто. Иногда даже колдомедикам хочется надеяться на магию человеческих душ, а не искать проблески смысла в клоаке грехов и ошибок.

***

- Я знал одного человека... Нет, говорить о том, что я знал его, - это глупо. Был знаком? Нет. И все же... Я говорю глупости. А надо что-то важное… Ты значил для меня многое. Теперь тебя нет. Можно забыть? Простить? Оправдать себя тем, что ты прожил достаточно? Что так было должно случиться? Хорошая фраза: «Я знал одного старого, не годами, но некой изношенностью души человека, он достаточно пожил». Кому достаточно? Да какая разница! Им не понять... Ты сказал: «Посмотри на меня»… Да сколько угодно. Я смотрел бы сколько угодно, если бы знал. Не мог бы насмотреться, так же как никогда не мог понять. Все эти годы я не мог вспомнить глаза, в которые смотрел, только белую беззащитную ладонь на грязном полу и линию жизни на ней, такую обманчиво длинную… Почему ты не хотел, чтобы я знал? Почему счел, что я не пойму? Что моя душа не способна на прощение? Что я не знаю, как себя казнят, когда из-за собственной глупости гибнут любимые люди? Я знаю, потому что понимаю теперь, что именно из-за меня погиб Сириус, да и многие другие. Понимаю все даже слишком хорошо, но уже поздно, да? Тебя нельзя простить, перед тобой нельзя извиниться и попробовать поговорить по душам. Ты проклял меня своей памятью. Я сожалею о тебе больше, чем о какой-либо другой потере. Твоя смерть, а отнюдь не битва с Волдемортом - мой ночной кошмар. Теперь я ненавижу змей. Я обшарил весь Хогвартс, в замке много новых призраков, но тебя среди них нет. И тут ты бросил меня. Как это странно и нелепо, что мне вообще так сильно тебя не хватает. Потому что я не знал тебя… А хотел бы - очень. Прости…

Он молчит, разглядывая свои ладони.

- Скажи что-нибудь. Ты же меня любил. Да, любил, не спорь. Это самый честный ответ, и я нашел его довольно давно. Единственное, что понял. Ты не отдал бы мне все свои воспоминания, если бы был привязан только к моей матери. Но нет, тебе было важно, что я о тебе стану думать. Ты любил меня… Многие делали вид, что испытывают подобные чувства, их фальшивая забота меня бесила… А ты эти чувства прятал… Ты в меня не верил, но спасал вопреки всем правдам. Ты боролся за шанс, который, как думал, не существует, боролся за меня, за каждое мое право на вздох, и ты злился, когда я сводил на нет твои усилия. Ты совершил ошибку, но стремился исправить ее любой ценой, пусть даже она была невероятной. Я не держу на тебя зла, мне просто… Я не знаю, как мне получить прощение. Оно мне нужно. За каждую боль, что я нечаянно тебе причинил. Потому что она была. Потому что когда ты умирал, я знаю, то, что ты хотел видеть - это не только глаза моей матери. Ты смотрел на меня. Хоть так, хоть во сне, прости меня.

- Вон из моей головы! – от его хриплого крика, кажется, сотрясаются стены.

- Северус, - ты впервые назвал его по имени. – Пожалуйста, выслушай меня до конца.

Но он только сжимает пальцами виски.

- Вон! – что бы он ни сделал, ему удается снова оставить тебя без ответов, даже во сне.

***

Резкие шаги по комнате.

- Я не могу спать. Уже два дня.

Что этот парень с собой сделал? Это ужасно, его пустой взгляд пугает.

- Почему?

Это работа. Мучить его в попытке найти ответы - к сожалению, твоя работа.

- Он мне больше не снится.

По-детски обиженно. Господи… Все так далеко зашло?

- Вы извинились?

- Да.

- И сны исчезли?

- Да.

- Что ж, все вполне логично.

Он на грани срыва. Губа закушена так, что выступает капля крови.

- Но они нужны мне, доктор! В них так спокойно, так хорошо…

- Вы влюблены в покойника.

Он выглядит так, словно я его ударил.

- Я люблю свою жену. Это другое.

- Что?

- Не знаю, черт побери… - словно обессилев, он падает в кресло. - Верните мне мои сны!

- Как?

- Сделайте что-нибудь! Я вас умоляю.

- Это всего лишь сны.

- Нет… Я чувствую, что для меня это важно…

Его надо отвлечь. Говорят, иногда лечит даже толика надежды.

- Скажите, при жизни этот человек владел окклюменцией?

- Да.

- А вы с ним занимались чтением мыслей друг друга?

- Да.

- Смотрели его воспоминания? Не одно или два, много?

- Да. Почему вы спрашиваете?

- Тогда мне вообще ничего не понятно.

- О чем вы?

- Были случаи… Один даже в моей практике. Мой коллега, колдомедик из Святого Мунго - талантливый легилиментор. Его жена, тоже наша коллега, сидела дома с ребенком, но интересовалась делами в клинике. Муж вместо историй демонстрировал ей свои воспоминания. Через некоторое время, когда женщина засыпала, ее сознание сливалось с сознанием мужа, если тот бодрствовал. Она пришла ко мне, и как только мы установили причину, ее супруг просто защитил свое сознание от вторжения, после чего такие сны прекратились. Но я никогда не слышал, чтобы подобную связь можно было установить с покойником. Тут должно быть наличие устойчивой духовной связи. Любовь, семейные узы… Вы не родственники?

Он отмахивается от вопроса.

- Вы думаете, что он жив?

- Я не знаю, что думать. Вы уверены, что тот человек мертв?

- Я видел тело.

- Мы живем в магическом мире.

- Вы правы.

***

Я схожу с ума. Я брожу по улицам, повторяя: «А что если?». Если… Если… Если… Какое ужасное слово. Я не могу любить его. Не могу… Я люблю свою жену, я очень ее люблю, но я умру, если снова не увижу залитое солнцем море. Если не смогу ощутить под пальцами прохладу его кожи. Я не хочу умирать, но без толики этого покоя погибну.

***

- Что я найду в твоей могиле? Что?

Темнота в пустом сознании не отвечает.

- Я снова не стою ответов? Только боли?

Злое упрямое молчание.

- Просто будь. Ничего не делай, не слушай меня, но будь…

Наверное, я просил слишком многого.

***

- Это незаконно.

Немного денег и обаяния. Расточительным безумцам должно вести.

- Я знаю.

- Наследники возражать не будут?

- Их нет.

- Только ради вас, мистер Поттер.

***

Обреченно.

- Он мертв. Я вскрыл могилу, тело на месте.

Безумие. Бред. Больной спятил в процессе лечения.

- Вам не кажется, что вы заходите слишком далеко? Отпустите этого человека, забудьте о нем.

Он без сил падает в кресло.

- Мне нужны назад мои сны.

- Нет, не нужны.

- Нужны. Верните мне их, я схожу с ума, я практически не сплю…

- Я выпишу вам снотворное.

- Мне не нужны зелья. Вы заставили меня поговорить с ним! Вы все испортили!

- Вы не понимаете…

- Нет, это вы не понимаете! Сделайте что-нибудь!

- Простите… Думаю, лучше сосредоточиться на положительных эмоциях и…

Хлопок дверью. Плохо… Это непрофессионально, но ты надеешься, что этот юноша вернет то, что ищет, и, может быть, однажды… Он либо навечно останется в своих снах, либо, глядя в глаза своих детей, скажет, что все это было неважно.

***

- Вернись… Вернись… Вернись…

***

- Гарри что с тобой происходит? Милый, я…

Она достойна лучшего.

- Все хорошо, Джинни, я просто плохо сплю.

- Может, ты зря перестал ходить к колдомедику?

Ты зря начал к нему ходить. Вы оба были бы намного счастливее… Хотя, нет, только ты.

- Но мои сны ушли.

Для нее ведь это было важно.

- Гарри…

- Милая, я найду выход. Я снова стану собой. Это просто ломка.

***

- Вернись… Вернись… Вернись…

***

- Откуда это?!

- Молодой человек, прекратите меня трясти. Это книга о маяках. Я ее купил в магазине на Пикадилли.

Да какая разница…

- Я понимаю. Тот маяк, что на обложке. Где он находится? Пожалуйста, посмотрите!

Недовольное ворчание.

- Ну, хорошо. Тут написано, что это остров Крит, Греция.

- Спасибо.

- Вы, наверное, там были?

- Да, во сне.

- Придурок.

- Нет, я идиот…

О боже… Боже… Боже… Боже… Придурок, идиот, ублюдок, подонок… Отчего же мне теперь так легко дышится?


***

Ты как будто сам прожил здесь долгие годы. Все знакомо - и город и с несколькими отелями, и магазин, в котором продаются чудесные дыни, и старый маяк. Его видно из окон дома на пляже, до которого от города ехать всего десять минут на машине. И лето… Такое почти бесконечное лето…

Дверь скрипит, если ее открывать так плавно. Можно резче - и тогда петли не заводят свою тоскливую песню, но сейчас она открывается медленно.

- Привет.

Бледное, не тронутое загаром лицо, все такое же неприветливое и некрасивое. Стройное знакомое тело. Чуть сутулые плечи. Бинты, скрывающие длинную шею. Ты дома… Похоже, ты наконец-то дома. Там, где все знакомо и любимо. Там, куда и не чаяла добраться не самая лучшая, но, как выяснилось, непобедимая частица твоей души. Он не удивлен, и ты не упрекаешь его в этом. Не так уж часто ему доводилось ошибаться на твой счет.

- Рано или поздно это должно было случиться. Входи.

Взгляд, брошенный тобою по сторонам, не в состоянии насытиться знакомыми подробностями.

- У тебя отличный дом.

- Спасибо, - он садится на диван, его босые ступни движутся вверх хорошо изученным движением, скрываясь от холода пола. Ему больше негде прятаться… Тебе знаком каждый его жест… Теперь ты не повторил бы тех слов. Ты ошибся, ты знаешь этого человека.

- Как?

- Если ты наблюдал за мной достаточно долго, то должен знать.

Небрежный кивок в сторону книжных полок.

- Я был тут с тобой все девять лет. Сны появились недели через три после смерти Волдеморта.

Он смотрит в окно.

- Да, это достаточно долго. Даже слишком…

- Но как?

- Я знал, что он убьет меня, с той секунды, как убил Дамблдора. Я хотел этого, мне нравилось думать, что я обрекаю его на ошибку. Впрочем, данное удовольствие было сомнительным, он не отличался особым интеллектом. В этом проблема с харизматичными людьми. Обычно до того как успеешь разглядеть в них пустоту и ограниченность, уже по уши запутываешься в сетях соблазна их познать.

Был в жизни день, когда ты сам слишком долго рассуждал о Волдеморте и его ошибках. Сегодня были темы куда интереснее.

- Я видел у тебя книгу. Ты создал свою копию?

Кивок.

- Я хотел жить. Хотел стать тем, кто все же выиграет. Мне не свойственна ваша с директором жертвенность.

- Но я же видел, как ты… Твои глаза… Могу поклясться, что видел, как из них ушла жизнь.

- Потому что я умер. Ты что-то прослушал, Поттер?

- Но…

- Хоркрукс. Я создал один, когда убил директора. Он отнял у меня одну жизнь, я хотел получить взамен новую. Когда ты ушел, мой двойник оживил меня с его помощью. Ритуал занял несколько часов, но у него было время, моим телом никто не интересовался. Что до его желания меня спасать… Мы в силах управлять теми, кого сами творим. А ангелы это или бесы…

Он на секунду замолчал.

- И что потом?

- Я убил его.

- Зачем?

Снейп пожал плечами.

- Я хотел стать свободным. Так, чтобы все считали, что я мертв, и никто меня не искал.

Ты чувствуешь странную тоску.

- Ты рад, что убил его?

- Ты ведь не о моем творении? - усмешка.

- Нет.

Кивок.

- Да. Я рад, что убил его. Слишком долго он держал мою душу в качестве разменной монеты.

- Понятно.

- И что теперь, Поттер? Некромантия, темные искусства, убийства, что радовали… Вызовем авроров?

- Нет. Я никому не скажу. Ты знаешь, что можешь вернуться? Я дал показания, и тебя оправдали.

- Знаю, - Снейп смотрит на тебя с холодным безразличием. – Но я не хочу возвращаться. В том мире нет ничего для меня, и никогда не было.

- Ты ошибаешься.

- Нет. Уезжай, Поттер… Забудь обо мне, как я хочу забыть всех вас. Забыть все, что связано с вами.

- Даже ее?

Равнодушие. Застывшее и пустое.

- Я прожил долгую жизнь.

- Но я видел твои воспоминания.

- Ты видел то, что хотел видеть. Я эгоист, мне было свойственно больше сожалеть о собственных ошибках, чем о человеке. Она просто была символом, напоминанием. Дамблдор был прав: нельзя хранить все свои секреты в одной корзине, нельзя связывать свои надежды на счастье с одним человеком. Я попробовал, я был глуп и раскаялся в содеянном, но это не значит, что я перестал желать уничтожить тех, кто походя растоптал мои мечты. Просто потому, что они это могли.

- Волдеморт предлагал ей уйти…

- Что ж, он был лучше, чем я о нем думал. Честнее Альбуса - тот даже не пытался что-то изменить.

- Он сожалел о вас… Они оба.

Усмешка.

- Хорошие рабы всегда в цене.

Грустно, но, наверное, ты действительно должен уйти. Что для тебя самого есть в этом мире? Тишина? Ненависть? Отнятые сны? Все сказано. Или все же не все? Есть еще что-то… Другая правда, незавершенная.

- Хорошо, я все понял. Можно я уеду завтра?

- Зачем?

- Хочу выспаться. Впервые за долгие годы я хочу нормально выспаться. Кто знает, сколько лет мне теперь потребуется, чтобы отвыкнуть от своих снов.

- Тебя так увлекла моя жизнь?

- Нет, просто возможность побега в мир, где я чувствовал покой.

Молчание.

- Ты не считаешь, что я зря ненавидел их все эти годы? Не упрекаешь в желании, но не долге его убить?

- Упрекаю. Огромная часть меня самого тебя в этом упрекает. Но есть еще другая… Она крошечная, и я сам до конца не могу ее понять…

- Что думает она?

Снейп выглядит заинтересованным, и это дает силы продолжить.

- Эта часть сожалеет, что мы не сделали этого вместе.

Он молчит, но, кажется, понимает больше, чем ты сам. Много больше.

- Хорошо, ты можешь уехать завтра.

***

Дыня именно такая сочная, как казалось. Это так вкусно с пармской ветчиной и прохладным соусом из мороженого, что ты щуришься, как сытый и довольный кот. Почему у Джинни не получалось так божественно вкусно? Особые дыни? Особый дом? Что-то связанное с компанией?

Снейп расслабляется. Медленно… Сначала он даже натянул черную рубашку и напоминал застывшей осанкой посаженного на кол вампира, но жара на террасе и вино сделали свое дело, и рубашка была сброшена на пол.

- Как ты нашел этот дом?

Усмешка.

- Тебе действительно он нравится?

- Да, - очередной ломоть прохладной дыни скользит в рот. – Я мечтал о таком, когда был жив Сириус. Именно в таком хотел бы с ним жить. У бескрайнего до одури синего моря. А ты?

- Никогда не мечтал о совместной жизни с Сириусом Блэком, – он не смеется, его кадык, скрытый бинтами, движется очень медленно при глотке, а вино оставляет на бескровных губах яркий след. – Если я скажу, что рад, что он мертв, ты примешь и такую правду?

На этот вопрос сложно поспешно ответить. А потому пауза кажется долгой.

- Наверное, приму, – нужно сменить тему. Сириус - не тот человек, о котором вам обоим хотелось бы поговорить. – У него был чудесный брат, ты его знал?

- Немного.

Слишком холодно. Бокал поставлен так резко, что на скатерти остаются красные брызги.

- Насколько немного?

Он ответит, по его глазам видно, что он не столько хочет тебе солгать, сколько дать понять свою истинную сущность. Он думает, что это приведет к тому, что ты навсегда захлопнешь за собой дверь.

- Достаточно, чтобы его погубить.

Он дурак с красивыми ладонями. Осталось уже очень мало вещей, способных тебя шокировать. Речь не идет о той части, что готова была умереть за весь мир. Ее он никогда не видел, только ту, другую, которую не разглядел даже Дамблдор. Ту, что заставила смерть признать в тебе родственную душу. Иногда нужно просто делать свою работу…

- Вы были любовниками. Именно потому ты притащил в этот дом того маггла. Он был так на него похож… Я только сейчас понял. Это Регулус мечтал о доме у моря? Ты проживаешь его жизнь? Или об этом мечтала моя мать? Ей нравились пляжи?

- Иди вон, - темпераментное и яркое высказывание, как и движение, которым мгновенно извлечена палочка. Что ж, видимо, внутренний огонь Снейпа всегда как-то особенно бушевал в твоем присутствии. От этой мысли до одури хорошо и уже не хочется его бить. Вот она, истина. Так жарко… Рядом с ним всегда пахнет чем-то паленым. Тебе нравится эта горькая нота дыма. Очищающий костер, стирающий грани. Когда-то ты ненавидел его за это, а теперь вот - нет.

- Ну, убей, - майка стянута через голову. – А лучше пошли купаться.

Он опускает палочку.

- Это такая особая форма идиотизма?

- Нет, я просто совершенно счастлив.

Он не понимает, что это правда. На самом деле не понимает. Ты бы посмеялся, но не можешь. Это ведь похороны? На них улыбаться грех. Целый кусок твоей души умрет этой ночью, потому что иначе быть не может. Ты должен вернуться туда, где все реально и правильно. Потому что иначе нельзя. Он не даст шанса. Как только ты окажешься за дверью, этот дом навсегда опустеет. Ничего не останется, но если это сон, иллюзия, то ты на самом деле можешь только одно. Досмотреть его до самого конца.

***

- Хорошо… - песок скрипит под старым пледом, пока ты потягиваешься. - Как же чудесно.

Он смотрит на закат. Ты никогда не думал, что может быть что-то белее его кожи… Эти мокрые бинты на шее тебя определенно бесят. Ты тянешься к ним пальцами.

- Сними это.

- Отстань, – он проводит пальцами по ткани, как по броне. Странно. Другая нагота его не смущает. И ты искал покоя? Да в его мире все еще чертовски много гроз. Или все эти грозы ты принес с собой? Уйти было бы правильно, вот только невозможно.

- Пожалуйста…

- Поттер…

Сложно спорить, когда в лоб упирается волшебная палочка, но ты всегда мог. Наверное, это твоя изюминка.

- Хорошо, что угодно, только сними это.

- Круцио?

Он опять не смеется. Остается кивнуть.

- Пьянит, я еще помню… Хочешь испытать подобное ощущение снова? Давай…

Он впервые тебе улыбается. По-настоящему.

- Хорошо, тогда пусть будет Круцио! – не на тебя… Он себя мучает, с чувством, с толком, с расстановкой. Взмах палочки, бинты разматываются, падая на плечи белыми лохмотьями. Раны на шее ужасны, так ужасны, как никогда не был он сам. Они отвратительны и кошмарны, грубые рубцы, что кажутся все еще воспаленными, ошметки кое-как сросшейся плоти, рисунок боли и хаоса, отметины ада. Ты не в силах оторвать от них взгляд. Он перепутал заклятье - это Империо. Ты знаешь, как они болят. Может, смерть и победила яд в этих ранах, но она не принесла полной победы плоти.

- По… - он задыхается, когда ты рывком заваливаешь его на плед и начинаешь жадно вылизывать его рубцы. Ему больно, ты с силой нажимаешь языком на старые раны, но это прекрасно… Это честнее, чем если бы ты его поцеловал, требуя себе прощения. Потому что это было бы ложным искуплением, тем, чего ты на самом деле одной миллиардной души безумно хотел, но это… Такое не могло входить в план. Его боль, настоящая, физическая, в него не входила. И все же… Ты сделал это, ты имел его в этот миг куда больше, чем если бы твой член оказался в его узкой заднице, и он своим хриплым из-за поврежденных связок голосом стонал под тобой. Ты отнимал его у призраков. Забирал у всего, что ему дорого. У отчаянья, у собственной матери, у Регулуса Блэка, которого он сделал разменной монетой, частью плана, до того как узнал, что это было напрасно. Он умирал, думая, что все напрасно, а ты ел его боль… Ты кусал ее, высасывал по капле, говоря свое одно огромное «НЕТ!». Вы не зря жили, вы оба живы сейчас. Пусть лишь крохотной частью, но самой настоящей.

Потом это потеряло смысл, так же резко, как и приобрело. Боль он мог себе причинять и сам. Этим идиотским морем, этим одиночеством в память о Лили, этими извечными сладкими дынями. Хорошо хоть его безумное раскаянье не дошло до засахаренных лимонных долек. Нескончаемые бинты… Сколько истинных ран они скрывали… Он преуспел в умении наказывать себя, но ты желал другого. Ты знал, что на самом деле и он желал другого… Там, под звездами, он желал, чтобы у его новой жизни был иной вкус - красоты и покоя, а не боли. Он спасал себя ради этой последней надежды, но так и не смог за ней угнаться. Или смог?

- Уйди… Просто оставь меня…

Ты не слушал слов, твоя ярость сменилась какой-то огромной нежностью. «Может, именно поэтому я жив? Может, я не сел тогда, на призрачном вокзале, на поезд для того, чтобы все изменить? Не для себя, я никогда не умел делать ничего для себя…».

Твои губы влажным следом коснулись щеки. Снейп застыл в каком-то странном недоумении, но ты уже знал, что способен растопить этот черный лед.

- Девять лет… Я знал, что это важно. Я не мог жить без тебя, не мог отказаться…

- Прокляну! – хриплым надломленным голосом.

- Ты уже успел… Скажи, что ты думал об этом? О том, что я приду однажды? Ты хотел этого, иначе ты не попал бы в мои сны, хотел, чтобы я знал, чтобы понял… Когда только один человек и звезды - этого мало. Мало, чтобы прожить новую жизнь, хорошую, наполненную смыслом. Один - это всегда недостаточно, да, Северус?

Снейп сдался. Ты почувствовал, как расслабились удерживаемые тобой запястья. Вот только ты не был готов к его словам и холодным пустым зрачкам.

- Этого хватает, Поттер. Все остальное - иллюзия. Я хотел жить вне боли, а не обрекать себя на новую. Ты хотел того же. То, что у нас так плохо вышло - не повод перестать пытаться… Я не хочу мириться с этим. Не хочу больше нуждаться в ком-либо, и я к этому приду. Ты тоже к чему-то придешь… Но ты не там ищешь.

Снейп резко вывернулся и сел, глядя на гаснущее солнце.

- Я не звал тебя. Это сделал ты, а я почувствовал связь. Это можно назвать привычкой заботиться о тебе, Поттер. Ты видел кошмары, и я… Мне показалось, что стоит дать тебе пристанище на некоторое время. Способность уйти куда-то от всего пережитого, отдохнуть. Я помнил наши уроки. Я изучил тебя лучше, чем ты думаешь… - он усмехнулся. – Дом твоей мечты, вкусная еда. Ничего от чулана, только пространство, свет и солнце, несколько вещей, что заставляли тебя вспоминать тех, кто дорог, без боли, с миром. Я, Поттер, хотел для тебя мира, но несколько увлекся. Меня самого пленяли эти картинки, и когда я это понял, то попытался изгнать тебя. Моя жизнь снова превращалась в подчиненную чужим фантазиям пустышку. Я не хотел этого, мне нужно было все это прекратить и начать искать что-то свое. Ты воспротивился…

Снейп встал. Его взгляд был холоден.

- Уезжай. Никому из нас больше не нужно цепляться за прошлое. Мы должны начать строить иные миры, свободные от него.

Он развернулся и уверенно зашагал к дому.

Ты не пошел за ним, потому что он лгал. Это была взаимная необходимость. Вам не нужно было ничего строить, вы уже все построили. Он просто отказывался понять, что мир твоего покоя - это и его мир тоже, он не существовал бы без единственного его обитателя. Прошлое было давно отринуто. И те защитные барьеры, что он создавал, - это только попытка от него уйти. Ты больше не боялся покинуть это место без права вернуться. Он тоже не сможет жить без этого моря и этого дома, потому что только будучи с тобою он всегда был тем, кем хотел, - собой. И в этом ваши миры как-то чертовски пересекались.

***

- О, Гарри! – Джинни просияла, глядя на охапку подсолнухов в его руках.

Он обнял ее крепко, без тени сомнений, и впился в губы горячим поцелуем.

- Ты сегодня хороша, как никогда! С годовщиной, милая!

- Папа! Папочка…

Руки Джейми, обхватившие ногу в джинсах. Маленькие, но очень уверенные.

Хорошо… Как же хорошо. Ты все сделал правильно. Ты впервые в жизни сделал все именно так, как тебе хотелось.

- Может, мы пойдем куда-то? Все вчетвером - и повеселимся как следует?

- Отличная идея! - улыбка Джинни заражает детей счастливым безудержным весельем. Они радуются, потому что чувствуют, как ей хорошо.

О, да, идея была отличной. Ворованной, но от этого не менее ценной. Ты дал миру свою улучшенную копию, того идеального и светлого человека, которого этот самый реальный мир заслуживал. Что до той части, от которой его стоило избавить... Ты еще раз посмотрел на счастливое семейство во главе с гордым отцом на пороге маленького коттеджа и аппарировал.

***

Ну когда он что-то сделает с петлями? Или этот противный скрип - обязательная прелюдия? Одумайся, всякий сюда входящий, ибо, возможно, ты переступаешь порог отнюдь не рая.

- Я знал, что ты останешься.

Он коротко кивает.

- Я привык к этому месту.

Ты снимаешь тяжелые ботинки и с радостью стягиваешь носки. Пол - это единственное, что прохладно в этом горячем доме-чистилище. Ах, да, еще вино и дыни.

- Может, потому что это был сон не только для меня? Хорошая книга, она очень мне помогла. Спасибо, что подсказал мне. Ты был прав, мы в состоянии контролировать свои творения.

- Книга?

Он выглядит немного удивленным. Почти не наиграно, можно было бы поверить, не заиграйся вы так оба.

- Прогонишь? – самый важный вопрос.

- Да, - самый лживый ответ. На его шее больше нет бинтов, вам обоим надоело играть в догонялки с болью. Надоело почти сразу, в ту секунду как вы удосужились… Он - понять, что ты ему дорог, ты - признать, что никто никогда не пытался настолько в тебе разобраться. И да, у вас одинаковые мечты и мир, что уже построен.

- Сразу? – ты не колеблешься, резко прижимая его к стене. Его кожа не слишком вкусна, но твои губы хотят вспомнить даже об этом.

- Да…

Вы не двое мужчин, вы две души, что друг без друга потеряются, если вверить их в чужие руки. Он никогда не был цел. Он всегда хотел но не мог, а ты… В тебе всегда жили противоположности, которые ты устал загонять в одну оболочку. Наконец все фигуры расставлены. Ты никому не причинил боли, скорее осчастливил всех. А он… Ведь именно ты не мог его ни с кем делить все эти годы. Ему же та твоя часть никогда не была нужна. Он бы выкинул ее, растоптал. Ему дорога эта.

- Гони…

Он резко тебя отстраняет.

- На ужин креветки и немного фасоли.

Это он так думает. А ты сгребаешь его в объятья и снова целуешь, на этот раз в затылок, в волосы, которым никогда не стать чище, и шепчешь:

- Нет, другое яство. Идеально вкусное… Неодиночество. Игра без подделок. Только ты и я… С болью, неокончательным прощением и…

- Не хочу, - его спокойные, равнодушные слова режут, как нож. В чем ты ошибся? Где?

- Северус…

Он резко оборачивается. Теперь уже ты прижат к стене. Зло, до треска костей… Что или кого он пытается покарать?

- Не хочу! – его лицо так близко к твоему… Оно такое пустое… - Но я еще раз попробую. Только раз, и в твоих интересах - меня не разочаровывать.

Гребаный мудак. Ты ему мир, себя, свои неправильные, ненормальные чувства, а он… Он все еще говорит то, что должен говорить. Потому что это и правда охренительно огромный шанс, другого такого, наверное, не будет. Вам двоим этих шансов выпадало немного, но раз уж судьба так скупа… Этим даром больше не рискнет ни один из вас.

- Фасоль, говоришь? Вот прямо с креветками или с теми вкусными маленькими фрикадельками из них, которые ты готовишь?

Он хмыкает.

- Ты гурман?

- Наверное. Давай проверим, – сейчас ты скажешь глупость. – Я надеюсь, что ты гомосексуалист, потому что куда больше, чем есть, мне хочется тебя…

Он наклоняется еще ближе, в его глазах насмешка.

- Нет, Поттер, – а как же Регулус? Просто полезная вещь? Неужели все твои чувства - ошибка? Если даже так, то ты его убедишь, заставишь, принудишь, потому что он нужен тебе со всеми своими родинками и шрамами в самом широком разнообразии смыслов этого слова, до конца. – Я не гомосексуалист или натурал, я просто человек, который, как выяснилось, все еще способен немного влюбиться.

В морду ему, что ли, дать за улыбку, что следует за той секундной мукой, на которую он тебя обрек? Может быть, и стоило бы, но… Его губы так близко, и перспектива узнать их истинный вкус - не яда, не воспоминаний, не прошлого - важнее. В этот момент тебе хочется только обнять его и, наконец, пригубить свое будущее. Не идеальное, но самое нужное. Для тебя самого, впервые только для тебя. Твой поезд, наконец, выбран, но не тот, что увозит в небытие. Этот придет к своей точке назначения. Знал ли кто-то, что будет так? Никто не знал. Вы сделали это вместе. Обманули всех. Убили прошлое. Сожгли чужие сценарии.


Конец.
...на главную...


июнь 2020  
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930

май 2020  
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

...календарь 2004-2020...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2020.06.06 03:14:57
Наши встречи [2] (Неуловимые мстители)


2020.06.04 16:37:37
Без права на ничью [2] (Гарри Поттер)


2020.06.01 14:14:36
Своя сторона [0] (Благие знамения)


2020.05.31 10:41:52
Дамбигуд & Волдигуд [6] (Гарри Поттер)


2020.05.29 18:07:36
Безопасный поворот [0] (Гарри Поттер)


2020.05.24 16:23:01
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [1] (Оригинальные произведения)


2020.05.22 14:02:35
Наследники Морлы [1] (Оригинальные произведения)


2020.05.21 22:12:52
Поезд в Средиземье [4] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.05.15 16:23:54
Странное понятие о доброте [1] (Произведения Джейн Остин)


2020.05.14 17:54:28
Veritalogia [0] (Оригинальные произведения)


2020.05.11 12:42:11
Отвергнутый рай [24] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.05.10 15:26:21
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


2020.05.10 00:46:15
Созидатели [1] (Гарри Поттер)


2020.05.07 21:17:11
Хогвардс. Русские возвращаются [356] (Гарри Поттер)


2020.05.04 23:47:13
Prized [6] ()


2020.05.03 09:44:16
Life is... Strange [0] (Шерлок Холмс)


2020.04.25 10:15:02
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2020.04.24 20:22:52
Список [12] ()


2020.04.21 09:34:59
Часть 1. Триумф и вознесение [0] (Оригинальные произведения)


2020.04.20 23:16:06
Двое: я и моя тень [4] (Гарри Поттер)


2020.04.15 20:09:07
Змееглоты [3] ()


2020.04.13 01:07:03
В качестве подарка [69] (Гарри Поттер)


2020.04.05 20:16:58
Амулет синигами [118] (Потомки тьмы)


2020.04.01 13:53:27
Ненаписанное будущее [18] (Гарри Поттер)


2020.04.01 09:25:56
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2020, by KAGERO ©.