Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Сидит Питер Петтигрю в Общей гостиной и мучается над учебником по трансфигурации. Заходит Сириус:
- Хвост, хватит ерундой заниматься, пошли, повеселимся!
- Не, у нас же завтра контрольная.
- И что?
- Если не сдам, меня Макгонагалл сожрет!

Мерридиана

Список фандомов

Гарри Поттер[18462]
Оригинальные произведения[1236]
Шерлок Холмс[715]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[133]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Произведения А. и Б. Стругацких[106]
Темный дворецкий[102]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12655 авторов
- 26946 фиков
- 8600 анекдотов
- 17670 перлов
- 660 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...


Кто знает лучше

Автор/-ы, переводчик/-и: Некто_Лукас
Бета:Acutagava
Рейтинг:PG-13
Размер:мини
Пейринг:Минами, Нисей, Рицка, Соби
Жанр:Drama
Отказ:Никому ничего, и не жаль
Цикл:Истории вне циклов [0]
Фандом:Нелюбимый
Аннотация:"Как тренировать память, чтобы уметь забывать?"©
Комментарии:Размещение: нет
Каталог:нет
Предупреждения:нет
Статус:Закончен
Выложен:2013.10.21
 открыть весь фик для сохранения в отдельном окне
 просмотреть/оставить комментарии [13]
 фик был просмотрен 2629 раз(-a)



 
 
    1.

     Когда Соби отстраняется, Минами Ритцу даже не пытается прикоснуться.
     Слишком памятный опыт: инстинктивное движение навстречу, ведь заплаканный мальчик сам потянулся к нему — и яростное неверие, когда тот неожиданно рванулся прочь. Кто знает, что было на уме у малыша, что угодно слишком сложно для шестилетнего. Не тот запах, не тот голос. Искренне раздосадованный собственными нелогичными реакциями, Минами больше не предпринимал подобных попыток. Мальчик был раздражающим, нервным, странно реагировал на самые простые вещи. Стоило большого труда выровнять его эмоции до приемлемого уровня.
     Удивительно, что Соби не забыл неприятный эпизод и по прошествии времени, по-прежнему избегая близких контактов. Не то чтобы Минами желал стать для мальчика буквально родительской фигурой, не совсем так: другое дело — учитель, наставник, старшая жертва. Но все равно удивительно. Нагиса с Наной всегда утверждали, что дети забывают быстро, даже слишком быстро. С полной готовностью, злорадно отмечала Нагиса, а Нана только качала головой и говорила о защитных механизмах и прочей малопонятной чепухе. Ну что ж, остается признать: Соби отличался от остальных уже тогда.
     Второй памятный опыт был годы спустя. Минами винит свой интерес исследователя, и только его. Он не может признаться, что ошибся в оценке Соби, ведь тогда окажется, что он ошибался с самого начала.
     Казалось, Соби всё же изменился, внешне и внутренне: стремился подражать наставнику, полагался, возможно, доверял. Именно то, чего Минами добивался. Или считал, что добивается именно этого, потому что результат оказался катастрофичным для обоих. Нет, Соби не отшатнулся физически, как в детстве, не ушел в себя, не стал мелодраматически избегать Минами, что было бы только естественно для подростка. Он …отстранился? Минами трудно подобрать слова, даже после стольких лет в системе и работы с различными бойцами. Особенно с одним весьма талантливым, единственным в своем роде бойцом. Думая о Соби, приходится пользоваться словами Соби, персональными, тщательно отшлифованными терминами, иначе почти невозможно понять, с каким человеком теперь приходится иметь дело. Минами полагает, что изрядная доля в формировании личности мальчика — его заслуга. Правда, Нагиса называет это не заслугой, но ее формулировки вопиюще нецитируемы и непечатны, Нана смотрит с робким упреком, а сам Минами всё еще подбирает эпитеты. Прекрасное занятие, достойное ученого. Занятие, обеспечивающее надежный, долгосрочный уход от самой темы исследования.
     То, как Соби отстраняется.
     Гаснет? Или выцветает? Неплохое слово в контексте неоправданного увлечения Соби рисованием.
     Минами вспоминает, как на следующий день после катастрофы думал объясниться, почему-то внезапно позабыв, как неоднократно давал себе слово никогда никому ничего не объяснять. Возможно, не остыл еще после разноса, который попыталась устроить ему Нагиса, или действительно почувствовал себя виноватым, хотя не может припомнить такого. Ему не удалось сказать и пары слов: Соби не слушал. Покорно сидел на привычном месте, склонив голову, что-то набрасывал на полях конспекта, как часто делал во время их бесед. Обычно Минами не возражал, зная потрясающую способность Соби к концентрации, в конце концов он сам ее выпестовал. Но не в тот день. В тот день он хотел внимания целиком и полностью, тем более что накануне получил его в избытке.
     На недовольный оклик Соби тут же поднял взгляд и посмотрел. Спокойно, внимательно. Безразлично. Как всегда. Только вот Соби там не было. Словно отступил в тень, оставив в беспощадном свете безупречно реагирующую, успешно имитирующую жизнь оболочку. Минами осторожно присел напротив и, передумав говорить о личном, перешел в привычный лекционный режим. Соби стал самим собой где-то полчаса спустя: отложил карандаш, окинул рисунок недоуменным взглядом и сжал губы, как если бы ему не понравилось то, что получилось. Потом взглянул на Минами и снова вернулся — к конспекту, не к рисунку.
     Сначала Минами решил, что сам мальчик не подозревает, что с ним происходит: он замечал за Соби такое несколько раз, в основном самолично, но, бывало, с обоими Аояги, по отдельности, и однажды с Акамэ. Призванные для консультации коллеги с поразительным единодушием опротестовали его наблюдения. Нагиса сказала, что у "дорогого Ритцу" начались галлюцинации, что злоупотребление коньяком должно было сказаться рано или поздно, и что она не видит ничего необычного, даже когда ей четко указывают начало и окончание периода. Нана, в свою очередь, заверила, что системные параметры остаются стабильными, а если бы эмоциональный или любой другой фон менялся, приборы бы всё показали. Ты же помнишь, Ритцу, какой шквал мог устроить мальчик в детстве? И всё было налицо, сейчас же никаких изменений нет.
     После чего Минами остается только заключить, что Соби превосходно владеет собой и делает… то, что он делает — нарочно. Что и зачем, непонятно. Всё, что происходит в "периоде", Соби слышит, помнит и осознает, как и полагается квалифицированному бойцу. Контролируя ситуацию до последнего вздоха, как его учили. Минами вправе гордиться достигнутым, но трудно гордиться непонятно чем, и невозможно не думать об этом.
     Обоих Аояги Минами не принимает в расчет: он уверен, что они так же далеки от Соби, как Нагиса и Нана, поэтому вряд ли способны заметить тонкую перемену. Где им. Эгоистичный и высокомерный Сеймэй вряд ли уделял бойцу достаточно внимания после сумасшедшей эскапады с именем: решил, очевидно, что больше никуда Соби от него не денется. Ошибся, как и все они, но кто мог предсказать появление в скором времени истинного бойца Beloved? Или совокупность последствий приказа подчиняться другой жертве? А вспыльчивый и рассеянный младший брат, как очень быстро выяснилось, не способен прислушаться к голосу разума и следовать советам старших и опытных. Да и вообще, мал еще и явно не ровня Соби во всех смыслах. Почему Соби считает его своей жертвой, даже после возвращения Сеймэя и отмены приказа, не знает никто. Минами готов согласиться, что неразбериха возникла в конечном счете из-за его опрометчивого решения, но каким образом это привело к неразрушимой и досадно успешной боевой связке Соби/Аояги-младший, он отказывается понимать. Что бы ни говорили коллеги, как бы ни разорялся Сеймэй. Несмотря на ироничную усмешку Акамэ и равнодушное молчание Соби и Аояги-младшего.
     В каком-то смысле то, что Соби отстраняется не только с Минами — удовлетворительно. Значит, все же не настолько он изменился за последний, насыщенный событиями год. Что бы ни утверждали все остальные. Минами знает лучше.
     Он все еще хранит листок из старого конспекта с подобием широкой вертикальной виньетки на полях: диковинное узорчатое плетение, состоящее, казалось бы, из листьев, бутонов, цветов и, что тревожно, человеческих лиц. Соби не рисовал подобного раньше, поэтому Минами иногда разглядывает рисунок с разных ракурсов и, бывает, угадывает знакомые черты в линиях и тенях. Но себя он там не находит.


     2.

     Когда Агацума Соби отстраняется, Нисею хочется его ударить. Нисей считает, что это чистой воды рефлекс.
     Конечно, ничего он не делает, заранее зная, что не сработает и ничему не поможет. К тому же, Агацума вполне способен дать сдачи (еще как способен, предполагает про себя Нисей, но помалкивает). Рицка, который при своей истории справедливо нетерпим к насилию, рассердится, а Сеймэй так просто взбесится, когда (и если) узнает причину. Исключительно потому что он, Сеймэй, не обратил внимания, хотя кому лучше знать Агацуму, как не ему. Не Рицке же. Пока же ни Рицка, ни Сеймэй ничего не замечают (или качественно притворяются), а Нисею кажется, что в конечном счете не замечает вообще больше никто. Даже Минами-сан, который наблюдает за своим драгоценным Соби-куном пристальнее некуда. Неужели никто не видит? Или это потому, что они с Агацумой оба бойцы, а остальные жертвы? Минами-сан постоянно утверждает, что чистые бойцы являются отдельным, особым случаем (тщательно охраняемым редким видом, ворчит про себя уязвленный Нисей), и обычному, природному бойцу нужно разрабатывать специальную тактику на случай, если ему выпадет небывалая удача сразиться с чистым. Пытается убедить Нисея, что ему повезло, и устраивает для Beloved учебные бои (стравливает) с Агацумой и Рицкой.
     Нисей не считает, что ему повезло. Более того, после шестого или седьмого (попробуй вспомнить, когда через раз приходишь в себя в госпитале) поединка Нисей заявляет, что пусть сэнсей поищет себе другого дурака (подопытную свинку). Главное, чтобы дурак (свинка) не был связан с Агацумой или Рицкой никаким боком. И с Сеймэем тоже, а, на всякий случай, и с самим Минами-саном, потому что мало ли. Хотя с Минами-саном можно, вряд ли найдется свинка (дурак), связавшаяся с Минами-саном и дожившая до наших дней. Если же такое (дурацкая свинка) обнаружится, то пускай, не жалко, в этой ситуации Нисей жалеет прежде всего себя самого.
     Как можно сражаться, когда сражаться никто не хочет?
     Сеймэй шипит из-за плеча "бей по Агацуме" или "только попробуй затронуть Рицку", при этом сам Агацума с готовностью принимает удары на себя. Ладно бы только принимал: он возвращает их без зазрения совести, потому что его жертва проблемами Сеймэя явно не страдает. Возвращает с непонятно откуда взявшейся силой, так что достается не только Сеймэю, непривычному к такому раскладу, но и Нисею. После чего спохватывается Рицка, ни с того ни с сего проникнувшийся своей миссией жертвы (откуда что берется), и пытается оттянуть на себя повреждения своего бойца, несмотря на сопротивление Агацумы. Что ему пару-тройку раз удается с таким блеском, что в госпитале оказываются все четверо, потому что Агацума (из-за переживаний, видимо) выходит (вылетает как баллистическая ракета) на совершенно новый уровень и разносит всё вокруг. Даже Минами-сану достается, некстати решившему подойти поближе. Сеймэй, очнувшись, закатывает скандал всем присутствующим, кто тоже очнулся, а потом повторяет его для очнувшихся чуть позднее — и любопытствующих, заглянувших на крик.
     Во время выступления Сеймэя на бис Агацума отстраняется. Сначала Нисей не обращает внимания (еще не хватало), но связь с Сеймэем и бойцовское чутье дергают его не хуже удара заклинанием в системе: что-то (очень сильно) не так. При чем тут связь с Сеймэем, кроме остаточного принципа, Нисей не очень понимает, а вот при чем бойцовское чутье, понимает очень даже. Потому что выражение лица Агацумы, непринужденно прислонившегося к стене и изучающего интерьер обычным отрешенным взглядом, больше всего напоминает о системе. Каким Агацума бывает в системе. Нисей не уверен, как тот ведет себя и выглядит в обычной обстановке, маловато им довелось общаться, зато в системе налюбовался. По мнению Нисея, что в системе, что тогда, в госпитале, Агацума выглядит не очень-то хорошо (не по-человечески).
     Если нормальные бойцы всегда привносят в тактику ведения боя отпечаток своей личности, чем, говоря откровенно, и занимательны сражения, то Агацума в системе личность утрачивает. С ним и сражаться-то неинтересно (страшновато), потому что сражаться с голой равнодушной силой — кому это надо? Ей же безразлично, кто перед ней, сомнет и не заметит. Или отступит, так же безучастно. У Нисея даже закрадывается крамольная мысль, что Агацума не любит (ненавидит) сражаться, но он быстро отбрасывает ее как невероятную. И ему очень (очень) не нравится, что Агацума выглядит так (отстраняется) вне системы. Система меняет бойцов и жертв, но не до такой же степени, чтобы забирать у них какую-то часть (личности, души)? Или, что еще хуже, вдруг система остается с бойцами и жертвами, когда они ее покидают? Нисею представляются почему-то зацепившиеся глубоко внутри маленькие (острые) коготки или реющее вокруг невидимое (ядовитое) облако. Агацума, конечно, специфический случай — чистый боец, воспитанник Минами-сана, помеченный Сеймэем, принятый Рицкой, — ну а если такая дрянь рано или поздно бывает со всеми? Нисею такое не нравится (страшновато).
     Не сразу, но Нисей решается намекнуть кое на что своей жертве. Сеймэй находится как раз в редком хорошем настроении после запугивания случайной пары, умудрившейся на последней тренировке поранить Рицку. Мало им было унизительной трепки от Агацумы в системе, так еще и Сеймэй добавил. Скоро в школе не останется желающих сразиться с Агацумой и Рицкой (да уже почти), и придется Минами-сану искать глупую несведущую свинку (пару свинок, если честно) где-нибудь еще.
     Нисей выражается не слишком внятно, но Сеймэй при всех его недостатках дураком никогда не был. Он почти сразу схватывает, о чем речь, и говорит, что Агацума всегда был на редкость странным типом, поэтому система тут ни при чем, пусть Нисей успокоится. Тем не менее он полностью согласен с бойцом и сражаться с родным братом отныне отказывается, раз Рицка так настойчиво цепляется за Агацуму и не желает его оставлять. Хотя неоднократно предлагали: и дожидаться собственного бойца, и тренироваться с другими, у кого нет пока жертвы (и луну с неба, лишь бы бросил Агацуму).
     — А когда боец Рицки появится, что ты будешь делать? — спрашивает Нисей.
     — Ничего, — решительно отвечает Сеймэй. — С Рицкой даже тренироваться не хочу, мало ли что произойдет. Что нам, других пар не хватает? Вот, например, эти два парня, которые Рицке скулу рассекли, надо им объяснить, пусть не трогают моего брата!
     — Объяснишь, — вздыхает Нисей, уже уставший от танцев жертвы вокруг его младшенького, — когда их Нагиса из госпиталя выпустит. Считаешь, если его боец найдется, Рицка откажется от Агацумы?
     Нисей ожидает решительного "конечно", но Сеймэй внезапно запинается и неуверенно отвечает, что не знает.
     — Это тяжело, — добавляет он, не глядя на Нисея. — Я помню. Когда я отослал Агацуму к Рицке, то потом какое-то время чувствовал себя… пустым, что ли. Не ожидал, по правде говоря, что так будет. Мы же не одноименные. Хорошо еще, ты был со мной. Так гораздо легче, я потом понял.
     — Это, наверное, ваша связь рвалась, — замечает Нисей, не желающий даже представлять, как такое может ощущаться, и тоже глядя в сторону. — Он же думал, ты умер.
     — Да, похоже на то.
     — Но сейчас-то ты в порядке?
     — В полном, — на этот раз убежденно заявляет Сеймэй, — но вот что Рицка будет делать, не знаю. Он со мной почти не говорит сейчас.
     — Зато с Агацумой говорит. Наверное.
     — Наверное, говорит. Не пойму, как они вообще уживаются, — со знакомой раздраженной интонацией цедит Сеймэй, и Нисей усмехается. Его жертва терпеть не может чего-то не знать, но тут он ничем помочь не может, сам без понятия, как сосуществуют Агацума Соби и Аояги Рицка. Утешает, что не он один такой дурак (зато не свинка).
     Нисей доволен, что Сеймэй не усматривает в поведении Агацумы ничего особенного и не обеспокоен (в виде исключения) безопасностью брата. Нечего жертве волноваться понапрасну. Но Нисей боец. Он знает лучше.
     Сражаться и даже тренироваться с Агацумой и Рицкой они больше не будут, но Нисей намерен наблюдать за ними по мере возможности. Сеймэй уже оборвал одну связь в своей жизни, и Нисей не желает, чтобы для него оборвались еще какие-то. Он не позволит, чтобы его жертва осталась в пустоте еще раз.


     3.

     Когда Соби отстраняется, Рицка делает вид, что всё в порядке.
     Он каждый раз ловит момент и каждый раз притворяется, что ничего не произошло. Рицка уверен, что не должен вмешиваться. Он и не вмешивается.
     Всё началось где-то полгода назад. Они сидели в последнем ряду лекционного зала школы, слушали объединенный курс для бойцов и жертв, который читал Минами Ритцу. Что-то на редкость скучное, из практики поединков знаменитых пар, Рицка уже не помнит. Он отказывался посещать занятия, но изредка они с Соби приходили на разнообразные общие лекции и участвовали в тренировках, потому что тогда от них на некоторое время отставали и брат, и директор. Со школой получилось странное, зыбкое перемирие: Рицка учиться не хотел, но и заставить его не могли, как пытались представить в самом начале. Поэтому старались хотя бы заинтересовать, усиленно давя на его долг как жертвы Соби. Соби, как всегда, говорил, что его жертва вполне справляется и так, но вольна делать то, что хочет. Рицка и делал: когда у них с Соби находилось свободное время, они соглашались "прийти и посмотреть". Пару раз даже выяснилось кое-то любопытное, по теории системы.
     Соби рисовал в блокноте, совершенно не обращая внимания на лекцию, а Рицка, привалившись к его плечу, почти дремал, когда Соби замер. Совсем. Рицка встрепенулся, решив, что лекция уже закончилась, огляделся и увидел, что все продолжают слушать Минами. И Соби тоже внимательно смотрит на кафедру. Нет, не на кафедру.
     — Соби, — тихо позвал Рицка.
     Он не шептал, потому что рядом никто не сидел, даже перед ними места пустовали: в школе не могли определиться, как относиться к странной паре, и на всякий случай держались подальше. А может, им всем Минами запретил подходить. Кроме Зеро, конечно, которым запрещать что-то бесполезно, но они в тот день счастливо прогуливали.
     — Что? — тут же отозвался Соби, но не повернулся к нему.
     — Куда ты смотришь?
     — Там бабочка, на доске, в левом верхнем углу. Видишь?
     — Бабочка?
     — Да. Траурница, кажется.
     — Странно, — медленно сказал Рицка. — Скоро зима, а тут вдруг бабочка. Они разве бывают, когда холодно?
     — Я не знаю, Рицка.
     Минут через десять Соби вернулся к своему блокноту и под пристальным взглядом Рицки нарисовал очень красивую бабочку. Чуть позже закончилась лекция, Соби с Рицкой отправились по домам, жалуясь на бездарно потраченное время и обещая друг другу, что в следующий раз не будут слушать нытье Сеймэя и никуда не пойдут. Рицка помахал Соби из окна автобуса на прощание, сел в самом конце салона и попытался унять дрожь.
     Никакой бабочки на доске не было.
     Рицка не помнит, как прошел семейный ужин в тот вечер. Хорошо еще, Сеймэй опоздал и пришел домой, когда Рицка объявил, что отправляется спать, а мама увлеклась каким-то сериалом по телевизору и не донимала разговорами. Рицка молча радовался, что получился хоть какой-то толк от возвращения Сеймэя: маме стало гораздо лучше. Он даже не будет думать, что его одного маме было недостаточно. Может быть, некоторым людям, чтобы им было хорошо, нужен не один человек, а несколько. Вот маме, например, нужны он и Сеймэй. А если папа вернется, то мама может стать совсем счастливой. Сеймэю, как он сам говорит, необходимы Рицка и Акамэ. Раньше Сеймэй говорил, что ему еще нужен Соби, и совсем не упоминал маму и папу, но Рицка видит, что без Соби Сеймэй вполне обходится, а родителей не назвал, потому что… потому что они родители, так ведь? То есть они всегда должны быть, поэтому их можно и не называть. Рицка надеется, что это так. Ведь если спросить его самого, то он сразу скажет: Соби. Потом назовет маму. Потом папу и Сеймэя. Рицка не знает, о чем это говорит, но и врать себе он не хочет. Всё так и есть.
     Смутные мысли о том, кто кому нужен, отвлекали его до позднего вечера, пока он безуспешно листал скопившиеся у него книги о памяти и психологии, пытаясь сообразить, с кем можно поговорить о несуществующей бабочке. Кё? Нет. Кацуко-сэнсей? Хорошая мысль, но не получится. Должен быть человек из системы, человек, уже знакомый с Соби. Зеро? Вряд ли. Сеймэй, Минами, Нагиса-сэнсей — нет. Акамэ? Нет. Рицка захлопнул тяжелый бесполезный том и натянуто улыбнулся. Он опять остается один и должен решать сам. Может, он на самом деле Нелюбимый или Нелюбящий, как все ему говорят. Никому не нужен, и ему не нужен никто. Даже поговорить не с кем. Кроме…
     Соби. Странно, что ему не пришло в голову сразу спросить Соби. Наверное, Рицка испугался, что Соби посмотрит на него и не увидит. Или увидит кого-то другого. Рицка обдумал это и решил, что после всего, что было с мамой, он имеет полное право бояться. Но он не трус. Он обязательно должен спросить Соби.
     После бессонной ночи окончательно измотавшийся Рицка приехал к Соби на первом же автобусе и долго сидел на лестнице под дверью, дожидаясь, когда в квартире послышатся утренние звуки.
     Соби удивился, но явно обрадовался неожиданному визиту и тут же потащил Рицку завтракать, не слушая возражений. Под проницательным взглядом Рицка заставил себя глотнуть чаю и чуть не подавился куском хлеба.
     — Что-то случилось?
     — Ничего. Ничего не случилось, — сбивчиво сказал Рицка, — в гости пришел, ты всегда говоришь, чтобы я приходил, вот я и пришел. Могу уйти, если хочешь.
     — Рицка.
     — Что?
     Соби забрал из его дрожащих пальцев чашку, отставил в сторону.
     — Рицка, говори.
     — Соби, там не было вчера бабочки.
     — Какой бабочки?
     — Ты вчера сказал, что…
     — Стоп, — слишком быстро прервал его Соби. — Конечно, не было. Ты не понял. То есть это я неправильно выразился, прости. Бабочки не было.
     — Но как же тогда…
     — Воспоминание, всего лишь. Когда-то я видел бабочку в том зале. Была лекция, и Ритцу-сэнсей был на кафедре. Было ужасно скучно, как вчера. Бабочка, наверное, затосковала, как мы, и скоро улетела. — Соби улыбнулся, провел пальцами по волосам Рицки. Рицка послушно закрыл глаза и тоже попытался изобразить слабую улыбку, не особо веря, что у него получилось. — Вчера мне показалось, что я снова ее увидел.
     — Траурницу?
     — Может быть. Широкая светлая кайма на крыльях. Я так и не научился в них разбираться. В бабочках. Кстати, тогда тоже была поздняя осень, как сейчас. Просто воспоминание. А ты что решил? Что я схожу с ума? Это невозможно, Рицка.
     — Почему невозможно?
     — Потому что у меня есть ты. Ты мой хранитель.
     — Глупость какая-то, Соби. Какой из меня хранитель?
     — Хранитель. Как и я твой. Это правда. Были случаи психических расстройств, когда погибал кто-то в паре, из-за разрыва связи, но больше никогда. У нас крепкие нервы. Мы скорее умираем, чем сходим с ума.
     — Не надо умирать, — сердито сказал Рицка, старательно запирая на дальнем плане мысль, что Соби-то как раз и пережил разрыв связи, искусственной, но всё-таки, и Сеймэй тоже.
     — Мы не будем. Ладно?
     — Ладно.
     И всё было бы прекрасно, подумал тогда Рицка, если бы не его абсолютная уверенность, что Соби на самом деле видел бабочку накануне.
     Может, это действительно было лишь воспоминание, но невероятно живое и яркое. Рицка довольно много знает о свойствах памяти, хотя его собственная к нему так и не вернулась. Поэтому решает не слишком волноваться: по его наблюдениям, ничего страшного с Соби не случается. Да, Соби отстраняется, но ненадолго, не оставляет Рицку совсем одного и обязательно к нему возвращается.
     Рицка даже немного завидует тому, что к Соби приходят хорошие воспоминания. По крайней мере, в его присутствии они хорошие. Может быть, Соби они нужны для чего-то важного. Может быть, они нужны для чего-то важного самому Рицке: ведь Соби ничего не скрывает от него и говорит правду о том, что видит. Поэтому Рицка спокойно спрашивает и никогда не уточняет потом, что не было никакого человека на пустой ночной улице, или лодки на реке, или девочки на мосту.
     Рицка спрашивает и слушает, словно вспоминает вместе с Соби, и иногда ему кажется, чтобы всё это было с ним самим: бабочка, дождь, птица, облако.
     В последнее время такое происходит совсем редко, но Рицка продолжает терпеливо ждать рядом. Он не думает, что знает лучше всех, он просто ждет.
     Он надеется, что когда-нибудь Соби останется с ним навсегда.


     End

 
 
...на главную...


май 2020  
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

апрель 2020  
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930

...календарь 2004-2020...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2020.05.24 23:53:00
Без права на ничью [2] (Гарри Поттер)


2020.05.24 16:23:01
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [1] (Оригинальные произведения)


2020.05.23 00:46:57
Наши встречи [2] (Неуловимые мстители)


2020.05.22 14:02:35
Наследники Морлы [1] (Оригинальные произведения)


2020.05.21 22:12:52
Поезд в Средиземье [4] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.05.15 16:23:54
Странное понятие о доброте [1] (Произведения Джейн Остин)


2020.05.14 17:54:28
Veritalogia [0] (Оригинальные произведения)


2020.05.11 12:42:11
Отвергнутый рай [24] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.05.10 15:26:21
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


2020.05.10 00:46:15
Созидатели [1] (Гарри Поттер)


2020.05.07 21:17:11
Хогвардс. Русские возвращаются [353] (Гарри Поттер)


2020.05.04 23:47:13
Prized [6] ()


2020.05.04 14:38:54
Дамбигуд & Волдигуд [5] (Гарри Поттер)


2020.05.03 09:44:16
Life is... Strange [0] (Шерлок Холмс)


2020.04.28 16:00:26
Безопасный поворот [0] (Гарри Поттер)


2020.04.25 10:15:02
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2020.04.24 20:22:52
Список [12] ()


2020.04.21 09:34:59
Часть 1. Триумф и вознесение [0] (Оригинальные произведения)


2020.04.20 23:16:06
Двое: я и моя тень [4] (Гарри Поттер)


2020.04.15 20:09:07
Змееглоты [3] ()


2020.04.13 01:07:03
В качестве подарка [69] (Гарри Поттер)


2020.04.05 20:16:58
Амулет синигами [118] (Потомки тьмы)


2020.04.01 13:53:27
Ненаписанное будущее [18] (Гарри Поттер)


2020.04.01 09:25:56
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2020.03.29 22:38:10
Месть Изабеллы [6] (Робин Гуд)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2020, by KAGERO ©.