Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Комната Снейпа. Кресло возле камина, в котором сидит сам Снейп. У него на коленях Гермиона.
Гермиона *страстно прижимаясь к профессору*:
- Северус, когда ты рядом, с меня появляется ощущение бабочек в животе...
Снейп *меланхолично*:
- Это не бабочки, милая. Это глисты.
[с] Нагги

Список фандомов

Гарри Поттер[18420]
Оригинальные произведения[1215]
Шерлок Холмс[713]
Сверхъестественное[458]
Блич[260]
Звездный Путь[253]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[217]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![182]
Белый крест[177]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[172]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[131]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Произведения А. и Б. Стругацких[104]
Темный дворецкий[102]



Список вызовов и конкурсов

Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[3]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[46]
Фандомный Гамак - 2015[4]
Британский флаг - 8[4]
Фандомная Битва - 2015[50]



Немного статистики

На сайте:
- 12568 авторов
- 26922 фиков
- 8529 анекдотов
- 17570 перлов
- 646 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...


Данный материал может содержать сцены насилия, описание однополых связей и других НЕДЕТСКИХ отношений.
Я предупрежден(-а) и осознаю, что делаю, читая нижеизложенный текст/просматривая видео.

Без названия

Автор/-ы, переводчик/-и: A.Dent
Бета:нет
Рейтинг:PG-13
Размер:мини
Пейринг:Лжедмитрий I/Петр Федорович Басманов, Лжедмитрий I/Ксения Годунова, упоминается Марина Мнишек
Жанр:Drama
Отказ:На звание исторега-пронзателя не претендуем
Фандом:Оригинальные произведения
Аннотация:Так напейсалось
Комментарии:
Каталог:нет
Предупреждения:слэш, нон-кон/изнасилование, RPH/RPS
Статус:Закончен
Выложен:2013.08.01 (последнее обновление: 2013.08.01 09:23:22)
 открыть весь фик для сохранения в отдельном окне
 просмотреть/оставить комментарии [0]
 фик был просмотрен 594 раз(-a)



***
Петр пробовал отговорить. И вовсе не от ревности, как решил, возвеселившись от слов его, Дмитрий.

Все хохотал и хохотал, раскинувшись бесстыдно на ложе измятом, повторяя на все лады: «Ревнуешь, ревнуешь, ай, Петр, ай молодец!»

Отсмеявшись же, скосил на Петра, под боком лежащего, глаз хитрющий, перевернулся на живот с внезапностью волчины лесного, что вот так же вдруг наскакивает из чащобы на зазевавшегося путника, локтями вострыми по перине распластался, кулаками щеки подпер, пятками голыми в воздухе заболтал, что дите шаловливое. И завел, завел бесконечную песнь, срамную песнь, сладострастную: про Марину-полячку, про Ксению-пленницу, про еще каких-то, до коих Петру и дела-то не было.
Басманов на сие лишь плечом дернул: сразу ведь ясно было, что не выдет, уж больно Дмитрий возмечтал об дщери врага умершего, об сестре врага убиенного…

Наговоривши же с три короба, накинулся Дмитрий на того, кто ближе всех баб теперь был - на Петра – словно бы не согрешили уже ныне, притом дважды.

Петр не противился вовсе. Ему, Дмитрию, противиться не мог, сам себе удивляясь порою – ведь грех, грех великий, к тому ж, ставший причиною погибели отца родного…

А все одно дозволил взять себя, как дозволял до того множество раз.

Дмитрий, по телу Петрову руками шаря, во плоть его плотью вонзаясь, кусая губы Петровы да шею, шептал нескончаемо: «Петр, Петр», выдыхал в ухо с вкрадчивостью: «Любовник царев» - и отвечал Петр стоном, да криком, да дрожью тела, столь внезапно предавшего.

После, возлежа рядом да слушая дыханье сонное, поправляя покрывало шелково да перстами по спине худой проводя, думал Петр с рассеянностью дремной, что, пожалуй, не стоило и разговору заводить. Что теперь-то Дмитрий непременно дочь Борисову до рук приберет – хотя б затем, дабы показать Петру место его.
Будто бы не знал он сего места с дня самого первого…

И полнилось сердце Петрово непонятной тоскою, и думал он, что лучше б Ксении Борисовне еще тогда, с роднею вместе, от рук убивц подосланных сгинуть.

Не ревновал он, нет. Всего-то жаль сделалось красы да юности; всего-то и оказалося, что есть и у Петра Басманова совесть, коя молчала и в день предательства, и в день, когда, жалости не ведая, запугивал вкрадчиво вдовицу, матерь царевича Дмитрия; коя молчала во дни да ночи иные – а теперь вот вздумала пробудиться от сну долгого и вгрызться во плоть, во сердце бывалого воина.

***

Привели ее ночью, и что ж то за ночь была!
Засветло еще подернулось небо тучами густыми, завыл, зарыдал отчаянно ветер, взметнулась крупа снежная, врезаясь в щеки вострыми осколками. И сверкнула поночи молонья, что для времени зимнего было делом невиданным, и грохнуло в вышине оглушительно.

«Знать, не мне одному не по сердцу то, что свершится тут ныне», - так Петр подумал, с усильем вынуждая себя прямо глядеть, не отводить очей от той, кого помнил еще отроковицею нежной, что розовела щеками всяк раз, как дозволял Петр бросить ей шутку невинную.

Теперь от полудитя того смущенного, что глядело на воеводу глазищами распахнутыми, что по цвету были что мед темный, не осталось, почитай, ничего. Не дитя, но женщина – красивая, гордая, даже пред лицом пленителя своего. Истинная царевна.

Насмешки для повелел Дмитрий, дабы предстала пред ним Ксения во наряде свадебном.
И исполнено было по слову его, и была дочь Борисова бледна и прекрасна; и как же шел до белого лица ее, до бровей темных да до губ алых наряд, златом вышивки сверкающий! И серьги жемчужные звенели нежно при каждом шаге ее, и запястья дорогие мерцали таинственно, и подол летника шелестел по полу каменну.
И те, что стояли по обе стороны от Ксении – сильные, грубые, с лицами, бесшабашной злобы исполненными – и те попритихли в восхищеньи, и те не смели осквернить слух красавицы словесами насмешливыми, хоть и ведомо было им, для чего призвал Дмитрий пленницу пред очи свои.
Только и недоставало, что кокошника – да для той, кому суждено презренной любовницею стать, сего украшенья не полагалось вовсе.
Потому лишь лента узкая, золотистая, украшала черные, аки крыло вороново, волосы Ксении. Пока еще в косу заплетенные…

Взметнулися ресницы, взор девичий, цвету меда темного, замер на лице Петровом.

Да что он мог сделать теперь, что? Даже и слова утешительна молвить – и то не мог, ибо оказались бы ложью.

Он, который и солгал не единожды, и предал жестоко – он не мог теперь солгать, глядя в смелые очи прекрасной царевны.

Дмитрий, на троне резном восседающий, аж вперед подался, узревши диво сие, разгорелся очами, ручки резные с силою сжал.

Под взором его похотливым, отпрянула Ксения; тут же в небесах далеких снова громыхнуло.

Вздрогнул Дмитрий, вздрогнули и стражи царевны, задвигали губами в молитве беззвучной.

У Петра же во груди возгорелась искорка малая: а ну как и выдет все ж отговорить, а ну как передумает, отправит девку в монастырь, от греха подалее? А уж Петр и утешит, и улестит, а там и полячка явится, коей давно обещан венец царский…

Да по щекам раскрасневшимся Дмитрия, по ухмылке, рот его искривившей, по очам прищуренным ясно сделалось – не судьба.

Дмитрий все смотрел, смотрел, аки кот на сметану свежую; стражи, растерявшись вдруг, паереминалися с ноги да на ногу, звеня негромко саблями.

Петр все не мог отвесть глаз от Ксении, жаждая более всего – отвесть. Не видеть, не умирать неумолимо под настойчивым взором ее.

Гляди – не гляди, а все одно…

И тишина стояла звенящая, такая, от коей оглохнуть легше легкого.

- Пойду, - бросил Петр, и не узнал сам свово голосу. – Стражей проверю.

И, голову чуть склонивши, отступил на шаг.

Никто из бывших той ночью во зале полутемном, не сумел бы в точности сказать: Дмитрию ли кланялся Басманов иль Ксении, царевне свергнутой.


Он несся вперед да вперед, стиснувши зубы, и даже в бряцанье сабли его слышалась ярость бессильная.
Немногие встречные в испуге шарахались, стрельцы, вдоль коридору расставленные, при виде любимца Дмитриева подбирали спешно животы, расправляли плечи, глаза пучили – да не до них теперь было Петру. Спешил он, предавший не по злобе единственно, но и по любови – страшной, темной любови, что заставила поверить раз и навечно, - торопился он подалее уйти, отгородиться от плачу да криков чередою стен толстых.

И на всем пути его стремительном провожал его тоскливый вой ветру, что бесновался нынче снаружи.

***
Еще до того, как завершилось все, сумел Петр с собою совладать.
И на зов господина своего явился спокойный, уверенный, привычный всем Басманов.

Дмитрий сиял довольством сытым. Пресыщенным даже.
Потрепал Петра по щеке, облизнул губы припухшие:

- А хороша девка, хороша! Огонь!

И, приобнявши Петра за пояс, виском горячим ко плечу его прижался - ибо ростом не вышел новый царь – потерся о бедро Петрово срамно да лениво:

- Коли хочешь, так и себе порезвись, дозволяю. Не заезди только до смерти, пригодится еще.

И погладил Петра там, живота пониже, запустивши руку под полы кафтану.

- Не хочешь, - хохотнул сонно. – Ну и ладно, ну и скажешь, когда…, - язык Дмитриев скользнул по шее, пальцы бесстыжие сжали легонько. – Ах, Петр, Петр! Не хватит на тебя силы сегодня… Ты проследи там, - остановивши ласку мучительну, махнул Дмитрий рукою в сторону двери, той самой, за коей ждала во страхе да слезах опозоренная Ксения. – Женщин позови, слуг… А все ж, хороша, хороша!

Возложивши ладонь на затылок Петров, взял Дмитрий поцелуй свой.
Будто мало ему было того, что взял уже с несчастной царевны.


Зачем-то вошел к ней Петр прежде слуг покорных.
Зачем – не ведал сам.

Чуть не встало сердце от вскрику негромкого, полного непритворного, звериного страху.

Шагнул Петр до постели широкой, глядючи упрямо в пол, натыкаясь взором на скомканное, изорванное, златом расшитое тряпье, бывшее глумливым нарядом свадебным. Жемчуг серьги длинной отблескивал поверх рванья молочными слезами. Сапожок – узкий, маленький - опасливо высовывал носок свой с-под постели.

- Ты, - словно бы не веря, прошептал тихий, до хрипу сорванный женский голос.

И осмелился Петр взор поднять.
И зажмурился тут же, не вынеся увиденного.
Да знал все одно, что до смерти самой сего не позабудет.

Все так же черны волосы, все так же густы брови, все те же очи громадные – и блеск лихорадочный, безумный, и дорожки слез на белых щеках, и губы, искусанные жестоко, распухшие… И шея, нежная девичья шея – от поцелуев злых черна; и рука тонкая, что взметнулася с-под покрывала Петру навстречу – словно бы вязали руки царевны веревками, стягивали туго, пережимая жилы, что под кожею. И грудь белая – то соскользнуло покрывало с плеча Ксении, а она и не поняла еще – кто же, кто осмелися кусать сосцы темные, от холоду сморщенные, кто?!
Да знал Петр ответ…

И еще знал, что откроется взорам чуть погодя, когда женщины, Петром призванные, возьмут царевну под руки белые, бережно с постели измятой подымут, поведут, очи отводя, вон, туда, где ждут таз с водою, и гребень, и одежи чистые – не свадебные, но черные, иноческие.
Ибо днем должно пленнице молиться, ночью же…

Дабы думу страшную изгнать, мотнул Петр головою, сжал покрепче саблю верную, что висела на поясе.

Зачем, для чего прежде слуг сюда шел?
Знал ведь, знал…
И что говорить теперь?!

Сказала она, шепнула, слышно едва:

- Спаси… Ты можешь, знаю.

От слов сих, пусть и слабых, но уверенных, застыл Петр на месте:

- Как, как, скажи на милость, должно мне спасать тебя? Полноте, да ты и с постели сама не подымешься; как же думаешь бежать? И двух шагов не пройдешь – изловят, вернут! Мне же пути обратного нету; даже коли увезу тебе нынче – не жить мне! Не Дмитрий мой, так Шуйский… В обители святой спрятать? Так и оттудова возьмут, коли пожелают… Нет, нет, не спасти мне тебя, не спасти, Ксения Борисовна!

В волнении заходил Петр по комнате, не заметивши даже, пнул сапогом жалкое тряпье, бывшее недавно богатым нарядом.

Говорил, убеждал, а сам уж во мыслях узрел, как, укутавши тело тонкое в покрывало, несет царевну ходами тайными, поспешает прочь коридорами темными, скачет в ночи ненастной на коне горячем, одной рукою поводья сжимая, другою же – обнимая бережно плечи дрожащие.
Слушает, слушает чутко, не зазвучит ли во тьме перестук копыт конских, не пробьется ли сквозь завыванье ветренное окрик грозный, да не выскользнет ли из рук в комочек сжавшаяся Ксения…

И тут же, вспышкою: Дмитрий, коего признал Петр царем своим, коему отдался и душою всей, и телом, для коего не жалел ни живота своего, ни чужого…

Как вскинулись бы брови его – неверяще, скорбно, - как воздрожали бы руки его, как вырвался б из груди его крик, тоски горестной полный: предал, предал!

И, застывши на месте резко, опустил Петр голову, спиною сгорбился, лицо ладонью взмокшей закрыл:

- Нет, не спасти мне тебя, Ксения. Нету мне пути обратного.

И попятился, не смея более в лицо ее глянуть.

- Петр! – позвала царевна, и в шепоте ее хриплом явственна была мука. – Петр Федорович!

И тут же вскрикнула Ксения коротко, и встрепенулся Петр, кинулся до постели, на кою со слабым стоном пала девица истерзанная.

Страшился Петр взору ее, да напрасно: опущены оказались ресницы. И белее прежнего было прекрасное лицо, и губы распухшие искривились страдальчески.

- Болит, - прошептала она. – Огнем пылает…

- Полежи, полежи тихо, - прикусивши губу, потянулся Петр рукою до царевны, коснулся кончиками пальцев лба влажного.

- Спаси, - устами одними повторила Ксения, и хлынули из-под ресниц опущенных слезы, потекли по щекам, рисуя на белом дорожки прозрачные.

Не отвечая, взялся Петр за покрывало, что сползло с плеч царевны, открывая взору наготу ее, потянул осторожно, накрыл, словно дитя малое, до самой шеи.

- Крепись, царевна, - только и нашел сказать. – И молись, молись крепко…

Со словами сими оступил Петр от постели, от Ксении; лишь провел еще раз пальцами по лбу, по виску ее.

- А ведь сабля твоя – она всегда с тобою, - молвила царевна, так и не открывши очей.

Петр остолбенел опять.

- Да в своем ли ты уме, женщина?! – вскричал он шепотом страшным, глядя на нее, сломанную, да не сломленную, взором, ужасу полным.

- Да ведомо ли тебе, - отозвалась Ксения с внезапною страстью, - знаешь ли, сын Басманов, что батюшка мой, коего предал ты столь коварно – а ведь надеялся он, до конца надеялся, что сдержишь ты клятву свою! Знаешь ли, Петр Федорович, что, не случись с батюшкою смерти подлой – был бы ты теперь мужем мне, а я тебе женою?

- Лжешь!

- С чего бы лгать мне? – столь велико было волненье Ксении, что, об боли телесной позабывши, села она на ложе, снова покрывало скинувши; села резко – и тут же снова на подушки опала, вскрикнувши.

Да теперь хватило ей силы самой наготу свою прикрыть.

- Желал, желал батюшка свадьбы сей, - зашептала она, едва от боли оправившись. – И согласья моего испросил, ибо ни за что не отдал бы против воли, даже и за владыку величайшего… Да не успел, не успел, так, видно, судил Господь… А ведь коль успел бы, коль взял бы ты меня женою законною, а потом узнал бы, что возлежала жена твоя с чужим – что б сделал ты? Отвечай, ну!

Нет, не сумело насилье сломить гордый дух царевны: взор, коим впилась она в побелевшее лицо Петрово, вопрошал настойчиво, молил властно, требовал непреклонно.

Что сделал бы ты, Петр? Что сделал бы…

Не в силах языком двинуть, не в силах противиться взору глубокому, будто околдованный, потянул Петр саблю верную из ножен…

В глазах цвета меду темного полыхнула надежда; прижавши ко груди покрывало шелково, приподнялась она навстречу смерти неминуемой, смело голову вскинула, шею истерзанную подставляя.



- Тут ли ты, Петр Федорыч? – с той стороны поскреблися робкие пальцы, испуганный, юный совсем голос просочился сквозь щелку приоткрытую, развеял чары внезапные, прогнал наваждение.

Словно бы во сне, облизнул Петр губы. Себе не веря, опустил взор на руку свою, ту, что все еще сжимала судорожно саблю.

Из груди царевны вырвался обреченный, неистовый стон.
На постель спиною рухнувши, отвернула Ксения лицо свое, всхлипнула длинно, невыносимо длинно…

- Молись, Ксения Борисовна, - пробормотал Петр, отступая медленно, осторожно, будто боясь наступить ненароком на змею-гадюку, середь теней да скомканных одеж затаившуюся. – Молись. Мне же… пути обратного нету.

***
- Замерз? Дрожишь весь, - Дмитрий нехотя подвинулся, давая место Петру, а после – обвил руками-ногами, с радостью сонной царапнувши ногтем спину его. – Ближе, ближе… Согрею.
...на главную...


июль 2019  
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031

июнь 2019  
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

...календарь 2004-2019...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2019.07.21 22:40:15
Несовместимые [9] (Гарри Поттер)


2019.07.19 21:46:53
Своя цена [18] (Гарри Поттер)


2019.07.18 15:56:05
Ноль Овна. Астрологический роман [10] (Оригинальные произведения)


2019.07.16 23:04:47
(Не)профессионал [2] (Гарри Поттер)


2019.07.15 23:05:30
Фейри [4] (Шерлок Холмс)


2019.07.13 22:31:30
Драбблы по Отблескам Этерны [4] (Отблески Этерны)


2019.07.12 17:10:13
Очки для Черного [0] (Дом, в котором...)


2019.07.03 12:27:11
Леди и Бродяга [4] (Гарри Поттер)


2019.06.28 22:27:47
Обреченные быть [8] (Гарри Поттер)


2019.06.28 21:53:49
Янтарное море [6] (Гарри Поттер)


2019.06.28 01:41:29
Быть Северусом Снейпом [247] (Гарри Поттер)


2019.06.23 18:21:14
Список [8] ()


2019.06.11 11:37:37
Сыграй Цисси для меня [0] ()


2019.06.09 22:41:12
Нейсмит, Форкосиган и все-все-все [2] (Сага о Форкосиганах)


2019.06.08 15:03:20
Рау [5] (Оригинальные произведения)


2019.06.07 23:56:18
Поттервирши [16] (Гарри Поттер)


2019.06.07 23:45:12
Сказки нашего блиндажа [4] (Оригинальные произведения)


2019.06.07 23:42:54
Город Который [1] (Оригинальные произведения)


2019.06.07 14:46:09
Часть 1. Триумф и вознесение [0] (Оригинальные произведения)


2019.05.24 12:13:50
Ненаписанное будущее [16] (Гарри Поттер)


2019.05.20 09:35:56
Добрый и щедрый человек [3] (Гарри Поттер)


2019.05.16 17:46:12
В качестве подарка [68] (Гарри Поттер)


2019.05.09 15:49:02
Драбблы (Динокас и не только) [1] (Сверхъестественное)


2019.05.07 12:03:51
Двуликий [41] (Гарри Поттер)


2019.05.04 16:19:41
Отвергнутый рай [17] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2019, by KAGERO ©.