Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Гостевая
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Гарри и Рон едят орешки Бетти Боттс. Рон:
- Интересно, а какую надо съесть, чтобы попасть в матрицу?

Список фандомов

Гарри Поттер[18272]
Оригинальные произведения[1169]
Шерлок Холмс[706]
Сверхъестественное[446]
Блич[260]
Звездный Путь[246]
Мерлин[226]
Робин Гуд[217]
Доктор Кто?[208]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![182]
Белый крест[177]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[169]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[131]
Звездные врата: Атлантида[119]
Нелюбимый[119]
Произведения А. и Б. Стругацких[102]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2017[10]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[26]
Фандомная Битва - 2016[26]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[50]
Фандомный Гамак - 2015[4]
Британский флаг - 8[4]
Фандомная Битва - 2015[49]
Фандомная Битва - 2014[15]
I Believe - 2015[5]
Байки Жуткой Тыквы[1]
Следствие ведут...[0]



Немного статистики

На сайте:
- 12365 авторов
- 26932 фиков
- 8426 анекдотов
- 17063 перлов
- 639 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...


Данный материал может содержать сцены насилия, описание однополых связей и других НЕДЕТСКИХ отношений.
Я предупрежден(-а) и осознаю, что делаю, читая нижеизложенный текст/просматривая видео.

Без названия

Автор/-ы, переводчик/-и: A.Dent
Бета:нет
Рейтинг:R
Размер:мини
Пейринг:Иоанн/Федор, Иоанн/НМП, НМП/НМП
Жанр:Angst, Drama
Отказ:Не историк, не пронзатель
Фандом:Оригинальные произведения
Аннотация:Федин суперник, равно как и его любовничек – персонажи вымышленные, хоть и носят фамилии реальных исторических лиц
Комментарии:
Каталог:нет
Предупреждения:слэш, смерть персонажа, RPH/RPS
Статус:Закончен
Выложен:2013.07.23 (последнее обновление: 2013.07.23 13:12:10)
 открыть весь фик для сохранения в отдельном окне
 просмотреть/оставить комментарии [0]
 фик был просмотрен 663 раз(-a)



Про царя с Федькою Басмановым знали, понятно дело, все.
Да и как не знать, коль государь великий, бывало, чуть не прилюдно Федьку свово трогал – не руками, одним лишь взором горящим, что, пожалуй, еще и срамней, чем коли б руками…

Басманов-то рад-радешенек: еще б, в столь годы юные – и уже царский любимец!
И всякому понятно было, кто разум имел, что из кожи вон Федька повылезет, а от государя не отлипнет вовек, не дождетеся.

Васька, сын Хворостинин, младой сын боярский, и очи имел, и голову на плечах – а все одно ж ревновал по-черному.


- Чем же, - вопрошал он капризно, лежа в объятьях полюбовника свово, Данилки Висковатого, - чем, скажи, хуже я того чертова Федьки?! Иль лицом не пригож, иль голосом не звонок, иль станом не строен?
- Пригож, пригож, - ухмылялся на речи сии Данилка, прижимая запястья Васькины покрепче до мягкой перины. – А уж как по мне, то лучше тебя вовек не сыскать!

И целовал губы полюбовника чуть не до кровушки, и делал Васеньке хорошо, да совсем чуточку больно, ибо, разумея все выгоды близости государевой, не страдать ревностию злой все ж не мог.

Васька постанывал сладко, вскрикивал жалостно, на поцелуи отвечал покорно – а в головушке-то билося злое: «Не хуже, не хуже, а и получше даже!»

Только как донести сие до государя, коли он, богоизбранный, лишь на Федьку взоры свои обращает?


И чего только не делал Васька, дабы вниманье высочайшее привлечь: наряды менял, что твоя девица, волосья русые чуть не каждый день мыл водой ключевою, чтоб блестели не хуже кудрей Федькиных, и лез, лез пред очи царские назойливо, и шутки издумывал злые да дерзкие – зря, все зря! Наряды Васькины государь примечал, над шутками смеялся – а до опочивальни снова да снова одного лишь Федьку призывал..

Ух-х, как же ненавидел Васенька того Басманова! Какими ж взорами провожал, ежели встретить случалося – иной бы и загорелся от взоров таких, али на месте помер от чужой-то злобы; с Федьки же, что с гуся вода. Кудрями густыми тряхнет, в лицо Васькино усмехнется нахально, еще и фыркнет с презреньем: бесись, мол, бесись, трать, мол, злато отцовское на сапоги-кафтаны расшитые, выстилайся пред троном царским – а все одно не отдам, мое!

Васька тех издевок безмолвных снесть не мог – всяк раз срывалося с губ его недоброе слово, исполненное ярости бессильной. Федька тут и себе ярился, отвечал злобным на злое; раз как-то почти что до драки дошло, да разнял сам старшой Басманов, что не ко времени рядом случился. А коли б не Алексей…


Ночью, с Данилкою валяясь, шипел Васенька не хуже змеюки поганой, с досады царапал плечо полюбовника да мечтал, мечтал, как с пути Басманова уберет.

- Отравить его, поганца! – тянул мечтательно.
- А и трави, - отзывался на то верный Данилка. – Государь наш, ясно дело, в огорченье впадет, осерчает, виновного сыскать повелит; а потом возьмут тя, капризный мой, да и на кол посадят, на осиновый, - и рукою все шарил по телу Васькину, подбираясь до естества его, кровью налитого.
- Не-ет, не желаю осинова! – сквозь смех недобрый постанывал Васька. – Уж лучше на твоем, Данилушка, разок лишний поверчусь!

Даниле ж только того и надобно было – брал Васеньку свово, аки девку бесстыдную, страстью ревнивой за желанья изменные наказывал.


Да не мог, не умел Хворостинин на том, что есть успокоиться, желал неистово заместо Федьки любимцем царевым стать, не оставлял трудов своих бесстыдных, на чудо надеялся, да еще и речи недобрые сочинял, коими мыслил сгубить ненавистного.
Да только минутку найти, дабы уши царские наветом своим отравить, все не мог никак: то Вяземский какой подле государя крутится, то другой Басманов, а то и сам Федька.


- Удушил бы, ей богу! – трясся Ховростинин от злости, впиваясь в губы Данилки свово.
- Ну-ну, - обнимал его Висковатый, спину оглаживал, на спину же и укладывал. – Изволновался-то как… А лежи теперь смирно, утешу.

Утешеньев Данилкиных ровно до утра хватало; а как всходило над землею ясно солнышко, так и брался Васенька за старое.

- Ибо капля – она и камень точит! – повторял сам себе наставительно.


И настал день, настал, долгожданный: обратил государь взор свой до Васьки Хворостинина, обратил – да не отвернулся сразу ж до Федьки, прищурился, рот царственный в усмешке, заметной едва, скривил, бороду огладил задумчиво.

Вострепетал Васька радостно – вышло! Ей-ей, вышло, по всему видать, да и Федька, зар-раза, лицо сделал каменное, а се примета верная!

Ну, держись теперь, Басманов сын, ужо припомнит тебе Васенька каждый взор недобрый, каждое слово обидное!
Дождаться б только…

И дождался ведь, не обмануло сердце!
Как раз раздеваться хотел, дабы в объятья Данилкины пасть – а тут и посланец, да с наказом сей же час под опочивальнею государевой быть.

От радости такой чуть не при гонце расцеловал Васенька Данилку свово, пташкою легкой из дому выпорхнул, в пути же все тщился вспомнить речи, кои сочинял погубленья Федькна для. Да повылетели слова-то, словно бы нарочно.

Пред царем представиши, чуть приободрился Васенька, и даж припомнил кой-чего, и уж рот раскрыл, спеша заветное высказать, да только не дал государь возможности.

И всю-то ноченьку, когда не занят был рот Васькин делом, только и мог он, что стоны с криками исторгать.
Под конец же не то что слова – мысли все порастерял Хворостинин, так заездил его государь великий.

«Ну ничего, ничего, - ногами дрожащими восвояси уходя, думал Васька. – Оно ж успеется!»

Дома же ждал его Висковатый, и как не противился Васенька, говоря, что сил не осталося совсем, а пришлося терпеть ревности Данилкины, от коих ломило потом у Васьки все тело, а сидеть-то с осторожностью великой мог.

Да помня об радости долгожданной, не злился Хворостинин на ревнивца свово, вовсе не злился. Слишком уж счастлив был.


А знал бы, видел бы, чего было в опочивальне заветной, кто личико распрекрасное показал, стоило за Ваською двери захлопнуться – пожалуй, поостерегся бы радоваться.

- Что, царю мой, понравилось? – промурлыкал, выходя на свет Федька, коему велено было тайно быть да смотреть, очей бесстыжих не отводя.

И хоть был Федька чуть бледноват, а на государя глядел столь же нахально, как и раньше глядывал.

Государь, на перинах мягких отдыхающий, улыбнулся Басманову, с постели встал, сгреб за ворот кафтану расстегнута:

- С тобою слаще, - и до губ Федькиных потянулся было.

Да Басманов заместо покорно уста подставить учинил дерзость: дланью во грудь цареву упершись, отстранился, отвернул личико:

- Вели, надежа государь, воды нагреть.

И царь заместо разгневаться, заместо наградить охальника оплеухою звонкой, усмехнулся лишь, в очи потемневшие вглядываясь:

- Брезгуешь, - протянул предовольно, и разжал персты цепкие, и, фыркнувши, призвал слуг да постельничих: и воды теплой принесть, и перины на свежие сменить.



Ах, сколь хорош был Васька Хворостин, сколь очами сиял, сколь плечи держал горделиво!
И на бояр-то всех прочих свысока поглядывал, и на стольников покрикивал властно, и на государя великого взоры устремлял жаркие, преданные, а уж на Федьку…
Государь на Ваську ответно глядел, в бороду понимающе усмехался, бровь царственну то и дело приподымал; Федька же, с виду спокойный, слал Хворостину взоры с под-век полуопущенных, и от взоров тех шел у Васеньки мороз по спине, и наполнялося сердце радостью – а вот погоди у меня, а вот узнаешь вскорости сына Хворостинина!

Данилка Висковатый напротив сидел, очей от блюда не подымал, вгрызался яростно во крыло лебединое, чуть не с костями вместе глотал.

«Глупый, глупый Данилушка! – думал Васенька с нежностию. – Ревнивец мой ненаглядный! Да разве ж оставлю тебя, сумею разве? Мало ль, что царь – а ты ж, Данилушка, мой первый; тебе-то, любый, тоже от щедрот царских перепадет, ей-ей!»

И уж намечтать успел Васька всякого: и сколь сам возвысится, и Данилушку свово как возвысит, и сколько пользы семейству его выдет – до того во грезы погрузился, что Федьку с чашею заметил, лишь когда тот чуть не на ухо возгласил: государь, мол, жалует тебя…

Ох, каким взором наградил его Васенька поверх чаши той!
Принял подношенье с улыбкою, в государя сторону поклонился, насладился сполна темнотою в очах Федкиных; увиделось ему в темноте той злое отчаянье, бессилье ревнивое, тоска звериная, обреченная.

Глотком единым до донышка чашу испил, неотрывно в очи Федькины глядючи, упиваясь победою; рот утеревши, послал государю великому призывный взор – даже и сам обомлел от смелости своей внезапной.
Должно, вино доброе в головушку ударило, должно, не пожалел царь великий для любимца нового…

Додумать Васька не успел – обожгло внутри, скрутило; оборотившись на Федьку, впился он взором изумленным в очи его, впился отчаянно, уразумевши вдруг, что не было в очах тех ни тоски, ни бессилья, ничего, одно лишь торжество злое, одно лишь упрямое: «Не отдам! Мое!»

Пошатнулся Василий, Хворостинин сын, притиснулся рукою дрожащей до груди, сморгнул раз да другой, не замечая руки Федькиной, в ожиданьи чаши протянутой; перевел взор растерянный на царя – и понял все, по мимолетной улыбке государевой понял. Что сыграли над ним шутку недобрую, страшную шутку; Федька и сыграл, государя-то подбивши… Умен, умен, скотина, не стал до последнего ждать, погубил, убрал с дороги соперника! А что ночью было – то для того лишь, дабы сравнил государь да убедился, что лучше Федьки не сыскать ему, для чего ж еще…

Прозрел, прозрел, несчастный Васенька, прозрел таки – пред тем, как на веки вечные зренья лишиться!

Успел еще услыхать грохот да вскрик сдавленный – то вскочил, блюдо опрокинувши, Висковатый Данилка; успел еще узреть, как взметнулися кудри темные, по плечам Федькиным рассыпанные, когда, чашу забравши, отвернулся он, прочь уходя. Успел еще вдохнуть воздуху, что стал внезапно вязок да колюч; последним, что почувствовал Васька, была боль короткая, жгучая – падая, ударился головою об край лавки. Когда же, страх презревши, подбежал до него Данила, полюбовник давний – уже пребывал Хвористинин в беспамятстве; так и не видел нависшего над ним лица Данилкина, от горя перекошенного. А уж взору, коим обменялись царь с подошедшим Федькою, не смог бы узреть тем паче…
...на главную...


декабрь 2017  
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

ноябрь 2017  
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930

...календарь 2004-2017...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2017.12.17 18:50:09
Смерти нет [1] (Гарри Поттер)


2017.12.17 13:27:00
Фейри [0] (Шерлок Холмс)


2017.12.16 21:43:20
Разум и чувства [0] (Шерлок Холмс)


2017.12.16 15:30:13
Вопрос времени [0] (Гарри Поттер)


2017.12.16 15:29:52
Бывших жен не бывает [0] (Гарри Поттер)


2017.12.16 14:51:20
Последнее пророчество [11] (Тор)


2017.12.14 20:51:36
Life is... Strange [0] (Шерлок Холмс)


2017.12.14 17:26:21
Бабочка и Орфей [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2017.12.14 10:30:33
Самая сильная магия [5] (Гарри Поттер)


2017.12.11 19:33:38
Добрый и щедрый человек [2] (Гарри Поттер)


2017.12.10 13:14:38
Слизеринские истории [129] (Гарри Поттер)


2017.12.08 20:47:36
Лёд [2] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2017.12.07 19:24:14
Своя цена [16] (Гарри Поттер)


2017.12.06 20:12:58
Десять сыновей Морлы [42] (Оригинальные произведения)


2017.12.06 19:31:18
Обреченные быть [6] (Гарри Поттер)


2017.12.06 09:51:00
Ненаписанное будущее [12] (Гарри Поттер)


2017.11.30 09:53:59
Место для воинов [14] (Гарри Поттер)


2017.11.29 01:18:05
Встречи с людьми (и прочими штуками) [0] (Доктор Кто?, Научная фантастика)


2017.11.28 17:33:10
Дорожки [12] (Гарри Поттер)


2017.11.24 23:51:40
Правнучка бабы яги. Кристаллы воспоминаний [13] (Гарри Поттер)


2017.11.24 00:11:52
Сказки Хогвартского леса [19] (Гарри Поттер)


2017.11.23 23:16:37
Просто быть рядом [40] (Гарри Поттер)


2017.11.22 01:07:15
Дама с Горностаем. [7] (Гарри Поттер)


2017.11.21 18:53:45
Быть женщиной [5] ()


2017.11.21 00:10:33
Мазохист [0] (Шерлок Холмс)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2017, by KAGERO ©.