Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Рон:
-Невилл,какой сегодня пароль от портрета?
Невилл*плача*:
-Метоксихлордиэтиламинометилбутиламиноакридин
-Лучше бы Гермиону не назначали старостой...

Список фандомов

Гарри Поттер[18435]
Оригинальные произведения[1225]
Шерлок Холмс[713]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![182]
Белый крест[177]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[175]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[132]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Произведения А. и Б. Стругацких[106]
Темный дворецкий[102]



Список вызовов и конкурсов

Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[3]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]
Британский флаг - 8[4]
Фандомная Битва - 2015[48]



Немного статистики

На сайте:
- 12610 авторов
- 26933 фиков
- 8563 анекдотов
- 17633 перлов
- 654 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...


Данный материал может содержать сцены насилия, описание однополых связей и других НЕДЕТСКИХ отношений.
Я предупрежден(-а) и осознаю, что делаю, читая нижеизложенный текст/просматривая видео.

Бездорожье в никуда

Автор/-ы, переводчик/-и: Cannabis Sativa.
Бета:нет
Рейтинг:R
Размер:миди
Пейринг:Кэйтлин/Сандра
Жанр:Action/ Adventure, Romance
Отказ:все мое
Фандом:Оригинальные произведения
Аннотация:Дорога в никуда очень заманчива, в баре пить скучно, случайные встречи всегда самые правильные.
Комментарии:Немного мата, упоминаются наркотические вещества, апокалипсис.
Написано на оридж-реверс по арту SonScipiona. http://orig-revers.diary.ru/p186631187.htm
Аудиоверсию можно взять здесь:
https://disk.yandex.ru/public/?hash=l2YSmukZ%2BuXg8iVSChWDyFT0doYg4se/ZGwt8qj1ZpE%3D
Каталог:нет
Предупреждения:фемслэш, ненормативная лексика
Статус:Закончен
Выложен:2013.07.22
 открыть весь фик для сохранения в отдельном окне
 просмотреть/оставить комментарии [0]
 фик был просмотрен 874 раз(-a)



*
Качнулась наскоро пришпиленная, обданная ядовитым порывом ветра вывеска. Бар «Жеребец» приветливо скрипел и нетерпеливо дергал узловатой рукой.
— Проходи, проходи, не бойся, отогреешься, выпьешь рома и катись на четыре стороны, — чудилось Сандре в скрипе несмазанных механизмов.
«Жеребец» был склочным стариком с норовом. Сандра остановилась. Она верила этой вывеске со скрещенными пистолетами посредине, этим крутым ступенькам, ведущим вниз, этой треснувшей краске на входной двери. Верила и капсула, спрятанная в потайном кармане.
Сандра устала, и, правда, глоток рома мог бы стать ее спасательным жилетом в разразившемся океане.
Дверь поддалась сразу, будто только и ждала этого момента. Сандра прикрыла ее за собой и оглянулась. Было людно. Мужчина в ковбойской шляпе хлестал пиво и тасовал засаленную колоду карт, мальчик десяти лет чистил оружие и протирал ножи, броская девушка в углу пыталась слиться с остальными посетителями, но от этого еще больше выделялась на их фоне. Хозяйка вытирала посуду на удивление чистой тряпкой. Хрупкая женщина с короткими волосами впечатала в стол огромный бокал.
Сандра наконец смогла вдохнуть полной грудью. Здесь воздух был чистым, наполненным запахом вкусной еды и алкоголя.
Сандра подошла к барной стойке и взобралась на высокий стул. Хозяйка сощурила глаза и продолжила наблюдать за ней, не прекращая тереть посуду.
Сандра прислушалась. Капсула оставалась спокойной. Можно было расслабиться и выпить.
— У вас есть ром? — спросила она, наклонившись ближе.
Хозяйка отставила натертую до блеска тарелку и положила тряпку, но отвечать не спешила. Повернулась спиной, помешала спагетти…
Молча поставила перед Сандрой большую чашку.
— Пожалуйста, — произнесла, не разжимая губ, и принялась за прерванное занятие.
Сандра пожала плечами, пригубила обжигающий напиток и улыбнулась. Океан успокаивался.
— Эй, Карри, достань-ка три самых больших бокала, какие у тебя здесь есть, — оперся на стойку тот самый мужчина, который тасовал карты.
— Что, Джонсон, все проигрываешь? — хмуро спросила Карри, но Сандра по голосу поняла — повеселела.
— Что поделать, — ответил Джонсон, — еще не вечер, — и тут же подмигнул Сандре. — Не удивляйся, дочка, она всегда бурчит, но готовит лучше всех в этой провинциальной дыре.
Женщина (Карри, поправила себя Сандра) наконец засмеялась, поставила выпивку перед Джонсоном и протянула Сандре руку:
— Карен.
Сандра кивнула:
— Приятно. Сандра.
— Хо-хо, — потянулся Джонсон, и послышался хруст в спине, — Джонсон. Доу Джонсон. Минуточку.
Он сгреб бокалы, отнес их к своему столику и вернулся.
— Джонсон, — сказала Карен, — тот еще сплетник, будет надоедать — скажи.
И подмигнула Сандре.
— Итак, — подоспел Доу, — ты — Сандра. Со мной и Карри уже знакома, вон там, — указал на женщину с короткой стрижкой, — Виктория, мужчина возле нее — Кёрн, маленький мальчик — Джонни, сын охотника Блэквуда. У окна закадычные выпивохи Дилан, Мескью и Смит. А в углу блондинка, пришла недавно, с ней я познакомиться не успел.
Сандра посмотрела в угол, но там никого не было. Доу присвистнул. Кто-то кашлянул за его спиной.
— Кэйтлин, — произнесла та самая девушка, протиснувшись к барной стойке, — спасибо за внимание.

Сандра ела жареную картошку, Доу рассказывал, что нового там, в мире, Кэйтлин читала старую, пожелтевшую от времени газету. Карен закончила с посудой, и теперь внимательно наблюдала за тем, что творилось в баре. Было тихо.
— С тех пор, как волшебники перестали действовать, стало тяжеловато, — вздохнула Карен и кивнула на коробку с маленькими устройствами.
Сандра хмыкнула, Кэйтлин улыбнулась чему-то своему. Карен продолжила.
— Вот этот пластмассовый малыш, Дэйви, всегда выручал меня с посудой и уборкой номеров. С каменной крошкой Лиз не приходилось тратиться на починку, она справлялась даже с автомобилями. А золотой крепыш Руди помог построить этот подвал. Сейчас они бесполезны, но не могу их выбросить.
Карен вздохнула, будто хотела сказать «что это я, хватить плакаться незнакомым людям».
— А как по мне, — Доу пожал плечами, — ну их, эти устройства, наполненные искусственной магией. Старина Лью говорит, в Эдинбурге взорвались сразу все лавки и магазины, продающие волшебников. Переизбыток энергии, концентрация магии в закрытом пространстве, в общем, вы же знаете Лью, ему только дай поговорить этими своими терминами.
Сандра не знала Лью, но была уверена, что он прав.
— Лондонский «Мэджик-Плаза» устроил огромный взрыв, — подтвердила Кэйтлин, на мгновение отвлекшись от своей газеты.
— О, Карри, — прокашлявшись, спросил Доу, — от Роба есть какие-то новости? Как он там?
— На прошлой недели они были в Уэллсе, сейчас — не знаю, — Карен снова вздохнула и обратилась к Сандре и Кэйтлин, сидевшим рядом, — Роб — это мой муж.
— Роб — отличный парень, — перебил ее Доу, — мой лучший друг. Карри любит преуменьшать, поэтому расскажу я. Слышали о Большой перестрелке в Каньоне? Так вот, Роб был там в первых рядах. Мы думали, все, но вернулся. Представляете, полсотни из первых убили, а он вернулся. Все окровавленные, изуродованные, а на нем ни царапины. В рубашке родился. Мы тогда отлично отметили, даже Карри на столе танцевала.
Доу предусмотрительно отодвинулся, потому что мокрая тряпка для посуды тут же просвистела совсем рядом.
— Да, — Карен кивнула, — Роберт отличный парень. Раньше у нас был отель, но после Судного дня — дурацкое название, кто его только придумал — его сравняло с землей, остался только этот подвал и вывеска. Теперь у нас бар.
— А где ваш муж сейчас? — спросила Сандра.
Карен закатила глаза:
— Дружинник. Призвали защищать Королевство. Роб — истинный маг.
Если бы Сандра чуть повернула голову, то увидела бы, что Кэйтлин насторожилась и напряглась.
Карен выглядела очень спокойной, рассказывая об этом, и Кэйтлин спросила:
— Вы не переживаете?
Карен лишь отмахнулась:
— Нет. Мое переживание не даст ему ничего, но моя вера, может, чем-то ему поможет.
Джонсон снял шляпу и положил ее на стол.
— Вернется. Куда он денется.

— Мне пора, — произнесла Сандра, сгребая монеты — сдачу — себе в карман.
— Подожди до утра, — посоветовала ей Карен.
— Мне нужно идти сейчас, — она застегнула ветровку.
Карен остановилась:
— Оружие есть?
— Нож, — Сандра пожала плечами.
— Жди здесь, — и Карен исчезла на кухне, чтобы тут же появиться с пистолетом и запасными патронами. — Держи.
Сандра поблагодарила ее, обнялась на прощание с Джонсоном и подошла к двери. Потянула ее на себя, прислушалась — капсула приятно согревала кожу через тонкую ткань, значит, все было в порядке — переступила через порог. В нос тут же ударил запах горелой земли и яда.
Сандра поднялась по ступенькам вверх, оглянулась по сторонам. Она не думала о том, куда идти. Просто пойдет прямо, потом свернет куда-то и так до тех пор, пока не выбьется из сил и не наткнется на очередную забегаловку, чтобы уснуть и услышать нежный шепот капсулы, льющийся отовсюду…
— Стой.
Сандра вздрогнула и обернулась. Она не чувствовала опасности. И правда, на пороге «Жеребца» появилась Кэйтлин. Она приближалась, перекидывая петлю холщевой сумки через плечо.
Кэйтлин двигалась медленно, плавно, решительно. Как кошка. Или как змея. Но опасность от нее не исходила.
Сандра спросила:
— Я что-то забыла в баре?
Кэйтлин пропустила ее вопрос.
— Я помогу тебе, — сказала она и улыбнулась. Улыбка вышла кошачьей, хищной.
Сандра окинула ее внимательным взглядом. Кожаная куртка, узкие джинсы, туфли на каблуках. Кэйтлин была одета так, словно только что сошла с круизного лайнера. И уж точно не походила на того, кто собирался скитаться по каменной земле, упрямо отыскивая путь в никуда, прятаться от мародеров и при необходимости драться с пьяницами. В общем, она явно не подходила для того, чем занималась Сандра.
— Ты? Серьезно? — Сандра рассмеялась. — Извини, но не думаю, что это хорошая идея.
— И все-таки.
Сандра хотела сказать что-то вроде «извини, крошка, но это не крутое агентство и не холеная редакция, так что прощай», но не смогла. Капсула обожгла кожу. Она хотела, чтобы Кэйтлин пошла вместе с ними. Вернее, она не возражала против этого.
Сандра привыкла доверять капсуле.
— Ты уверена, что не хочешь переобуться? — спросила она, оглядывая свои ботинки на толстой подошве.
— Я привыкла, — подмигнула ей Кэйтлин. — Не беспокойся.
— Тогда пошли, — сказала Сандра, прислушиваясь к тихому гулу в западной стороне.
— Можешь называть меня по фамилии, — ответила Кэйт. — Кроуфер. Кэйтлин Кроуфер.
Небо в этот раз было красным. Марс подбирался ближе.

*
Они шли долго по меркам Сандры. Развороченные магазинчики, осколки стекол, скипевшиеся в непонятные песчаные сгустки, земля, пустившая паутину трещин, повисший в воздухе яд.
На мгновение на чумном, грязном небе проступила ослепительно яркая полоса с курчавыми завитками — след пронесшейся кометы. Еще через несколько минут взрывная волна всколыхнула землю. Вдали от эпицентра это ощущалось не очень сильно. Чтобы устоять на ногах, Сандре с Кэйтлин просто пришлось уцепиться друг в друга и выдержать секунд девять. И продолжать идти.
Слабый южный ветер нес с собой запах гари и горелых камней. Теперь камни могли гореть. В небе, несмотря на мутную пленку поверх облаков, виднелись призрачные контуры других планет. Нигде распростерлось вокруг.
Кэйтлин огляделась. Где-то шумели люди, а впереди виднелись ободранные, полуразрушенные и наверняка пустые остатки чужих домов.
Полчаса ходьбы. Мелочи, ничего серьезного.
Черные туфли Кэйтлин теперь были коричневыми от налипшей пыли. Как и куртка. И волосы, которые Кэйтлин так и не собрала в хвост.
Они шли молча, стараясь меньше страдать от жажды. Вода была, но не так много, чтобы попусту растрачивать ее на болтовню. Только в самом начале, не отойдя и на милю от «Жеребца», Сандра произнесла:
— Ты смотришь вправо, я — влево.
Кэйтлин кивнула. И все.
Шум нарастал. Кэйтлин обернулась. К ним действительно приближалась группа людей. Сандра толкнула ее в бок, та прошипела:
— Вижу, — и тут же добавила. — Не дергайся. Вдруг они пройдут мимо.
— Не пройдут, — тихо сказала Сандра. — Не спрашивай. Просто знаю. Только бы не агенты Раз…
— Мародеры, — Кэйтлин не дослушала до конца. — Или воры.
Люди все подходили ближе. Трое. Женщин среди них не было. Они двигались быстро, неравномерно. Несколько метров. Кэйтлин смогла разглядеть глаза.
— Обдолбанные воры, — уточнила она.
Дальше разговаривать было некогда. Мужчины метнулись к ним, и они, не сговариваясь, отскочили в разные стороны.
Разделиться. Сбить с толку. Заставить хотя бы на мгновение растеряться. Кэйтлин проделывала это сотни раз, привыкла.
За ней бросился только один. Пропитый индеец с ободранной скулой. Остальные достались Сандре.
Кэйтлин упала. Кольт лежал в сумке, и вытащить его она просто не успевала, но могла достать спрятанный в рукаве нож. Мужчина замахивался обгоревшей, обуглившейся с конца железкой.
Хотя бы ранить.
Подобрать под себя ноги, вскочить, всадить лезвие в бедро, чуть выше колена.
По рукоять не вышло, но Кэйтлин успела почувствовать тепло чужой крови перед тем, как отдернуть руку.
Выхватить у индейца шест, отбросить как можно дальше, бежать.
Сандра.
Она все еще отбивалась, и Кэйтлин бросилась к ней. Хотела вытащить пистолет, все еще не успевала.
Подбежала, просто ударила сзади, дала Сандре время на шаг отступить, стала рядом.
Сандра взвела курок, но дрожали руки.
— Давай, — прокричала Кэйтлин и второй, приближавшийся со стороны, индеец выбил пистолет из ее руки.
И толкнул, практически отшвырнул Сандру, немного задев Кэйтлин. Она упала. Снова.
— Займись девкой, — кивнув на Сандру, прорычал индеец широкоплечему верзиле, оклемавшемуся от удара Кэйтлин.
Времени на осторожность не было. Кэйтлин рисковала.
Закрыла глаза, сосредоточившись на своих ладонях. Скривила губы. Чувствовала, как тяжелеют руки под весом огненных сгустков. Ждала. Еще рано. Слишком маленькие, только обожгут, но не остановят.
Сдалась тогда, когда боль в пальцах стала невыносимой. Метнула один шар в верзилу, направившегося к Сандре. Индеец отступил, широко распахнув глаза. Собиралась погасить огонь, но не могла сжать пальцы, рука не слушалась. Казалось, будто шар сам сорвался и полетел к цели.
Хотелось окунуть руки в поток ледяной воды, но боль стихала. Опасности больше не было.
Ожоги сойдут к утру.
Кэйтлин поднялась, скривившись от боли, подошла к Сандре. Подала руку, сказав:
— Только не за ладонь.
Сандра встала, потирая ноющий локоть и ушибленную голову, прошептала:
— Ты…
Кэйтлин не дала ей договорить:
— Да. Истинный, — и тут же сама спросила. — Агенты. Ты говорила об агентах. Кто-то хочет уничтожить мир?
Насмешка в ее голосе смешалась с сомнением.
Сандра покачала головой и произнесла:
— Кто-то хочет переписать его по своим правилам.
Кэйтлин нахмурилась.
Ядовитый воздух кукурузными шариками хрустел на зубах.
— Сначала дойдем до городка, если это он, потом поговорим, — Кэйтлин знала, что не только у нее вертятся на языке вопросы.
Сандра кивнула.
С капсулой все было в порядке.

*
Видневшиеся дома действительно уцелели. То ли из-за магической силы жителей, которая защитила все, то ли еще от чего-то, но они были. И это единственное, что могла сказать Сандра.
Пустынная улица, высохшие стволы деревьев и сожженная трава.
Они наткнулись на странный гараж, больше похожий на чью-то комнату. Затянутое пылью окно, стена, увешанная плакатами полуголых девушек, рок-певцов, изображениями с Бэтменом и милыми надписями вроде «пираты рядом», «помни, у зла — печеньки», «ты доберешься до Луны, котик». Плакатов было так много, что они заслоняли собой друг друга, наползали углами на углы и сливались в единое яркое полотно. На солнце они бы отблескивали, но оно не пробивалось через густую паутину, обволакивающую окно. У этой же стены стояла старая этажерка. Кэйтлин подошла ближе и увидела несколько подписанных дисков. Лед Зеппелин, Металлика, Эйси/Диси. На столе стояла кружка из-под кофе и лежали, вместе с гаечным ключом, маленькие детали. Кэйтлин не могла понять, от чего именно, но подошла ближе и заглянула в чашку, чтобы увидеть дно и давно засохший налет. Она протянула руку и осторожно подняла кружку. Стол под ней был на несколько тонов светлее, поэтому Кэйтлин произнесла:
— Может, их мощи и хватило на то, чтобы оградить жилище, но ее явно не было достаточно, чтобы выжить.
Посреди гаража стоял разобранный мотоцикл.
Старый диванчик у другой стены и большое мягкое зеленое кресло в углу.
Кэйтлин подошла, медленно сбросила сумку на пол и обессилено опустилась, почти упала в его объятия. Сандре достался диван и не то чтобы это ее не устраивало.
Она легла, вытянула вперед ноги и потянулась. Неспешно, с удовольствием, аккуратно.
— Итак, — тут же сказала она, поправив волосы и посмотрев на Кэйтлин. — Значит, ты маг. Истинный.
Кэйтлин вздрогнула от того, как быстро они перешли к делам, и взмахнула рукой. Сандра замолчала.
— Да, — ответила Кэйтлин, — именно так. И, да, на королевской службе я не была. скрывалась. Как и сейчас делаю.
Сандра хмыкнула. Кэйтлин смотрела на нее с надуманным подозрением, будто зная, что ей можно верить, но страхуя саму себя.
Сандра пожала плечами:
— Хорошо. Спасибо, — и добавила: — а что у тебя с руками?
— Это? — Кэйтлин поморщилась, посмотрев на свои ожоги. — Понятия не имею. Мир сдвинулся, даже магия нестабильна. Побочный эффект, но они сойдут быстро, к утру уже ничего не будет.
Кэйтлин, конечно, никогда не учили магии, как делали с дружинниками в академии Королевства, но никогда прежде такого не происходило. Ран раньше никогда не было.
— Может, у меня есть лекарство? — Сандра приподнялась, чтобы достать сумку, но Кэйтлин тут же остановила ее.
— Не нужно, обычные лекарства на магию не подействуют. Либо зелье, либо терпеть. Зелья у меня нет.
Сандра кивнула, прислонилась к подушке и снова провела ладонью по волосам.
Волосы у нее были синими, и Кэйтлин невольно засмотрелась. Яркий, неестественный цвет, тонкий нос, отросшая челка и потрескавшиеся, сухие губы, тяжелые сережки из белого камня. Даже сейчас, после драки, в условиях апокалипсиса, Сандра выглядела красивой. Эта красота была хрупкой, плавной и слегка нездешней. Кэйтлин сглотнула и поспешила отвести взгляд, потому что думать надо было о том, как выжить, а не о том, о чем она подумала только что.
Чтобы хоть как-то отвлечься, она спросила первое, что пришло в голову, но что-то внутри нее явно не хотела переключаться на другие, более важные вещи:
— У тебя корни того же цвета, что и кончики. Это естественный цвет?
Сандра покачала головой.
— Когда все началось, мой косметический волшебник вышел из строя, и вся его сила ушла на то, чтобы изменить структуру моих волос. Но мне нравится. Сама бы я не решилась, а так от меня, по сути, и не зависело ничего.
Она улыбнулась, и Кэйтлин не смогла отвести взгляда от ее рта.
— Так о каких агентах ты говорила? — вспомнила Кэйтлин, чтобы отогнать неуместные мысли, выставить их за дверь.
В других условиях она бы не стала этого делать, но они были знакомы несколько часов, да и атмосфера не располагала.
— Агенты Разрушения, — Сандра внезапно вздрогнула — капсула обожгла ей кожу.
Кэйтлин недоуменно вскинула бровь:
— Разрушения? Это какая-то организация?
Сначала Сандра подумала, что не стоит рассказывать, но капсула продолжала жечь, и она знала — не могла объяснить, но знала — можно. Если теперь они вместе, в одной команде, то можно.
— Что-то вроде, — ответила она Кэйтлин, — по крайней мере, так они себя называют.
— И откуда ты это знаешь? — Кэйтлин приподнялась, оперевшись на подлокотник.
И Сандра сделала то, чего ни разу не делала за все прошедшие месяцы — вытащила капсулу и показала Кэйтлин.
— Это, — произнесла она, сжимая изумрудный, отливающий сразу всеми цветами спектра, предмет большим и указательным пальцами, — карта памяти мира.
— Что? — Кэйтлин стремительно села, чтобы всмотреться лучше. — Это шутка?
Кэйтлин помнила мракобесие из научных теорий, теологических доводов и еретических верований о создании мира, но карта памяти… Нет, это было слишком. Слова Сандры были словами человека, вернувшегося из космоса на корабле, доверху набитом наркотиками.
— Нет, — пожала плечами Сандра, — я просто знаю, что это так. Она попала мне в руки во время очередных раскопок, и я сразу все поняла. Это как при встрече сказать «привет», ты просто делаешь это, не задумываясь. Конечно, можно сказать «пока», но ты знаешь, что так не делают. Здесь так же.
Кэйтлин рассмеялась и, как обычно в подобных случаях, ухватилась за не относящуюся к делу мелочь:
— Каких раскопок?
— Я археолог, — отмахнулась Сандра, — не отвлекайся. Ты веришь мне?
— Что? — Кэйтлин встрепенулась, выныривая из собственных мыслей. — А, нет, конечно же, я не верю.
Сандра кивнула и протянула руку с зажатой в ней капсулой.
— Коснись, просто коснись ее.
Кэйтлин закатила глаза с видом я-не-хочу-участвовать-в-этом-представлении-уйдите-клоуны, но потянулась и провела пальцами по гладкой, переливающейся поверхности.
Перед глазами прокатились изображения. Одно за другим, без остановок и перерывов. И что-то внутри нее, она бы не смогла объяснить, что именно, точно знало — все, сказанное Сандрой, правда. Капсула подтвердила это.
Кэйтлин поспешила отдернуть пальцы и нечаянно коснулась запястья Сандры. Кожа вспыхнула, и Кэйтлин тут же потерла ее, чтобы не отвлекаться. Чертов апокалипсис. Чертовы закрытые ночные клубы.
— Теперь веришь? — снова спросила Сандра.
Кэйтлин кивнула:
— Верю.
— Хорошо, — произнесла Сандра, снова потягиваясь и взбираясь на диван с ногами, — значит, она тоже тебе поверила. В общем, карта направляет меня, говорит, куда идти, чтобы запомнить этот мир как можно лучше. Мне нужно только следовать указаниям, а в конце оставить ее в нужном месте и все.
— Это спасет нас всех? — Кэйтлин продолжала неосознанно тереть пальцы.
— Нет, — покачала головой Сандра, — после конца вселенная перезагрузится и вспомнит нас. Это, конечно, будем уже не мы, потому что полностью нас никто не скопирует, но лучше так, чем вообще никак.
Кэйтлин хмыкнула.
— То есть, ты что-то вроде мессии? Как Будда или Иисус?
— Я что-то вроде подвернувшегося под руку варианта. Не самого лучшего, но времени не так много, чтобы тратить его на выбор, — ответила Сандра.
Кэйтлин в ее словах послышалась грусть. И злость.
Такая, что Сандру хотелось обнять и…
— Ну что, ложимся? Завтра с утра вставать.
Кэйтлин не ответила. Она думала не о том.

*
Кэйтлин уже неделю таскала с собой гаечный ключ, подобранный в том гараже. Он напоминал об уюте, которого у нее никогда не было, и навевал странные воспоминания о людях, которых она не помнила. Кэйтлин казалось, что родители были байкерами и у них обязательно был такой же гаечный ключ.
Они с Сандрой продолжали идти в никуда, но теперь в конце хотя бы горел свет. Маленький, тлеющий огонечек. Его хватило, чтобы уцепиться, поверив в лучшее.
Хоть во что-то вообще поверив.
Новых людей за это время не встречалось. Только толстая негритянка — хозяйка захудалого паба, в котором они обедали, и Шенни — ее большой пес. И все.
Они шли, отдыхали, где приходилось, и продолжали путь. Небо кровавого цвета, обугленные стволы деревьев, потрескавшаяся земля и жестяные банки. Скрючившиеся пустые банки, лежащие на дороге. На том, что от нее осталось. Мусор, грязь и трещины в виде молний.
Трещины.
Теперь Кэйтлин носила кольт не в сумке, а в кармане, и могла выхватить его в любую минуту. Сандра могла не выстрелить, Кэйтлин не могла не. У нее было двадцать три года, чтобы привыкнуть. Именно поэтому им удалось без царапины выйти из очередной драки.
Пьяные мужчины, обезумевшие от отчаяния женщины, ножи и биты не могли сравниться с всаженной в тело пулей.
Сандра стояла в стороне, сжимая свой пистолет и надеясь, что не придется спускать курок. Смотрела на Кэйтлин. На то, как блестят ее перстни под гноящимся солнцем, как она двигается, насколько четки ее движения.
Было глупо, но Сандра знала — ничего страшного не случится с ними, поэтому разглядывала мелочи, которых не замечала все то время, начиная с ужина в баре Карен.
Кэйтлин не была красивой. Резкие, хищные черты лица, тяжелый взгляд, спутавшиеся волосы. Но длинные пальцы и эффектная внешность. Она не была красивой, была — эффектной, это Сандре нравилось больше собственной хрупкой наружности.
Сандра с отстранением подумала о том, что Кэйтлин ей вообще нравилась.
Они несколько недель постоянно находились рядом, дрались спиной к спине и вместе искали, где можно остаться на ночь. Это сближало.
Не общие интересы и схожие вкусы, а общая почти-смерть. Она сближала ближе любого другого средства. Сандра знала это, как знала и то, что ничего не знает о Кэйтлин, кроме имени и фамилии. Ну, и дара.
Послышался шорох, и Сандра тут же вскочила, встала позади Кэйтлин.
Все стихало, но страховаться стоило.
— Только бы ничего не случилось с капсулой, — пробормотала Сандра, до боли в пальцах сжимая свой пистолет.
Уже позже, когда кашляющее, больное солнце медленно скатилось за горизонт, когда они шли по привычно истерзанной земле, Кэйтлин спросила:
— Ты действительно хочешь спасти мир?
Она убрала прядь волос со лба и стряхнула со своей руки пыль, поправила холщевую сумку.
Сандра пожала плечами. Рядом с Кэйтлин она делала это удивительно часто.
— А смысл сидеть без дела? Я привыкла чем-то заниматься, постоянно быть занятой, я не могу по-другому, — сказала она, смотря на то, как каблуки Кэйтлин впиваются в иссушенную землю, проваливаются в узкие трещины и еще больше припадают пылью.
Как она только на них ходила.
Кэйтлин улыбнулась уголком рта. Чему-то своему, наверное, но Сандре показалось, что и ей тоже.
— Ты говорила, что работала археологом, — произнесла Кэйтлин, — а ты вообще откуда?
Было… было странно просто идти куда-то и говорить о прошлой жизни после всего, через что им пришлось пройти.
— Из Эдинбурга, — Сандра прикрыла глаза, — мои родители до сих пор там, — и уже тише добавила: — надеюсь.
Она вспомнила, как любила сбегать из дома в ночные клубы, на пикники с друзьями. Как потом стала искать любые предлоги, чтобы закрыть за собой тяжелую входную дверь. Как сорвалась в экспедицию, на раскопки и уже не смогла вернуться. Сначала было дико больно и тяжело, и Сандра даже злилась на себя за это, но потом смирилась. Если бы осталась дома, неизвестно, что было бы сейчас. А родители… Сандра успокаивала себя тем, что умрет раньше.
Не хотелось терять кого-то. Уйти раньше было намного проще. И куда легче, чем перенести чей-то уход. Когда Сандра рассказала об этом Брит, своей бывшей девушке, та назвала ее маленькой эгоистичной сучкой и расстегнула пояс. Теперь Брит была где-то на Кубе, плясала на карнавалах, курила травку с аборигенами и пила текилу.
Может, уже и не пила. Об этом Сандра думала отстраненно, будто Брит была не близким ей человеком, а кем-то абстрактным, вроде тех людей, о которых говорили телеведущие. «Мистер Смит погиб в заброшенном здании, полиция говорит, просто несчастный случай».
Сандра посмотрела на Кэйтлин. Та выглядела уставшей намного меньше, чем на самом деле.
— А ты? — спросила Сандра. — Ты из Лондона? Я помню, ты говорила про «Мэджик Плаза».
Кэйтлин повернулась, внимательно посмотрела на Сандру и твердо произнесла:
— Уже темнеет, нам нужно идти быстрее.

*
— Мы знакомы уже больше месяца, — сказала Кэйтлин, встряхивая хвостом. — Подумать только.
Раньше этого времени ей хватало, чтобы трижды объехать всю Англию и вернуться в Лондон.
— Где-то здесь, — загружено пробормотала Сандра, — должна быть база, если эта карта верная, скоро мы будем рядом.
Карту они нашли на дороге. Наверное, кто-то обронил ее во время очередной драки.
— Это чертовски круто, — ответила Кэйтлин, — потому что я устала, как сучка и хочу провести бурную ночь с постелью.
Сандре нравились ее шутки. Пошлые, оброненные просто так, случайно соскользнувшие с языка.
— Знаешь, — Сандра задумалась, — ведь есть люди, которые не идут на базы. Мародерствуют, выживают сами. Отгораживаются от стаи.
— Они ошибаются? — вскинула бровь Кэйтлин, перебросив сумку на другое плечо.
Ее джинсы становились потертее с каждым днем.
— Конечно, нет, — Сандра фыркнула. На базах может быть еще хуже, ну, знаешь, агенты и все такое…
— Стоп, — Кэйтлин и правда остановилась, — тогда какого черта мы сейчас ищем базу? Давай свалим.
Сандра покачала головой:
— Здесь безопасно, я точно знаю.
Кэйтлин кивнула. Сама она старалась использовать магию как можно реже, потому что последствия были не то, что непредсказуемыми, а вообще неизвестными. Поэтому капсула, охраняющая их и не дающая попасть в настоящие неприятности, была донельзя кстати.
— Тогда вперед, — улыбнулась Кэйтлин и пнула жестяную банку, лежащую на дороге.

*
База действительно оказалась хорошей.
Вообще, Кэйтлин нравилось, когда все собирались вместе, кто с чаем, кто с джин-тоником, кто с подушкой и одеялом, и обсуждали что-то. Решали важное. Они делали так миллионы раз, и эти сходки были, наверное, тем, что Кэйтлин больше всего ценила. Тем, что всегда вспоминалось сразу, стоило только подумать о прошлой жизни.
Там она познакомилась с Ронни. Потом его застрелили, и на сходках стало не так весело, но даже после этого Кэйтлин не перестала ходить на них.
Так было на этой базе.
Они с Сандрой сели у стены. Мягкие кресла, тепло, много людей вокруг. Ощущение безопасности, от которого Кэйтлин отвыкла сотни дней назад. К которому, вообще-то, так никогда и не привыкала.
В углу играли в карты, у окна пили, у барной стойки обсуждали какие-то важные новости. Громче всех говорила нелепая девушка с красными волосами и пирсингом — небольшим колечком в нижней губе. Пока Кэйтлин осматривалась, Сандра и сама заговорила с кем-то.
Вернее, не с кем-то, а с высоким мужчиной, чем-то похожим на древнего римлянина. У него был орлиный нос и жилистые загорелые руки, не хватало только белоснежной тоги и бокала в руке. Кэйтлин насторожилась и вслушалась в разговор, но потом поняла, что верит. Мужчина ей нравился, как нравятся случайные прохожие, отдающие во время дождя свой зонт.
Теплота и благодарность к человеку, которого видишь в последний раз. И в первый. Это и было самым прекрасным: положительное впечатление, которое ничем не испортишь, потому что следующих встреч не будет. Кэйтлин любила это. Любила, правда.
Сандра говорила что-то о земле, раскопках и том, что сейчас творится.
Кэйтлин поднялась.
— Я возьму нам что-то, — произнесла она и пошла к бару.
Когда вернулась, сжимая в руках длинные сырные булочки, Сандра сказала:
— Это Александр, а это Кэйтлин, знакомьтесь.
— Приятно, — Кэйтлин поспешила переложить булочки в одну руку, чтобы другую протянуть Александру.
Теперь он нравился ей еще больше. Его имя было надежным и напоминало что-то, давно забытое, но крепкое и защищающее от всего плохого.
— Александр тоже увлекается археологией, — объяснила Сандра, — у него дома есть коллекция книг, ты не против пойти посмотреть?
— У вас есть дом? — быстро спросила Кэйтлин, услышав первое, что выбивалось из общего расклада.
Александр развел руками:
— Недалеко. И вы можете остаться у меня, пока вам не надоест. Я пока один, а мой… друг вернется не раньше, чем через несколько дней.
Кэйтлин медленно повернулась к Сандре и подозрительно произнесла:
— Книги?
— Ну, да, — Сандра смутилась.
— Серьезно. Книги? — поспешила уточнить Кэйтлин. — У нас тут немножко конец света, а ты хочешь посмотреть книги?
Сандра повела плечами и вскинула руку в неосознанном, немного защитном жесте:
— А когда еще заниматься такими важными вещами, как книги по археологии, как не во время этого мракобесия?
— Хэй, — Кэйтин обняла ее и расхохоталась, — вот это — правильно. Пошли за книгами.
Только сейчас она обернулась к Александру. Тот смотрел на них, сложив на груди руки, и улыбался.
— Вперед, — он отошел в сторону, пропуская их.
Кэйтлин нравился Александр.

*
— Мы будем спать в доме, серьезно? — она толкнула в бок Сандру.
— Я тоже не могу в это поверить, — хмыкнула та в ответ.
Александр теперь шел впереди, в расстегнутом кардигане и чистых брюках он выглядел так, словно прибыл из прошлого. Из того прошлого, где никто не думал о конце света.
— А вы далеко живете? — поинтересовалась Кэйтлин, подойдя ближе.
— О, — Александр обернулся, — мы уже почти пришли, секунду.
Он остановился и щелкнул пальцами. И Кэйтлин увидела большой двухэтажный дом, стоящий посреди этой пустыни, увидела сад, вымощенные дорожки. Теперь ей казалось, что дом всегда был здесь, но в то же время она была уверена, что мгновение назад здесь ничего, кроме сухой земли, не было.
— Вы, — она задохнулась, — вы маг? Почему я не узнала вас сразу? Обычно мне это удается сразу.
— Подожди, дитя, — ответил Александр с добрым смешком, — я намного старше тебя и куда сильнее. И умею охранять то, что мне дорого, куда лучше, чем могло показаться сразу.
— Но, — Кэйтлин прищурилась, — вы не дружинник. Вас не призвали? Почему?
Александр нахмурился и тут же подмигнул Кэйтлин:
— Думаю, по той же причине, по которой и ты здесь, а не где-то в Уэллсе.
Теперь Александр нравился Кэйтлин еще больше, но вмешалась Сандра:
— Не хотелось бы вас отвлекать и казаться навязчивой, но, может, мы войдем?
И они вошли.
Перешагивая через порог, Кэйтлин ощутила магию. Она заметила ее, заметила, как она прогибается под ее силой, принимает причудливые очертания, будто уступая ей дорогу, и снова становится прежней — плотной завесой, защищающей дом от разрушения и лишних глаз.
Александр задумчиво смотрел на нее.
— Ты сильная, — наконец произнес он, — магия это чувствует.

— Как вам удалось уберечь дом? — спросила Сандра за ужином, оставляя пустой бокал.
Кэйтлин, услышав это, оторвалась от еды и пытливо уставилась на Александра.
Тот улыбнулся:
— Расставил в нужных местах волшебников. Так, чтобы сеть получилась прочной, без перегруза. Но дело не только в этом, а и в моей силе.
Они ужинали, и Кэйтлин казалось, будто она нашла идеальное место. То место из ее детских снов, в котором ей бы хотелось жить. В безопасности. Александр рассказывал, не переставая. Успевал говорить об археологии с Сандрой и обращаться к Кэйтлин.
Наконец Сандра устало откинулась на спинку стула, и Кэйтлин смогла спросить.
— Вы сильнее, — произнесла она, — так скажите, почему магия вдруг взбесилась? Почему, вызывая огонь, призванный защищать, я получаю ожоги и практически теряю контроль?
Александр усмехнулся и повернул кольцо на указательном пальце камнем к себе.
— Мир сдвинулся, на магию это тоже повлияло, — ответил он. — Но ты можешь тренироваться. Учись контролировать ее. Перекатывай в ладонях, прислушивайся, обращайся к ней и она тебе все расскажет. Смотри.
Он поднял руку, подув на пальцы, и Кэйтлин увидела дрожащее сияние, скатившееся в ладонь и разросшееся к размерам огромной капли, растекшееся пятью лучами, к каждому пальцу по одному. Это было здорово.
Сандра заворожено следила, не сводя глаз.
Для Александра магия была самой лучшей любовницей, которую он знал, как самого себя, и с которой мог поделиться всем. Кэйтлин знала, что это — гармония. Просто чувствовала это, как чувствовала холод, касаясь снега.
Александр уже показал им спальню, ванную комнату и сказал, где взять халаты и полотенца, поэтому, когда Сандра вышла, пожелав Александру спокойной ночи, Кэйтлин остановилась у двери, обернулась и задала вопрос, мучивший ее почти что с начала ужина.
— Сколько вам лет?
Александр замер и через мгновение так же расслаблено, как до этого, поднял голову и произнес:
— Намного больше, чем ты можешь себе представить.
Кэйтлин кивнула.
— Спокойной ночи, — сказала, перед тем как выйти.
Это все, что ей хотелось знать.

*
Кроватей в комнате было две, и одну из них Александр наколдовал при Сандре. Просто медленно, плавно взмахнул рукой, будто пытался не оборвать паутину, и кровать появилась из ниоткуда. Точно так же, как дом. Словно был, но будто его и не было.
Сандра не знала, почему он им помогает. Потому что почувствовал что-то, или из-за того, что действительно интересовался археологией. Или увидел, что Кэйтлин — маг, и потому позвал. Но капсула точно его запомнила. Сандра знала, что капсула вернет и Александра, и его дом.
Она встряхнула головой. Все было хорошо, включая ужин и мягкую постель, поэтому Сандра решила хоть в этот вечер не забивать голову чем-то еще, и откинулась на подушку.
Именно так ее и застала Кэйтлин, вернувшаяся из душа. Она ерошила влажные волосы, чтобы быстрее высохли, куталась в мягкий белоснежный халат, похожий на римскую тогу, и выглядела довольной.
— Дом, милый дом, — протянула Кэйтлин, опускаясь в глубокое мягкое кресло, вытягивая ноги и расслабленно выдыхая.
Они с Сандрой ночевали вместе. Капсула капсулой, но Кэйтлин знала, что расставаться не нужно. Они — команда, команды так не делают. Вот и все.
Кэйтлин не спешила ложиться. Просто сидела, смотря в потолок, впитывая в себя все события вечера, чтобы сохранить их на потом, запечатлеть в памяти.
— Зачем ты мне помогаешь? — вдруг спросила Сандра, не меняя положения.
Будто обухом по голове ударила.
Кэйтлин задумалась перед тем, как ответить, а потом наконец-то произнесла, немного наклонив голову:
— Было скучно сидеть в том баре и просто пить, ничего такого.
Это действительно было правдой.
— Знаешь, — Сандра таки поднялась, потянулась вперед, напрягшись, будто нервничала от того, что собиралась сейчас спросить, — я ведь ничего о тебе не знаю.
— Так уж и ничего, — усмехнулась Кэйтлин, — про истинную магию знаешь, про то, что я скрываюсь от правительства, тоже.
— Ты знаешь, о чем я, — твердо сказала Сандра и села, укрыв одеялом ноги.
— Знаю, — кивнула Кэйтлин. — Но не уверена, что ты хочешь знать. Я не знаю своих родителей и мне нечего рассказывать о детстве, кроме того, что это был детский дом, и там было не так уж плохо. Но, может быть, это только из-за того, что я не помню ничего другого, — Сандра подалась вперед, Кэйтлин продолжила, перестав теребить волосы. — У нас было что-то вроде группировки. Покурить вечером, потрахаться, все дела. Но если ты хочешь знать, чем мы вообще занимались, то мы угоняли машины. У меня была магия, и уйти от полиции не было проблемой, вот и все. Больше рассказывать нечего.
На деле, конечно, было. О том, как здорово угонять машину, нестись в ней по городу, высунувшись в окно, захлебываться встречным ветром и ощущать, что нагибаешь сразу весь мир. Или о том, каким славным парнем был Ронни, как виртуозно умел стрелять, ставить на место зарвавшихся мудаков… И от чего он умер.
Но Кэйтлин не рассказывала. Не потому, что не верила Сандре, и даже не от того, что все это было таким сокровенно-личным, о котором никому не стоило знать, нет. Кэйтлин не умела по-другому, вот и вся история.
Теперь, когда Кэйтлин замолчала, то смогла увидеть, что Сандра просто смотрела на нее, не сводя глаз. Это было довольно мило, и в другом случае Кэйтлин бы обязательно пошутила про жаркий секс, но случай был только один и секс точно в него не вписывался.
Сандра спросила снова. О том, что заставило Кэйтлин вздрогнуть:
— А твои татуировки? Что они значат?
Татуировки, ромбы, расчерченные кельтскими символами, на предплечьях, остались в память о Ронни. И это было едва ли не последним, о чем Кэйтлин хотела бы разговаривать, но она ответила:
— Что-то кельтское, я была пьяна, когда выбирала рисунок. Но будь я трезвой, он вряд ли бы вышел лучшим.
Сандра встала и погасила свет, потом подошла к Кэйтлин, положила руку ей на плечо и тихо произнесла:
— Спасибо, что рассказала.
Воспаленная луна светила в окно, которое не могла видеть, Сандра дышала рядом, и у слов был привкус инжира.
Сначала Кэйтлин собиралась лечь в постель, повернуться к стене и закрыть глаза. Но вышло только шире их распахнуть, когда Сандра сняла халат и осталась в белье и черной, почти невесомой майке. Хрупкая и нелепая, с растрепанными синими волосами, выпирающими костями…
Кэйтлин смотрела, как она отбрасывает одеяло, поворачивается к окну.
Кэйтлин смотрела, а потом вдруг просто взяла и оказалась рядом, будто между ними не было нескольких метров, стола, который нужно было обязательно обойти.
Хотела развернуть Сандру, прижать к стене, но этого не понадобилась. Она сама обернулась и шагнула вперед, прижимаясь близко, потянула за пояс халата, провела ладонью по волосам и поцеловала. Кэйтлин опомнилась где-то между падением на кровать и шепотом:
— Ну же, стерва.
Это, как ни странно, ее отрезвило. Кэйтлин приподнялась и теперь смотрела на Сандру сверху.
— Послушай, — произнесла она, — не стоит. Сейчас ночь, а когда она закончится, нужно будет идти вперед, будет неловко…
— Тихо, — Сандра протянула руку, провела большим пальцем по ее губам, — ты не хуже меня знаешь, что роман в условиях постоянной опасности и почти что смерти — это нормально. И хочешь ты этого тоже никак не меньше, так что хватит трепаться, иди сюда.
И Сандра снова ее поцеловала, но в этот раз Кэйтлин и не думала останавливаться. Только, стаскивая с Сандры белье, отстраненно подумала о том, что была бы последней идиоткой, если бы минуту назад отправилась спать. Правда.
Больше она не думала.

*
Кэйтлин сидела в зале и пила оставленный на столе кофе, когда в комнату вошла Сандра.
— О, ты проснулась, — произнесла она, пряча улыбку и автоматически поправляя волосы.
— С добрым утром, — Кэйтлин попыталась скрыть свою в большой чашке с зеленым котом. Почти Чеширом. — Где Александр?
— Ушел по делам, сказал, что скоро вернется, — Сандра поставила на стол огромную стопку книг.
— Ясно, — кивнула Кэйтлин и вдруг сказала, — нужно найти одежду. Мои джинсы ужасно выглядят.
Сандра не ответила. Села на стул и уставилась на искусственную елку, стоящую в углу. Елка подмигивала гирляндой и подсмеивалась звездой с верхушки.
— Я все думаю, — Сандра пальцами обхватила свое запястье, — что все это сделала магия. Мы сами могли бы взорвать пару домов или сбросить бомбу, но не в таком масштабе.
— Нет, — качнула головой Кэйтлин, — магия безлика. Ты сам выбираешь, куда будешь ее направлять. Это как пшеничные волосы. Можешь сделать им, что захочешь, не думая о том, что надо сначала высветлить.
С этими словами Кэйтлин вскинула руку и попыталась сосредоточиться. «Учись говорить с ней». Маленькая капля катилась по ее пальцу вниз, увеличиваясь, превращаясь в синевато-фиолетовый шарик. Он искрил, расползаясь по ее пальцам, мерцал и приятно холодил кожу.
Сандра не сводила взгляда.
— Красиво, — произнесла она, поправила челку и потянулась за книгой.
Шло время, Александр не возвращался, Сандра переворачивала страницу за страницей, а Кэйтлин перекатывала в ладонях магию и чувствовала, как ее заполняет непонятная, приятно тяжелая сила. На ногтях появлялись легкие блестящие капли.
Кэйтлин подула, и они медленно полетели к Сандре.
Александра все еще не было.
Сандра подумала о том, остались ли на земле кенгуру, и протянула руку.

*
Кэйтлин остановилась. Ветер трепал ее волосы и бил невидимыми струями по старой кожанке.
— Александр, — она обратилась к Сандре, — сказал, что отсюда на юг, немного.
Сандра кивнула:
— Тогда пошли.
Они искали заброшенный магазин с одеждой. Сейчас мало кого интересовала мода, да и ее самой, в общем-то, не было, но истрепавшаяся ветровка, протертые джинсы и порванная рубашка не добавляли уверенности ни в себе, ни в том, что у них получится.
Магазин действительно выскользнул из ниоткуда и приветливо улыбнулся выбитым окном, помахал рукой с осколками вместо пальцев. Или на нем была дорогая сигнализация от людей, разбирающихся в истинной магии, или Кэйтлин не могла объяснить, почему он выстоял после Судного дня.
Название и вправду было дурацким.
Вокруг не было никого, но Сандра все равно подозрительно осмотрелась и на всякий случай опустила руку, чтобы потрогать нож. Просто так, убедиться, что он вообще есть.
Кэйтлин потянулась к дверной ручке и увидела, что та оплавилась, а сама дверь болтается кое-как. Кэйтлин толкнула ее ногой. Послышался пронзительный скрип, можно было заходить внутрь.
Большое помещение, ниши для огромных зеркал, сейчас пустующие. Только в нескольких по углам виднелись маленькие острые кусочки стекла. На полках слой ядовитой, жгущей язык пыли, на полу бетонная крошка, осыпавшаяся с потолка. Кэйтлин подумала, что, будь сила немного большей, здесь не уцелело бы ничего.
Пока она осматривалась, Сандра подошла к стеллажам с коробками, присела на корточки и открыла одну из них. Мужская одежда. Прошла вперед — обувь. Кэйтлин стояла возле картонных ящиков, и сразу заглянула в один из них. Белье. Просто отлично. Женский отдел находился рядом. Примерочная расположилась там же.

— Наконец-то я в новых джинсах, — облегченно произнесла Кэйтлин, все еще пытаясь отыскать зеркало. Потом стянула с себя старую клетчатую рубашку — Сандра залюбовалась ее татуировками и замерла, перестав перебирать коробки — и тут же надела черную футболку, с вышитой фразой «в Техасе клево». Кэйтин верила, что это так. Выбирая обувь, она пересмотрела все, но здесь были только туфли на каблуках. Не то чтобы это ее всерьез расстроило, но вот Сандру, похоже, да. В итоге Кэйтлин переобулась в черные, подняла голову…
И подняла голову. Сандра как раз натягивала черные штаны. Серебристый пояс болтался рядом, пытаясь ударить ее по бедрам. Кэйтлин смотрела и думала, что, если бы подняла голову раньше, могла увидеть, как Сандра переодевает футболку.
Но Сандра уже это сделала. Бордовая, с монохромной фигурой рок-певца, сжимающего ладонями микрофон. В такой одежде Сандра сама становилась похожей на рок-звезду. Хрупкая, с растрепанными синими волосами, такая тонкая и неестественная, нелепая в этом полуразрушенном магазинчике. Но все действительно было так.
Кэйтлин опустила глаза на ее туфли и рассмеялась.
— Розовые? Серьезно?
Они и вправду были бледно-розовыми, и казались почти игрушечными сейчас, когда мир каждую секунду превращался во что-то иное, скрываясь от тех, кто собирался его уничтожить.
Сандра развела руками и произнесла как можно небрежнее:
— Здесь все равно больше ничего нет, так почему бы не выбрать красивый цвет?
В небе алел след пронесшейся мимо очередной кометы. Сандра смотрела на пожелтевшие, сморщенные рекламные плакаты с изображениями обнаженных девушек.
Нужно было идти.
Где-то раздался взрыв.

*
У следующей базы, на которую они попали с помощью той же карты, было смешное название — Тореадор.
Кэйтлин рассчитывала на приветливую семью испанцев, но получила не особо приятный, пропитанный нафталином привет из прошлого. Из того прошлого, где был Ронни.
Она сидела за столиком у стены, пила горячий чай с сухим печеньем. Людей было много. За это время Кэйтлин успела отвыкнуть от такого большого количества существ вокруг, от вечно живого Лондона. Казалось, что все это сон. Кэйтлин не знала, ни чем занималась в последнее время, ни что будет делать после того, как выспится и допьет свой чай, на время она даже забыла о Сандре.
Та как раз говорила с кем-то. Кэйтлин видела, что Сандра скучает по людям. Как она цепляется за возможность поговорить, попасть в место, где шанс встретить кого-то достаточно высок. Кэйтлин это не было нужно, но Сандре — было.
Она смотрела на Сандру, выглядящую расслабленной впервые за долгое время, жадно впитывающую слова, которых часто не получала. Она непринужденно поправляла волосы, смеялась шуткам и рассказывала о том, что успела увидеть за это время.
— Я отойду, — Кэйтлин коснулась ее плеча и встала, чтобы попросить у хозяйки чего покрепче.
Раньше вечером она пила виски, с утра вместо завтрака раскуривала косяк, к вечеру успевала угнать машину. Было странно вспоминать об этом в прошедшем времени, Кэйтлин не думала, что когда-то сможет жить по-другому. Но могла, она могла все.
Разве что сохранить лицо стало куда сложнее, когда на ее пути, между пустыми столиками, вырос Джоди, привет из прошлого.
— Кроуфер, — он улыбнулся, сузив глаза. — Давно не виделись.
Джоди был офигительным мудаком, которого Кэйтлин еще тогда не могла терпеть. Сейчас, укутанный пестрым шарфом, с дредами и засохшими каплями крови на темной коже, он был еще более отвратительным. Большой, высокий, с хищным выражением, отражающимся в каждой черте лица. Он был опасным и мерзким, Кэйтлин почувствовала это сразу.
— И не увидимся столько же, — она улыбнулась, но за улыбку сошла гримаса, и направилась к своему столику.
— Стой, — прорычал Джоди, схватив ее за руку.
На самом деле, он говорил в самой обычной манере. Рычание, движения хищника, взгляд охотника. Безумие в темных глазах.
— Отпусти меня, — спокойно сказала Кэйтлин, вдохнув как можно больше воздуха.
Джоди сделал вид, будто ничего, кроме тишины, не слышал.
— Как там наши? — спросил он, наклоняясь ближе, не выпуская руку Кэйтлин, касаясь волосами ее щеки.
Кэйтлин пошевелила пальцами, подавляя злость.
— Похоже, что я все еще с нашими? — она усмехнулась перед тем, как раздраженно заговорить. — А теперь отпусти меня и свали отсюда, Джоди.
У Джоди затрепетали ноздри.
— Не будь заносчивой сукой, — на ухо прорычал он.
— Отойди от нее, — послышался голос Сандры.
Кэйтлин увидела нож, блеснувший в ее рукаве. Джоди рассмеялся, Сандра шагнула ближе. Он отвлекся, этого было достаточно, чтобы позволить магии заговорить.
В ладони разгорался сгусток огня.
— Еще немного и я не смогу ее контролировать, — прошипела Кэйтлин, — если ты не всегда приходил обдолбанным, то помнишь, что я кое-что умею.
Это было правдой. Только ожоги больше не появлялись.
И Джоди действительно отпустил ее, злобно сверкнув глазами.
Сандра коснулась ее плеча.
— Кто это? — произнесла она, настороженно вглядываясь, заметил кто-то магию или нет.
Но все было тихо.
— Веселый привет из прошлого, — мрачно отозвалась Кэйтлин и добавила: — пошли спать, а?

Она действительно собиралась спать, но Сандра лежала рядом, а прошлое, казалось, просачивалось из стен, капало с потолка и оседало в легких рассыпчатой, ядовитой пылью. Кэйтлин вспоминала сотни вечеров, пропитанных свободой и алкоголем, десятки утренних бесед, начавшихся глубокой ночью, бесконечную опасность, постоянный адреналин. Удовольствие. Кэйтлин скучала по тому периоду своей жизни и по тем людям.
Китти, милая девочка, красящая волосы в розовый цвет, занималась слежкой. И ей удавалось. Может быть, от того, что ее никто не воспринимал всерьез. Роберт постоянно приводил незнакомых девушек, которые исчезали с первыми лучами солнца, чтобы ночью вернуться в новом обличье. Тело Олли Спирса было покрыто татуировками, а мозги затуманены травяным дымом, но его любили все, даже чертов Джоди.
Кэйтлин не знала, что с ними сейчас, где они. Когда в последний раз виделись, все оставались в Лондоне. Сейчас… сейчас Кэйтлин надеялась, что все они сидят на каких-то базах и занимаются теми бесполезными вещами, которым даже апокалипсис не мог помешать.
Сон не шел.
Пугался нахлынувших воспоминаний, сверкал пятками, убегая от них, испарялся сквозь закрытые окна. Сандра спала.
Кэйтлин встала, оделась и пошла в бар. Людей было меньше. И теперь за стойкой стояла не миловидная старушка в цветном берете, а молодая девушка, кажется, ее племянница.
Ночью работы было мало. Иногда заезжали путники, которых ночи удавалось застать врасплох. Были заняты всего пару столиков, остальные ждали утра, когда все прячущиеся бросятся искать помощь. Мало кто решался идти куда-то с наступлением сумерек.
Мужчина с женщиной в самом темном углу, да парень за барной стойкой, вот и все полуночные посетители.
Кэйтлин забралась на самый высокий стул.
— Коньяк есть? — устало спросила она, стуча ногтями по столешнице. Перстни переливались в тусклом свете единственной лампочки — всего, что оставалось из редких запасов, из крох уцелевшей цивилизации.
Девушка улыбнулась:
— Есть.
Налила и отошла на кухню.
Кэйтлин выпила его так, как обычно любила пить раньше. Залпом, быстро, на мгновение задержав дыхание.
— Не спится? — обернулся тот самый парень.
Воротник его кожанки был поднят.
— Нет, — покачала головой Кэйтлин, — а вам?
Тот отмахнулся:
— Мы тут взорваться можем в любую минуту, не хочу проспать последние часы жизни. Отосплюсь потом. Кстати, — он протянул руку, — Джеймс.
— Кэйтлин, — она отставила рюмку и подала свою.
Оказалось, что Джеймс был байкером. Его руки были испещрены сеткой успевших зарубцеваться шрамов, в глазах таилось отчаяние и бесстрашие.
— Может, сядем за столик? — он неопределенно махнул рукой.
Кэйтлин согласилась.
— Не думаю, что там мы кому-то помешаем.
Джеймс напоминал ее Ронни. Небритый, отчаянный и опасный. Но опасный в хорошем смысле, такой положительный негодяй, в которых всегда влюбляются и зрители, и героини.
Они разговаривали, и бутылка коньяка подходила к концу, звякала пустотой. Джеймс рассказывал о мастерской, которую ненавидел, о мотоциклах, которые обожал, о бесцельном путешествии по стране, ветре и счастливой свободе, не обремененной ничем, кроме красивого одиночества. Кэйтлин не нужно было объяснять. Она считала себя такой же.
Сегодня в одном городе, к вечеру во втором, только проехав третий. Никого на соседнем сиденье, незнакомые улицы, люди, с которыми никогда не встретишься, никаких обязанностей.
Ей не хватало этого. Всего этого.
Включая таких пьяных полуночных разговоров.
Джеймс просто слушал, не расспрашивая и не сбивая очарование, насланное глубокой ночью. Кэйтлин говорила. Потом они поцеловались, и она не могла сказать, как это произошло.
— Здесь есть пустые комнаты, — прошептал ей на ухо, обнимая за талию и притягивая ближе, — а у меня — еще и презервативы.
Кэйтлин чувствовала себя так, словно прошлое не просто вернулось, но и забрало ее туда, где мир еще не горел, как спичка, и самой важной проблемой был вопрос: где достать курева на сегодня?
Кэйтлин знала, что все закончится утром, и это было самым приятным из того, что сейчас происходило.
— Конечно, — шепнула она в ответ, — конечно.

Джеймс уехал до того, как солнце поднялось снова. Они вместе спустились в бар, выпили по последней рюмке и Джеймс сказал:
— Прощай, крошка.
Никаких «может, еще увидимся», ничего такого.
И Кэйтлин подмигнула ему в ответ. И это было прекрасно.
Она вошла в комнату, где все еще спала Сандра. Опустилась рядом, и внезапно с поражающей ясностью ощутила, что пришло время отпустить прошлое. Татуировки в память о Ронни оставить, а прошлое отпустить. Настоящее было вполне хорошим. А будущего вообще не было. И жить прошедшим совсем не стоило.
Кэйтлин смотрела в потолок и парила в тающей ночи, качаясь на алкогольных волнах.
Спать не хотелось.
Солнце скреблось в окно.

*
Сандра зевнула.
— В последнее время нам везет на сносные жилища, — произнесла она, — и я уже почти не чувствую себя вором, когда хожу по ним.
В этот раз они нашли маленький милый домик, окруженный обугленными стволами. Когда-то вокруг него был сад.
Кэйтлин сидела на полу, поджав под себя ноги, и рассматривала найденный в ящике старого стола ноутбук.
Разряженный, со стертыми изображениями на клавишах, такой далекий и невозможный, словно никогда и не существовавший.
— Было бы здорово выйти в интернет, — произнесла она, собирая волосы. — Ну, знаешь, во время войны компьютеры использовали для передачи данных. Что, если и сейчас так.
Сандра кивнула:
— Было бы очень круто, капсула это знает, но мы не можем.
Она развела руками и откинулась на спинку дивана, проеденную молью, но все еще мягкую и уютную. Повисло молчание, Кэйтлин водила пальцами по перстням. Она делала так всегда, размышляя о чем-то важном.
И наконец ее голос разрезал мутную тишину.
— Мы можем, — тихо и не очень уверенно сказала она, — по крайней мере, можем попробовать.
Теперь ее голос зазвучал веселее, в глазах появился огонек, и все внутри радовалось очередной возможности нагнуть мир.
— Как? — Сандра тут же заинтересованно подалась вперед.
— У меня есть магия. И если получается перекатывать в ладонях огонь, то почему не получится пропустить через них электричество?
Кэйтлин вскочила. Она нервничала, но это была приятная дрожь, всегда появляющаяся накануне чего-то значительного и почти преступного. Как миллион раз до этого.
В глазах плясали веселые огоньки.
Сандра выглядела так же, но спросила:
— Ты уверена, что сможешь справиться? Если это опасно?
Кэйтлин улыбнулась и отмахнулась.
— Справлюсь, бывало хуже.

Теперь Сандра выглядела сосредоточенной. Волосы собрала в хвост и дышала часто. Кэйтлин же, наоборот, казалась совсем спокойной. Коснулась запястья пальцами — привычный расслабляющий жест — остановилась и кратко произнесла:
— Я не знаю, сколько у нас будет времени. Минута, пять, больше. Капсула уже дала тебе нужные указания?
— Нет, — покачала головой Сандра, — но я просто буду знать, что и где искать сразу, как только появится сеть.
Кэйтлин кивнула и села на пол.
— Не отвлекай.
Сандра поставила перед ней ноутбук.
Кэйтлин закрыла глаза и представила, как по венам струится ток. Она старалась полностью ощутить его, услышать его слишком быструю, слишком спонтанную речь, направить к ладоням. Минутой спустя ощутила щекотку в пальцах, чуть позже — легкое покалывание в них же. Невидимая потрескивающая энергия росла в ней, давила тяжестью, прижимала ее к земле. Кэйтлин глубоко вдохнула и медленно подняла руки. Тяжесть была очень сильной, поэтому Кэйтлин с трудом, будто в замедленной съемке, выпрямила пальцы и направила их к ноутбуку. Энергия медленно покидала ее, просачивалась в пространство и окутывала ноутбук сиянием. Кэйтлин чувствовала, как из нее уходит собранная только что сила, как тяжесть уходит и остается легкость. Это было похоже на больничную процедуру вдыхания кислорода. Тело казалось легким, снежинки плясали перед глазами. Кэйтлин ощутила головокружение. Будто со стороны, словно это происходило не с ней, а с кем-то. Мысли расплывались, она уже почти ничего не весила, снежинок становилось больше и больше. Они обволакивали ее, укрывали плотным одеялом, не прекращая своего танца…
— Кэйтлин, Кэйтлин, очнись, — кто-то ударил ее по щеке.
Сандра. Точно, Сандра.
Кэйтлин резко вдохнула воздух, сразу же поперхнулась им и попыталась встать. Она лежала на полу и чувствовала, как щемит в висках.
— Все хорошо, — прошептала она, потому что не могла говорить громче, саднило горло, — сколько меня не было?
— Три минуты, — Сандра гладила ее по волосам, помогая встать.
— А ты…
— Тише, — Сандра приложила палец к ее губам, — я все успела.
Когда голова коснулась подушки, стало гораздо легче воспринимать действительность. Снежинок не было. Комната не наползала со всех сторон.
— Ну? — Кэйтлин поднесла ладони к пылающим щекам. — Что-то узнала?
— Да. Должен уцелеть хотя бы клочок земли, чтобы у вселенной был генетический материал, — тихо произнесла Сандра.

*
Сердце билось как сумасшедшее. Они бежали так быстро, что треснутая земля, мусор и обугленные деревья сливались в одно большое и ужасно мутное мятно.
— Агенты, — по слогам выдохнула Сандра, не переставая бежать, — в этот раз точно они, я знаю.
Кэйтлин не говорила. Потом успеют. Сейчас главное скрыться, спрятаться. Неважно, как их выследили, и что их ждет, главное — успеть уйти, обо всем остальном можно подумать позже.
Они бежали. Снова и снова, дальше и дальше. В стороне, левее, Кэйтлин заметила небольшой барак. Деревянный, неизвестно как выстоявший, вынесший метеоритный дождь.
— Сюда, — она схватила за рукав Сандру, — быстро сюда.

Сандра опустилась на колени, только Кэйтлин закрыла дверь. Пыталась отдышаться. На языке чувствовался вкус ядовитой пыли, было безумно жарко и духота, казалось, начала попросту плавить воздух.
— Нужно, — Сандра сглотнула, во рту было сухо, как в Сахаре, если не больше, — драться. Капсула не должна пострадать.
Разговаривать было больно.
— Мы не должны сдаваться, — сбивчиво бормотала она, поднимаясь с колен.
Ее шатало. Сандра встала, цепляясь за стены. Вытащила пистолет из сумки. Руки дрожали. На скуле красовалась ссадина. Потянулась за ножом, выронила его перед тем, как заткнуть за пояс.
— Нельзя ждать здесь, нужно застать их там, — пошли.
Она, словно безумная, шагнула к двери. Язык заплетался. Не слушались ноги.
— Стой, — Кэйтлин прислонилась к двери, только закрыв ее, и так и не сдвинулась с места. — Стой.
Она уже почти отдышалась. Можно было сделать это быстрее, но нельзя было тратить силы.
— Ты не понимаешь, — сказала Сандра, скривившись от боли, — они убьют нас. Я чувствую это. Нужно успеть первыми. Отойди.
Кэйтлин взглянула на нее и увидела одну решительность. Посмотрела и поняла, что отговаривать бесполезно. Теперь они действительно были в опасности.
Но оказались бы в еще большей, если бы вышли наружу.
Кэйтлин чувствовала мысли Сандры. Не знала точно, но ощущала их. Сандра не собиралась остановиться, и Кэйтлин сделала то, что первым пришло в голову. У окна стоял деревянный стол.
— Подожди, — ответила Кэйтлин, — сейчас.
Вскинула руку и закрыла глаза. Наручники соткались из воздуха. Тяжелые, металлические, так странно выглядящие здесь, в сторожке.
— Что ты… — растерялась Сандра, когда Кэйтлин вдруг отделилась от двери, шагнула вперед и резко толкнула ее к столу.
Сандра не успевала понять, что происходит, и Кэйтлин получила возможность сделать то, что планировала с самого начала.
— Извини, — произнесла она, защелкивая наручники сначала на запястье Сандры, а потом на ножке неподъемного стола, — так надо.
Сандра рванулась вперед и вскрикнула:
— Они убьют нас, как ты не понимаешь.
— Тихо, — теперь Сандра приложила палец к ее губам. — Не отвлекай меня и все будет хорошо.
Кэйтлин тренировалась, ее силы росли с каждым днем, магия рассказывала ей все больше.
Она снова пыталась сосредоточиться. Представила невидимую точку в центре сторожки, вершину купола. И четыре линии, тянущиеся к ней от углов. Мысленно соткала призрачную паутину, так же обнесла ею домик, направила на нее энергию. Паутина крепла, превращалась в щит. Сначала слабый — растает, только подуй — потом крепче, крепче… Кэйтлин не открывала глаз. Она не чувствовала себя в безопасности. Знала, что сквозь эту защиту можно пробиться. Пока еще можно. Сила лилась по ее рукам, срывалась с пальцев, вырывалась с каждой каплей выдыхаемого воздуха и стремилась к паутине. Окутывала ее, укрепляла. Кэйтлин начала чувствовать легкую тошноту, но так и не прекратила. Сила еще была, она уходила сама, не приходилось ее выталкивать или направлять силой. Кэйтлин запрокинула голову. Из носу пошла кровь, и почти сразу Кэйтлин ощутила ее солоноватый привкус на своих потрескавшихся, сухих губах.
Как только первая капля стекла по подбородку вниз, Кэйтлин упала на колени, уперлась руками в пол.
Сандра рванулась к ней, но не смогла дотянуться.
— Хватит, — кричала она, — прекрати.
И Кэйтлин с удивлением поняла, что уже можно. Защита была плотной.
Она поднялась и, пошатываясь, подошла к окну. Кровь остановилась. Кэйтлин вытерла ее рукавом, потому что носовых платков не было, и улыбнулась.
— Посмотри, — произнесла она.
Подойти к окну Сандра могла. И сделала это, увидев, как двое мужчин пробежали мимо.
— Мы смогли, — устало произнесла Кэйтлин, — смогли.
И прижалась лбом к стеклу.
Сандра сползла на пол. Сердце все еще колотилось, но они справились. Кэйтлин справилась. Капсула была в безопасности.
Сандра сидела, пытаясь выровнять дыхание, когда подошла Кэйтлин.
Опустилась на корточки, взглянула на нее сверху вниз, улыбнулась и прошептала:
— Ты чертовски мило смотришься в наручниках. Чертовски.
И медленно очертила пальцем линию ее губ.
Сандра, прикованная к столу, беззащитная, пытающаяся казаться сильной, была такой красивой и близкой, что Кэйтлин решила пока не освобождать ее.
Не то чтобы Сандра просила ее об этом.
*
У сторожки, Сандра заметила это только десять минут назад, стоял ржавый автомобиль, с отвинтившимися номерами. Сейчас к нему прислонилась Кэйтлин, а Сандра опустила голову ей на колени, растянувшись на сухой земле.
Погони не было, капсула отдыхала.
Сандра посмотрела вверх и медленно произнесла:
— Говорят — я слышала, когда мы были в Тореадоре — что, если внимательно посмотреть на небо, за всей грязью, за ядовитыми облаками можно увидеть звезды. Они до сих пор там. Так странно.
Кэйтлин промолчала. Только вскинула руку и медленно провела по ее скуле. Ссадина исчезла, будто ее и не было.
Солнце закашлялось и почти опустилось за горизонт. Марс все еще подбирался ближе. Небо вспыхнуло перистым следом — пронеслась комета. Сандра не увидела ее, но сказала:
— Нужно спасти хотя бы клочок земли, надо заняться этим.
Кэйтлин задумчиво пропускала ее синие волосы между пальцев. Пряди цеплялись за большие перстни, но Сандра будто не замечала этого.
Наконец Кэйтлин произнесла:
— Я знаю, что маленький клочок можно восстановить, но моих сил не хватит. Нужно вернуться к Александру, уверена, он поможет.
Александр был очень сильным магом, и Кэйтлин казалось, что помог он им не просто так, а будто зная, что это ему вернется. Если Александр действительно хотел выжить, он должен был согласиться.
Сандра вздрогнула, потому что капсула обожгла ее сразу после слов Кэйтлин.
— Капсула согласна с тобой, — ответила она.
В небе клубился дым. Старый поржавевший автомобиль напоминал добрую собаку.
— Кэйтлин, — тихо протянула Сандра, — я так и не назвала тебя по фамилии. Ни разу.
Кэйтлин посмотрела Сандре в глаза.
Никто из них не увидел, как одинокая звезда блеснула в небе, и комета пронеслась мимо.
Солнце ушло, оставив после себя золотистый след.
Марс был уже совсем рядом.
...на главную...


декабрь 2019  
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

ноябрь 2019  
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930

...календарь 2004-2019...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Законченные фики
2019.12.06
Учась говорить [3] (Гарри Поттер)



Продолжения
2019.12.10 02:47:42
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


2019.12.08 02:07:35
Быть Северусом Снейпом [251] (Гарри Поттер)


2019.12.04 12:55:38
Без права на ничью [2] (Гарри Поттер)


2019.11.28 21:36:33
Дамбигуд & Волдигуд [3] (Гарри Поттер)


2019.11.28 17:37:03
Капля на лезвии ножа [3] (Гарри Поттер)


2019.11.21 21:49:25
Наследники Морлы [1] (Оригинальные произведения)


2019.11.21 19:12:28
Своя цена [20] (Гарри Поттер)


2019.11.17 21:35:03
Работа для ведьмы из хорошей семьи [0] (Гарри Поттер)


2019.11.16 23:22:58
Змееносцы [11] (Гарри Поттер)


2019.11.10 08:05:26
Список [8] ()


2019.10.31 15:09:33
Солнце над пропастью [107] (Гарри Поттер)


2019.10.30 18:08:31
Страсти по Арке [9] (Гарри Поттер)


2019.10.28 13:36:46
Драбблы (Динокас и не только) [1] (Сверхъестественное)


2019.10.24 00:56:13
Правила ухода за подростками-магами [19] (Гарри Поттер)


2019.10.21 15:49:12
Бессмертные [2] ()


2019.10.15 18:42:58
Сыграй Цисси для меня [1] ()


2019.10.11 09:05:17
Ходячая тайна [0] (Гарри Поттер)


2019.10.10 22:06:02
Prized [4] ()


2019.10.09 01:44:56
Драбблы по Отблескам Этерны [4] (Отблески Этерны)


2019.10.06 19:23:44
Я только учу(сь)... Часть 1 [57] (Гарри Поттер)


2019.09.15 23:26:51
По ту сторону магии. Сила любви [2] (Гарри Поттер)


2019.09.13 12:34:52
Рифмоплетение [5] (Оригинальные произведения)


2019.09.08 17:05:17
The curse of Dracula-2: the incident in London... [28] (Ван Хельсинг)


2019.09.06 08:44:11
Добрый и щедрый человек [3] (Гарри Поттер)


2019.09.01 18:27:16
Тот самый Малфой с Гриффиндора [0] (Гарри Поттер)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2019, by KAGERO ©.