Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

В Лютном переулке поступил в продажу набор "Юный Гриндельвальд". В комплекте... надувной Альбус Дамблдор в полный рост. ;)

Список фандомов

Гарри Поттер[18434]
Оригинальные произведения[1223]
Шерлок Холмс[713]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![182]
Белый крест[177]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[175]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[132]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Произведения А. и Б. Стругацких[106]
Темный дворецкий[102]



Список вызовов и конкурсов

Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[3]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]
Британский флаг - 8[4]
Фандомная Битва - 2015[48]



Немного статистики

На сайте:
- 12610 авторов
- 26928 фиков
- 8563 анекдотов
- 17632 перлов
- 654 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...


Чёртово колесо

Автор/-ы, переводчик/-и: Мора
Бета:alia/Alleeya/Ariwenn
Рейтинг:R
Размер:мини
Пейринг:БКр-млад./БЛ
Жанр:Drama, POV
Отказ:Все права принадлежат Дж. Роулинг.
Цикл:Крауч-младший [1]
Фандом:
Аннотация:Оставайся, мальчик, с нами, будешь нашим королём. (с)
Комментарии:1) Написано на Фест редких пейрингов «IBelieve»;
2) На других ресурсах опубликовано под ником "Фатия"
Каталог:Пре-Хогвартс, Упивающиеся Смертью, Второстепенные персонажи
Предупреждения:насилие/жестокость
Статус:Закончен
Выложен:2013.05.29 (последнее обновление: 2013.05.29 12:25:19)
 открыть весь фик для сохранения в отдельном окне
 просмотреть/оставить комментарии [1]
 фик был просмотрен 764 раз(-a)



Оставайся, мальчик, с нами, будешь нашим королём.


— Это всего лишь игра, — сказала Беллатрикс. — Только ставки выше и азарта больше, чем в квиддиче, а правила те же.
— Неужели?
— Да, Барти. Смотри, — она кивнула в сторону колеса обозрения — одного из любимых аттракционов магглов. — Какая у него высота? Двести? Триста футов?
Я неуверенно пожал плечами, чем вызвал снисходительную усмешку.
— Ты только представь, что будет, если оно рухнет вниз.
— Паника? — полюбопытствовал я, не в силах отвести взгляд от её лица, прекрасного и загадочного в тусклом свете фонаря.
Мы стояли в тени, скрытые чарами, и наблюдали. До начала рейда оставались считанные минуты.
В парке аттракционов больше сотни человек, радостных, наивных, ничего не подозревающих. Легкая добыча, скучная. Куда интересней вступить в схватку с аврорами, ощутить, как магия покалывает в кончиках пальцев, прежде чем сорваться с палочки ярким лучом заклинания.
Но нам нужно привлечь внимание, а смерть пары волшебников ничтожна в сравнении с убийством десятков магглов.
Страх — тоже оружие. Он сильнее Круцио вгрызается в плоть, заставляя агонизировать годами, действеннее Империо управляет людьми, делая их послушными марионетками в руках умелых кукловодов. Страх можно сравнить с Авадой, ведь, убивая, он тоже не оставляет следов.
— Рудольфус даст нам знак, ты аппарируешь к главному входу и активируешь щит — сегодня никто не должен уйти. — Беллатрикс нетерпеливо облизала губы. Её раздражала необходимость прятаться, ведь куда проще ударить, чем таиться по углам подобно крысам.
Вот в небе вспыхнул сноп зелёных искр. Раз, второй, третий... Доверчивые магглы думают, что кто-то запустил фейерверк. Им даже в голову не приходит, что это сигнал к атаке.
Аппарировав к входу — железным воротам, распахнутым настежь, — я произнес заклинание. Тонкая, блестящая, словно мыльный пузырь, плёнка накрыла всю территорию, вспыхнула на миг и стала невидимой. Замечательно! Теперь пройти смогут только обладатели Чёрной метки.
Тем временем игра началась. Аттракцион вспыхнул магическим пламенем, остановился, будто одновременно сломались все шестерёнки, а потом его опорные оси с громким скрежетом переломились пополам. Это было одновременно ужасающее и завораживающее зрелище. Огромное колесо, обвешенное кабинками, словно ягодами, покатилось, уничтожая всё на своем пути. Оно сминало палатки, лотки, давило людей, поджигало всё, с чем соприкасалось. Казалось, за несколько мгновений всё вокруг охватил огонь. Жадный, неистовый, яркий, он, как и Беллатрикс, играючи втянул всех в свою забаву. И плевать, что выжить в ней невозможно. Это ведь так весело!
Надрывный и пронзительный крик стал тем рычагом, который запустил механизм безумия. Я стоял за щитом и мог только наблюдать, но другие Пожиратели участвовали в бойне. Они не убивали и не пытали, нет. Просто то тут, то там возникали магические стены, создавая лабиринт. Коридоры, тупики, развилки — всё это путало, заставляло ходить кругами, выматывало. Изысканное развлечение только для настоящих ценителей, пересытившихся кровью и пошлой коллекцией прадедушкиных инструментов для задушевных бесед.
А я застыл, сжимая палочку влажной ладонью и заставляя себя смотреть. К горлу подкатывала тошнота, хотелось зажать уши, чтобы не слышать криков боли, просьб о помощи, сбежать от искажённых, обгоревших лиц и того, как магглы налетают на щит, стучат, в попытке проломить, обдирают до крови руки. И кричат, кричат, кричат, захлёбываясь ужасом и отчаяньем.
Беллатрикс остановилась, любуясь паникой. Медленно улыбнулась и взмахнула палочкой. Стоящего напротив нее маггла вздернуло невидимым крюком в воздух и швырнуло об щит. Послышался глухой удар, и маггл мешком свалился вниз, распластавшись на земле, словно раздавленное насекомое. Беллатрикс заливисто расхохоталась и направилась ко мне. Магглы при ее приближении отшатывались, разбегались, бормотали бесполезные молитвы, но никто не пытался ее остановить. Подойдя к щиту, она коснулась рукой барьера, и я неосознанно повторил ее движение. Нас разделяла магия, но я мог поклясться, что ощущал тепло ее кожи. Она пристально смотрела на меня, предлагая вместе насладиться страхом и отчаяньем магглов.
И я впитывал в себя их агонию и невольно улыбался. Ведь там, внутри, была Беллатрикс — отчаянная, порывистая и удивительно расчётливая. Бесстрашная.
Это всего лишь игра, и она обязательно станет в ней победителем.

***

С рейда мы вернулись уже под утро. Усталые, с покрасневшими от недосыпа глазами, возбуждённые ещё пузырящимся в венах азартом, мы смеялись, шутили, ощущали себя едва ли не героями.
Резкий, циничный Рудольфус лениво улыбался, понимающе кивая, словно добрый дядюшка, пил огневиски, говорил тосты в честь Тёмного Лорда и чистой крови. Он был богом и королём на этом пиру, ведь именно ему удалось сломать оси в колесе обозрения. Из обычно скучного рейда получилось незабываемое зрелище.
Зануда Розье уснул прямо в кресле. Задание выполнено, в небе осталась Метка, Господин будет доволен — больше его ничего не интересовало.
Рабастан поглядывал на часы, зевал и жаловался, что ему через два часа надо на работу в Министерство. Как человек, занимающийся политикой, он не имел права вызывать хотя бы малейшее подозрение. Слишком многое от него зависело.
Я же был вольной птицей, поэтому, попрощавшись со всеми, направился к выходу из поместья. Хотелось пройтись до границы аппарационного барьера, проветрить голову и подумать, что делать дальше. Сегодня я ещё на шаг приблизился к своей цели, но если я её достигну, то дороги назад уже не будет.
Беллатрикс догнала меня у самой двери, поймала за руку, окутала ароматом бергамота, фрезии и дыма и попросила:
— Останься.
— Мне домой надо, Белла.
Я ласково заправил ей за ухо выбившийся из прически локон. Не удержавшись, провёл пальцами по щеке, наслаждаясь нежностью кожи. А она нетерпеливо мотнула головой и повторила:
— Останься! — не просьба, приказ.
— Зачем?
— Тебя там никто не ждёт, Барти, а здесь есть я.
Вздохнул тяжело, устало. Притянул её к себе, крепко обнял, уткнулся лицом в волосы, вдохнул запах дорогих духов и понял, что сегодня подумать не получится. А завтра… Завтра будет поздно.

***

Моя мать собирала музыкальные шкатулки: большие и маленькие, с танцующими балеринами, порхающими феями, волшебными птицами — все они занимали своё почётное место на полке. Но одна из них, вырезанная из клёна и искусно украшенная цветами шиповника, была гордостью коллекции. Мелодия, подобно песне сирен, гипнотизировала, увлекала, заставляя раз за разом заводить механизм.
Помню, она стояла на камине в гостиной в окружении семейных колдографий и серебряных статуэток гиппогрифов. Когда во мне впервые проснулась стихийная магия, я разнёс всё, что было в комнате. Стёкла разбились, осыпавшись на пол колючими осколками, все хрустальные предметы лопнули, словно переспелые плоды, а безделушки разбросало по углам, сплющив и раздавив. Досталось и шкатулке. Смятая, как будто на ней станцевал тролль, с обломанными цветами шиповника, она всё же продолжала играть. Возможно, именно это спасло меня от гнева матери, ведь в нашей семье вещи любили гораздо сильнее, чем людей.
Тогда мне было семь. Сейчас — девятнадцать, но ничего не изменилось. Общие ужины в пятницу вечером, отец, который живёт на работе и изредка приходит домой, тем самым делая нам одолжение, мать, коллекционирующая шкатулки, в попытке разогнать их музыкой невыносимую, удушающую тишину. И я — сплошное разочарование, которое сбежало при первом же удобном случае, лишь бы не оставаться в «родных» стенах.
Но от Бартемиуса Крауча-старшего сложно скрыться. Он выбил мне должность в Министерстве, заставив работать с бумагами, присылал еженедельное письмо, где сообщал, какой приём или званый ужин я должен посетить, и каждый раз ставил в конце размашистую подпись, словно я — его подчинённый, а не родной сын.

Иногда я любил гулять по Косому переулку в одиночестве: рассматривать витрины, выпить стаканчик огневиски в Дырявом котле и съесть мороженое в кафе Фортескью. Но все рано или поздно приедалось. Как-то раз я рискнул наведаться в Лютный переулок. Меня поразил контраст: серые обшарпанные стены, волшебники, кутающиеся в темные мантии и прячущие лица под капюшонами и широкополыми шляпами. Нигде не было видно ярких вывесок, не слышно привычного шума и смеха. Лютный был похож на муравейник, со своими правилами и законами. Я чувствовал себя в нем жуком, чья зеленая мантия буквально кричала, что я здесь чужак.
Толкнув дверь ближайшей лавки, я вошел внутрь. За прилавком стоял неприятый тип, с бегающими глазами. Он то и дело промокал платком свою лысину и заискивающе улыбался своей единственной покупательнице. Я видел лишь ее спину и длинные роскошные черные волосы.
Я замер, рассматривая ее неприлично долго и недоумевая, что такая женщина могла забыть в этой дыре. Тем временем продавец отдал ей пакет с покупками, она расплатилась и обернулась.
«Слишком красивая», — была первая мысль, возникшая в моей голове, а вторая не успела появиться. Она заметила меня, улыбнулась, словно давнему знакомому и пошла к выходу.
Я последовал за ней, судорожно соображая, как завязать разговор. Но, оказавшись на улице, она заговорила первой:
— Проводишь?
— Да! — воскликнул я и, смутившись, пробормотал: — конечно, провожу. Вам куда?
Она кивком указала в сторону Косого переулка. По дороге мы не разговаривали, но неловкости я не ощущал. Мы расстались у выхода из переулка, она бросила короткое «спасибо», улыбнулась и аппарировала. А я даже не успел спросить ее имя.

***
Во второй раз я встретил эту женщину на одном из обязательных приёмов, которые я должен был посещать по воле отца. Ее звали Беллатрикс Лестрейндж. Ослепительная, в роскошной бордовой мантии, сверкающая драгоценностями и насмешливой улыбкой, она одновременно и притягивала, и отталкивала меня.
Я весь вечер смотрел на неё украдкой, кружил по бальному залу, боясь приблизиться, и пил огневиски, словно тыквенный сок. Алкоголь помогал ненадолго избавиться от смущения, унять дрожь в руках и набраться смелости, чтобы подойти и представиться.
Но что сказать?
«Здравствуйте, миссис Лестрейндж, меня зовут Барти Крауч… младший».
А дальше можно было спокойно откланяться и идти напиваться в каком-нибудь тёмном углу, пытаясь забыть свой позор.
Люди для меня делились на несколько категорий: те, кто ненавидел моего отца, те, кто его терпел, и те, кто его боялся. Исключения отсутствовали, что накладывало своеобразный отпечаток и на отношение ко мне. Все видели в Крауче-младшем тень Крауча-старшего, его копию, причём неудачную. И чтобы я ни делал, мне не удавалось стереть это клеймо.
Беллатрикс подошла ко мне сама; я сидел на улице и ждал возможности уйти, не привлекая внимания отца. Она же опустилась рядом на скамейку, кутаясь в тёплую шаль, рассмеялась, видя моё удивление, и сказала:
— Не стоит так много пить, если некому потом сопроводить тебя домой, мальчик.
Это «мальчик» неприятно резануло слух, но я промолчал, лишь досадливо поморщился и сделал ещё глоток огневиски прямо из бутылки. Меня больше не заботило, что она обо мне подумает.
А миссис Лестрейндж посмотрела на меня с интересом и вдруг заговорила обо всём на свете, искусно избегая тем, связанных с политикой и Министерством. Я слушал, улавливая малейшие изменения интонаций, наслаждался чувственным голосом и совершенно не вникал в смысл слов. Сидели мы с ней долго, а потом, когда пришло время прощаться, она предложила встретиться в Косом переулке.
— Зачем? — поинтересовался я.
Пьяный, с двоящейся перед глазами реальностью, я всё же понимал, что между нами не могло быть ничего общего.
— Мне скучно, Барти, а ты… ты интересен, — призналась она.
И я поверил. Зря, наверное.
Эти своеобразные свидания всегда происходили неожиданно. То в выходные, когда я пропадал в поместье Лестрейнджей. То в будни, когда я отпрашивался с работы, только чтобы провести несколько часов с ней. До сих пор не понимаю, как никто не узнал об этом. Наверное, Беллатрикс — она сама настояла, чтобы я так её называл, — была очень осторожна. Она не хотела привлекать внимания, справедливо считая, что для будущего осведомителя важна безукоризненная репутация. Ведь уже тогда их с супругом подозревали в связях с Тёмным лордом.
А мне было всё равно. Впервые моя жизнь из уныло-серой череды будней превратилась в красочный калейдоскоп, полный неожиданностей и риска. Даже Алиса, мой единственный друг, не могла сделать ее такой яркой и насыщенной. То, что моя встреча с Беллой на том приеме была не случайной, я заподозрил через месяц. Кто-то из Лестрейнджей оставил в гостиной маску: серебристую, гладкую, с тонкими прорезями для глаз и рта — она завораживала плавностью линий, гармоничностью пропорций. Я никогда раньше не видел этой части экипировки Пожирателей, но слышал о ней предостаточно — ошибки быть не могло.
Мелькнула мысль покинуть поместье, отправиться к отцу или к аврорам и рассказать о том, что я узнал. Но это желание прошло так же быстро, как и возникло. Слишком хороша была моя теперешняя жизнь, и я ничего не хотел менять.
Ведь если бы я поступил как законопослушный волшебник, то потерял бы эти случайные встречи, горячие споры с Рудольфусом по вечерам и возможность видеть довольную улыбку Беллатрикс. Я понимал, что наши странные отношения стали слишком много для меня значить.
В тот же день я попросил Беллу рассказать мне об организации и Тёмном Лорде. Она посмотрела на меня — пристально, оценивающе — и спросила:
— Ты уверен, что хочешь этого?
Я кивнул, стараясь выглядеть уверенным и скучающим, хотя на самом деле отчаянно боялся, что меня выставят из поместья или сотрут память.
Но я не хотел ничего забывать!
И она рассказала. Не всё, конечно, но и того, что я узнал, хватило для головной боли на целую неделю. А потом мне пришло приглашение на закрытую вечеринку для избранных, как её окрестил Рудольфус. Я понимал, что моя просьба будет иметь последствия, но не думал, что так скоро.
Беллатрикс старалась не отходить от меня весь вечер. Знакомила с полезными и влиятельными людьми: своим деверем Рабастаном Лестрейнджем, Розье, Эйвери, Долоховым… Их было немного, и каждый рьяно поддерживал идею борьбы за чистую кровь. Я, по правде говоря, не считал, что полукровки или магглорожденные чем-то хуже нас, чистокровных волшебников. Мне просто нравилось ощущать себя частью силы, способной сломать устаревшую систему, на которой основывалась власть таких людей, как Крауч-старший.
А еще теперь я мог не искать причины увидеться с Беллой. Стало естественным аппарировать в поместье Лестрейнджев и проводить вечера в их доме. Белла готовила меня к встрече с Темным Лордом. Рассказывала, наставляла, подбадривала и даже пообещала, что станет учить магии. Тем особым и опасным разделам, о которых запрещалось говорить вслух в Хогвартсе.
Я жаждал ее внимания, одобрения, мимолетных улыбок. Хотел целовать Беллу, сжимать в объятиях, забрать себе. Но она уже принадлежала Темному Лорду и единственный способ остаться с ней — стать частью организации. Я не хотел ввязываться в войну, но и потерять Беллатрикс казалось чем-то неправильным. Она была для меня шиповником, обвивающим лапы гиппогрифа.
День перед встречей с Темным Лордом я провел дома вместе с матерью. Привычная атмосфера равнодушия успокаивала и еще раз разубеждала в необходимости изменить свою жизнь. А в обед отец вернулся с работы: он забыл какие-то важные бумаги дома. Ввалился в гостиную через камин, отряхнул золу на чистый ковер и, даже не поздоровавшись с нами, ушел в свой кабинет. Мама продолжила обедать, как ни в чем не бывало. Вот только спину держала неестественно ровно. А я смотрел на грязь на ковре и понимал, что, по крайней мере, это я могу изменить: достаточно лишь взмахнуть палочкой и произнести очищающее заклинание, что я и сделал, а потом поднялся, поцеловал мать и вышел из дома. Меня ждал тот, кто сможет изменить то, что я уже не могу...
Я плохо запомнил первую встречу с Тёмным Лордом. Казалось, меня вывернули наизнанку, выпотрошили сознание, раскопали все постыдные тайны, а потом наспех слепили в единое целое и отпустили, зная, что я обязательно вернусь. А как по-другому? У этого поезда не было тормозов…
В тот вечер я остался у Лестрейнджей. Беллатрикс отпаивала меня глинтвейном, ласково перебирала пряди волос, вызывая во мне восхитительное, давно позабытое щемящее чувство. Чувство, что о тебе заботятся не потому, что обязаны, а потому, что хотят помочь.
Белла ни слова не сказала о приёме, но я знал, что она была довольна. Я прошел проверку и ещё на шаг приблизился к цели. К цели, которая хранилась в шкатулке с секретом, защищённой колючими ветками шиповника.
Я отключился на неудобном жёстком диване, заботливо укрытый шотландским клетчатым пледом. А утром долго не хотел вставать, притворялся спящим, пытаясь хоть немного продлить ощущение того, что я наконец-то дома и мне не надо больше никуда идти, не надо спешить, искать, подчиняться дурацким приказам отца.
Впервые в жизни я чувствовал себя абсолютно свободным.
С каждым днём мы все больше времени проводили вместе. Наверное, Рудольфус догадывался, что я восхищаюсь его женой не только как наставницей и талантливым учителем. Но по каким-то только ему известным причинам он смотрел на наши отношения сквозь пальцы, предпочитая не замечать моих слишком жадных и красноречивых взглядов.
А Беллатрикс развлекалась, наслаждаясь моим вниманием, преданностью, жаждой знаний. Учила основам тёмной магии, устраивала дуэли, показывала дюжины способов изящного убийства маггла. Но, несмотря на все её старания, у меня не получалось. Я не мог переступить через себя и применить Непростительное, а потому было решено разнообразить наши занятия. Белла принесла щенка спаниеля и сказала, что я должен ухаживать за ним на протяжении недели. А после, когда я успел привязаться к этому жизнерадостному и ласковому животному, заставила отрабатывать на нём Круцио. «Ты никогда не сможешь ненавидеть, если не любил», — говорила она, — «тебе просто нужно перейти черту, за которой одно переплавляется в другое». И я пытался изо всех сил, но ничего не получалось: единственное, что я чувствовал к собаке — жалость. А потом я случайно встретился с Алисой. Ей было неловко после близости на наспех наколдованном диване. Она избегала смотреть мне в глаза, нервно теребила рукав мантии и спрашивала: «Это ведь все не по-настоящему, правда?» — «Правда», — сказал я, чтобы она успокоилась, и тут поймал ее взгляд полный сожаления, надежды и жалости. Жалости ко мне. Как к щенку…
Ненависть проснулась, когда собака под действием пыточного заклинания визжала и скулила, выла, словно в неё втыкали сотни раскалённых игл. Я представлял на ее месте Алису и упивался той властью, которую мне давала магия. Беллатрикс же наблюдала, и её идеальное кукольное лицо оставалось безмятежным.
— Ты справился, Барти, — сказала она, когда щенок последний раз тявкнул и застыл, смотря стеклянными глазами куда-то вдаль. А затем неожиданно прижалась ко мне и поцеловала, сладко, горячо.
И ненависть ушла.
Остались только глупая улыбка влюблённого идиота и надежда на то, что у наших отношений всё же есть будущее.

***

Шиповник стал для меня талисманом. Я верил, что он принесёт удачу.
Сначала мне доверяли только незначительные поручения: проследить, собрать досье на человека, передать письмо или посылку. Я понимал, что это испытательный срок. Меня тщательно проверяли, не делая скидок на происхождение и фамилию. И только когда они полностью удостоверились в моей преданности делу, я смог впервые поучаствовать в рейде. Уроки Беллатрикс не прошли даром — задание было выполнено идеально, что вылилось в честь принять Метку, вступить в организацию не только на словах, но и на деле.
Белла знала, что не сегодня-завтра это произойдёт, но ничего не советовала, не давила, не уговаривала. Она считала, что решение должно быть только моим.
Мы не были любовниками, нет. Но и друзьями не были. Если бы не десять лет разницы, если бы не её брак, если бы не мой отец… Наверное, всё сложилось бы иначе.
Жалость — плохой спутник. Какой смысл оглядываться назад? Если Метка позволит мне всегда быть рядом с Беллатрикс, даст шанс завоевать ее — я согласен. Это небольшая цена за право на счастье.

***

— Давай я помогу, — предложила она, взяв запонки.
Серебряные, в форме щита, украшенного цветами шиповника, — они воплощали все мои надежды и желания. Я верил, что сегодня будет покончено со старой жизнью.
Надев запонки, Белла поправила манжеты рубашки, стряхнула несуществующую пылинку с мантии и ласково коснулась рукой моего лица. Я перехватил её за запястье и поцеловал.
Она крепко обняла меня, окутывая ароматом бергамота и фрезии, и горячо зашептала:
— Ты всё ещё можешь уйти. Поверь, тебя не осудят и не станут мстить.
— Беллатрикс, ты и сама в это не веришь.
— Тогда оставайся! — воскликнула она. — Станешь нашим королём!
Я усмехнулся — настолько нелепо это звучало — и сказал, дразня её:
— Только если ты займёшь место королевы.
Белла отстранилась, посмотрела чуть удивлённо, пытливо, а потом рассмеялась. Громко, радостно, немного безумно.
Она ничего не ответила, считая, что я сам должен во всём разобраться. Лишь взяла меня под локоть и кивком указала на дверь.
— Идём, Барти. Лорд не любит ждать.
Обряд был сплошной каруселью черных мантий и серебряных масок. И выворачивающей наизнанку болью, когда на моем предплечье выжигали Метку. Я едва позорно не свалился на пол. Хотелось скулить и плакать, аппарировать к себе на съемную квартиру и напиться до беспамятства. Но Беллатрикс одним взглядом выбила из меня это постыдное желание. А крепкая рука, сжимающая мой локоть, помогла выстоять весь этот долгий вечер.
Рудольфус и Рабастан выглядели чрезвычайно довольными и поздравили меня, а Розье пообещал взять вместе с собой в ближайший рейд. А мне ничего не нужно было, только Беллатрикс.
Когда все наконец-то закончилось — я остался ночевать в гостевой комнате в поместье Лестрейнджеров. Рассматривал свое предплечье с уродливой Меткой и пил огневиски. Все было хорошо. Просто замечательно. Вот только Беллы рядом не было, но я готов был подождать. Я хотел понять, имело ли смысл все, что было.
Ведь имело же?
...на главную...


декабрь 2019  
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

ноябрь 2019  
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930

...календарь 2004-2019...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Законченные фики
2019.12.06
Учась говорить [2] (Гарри Поттер)



Продолжения
2019.12.08 02:07:35
Быть Северусом Снейпом [251] (Гарри Поттер)


2019.12.06 22:26:02
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


2019.12.04 12:55:38
Без права на ничью [2] (Гарри Поттер)


2019.11.28 21:36:33
Дамбигуд & Волдигуд [3] (Гарри Поттер)


2019.11.28 17:37:03
Капля на лезвии ножа [3] (Гарри Поттер)


2019.11.21 21:49:25
Наследники Морлы [1] (Оригинальные произведения)


2019.11.21 19:12:28
Своя цена [20] (Гарри Поттер)


2019.11.17 21:35:03
Работа для ведьмы из хорошей семьи [0] (Гарри Поттер)


2019.11.16 23:22:58
Змееносцы [11] (Гарри Поттер)


2019.11.10 08:05:26
Список [8] ()


2019.10.31 15:09:33
Солнце над пропастью [107] (Гарри Поттер)


2019.10.30 18:08:31
Страсти по Арке [9] (Гарри Поттер)


2019.10.28 13:36:46
Драбблы (Динокас и не только) [1] (Сверхъестественное)


2019.10.24 00:56:13
Правила ухода за подростками-магами [19] (Гарри Поттер)


2019.10.21 15:49:12
Бессмертные [2] ()


2019.10.15 18:42:58
Сыграй Цисси для меня [1] ()


2019.10.11 09:05:17
Ходячая тайна [0] (Гарри Поттер)


2019.10.10 22:06:02
Prized [4] ()


2019.10.09 01:44:56
Драбблы по Отблескам Этерны [4] (Отблески Этерны)


2019.10.06 19:23:44
Я только учу(сь)... Часть 1 [57] (Гарри Поттер)


2019.09.15 23:26:51
По ту сторону магии. Сила любви [2] (Гарри Поттер)


2019.09.13 12:34:52
Рифмоплетение [5] (Оригинальные произведения)


2019.09.08 17:05:17
The curse of Dracula-2: the incident in London... [28] (Ван Хельсинг)


2019.09.06 08:44:11
Добрый и щедрый человек [3] (Гарри Поттер)


2019.09.01 18:27:16
Тот самый Малфой с Гриффиндора [0] (Гарри Поттер)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2019, by KAGERO ©.