Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Как-то решила одна поттероманка назвать своего сына в честь Рональда Уизли. Ну или чтоб что-нибудь напоминало ей о Роне. И назвала она сына своего ЧУБАЙСОМ.

Список фандомов

Гарри Поттер[18454]
Оригинальные произведения[1228]
Шерлок Холмс[713]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![182]
Белый крест[177]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[176]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[132]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Произведения А. и Б. Стругацких[106]
Темный дворецкий[102]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[3]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12634 авторов
- 26914 фиков
- 8581 анекдотов
- 17646 перлов
- 659 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...


Данный материал может содержать сцены насилия, описание однополых связей и других НЕДЕТСКИХ отношений.
Я предупрежден(-а) и осознаю, что делаю, читая нижеизложенный текст/просматривая видео.

Protean Charm

Оригинальное название:Protean Charm*
Автор/-ы, переводчик/-и: Elanor Isolda
пер.: Lenny
Бета:oLyasha, Rassda
Рейтинг:NC-17
Размер:мини
Пейринг:ГП/СС
Жанр:PWP
Отказ:Разрешение на перевод: получено
Вызов:Твой выбор
Фандом:Гарри Поттер
Аннотация:Готовясь к приближающейся войне, Гарри проводит лето на площади Гриммо, на этот раз один: друзья разъехались по домам. И постепенно он начинает задаваться вопросом: кому же на самом деле можно верить.
Комментарии:Примечание автора: Написано на фикатон «Detention» по заявке Illipse: «отношения студент/учитель, парселтанг, необязательное условие – Снейп учит Гарри Темным Искусствам».

Примечание переводчика: Перевод сделан на АБ-фикатон «Твой выбор» по заявке La_nuit: «ГП/СС, слеш, высокий рейтинг, не ангст, а если ангст, то с хэ».

* Название переводится как «Протеевы чары»
Каталог:Книги 1-5, Альтернативные концовки
Предупреждения:слэш
Статус:Закончен
Выложен:2007.04.20
 открыть весь фик для сохранения в отдельном окне
 просмотреть/оставить комментарии [22]
 фик был просмотрен 60831 раз(-a)



Дом на площади Гриммо был заселен не только прошлым. Поселившись здесь, Гарри обнаружил, что воспоминания не исчезают, а со временем обретают силу, большую, чем любой дух или полтергейст. Обрывки разговоров, слабые вздохи, звуки, запахи – казалось, все это впечаталось в стены старого дома, постепенно пропитывая сам воздух, которым он дышал.

Создавалось впечатление, что дом обладал собственным разумом, сознавая отсутствие обитавших в нем людей. Теперь ушел и последний из них; прошло уже больше года с тех пор, и дом чувствовал это. Новый хозяин даже не пытался заполнить эту пустоту, она его даже устраивала, позволяя смягчить терзающее его чувство вины. И ничего странного в том, что он был рад, получив после смерти Сириуса собственный дом вдали от Дурслей: ведь, живя здесь, он постоянно будет помнить о своей утрате.

Раздавшийся снизу громкий хлопок отвлек Гарри от горьких мыслей. Совершенно точно определив причину шума, юноша застонал: почему-то только у Снейпа аппарация сопровождалась подобным зловещим звуком.

Порой Гарри жалел, что разрешил Ордену по-прежнему пользоваться домом крестного, особенно в те моменты, когда сюда на очередной урок являлся Снейп. Конечно, дом не стоял пустой: Ремус по-прежнему жил здесь, да и другие члены Ордена периодически появлялись и исчезали, но Гарри старался держаться от них как можно дальше. Он был благодарен тому, что этим летом здесь не было никого из Уизли и ему запретили писать им – из опасения, что совы могут быть отслежены. Таким образом, он был избавлен от необходимости искать оправдания своему нежеланию с ними видеться. Так что регулярно он встречался только со Снейпом, всякий раз, когда профессору удавалось выкроить время для навязанных Дамблдором тренировок.

Тяжело вздохнув, Гарри обулся и поплелся вниз. Открывая дверь в кабинет, он ухватился за хромированную дверную ручку, на которой была выгравирована голова змеи. Она – Гарри всегда думал о ей подобных в женском роде, – подмигнув ему, что-то подбадривающе прошипела, но юноша лишь улыбнулся в ответ. Ему нравилось разговаривать с дверными ручками, слушать их истории, особенно про Сириуса, но он опасался говорить на парселтанге в присутствии Снейпа.

Как только Гарри закрыл за собой дверь, Снейп обернулся, взмахнув черной как ночь мантией. При виде направленной на него палочки дыхание юноши сбилось. Черные глаза сверлили его с бросающей в дрожь неумолимой решимостью. Гарри предпринял вялую попытку поднять собственную палочку, отчаянно пытаясь вспомнить подходящее защитное заклинание, но пристальный взгляд Снейпа лишил его последних мыслей.

Голос профессора звучал ровно и вкрадчиво; Гарри не расслышал самого заклинания, но оно без промедления обрушилось на него, и юноша отлетел назад, с глухим стуком приземлившись на задницу, которой за последние недели и так перепало немало синяков.

– Жалкая попытка, – растягивая гласные, произнес Снейп, ловко спрятав палочку в рукав. – Я мог бы решить, что вы хотите умереть, причем в результате наших совместных усилий. Правда, для этого потребовалось бы поверить сначала, что вы вообще способны на совместные действия хоть в чем-то.
– Простите, – пробормотал Гарри, поднимаясь с пола. Отряхнув одежду, он решительно уперся взглядом в пол.
– Поттер, после всех наших занятий осела ли в вашей голове хотя бы крупица полученных знаний?
– Конечно, – ответил Гарри, чувствуя привычную вспышку негодования, которое вызывал в нем этот человек. – Я занимался.
– Тогда, возможно, вы могли бы объяснить, почему вы до сих пор находитесь в таких тесных отношениях с полом?
– Я не знаю, – крикнул Гарри, ощущая, как внутри поднимается волна гнева, расстройства и оскорбленной гордости. Чтобы успокоиться, он зажмурился так, что это почти причинило ему боль, а когда снова открыл глаза, перед его взором замелькали красные точки. – Я просто отвлекся.
– Это очевидно, – голос Снейпа бил наповал, в нем звучала усталость от многократного повторения прописных истин.

Гарри не смог оторвать взгляд от пола, больше опасаясь глумливой насмешки в глазах профессора, чем очередного проклятия. Он занял привычную уже позицию напротив Снейпа, глаза его были прикованы к черным профессорским ботинкам. Сияя ярче, чем Гарри мог предположить, они создавали обманчивое впечатление респектабельности, которое мгновенно пропадало, стоило лишь поднять взгляд чуть выше.

– Почему вы решили, Поттер, что я наслаждаюсь, тратя свое бесценное время на подобные бесплодные попытки?
– Как я должен защищаться, если не знаю, какие проклятия вы используете?!
– А вы хотели бы, чтобы я оповещал вас заблаговременно, может даже, с указанием страницы, где указано соответствующее контрзаклинание?
– Ничего бы с вами не случилось, если бы вы называли то заклинание, которое накладываете, – вызывающе бросил Гарри.
– И вы полагаете, что Темный Лорд поступит так же? – насмешливо спросил Снейп, самодовольно ухмыляясь.
– Ну… нет, – расстроенно пробормотал Гарри, – но я не сражаюсь сейчас с Во… с ним и его Пожирателями. Я сражаюсь с вами. – Ухмылка пропадает, сменяясь привычной застывшей маской. – И я знаю, что в итоге буду сражаться именно с ними, – торопливо продолжает Гарри, пока его не прервали, – но сейчас, только на время тренировок, не могли бы вы помочь мне хоть немного?

Снейп достал палочку.

– Вы подвергаете сомнению мои методы преподавания? – спросил он вкрадчиво, голосом, несущим угрозу всякому, кто дерзнет ответить утвердительно.
– Ну… да, – готовый ко всему, ответил Гарри, но голос его все же дрогнул.

Хмурый взгляд исчез, оставив после себя безразличную маску, лишь усилившую беспокойство Гарри. Он старался держать себя в руках, но все же ощутил, как начали дрожать руки. Черные глаза смотрели на него в упор: холодно, расчетливо, не мигая. Гарри попытался смело встретить этот пронизывающий взгляд, но не смог. Какое-то мгновение он размышлял, не взять ли свои слова обратно и не отказаться ли от опрометчивой критики, но потом решил, что это бессмысленно, поскольку кара постигнет его в любом случае.

Время тянулось и тянулось, и Гарри принялся беспокойно переступать с ноги на ногу. Наконец он откашлялся; Снейп медленно моргнул, а потом выпрямился.

– Что ж, Поттер, – холодно и невозмутимо произнес он. – Мы опробуем ваше… предложение… с учетом того, что вина за вашу возможную некомпетентность будет возложена на студента, а не на преподавателя. Это вам ясно?
– Д-да, сэр, – растерянно отозвался Гарри. Он был уверен, что выволочка еще впереди, но не испытывал желания торопить события.
– Итак, я собираюсь наложить на вас проклятие ослепления. Приготовьтесь, Поттер…
– Подождите, – воскликнул Гарри. Снейп замер с поднятой палочкой, вопросительно изогнув бровь. – А вы… ээ… не собираетесь показать мне контрзаклинание?

Снейп издал вздох наигранного нетерпения.

– Именно в этом и заключается проблема предложенной вами техники обучения. Известно ли вам, сколько всего существует чар, заклинаний и проклятий, Поттер?
– Нет, сэр.
– Достаточно сказать, что даже обладая экстраординарной памятью и огромным желанием учиться, невозможно выучить каждое контрзаклинание. А в вашем случае это попросту оказалось бы впустую потраченным временем.
– Я понял, сэр, но что тогда я должен делать?

Снейп опустил палочку и сдавил переносицу; Гарри обозначил этот жест как раздражение.

– Вы должны научиться, – произнес профессор, – отделять магию от наложенных на нее ограничений. Да, магические формулы имеют свое значение, но не в Темных Искусствах.
– Я не понимаю.
– Мне сказали, что вы не знали о том, кто вы, до того, как получили письмо из Хогвартса. Это верно?
– Да, – осторожно ответил Гарри, не представляя, о чем идет речь.
– До этого удавалось ли вам призвать какую-либо магию, даже не осознавая этого?
– Ну да, – сказал Гарри. – Волосы обычно снова отрастали, когда тетя Петуния подстригала меня, и обычно мне удавалось убежать от Дадли и его банды, хотя я и не понимал, как, ну и тому подобное.
– И у вас тогда еще не было палочки, и вы не знали ни одной магической формулы.
– Ну да.
– Для того чтобы победить Темного Лорда – а вам придется это сделать – фактически, вам следует забыть все, чему вас учили последние шесть лет. Вы должны снова найти в себе эту изначальную силу и научиться управлять ею посредством одного лишь желания, без использования заклинаний. Заклинания требуют изучения, а вы не можете всерьез рассчитывать выучить когда-нибудь столько же проклятий, сколько знает Темный Лорд.
– О… – Гарри умолк на мгновение, обдумывая полученную информацию. – А разве вы не должны были сказать мне об этом в самом начале?
– Возможно, – ухмыляясь, ответил Снейп. – Однако использование подобной магии обычно бывает неосознанным и, по сути, часто провоцируется непрерывными повторяющимися атаками.
– Ясно, – пробормотал Гарри, в глубине души уверенный, что Снейп просто воспользовался возможностью накладывать на него проклятья, не опасаясь ответного удара. – А почему я ничего не слышал об этом раньше?
– Очень немногие могут достичь подобного уровня, и почти не существует документов на эту тему. Тем не менее, профессор Дамблдор заверил меня, что вы обладаете достаточной силой, хотя я до сих пор в этом не уверен.

Гарри не стал спорить, заметив, что Снейп поднял палочку для очередного проклятия.

– Итак, давайте попробуем еще раз, – сказал профессор. Гарри запаниковал. Что Снейп имел в виду, предлагая найти в себе силу, и как именно он должен это сделать? Но не успел он обдумал всё это, как проклятье ударило в него и комната погрузилась во тьму.
– Эй, – крикнул он, наощупь пробираясь в темноте. К своем ужасу, он ощутил под руками чью-то мантию, и прежде чем сумел извиниться за то, что схватился за профессора, его грубо отбросили на диван.
– Впечатляюще, – произнес, растягивая слова, Снейп и снял заклинание.
– Но вы же не сказали, что делать, – раздраженно бросил Гарри. Наткнувшись на недовольный взгляд Снейпа, он раздраженно добавил: – Сэр.
– Полагаю, я уже объяснял, что это должно происходить неосознанно, – рявкнул Снейп. – Возможно, я перед этим забыл снять с вас оглушающее проклятие?
– Вы не помогаете мне, сэр, – сквозь зубы проговорил Гарри. Потребовалась вся его сдержанность, чтобы не наброситься на Снейпа и не потрясти его хорошенько.
– Как это ни прискорбно, но я не обладаю бесконечным запасом времени, чтобы впустую тратить его на бесплодные попытки, – сказал профессор. – Я приду завтра, или, возможно, послезавтра, если мое расписание позволит. Было бы неплохо, если бы вы немного попрактиковались.

И прежде чем Гарри успел возмутиться, что ему не сказали, как именно практиковаться, раздался громкий хлопок, и Снейп исчез. Юноша схватил со стола книгу и швырнул ее туда, где прежде стоял профессор.

Какой очччаровательныыый мущщщинааа, – заметила выгравированная на ручке двери змея.


* * *

Остаток дня Гарри провел, перекапывая домашнюю библиотеку. Поскольку ранее она принадлежала Блэкам, не удивительно, что там оказалось множество книг по Темным Искусствам. Гарри пролистывал их, скорее желая получить общее впечатление о содержащейся в них информации, чем выискивая что-то конкретное.

Чччто ищееешшшь? – спросила змея, она явно скучала. Странные шипящие звуки парселтанга звучали для Гарри обыденно, ничем не отличаясь от родного языка. Змея на библиотечной двери всегда говорила скучающим тоном, к немалому веселью юноши, напоминая этим Гермиону.
– Ничего конкретного, – расстроенно отозвался он. – Я все равно ничего здесь не понимаю. Тут все на странных старинных языках.

Змея пробормотала что-то про невежество и продолжила свои истории об ученых из рода Блэков, живших когда-то в этом доме. Гарри безрезультатно попытался некоторое время не обращать на змею внимания, но она не унималась, и тогда он решил полностью сосредоточиться на текстах. И только когда забрезжил рассвет, он бросил свои бесплодные попытки и, крайне расстроенный, отправился спать.


* * *

Раздавшийся снизу хлопок аппарации послужил сигналом к пробуждению. Гарри сел, а затем с глухим стуком спрыгнул на деревянный пол. Замерев на миг, чтобы продрать глаза, он выскользнул из комнаты и понесся вниз по лестнице в сторону кабинета. Снейп ждал его там, и если Гарри и усвоил что-то этим летом, так это то, что не стоило заставлять профессора ждать, особенно если тот обрел полное право насылать на него проклятия.

Оказавшись в кабинете, Гарри убедился, что Снейп уже там, руки сложены на груди, на лице привычная усмешка. Гарри пробормотал извинения, хоть и понимал, что это нелепо: профессор никогда не сообщал заранее о времени тренировок.

– Возможно, для вас было бы лучшей практикой, если бы я атаковал вас в постели? – невозмутимо спросил Снейп.

Гарри хотел было найти остроумный ответ, но предложение атаковать в постели странно подействовало на своенравные подростковые гормоны: он не нашелся с ответом и покраснел.

– Доставайте палочку, Поттер, – голос профессора звучал ровно и деловито, однако сочетание обычно невинного распоряжения и прошлого высказывания лишь усугубило замешательство Гарри. Он неловко потянулся за палочкой, но, к его огромному стыду, та с громким стуком упала на пол.
– Я смотрю, вы брали уроки дуэлинга у Локхарта, – последовал незамедлительный язвительный комментарий.

Нагнувшись за палочкой, Гарри невольно хихикнул. Почему-то иногда насмешки Снейпа могли быть даже забавными, когда были направлены не на него или его друзей, и особенно в тех случаях, когда он был в чем-то согласен с профессором. Впервые ему пришло в голову, что у нелюдимого Мастера зелий могло бы найтись чувство юмора; это тревожное открытие настолько ошеломило парня, что он не заметил хорошо нацеленного Ватноножного проклятия; ноги его задрожали, и он упал на пол.

Снейп снял проклятие, сперва прокомментировав увиденное. Он отступил назад, с довольной ухмылкой наблюдая, как Гарри поднимается с пола и отряхивает мантию.

– Да, знаю, – раздраженно сказал Гарри. – Я снова отвлекся. Знаю, что это плохо. Но Ватноножное проклятие? Это слишком по-детски для Пожирателя смерти.

И лишь когда с лица Снейпа исчезла ухмылка, сменившись непроницаемой маской, Гарри понял, что со стороны профессора это была всего лишь неплохая шутка, и мысленно отвесил себе пинка.

– Простите, – пробормотал он. – Я имел в виду остальных Пожирателей смерти, тех, против которых я учусь сражаться, – он не понимал, почему чувствует потребность извиниться, казалось, идея напомнить Снейпу о его прошлом должна была порадовать парня. Гарри постарался не думать о том, почему он почувствовал себя столь неловко, задев самолюбие этого мерзавца.
– Самое сильное оружие в битве – это элемент неожиданности, – произнес Снейп сухим учительским тоном. – Ватноножное проклятие, может, и не является сложным, но оно эффективно выводит противника из строя. Поэтому вы должны научиться противостоять ему.
– Думаю, вам просто нравится ронять меня на пол, – возразил Гарри.
– И это тоже.

Гарри удивленно моргнул. Это что, еще один образец профессорского чувства юмора? Он внутренне содрогнулся, надеясь, что не проводит с этим ублюдком слишком много времени, чтобы начать понимать его. Однако проведенного вместе времени хватило на заряд неожиданной смелости.

– Сэр, я хотел бы кое-что спросить у вас, – выпалил он.

Снейп нахмурился и опустил палочку. Затем слегка приподнял бровь, что Гарри расценил как разрешение продолжить.

– Я вечером попытался почитать кое-что о Темных Искусствах, – сказал он, по неизвестным ему причинам покраснев.
– Итак, вы наконец-то нашли библиотеку, – голос Снейпа был полон сарказма, но Гарри смело продолжил:
– Дело в том, что все книги, похоже, противоречат друг другу. Мне не удалось даже найти четкое объяснение, что такое Темные Искусства.
– И как вы это объясните? – Гарри пожал плечами, поэтому Снейп продолжил: – Это вопрос восприятия. С точки зрения магглов, например, любая магия будет темной, в волшебном мире это значение будет меняется от человека к человеку.
– Я не понимаю.
– Официально – то есть, в понимании Министерства – к Темным Искусствам относится любое волшебство, которое может нанести тяжелый ущерб, например, Непростительные проклятия, а также все то, что они не в состоянии контролировать.
– Например, беспалочковая магия?
– Несомненно. Именно по этой причине юным волшебникам и ведьмам забивают голову тем, что им необходимы палочки и знание магических формул – для того, чтобы Министерство могло сохранять какое-то подобие контроля.

Гарри ненадолго задумался, потом засмеялся и сказал:

– Вы с этим не согласны, сэр?
– С чего вы это взяли?
– «Глупое размахивание палочками и дурацкие заклинания», – процитировал Гарри. В ответ на приподнятую бровь он добавил: – Да ладно, будто кто-то смог бы забыть вашу приветственную речь на первом курсе. – Какое-то мгновение он ожидал наказания за дерзость, но Снейп лишь удовлетворенно ухмыльнулся.
– Именно так, – отозвался он. – Теперь, когда вы убедились, что наши тренировки не имеют цели оскорбить вашу благородную гриффиндорскую чувствительность, мы можем двигаться дальше? Попробуйте на этот раз не отвлекаться.

Тяжко вздохнув, Гарри поднял палочку и, вспомнив указания Снейпа, постарался сконцентрировать все свои силы на создание щита. Он ощутил легкое покалывание магии, вырывающейся наружу, растущей и усиливающейся. Каким-то образов юноша почувствовал, что профессор поднял палочку, и хотя не слышал самого заклинания, инстинктивно знал, что делать. Гарри вскинул палочку и, не произнося ни слова, сосредоточил всю свою магию для отражения проклятия, которое и отослал противнику, несколько усилив его.

Ему показалось, что окружившее его магическое поле засветилось, а затем, отразив проклятие, срезонировало. Снейпа отбросило к стене, а магическое поле раскололось. Гарри ловил ртом воздух, чувствуя, как пульсируют в нем потоки магии; он ощущал одновременно и ликование, и ужас; однако спустя пару секунд пришел в себя достаточно, чтобы заметить, что Снейп, потеряв сознание, упал на пол.

Испугавшись, Гарри подбежал к профессору и упал на колени. Из глубокой раны на виске мастера зелий медленно сочилась кровь, по-видимому, Снейп весьма основательно ударился во время падения не то об стену, не то об угол стола. Юноша положил голову учителя себе на колени и пробормотал заживляющее заклинание. Рана мгновенно затянулась, оставив после себя лишь свежую ниточку шрама, по которой Гарри провел пальцем: слишком заманчиво оказалось прикоснуться к запретному.

Пол-лица и пряди волос были залиты ярко-алым. Гарри поднял палочку и пробормотал: «Scourgify», кровь исчезла, открыв гладкую бледную кожу и чистые блестящие волосы. Юноша знал, что должен предпринять что-то – может быть, переместить профессора на диван, или позвать мадам Помфри, – но любопытство победило. Ему хотелось знать, какими окажутся на ощупь волосы Снейпа после очищающего заклинания. Гарри осторожно пропустил сквозь пальцы черные пряди волос. Странное это было ощущение, и не в последнюю очередь из-за того, что разум кричал, что это Снейп, что он прикасается к волосам Снейпа, и что Рона бы стошнило от этого, и что ему самому тоже должно быть противно, и насколько пугающе то, что ничего подобного он не испытывает. Волосы у Снейпа оказались гладкими даже в чистом виде, сухими как солома, и не настолько мягкими, как представлял себе Гарри. Не то чтобы он когда-либо пытался это представить, спохватился юноша, потому что это подразумевало бы, что он думал о подобных вещах, о которых он, конечно же, вовсе не думал.

Мужчина пошевелился, и только тогда Гарри заметил, что поглаживает его волосы. Поглаживает. Эта мысль заставила его почувствовать прилив желчи во рту; с немного большим усилием, чем было необходимо, он столкнул голову Снейпа со своих колен прямо на пол и вскочил на ноги.

Лицо Гарри просто полыхало, но оторвать взгляд от профессора он оказался не в силах. Вскоре Снейп, с кажущимся невозможным изяществом, поднялся с пола и окинул его уже привычным недоброжелательным взглядом.

– Простите, сэр, – пробормотал Гарри, нерешительно улыбнувшись. – Я не знаю, как такое получилось.

Мужчина впился взглядом в Гарри, но тот, отлично помня о способностях профессора к легилименции, старательно отводил глаза. Наконец, удовлетворившись, Снейп отступил на пару шагов. Гарри отважился поднять глаза и успел разглядеть, как по лицу профессора скользнуло какое-то неожиданное выражение: воспоминание или, быть может, осознание чего-то.

– Это было весьма впечатляюще, Поттер, – сказал Снейп, его голос звучал слегка неуверенно, словно подобное чувство оказалось ему незнакомо. – Вы могли бы стать весьма могущественным магом, если бы относились к урокам с той же самоотверженностью, которую вкладываете в такое бессмысленное занятие, как квиддич.
– Спасибо, сэр, – весело отозвался Гарри, решив принять эти слова за завуалированную похвалу, а не откровенное оскорбление. Затем он нахмурился и добавил: – Знаете, это немного несправедливо, учитывая, что меня все лето держат здесь взаперти, так что единственное, что я могу делать – это полировать свою метлу.

Ухмылка, тронувшая губы Снейпа, исчезла так быстро, что Гарри почти поверил в то, что ему это просто показалось. Он принялся бессвязно оправдываться, частично из-за возмущения, частично из-за нелепого смущения.

– Это не то, что я имел в виду, – пробормотал он, ненавидя себя за растекшийся по щекам жаркий румянец.
– Что «это»? – заломив бровь, спросил Снейп. Недоумение в его голосе убедило Гарри, что профессор двусмысленности его слов не уловил. Попытка прикинуться невинной овечкой была бы уж слишком удачным ходом, в этом Гарри с ним не сравниться.
– Ничего, – пробормотал Гарри, предпринимая значительное усилие не смотреть на профессора, поскольку вовсе не жаждал увидеть его реакцию.
– Приготовьте палочку, – сказал Снейп оживленно. Гарри подавил настойчиво рвущийся наружу смех и занял позицию на другой стороне кабинета, напротив профессора. Снейп пошатнулся; это выглядело так, будто он споткнулся, и только сейчас Гарри осознал, что мастер зелий, должно быть, серьезно пострадал.
– Вы уверены, что не хотите прекратить занятие? – спросил он и добавил: – Сэр?

Снейп взглянул на него угрюмо и, как бы в ответ на дерзость, поднял палочку, чтобы швырнуть в Гарри очередное проклятие. У парня не оставалось времени на подготовку, однако он постарался сосредоточиться, и тут же ощутил вокруг себя вспышку магии, на этот раз послабее, но ее вполне хватило, чтобы отразить посланное профессором проклятие. В этот раз Снейп поймал отраженное проклятие, и оно с легким хлопком рассеялось.

Гарри сделал глубокий вздох и взглянул на профессора. Он не знал точно, чего ожидать, но выражение лица Снейпа определенно оказалось для него неожиданностью. Оно не походило на то, что промелькнуло на его лице раньше. Сложно было понять, о чем думает мастер зелий, но рассерженным он не выглядел.

– Полагаю, на этом мы сегодня и остановимся, – голос Снейпа звучал напряженно, но явилось ли это следствием подавляемых эмоций или травмы, Гарри сказать не мог, хотя и полагал, что последнее окажется ближе к истине.
– Хорошо, – отозвался юноша, слегка разочарованно, поскольку у него только-только начало получаться. – Э… хотите чаю? Или еще чего-нибудь?

Снейп нахмурился и, ничего не сказав, дизаппарировал.

Гарри тяжело опустился на диван. Он никак не мог определиться с тем, что произошло в этом кабинете за последний час; не мог или же не хотел.

Уходя, краем глаза он заметил, как вырезанная на ручке двери змея ухмыльнулась. Гарри замер, ошарашенно потряс головой и снова уставился на дверь, прекрасно зная, что змеи не ухмыляются. Змея подмигнула ему, и Гарри помчался в свою комнату, сражаясь по пути с невольным румянцем.


* * *

Когда следующим утром Гарри вошел на кухню, он застал там Дамблдора. Гарри подавил стон: он не хотел никого видеть, и меньше всего – директора, которому еще не простил смерть Сириуса.

– Доброе утро, Гарри, – сказал Дамблдор, радостно улыбнувшись.

Гарри сначала налил стакан тыквенного сока и сел за стол напротив директора, и только потом буркнул:

– Доброе.
– Как проходят твои тренировки? – спросил Дамблдор.

Гарри закатил глаза.

– Отлично, – коротко ответил он. А потом добавил: – Сегодня собрание? Я давно уже не видел здесь многих членов Ордена.
– Большинство из них выполняют собственные задания, – Дамблдор говорил настолько медленно, что Гарри понял: директор обдумывал каждое слово, чтобы не сказать ничего лишнего. – Ремус отправился на поиски оборотней, которые хотели бы присоединиться к нам.
– О, – отозвался Гарри. Чувство вины зашевелилось в нем при мысли о том, что он даже не заметил отсутствия Ремуса.

Если директор и заметил реакцию парня, то никак ее не прокомментировал. Он продолжил:

– На самом деле, я пришел поговорить с тобой, если у тебя найдется несколько минут.
– Конечно, – согласился Гарри, пожав плечами.
– Я слышал, ты делаешь успехи, – Дамблдор пристально вглядывался в лицо парня, но что он хотел там найти, Гарри так и не понял.
– Думаю, да, – подтвердил он. – Похоже, я приобрел навыки беспалочковой магии.

Что-то непонятное тут же промелькнуло в глазах директора, но он терпеливо улыбнулся.

– Действительно. Ты отрабатывал защиту, верно?
– Да, по большей части. Снейп кидал в меня проклятья, я их отклонял.
– Он не учил тебя проклятьям?

Гарри показалось странным, что Дамблдор не сделал ему замечания за то, что во время разговора он так фамильярно отозвался о профессоре, поэтому он осторожно ответил:

– Нет, он получает только те проклятья, которые я отражаю. Знаете, если вы о том, что случилось вчера, это был несчастный случай. Я впервые смог поставить щит, и просто потерял над ним контроль.
– Профессор Снейп учил тебя щитовому заклинанию? Какому именно? – голос директора звучал почти неестественно спокойно.
– Нет, не заклинанию, – пояснил Гарри, находя все более странным, что Дамблдор, похоже, не в курсе, что происходит на тренировках. – Это беспалочковая… Э… подождите. Откуда мне знать, что вы настоящий?

Директор улыбнулся.

– На этот дом наложено заклинание Fidelius. Уверяю тебя, я действительно Альбус Дамблдор.
– Тогда почему вы не знаете, чему Снейп учит меня? В конце концов, разве не вы затеяли все эти тренировки?
– Да, но я не давал конкретных инструкций, лишь попросил обучить тебя всему, что может потребоваться. Учитывая конечный итог ваших прошлых дополнительных занятий, я подумал, что было бы неплохо проверить, как идут дела.

Эти слова несколько успокоили Гарри: самозванец не знал бы о провалившихся уроках окклюменции.

– Ну, все нормально. Лучше чем с окклюменцией, сейчас я хоть знаю, для чего нужны эти уроки.

Директор медленно кивнул, пристально вглядываясь в лицо юноши. Гарри уткнулся взглядом в стакан с тыквенным соком, не осмеливаясь посмотреть ему прямо в глаза.

– Надеюсь, ничто из того, что ты изучаешь, не подает никакого повода для беспокойства? – спросил Дамблдор.

Тут Гарри вспомнил нежелание директора позволить Снейпу преподавать Защиту от Темных Искусств, и его затопило осознание. Внутри что-то сжались от неожиданного негодования, когда он понял, что Дамблдор вовсе не собирался проверять его успехи – он проверял Снейпа.
Не понимая, почему же он так хочет защитить своего самого ненавистного профессора, Гарри с жаром ответил:

– Он учит меня только тому, что я должен знать. В любом случае, он сказал, что беспалочковая магия была вашей идеей.
– Действительно, – директор выглядел озадаченным и слегка обеспокоенным столь резкой реакцией парня, но ничего больше не сказал.
– И он вообще не учит меня никаким проклятьям, хотя, на самом деле, я думаю, следовало бы.

Услышав это, Дамблдор нацепил привычную мину.

– Не забывай, Гарри: только принимаемые тобой решения делают тебя непохожим на Вольдеморта. Мы не должны так настойчиво стремиться уничтожить его, чтобы не стать такими как он. – Улыбнувшись, директор встал. – Мне, пожалуй, пора возвращаться.

Гарри не стал провожать его. Мысли беспорядочно кружились вокруг последних событий; предупреждение Дамблдора не сочеталось с кажущимся таким разумным определением Темных Искусств, данным Снейпом. И все же Гарри не стал тянуть с решением. Дамблдор, как ему было слишком хорошо известно, привык манипулировать людьми и утаивал от него жизненно важную информацию. Снейп мог быть сальным и неприятным, но никогда не лгал ему. И, кроме того, после их последней тренировки Гарри начал думать, что Снейп, возможно, не так уж плох. Он все еще даже отдаленно не стал хорошим, но Гарри начал видеть в нем человека. Безусловно, он больше склонен доверять Снейпу, чем Дамблдору, как бы странно это ни звучало, даже для него самого.


* * *

С таким настроением Гарри продолжил тренировки со Снейпом. За последующие недели Гарри удалось добиться значительных успехов. Вскоре он обнаружил, что уже запросто может на каждом уроке бросать профессора на пол и ни одно из проклятий, которые направлял на него Мастер зелий, не представляло особых трудностей. Парню пришлось признать, что тренировки стали чем-то вроде развлечения, хотя сама ситуация оставалась весьма серьезной.

В конце лета Гарри ощутил, что перерос предлагаемый профессором уровень тренировок. Несколько занятий он собирался с духом, и, наконец, в последнюю неделю августа набрался храбрости и заговорил со Снейпом еще до поединка.

– Сэр, – сказал он, – могу я спросить вас кое о чем?
– Попробуйте, хотя я не обещаю, что отвечу.
– Конечно. Дело в том, что я не знаю, когда Вол… ээ… этот тип собирается напасть на меня, но это ведь будет довольно скоро, так? В смысле, речь идет о неделях и месяцах, но никак не годах, верно?

Снейп нахмурился, и на какой-то миг Гарри подумал, что его ждет выволочка за случайный легкомысленный эпитет в адрес Волдеморта. Однако Мастер зелий лишь произнес:

– Да, это наиболее вероятно.
– Точно. Поэтому я должен быть готов к этой встрече как можно быстрее, так?
– Таков план, да.
– Что ж, тогда мне нужно, чтобы вы атаковали меня в полную силу. И должным образом защищались, когда атакую я. Понимаете, как если бы вы были… э… им.

Снейп нахмурился. Гарри старался не отрывать взгляд, но его храбрость испарилась, и в результате он опять уставился на ботинки профессора. Молодой человек ожидал тирады о его еще недостаточной некомпетентности, чтобы выстоять против сражающегося в полную силу бывшего Пожирателя смерти, но профессор лишь переспросил:

– В полную силу?
– Да, – дерзко отозвался юноша, отважившись посмотреть Снейпу прямо в глаза. – Вместо того чтобы позволять мне побеждать.

На этот раз уже профессору пришлось отвести взгляд.

– Вы пришли к неверному заключению, – резко отозвался он. – Я не позволял вам победить, да и не собирался никогда.
– Что?
– Я несколько удивлен, что вы заподозрили меня в попытках польстить вашему раздутому самолюбию.

Гарри слишком растерялся, чтобы ответить на оскорбление; в любом случае, он прекрасно понимал, что со стороны профессора это было всего лишь защитной реакцией.

– Можем мы начать? – наигранно вежливо поинтересовался Снейп.

Гарри молча кивнул. Множество мыслей крутилось у него в голове, но ни одну он так и не озвучил; лишь проследил, как Снейп поднимает палочку. Юноша сконцентрировался, пока не смог ощутить в себе внутренний источник магии, а потом с легкостью призвал ее. Когда вокруг Гарри задрожала магическая аура, его палочка с громким стуком упала на пол, но он этого даже не заметил. Гордо выпрямившись, он поднял руки и играючи отразил пущенное в него проклятье, ощутив, как запульсировала в ответ окружающая его аура. И пока Снейп разбирался с отраженным проклятьем, снова призвал эту силу и швырнул в профессора огненный шар. Мастер зелий с трудом успел отразить атаку, а Гарри отправил следом еще один шар, которому удалось-таки коснуться краешка профессорской мантии и подпалить ее.

Гарри показалось, что эта тренировка длилась часы; они обменивались проклятиями и отражали их. Спустя какое-то время он заметил, что Снейп сражается в полную силу, пару раз тот споткнулся, и было видно, что мастер зелий начал выдыхаться. Осознав, что профессор вынужден использовать все свои навыки, чтобы не проиграть, Гарри пришел в замешательство.

В конце концов, темп схватки оказался слишком высок, и Снейп поднял руку, останавливая поединок. Гарри передернулся, когда окружающая его магия спала, прокатившись электрической дрожью сквозь все тело. Глубоко вздохнув, он осмотрелся; стены кабинета были обожжены, а местами даже обуглены, занавеска еще тлела, а в двери виднелась большая дыра. Профессор стоял, сложившись почти вдвое, и пытался отдышаться.

– Вы в порядке, сэр? – чуть дрогнувшим голосом спросил Гарри.

Снейп мгновенно выпрямился, будто только сейчас вспомнив о присутствии ученика. Коротко кивнув, он оглядел разгромленный кабинет и нахмурился.

– Рекомендую вам навести здесь порядок, – произнес он, но угрозы в голосе слышно не было, поскольку профессор еще не успел отдышаться.
– Это мой дом, – пожав плечами, отозвался Гарри.

По лицу Снейпа скользнуло странное выражение; и Гарри счел бы это страхом или беспокойством, если бы смог найти хоть какую-то видимую причину для одного из этих чувств.

– В самом деле, – сухо проговорил профессор, его напряженный, тяжелый взгляд был прикован к парню. Встретив этот взгляд, юноша замер, словно околдованный, удивленно слушая свое сбившееся дыхание и неровный стук сердца.

Гарри почувствовал, что еще немного, и он подпадет под власть этих глаз, но тут уловил краем глаза какое-то движение. Повернув голову, он фыркнул, разглядев на змеиной морде забавную смесь удивления и веселья.

Почччему ты оссстановилсссся? – разочарованно спросила она. – Ещщще немнооого, и тыы победииил бы егоо.
В этом нет необходимости, – пояснил Гарри со смешком. – Он мой учитель.

Поскольку и вопрос, и ответ звучали для Гарри будто на родном языке, ему даже в голову не пришло, что он говорил на змеином языке, пока не услышал, как Снейп за его спиной резко втянул воздух.

Гарри оглянулся – выражение на лице профессора озадачивало: рот полуоткрыт, ноздри подрагивают, глаза прищурены. Гарри почувствовал, как внутри что-то сжалось: он вспомнил предвзятое отношение к говорящим на парселтанге магам. Но выражение лица Мастера зелий не было ни испуганным, ни обвиняющим; хотя, что оно выражало, он определить не смог.

Я отссссюююда ччччувствую его жжжжелание, – сказала змея.
Прости, что? – переспросил Гарри, поворачиваясь к двери.
Людей так легко сссоблазззнить сссилой. Я это чччувссствую всссе сссильней ссс кажжждым разззом, когда он прихооодит сссюда.

Юноша, изо всех сил стараясь сохранять спокойствие, ответил:
Ты ошибаешься.
Нет, – отозвалась змея. – Зззмеиное чччутье не можжжет ошшшибаться. Он хочччет ссслужить тебе, быть твоим, чувссствовать, как твоя сссила течччет сссквозззь негооо.
Взгляд Гарри заметался между профессором и змеей, и он воскликнул:
Я не хочу, чтобы мне кто-то служил, и меньше всего, я хотел бы, чтобы это был Снейп.

Однако, как только он произнес эти слова, стало заметно, как дыхание мастера зелий участилось. Гарри повернул голову и наткнулся на ошеломленный взгляд. При виде горящих черных глаз и чуть ощутимо дрожащих рук у юноши перехватило дыхание, и внезапно все возражения потеряли смысл.

Вспыхнувшее между ними напряжение было столь внезапным и сильным, что Гарри вовсе не удивился, когда они неожиданно оказались совсем рядом друг с другом, хотя и не был уверен, кто же из них – он, Снейп, или оба одновременно – сократил разделяющее их расстояние. Прежде чем он смог осознать, что же произошло, профессор оказался лишь в нескольких дюймах от него. Гарри буркнул змее, чтобы та замолчала, и заметил, как его учитель содрогнулся всем телом.

– Вы слишком сильны, чтобы быть чьим-то оружием в этой войне, – пробормотал мастер зелий, его голос дрожал от напряжения.

Гарри заглянул ему в глаза и заметил, как в них вспыхнуло что-то и тут же погасло. Ему даже не надо было гадать, что это было: выражение лица Снейпа, его поза выдавали покорность силе. Впервые юноша увидел, как выглядит его учитель, подчинившись сперва Волдеморту, а затем и Дамблдору, и зрелище это оказалось необычайно притягательным.

– И что вы предлагаете? – спросил Гарри, стараясь, чтобы голос звучал ровно.
– Без Дамблдора вы могли бы достичь большего, чем с ним. Он без колебаний пожертвует вами во имя общего блага. Вы стоите гораздо дороже.

Каким-то образом губы Снейпа оказались возле самого уха парня, посылая по коже странное покалывание. Гарри повернул голову, чтобы оказаться с профессором лицом к лицу, и тот отступил назад.

Казалось, воздух внезапно сгустился, и Гарри почувствовал, что ему трудно дышать. Почему-то ему никогда не приходило в голову, что слизеринцы будут не осуждать владение языком змей, а наоборот – уважать эту способность. Только сейчас он осознал, что Снейп мог слышать парселтанг только от него и Волдеморта, и не смог объяснить охватившее его при этой мысли возбуждение.

Странное незнакомое чувство собственного могущества захлестнуло Гарри, и он отважился продолжить беседу со змеей, в то же время наблюдая за реакцией профессора.

Он не думал о том, что говорит, слишком уж увлечен был зрелищем теряющего над собой контроль мастера зелий. Дыхание мужчины звучало настолько неравномерно, что Гарри был уверен: сердце Снейпа колотится в том же сумасшедшем ритме, что и его собственное. Он ничуть не удивился, когда профессор придвинулся ближе, а вот собственная реакция его просто потрясла; привстав на цыпочках, он начал шипеть что-то прямо Снейпу на ухо. Мастер зелий задрожал, и Гарри услышал его долгий, дрожащий вздох, а потом губы профессора коснулись его шеи, заставив парня затрепетать. Теплые губы проложили дорожку по горлу и плечам, и, утонув в непривычных ощущениях, Гарри позабыл о том, что говорил. Впрочем, Снейп этого, казалось, не заметил; под его поцелуями кожа Гарри пылала, каждая клеточка тела плавилась от невиданного восторга.

Очень скоро ощущения стали слишком острыми; Гарри повернул голову и перехватил губы профессора своими. Огонь в крови превратился в адское пламя, и юноша ощутил непреодолимую потребность предъявить права на Снейпа и полностью завладеть им.

Не было ничего мягкого или нежного в этом поцелуе, только жар и обладание. Губы скользили грубо и влажно, языки жадно сталкивались, руки путались в складках приведенных в беспорядок мантий.

Гарри не осознавал даже, что пятится назад, пока не уперся головой в прохладную стену. Обнаружив, что вцепился в профессорскую мантию так, что побелели костяшки пальцев, юноша заподозрил, что сам оказался инициатором подобного перемещения. Когда Снейп разорвал поцелуй, юноша попытался отдышаться, но мастер зелий одним стремительным движением прижался губами к его уху, теребя зубами мочку. У Гарри перехватило дыхание, и он застонал: способность связно мыслить – как и говорить, впрочем – покинула его.

– Вы могущественный волшебник, – голос Снейпа возле самого уха звучал непривычно мягко, его дыхание обжигало. Гарри снова застонал. – Власть может быть невероятно соблазнительной, – этот голос буквально завораживал. Он попытался выровнять дыхание, но тут профессор обхватил его за ягодицы и вклинился коленом между бедер. Гарри почувствовал, что возбужден больше, чем когда-либо. Он прижался к профессору и ощутил, как шеи коснулся долгий рваный вздох.

Гарри потянулся к самой верхней пуговице на мантии Снейпа, но тот оттолкнул его руку, а затем грациозно опустился на колени. Юноша издал задушенный всхлип при виде того, как профессор стоит перед ним на коленях – это было, без сомнения, самое эротичное зрелище из всех, что он видел за свою жизнь. Гарри зашарил руками по стене в поисках хоть какой-то опоры. Профессор задрал мантию парня и принялся покусывать внутреннюю сторону его бедра; Гарри зажмурился так сильно, что перед глазами затанцевали разноцветные пятна.

Гарри почувствовал, как боксеры оказались спущены к самым лодыжкам, а потом, без всякого предупреждения, рот профессора сомкнулся вокруг его члена. Юноша вскрикнул; колени подогнулись, но сильные руки обхватили и удержали от падения. Рот Снейпа оказался греховно горяч, а язык мучительно искусен, и мысли Гарри наполнились обрывками просьб и протестов, которые – он был уверен в этом – не остались невысказанными. Очень скоро его настигла волна наслаждения, юноша успел еще подумать, что ощущения схожи с вызовом магического поля, а потом эта волна обрушилась на него, и Гарри забился в сладкой судороге.

Когда он открыл глаза, то решил, что, видимо, потерял сознание, поскольку лежит теперь на полу, а рядом с ним развалился абсолютно голый Снейп. И возбужденный, отметил Гарри, член его вновь заинтересованно дернулся. Гарри сел и бросил на мастера зелий оценивающий взгляд. Заметив это, Снейп ухмыльнулся и вопросительно поднял бровь. Юноша открыл было рот, но, так и не придумав, что сказать, закрыл его.

Гарри обнаружил, что зачарованно уставился на член профессора: он никогда не видел еще чьего-нибудь возбужденного члена, кроме собственного, и этот оказался явно больше, его темно-красная головка резко контрастировала с бледной кожей. Юноша хотел было прикоснуться к нему, но Снейп ухмыльнулся и перекатился на живот. Однако не успел Гарри ощутить разочарование, как мастер зелий встал на четвереньки, подставив ему свой зад.

Гарри, задрожав, склонился над профессором. Он взглянул на змею и поймал ее подбадривающий взгляд. Не отрывая взгляда от змеи, Гарри заговорил, надеясь, что его речь звучит на парселтанге.

Знаете, вы сейчас такой невероятно горячий, такой доступный и готовый на все, – самому Гарри эти слова показались глупыми, но Снейп застонал и опустил голову, его волосы упали вниз, скрывая лицо. Увидев такую реакцию, Гарри решил продолжить.

У вас прекрасная кожа, – это было ложью лишь частично: хотя болезненно-бледная кожа и была покрыта шрамами, Гарри счел это зрелище скорей интригующим, нежели отталкивающим. – Такая бледная, как лист пергамента, ждущий моей отметины. – Его глаза наткнулись на выжженный на предплечье Темный Знак, и юноша содрогнулся, осознав, что последние слова оказались несколько неуместны. К счастью, Снейп не понял ни слова. – Ваши волосы, – прошептал Гарри, потянувшись к длинным темным прядям, – такие гладкие. – Он принялся перебирать волосы, но отдернул руку: на ощупь они оказались такими же грязными, что и на вид. Однако, невзирая на это, волосы были длинными, и за них было так удобно ухватиться. Усмехнувшись, Гарри обеими руками вцепился в сальные пряди и слегка потянул на себя. Отклик последовал незамедлительно: Снейп сдавленно вскрикнул и обхватил рукой свой член.

Гарри ощутил, как что-то внизу живота заныло тягостно и тревожно; он сомневался, что выказанное Снейпом желание быть снизу окажется хорошей идеей, тем более, что он понятия не имел, как действовать в подобной ситуации. Решив положиться на удачу, Гарри оторвал одну руку от спутанных черных прядей и шлепнул мастера зелий по ягодице, тот застонал и раздвинул ноги пошире, выставив напоказ пугающе маленькое отверстие. Юноша ощутил, как по телу прокатилась волна возбуждения; он провел пальцем вниз между ягодиц и прикоснулся ко входу, резко сжавшемуся в ответ. Член Гарри заинтересованно дернулся, но сам он по-прежнему был немного напуган. Отверстие такое крохотное – похоже, что даже его не слишком большой член там не поместится. С другой стороны, если все получится, там должно быть до невозможности тесно. Он задумался, не признаться ли, что никогда прежде ничего подобного не делал, но тут Снейп выгнул спину и еще сильнее выпятил ягодицы. К этому времени сознание Гарри уже затуманилось настолько, что оказалось не способно породить ни одной связной мысли; все порывы были направлены лишь на то, чтобы схватить маячившее перед глазами тело и начать беспощадно в него вбиваться.

Руки Гарри задрожали, он отчаянным усилием воли попытался призвать беспалочковую магию. Вспыхнувшее магическое поле оказалась слабее, чем обычно – что можно было списать на крайнее возбуждение парня, – но его хватило на то, чтобы призвать зеленое густое вещество на ладонь левой руки. Гарри нервно зачерпнул другой рукой немного получившейся смазки и прикоснулся к отверстию так откровенно предлагающего себя Снейпа. Он протиснул внутрь средний палец, напряженные мышцы через какое-то время расслабились и пропустили его глубже. Гарри никогда и представить себе не мог, что его палец окажется внутри сурового мастера зелий; это зрелище и ужасало, и возбуждало одновременно. Ужасало, потому что это был Снейп, и какие бы ободряющие звуки тот ни издавал, Гарри знал, что подобной дерзостью заработает себе столько отработок, что до конца жизни хватит.

Юноша довольно скоро понял, что в тот момент, когда его палец погружен в задницу учителя, думать об отработке с ним же далеко не самая удачная идея, и не в последнюю очередь потому, что сам был настолько возбужден, что почти чувствовал, как вся кровь отхлынула от тела к возбужденному органу.

Добавив второй палец, Гарри изо всех сил старался удержать расползающиеся мысли. Он предпринял чисто символическое усилие растянуть Снейпа, но руки его так дрожали, что сосредоточиться на столь сложных манипуляциях было сложно. Сдавшись, он поспешно подготовил себя и надавил членом на все еще слишком узкий вход. Профессор издал невнятный звук, что-то среднее между криком и стоном; Гарри обеспокоенно замер, но Снейп подался ему навстречу и сам насадился на член парня.

Зрелище собственного члена, исчезающего в заднице профессора, оказалось настолько эротичным, что Гарри пришлось подумать о Роне, потом о Дамблдоре, потом о Филче, потом обо всех троих сразу, иначе он кончил бы в ту же секунду. И только начав задыхаться, он осознал, что все это время попросту не дышал.

Сжимающаяся вокруг Гарри плоть оказалась столь горячей и тугой, что кровь обратилась в пламя, а нервы в лед, и он практически ощутил, как бушующая внутри него магия горячими волнами расходится по всему телу. К тому моменту, когда юноша вошел полностью, пот катил с него градом, а дыхание окончательно сбилось. Всей кожей ощущая покалывание магии, Гарри чувствовал растущее внутри невероятное напряжение и знал, что долго не продержится. С великим трудом он заставил себя замедлить толчки, чуть не застонав от разочарования.

Отчаянно цепляясь за остатки здравого смысла, Гарри поэкспериментировал немного с различными углами, пока по довольному стону Снейпа не понял, что нашел нужный. Перехватив инициативу, юноша обхватил рукой слегка опавший член профессора. Доведя его до полной твердости, Гарри принялся с силой его поглаживать, стараясь попасть в ритм собственных толчков, но ничего из этого не вышло: каждый толчок прогонял сквозь Гарри новую волну наслаждения, заставляя сбиваться с ритма. Мастер зелий начал двигаться навстречу, то встречая на полпути каждый толчок, то вбиваясь в ласкающую его руку. Они двигались невпопад, но Гарри это уже не заботило; мускулы его начали непроизвольно сокращаться, а нервы полыхали огнем. Он балансировал на самом краю, с трудом сдерживаясь, чтобы не кончить, но тут Снейп издал длинный хриплый стон и затих. Гарри ощутил, как что-то теплое потекло по руке и тесный канал сжался вокруг его члена. Он покрепче вцепился в бедра профессора; хватило двух судорожных толчков, он излился глубоко внутри Снейпа и рухнул прямо на него.

Наконец они устроились рядышком на ковре, края которого обгорели в последнем поединке. Мастер зелий потянулся за палочкой и наложил на них обоих очищающее заклинание. Гарри испытал определенное удовлетворение при мысли о том, что смог бы сделать то же самое и без палочки.

Сквозь неясный туман затухающего наслаждения он услышал, как Снейп мягко произнес:

– Ваша сила превосходит силу Темного Лорда.

Горячий шепот потек Гарри прямо в ухо, и он чуть не застонал. Очнувшись от приятных грез, юноша поднялся на ноги и сверху вниз взглянул на профессора.

– Я убью его, – ответил он с неведомой доселе уверенностью.

Мастер зелий встал на колени, но глаз не поднял.

– И вы слишком могущественны, чтобы быть пешкой Дамблдора, – продолжил он.
– Значит, этого не будет, – Гарри был удивлен собственным властным тоном.

Не поднимаясь с колен, Снейп передвинулся поближе к парню и почтительно погладил его бедра; Гарри ощутил, как возбуждение иголочками прокатилось по коже.

– Вы могли бы одолеть их обоих, – пальцы профессора заскользили по головке члена Гарри, и тот снова начал возбуждаться. – Многие последовали бы за своим обожаемым Золотым мальчиком.

Снейп поднял голову и заглянул Гарри в глаза; тот на мгновение ошеломленно замер: остатков его самообладания хватило, чтобы разглядеть в глубине черных глаз проблеск скрытого манипулирования. Гарри ухмыльнулся, поняв, чего именно пытался добиться профессор, но сказал лишь:

– Да, так и будет.

Когда его член исчез во рту Снейпа, Гарри подумал, что в эту игру можно играть и вдвоем.


Конец
...на главную...


февраль 2020  
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
242526272829

январь 2020  
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031

...календарь 2004-2020...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Законченные фики
2020.02.21
Отпуск следопыта [0] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)



Продолжения
2020.02.21 16:53:26
В качестве подарка [69] (Гарри Поттер)


2020.02.21 08:12:13
Песни Нейги Ди, наёмницы (Сборник рассказов и стихов) [0] (Оригинальные произведения)


2020.02.20 22:27:43
Змееглоты [3] ()


2020.02.20 14:29:50
Амулет синигами [116] (Потомки тьмы)


2020.02.20 11:33:58
The curse of Dracula-2: the incident in London... [30] (Ван Хельсинг)


2020.02.18 06:02:18
«Л» значит Лили. Часть I [4] (Гарри Поттер)


2020.02.17 01:27:36
Слишком много Поттеров [44] (Гарри Поттер)


2020.02.16 20:13:25
Вольный город Норледомм [0] ()


2020.02.16 12:16:29
Работа для ведьмы из хорошей семьи [3] (Гарри Поттер)


2020.02.16 11:38:31
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2020.02.15 21:07:00
Мой арт... [4] (Ван Хельсинг, Гарри Поттер, Лабиринт, Мастер и Маргарита, Суини Тодд, Демон-парикмахер с Флит-стрит)


2020.02.14 11:55:04
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


2020.02.10 22:10:57
Prized [5] ()


2020.02.07 12:11:32
Новая-новая сказка [6] (Доктор Кто?)


2020.02.07 00:13:36
Дьявольское искушение [59] (Гарри Поттер)


2020.02.06 20:54:44
Стихи по моему любимому пейрингу Снейп-Лили [59] (Гарри Поттер)


2020.02.06 19:59:54
Глюки. Возвращение [238] (Оригинальные произведения)


2020.01.30 09:39:08
В \"Дырявом котле\". В семь [8] (Гарри Поттер)


2020.01.23 14:02:47
Прячься [3] (Гарри Поттер)


2020.01.21 10:35:23
Список [10] ()


2020.01.18 23:21:20
Своя цена [20] (Гарри Поттер)


2020.01.15 12:47:25
Туфелька Гермионы [0] (Гарри Поттер)


2020.01.15 12:43:37
Ненаписанное будущее [17] (Гарри Поттер)


2020.01.11 22:15:58
Песни полночного ворона (сборник стихов) [3] (Оригинальные произведения)


2020.01.11 20:10:37
Добрый и щедрый человек [3] (Гарри Поттер)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2020, by KAGERO ©.