Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Разговор Снейпа и Малфоя:
-Знаешь, Люциус, я как читаю медицинский справочник Помфри, так нахожу у себя симптомы всех болезней - сальные волосы, жёлтые зубы, желтоватая кожа, несвежее дыхание...
-Да, так бывает, Северус. Я вот иной раз возьму у Фаджа Магический Свод Законов - тоже на каждой странице чувствую, что я в Азкабане...

Список фандомов

Гарри Поттер[18508]
Оригинальные произведения[1242]
Шерлок Холмс[716]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[140]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[110]
Произведения А. и Б. Стругацких[108]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12711 авторов
- 26898 фиков
- 8628 анекдотов
- 17693 перлов
- 680 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...


Данный материал может содержать сцены насилия, описание однополых связей и других НЕДЕТСКИХ отношений.
Я предупрежден(-а) и осознаю, что делаю, читая нижеизложенный текст/просматривая видео.

Справочник девственника, или как узнать, девственник ли ты

Оригинальное название:The Virgin's Guide To Knowing You're A Virgin
Автор/-ы, переводчик/-и: City Girl Dreamer
пер.: Рэй Ко
Бета:Ванька D., Von der Innenseite
Рейтинг:PG-13
Размер:миди
Пейринг:Америка/Англия
Жанр:Humor, Romance
Отказ:Автор не сумел доказать, что является правообладателем Хеталии, увы. А переводчик тем более.
Фандом:Хеталия и страны Оси
Аннотация:«Альфред, прошлой ночью у меня, кажется, был секс с Франциском»
Комментарии:От автора: Потом, кровью и слезами автора омыто. Ага. С днем Святого Валентина всех! Кхм… Приятного чтения!
Предупреждения: Сенен-ай, безответная любовь…лишение невинности…ненормативная лексика…и так далее…
Ссылка на оригинал: http://www.fanfiction.net/s/7844680/1/The-Virgins-Guide-To-Knowing-Youre-A-Virgin
Каталог:нет
Предупреждения:нет
Статус:Закончен
Выложен:2012.09.20
 открыть весь фик для сохранения в отдельном окне
 просмотреть/оставить комментарии [1]
 фик был просмотрен 1880 раз(-a)



– Альфред, я думаю, прошлой ночью у меня был секс с Франциском.
А теперь, дорогие читатели, есть два различных варианта развития событий.
Согласно первому, Альфред, поперхнувшись напитком, пялится на Артура широко распахнутыми глазами, тупо моргая, и не вполне осознавая смысл вышесказанного.
Согласно же другому варианту, Альфред немедленно приступает к решительным действиям. Он срывает одежду, открывая взору стандартную униформу супергероя. Артур впадает в экстаз, словно какая-нибудь Лоис Лэйн (что недалеко от истины). Затем Альфред летит прямиком домой к Франциску, избивает француза, начисто лишая последнего репродуктивных способностей, и возвращается к себе, где Артур падает в его объятия, целует и провозглашает Альфреда своим героем, хлопая при этом ресницами.
Угадайте с трех раз, какой же из вариантов имел место быть на самом деле.
– Какого дьявола? – восклицает Альфред, в бешенстве отшвыривает банку колы и встает в героическую позу. А потом срывает с себя рубашку, под которой оказывается латексный костюм с крупной буквой «А» на груди. Находящиеся поблизости женщины немедленно начинают пищать от восторга. Мужчины пристыжено втягивают животы и расправляют плечи. Франциск обеими руками прикрывает свое достоинство. Артур готов хлопнуться в обморок от шока и обожания, и…
Да. Я вешаю вам лапшу на уши. Простите.
Кхм.
– Какого…? – воскликнул Альфред, поперхнувшись своей колой. Под его горящим взглядом Артур ерзает и отводит глаза. Вообще-то, он выразился четко и ясно, и Альфред должен был его расслышать. Черт. Он не будет это повторять!
– Ты слышал, – пробормотал Артур, пристально рассматривая пол их съемной квартиры. Ну, я говорю «их», но на самом деле это означает, что Артур за нее платит, а Альфред в ней играет в свои видеоигры. Так что это скорее квартира Артура, в которой прижился Альфред.
Поморгав, Альфред недоверчиво потряс головой.
– Да, чувак, я расслышал, и именно в этом проблема!
Маленький англичанин со вздохом сложил руки на груди, неуютно ерзая под изумленным взглядом Альфреда.
– Хватит на меня так смотреть, – пробормотал он. – Я, вообще-то, ничего такого изначально не планировал!
Что была истинной правдой, поскольку, покидая квартиру вчерашним вечером в качестве девственника, он был твердо намерен вернуться в нее в том же состоянии. Но «обожающая» его Фортуна явно имела на него другие планы. О которых он не знал, и даже не получал никаких уведомлений!
– И…итак, как же это вышло? – Медленно выговорил Альфред, не будучи уверенным, что действительно хочет знать. С одной стороны, ему хотелось врезать Артуру за секс с Франциском, а с другой – Франциску, за то, что тот забрал принадлежащее ему по праву! Пожав плечами, краснеющий Артур отвернулся.
– Я с-сам н-не знаю. Я всего лишь пошел на День Святого Валентина к Матиасу – один, потому что кое-кто отказался идти со мной – и надрался там. Когда я проснулся, то был голым, а рядом лежал лягушатник.
Объясняя все ситуацию, Артур упорно рассматривал стену перед собой. Несмотря на всю доступность, информация никак не желала укладываться в мозгу Альфреда. Вдобавок, образ обнаженного Артура никак не помогал усвоению. Хотя позиция последнего «Как-ты-посмел-оставить-меня-одного-это-все-твоя-вина» подействовала несколько отрезвляюще.
Пфф.
Можно подумать, Артур и вправду его приглашал! Нахмурившись, он тоже скрестил руки на груди.
– Во-первых, чувак, ты меня с собой не звал. Жутко грубо с твоей стороны. А во-вторых, что ты сделал, когда проснулся?
Будет очень неприятно, если Артур станет отрицать тот факт, что он действительно его не приглашал, и еще неприятнее, если окажется, что Артур ничего не сделал с парнем, лишившим его невинности. Особенно, если этот парень – не Альфред.
– Я тебя звал, – взъерошился Артур. – А его я обозвал ублюдком и запустил в него лампой.
– Что? – заморгал Альфред.
– Не волнуйся, лампа в порядке, – небрежно отмахнулся Артур. Альфред покачал головой.
– К черту лампу! Я имею в виду…какого…? Ты меня с собой не звал! – с жаром возразил он. Уж будьте уверены, Альфред бы заметил, если бы Артур его пригласил. Он бы запустил по такому случаю фейерверки и устроил лазерное шоу. И ракету на Луну, это обязательно. А еще бы он попросил Артура повторить свою просьбу, чтобы записать на диктофон. Как неоспоримое доказательство.
– Нет, звал! – огрызнулся Артур, явно равнодушный к глубоким душевным страданиям Альфреда.
– Нет, ты сказал «У Матиаса вечеринка, ты идешь?», и не смей утверждать, что это и было твое приглашение! – возразил Альфред своим самым вызывающим тоном, словно побуждая Артура вступить в пререкания. Что Артур не преминул сделать. Потому что…ну это же Артур, чего тут объяснять, все мы знаем, какой он.
– Я пригласил тебя, а ты отказался! – рявкнул Артур, положив руки на бедра и сверкая глазами. Моргнув раз-другой, Альфред раздраженно покачал головой. Артур, конечно, прелесть, но как же он иногда бесит!
– Потому что это было не похоже на приглашение! – горячо возразил Альфред. Утомленно вздохнув, Артур закатил глаза.
– Ну, а если бы я все-таки пригласил тебя, ты бы пошел?
Скрестив руки, он склонил голову набок. Отведя взгляд, Альфред нервно почесал нос. Он мог, конечно, сказать «да» и закончить на этом разговор, но это могло привести к тому, что Артур бы догадался о его чувствах. А Альфред был к этому не готов. Поэтому он сделал кое-что очень глупое.
Он солгал.
– Нее. Вчера я все равно должен был присмотреть на Мэтью, – сказал он, небрежно пожимая плечами. Вздрогнув, Артур мысленно подивился, о чем вообще спор, если бы Альфред так и так бы отказался. Кстати…Мэтью?
– Твой брат? – сухо переспросил он.
– Ага, чувак. Именно, – невозмутимо ответствовал Альфред. Артур ни на секунду не купился на это.
– Твой брат, которому семнадцать, и который вполне в состоянии сам за собой присмотреть? – уточнил он, размышляя, а не роняли ли Альфреда в детстве. Несколько раз. Намеренно.
– Чувак, мы смотрели «Сайлент Хилл», а ты знаешь, как тяжело Мэтью переносит ужастики! – Под пристальным взглядом Артура и под грузом собственной наглой лжи Альфред неуютно поежился.
– Конечно, знаю. Я же помню, как спокойно и бесстрашно он смотрел на прошлой неделе «Звонок» вместе с нами. А ты, кстати, стащил трех единорогов из моей коллекции и спрятался вместе с ними под моей кроватью, надеясь, что она не придет за тобой, побоявшись моих бровей. Придурок, – добавил Артур, бурной жестикуляцией как бы намекая, что Альфред сегодня может огрести.
– …Я говорил тебе, как мне нравятся твои брови? – робко спросил Альфред, отодвигаясь подальше, но внутренне радостно приветствуя появившийся на щеках Артура румянец. Англичанин попытался вернуть разговор в менее смущающее русло.
– О…отвали! И вообще, даже если я тебя не звал, почему ты сам не пошел? Ты же обычно ходишь на такие вечеринки!
– Нуу…. А я не хотел. Это же Валентинов день, там наверняка сплошь сладкие парочки. Бррр…гадость!
Альфред наморщил нос. А еще он не хотел, чтобы Артур был частью одной из этих сладких парочек. Ни за что на свете. Он просто не хотел на это смотреть.
– Вот именно! А мне пришлось быть там! Ты бы мог хотя бы составить мне компанию, чтобы меня не одного мутило от розовых соплей. И ты бы удержал это бесовское лягушачье отродье подальше от меня.
Не то, чтобы Артуру требовалась защита в лице Американского Идиота. Если бы не алкоголь, Артур бы сам надрал лягушатнику задницу.
– Ооо? А с чего бы это? – поддразнил его Альфред, с жадностью улавливая хоть малейший намек на собственный героизм. Артур закатил глаза.
– Потому что он боится тебя до чертиков…по непонятной причине. Если бы он меня так боялся….
О да…. Если бы французская морда боялась его, жизнь была бы намного проще.
– Ага, истинная правда. Наверное, это потому что я супергерой, а герои никогда не позволяют грязным старикашкам приставать к бедным беззащитным девицам! – заявил Альфред, победно взмахивая кулаком и сияя, как начищенный пятак. Судя по кислой мине Артура, последний впечатлен не был.
– Вот только назови меня еще раз девицей…. И Франциск мой ровесник, а никакой не грязный старикашка! – разозлено выпалил англичанин. Приподняв бровь, Альфред ухмыльнулся.
– Защищаешь, теперь, стало быть…. А ты точно злишься на него за то, что он забрал у тебя кое-что? – расшалившись, Альфред игриво поиграл бровями и тут же заработал тычок в плечо.
– Я очень зол, – констатировал Артур. – Но Франциск все равно мой друг. Независимо от того, насколько он…прилипчив, он никакой не старикашка. Идиот.
Альфред нахмурился.
– Чувак, выглядит так, словно ты за него заступаешься.
– Ничего подобного! – огрызнулся Артур. – Я убью сволочь, когда узнаю правду! Но только в том случае, если у нас действительно был секс. Понял?
Альфред насупился.
– А почему ты сразу не выяснил, был ли у вас секс? Почему не спросил его самого?
Нервно кашлянув, Артур отвел глаза.
– Я…был занят. Кидался в него разными предметами, – застенчиво признался он.
Усмехнувшись, Альфред покачал головой: Артур такой предсказуемый, просто прелесть.
– Я убежал, прежде, чем проснулись остальные…ну, после того, как оделся, – он задумчиво потеребил рукав. – Что странно…в некоторых из моих вещей были прорезаны дырки…
– Чувак, ну ты даешь… Я, короче, ставлю лимит твоему пьянству, – задумчиво выдал Альфред, потягивая свою колу, и лениво размышляя, а стоит ли вообще… Ведь с трезвым Артуром вечеринки потеряют львиную долю своей прелести.
– Черта с два. Если не заткнешься, я поставлю лимит твоей болтовне, – буркнул Артур, прошествовал к дивану и рухнул на него. Альфред умиленно смотрел, как он свернулся клубочком и положил голову на подушку, украшенную британским флагом.
– Итак…чего ты собираешься сделать с Франциском за то, что он вчера практически изнасиловал тебя?
Артур запустил в него подушкой.
– Во-первых, не «чего», а «что». Что я с ним сделаю. Во-вторых, Франциск не насильник. Если мы переспали, значит я был не против. И, в-третьих, если он лишил меня невинности, то, независимо от факта моего согласия, я прокляну его так, что у него яйца отвалятся, – мрачно выдал Артур, садясь и разминая пальцы, с кончиков которых начала струиться, потрескивая, магическая энергия.
К счастью, Альфред этого видеть не мог. Но к сожалению, это означало, что и верить он мог только в сумасшествие Артура. Как всегда.
– Да-да, конечно. Прокляни его там как следует, – сухо сказал Альфред, качая головой. Артур холодно взглянул на него полными решимости глазами.
– Вот увидишь! – пообещал он возбужденно, предвкушая ужас Франциска, лишившегося некоторых частей тела.
Утомленно вздохнув, Альфред допил последний глоток колы.
– Чувак, без обид…только ты ведь точно не знаешь, забрал он твою невинность или нет, – протянул он, всей душой желая, чтобы истинным оказался последний вариант.
Хмыкнув, Артур задумчиво постучал пальцем по подбородку.
– Что верно, то верно… Наверное, стоит сначала с ним поговорить. Если он еще захочет мне ответить. Ублюдок, – пробормотал он, устало потирая глаза. Франциск всегда выпутывался из неприятностей, выдавая невразумительные, но очень ловкие ответы на любой щекотливый вопрос. Именно так он выкрутился, когда Иван припер его к стенке, обвиняя в подглядывании в душе за его сестрой Катюшей.
Во всяком случае, это срабатывало до тех пор, пока Ивану не надоело его увиливание, и он не выудил из ниоткуда свой чертов обрезок трубы!
– Н-да? А если он не захочет? Как ты тогда убедишься в том, что ты девственник. Потому что, правда, Артур, я не думаю, что есть способ проверить это.
Артур закатил глаза. Альфред иногда мог быть таким…дремучим.
– Ну разве не понятно? Я просто пойду к врачу и скажу: эй, мне кажется, прошлой ночью у меня был секс, не проверите мою вагину? Идиот! – Сердито фыркая, Артур скрестил на груди руки. Альфред недоуменно заморгал.
– Чувак. Но у тебя нет вагины.
− Вот именно! − воскликнул Артур таким тоном, словно раскрыл одну из главных загадок Вселенной.
Альфред опять заморгал, прикидывая, а не относятся ли безумные британцы к еще одной загадке Вселенной.
− Так…как же ты будешь с ним разговаривать? − поинтересовался он, склонив голову набок.
Артур замер, осмысливая вопрос.
− Не знаю… − простонал он, хватаясь за голову. − Откровенно дерьмовая ситуация!
− Ага, − хмыкнул Альфред. − Повтори это еще разок, может полегчает.
Ну как, как осмелился кто-то другой забрать невинность Артура прежде него? Да еще и в День Святого Валентина.
− Просто дерьмовая ситуация, − ухмыльнулся Артур. Улыбнувшись в ответ, Альфред с любовью взъерошил ему волосы. Англичанин со вздохом потянулся к его руке. Он вел себя так хорошо. Получал хорошие оценки в университете. Подрабатывал. У него была крепкая духовная и эмоциональная связь со своими друзьями. Он уже давно не ссорился с семьей. Он даже вчера любезно поговорил с мерзким лягушатником!
Так какого же черта судьба так жестоко с ним обошлась? Чем он заслужил такое?
Артур со стоном отстранился от Альфреда и закрыл лицо руками.
− Дальше будет хуже, − скорбно заявил он. − Зная этого ублюдка, можно точно сказать, что он будет налево и направо рассказывать, как я плох в постели! О Боже! Все будут знать, что я неопытный, все будут смеяться, мои братья откажутся от меня и моя жизнь кончится…
Артур явно во всех красках представил себе, как именно кончится его жизнь.
Альфред закатил глаза. Все британцы обожают драмы.
− Чувак, остынь! Тем более, ты же не можешь быть совсем неопытным…
Артур уставился на американца горящими от злости глазами.
− Ты шутишь? Альфред, я даже еще не целовался! Так что я был не просто невинным, у меня невинными были даже губы! Ты понял меня, тупица?
К счастью для него, он, похоже, не понимал, насколько забавно это звучало. Альфред опустил голову, пытаясь удержать рвущийся наружу смех.
− …Губы? Чувак, ты серьезно? И ты сохранил…эту самую невинность?
Зардевшись, Артур оскалился.
− Заткнись, Альфред. Ты все правильно понял. Я восемнадцатилетний парень, который никогда не целовался. Доволен?
Альфред прикрыл глаза. О, да. Он был доволен. Эту невинность Артура он не отдаст никому.
− А, скажем…щеки…или руки…у тебя тоже невинные? − поддразнил он, пытаясь отвлечь расстроенного англичанина от проблемы.
− Перестань тупить! Даже если это было так, вряд ли у меня осталась хоть какая-нибудь невинность после прошлой ночи, − взвыл Артур, вцепляясь себе в волосы.
Альфред нахмурился, осознав, что, если уж Артур накануне занимался сексом, то и целоваться запросто мог. Это уже было совсем лишним!
− Может и осталась, − предположил он, − ты ведь наверняка не знаешь.
Он честно попытался помочь. Ключевое слово здесь «попытался»
− Да, не знаю, и, скорее всего, так и не узнаю, потому что эта скотина вряд ли даст мне вразумительный ответ. − Артур ожесточенно врезал кулаком по дивану. И тут Альфреда словно обухом ударила идея.
− Я поговорю с Франциском, − предложил он. − Ты сам сказал, что он меня боится. Я могу этим воспользоваться и выбить из него правду!
Артур моргнул.
− Да, конечно, − кисло сказал он. − Флаг тебе в руки.
Нахмурившись, Альфред скрестил руки на груди.
− Чувак, я серьезно! Я сделаю это ради тебя! − заявил он.
Фыркнув, Артур повалился на диван.
− И зачем тебе это нужно? − с усмешкой поинтересовался он, заранее зная ответ.
− Потому что я супергерой! − провозгласил Альфред. − И будучи героем, я должен помочь тебе узнать, правда ли Франциск вчера ночью лишил тебя невинности!
Промаршировав к двери, он взял свою куртку и встал в героическую позу, возбужденно потрясая в воздухе кулаком. Приподнявшись на локтях, Артур окинул его взглядом. Альфред и правда смахивал в тот момент на Статую Свободы (если у той забрать половину изящества и удвоить ширину)
− Желаю удачи, − выразился Артур, падая обратно. − Потом расскажешь, что обнаружил.
Как ни странно, в его голосе не было и намека на энтузиазм, и, если бы Альфред хуже его знал, то мог бы подумать, что Артур в него совсем не верит, и просто издевается. Но это же Артур, который, как никто другой знает, что он настоящий герой, и который именно сейчас нуждается в его помощи! Так что его слова были несомненно искренними.
− Не волнуйся, чувак! Я найду его и заставлю заплатить за все! − пообещал Альфред. Над спинкой дивана взмыла рука и небрежно махнула.
− Давай, доблестный воин. Найди этого лишителя невинности и заставь его заплатить за все, − вяло и монотонно повторил Артур. Альфред засиял от такого пылкого проявления поддержки и отсалютовал, несмотря на то, что англичанин этого увидеть не мог.
− Можешь рассчитывать на меня, Арти! − воскликнул он, открывая дверь и направляясь навстречу подвигам.
− Не называй меня так! − рявкнул Артур, но был проигнорирован.
− Я буду твоим героем, − объявил американец, удаляясь и оставляя зардевшегося Артура лежать на диване в одиночестве.

X-x-X-x-X

Тук-тук-тук!
За открывшейся дверью обнаружился помятый юный француз. Альфред решил не терять времени даром.
– У тебя был вчера ночью секс с Артуром Киркландом? – требовательно вопросил он, уперев руки в бедра и притоптывая ногой по тротуару. Сонный Франциск удивленно приподнял бровь.
Non, секса не было, – ответил он с легкой полуулыбкой. На Альфреда обрушилось облегчение, сравнимое силой с ударом реактивного самолета. – Но мы занимались любовью!..
А теперь реактивный кулак влетел прямо в лицо француза.
...
...
...
...
...
...
...
– Чувак, предупреждать надо, когда так шутишь! Я бы не стал тебя бить, если б только знал! – От голливудской улыбки Альфреда, голова у Франциска разболелась еще сильнее. Покачав головой, француз поправил приложенный к челюсти пакет со льдом.
– Придурок…я думал, ты и так поймешь! – огрызнулся он, поморщившись, когда боль вспыхнула с новой силой.
– Шутишь? – хмыкнул Альфред. – Да это же совершенно в твоем стиле!
Оскалившись, Франциск угрожающе прищурился.
Non, ничего подобного! Я никогда не пользуюсь чьей-либо беззащитностью. Особенно Артура. Несмотря на все слухи обо мне, я никого не насилую, я занимаюсь любовью. Насилие мерзко. А видеть, как другой человек получает удовольствие от твоих действий – это…прекрасно. Понял, идиот? – рявкнул Франциск, внутренне оплакивая свое прекрасное лицо, теперь обезображенное синяком.
– Да-да, чувак, разумеется. Как скажешь! – отмахнулся Альфред. – Ответь мне только на один вопрос: какого черта ты делал в постели с голым Арти?
Если Франциск сказал правду, и между ним и Артуром не было секса, это было просто супер. Но это все еще не объясняло почему француз удостоился чести видеть Артура во всем его обнаженном великолепии. Это было несправедливо. Даже Альфреду не позволялось видеть все!
– Сам не знаю, – сознался француз. – Все, что я помню – Артур отключился от количества выпитого, а потом, исключительно по доброте душевной я втащил mon cher наверх в спальню Матиаса. Чтобы с ним ничего не произошло. А потом я ушел. Ты понял? Я ушел, оставив его одетым и невредимым.
Альфред прищурился.
– Точно? – неуверенно спросил он. Франциск со вздохом закатил глаза.
– Точно, точно. Можешь спросить Мишель. В конце концов, это же с ней я провел большую часть ночи. В саду. И на кухне. И в игровой комнате. А чего стоил один только смачный, восхитительный раунд в ванной перед зеркалом…
– Все! Я верю на слово! – поспешно перебил его Альфред. Делая вид, что поправляет пакет со льдом, Франциск прикрыл улыбку.
– Кстати, я даже не был последним, кто был в комнате, – сказал он, пожимая плечами. – Я имею в виду, в сознании, – быстро прибавил он, едва Альфред открыл рот, чтобы возразить.
Американец раздраженно фыркнул.
– А кто был? – осведомился он, подавляя вернувшееся желание кого-нибудь стукнуть.
Франциск нежно улыбнулся.
– Антонио.
Альфред заморгал.
– Но…он ненавидит Артура!
– Вот именно.

X-x-X-x-X

Тук-тук-тук!
– Ты вчера занимался сексом с Артуром? – в лоб спросил Альфред, едва Антонио открыл дверь.
Испанский милашка секунду смотрел на него пустым взглядом, а потом склонил голову и выдал свое интеллигентное:
– А?
Альфред нетерпеливо начал постукивать носком ноги. Право же, некоторые люди могут быть поразительно бесполезными!
– Ты вчера делал непристойные вещи с моим Лучшим Корешем Артуром, или же нет? – повторил он, уперев одну руку в бедро и чувствуя подергивания в другой. Совершенно непонятно, зачем кому-то бить Антонио: он слишком милый, чтобы так с ним поступать.
С отвращением скривишись, Антонио передернулся и скрестил руки на груди.
– Я? И этот бровастый монстр? Mi amigo, я думал, ты лучшего обо мне мнения, – при одной мысли об интиме с Артуром, Антонио стало неуютно. Альфред же не мог понять, как кому-то может стать неприятно от мысли о сексе с англичанином…хотя его самого отнюдь не радовало, что кто бы то ни было, кроме него, задумывается о сексе с Артуром.
– Чувак, просто ответь, ты спал с Артуром? – теряя терпение переспросил Альфред. Вздохнув, Антонио покачал головой.
– Нет, не спал. И не стал бы ни за что не свете, – ответил он, поеживаясь при мысли о холодном жестоком британце в своей постели.
– Но Франциск сказал, что видел, как ты заходил в спальню Матиаса. А там был полностью одетый Артур. Арти сказал, что проснулся голым, так что ты, должно быть, что-то все-таки сделал! – сердито заявил Альфред. Антонио уже было собрался опровергнуть нелепое обвинение, когда его перебил громкий и очень сердитый голос.
– Я так и знал! Ублюдок! Ты просто не мог дождаться, когда мне стукнет восемнадцать, да? Тебе обязательно нужно было пойти и трахнуть первого подмигнувшего тебе встречного? Ублюдок! Ненавижу тебя! Ненавижу! Ненавижу! – проорал Ловино, запустил в голову Антонио подвернувшейся под руку вазой, унесся вверх по лестнице в свою спальню и заперся там. Антонио и Альфред остались стоять, глядя на то место, где только что был итальянец, и абсолютно не понимая, что только что произошло.
У испанца задергался глаз. Он развернулся к Альфреду.
– Во-первых. Я не спал с Артуром. Во-вторых. Я зашел в ту комнату забрать куртку и сразу вышел, чтобы найти своего драгоценного Лови! Склочный, но милый итальянец в Валентинов день мне гораздо дороже, чем злой и холодный британец. Понял? И в-третьих, после меня там побывал Гилберт, так что почему бы тебе не спросить его? Amigo.
Сникший под его суровым взглядом Альфред закивал.
– Окей. Понял. Увидимся…. – Он попытался улизнуть, но сильная смуглая рука, ухватившая его за воротник, не оставила возможности для подобных действий.
– Но прежде, чем ты уйдешь… – шепотом поведал ему мелодичный испанский голос. – Ты поднимаешься в комнату Ловино и объяснишь ему, что это было недоразумение. Вопросы есть?
Альфред сглотнул.
– Никак нет, сэр!

X-x-X-x-X

– Йо, Гилберт! Ты случайно не перепихивался с Арти прошлой ночью? – провопил Альфред под окнами спальни альбиноса. Он был уставшим, злым, раздраженным и его попросту все достало. Он провел все утро, носясь от одного дома к другому, ему угрожал сердитый испанец и еще более сердитый итальянец, а потом он потратил почти сорок фунтов, чтобы заправить свою машину! За Артуром нарисовался должок. Альфред уже знал, как именно Артур может его погасить, и это включало пять видеоигр, один баллончик взбитых сливок и две пары наручников!
– Эй, Гилберт! Чувак, открывай! – проорал он снова, борясь и искушением запустить в окно придурку камень. Оглядевшись, он приметил несколько достойного размера камней, как вдруг окно отворилось и последний человек, которого Альфред ожидал увидеть в спальне Гилберта, показался в проеме.
– Альфред, тебе чего? – спросил Мэтью. Мэтью. Его брат Мэтью. Его маленький младший братик Мэтью!
Альфред позволил себе побыть в шоке еще пару секунд, прежде чем взорваться.
– Какого ты делаешь в спальне этого торчка?!
Канадец раздраженно вздохнул. Из глубины комнаты донесся сердитый голос.
– Скажи своему долбанному братцу сойти с моего газона! – прокричал Гилберт достаточно громко, чтобы Альфред смог услышать. Жестом приказав Альфреду заткнуться, Мэтью повернулся в сторону голоса.
– Тихо, вы оба! Может не будете скандалить с утра пораньше? – взмолился он. – Хоть разок! Ради меня? Гилберт?
Альфред навострил уши, пытаясь расслышать ответ.
– Черт, пташка моя… Может, сейчас действительно рановато, чтобы затевать ссору с идиотом, что стоит снаружи, но как думаешь, уже не рано, чтобы трахнуть тебя? Нет? Тогда не надо смотреть на меня такими глазами, кесесесе….
Альфред мог поклясться, чертов пруссак замурлыкал. Прорычав что-то невнятное, американец стиснул кулаки. В его жизни существовало только два самых важных человека: Артур и Мэтью. Третьим мог считаться Рональд Макдональд, но речь сейчас не о нем.
Никому не позволено так обращаться с его самыми важными людьми. Ни-ко-му.
– Гилберт? Только подумай о том, чтобы коснуться моего брата, и я клянусь, я разорву тебя на клочки! – мрачно пообещал Альфред. Появившийся в окне позади Мэтью Гилберт разразился хохотом.
– Надо было раньше сказать, мелочь! Я отделал твоего брата раз пять за ночь! – горделиво поведал Гилберт, одной рукой обнимая Мэтью за плечи, и не замечая появившейся вокруг канадца темной ауры. Вероятно, потому что сейчас был не хоккейный сезон.
Ахнув, Альфред обвиняюще ткнул в хихикающего альбиноса пальцем.
– Я тебе не мелочь! А ну быстро отпустил моего брата, пока я не вывернул тебя наизнанку!
– Черта с два, мелочь! – пропел Гилберт, демонически сверкая красными глазами. Чертыхнувшись про себя, Альфред стиснул кулаки.
– Назови меня так еще раз, чувак, и я клянусь, я забью тебе в глотку твои так называемые «пять метров»! – рявкнул он. Отмахнувшись, Гилберт притянул Мэтью ближе. Канадец же, в свою очередь, обдумывал, можно ли вырубить одной хоккейной клюшкой обоих идиотов сразу.
– Отвали, хренов янки! Чего ты вообще здесь забыл? Ты портишь нам потенциально страстное утро, – сообщил альбинос, запечатлевая поцелуй на виске молча кипятившегося бойфренда. С отвращением поморщившись, Альфред решил проигнорировать этот жест.
– Я хотел знать, не ты ли переспал с Артуром. Думаю, я уже получил ответ, засранец, – прорычал он. Гилберт ухмыльнулся, продемонстрировав сверкнувшие в утреннем свете клыки.
– Я тоже так думаю. Мелочь. – согласился он, склонив голову к Мэтью. Прикрыв глаза, американец сосчитал до десяти, пытаясь взять эмоции под контроль.
Открыв глаза снова, и увидев перед собой все ту же наглую ухмылку и сверкающие красные глаза, он понял, что вся эта терапия пошла прахом.
– Прежде чем я сломаю тебе пальцы, которыми ты трогал моего брата, ответь мне: ты знаешь, кто покушался на Артура? Антонио сказал что ты зашел в спальню Матиаса после него, а там был Артур. Если не скажешь, я тебя точно урою, – пообещал Альфред, изо всех сил пытаясь сохранить ровный и спокойный голос. Что требовало больших усилий, учитывая, с кем он говорил.
– Пфф! Подумаешь! Спроси Людвига, он был там после меня. Я твоего парня даже пальцем не трогал, – фыркнул Гилберт. – Вообще не заметил, что он там был. Наверное, потому что был слишком занят, представляя вместо этого, как буду пялить твоего драгоценного братишку!
Великолепный альбинос захихикал, и тут же завопил от боли, когда на его голову обрушилась хоккейная клюшка.
Мэтью, обернувшись к брату, посмотрел на него своими потемневшими до синего цвета глазами.
– Альфред, думаю, ты уже понял, что Гилберт не спал с Артуром. А теперь оставь нас, чтобы я мог спокойно убить своего бойфренда! – рявкнул он, захлопывая окно.
Вместо того, чтобы сделать замечание по поводу того, что Мэтью назвал Гилберта бойфрендом, Альфред расплылся в улыбке и смахнул с глаза воображаемую слезу.
– Мне больше нечему его учить! – гордо провозгласил он, прислушиваясь к доносившимся крикам некоего прусского придурка.

X-x-X-x-X

Тук-тук-тук!
Дверь отворилась.
– Эй, Людвиг…ты случайно не спал с Артуром прошлой ночью…ведь нет?
...


Трах!
Дверь захлопнулась.
Альфред вздрогнул. Должно быть, это означало «нет» . Вздохнув, американец пнул попавшийся под ногу камешек. На периферии послышались итальянские вопли о неверных дружках, уставших от своих постоянных бойфрендов. Покосившись на дверь, Альфред начал бочком отходить от нее, опасаясь повторения инцидента с Антонио.
Едва он добрался до конца садовой тропинки, как сильная рука, ухватив его за шиворот, оттащила от машины.
– Сейчас же иди и докажи Феличиано, что я не изменяю ему. Быстро, – прорычал голос самого верного на свете немецкого бойфренда.
Поспешно отсалютовав ему, Альфред был протащен спиной вперед обратно к дому Людвига. Мораль этой истории была ясна как день.
Никогда не связываться с итальянцами. Или, в этом случае, с их бойфрендами…

X-x-X-x-X

Тук-тук-тук!
На этот раз Альфред направился прямиком к хозяину вечеринки. В конце концов, он ведь тоже не святой. Так что вполне мог быть виновным. Правильно?
– Матиас! Открывай, чувак! Ты трахал Артура вчера? – жизнерадостно вопросил он, пытаясь безуспешно не выказать собственного отчаяния.
За отворившейся дверью показался раздраженный норвежец, в котором Альфред опознал «не-бойфренда» Матиаса. Кроме самого Николаса, все остальные считали их обоих как раз таки парой. Сладкой и влюбленной. Улыбнувшись во все тридцать два зуба, американец повторил вопрос.
– Привет, чувак, ты не мог бы спросить Матиаса, не пыжил ли он вчера Артура? Будь так добр.
Взгляд Николаса похолодел еще сильнее. И сама температура вокруг, казалось, опустилась на несколько градусов. Боже, это словно общаться с голубоглазой светловолосой версией Артура…
– Нет, – ледяным тоном ответил Николас на этот идиотский вопрос. Выражение его лица выдавало сильнейшую скуку.
Альфред удивился.
– А почему, так его растак, нет? – слегка раздраженно спросил он. Закатив глаза, Николас посмотрел куда-то в сторону.
– Потому что, – просто ответил он. Наморщив нос, Альфред вздохнул.
– Чувак. Я серьезно. Твой датчанин трахал моего британца? – требовательно спросил он. Руки так и чесались прибавить ледяной статуе немного эмоций.
Николас приподнял бровь.
– Нет, – ответил он, словно ожидая, что тупой американец, удовлетворившись этим ответом, наконец, отвалит. Его тролль, которому тоже начало надоедать все это, рассматривал американца, примериваясь, как бы половчее навалять тому, чтобы заткнулся. К счастью для Альфреда, тролля видеть он не мог; иначе ночные кошмары не покинули бы его до конца жизни. К несчастью для Альфреда, заткнуться он так и не смог.
– Откуда тебе знать-то? Разве что он вместо этого тебя натягивал, – усмехнулся Альфред, похабно подвигав бровями. Николасу это смешным не показалось. Его троллю – тоже. И прежде чем Альфред успел осознать, что произошло, он был поднят в воздух и отброшен на добрых десять футов.
Потирая ушибленный затылок, американец услышал, как захлопнулась дверь и поморщился. Некоторые люди просто не понимают шуток. Кое-как вскарабкавшись на ноги, и обретя равновесие, Альфред отвесил дому Матиаса приветствие оттопыренным средним пальцем, отряхнул джинсы и развернулся к своему героевозу, намереваясь пуститься в дальнейшие поиски разгадки. Пока он искал по карманам ключи, до него донеслось громкое «ПСССТ!», отвлекшее его от этого занятия.
Обернувшись к дому, он увидел свешивающегося из окна Матиаса, с жутковатой улыбочкой на лице. Американец невольно подумал, что эта миссия его в конце концов доконает.
– Хэй, чувак, а что с лицом? – осведомился он, сохраняя приличную дистанцию от дома на случай, если Матиас решит чем-нибудь в него запустить.
Дернув глазом, Матиас засмеялся.
– Ничего особенного, всего лишь маленький миленький норвежец, который всерьез намерен меня кастрировать. Целиком и полностью твоя вина, кстати!
– Прости, брат! Честно, не хотел доставлять тебе неприятности, – покаялся Альфред.
– Забей! – отмахнулся Матиас. – Просто, чтобы ты знал, я не трогал Артура. Думал, что он твой.
Альфред фальшиво улыбнулся, отчаянно желая, чтобы последнее утверждение было истинным.
– Это, э, сложно объяснить. Ты случайно не знаешь, кто мог это сделать?
– Нууу… – задумчиво протянул Матиас. – Я разок прошел мимо своей спальни и встретил по дороге Ивана. Наверное, он вошел туда после меня.
Альфреда передернуло. По правде говоря, его не просто передернуло, его ПЕРЕДЕРНУЛО. Перетряхнуло. Впору вносить в Книгу Рекордов, как сильнейшую судорогу мира.
– Ты впустил туда Ивана? Ивана Брагинского? Чувак, да ты спятил? – выпалил он. Просияв, Матиас поднял руку, показывая пальцами расстояние примерно в дюйм. – Понятно, совсем чуток. Ну хотя бы не отрицаешь…
– Я знаю, что это было глупо, но мне нужно было сделать кое-какие другие вещи! – запротестовал Матиас.
Издевательски фыркнув, Альфред скрестил руки на груди.
– Скорее, кое-каких других людей, ты укурок! – рявкнул он. Только подумать, этот тупица оставил его любимого Артура, пьяным и беззащитным, ни с кем иным, как с Иваном, мать его, Брагинским!
– Николас иногда может быть таким требовательным, – мечтательно вздохнул Матиас.
У Альфреда дернулся глаз.
– И не говори…

X-x-X-x-X

– Так, коммуняка, тащи сюда свою красную задницу, чтобы я мог превратить ее в месиво, – вздохнул Альфред, потирая все свои ушибы.
Ну правда, кто же знал, что геройские миссии так плохо сказываются на физическом здоровье?
– Эй! Открывай! – он снова поколотил по двери, чувствуя, как гнев вздувается изнутри, словно пузырь на болоте.
И снова молчание.
– Эй, Иван, разъевшийся засранец, открывай! – повторил Альфред, пиная дверь. К его удивлению, та открылась. К его шоку, «разъевшийся засранец» Иван, вылетел из нее на предельной скорости, размазывая по искаженному диким ужасом лицу потоки слез.
– Оставь меня в покоееееееее! – провопил русский на бегу, прижимая к груди свою трубу. – И я не толстый, ты, американский козлина! – злобно прибавил он, метко пульнув своей трубой в Альфреда. И если бы не отработанные рефлексы нашего героя, то этим оружием его лицо было бы начисто стерто с лица…ну, вы поняли.
Вообще, водопроводная труба не должна была быть классифицирована, как оружие, но, по-видимому, в Советской России оружие классифицирует тебя, а не наоборот.
Пригнувшись, американец ошарашено смотрел, как его вечный противник улепетывает со скоростью, посрамившей бы любого итальянца.
– Черт меня побери… – пробормотал он, поворачиваясь к дому, чтобы увидеть, от чего убегал Иван. – Черт побери!!! – повторил он, снова пригнувшись, чтобы избежать направленного в лицо ножа.
В дверях стояла юная и прекрасная Наталья.
– Ты спугнул большого брата, – прошипела она, абсолютно игнорируя все протесты Альфреда. Потому что ежу понятно, что если кто-то и спугнул Ивана, то это был уж точно не Альфред. – Ты мне заплатишь!
Занеся руку, она сделала новый выпад ножом в сторону теряющего терпение американца.
– Да что за фигня! – возмутился он, ловко отбивая удар. – Я пришел только спросил, не трахнул ли он моего друга!
Остановившись, Наталья зловеще ухмыльнулась.
– Ты о том блондинчике с бровями? О нет…он пытался соблазнить большого брата, но я спасла его. Да-да. Я сделала так, что этот маленький британец больше никогда не попытается залезть брату в штаны!
В ее глазах загорелось мрачное веселье.
Альфред громко сглотнул.
– Т-ты…трахнула Артура? – запинаясь выговорил он. Его вопрос принес ему очередной тычок ножом в лицо.
– Разумеется, нет! Я храню себя для брата, идиот! – прошипела Наталья. – Я только слегка припугнула его своим ножом…показала, какой он острый, срезав с него одежду. А потом братик сбежал, и я оставила блондинчика, чтобы последовать за братом. Знаешь, Ивана ведь никогда нельзя оставлять одного. Мало ли какая блудница может попытаться забрать его у меня…
Вздрогнув, Альфред начал потихоньку пятиться.
– Так это ты раздела Артура? – в легком ужасе спросил он. Если уж Наталья начисто лишена каких-либо моральных ограничений, и ей ничего не стоит поиздеваться над беззащитными спящими людьми…
Наталья закатила глаза.
– Ничего интересного. Я бы лучше раздела Ивана.
Альфред покрылся холодным потом.
– Кстати, ты спугнул его. Тебя надо наказать, – объявила она, нежно поглаживая лезвие. – И я не знаю лучше способа, нежели снять с тебя…кожу!
Тут Альфред решил отказаться от всех претензий и просто убежать.
И чем быстрее, тем лучше.

X-x-X-x-X

− Итак, следствием установлено следующее, − объявил Альфред по возвращении домой, − Вчера сексом занимались все, кроме меня! − уныло добавил он, уязвленный тем фактом, что даже у его брата на валентинов день выдалась бурная ночка.
− Как мило, − отозвался Артур донельзя равнодушным голосом.
Пожав плечами, Альфред прошел в гостиную и обнаружил британца лежащим на полу посередине начерченной мелом пентаграммы. Шторы были плотно задернуты, повсюду стояли зажженные свечи. Американец только вздохнул: Артур опять решил, что он умеет колдовать.
«Остановите его кто-нибудь, - подумал Альфред, - пока он не выколол себе глаз этой палкой…»
− Чувак, чем маешься? − осведомился он, подойдя к лежащему и аккуратно потыкав его носком ботинка под ребра. − Забыл, что произошло, когда ты в прошлый раз занимался этой хренью?
Сунув руки в карманы, он вопросительно вытаращился на хмурящегося Артура.
− Отъебись, Альфред, ты портишь мне атмосферу, − вежливо сообщил тот. Закатив глаза, американец удалился на кухню. Если уж Артуру втемяшилось побаловаться «черной магией», то кто такой Альфред, чтобы отказываться от бесплатного кино? А кино лучше смотреть с едой. Найдя в кухонном шкафу коробку готового попкорна, Альфред вернулся как раз вовремя, чтобы увидеть, как Артур неистово размахивает своей палочкой.
Да не этой палочкой, извращенцы!
− Чувак, ты тотально того… − протянул Альфред, один за другим подбрасывая хлопья в воздух и ловя ртом. Бросив на него выразительный взгляд, Артур вслед за этим бросил в него подушкой. Имея за плечами годы практики, Альфред легко увернулся от снаряда. − А че, нет, что ли?
− Заглохни, − огрызнулся Артур. Внезапно, прекратив махательные движения, он развернулся к Альфреду, явив тому беспокойное выражение на лице. − Что-нибудь выяснил? − неуверенно спросил он, мысленно готовясь к худшему.
Задумчиво пожевав губу, американец, наконец, решился.
− Нууу….это был не Франциск, − медленно начал он. Артур облегченно выдохнул. − Также это был не Антонио, Гилберт или Людвиг. И не Матиас. И не Иван. И не его сестра Наталья, кстати. Так что…положа руку на сердце, я так и не знаю, кто лишил тебя невинности. Ах, да, раздела тебя Наталья. Вообще-то, по ее словам, она пыталась тебя убить. Хотела отомстить за то, что произошло, когда ты напился в прошлый раз.
Перечисляя подозреваемых, Альфред начал потихоньку уплетать свой попкорн. По правде говоря, его страшно раздражало, что он не нашел настоящего виновника, чтобы выместить на нем свой гнев.
Досада, что и сказать.
Артур же, в свою очередь метнул убийственный взгляд в самого Альфреда. − Ты идиот! Ты спросил у всех них? Ты идиот? И Наталья…о черт, черт, черт, дьявол!
По его стиснутым кулакам заструилось еще больше магической энергии. И опять Альфред оказался не способен ее увидеть. К сожалению, проявить деликатность он тоже был не в состоянии.
− Чувак, из нас двоих спятил точно не я, − прищурился американец. За что и заработал тычок палочкой от Артура. Волшебной палочкой, я имею в виду, а не той, другой, но тоже волшебной. − Ты что, пытаешься меня обезглавить своим инструментом? Че, правда?
Артур издевательски приподнял бровь.
− Ты знаешь такие длинные слова, как «обезглавить»?
Альфред только отмахнулся от подобной оценки своих умственных способностей. Потому что Артур начал смеяться. Альфред видел его смеющимся только с его воображаемыми друзьями, так что он решил насладиться моментом.
Быстро придя в себя, британец смахнул навернувшиеся от смеха слезы.
− Значит…ты так и не выяснил, кто со мной спал? − уточнил он. Альфред виновато пожал плечами.
− Прости дружище…а вообще, если они все отрицают, как ты можешь быть уверен, что на самом деле с кем-то переспал? Раздела тебя Наталья и только для того, чтобы припугнуть. Так что, есть шанс, что ты все еще девственник.
Артур задумчиво хмыкнул. Вспомнив собственную невезучесть в плане секса, Альфред только укрепился в мнении, что Артуру, возможно, тоже вчера не перепало.
Что, в свою очередь, наводило на мысль, что Альфред потратил целый день своей жизни впустую из-за какого-то там подозрения.
Мать вашу…
− Звучит разумно, − признал британец. − Но…если что-то все-таки было? Все еще остается небольшая возможность, что я не девственник!
Альфред вздохнул. Артуру бы на сцену, с такими-то задатками…
− Чувак. Думаешь, ты бы…не почувствовал, если тебя прошлой ночью трахнул парень? − спросил он, закинув в рот порцию попкорна. Артур озадаченно нахмурился и дернул плечом.
− Я…н-не думаю, что так всегда бывает. Например, не у каждой девушки бывает кровотечение в первый раз, так, может и я − один из тех парней, что наутро после не страдают от последствий своего первого раза.
Альфред вытаращился на него.
– Ну да, ну да… – пробормотал он, прекрасно зная, что Артур является самым чувствительным человеком на этой гребаной планете. – Итак, что ты сделаешь с тем, кто вчера переспал с тобой? – спросил он, источая сарказм.
– Я прокляну сволочь, забравшую мою невинность, так, что у него яйца отвалятся! – захихикал Артур, бешено сверкая зелеными глазами. Альфред согласно угукнул. Конечно…самое то, чего там…
– А если ты, скажем, переспал с девчонкой? – внезапно спросил он, изо всех сил пытаясь не представлять Артура с девушкой. От одной мысли от этого по его коже забегали мурашки.
Артур в задумчивости приложил палец к губам.
– Я весьма сомневаюсь, что какая-либо женщина захочет переспать со мной…да и мужчина вряд ли, судя по твоему рассказу.
Вздохнув, он потыкал палочкой в огонь, пытаясь сделать его поярче. Альфред наморщил нос.
– Дружище, я уверен, куча парней хотела бы переспать с тобой! (например, я) Черт, да у Франциска на лбу написано, что он тебя хочет!
– Франциск?! – поперхнулся Артур. – Да разве это парень? Он всего лишь лишний расход кислорода! Убогое подобие человеческого существа! Да я в одном доме с ним спать не буду, не то, чтобы в одной постели! Если буду в сознании, конечно, – добавил он, чувствуя острую потребность в горячем душе. Такое с ним бывало каждый раз после упоминания о Франциске.
Альфред вскинул руки в защитном жесте.
– Остынь, чувак, это я так сказал, на всякий случай! Так что успокойся, идет?
– Ладно, – кивнул Артур, – извини, я…просто перенервничал. Да.
Он еще потыкал в разгорающееся пламя. Альфред отбросил пустую коробку из-под попкорна и, подойдя к захандрившему британцу, присел рядом.
– Не стоит тебе нервничать, – он нежно пригладил торчащие светлые волосы. – Я уже сказал и могу повторить: я не думаю, что ты вчера спал с кем-то. Я лично убедился, что у всех есть алиби, мы оба знаем, почему ты был голым, а Франциск…ну, он же Франциск. Это не оправдывает то, что он был с тобой в одной постели, но все равно, – его помрачневший было голос вновь прояснился, когда он продолжил – Так что, скорее всего, ты такой же девственник, каким был вчера вечером!
Артур опустил свою тыкалку и насупился.
– Я просто…хотел убедиться, – его глаза загорелись. – Может, мне удастся найти заклинание, которое мне точно скажет…
И, прежде чем Альфред успел сказать, что это очень, очень неудачная идея, стук в дверь прервал то, что обязательно переросло бы в ожесточенный спор.
– Я открою, – сказал Альфред, снова взъерошив напоследок волосы Артура и поднимаясь. Сердито глядя ему вслед, Артур попытался вернуть себе приличный вид, дабы не шокировать их гостя, а потом сообразил, что находится посреди магического круга и единственным источником света являются свечи.
– А, нафиг, – буркнул он, сворачиваясь клубком и являя собой воплощение мировой скорби.
Отперев дверь, Альфред был слегка удивлен, увидев за ней Кику.
– Кику, дружище, что ты здесь делаешь? – воскликнул он, открыв шире и посторонившись. Поклонившись, японец прошел мимо вглубь квартиры и остановился, удивленно глядя на скорчившегося на полу в меловом круге Артура.
– Я принес вам игру, которую вы хотели, – сказал он наконец, протягивая Альфреду диск с только что выпущенным в Японии ужастиком. Ни в Европе, ни в США в продаже его еще не было! Альфред чувствовал себя благословленным небом за такие полезные связи. – Эмм…я невовремя?
Переведя взгляд с глянцевой обложки диска на разглядывающего Артура и заметно при этом нервничающего японца, Альфред ухмыльнулся.
– Неа, все в порядке. Чувак просто депрессует…
Сострадание, сочувствие – все испарилось с появлением в руках американца новой игры.
Артур торопливо поднялся.
– Противный, несносный мерзавец, нифига я не в депрессии! – яростно огрызнулся он, скрестив руки на груди. Ничуть не впечатленный Альфред лишь пожал плечами и повернулся обратно к Кику. Японец вопросительно поднял бровь.
– О нет, он в депрессии, – усмехнулся Альфред. – С самого утра ведет себя, как девчонка, потому что вбил себе в голову, что кто-то вчера ночью лишил его девственности. Он заставил меня полгорода оббегать, выясняя, кто это был!
Кику моргнул.
– Мистер Артур вчера ни с кем не спал, – растерянно сказал он. Если бы нечто подобное имело место быть, Елизавета бы точно рассказала ему. За исключением итальянцев, как обычно запутавшихся кудряшками, и скандальной сцены между датчанином и его не-бойфрендом, не произошло ничего, стоящего внимания.
Словом, совершенная скука.
– Э? – выдал Альфред, перестав разглядывать диск и уставившись вместо этого на Кику.
– Ч-что? Откуда ты знаешь? – жадно спросил покрасневший Артур.
Кику поерзал, переминаясь с ноги на ногу.
– Ну…прошлой ночью я решил…присмотреть за вами. После последней вечеринки я думал, что кто-то должен это сделать, и, раз мистера Альфреда не было, я взял это на себя, – сообщил он, не открывая истинной причины, почему он решил наблюдать за Артуром.
Британец неожиданно тепло улыбнулся.
– Ты присматривал за мной? Всю ночь?
Право, он не ожидал, что у него есть такой заботливый друг в лице Кику.
Японец улыбнулся.
– Да. Хотя, должен признаться, я немного отвлекся, когда мисс Наталья пыталась вас убить; приношу глубочайшие извинения за этот инцидент, – прибавил он, слегка поклонившись. На самом деле истинная причина, почему он отвлекся, заключалась в некоем датчанине, из которого в тот момент его норвежский не-бойфренд в буквальном смысле вытрахивал всю спесь.
Разумеется, никому об этом он рассказывать не собирался.
− Да ничего, − отмахнулся Артур, с облегчением осознавая, что его добродетель осталась целой и невредимой. Радость слегка омрачалась при мысли о нависшей над его беззащитным телом Наталье с ножом в руке, но об этом он мог подумать и потом. Однако Альфред не собирался сдаваться так легко.
− А что с Франциском? Как он попал к Артуру в постель? − осведомился он, кривясь от отвращения. Кику замер, вспоминая, а затем кивнул.
− Он и мисс Мишель немного повздорили из-за…мне показалось, это был огурец и еще какие-то веревки. Вероятно, мисс Мишель кинула этим огурцом в мистера Франциска, и он потерял сознание. Потом они с мисс Елизаветой отнесли его наверх и положили в одной из спален. Я не знал, что это была та самая спальня, в которой находился мистер Артур. Я сожалею. Но, уверяю вас, больше никто туда не входил, − объяснил Кику, упуская тот факт, что и он и Елизавета точно знали, в какой из спален был Артур.
Именно поэтому они и положили к нему Франциска.
− Спасибо, Кику. И не извиняйся, ты ни в чем не виноват, − великодушно заверил его улыбающийся Артур.
− Да, чувак, не казни себя − ободрил его Альфред. Кику отвел взгляд; зародившаяся внутри вина мало-помалу начала его пожирать. Он боялся, что не сможет долго продержаться.
− Если это все, чего вы хотели, то я, пожалуй, откланяюсь. Приятной вам игры, мистер Альфред, − сказал японец, пытаясь отвлечься от вины и сосредоточиться на мысли об обещанных ему Елизаветой подарках. Как раз к ней он и намеревался направиться сейчас и уже изнывал от предвкушения.
− Спасиб, − с энтузиазмом ответил Альфред, подняв вверх большие пальцы обеих рук. − Я потом позвоню, окей?
− К-конечно, − пробормотал Кику, отступая к двери. Мило улыбаясь, Артур вежливо помахал на прощание.
− Спасибо, Кику, увидимся.
Японец кивнул британцу в ответ.
− Увидимся, дружище! − прокричал Альфред, неистово махая.
Поклонившись напоследок, Кику покинул их апартаменты. Закрыв за ним дверь, Альфред прислонился к ней спиной и послал обмякшему от облегчения Артуру довольную ухмылку.
− Итак…я девственник, − подозрительно дрожащим голосом произнес британец. Альфред улыбнулся фирменной голливудской улыбкой.
− Типа того, − согласился он, приобняв Артура за плечи и глядя на него сверху вниз.
− А ты провел целый день, спрашивая у всех и каждого, не спали ли они со мной, − констатировал Артур, сжимая кулаки.
− И что? − пожал плечами Альфред, не вполне понимая, что именно пытается сказать Артур. Посмотрев на него, британец внезапно отбросил его руку.
− И что? Альфред, суть в том, что теперь каждый будет считать меня какой-то легкомысленной шлюшкой, раздвинувшей ноги для парня, которого она даже не знает! − рявкнул Артур, недобро прищурившись.
Альфред ехидно ухмыльнулся.
− Чувак, а ты заметил, что говоришь о себе в женском роде? − Возможно, немного магии Артуру все же удалось выработать. И та ударила ему в голову.
− При чем тут это?! Я говорю, все будут думать, что я потерял невинность с тем, кого наутро не вспомнил! − вознегодовал Артур, пылая от возмущения и стыда. − И теперь им хрен докажешь, что это было недоразумение. Даже если я так скажу, станет еще хуже! Они подумают, я специально все выдумал, чтобы привлечь внимание, или еще чего хуже!
Альфред тяжело вздохнул: Артура опять понесло. Его жизнь кончена, все просто ужасно, блаблабла… Когда Артур начал говорить о том, что теперь ему суждено провести жизнь в одиночестве, потому что никто не захочет связываться с парнем, сочинившем себе потерю невинности ради драмы, он решил вмешаться.
− Дружище, − сказал он, приложив палец к губам Артура. − А может…ты не будешь говорить, что это было недоразумение? − медленно сказал он, внимательно следя за реакцией. Увидев его недоумевающий взгляд, Альфред убрал палец.
− И как, скажи на милость, я смогу восстановить свою репутацию, заявив, что это было недоразумение? − раздраженно осведомился Артур. Альфред застенчиво улыбнулся, небрежно пожимая плечами и отводя взгляд.
− Ну, ты можешь сказать всем, что это был я. Я забрал твою невинность, − он отвернулся, пытаясь скрыть румянец.
− Но…я не могу, − пролепетал шокированный Артур, сравнявшись цветом лица с Альфредом. − Тебя ведь даже не было на вечеринке. А кроме того, ты провел весь день, выспрашивая других людей, не спали ли они со мной. Они, а не ты.
− И че? − пожал плечами ухмыляющийся Альфред. − Скажешь, что я проскользнул на вечеринку, специально, чтобы заняться с тобой сексом, а потом снова улизнул. Мы можем притвориться, будто я подумал, что кто-то переспал с тобой после меня. Натурально, нам придется для этого совсем изовраться, но, думаю, нам это под силу. Мы даже может задействовать Кику, он это умеет, − добавил американец, гордясь своим хладнокровием. Ни малейшей дрожи в голосе!
Артур задумался. Дурацкий план, но дело не в этом. Вопрос был в другом…
− Зачем тебе все это? − растерянно спросил он.
Альфред поднял голову, сияющие голубые глаза заглянули в широко распахнутые зеленые.
− Потому что я люблю тебя, − просто сказал он. Артур потряс головой, думая о другом.
− Нет, я не имею в виду, зачем бы тебе пробираться в дом, чтобы заняться со мной сексом. Я имею в виду…зачем тебе врать, что ты занимался со мной сексом? − пояснил он. Разумеется, Альфреду придется заявить, что он любит его, чтобы оправдать свое поведение в глазах всех остальных. Конечно, для этого Альфреду вовсе необязательно на самом деле…
− Потому что я люблю тебя, − повторил Альфред предельно серьезно.
любит? Он…любит его?
− Ч-что? − запнулся Артур. − Ты хочешь сказать…как друга, да? Ахахаха…ты любишь меня…как друга, − залепетал он, нервно смеясь и пытаясь убедить себя, что в действительности ничего подобного не происходит. Альфред осторожно взял его за плечи, останавливая приближающуюся истерику, и заставил посмотреть себе в глаза.
− Артур, − сказал он. − Я люблю тебя.
Британец недоверчиво пискнул и отчаянно замотал головой.
− Н-нет! Это неправда…ты не можешь! Да так и не бывает! С чего бы тебе любить меня? − посерьезнев, спросил он.
Альфред понял, что Артур не напрашивается на комплименты, он смущен и растерян, и не понимает, почему Альфреду может взбрести в голову влюбиться именно в него. И все же…
− Потому что, когда ты входишь в комнату, моя жизнь становится светлее. Когда ты улыбаешься, мое сердце готово разорваться от счастья. Потому что когда ты сердишься на меня, твои глаза сверкают, и все, чего я хочу − схватить тебя и расцеловать, чтобы прошел твой гнев. Потому что когда ты говоришь со своими «друзьями», я хочу развернуть тебя к себе и заставить говорить со мной, потому что я эгоистичен и хочу твоего внимания целиком и полностью. Всегда. Потому что я люблю твои глаза. Твои волосы. Люблю, как ты ходишь, как будто тебе принадлежит весь мир. Люблю твой акцент. Люблю твою тайную панковскую натуру, которая проявляется, лишь когда я включаю МТВ. Потому что твоя любовь к единорогам, феям и пушистым игрушкам заставляет мое сердце таять от обожания. Я люблю эти твои чертовы брови, потому что, положа руку на сердце, они делают тебя супер-секси и я никому не позволю считать иначе. Я люблю утешать тебя, когда ты расстроен. Я люблю, когда ты изо всех сил пытаешься приготовить для меня что-нибудь поесть, даже когда у тебя не получается. Я люблю, когда ты смотришь ужастики до двух ночи и потом разрешаешь мне остаток ночи спать с тобой. Потому что я обожаю, я люблю тебя. И поэтому я хочу защитить тебя. Я не хочу, чтобы кто-то прикасался к тебе, целовал тебя, или даже мысленно представлял секс с тобой! Потому что я сам хочу это делать! − выпалил Альфред. От излучаемой им страсти у него даже слегка запотели очки.
– А-альфред, – запнулся Артур, чувствуя себя героиней романа Джейн Остин, которой в этот момент полагалось лишиться чувств от переполнявших эмоций. – Я этого н-не знал…
Американец широко ухмыльнулся.
– А я-то думал, что ты меня насквозь видишь. Кажется, мне повезло, что ты не привык видеть вещи подобного сорта!
Нахмурившись, Артур пихнул его в бок, румянец залил даже его шею и щеки.
– З-заткнись, – фыркнул он, а затем, смягчившись, вздохнул. – Я…ты мне не безразличен. Отнюдь. И ты мне нравишься. Очень сильно. Но…дело в том, что…о, Альфред, я не знаю, как сказать, но… – Он замолчал, не желая отвергать Альфреда, но и не зная, как ответить взаимностью.
К счастью для него, Альфред Ф. Джонс прекрасно понял, что он пытается сказать.
– Я знаю. Ты не любишь меня, во всяком случае, не так же, как я…но Артур…прошу, дай мне шанс убедить тебя полюбить меня в ответ.
Артур поежился от удовольствия.
– Что? Но как? – Колени британца внезапно ослабели, а голову затуманил рой бессвязных мыслей и чувств.
Альфред оскалился, как это только он умеет, и подмигнул.
– Да очень просто…я буду за тобой ухаживать, – промурлыкал он.
– У…хаживать? Ты будешь меня…соблазнять и все такое? – слабо вякнул Артур, тайком уже умирая от восхищения. Альфред будет добиваться его расположения! Хотя, если он начнет ежедневно притаскивать ему цветы и конфеты, Артуру придется вдолбить в него немного здравого смысла.
– Да-да, именно. И даже больше, – ответил Альфред, нежно взяв его лицо в ладони и поглаживая кончиками пальцев по затылку. В этих сильных теплых руках Артур задрожал.
– Только не забывай, что я не девчонка. Я сам могу выдвинуть себе стул и открыть дверь. И никаких цветов. Или конфет. Хочешь соблазнить меня – прояви фантазию, – потребовал он, чувствуя себя примадонной. Но Альфред и не подумал возмущаться. Улыбнувшись, он взял его за руку и поднес ее к губам.
– Договорились. Никаких девчачьих штучек. Ни роз, ни конфет…лишь единороги и эльфы, да? – ласково поддразнил он, прежде чем предотвратить неизбежную отповедь, нежно поцеловав руку британца. Артур поперхнулся застрявшими в горле возражениями. Сердце его заколотилось с опасной для здоровья скоростью.
– Дурак! – фыркнул он, отдергивая руку. – Я тебе не девчонка!
Усмехаясь, Альфред вскинул руки, признавая поражение.
– Я знаю, я видел доказательства, – подмигнул он. Артур подавился вдохом и едва удержал себя от того, чтобы лично стереть с лица американца эту усмешку.
– Ну и где, нахер, ты их видел? – зашипел он, разъяренный и смущенный при мысли об Альфреде, видящем его наготу. С его согласия или без.
– Два года назад – хихикнул американец. – На дне рождения у Антонио. Ты разделся в его ванной и пытался станцевать приватный танец для Ивана. Я думаю, он был бы не против, если бы не Наталья. Ей это ооочень не понравилось!
«И не только ей», - добавил он про себя.
Артур со стоном спрятал лицо в ладонях. Интересно, а заклинание, чтобы повернуть время вспять, существует?
– Как глупо… – пробормотал он. – Клянусь, больше капли в рот не возьму!
Альфред закатил глаза. Если бы ему давали монетку каждый раз, когда он это слышал, его карманы бы уже давно отвисли под их тяжестью!
– Да, да, конечно, – вздохнул он, отнимая руки Артура от его лица.
Большие зеленые глаза сердито уставились на него. Наклонившись, Альфред поцеловал британца кончик носа. Польщенный, но тем не менее слегка растерянный Артур немедленно отодвинулся.
– Без телячьих нежностей, – буркнул он. – А то меня сейчас стошнит.
– Ну конечно, – подтвердил Альфред, прекрасно зная, что Артуру не меньше его нравятся романтичные жесты, вроде случайных поцелуев. А еще он знал, что если попытается сделать это на людях, то остаток жизни проведет евнухом. Хах, ну нафиг!
– Да ладно тебе, давай устроим романтичный ужин на Валентинов день, – предложил он, меняя тему, и потянулся за курткой.
– Но…Валентинов день был вчера, – недоуменно сказал Артур. Подмигнув, Альфред застегнул молнию своей куртки и бросил Артуру его макинтош. Поймав его, британец медленно влез в плащ, не понимая, что задумал сумасшедший американец.
– И что? Я же обещал поухаживать за тобой? – игриво спросил Альфред, наклонившись и завязывая пояс Артура. Раздраженно поморщившись, британец шлепнул его по рукам.
– Ну да, но…причем тут Валентинов день? – уточнил Артур, гадая, на какую аферу его пытаются подбить.
Улыбаясь во все тридцать два, Альфред обнял его за плечи и повел наружу из их квартиры.
– Это означает, что для тебя каждый день будет Валентиновым, – ласково сказал он и посерьезнел. – Ну хотя бы, пока ты в меня не влюбишься. Или пока я не разорюсь. Думаю, второе наступит раньше…поэтому поторопись и поскорее влюбись в меня, ладно?
Его глаза сияли любовью. Артур отвел было взгляд, когда на его виске был запечатлен нежный поцелуй.
– Идиот…
...на главную...


январь 2021  

декабрь 2020  
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031

...календарь 2004-2021...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2021.01.18 21:27:23
Дочь зельевара [198] (Гарри Поттер)


2021.01.18 17:55:03
Наперегонки [5] (Гарри Поттер)


2021.01.18 13:15:09
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [1] (Оригинальные произведения)


2021.01.18 09:54:54
Наследники Морлы [1] (Оригинальные произведения)


2021.01.16 18:04:53
В качестве подарка [71] (Гарри Поттер)


2021.01.15 22:42:53
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2021.01.15 22:23:00
Наши встречи [5] (Неуловимые мстители)


2021.01.15 19:53:24
Вы весь дрожите, Поттер [0] (Гарри Поттер)


2021.01.10 22:54:31
Амулет синигами [118] (Потомки тьмы)


2021.01.10 15:22:24
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2021.01.09 23:38:51
Без права на ничью [3] (Гарри Поттер)


2021.01.08 13:40:40
Глюки. Возвращение [240] (Оригинальные произведения)


2021.01.04 17:20:33
Гувернантка [1] (Гарри Поттер)


2021.01.04 10:53:08
Своя цена [22] (Гарри Поттер)


2021.01.02 18:24:44
Я только учу(сь)... Часть 1 [62] (Гарри Поттер)


2021.01.01 21:03:38
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


2021.01.01 00:54:52
Её сын [1] (Гарри Поттер, Однажды)


2020.12.26 12:25:17
Возвращение [0] (Сумерки)


2020.12.20 18:26:32
Леди и Бродяга [5] (Гарри Поттер)


2020.12.15 20:01:45
Его последнее желание [6] (Гарри Поттер)


2020.12.13 15:27:03
Истоки волшебства и где они обитают [4] ()


2020.12.10 20:14:35
Змееглоты [10] ()


2020.12.01 12:48:46
Дамблдор [8] (Гарри Поттер)


2020.12.01 12:36:53
Прячься [5] (Гарри Поттер)


2020.11.29 12:40:12
Мой арт... [4] (Ван Хельсинг, Гарри Поттер, Лабиринт, Мастер и Маргарита, Суини Тодд, Демон-парикмахер с Флит-стрит)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2021, by KAGERO ©.