Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Гостевая
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Снейп говорит Дамблдору:
-Этот ваш Поттер - такой наглец! Представляете, когда я ему сказал, что не хочу его видеть, он погасил свет!

Список фандомов

Гарри Поттер[18272]
Оригинальные произведения[1169]
Шерлок Холмс[706]
Сверхъестественное[446]
Блич[260]
Звездный Путь[246]
Мерлин[226]
Робин Гуд[217]
Доктор Кто?[208]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![182]
Белый крест[177]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[169]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[131]
Звездные врата: Атлантида[119]
Нелюбимый[119]
Произведения А. и Б. Стругацких[102]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2017[10]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[26]
Фандомная Битва - 2016[26]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[50]
Фандомный Гамак - 2015[4]
Британский флаг - 8[4]
Фандомная Битва - 2015[49]
Фандомная Битва - 2014[15]
I Believe - 2015[5]
Байки Жуткой Тыквы[1]
Следствие ведут...[0]



Немного статистики

На сайте:
- 12365 авторов
- 26932 фиков
- 8426 анекдотов
- 17063 перлов
- 639 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...


Данный материал может содержать сцены насилия, описание однополых связей и других НЕДЕТСКИХ отношений.
Я предупрежден(-а) и осознаю, что делаю, читая нижеизложенный текст/просматривая видео.

Вроде бы плёвое дело

Автор/-ы, переводчик/-и: Рейнеке-лис
Бета:нет
Рейтинг:R
Размер:мини
Пейринг:детектив/ангел
Жанр:Detective, Humor, Romance
Отказ:Ни от чего не отказываюсь и смиренно несу ответственность за каждое их слово и дело
Цикл:Агентство "Тайн нет" [4]
Фандом:Оригинальные произведения
Аннотация:Инвалид, который на самом деле не инвалид. Старушка, которая на самом деле не старушка. Ограбление, которое на самом деле не ограбление. Книга, в которой на самом деле нет смысла. И детектив, которому от всего этого нет покоя...
Комментарии:
Каталог:нет
Предупреждения:нет
Статус:Закончен
Выложен:2012.09.01
 открыть весь фик для сохранения в отдельном окне
 просмотреть/оставить комментарии [2]
 фик был просмотрен 1599 раз(-a)


Богатому можно иметь любые принципы.
Марк Твен

Это был по-настоящему страшный крик.
Каждому человеку, так или иначе, в жизни доводится услышать огромное количество неприятных, действующих на нервы звуков. Вопли боли и ужаса – не в реальности, так в кино, где этого добра навалом. Тревожный телефонный звонок посреди ночи, когда ты, ещё не сняв трубки, понимаешь, что случилась беда. Жадное завывание бормашины. Визг тормозов за секунду до отключения сознания. Урчание банкомата, навсегда заглатывающего кредитную карточку, наконец. Ага, вздрогнули? Зачастую этот звук оказывается страшнее любого кошмара. Так вот, в разбудившем меня среди ночи крике гармонично сочеталось всё описанное выше. И поверьте на слово, это был не тот звук, под который приятно выныривать из объятий Морфея.
Подорвавшись на постели в холодном поту, я заколотил ладонью по прикроватной тумбочке, тщетно пытаясь нашарить и включить лампу. Потом больно приложился пальцем ноги обо что-то твёрдое, сдавленно ругнулся и пришёл в себя. Волна ужаса отступила, позволив осознать три вещи. Первое: лампы на моём ночном столике нет, потому как пару дней назад её раскокали в пылу боевых действий игривые Милосердие и Ум. Второе: нечто твёрдое, столь удачно вернувшее мне способность соображать – гипс Альтаира. И третье: хозяин гипса сладко спит, издавая носом нежное сопение, значит, скорее всего, никакого жуткого вопля не было и всё это лишь странные игры расшалившихся нервов. Нет, пора в отпуск! Тем не менее, я осторожно толкнул ангела в расслабленное плечо и шёпотом поинтересовался:
- Ты спишь?
- Вот задавая такой вопрос, ты на какой ответ рассчитываешь? – протянул ещё более хриплый спросонья голос. Ангел нехотя шевельнулся, глубже закапываясь в подушку, попытался устроиться поудобнее и чувствительно приложил меня гипсом по другой ноге. – Конечно, уже не сплю. Дёргается, бубнит, пихается… Лучше бы я под лестницей остался…
Ага. Вот вам и повод задуматься, господин Торнтон. Когда такие вопли начинают сниться, это явно не о здоровье говорит.
- Извини, - я ловко извернулся, избегая очередной встречи с гипсом, и снова подскочил на постели, трясясь всем телом. Ибо уютную ночную тишину пронзил ужасный короткий вопль. И на этот раз – без сомнения реальный.
- Ты слышал? Что это?
Вот у кого с нервной системой всё в порядке! Ангел даже кончиком крыла не повёл.
- Баньши кричит.
Я поелозил ладонью по макушке, приглаживая вставшие дыбом волосы. Было дело, читал о страшном крике баньши, но не знал, как жутко это звучит в реальности. Легенды на пустом месте не возникают. Тем более что здесь баньши никакая не легенда, а печальная действительность. Это Тёмная сторона, и обитают тут самые невероятные создания с самой мрачной репутацией. Хотя, на мой взгляд (слух) баньши – это уже перебор.
- А, - толком не зная, как реагировать на слова Альтаира, ответил я, продолжая сидеть и смотреть в темноту спальни. Шок, вызванный академическим вокалом баньши, проходил медленно. - А почему она кричит?
Альтаир что-то проворчал в подушку, дескать, хочет и кричит, не задавай глупых вопросов, но я продолжил фразу, и глупый вопрос сразу приобрел значение и смысл.
- А почему она кричит… у нас в коридоре?
Ещё через пару секунд смысл дошёл до кудрявой ангельской головы. Альтаир отлип от подушки. Тоже сел, шёпотом матюгнув мешающий гипс. В темноте хищно поблёскивали его глаза.
- В самом деле…
Откуда-то из недр офиса раздался грохот.
Этого я вынести уже не смог. Сорвался с постели, выхватил из ящика ночного столика пистолет. Не знаю, зачем – не такой уж я умелый пользователь огнестрельного оружия. Просто сама мысль о баньши пугала меня, а с пистолетом было как-то спокойнее. Да и вообще, вспомнилось вдруг, что крик баньши предвещает смерть… Не давая себе времени передумать, я открыл дверь спальни, и был чуть не сбит с ног тремя мохнатыми молниями. Кошки ворвались в комнату, сверкая глазами не хуже Альтаира, дыбили шерсть на загривках и выглядели здорово напуганными. И я их понимал! Двое мохнатых сразу бросились искать спасения в кровати, закапываясь в одеяла, третий с разбегу промчался по шторе на карниз. Судя по всему, это было Здравомыслие, обожавшее по поводу и без висеть на шторах. Кто были остальные – не разобрал, известно же – ночью все кошки серы.
Из-за кошек (читай – из-за нежелания встречаться с баньши лицом к лицу) я несколько замешкался в дверях и упустил момент, когда меня на повороте обошло гибкое тонкое тело, устремившееся через кабинет на выход.
- Альтаир! Стой! Тебе нельзя!
Ага, как же. Остановить вышедшего на тропу войны ангела может только… ну, не знаю. Только другой ангел, наверное! А я, на минуточку, простой смертный. Не оставалось ничего, кроме как последовать за беззаботно порхающим навстречу опасности белокрылым маньяком, не чувствуя в душе даже сотой доли той уверенности, которая исходила от него. Ещё через пару шагов мне показалось, что за мной кто-то крадётся. Невольно перейдя на нервную рысцу, я проскочил кабинет и только в приёмной сообразил, что стоит зажечь свет.
Ни в кабинете, ни в приёмной неведомых чудовищ не оказалось. Выяснилось, что и нервничал я зря - за мной действительно кралась Совесть. В отличие от всех остальных, благоразумно попрятавшихся по углам, отчаянная кошка вышла вслед за нами на охоту на крупную дичь.
Жажда приключений уже вынесла Альтаира на лестницу, по которой он с бесшумной грацией слетел вниз.
- Что там? – спросил я, осторожно притормаживая на верхней площадке. Возможно, нехорошо отпускать ближнего своего навстречу неведомой опасности, но если этот ближний – ангел, да не просто ангел, а Альтаир, порядочность и честь отступают на задний план. Ибо никто не умеет лучше него справляться с чрезвычайными ситуациями.
- Это не у нас, - объявил Альтаир, оглядываясь на меня через плечо. Он быстро ощупывал чуткими пальцами стену перед собой. – Это у соседей.
Соседями нашего детективного агентства, большая часть штата которого наличествовала в данный момент (секретарь Брилл Калликан, как и положено приличной сотруднице, ночевала дома и строго придерживалась рабочего графика), являлась небольшая букинистическая лавчонка, старая, тёмная и скучная, как и её владелица, госпожа как-её-там. С почтенной дамой за время соседства мы не перекинулись и дюжиной слов, да и встречались редко – вход у магазинчика был отдельный, посетителей же, как мне кажется, и вовсе не наблюдалось. Старуха жила одна, на улицу выползала редко, никто к ней не ходил. Вот уж от кого бы не ожидал ночного шума…
Ровное течение моих мыслей было нарушено самым грубым образом. Альтаир отступил на шаг, парусом разворачивая широкие крылья, а затем как слепой ткнулся всем телом в стену. Раздался страшный треск, во все стороны повалила пыль и мелкая щепа, и я даже испугаться за его умственное или физическое состояние не успел, как оказалось, что грянулся он о древнюю заколоченную дверь, вынес её ко всем святым и уже ворвался в помещение магазина. Явление его в букинистическом царстве немедленно ознаменовалось звуками драки. Но тут как раз удивляться не приходится, ибо говорим «Альтаир» - подразумеваем «драка», и наоборот. Проверив предохранитель, я побежал следом, свернув по дороге стопку пыльных книг, и снова остановился в нерешительности. Глаза не знали, куда смотреть. На Альтаира, увлечённо повисшего на неком рослом типе в чёрной куртке и натянутой до подбородка шапке с дырками для глаз. На хозяйку магазинчика, кучей серых тряпок валяющуюся в уголке. Или на Совесть, которая с диким мявом вырвалась у меня из-под ног и напала на спарринг-партнёра Альтаира. Громила взвыл, потому как кошка допрыгнула невысоко, до колена, но впилась в его конечность на совесть. Не ожидал от нашей сони, с такой кошечкой никакая сторожевая собака не нужна… Решив, что вдвоём с одним они точно управятся, я бросился к хозяйке. Приподнял сухое, почти неощутимое под многослойными старушечьими одеяниями тельце, торопливо вытащил изо рта тряпку. Почтенная дама закашлялась, давясь слюной, часто, жадно задышала.
- Нет!
Возглас прозвучал за моей спиной, где сошлись в схватке Альтаир и неведомый парень, причём, что меня особенно удивило, слаженный, двухголосый. Клубок из грабителя, ангела и кошки развалился на составляющие. Старуха в моих руках странно напружинилась, подняла завешенное растрёпанными седыми космами лицо. Блеснули, раскрываясь, два жутких, абсолютно чёрных, словно зрачок растёкся, глаза, затем распахнулся рот, раза в три шире, чем полагается иметь нормальному существу. Я отшатнулся, а соседка вытянулась в струнку, поднимаясь на цыпочки и раскидывая крестом руки, запрокинула голову и издала тот самый нечеловеческий вопль, что привёл нас сюда.
Только теперь я понял, что через расстояние этажей, комнат и закрытых дверей, он был всего лишь слабым подобием того, чем являлся на самом деле. Если даже приглушённый, он вызывал ужас и панику, то теперь просто вгонял в шоковое состояние. Ноги подкосились, и я неловко упал на колени, зажимая обеими руками уши, в глазах начало темнеть, рот наполнился вязкой слюной. Хозяйка магазина, она же баньши, как я понимаю, самозабвенно вопила, раскачиваясь из стороны в сторону, и глядя на мир стеклянными чёрными глазами. Больше всего это походило на истерику. И это можно было бы понять и простить (всё-таки, слабая старая женщина… тьфу ты, нежить, испугалась, перенервничала), если бы её истерика не была такой страшной. Проняло, кажется, даже бесчувственного Альтаира. Он замешкался, разжал руки, а окончательно одуревший от происходящего грабитель, сильно толкнув его в грудь, бросился вон. Альтаир отлетел на пару шагов и врезался в стеллаж. Стеллаж, не устояв, обрушился на пол вместе с ангелом и книгами, по пути цепляя другие стеллажи и этажерки, увеличивая книжную лавину. В хозяйке магазина при виде картины разрушения на секунду включилось что-то осознанное, жуткий вопль захлебнулся, дав слабину. Этой секунды мне вполне хватило, чтоб с плеча отвесить ей успокоительную пощёчину. Баньши, икнув, резко умолкла. Я вскочил на ноги, с неожиданной ловкостью отправляя в сузившийся до нормальных пределов рот всё ту же тряпку, какой-то ветхой шалью ловко прикрутил тонкие ручки адского создания к телу и кинулся выкапывать из-под книг ангела. Кажется, теперь гипса ему и впрямь не избежать…
Как ни странно, Альтаир оказался цел и почти невредим. Пара синяков и ссадин, оставленных твёрдыми углами переплётов, в счёт не шла. Гораздо больше его раздосадовал побег ночного татя.
- Какого чёрта ты баньши пасть освободил, Джон? – встретил он меня претензией, едва успев восстать из кучи книжного старья.
- Я не знал, что это баньши! – попытался оправдаться я.
- Надо было знать, - сурово отозвался Альтаир, совершая пару пробных взмахов крыльями. Поднялась сухая книжная пыль. Я смачно чихнул. Баньши замычала и закопошилась. Не найдя, что ответить, я предпочёл перейти в наступление.
- А почему ты снял гипс?
- Выздоровел, - нагло улыбнулся ангел, складывая невредимые крылья и подбирая с пола своё белое перо. – Считай, снизошла на меня божья благодать. Tertia die resurrexit a mortuis: ascendit ad caelos; sedet ad dexteram Dei Patris omnipotentis.
- Не богохульствуй, - буркнул я.
С гипсом картина была такая.
Две недели назад у нашего частного детективного агентства «Тайн нет» случился конфликт с одним бизнесменом. Бизнесмен предложил нам добровольно покинуть здание, где мы квартировали, и поискать офис в другом месте. Это ему понадобилось для личных нужд. Мы вежливо попросили господина удалиться. Господин стал настаивать и угрожать буквой закона. На его несчастье в этот момент помимо меня и Брилл в офисе находился Альтаир.
Нет, в драку он не полез. Он просто вышел на улицу, вскрыл дорогущую красавицу-машину бизнесмена и сложил её в гармошку о первое попавшееся дерево. Господин сперва чуть не испустил дух, но взял себя в руки и заявил в полицию, хотя на месте преступления, ясное дело, никого не застал. Полиция в первую очередь логично явилась к нам и нашла главного подозреваемого мирно лежащим в кровати с увесистым гипсом на ноге. Алиби вышло превосходное, но сломанная нога в два часа зажить не может, посему мы с Брилл категорически велели Альтаиру оставаться в гипсе и после ухода полиции. Ангел сначала ругался и буйствовал, переколотил море посуды, затем неожиданно затих и смирился. Как выяснилось – не смирился, а просто сделал гипс съёмным и пару раз сбегал на волю. Пришлось переместить лжебольного из его комнаты под лестницей в мою, под неусыпный присмотр. Не то, чтобы я возражал, напротив… Наличие ангела в моей постели было ярким счастьем в череде прозы дней. За тем лишь исключением, что в постели он гипса из вредности не снимал, насажав мне изрядно синяков. Впрочем, и в оковах этот тип умудрялся вытворять самые невероятные вещи…
Стоп. А вот об этом сейчас лучше не думать.
Цепкая лапка с тонкими длинными пальцами, в которых явно было на пару суставов больше, нежели полагается иметь честному человеку, выбралась из широкой прорехи в шали и ухватила меня за край пижамы, требовательно дёргая. Махровый собственник Альтаир немедленно сделал стойку и велел грабли убрать, или он их обломает. Лапка пижаму выпустила и скрутила в сторону ангела кукиш. Я наклонился над усмирённой баньши. Страшная чернота глаз стянулась в тонкие вертикальные зрачки, открывая зелёную радужку. Глаза приобрели осмысленное выражение и смотрели злобно.
- По-моему, она пришла в себя. Госпожа, вы меня слышите? Понимаете? Тогда я сейчас вас освобожу, только постарайтесь, пожалуйста, больше не кричать. Это невыносимо…
- Что ты с ней рассусоливаешься, - буркнул обиженный кукишем Альтаир, невежливо пихая легендарное существо босой ногой в бок. – Пусть только попробует вякнуть, зубы в глотку забью.
Сочтя на этом свой вклад в дело мира оконченным, он отошёл в сторону и принялся осматривать место недавней схватки с грабителем.
Я с внутренним содроганием извлек импровизированный кляп изо рта пожилой дамы, приготовился помочь ей встать, хоть и продолжал подспудно ожидать каверзы. Однако соседка промолчала, отпихнула протянутую руку помощи, и самостоятельно поднялась на ноги, избавляясь от шали и прочих старушечьих капустных листьев. Шмяк – брякнулась на пол древняя кацавейка из вытертого бархата. Шлёп – упал на неё скособоченный чепчик. Я почти испугался столь внезапного стриптиза со стороны пожилой дамы, но вынырнувшее из пыльных тряпок существо оказалось совсем не пожилой и тем более не дамой. Нескладная, почти детская фигурка, острые локти и коленки из-под серой сорочки торчат, щедро усыпано веснушками треугольное личико с курносым носом и широким ртом. Да и копна спутанных волос вовсе не седая, наверное, а просто белая, хотя… присмотревшись, я сообразил, что это и не ребёнок. Было абсолютно невозможно понять, сколько этому существу лет – тринадцать, или восемьдесят три, равно как абсолютно неясно, к какому полу оно относится.
Баньши перехватила мой взгляд, глянула в ответ исподлобья, плюхнулась на полуразрушенную книжную башенку.
- Кто стеллаж перевернул? Я это за месяц теперь не разгребу!
- Орать надо меньше, - объявил Альтаир. Он нашёл Совесть и теперь держал её на руках, успокаивающе почёсывая шейку. Совесть нервно подергивала хвостом, но вела себя смирно. – Тогда бы стеллаж на месте стоял. Выпить у тебя что-нибудь есть?
- Яд, - простонала баньши и шатко убрела куда-то в сторону, спотыкаясь о книги и стеная, словно Ниобея.
- Так это и есть баньши? – негромко спросил я, подходя к Альтаиру и тоже замирая над полем боя. Ужас хозяйки можно было понять – комната и раньше не являла собой образец порядка, а теперь, после недавней баталии, выглядела совсем печально. Во всяком случае, пола из-под наваленных книг видно не было. – Она такая…
- Какой есть, - сипло произнесло легендарное создание прямо за моей спиной. Я даже вздрогнул – так она неслышно подобралась. Тонкими сухими пальцами баньши причудливо обвивала горлышко початой бутылки виски. Шумно приложилась к напитку, сунула бутылку в руки Альтаира. – На.
Некоторое время мы стояли, меланхолично рассматривая погром и передавая бутылку по кругу. Я всё больше и больше погружался в сюрреализм происходящего. Глухой предутренний час, а я вместе с ангелом и баньши пью виски после предотвращения ограбления… Ах, да, имело же место ограбление.
- Чего хотел этот тип?
- А я знаю? – пожала острыми плечиками баньши. Росточком она мне и до плеча не доставала. – Сидела себе, пасьянс раскладывала, ну и задремала. Потом открываю глаза – а этот хрен прямо надо мной стоит. Ну, я испугался и вскрикнул. Слегка («Ага, слегка… я чуть во сне от твоего вскрика не скончался!»). Он занервничал, отскочил. Я хотел спросить, кто он такой и чего ему надо, но, кажется, опять чересчур повысил голос. Нервы ни к чёрту, возраст, сами понимаете. Тогда он дал мне по шее и сунул в пасть кляп. Ну, думаю, каюк котёнку, насиловать будет. А он стоит и всё по сторонам смотрит. А в лапах у него такой, знаете, свёрток. Ну, думаю, в особо извращённой форме поимеет, с секс-игрушками... А тут вы. И понеслось.
- И чего ты орала, если видела, что мы тебя спасаем? – полюбопытствовал Альтаир. Выпивка мягче и добрее его не делала.
- А откуда я знал, кто вы такие? – резонно ответила баньши. – Может, вы с тем типом заодно. Может, вообще меня добить решили. Вот и распсиховалась что-то… А вы, кстати, кто?
- Соседи твои… ваши, - ответил я, отчаявшись понять, какого собеседник возраста и почему говорит о себе то в женском, то в мужском роде. – Простите… а ты всё-таки мужчина или женщина?
- Не знаю, - восхитительно спокойно откликнулась баньши. – Я ещё не определилась.
Пока я решал, относиться к этому высказыванию как к шутке или принять всерьез, разговором завладел ангел.
- А зачем под старушку косишь?
- Пенсия, - лаконично пояснило прелестное создание.
Выяснилось, что больше всего на свете баньши любят ничего не делать. Чтобы самозабвенно предаться этому благородному занятию наш новый друг решил снять комнатку в тихом месте, у милой старушки, владелицы букинистической лавочки. Старушка сдавала жильё только одиноким мужчинам.
- Ну, я, может быть, тоже мужчина, дай, думаю, попробую…
И произошел досадный несчастный случай.
- Иду я такая вся вежливая, скромная, комнаты смотрю. А тут мышь! Ну, я и вскрикнул от неожиданности…
Крик баньши предвещает смерть. В случае квартирной хозяйки – точно. Во всяком случае, от «вскрика» старушку хватил удар, чему лично я уже не удивляюсь. Хитрое баньши тут же смикитило, что если неожиданной кончины старушки не афишировать, и тихо занять её место, можно с комфортом обустроиться в сонном доме, получать халявную пенсию и ближайшие лет тридцать на законном основании ничего не делать!
- А куда труп дел? Съел? – полюбопытствовал Альтаир.
Баньши обозвало ангела дураком.
- Я трупы не ем. Я вегетарианец. А старушка в подвале закопана. Между прочим, у милой бабуси там двенадцать жильцов похоронено, и ещё одна могилка наготове была. Она квартирантов мышьяком травила. Вроде как по доброте душевной, чтобы они, бедные, от одиночества не маялись.
Меня передёрнуло от осознания того, что в подвале нашего общего дома мирно покоятся двенадцать одиноких мужчин и одна добрая старушка.
- Покажи! – обрадовался Альтаир.
- Тебе нельзя в подвал, у тебя нога сломана, - металлическим голосом объявил я, хватая его за плечо, укоризненно глянул на баньши. – А ты проверь лучше, что пропало. Полицию вызывать будешь?
- Не-а, - от души зевнуло баньши, снова демонстрируя, до каких широт может растягиваться этот тонкогубый ротик. – Ну её, полицию. Только жить спокойно мешает. А если что и пропало – как я в таком бардаке разберусь?
- Это верно, - согласился Альтаир, поддел ногой массивную лохматую книгу. Та своротила связку древних журналов. Верёвочка лопнула, журналы расползлись в разные стороны, а баньши вытянула вперед неприятно длинный гибкий палец.
- Оно!
- Что?
- Оно! То, что этот тип с собой в свёртке принёс!
«Оно» оказалось продолговатым предметом, обёрнутым в газетную бумагу и перетянутым скотчем. Альтаир отстранил баньши, сунув ей в руки Совесть, и хищно потянулся к свёртку.
- Не трогай! – вскрикнул я, тщетно пытаясь его остановить. - Там может быть…
Газетная обёртка в мгновение ока обратилась в клочья.
- …взрывчатка, - закончил я.
Под слоем бумаги скрывалась книга. Старая растрёпанная книга в побуревшей от времени коленкоровой обложке.
- Интеллигентный какой громила, - высказался Альтаир, небрежно перелистывая ломкие жёлтые страницы. – Пришёл грабить книжный магазин, да ещё и со своей книгой. А, может, он просто адрес перепутал? Шёл в библиотеку, а пришёл сюда?
- Это точно не твоя книга? – спросил я у баньши, отнимая у ангела странную находку. Ну да, просто старая потрёпанная книга. На титульном листе год издания обозначен. Выходит около ста лет. Не такая уж, пожалуй, библиографическая редкость, чтоб её похищать. Вон, например, под табуретом шикарный рукописный фолиант с медными застёжками валяется, не в пример эффектней. – У тебя такой не было?
- Может, и не было. А, может, и была. Упомни их все, - буркнула баньши, мечтательно потираясь щекой о белую шёрстку Совести. – Мягкая какая… Хочу котёночка!
Совесть фыркнула, выкрутилась из рук мифического создания и направилась к выходу. Баньши снова зевнула. Глядя на неё, начал зевать и Альтаир. А так как дело это заразное, я тоже немедленно почувствовал томление в челюстях.
- Ладно, ладно, намёк понят. Раз ты не хочешь давать делу официальный ход, позволим себе отдохнуть. Запри дверь получше. И можно взять эту книгу? Что-то с ней должно быть не так!
Баньши отмахнулась от книги, нога за ногу побрела баррикадировать дверь. Альтаир хмыкнул ей вслед и потащил меня наверх.
- Красава. Понял теперь, почему баньши так редко встречаются? Во-первых, им ничего на свете неинтересно. А во-вторых, они такие ленивые, что лишний раз носа на свет белый не высунут. Только поорать и горазды. Ой!
Заболтавшись, ангел ослабил бдительность, а я быстро втащил его за руку в спальню, опрокинул на кровать и принялся… чего вы, чего? Принялся прилаживать на место гипс.
- Сколько можно повторять – не снимай! Тебе надо к нему привыкнуть. Если кто чего заподозрит и стукнет в полицию – месяцем исправительных работ не отделаешься!
Сильно притиснутый к кровати Альтаир (во мне живого веса побольше будет) возмущённо послал меня вместе с гипсом и полицией. Не то чтобы далеко послал – в темноте рукой достанешь, но обидно. Я на провокацию не поддался и сковал таки вольную ногу до колена белыми оковами. На гипсе маркером были нарисованы похабные картинки – развлекался, негодяй.
- И долго я должен это на себе таскать? – буркнул Альтаир, отпихивая меня и тянясь к пачке сигарет.
- Сколько времени у ангелов зарастает сломанная кость? – я обнаружил, что забыл убрать руку с его гладкого голого колена и теперь размышлял, что будет этичней – оставить её там, где есть, или вернуть на исходную позицию.
- Ангелы не ломают костей, - сообщил Альтаир, выдыхая такой клуб дыма, что установи мы, как то было предписано пожарной инспекцией, дымовые сенсоры, тут бы уже булькала холодная вода. – Если только другим.
Я тихо взвыл, в качестве иллюстрации к этому заявлению весьма ощутимо получив гипсом по чувствительной косточке щиколотки. Недовольная таким бурным проявлением страданий из постели выскочила кошка. Альтаир проводил её долгим взглядом, установил на подушке рядом со своей головой пепельницу и откинулся на спину, продолжая задумчиво курить в потолок. Я осторожно устроился сбоку, довольствуясь жалкими остатками свободного места, которые он мне любезно предоставил. Сна не было ни в одном глазу. Более того, тело и разум уже вовсю раскачивались на порочных, манящих волнах вербены и табака. Я мысленно велел недремлющему либидо уняться, зажмурился и начал считать баранов. Досчитать успел всего до двух, как острый локоть ткнул меня в бок.
- Воды подать? – осведомился я, приподнимаясь на локте. Парочка баранов, весело взбрыкнув, ускакала в неведомые дали.
- Я болен, - распевно сообщил ангел, широким жестом спихивая с кровати подвернувшуюся под горячую руку Умеренность. – Мне плохо, а ты спишь, хотя должен исполнять все мои капризы. Холить меня и лелеять. Так что давай.
- Что давать?
- Лелей.
На секунду задумавшись над тем, что Альтаир понимает под «лелеянием», я придвинулся ближе, осторожно, словно взрывное устройство обезвреживал, прижался губами к тому месту на груди, где под кожей колотилось сердце. Исходя из того, что удара гипсом за этим не последовало, я сделал вывод, что направление для движения избрано верное. Продолжая познавать науку лелеяния эмпирическим путём, усилил нажим губ, пустил в дело язык. Ангел хихикнул и поежился, а я предпринял спуск на пару дюймов вниз. Дело определённо пошло на лад. Объект нежности относился к процессу благосклонно, пронзительно охал и гнулся навстречу. В какой-то момент я замер, задохнувшись, давая передышку не столько ему, сколько себе. Безжалостный ангел немедленно вскинулся и вернул меня на занимаемые рубежи.
- Эй, не расслабляйся! Тебе ещё инженерную проблему решать, как с меня трусы через гипс стаскивать.
- Смотри на вещи шире, - посоветовал я, ловким движением спуская эластичную ткань по гладким бёдрам, высвободил одну ногу, а осиротевший предмет нижнего белья оставил висеть на гипсе, прикрывая озорное изображение мужского полового органа со стрекозьими крылышками. – Их ведь можно просто не стаскивать…
- Ты растёшь в моих глазах, - сделал потрясающий комплимент ангел, ловко оплетая свободной ногой мою талию. – Но учти, немного промедления, и рейтинг может пойти на спад.
- Архангела тебе лысого, - пробурчал я, жадно приникая к «рейтингу» губами во избежание спада. Впрочем, какой тут спад… напротив, небывалый подъём! Щедро посыпая постель пеплом и окурками, опрокинулась с подушки пепельница. Альтаир демонически расхохотался, но тут же поперхнулся смехом, решив, видимо, что стон в данный момент будет уместнее. Ещё шире раскинулся на постели, выгнулся так, что лишь недавнее заверение, что ангелы не ломают костей, не дало встревожиться за целость его позвоночника. Цепкие пальцы властно вплелись мне в волосы, а хриплый стон – даже не стон, а долгое выпевание буквы «а» - прозвучал лучшим одобрением и признанием стараний. Он умудрялся так страстно отдаваться напору моего рта, что я себя забывал, и только тупо удивлялся, где мой язык научился вытворять такое. Натянутое струной тело мелко дрожало и вибрировало, вибрация щедро сообщалась мне, и выносить это долго не было никакой возможности. Да я и не пытался. Этот момент был прекрасен сам по себе, и стоил того, чтобы пережить его с полной самоотдачей. И в самой восхитительной компании…
Когда сердце смирилось с тем фактом, что на этот раз проломить клетку рёбер и сбежать на волю у него не выйдет, я вспомнил о ещё одном вопросе.
- А всё-таки, баньши – мужчина или женщина?
- А тебе зачем?
- Ай, не кусайся! Просто интересно.
- Тебе ясно сказали – не знает ещё. Что? Как это может быть? Да просто. Я же говорил – они жутко ленивы. А гендерно определяться – дело трудоёмкое. Вот встретит другую баньши, там и разберутся. Так что если ты положил на неё глаз…
- Что ты несёшь!
- А ты меня заткни!
Пришлось затыкать.
На другое утро, оставив недовольного всем и вся ангела прозябать в постели с гипсом-кошками-комиксами-сигаретами-шоколадом-ноутбуком-пивом и ещё ста капризами, я торжественно положил на стол перед Брилл книгу, выложив поверх книги наши ночные приключения. Брилл понимающе покивала, рассказав в ответ, что в детстве отдыхала у бабушки в деревне и по соседству с ними тоже жила баньши. Так слышал бы ты, Джон, какой она поднимала крик, когда мы таскали у неё яблоки!
Пока Брилл делилась воспоминаниями детства, я открыл книгу, желая понять, что нам всё-таки попалось в руки, пробежал глазами по строчкам и в полном смысле этого слова оторопел. На автомате проскакал ещё пару абзацев, заподозрил себя в умственной несостоятельности, попытался проморгаться. Бесовка замолчала и с интересом уставилась на меня.
- Я говорила, шашни с ангелом до добра не доведут. У тебя совершенно безумный вид.
Я не стал спорить относительно «шашней». Помотал головой, дескать, не в этом дело, и протянул раскрытую книгу девушке.
- Прочти, пожалуйста.
- Аштыб бряхля мурхумр. Прыра? Упрагрв бру! – с разбегу выпалила Брилл, запнулась, и я с удовлетворением отметил, как и её глаза округляются. – Упрыбры, премпла кра. Ам втро. Что это за бред?
- Ага, я не свихнулся. Ты тоже это видишь, - с облегчением заметил я, извлекая из пачки сигарету. После этой чудесной книги покурить хотелось, как после хорошего секса.
Брилл быстро перелистнула несколько страниц. Шевеля губами, прочитала немного оттуда. Затем решительно нырнула в середину книги, затем открыла последнюю страницу и с выражением зачитала финал занимательнейшего повествования.
- Зрязхрям Фрю. Уввввв… Продолжение следует, да? Она вся такая. На каком это языке, Джон?
- Представления не имею.
- Не гони, куколка, это шикарная штука! – в дверях приёмной показался Альтаир. Я приготовился обрушить на его непокорную кудрявую голову громы и молнии небесные, но, обернувшись, заткнулся. Гипс был на месте, а помимо него наличествовали потёртые костыли, добавляя нежному юноше трогательности и гармонично дополняя образ несчастного больного. Несколько портила впечатление вонючая сигарета в углу рта. – Я её всё утро читал. До сороковой страницы дошёл. Сильная вещь! А язык какой!..
- Какой? – жадно поинтересовалась Брилл, забыв обидеться на «куколку» и нервно покусывая кончик хвоста. – Какой это язык?
Альтаир лишь пожал плечами, что при наличии подмышками костылей далось ему непросто.
Брилл, подозревая издёвку, посмотрела на него исподлобья, затем, оставив в покое хвост, отвернулась к монитору и демонстративно щёлкнула мышкой. На экране возникла во всей красе яркая стартовая страница, настойчиво пульсируя новостной лентой. Брилл потянулась курсором к погоде, но, не доехав, застыла, нависая указательным пальцем над кнопкой. Направила стрелку к одной из новостей, щёлкнула, открывая новую страницу.
- Джон, - странным голосом сказала бесовка, разворачивая ко мне монитор, - Посмотри-ка.
На мониторе красовалась большая фотография нашей вчерашней находки. Под фотографией крупным, даже не кричащим, а вопиющим шрифтом значилось: «Сенсация аукциона Гэтсби»
- На аукционе Гэтсби, - по-дикторски чётко проговаривая слова, читала Брилл, - был продан единственный сохранившийся экземпляр Безумной Книги, изданной в начале прошлого века. Дальше тут рассказывается, что один тип держал небольшое издательство, печатал всякую бульварную литературу, а потом бац – свихнулся и выдал тираж таких вот шедевров. Типа отправили в лечебницу, тираж уничтожили, и только одна книга по случайности сохранилась. Книга не имеет ни малейшего смысла, поскольку представляет собой набор бессвязных слов и букв. Считается проклятой - почти все её владельцы окончили свои дни в лечебницах для душевнобольных.
- Их можно понять, - хмыкнул Альтаир.
- А вот и нет, поклонники считают, что это не просто бессмыслица и бред шизофреника, а зашифрованная Тайна бытия. И тот, кому она открывается, не выдерживает её величия и съезжает с катушек.
- И сколько же она стоит? – не отвлекаясь на частности, задал главный вопрос прагматичный Альтаир.
- Двести пятьдесят тысяч.
- Сколько? – ахнул я.
- Четверть миллиона, - отчеканила Брилл.
Мы замолчали, уставясь на дурацкую растрёпанную книжку новыми глазами.
- Я понимаю, когда такую вещь пытаются украсть, - медленно произнёс Альтаир, с силой давя окурок о дверной косяк. – Сам из отцовской библиотеки раритетный свод законов увёл и на травку выменял. Но когда её подбрасывают…
Я предельно осторожно принял в руки бесценную книгу, беспомощно огляделся, пытаясь найти в офисе место, куда её можно пристроить.
- В сейф?
- А смысл? – возразила умница Брилл. – Ты что, забыл - в нём замок не работает, и он просто для солидности стоит.
- Давай сюда, - Альтаир как-то очень шустро для инвалида оказался рядом со мной, ловко выдернул книгу из рук и отправил к себе под футболку. – Я надёжней сейфа.
Если у меня и было что возразить, я не успел – по лестнице зазвучали весомые шаги, звякнул колокольчик. В пороге возникла дородная дама в дорогих мехах. Дама презрительно кривила яркие губы и относилась к миру свысока.
- И где здесь детективное агентство?
Обычно таким тоном спрашивают, где ближайшая мусорка. Брилл сжала губы в ниточку, глубоко уязвленная таким подходом и тем, что роль вежливой исполнительной секретарши не позволяет ей поставить надменную тётку на место. Альтаир возвёл очи долу, качнулся, неловко поворачиваясь, отодвинул меня в сторонку и с грохотом уронил костыль прямо к ногам дамы. После чего мягко, певуче и почти не хрипло отозвался:
- Здесь, сударыня. Милости просим.
Дама посмотрела на Альтаира. На костыль. Снова на Альтаира. И растаяла. Ни одно женское сердце, сколь бы суровым оно ни было, не вынесет вида юного трепетного красавца, жестоко поломанного жизнью. Да с такими тонкими прозрачными пальцами, трогательно сжимающими грубое дерево ручек костылей. Да с такими влажными спелыми вишнями глаз. Да с такими нежными приоткрытыми губами, словно подсказывающими правильные слова. Естественно, правильные слова тут же прозвучали.
- Бедный мальчик!
Альтаир принял из дрогнувших рук моментально усмирённой дамы свой аксессуар, изобразил ресницами трепет крыльев бабочки и красиво похромал во внутренние комнаты. По пути, пользуясь тем, что посетительница смотрит ему в спину, подмигнул Брилл, одарил меня исключительно похабной улыбкой. Брилл немедленно принялась петь о лучшем сотруднике, пострадавшем при выполнении особо опасного дела господина сенатора… ох, простоте, мы же обещали – никаких имён, среди наших клиентов попадаются такие личности… Я включился в охмурение окончательно потерявшей спесь дамы, и через полчаса мы с Брилл стали обладателями заказа. Песня была старая, скучная, но при этом весьма и весьма прибыльная – подозрение в неверности супруга. Почему-то именно дела такого рода и составляют девяносто процентов работы частного детективного агентства. В данном случае, благоверный подозревался в интрижке, чему было много признаков и знамений. Хотя, судя по тому, какими глазами дама смотрела на Альтаира, у неё самой рыльце было в пушку. И, как заметила Брилл, когда дама удалилась, ничего удивительного, если вслед за нею в агентство явится и её супруг, с просьбой проследить за жёнушкой, спутавшейся с каким-нибудь юным демоном.
Так или иначе, заказ продолжал оставаться заказом. Я получил фото искомого супруга, солидного беса, благополучно перевалившего порог, именуемый в народе «зрелость», и адрес компании, где трудился подозреваемый. Оставил офис на Брилл, попросив её покормить кошек и Альтаира. По пути ткнулся к баньши – та на стук не реагировала, а когда я, плюнув на приличия, воспользовался проломленной вчера ночью дверью (не к девушке вламываюсь, может быть, она и вовсе парень!), обнаружил легендарное создание мирно сопящим в невероятно захламленной спальне. Завал в комнатах не уменьшился ни на йоту. Н-да, баньши положительно умеют жить…
А я не баньши. Мне работать надо.
Не скажу, что слежка – это интересное занятие. Да и муж повёл себя самым отвратительным для наблюдателя образом – прямо с работы отправился в спальный район, где вошёл в типовой домик средней руки и завис на несколько часов. Дом, как выяснила по моему запросу чародейка Брилл, принадлежал мужчине, а не какой-нибудь прелестнице-вампирше, но этот факт оправданием считать было нельзя. Оставалось ждать. Со скуки я перебрал всю информацию о Безумной Книге, попытался найти сведения о том, кто купил её. Но маньяк, готовый расстаться с четвертью миллиона ради бреда сумасшедшего, пожелал остаться неизвестным.
В начале одиннадцатого проводив господина мужа домой, я вернулся к себе. В офисе было тихо и темно – Брилл, понятное дело, ушла, Альтаир, как ни странно, не подался в бега, а мирно спал, разметавшись по постели, мистически красивый в рассеянном свете уличных фонарей. Чувствуя себя выжатым апельсином после бездарно проведённого дня – не знаю, как вы, а я безумно устаю от скуки! – перебрался в пижаму, блаженно рухнул в мягкое тепло, пропитанное сонным дыханием и ароматом вербены, закрыл глаза… и подскочил на постели, трясясь всем телом. Ибо страшный короткий вопль снова пронзил привычную ночную тишину.
Погодите! Это ведь уже было.
- Знаешь, Джон, терпеть не могу, когда со мной приключается дежа вю, – абсолютно ясным голосом, словно и не спал, объявил Альтаир. Глаз он при этом не открывал. – Я от этого прямо сам не свой становлюсь. Прямо контроль над собой теряю.
И отпущенной пружиной вылетел из кровати. Я последовал за ним, негодуя по поводу баньши. Отоспалась днём, теперь резвится… Неужели она считает, что слушать её вопли – высшее счастье для соседей? Лично я от такого вокала поседею до срока…
Мы бодро проскакали через офис, спустились вниз, сквозь проломленную дверь ввалились во владения баньши и я ощутил нездоровое желание ущипнуть себя, чтобы проснуться. Опять двадцать пять! Та же баньши, с тем же кляпом во рту, в том же углу. Тот же крепкий парень в чёрной кожанке, на котором уже висит Альтаир. За исключением того, что на этот раз Совесть в боевых действиях не участвовала, и стеллаж был уже перевёрнут. И я, умудрённый опытом, не стал выдёргивать кляп изо рта нашей соседки. Или соседа. Слушайте, это уже становится интересным! Что же незваный гость принёс нам на этот раз? Картину работы мастера Возрождения? Дипломат денег? Бриллиант из большой императорской короны?
- Э, нет, милый, на этот раз мы сыграем по-моему!
Альтаир горел желанием взять реванш за поражение прошлой ночи. И взял. Парень получил прекрасный боковой в челюсть, отступил, оглушенно мотая головой, качнулся на неверных ногах и разбросанных книгах. Альтаир, жестоко улыбаясь, подскочил ему под руку, через бедро швырнул на пол и добавил уже поверженному несколько весомых пинков, начисто игнорируя тот факт, что лежачего не бьют.
- Джон, присмотри за ним, я сейчас!
Ангел широко взмахнул крыльями, заставляя шуршать и произвольно перелистываться пыльные страницы раскиданных книг, бодрым галопом помчался куда-то к выходу. Громила вяло копошился на полу, тщетно пытаясь собрать расползающиеся мысли в кучку. Выход из нокаута ему в ближайшее время явно не грозил, и я счёл возможным вернуться к нашей баньши. Та мычала, пыхтела и колотилась затылком о толстую книгу, попавшую под голову.
- И не проси, голубушка. Я кляп выну, а ты опять крик подымешь?
Баньши яростно замотала лохматой головой. Я присмотрелся. Вроде, симптомов истерического припадка не видно, глаза нормальные, зелёные, с узкой иголочкой зрачка. Рискнём. Осторожно вытянув кляп, я на всякий случай отскочил в сторону, однако разрушений не последовало. Баньши уже привычным движением содрала с себя лохмотья, которыми её спеленали заботливые руки взломщика, вскочила на ноги и на одном дыхании выпалила длинное, замысловатое ругательство, не просто многоэтажное, а с пентхаусом и эркерами.
- А вот и ещё один, - жизнерадостно объявил Альтаир, конвоируя перед собой незнакомца в тёмном костюме. Жертва, скрюченная в три погибели, охала и причитала, потому что ангел жестоко заломил ей руку за спину и в таком виде гнал вперёд.
- Никому не двигаться, - сурово высказался я, помавая в воздухе пистолетом. Не зря же его вторую ночь без дела таскаю.
Громила на полу, незнакомец в руках Альтаира и почему-то наше баньши замерли в неудобных позах. Альтаир возвёл очи долу, состроил презрительную гримаску, меня передразнивая, одним тычком в спину усадил пленника на стул и достаточно бесцеремонно направил ему в лицо свет настольной лампы. Видимо, многократное общение с полицией не прошло для него даром.
- Стоял на шухере. Пытался уйти. У него, кстати, неплохая тачка. Правда, я, когда его из салона вытаскивал, стекло разбил и дверцу свернул.
Я тихо застонал, устрашённый перспективой напяливать ангелу гипс и на вторую ногу, затем глянул на пленника и забыл обо всех бытовых огорчениях.
- Батюшки! Брилл как в воду глядела!
Пленник оказался тем самым незадачливым мужем, чья супруга не далее как сегодня прибегла к нашей помощи и за которым я безрезультатно наблюдал весь день.
Посеревший от боли и волнения, ослеплённый лампой, бес тут же начал каяться во всех грехах. Об адвокате даже не заикнулся, очевидно, с силами правопорядка мы у него не ассоциировались, и вообще были приняты за обыкновенных бандитов. Я сурово, одну за одной, отмёл три растущих в геометрической прогрессии взятки (под тихие стоны Альтаира и баньши, уже готовых взять деньгами) и предложил господину не вилять.
- Не юлите, мне всё известно. Вы ведь явились сюда за Безумной Книгой?
- Она у вас?! – выпалил бес, выдав себя с потрохами. Понял, что проговорился, махнул рукой, слёзно попросил убрать лампу и изложил нам свою печальную повесть.
Будучи с младых ногтей ярым библиофилом, наш подопечный приобрёл на аукционе свою давнюю мечту – знаменитую Безумную Книгу. Понятное дело, инкогнито. Более того, дабы скрыть факт приобретения от супруги («Понимаете… шестьдесят процентов моих акций принадлежит ей!»), сказал, что книга стоит копейки и куплена по случаю в маленькой букинистической лавчонке. Для достоверности, жене даже назвали магазинчик, мимо которого коллекционер пару раз проезжал и случайно запомнил название.
Однако супруга бедняги библиофила была не только патологически ревнива, но и суеверна. И не делала ни одного шага, не сверившись с картами таро. Эти-то карты и сказали ей, что новое приобретение благоверного принесёт в семью беду. А супруг как раз начал вести себя странно – задерживаться на работе, говорить с кем-то по телефону тайком от неё («Мой знакомый тоже собирает редкие книги. Должен же я был её ему показать!»). Тогда находчивая дама велела личному шоферу – жертва Альтаира уже пришла в себя и теперь вздыхала у дверей, прикладывая к распухшей челюсти грелку со льдом – вернуть книжку на место, то есть подкинуть обратно в магазин. Вроде бы плёвое дело. Парень просто не предполагал, что нарвётся на баньши и ангела.
Бедняга коллекционер же, узнав о благом деянии жены, чуть аневризму не схлопотал. Бесценная книга оказалась позорно выброшенной на ветер. Её следовало немедленно вернуть! Был взят за шиворот тот же шофёр и снова вывезен на место преступления. И снова нарвался на баньши и ангела. Хм… а может, супруга коллекционера не так уж и ошибалась? И книга впрямь приносит несчастья? Во всяком случае, неразбериха вокруг неё получилась страшная…
А нечего было крутить. Ведь жизнь, в общем-то, простая штука! Да и разрешилась свистопляска с книгой ко всеобщему удовольствию. Осчастливленный коллекционер получил назад свой ненаглядный раритет, выписал нам чек на круглую сумму и оплатил баньши уборку и ремонт магазина. И подарил Альтаиру специально сделанную копию Безумной Книги, потому что ангел на полном серьёзе заявил, что желает дочитать её до конца. Супруга коллекционера получила исчерпывающие доказательства его верности и тоже оплатила наши услуги, так и оставшись в счастливом неведении относительно подлинного масштаба своего поступка с возвращением книги. Альтаир обнаглел до такой степени, что завел себе инвалидное кресло и раскатывал по офису, сотрясая косяки, и даже наведывался на нём пару раз в «Одноногую лошадку». В этом свете ношение гипса уже не представлялось таким обременительным. Единственное, что омрачало настроение – куда-то запропавшая Совесть. Вот уже несколько дней, как мы её не видели и не могли найти. Хоть в частное детективное агентство обращайся.
Я поднимался по лестнице с двумя пакетами продуктов. Дверь в приёмную была приоткрыта, из-за неё доносились возбуждённые голоса моих сотрудников.
- Ай, Альтаир, осторожнее! Не хватай так резко.
- Вот поучи меня, как хватать, женщина! Эй, не царапайся…
- А ты полегче, поласковей, понежнее…
- Куда уж нежнее…
- Дай мне, хочу его потискать!
«Они таки нашли общий язык?!»
Весьма заинтригованный и даже немного фраппированный услышанным, я переступил порог. И первое, что увидел – была Совесть. Совершенно целая, здоровая и довольная кошка лежала на столе Брилл, жмурясь и вытягивая лапы. Ангел и бесовка елозили коленями по полу, выдирая друг у друга из рук крошечные пищащие комочки – ещё слепых замшевых котят.
- Джон! – сияя глазами, возопила Брилл, протягивая на ладонях сердито дрыгающую тонкими мягкими лапками крошку. – Совесть нашлась!
- Рабочие внизу обнаружили, - добавил Альтаир, щекоча котенку живот своим пером.
- Мы назвали их Подлость, Измена и Гордыня. А когда подрастут, одного баньши подарим. Она очень просила. Просил. Просило!
- Погодите! Мы же всегда называли кошек именами добродетелей, - слабо возмутился я.
Брилл хмыкнула, подсовывая крошечную Подлость под бок к счастливой мамаше, а Альтаир внезапно оказался рядом, обдавая вербеновой волной.
- В этом мире не осталось добродетелей, Джон. Не в сказку попал.
- Ты опять без гипса, - проворчал я.
- В постель надену, - пообещал ангел, многозначительно сияя чересчур честными глазами. Я улыбнулся и бережно принял из его рук тёплого мягкого котёнка.
В самом деле, какая же это сказка…
...на главную...


декабрь 2017  
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

ноябрь 2017  
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930

...календарь 2004-2017...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2017.12.17 18:50:09
Смерти нет [1] (Гарри Поттер)


2017.12.17 13:27:00
Фейри [0] (Шерлок Холмс)


2017.12.16 21:43:20
Разум и чувства [0] (Шерлок Холмс)


2017.12.16 15:30:13
Вопрос времени [0] (Гарри Поттер)


2017.12.16 15:29:52
Бывших жен не бывает [0] (Гарри Поттер)


2017.12.16 14:51:20
Последнее пророчество [11] (Тор)


2017.12.14 20:51:36
Life is... Strange [0] (Шерлок Холмс)


2017.12.14 17:26:21
Бабочка и Орфей [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2017.12.14 10:30:33
Самая сильная магия [5] (Гарри Поттер)


2017.12.11 19:33:38
Добрый и щедрый человек [2] (Гарри Поттер)


2017.12.10 13:14:38
Слизеринские истории [129] (Гарри Поттер)


2017.12.08 20:47:36
Лёд [2] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2017.12.07 19:24:14
Своя цена [16] (Гарри Поттер)


2017.12.06 20:12:58
Десять сыновей Морлы [42] (Оригинальные произведения)


2017.12.06 19:31:18
Обреченные быть [6] (Гарри Поттер)


2017.12.06 09:51:00
Ненаписанное будущее [12] (Гарри Поттер)


2017.11.30 09:53:59
Место для воинов [14] (Гарри Поттер)


2017.11.29 01:18:05
Встречи с людьми (и прочими штуками) [0] (Доктор Кто?, Научная фантастика)


2017.11.28 17:33:10
Дорожки [12] (Гарри Поттер)


2017.11.24 23:51:40
Правнучка бабы яги. Кристаллы воспоминаний [13] (Гарри Поттер)


2017.11.24 00:11:52
Сказки Хогвартского леса [19] (Гарри Поттер)


2017.11.23 23:16:37
Просто быть рядом [40] (Гарри Поттер)


2017.11.22 01:07:15
Дама с Горностаем. [7] (Гарри Поттер)


2017.11.21 18:53:45
Быть женщиной [5] ()


2017.11.21 00:10:33
Мазохист [0] (Шерлок Холмс)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2017, by KAGERO ©.