Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Гостевая
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Уважаемая семья Уизли, я не хочу сказать, что на вашем участке много гномов, но под вашими окнами строится хирд и что-то орет про Морию.

Список фандомов

Гарри Поттер[18248]
Оригинальные произведения[1160]
Шерлок Холмс[701]
Сверхъестественное[433]
Блич[260]
Звездный Путь[246]
Мерлин[225]
Робин Гуд[217]
Доктор Кто?[207]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![182]
Белый крест[177]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[169]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[131]
Звездные врата: Атлантида[119]
Нелюбимый[119]
Произведения А. и Б. Стругацких[102]



Список вызовов и конкурсов

Winter Temporary Fandom Combat 2017[24]
Фандомная Битва - 2016[26]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[49]
Фандомный Гамак - 2015[4]
Британский флаг - 8[4]
Фандомная Битва - 2015[48]
Фандомная Битва - 2014[15]
I Believe - 2015[5]
Байки Жуткой Тыквы[1]
Следствие ведут...[0]
Still Life[6]



Немного статистики

На сайте:
- 12333 авторов
- 26875 фиков
- 8384 анекдотов
- 17018 перлов
- 639 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...


Повелительница Смерти

Автор/-ы, переводчик/-и: Richard Thompson
Бета:нет
Рейтинг:G
Размер:мини
Пейринг:нжп, Малфои, Поттеры, Уизли и т. д. и т. п.
Жанр:AU, General
Отказ:герои не мои, идея не нова
Фандом:Гарри Поттер
Аннотация:Власть над смертью - не обязательно бессмертие...
Комментарии:
Каталог:нет
Предупреждения:AU
Статус:Закончен
Выложен:2012.03.26
 открыть весь фик для сохранения в отдельном окне
 просмотреть/оставить комментарии [4]
 фик был просмотрен 1080 раз(-a)



- Бабушка, бабушка, расскажи мне о Повелительнице Смерти! – Рыжеволосая девочка сонно теребила пришедшую пожелать ей доброй ночи высокую женщину с пышными черными волосами с проседью и тяжелыми веками; женщина была немолода, но очень красива, и ее черты и манеры были исполнены поистине королевского величия.
- Не сейчас, Сьюзи, ты ведь уже почти спишь, - она бережно отвела ручки девочки и укутала ее одеялом; ее движения, как и голос, были мягкими, но властными, и девочка, конечно, не стала настаивать.
- Но завтра ты ведь мне расскажешь, бабушка Кэт?..
- Завтра – обязательно, - женщина улыбнулась и легко провела пальцами по лбу Сьюзи. – А сейчас – спи.
И девочка мгновенно заснула...

Кэтрин Лонгботтом, в девичестве Уизли, устало опустилась в кресло в пустой гостиной, рассеянно следя за кружащимися в чашке чаинками. На самом деле она была маленькой Сьюзи не бабушкой, а прабабушкой, а Диана Брайт-Уизли, Повелительница Смерти, приходилась, в свою очередь, прабабушкой ей самой. Диана стала их семейной легендой; не все верили историям, которые про нее рассказывали, но Кэтрин знала, что все это правда. Потому что еще помнила свою прабабушку. И потому, что все еще рождались в их семье девочки, как две капли воды похожие на нее и с прекрасными способностями к целительству – но лишь у чистокровных родителей. Такой была сама Кэтрин, такой была ее тетка, такой была и двоюродная сестренка Сьюзен. Не все они посвящали себя работе в больнице св. Мунго, но их родственники и друзья всегда находили у них помощь.
Все же остальные рождались неизменно рыжими – сколько бы ни разбавлялась кровь Уизли...
Диана росла в приюте; с раннего детства она заметила за собой странную особенность: если она обижалась или злилась на человека, у того обязательно случалась какая-то неприятность, а если же она, наоборот, испытывала к кому-то добрые чувства, то у того случалось что-то хорошее. Осознав эту свою способность, девочка легко научилась ее контролировать и использовать с умом.
Близких друзей у девочки не было; одни ее боялись, другие смотрели на нее с восхищением. Из последних она и набирала, как говорили воспитатели, свою свиту. Все ее "придворные" отличались безоговорочной преданностью, а она была им доброй королевой – могла, конечно, и наказать, и приказать, но и защищала, и помогала, и баловала по мере возможностей при этом, а, главное, всегда была справедливой. Со взрослыми у Дианы конфликтов не было – девочка была умна и послушна на редкость.
О своих родителях Диана ничего не знала – кроме того, что они погибли, когда она была совсем маленькой. Зато она знала, что у нее есть тетка – та самая, что принесла ее, плача, в приют майской ночью и обещала забрать девочку, как только появится возможность. Лет с пяти Диана стала получать от тети подарки на Рождество и день рождения – эти подарки не присылались по почте, они как будто сами появлялись праздничным утром на столике у ее кровати. Куча необычных сладостей, которыми она щедро делилась со своей свитой, и открытка – несколько строчек, написанных идеально ровным, красивым почерком, с неизменной подписью в конце: "Твоя любящая тетя Нарцисса". Эти открытки девочка никому не показывала и хранила, как величайшую драгоценность. Взрослым она о подарках не рассказывала; просто почему-то чувствовала, что этого делать не стоит. И была твердо уверена в том, что ее тетя – настоящая волшебница...
Когда Диане Брайт было девять лет, в приюте появилась новенькая девочка – Люси. Она была веселой, легкомысленной и жизнерадостной, кругленькой и светловолосой, и дети сразу же прозвали ее "солнышком на ножках".
К всеобщему удивлению, новенькая сразу же сдружилась с королевой. Причем не просто влилась в свиту, но стала особо приближенной. Будучи на год младше Дианы, не слишком умной и очень шумной, Люси как-то сумела завоевать ее доверие и привязанность. Многие ей завидовали, но никто не понимал, как ей это удалось. Впрочем, девочки и сами этого не понимали, но их нисколько не волновало, что более странную парочку сложно себе представить.
Но всего лишь через год с небольшим случилась беда: Люси, играя с мальчишками в догонялки на третьем этаже, попыталась убежать от водящего по подоконнику, но не удержала равновесия и выпала из окна.
Кто-то закричал, кто-то кинулся к окну, кто-то застыл неподвижно... Одна Диана мгновенно метнулась к двери, через три ступеньки пролетела лестницу и бросилась к подруге. Спустившиеся взрослые застали ее с отсутствующим видом держащей Люси за руку и шепчущей одними губами: "Не уходи... не уходи...".
Когда Люси отправляли в больницу, Диана наотрез отказалась разлучаться с ней. Директор было возмутилась, но врач только покачал седой головой:
- Пусть едет. То, что девочка еще жива – настоящее чудо, и не молитвами ли подруги оно случилось...
Диана отпустила руку Люси только перед дверью реанимационного отделения; воспитательница, сопровождавшая девочек, отвезла ее обратно в приют, но королева еще долго ходила погруженной в себя, не обращая внимания на окружающих.
Солнышко на ножках так и не вернулось к ним – девочку отправили в приют для детей-инвалидов. И Диана ушла в себя окончательно, распустив свиту и ни с кем не общаясь. Ей было тоскливо и пусто.
Пришел март, а с ним и одиннадцатый день рождения Дианы. Ночью девочка плохо спала, ей слышались какие-то странные хлопки и шаги маленьких ног; она открывала глаза, но в комнате не было никого, кроме нее и спящих одноклассниц... На рассвете девочка проснулась окончательно.
На столике лежала традиционная коробка со сладостями и большой конверт, который Диана торопливо вскрыла; в нем было письмо и еще один конверт, поменьше. При тусклом свете, вливавшемся в окно, девочка принялась читать.

"Дорогая Диана!
Вот тебе и исполнилось одиннадцать лет, а, значит, пришло время рассказать тебе, кто ты такая. Возможно, мое письмо удивит тебя, а, может, лишь подтвердит твои догадки, но все, что в нем написано, - правда.
Ты – волшебница; волшебниками были твои родители, волшебники и мы с твоим дядей Люциусом и братом Драко. В год, когда ты родилась, в магическом мире была большая война; твоя мать участвовала в сражениях, нося тебя под сердцем, скрывая от всех свою беременность. А после твоего рождения, едва оправившись, снова ринулась в бой, оставив тебя нам с мужем.
А еще через два месяца твои родители погибли. Тогда шли облавы на сторонников твоего отца, попали под суд и Драко с Люциусом; я не могла оставить тебя в нашем доме, к нам постоянно приходили с проверками, и кто знает, что с тобой сделали бы, узнав, чья ты дочь. Поэтому я отнесла тебя в приют, изменив твою фамилию и не открывая собственного имени.
Драко оправдали, нас стали реже беспокоить, и я смогла хотя бы писать тебе письма. Год назад вернулся Люциус, но после десяти лет, проведенных в тюрьме, он тяжело болен, наш дом за эти годы пришел в упадок, а мы оказались на обочине магической жизни Великобритании, поэтому я не уверена, что ты захочешь жить у нас – в Малфой-мэноре теперь совсем не весело. Впрочем, с сентября тебе предстоит учиться в школе чародейства и волшебства Хогвартс, и десять месяцев в году ты будешь проводить там. Я приеду летом, чтобы помочь тебе подготовиться к школе; если ты захочешь, ты проведешь остаток каникул у нас.
Я прилагаю письмо твоей матери, которое она просила передать тебе в день одиннадцатилетия, если она погибнет. Я не читала его, и не представляю себе, что там написано, но, зная, что моя сестра была порой излишне эмоциональна и категорична, прошу тебя проявить благоразумие и не принимать точку зрения твоей матери, как единственно верную.
С нетерпением жду встречи с тобой
твоя любящая тетя Нарцисса"


Девочка перечитала письмо два раза, прежде чем осознала в полной мере смысл написанного. Значит, она действительно необычная, она действительно волшебница, как и ее тетя. И она может уехать к тете уже этим летом... Хочет ли она?.. Да, конечно, хочет! Наконец-то увидеть тетю, дядю и кузена, поговорить о родителях, пожить среди близких людей... А потом – школа магии, где ее научат стольким интересным вещам, где все будут уметь творить чудеса! Диана даже задохнулась от радости и нетерпения. Скорее бы лето!..
Письмо матери она долго нерешительно рассматривала, прежде чем вскрыть конверт. Она не представляла себе родителей, а слова тети невольно настораживали: судя по всему, ее мама и папа были известными и влиятельными людьми, но при этом изрядно досадившими магическому сообществу – да, кажется, и тетя не очень-то разделяла их взгляды и стремления... Наконец она собралась с духом и достала письмо.
Почерк матери был совсем не похож на почерк тети: буквы налезали друг на друга, неровные, угловатые, спешащие. Девочка с трудом разбирала слова при тусклом свете.

"Моей дочери Диане в день ее одиннадцатилетия.
Если ты читаешь это письмо – значит, ни меня, ни твоего отца уже нет в живых. Но тебе стоит узнать о нас из первых уст, а не из рассказов завистников и дураков.
Твой отец, лорд Волдеморт, – величайший волшебник своего времени (и один из величайших волшебников всех времен), а я, твоя мать, Беллатриса Лестрейндж - одна из самых верных его помощниц. Почти всю свою жизнь мы посвятили борьбе за права волшебников, за чистоту крови и превосходство магов над магглами. Сейчас мы как никогда близки к победе, но все еще может измениться: существует предсказание, что есть человек, способный убить твоего отца – и, если ты читаешь это, значит, ему это удалось. Его имя – Гарри Поттер, и на него возлагают надежды наши ненавистники. Если мы погибнем – это случится из-за него, и я прошу тебя отомстить за нас. Я также надеюсь, что ты продолжишь дело своих родителей, будешь всеми возможными способами защищать права магов и не опустишься до дружбы с магглами и грязнокровками – иначе тебе незачем называть себя нашей дочерью. Все остальное тебе объяснит моя сестра Нарцисса, или ее муж Люциус, или их сын Драко, меня же ждут дела, ведущие к величию или гибели.
Твоя мать Беллатриса Лестрейндж"


Диана опустила письмо на колени, невидящими глазами глядя на светлеющий квадрат окна. Не надо было быть очень умной, чтобы разгадать смысл слов "маггл" и "грязнокровка". И, скорее всего, Люси, ее единственная подруга, не была не то что чистокровной, но даже и волшебницей. Но она была ее подругой, а Диана не умела бросать своих. Впрочем, девочка недолго мучилась этой мыслью: ведь тетя предупреждала ее о категоричности матери, значит, в некоторых случаях дружить с магглами можно, а вот разбавлять свою чистую кровь – да, вот тут, пожалуй, мама права, этого делать не стоит, и замуж Диана обязательно выйдет за чистокровного волшебника; да и общаться, конечно же, в основном будет с магами, ведь у нее наконец-то появится такая возможность...
Девочка прочитала письмо еще раз; ей казалось чудом, что она держит в руках тот же листок, который когда-то держала в руках ее мать, ей казалось, что вот она, стоит рядом, с гордостью глядя на свою дочь. И просьбу отомстить неведомому Гарри Поттеру Диана приняла не задумываясь – это казалось таким правильным, таким красивым и героическим поступком...

Был тихий июньский вечер; девочки уже укладывались спать, когда в комнату вошла воспитательница и недовольно окликнула Диану:
- Брайт, к тебе посетительница.
Диана замерла; вот он, тот миг, которого она так ждала – за ней пришли. Едва дыша, не помня себя от радости, девочка спустилась в прихожую; земля качалась, как палуба корабля, уносящего ее из прошлой жизни, и Диана чуть касалась пальцами стены, чтобы не потерять равновесие окончательно.
На обшарпанной лавочке сидела немолодая, но очень красивая женщина в длинном черном платье. Светловолосая, светлоглазая, тонкая, на племянницу она походила разве что привычкой держать себя.
Увидев девочку, Нарцисса плавно, безупречно красиво поднялась со скамьи и мягко улыбнулась.
- Ты очень похожа на мать, Диана, - ее ровный голос как будто открыл девочке дверь в новый, долгожданный мир – и та шагнула к тете, обняла ее, прижалась к нежно пахнущей цветами ткани платья щекой.
- Ты ведь заберешь меня с собой? – Диана подняла глаза, встретилась взглядом с Нарциссой; во взгляде девочки была надежда, во взгляде женщины – скрытая горечь.
- Конечно, дорогая, если ты хочешь.
- Я очень хочу!
Нарцисса ласково провела рукой по пышным волосам племянницы.
- Тогда беги собираться, а я пока заберу бумаги.
Диана взлетела по лестнице, как на крыльях. Собирать ей было почти нечего: письмо матери, открытки тети, пара ярких фантиков от конфет, подаренных Люси – вот и все богатство, которое в считанные минуты было упаковано девочкой.
Нарцисса ждала племянницу на крыльце; высокая, как будто немного чересчур прямая, она была бы похожа на тончайшей работы статую, если бы не ветер, играющий с белыми прядями волос. В вечернем свете она казалась сошедшей со страниц сказки, и девочке вдруг почудились крылья у нее за спиной.
Женщина обернулась на звук шагов и протянула племяннице руку.
- Держись крепче!
Несколько мгновений удушливой темноты – и они оказались на дороге, ведущей к внушительного вида воротам. Подойдя ближе, Нарцисса достала волшебную палочку и нарисовала ею в воздухе какой-то сложный знак; створки ворот разошлись, открывая взору огромный сад и величественный особняк. Впрочем, уже со второго взгляда становилось понятно, что сад – запущенный и заросший, а дом – почти нежилой.
- Добро пожаловать в Малфой-мэнор, дорогая, - с этими словами (показалось ли Диане, или в них действительно прозвучала скрытая грусть?) Нарцисса повела девочку к дому.
Это был долгий-долгий вечер. Тетя познакомила Диану с домовиками, показывала дом и рассказывала о родителях, войне и магическом мире в целом.
- Тетя, а этот... Гарри Поттер... Он еще жив? – вдруг спросила девочка.
Леди Малфой поджала губы.
- Насколько я знаю, да. Надеюсь, ты не собираешься ему мстить?
Диана смутилась и огорчилась; очевидно, на какую-либо помощь тети в этом деле она рассчитывать не могла, да еще теперь и врать придется.
- Нет, конечно, - спокойно и твердо ответила девочка.

После приюта, где никогда не бывало тишины, поместье Малфоев казалось мертвым: здесь почти всегда даже разговаривали в полголоса. Нарцисса распоряжалась эльфами, вела дела и много времени уделяла племяннице; Драко не появлялся – видимо, целиком был поглощен работой, женой и ребенком; Люциус не выходил из комнаты – почему-то он обитал в кабинете, а не в спальне, - и заходить к нему девочке тоже не разрешили. Иногда ночью Диана слышала его страшные, хриплые крики; потом раздавался еле слышный шелест шагов Нарциссы, ее мягкий, успокаивающий голос, тихий скрип двери – и все стихало. В такие ночи девочке хотелось поскорее уехать в школу; но потом наступало утро, и Диана опять начинала мечтать о том, чтобы это лето с его увлекательными разговорами, интересными книгами и неспешными прогулками по парку никогда не кончалось.
Пришел август с походом в Косой переулок, пришел и сентябрь. Конечно, Шляпа распределила девочку в Слизерин; училась Диана хорошо, друзей заводить не спешила, но пользовалась уважением однокурсников. О своих родителях она никому не говорила – да большинству это было и неважно, хватало того, что она дальняя родственница Малфоев. В школе ей было интересно, тетя иногда присылала ей письма, а свободное время девочка делила между библиотекой и больничным крылом: в библиотеке она жадно собирала всю информацию о последней магической войне, своих родителях и Гарри Поттере, а в больничном крыле помогала мадам Помфри, и та не могла нарадоваться на талантливую ученицу.

После пятого курса Диана, как обычно, приехала в Малфой-мэнор. За прошедшие годы она стала почти точной копией матери – почти, потому что характер у нее был мягче, а манеры – лучше, что накладывало отпечаток и на внешность. А еще, как замечала со смесью горечи и радости Нарцисса, девочка – впрочем, уже девушка – была намного умнее Беллатрисы.
Душой Дианы владели сомнения; собранная информация была однобокой, некоторые моменты требовали разъяснения, но все историки и рассказчики сходились в одном: ее родители отличались редкой жестокостью, а потому, за что бы они ни боролись, Поттер поступил правильно, освободив от них мир. Девушка пыталась получить недостающие данные от тети, но та говорила о своей сестре и Темном Лорде неохотно и отстраненно, не вдаваясь в подробности и не давая оценок. И, кажется, в глубине души была согласна с общим мнением.
Диану раздражала невозможность что-то сделать самой; до совершеннолетия был еще почти год, а ей уже не терпелось покончить с так необдуманно взятым на себя делом и перестать думать о мести. Кажется, ее эмоции стали прорываться наружу – по крайней мере, девушка все чаще ловила пристальный взгляд незаметно наблюдающей за ней тети.
Нарцисса же все больше впадала в отчаянье. Люциус не приходил в себя, Драко не навещал их, виня во всех бедах отца, от прежнего богатства осталась лишь слабая тень, да еще и племянница, единственная ее отрада, явно замышляла что-то опасное и неразумное, и как переубедить ее, Нарцисса не знала...
С этими мыслями она вставала каждый день. Отдавала распоряжения эльфам, заходила к мужу – просто так, посмотреть на него; потом вставала Диана, и они шли завтракать. Но в этот день все пошло как-то не так; за окнами светило безмятежное июльское солнце, из сада прилетал медовый запах цветов, и во всем поместье царил такой блаженный покой, что Нарцисса сама не заметила, как погрузилась в воспоминания.
"Какой же я была счастливой!" – думала миссис Малфой, словно старые фотографии, перебирая картины прошлого. – "Да, бывали сложные времена, но ведь мы были вместе..." Ей вспоминались улыбки мужа и смех маленького сына, исполненные пафоса речи беспутной сестрицы Беллы и настороженный взгляд кузена Регулуса... Дорогие ей люди один за другим проходили перед внутренним взором, и столько лет сдерживаемые слезы сами собой потекли по щекам.
- Тетя? – удивленная долгим отсутствием Нарциссы, в дверь осторожно заглянула Диана.
- Извини, дорогая, я просто... – голос все-таки сорвался.
- Тетя Цисси, что-то случилось? – девушка подошла к ней и робко обняла за плечи, встревожено вглядываясь в заплаканное лицо.
- Нет, нет, ничего, - Нарцисса все-таки смогла взять себя в руки. – Это просто воспоминания. Пойдем завтракать?
Диана мгновение помедлила; в ней вдруг родилось осознание, что она может – а, значит, должна – помочь дяде, как когда-то помогла Люси.
- Ты спускайся, тетя. Я сейчас приду.
Дождавшись, пока Нарцисса уйдет в столовую, девушка направилась к двери, которую не открывала ни разу за время жизни в поместье. Несколько секунд постояла в коридоре, прислушиваясь к гулким ударам сердца, а потом решительно вошла в комнату.
В кабинете было полутемно; горы пустых бутылок, разбросанные в беспорядке вещи, бьющий в нос запах огневиски – и худой, бледный человек в мятой одежде и с давно не мытыми, слипшимися, серыми от грязи волосами, спящий в кресле у стола. По полу были рассыпаны осколки стекла – видимо, хозяин швырялся посудой в присланного женой эльфа, не давая ему прибраться в комнате.
Диана прошла мимо него, раздвинула тяжелые шторы, открыла окно; комната наполнилась светом и чистым, ароматным воздухом.
Люциус поднял голову, забормотал что-то жалобное, невнятное, потянулся к недопитой бутылке. Смотрящую на него племянницу он пока не замечал.
Впрочем, он вообще мало что замечал в последние годы; его душа так и осталась среди вернувшихся после падения Темного Лорда к исполнению своих обязанностей дементоров, в стране ужаса и отчаянья. Единственным, что хоть немного помогало, была крепкая выпивка – ненадолго, на пару часов, а потом снова приходилось пить. Он плохо осознавал происходящее вокруг; были маленькие отвратительные существа, приносившие еду, убиравшие в комнате, заставлявшие его мыться и переодеваться; была женщина с тихим голосом, которая успокаивала и отгоняла страхи. Все остальное было мертвым и неизменным, и сам себе он казался таким же.
Девушка опустилась на пол рядом с креслом, поймала отсутствующий взгляд выцветших, пустых глаз, сжала холодные худые пальцы.
- Возвращайся, дядя Люциус. Мы с тетей тебя очень ждем.
Он не мог разглядеть лица говорившей, но голос услышал удивительно ясно – негромкий, спокойный, уверенный, какой-то слишком реальный. От ее руки по телу разливалось блаженное, живое тепло, в котором растворялись без следа ужас и боль. Стена, отделявшая его от мира, таяла, как туман.
Люциус как будто очнулся. Прищурился от яркого света, с отвращением оглядел грязную, заваленную хламом комнату, с трудом узнавая в ней свой рабочий кабинет. Перевел взгляд на сидящую у его ног девушку. Кого-то она напоминала... Ах, да.
- Диана?.. – он сам не узнал свой голос – хриплый, надтреснутый, старческий. Племянница уже совсем взрослая – неужели прошло столько лет?!..
- Да, дядя, - она выпустила его руку и легко поднялась с пола. – Пойдем, тетя ждет нас завтракать.
Люциус окинул себя растерянным, смущенным взглядом.
- Я же не могу пойти в таком виде... Иди к Цисси, я присоединюсь к вам минут через пятнадцать.
Девушка улыбнулась и выскользнула из комнаты, еще успев услышать хлопок, с которым появился эльф, и его радостный лепет.
Этот завтрак почти ничем не отличался от сотен других. Только Нарцисса, пожалуй, была чуть более погружена в себя, чем обычно, а Диана незаметно прислушивалась к звукам, доносящимся с лестницы. Потому обе почти все время молчали.
Шаги отчетливо прозвучали в тишине. Медленные, неуверенные. Нарцисса вздрогнула, с изумлением и безумной надеждой глядя на дверь, застыла, не находя в себе сил встать и узнать, что происходит. Ее волнение передалось и девушке. Она понимала, как тяжело ее дяде – и физически, и морально. И она всей душой болела за него.
Он появился в проеме – высокий и прямой, аккуратно выбритый и причесанный, одетый с обычной своей элегантностью, как будто и не было этих кошмарных шестнадцати лет. Только худоба и бледность напоминали о пережитых страданиях.
- Я надеюсь, вы будете не против, если я к вам присоединюсь, дорогие дамы?..
Нарцисса вскрикнула. Поднялась со своего места – и упала обратно на стул, спрятав лицо в ладонях, содрогаясь от прорвавшихся рыданий. Люциус подошел к ней, тяжело опираясь на трость, прижал ее к себе, нежно-нежно провел рукой по светлым волосам.
- Все, моя маленькая, уже все... Не плачь, теперь все будет хорошо...
Нарцисса судорожно вздохнула, постепенно успокаиваясь.
- Прости... Я так по тебе скучала...
- Извини, что заставил тебя ждать так долго.
Им многое нужно было рассказать друг другу. Диана понимала это, а потому тихо вышла из столовой и отправилась к себе. Она вырвала дядю из кошмара, в котором он заблудился, но его здоровье будет восстанавливаться долго. А, значит, нужно вспоминать все, чему ее научила мадам Помфри, и варить каждый день необходимые зелья...
Конечно, Малфои были очень благодарны Диане. Конечно, они окружали ее вниманием, но почему-то именно сейчас, когда ее близкие были счастливы, на девушку навалилась тоска. Она все больше времени проводила одна в своей комнате, отговариваясь учебой и приготовлением лекарств, или бродила одна по парку. Ей казалось, что теперь она почти не нужна дяде и тете, и не хотела им мешать. Она же видела, как смущается Нарцисса, когда племянница застает их за какими-нибудь нежностями, достойными юной влюбленной пары... И девушка все больше скучала по школе и все острее хотела поскорее туда вернуться.
За окном догорал алый предосенний закат; Диана читала редкую книгу о зельеварении, найденную в семейной библиотеке Малфоев, когда в дверь ее комнаты постучался Люциус.
- Диана, можно к тебе?..
Девушка удивленно отложила книгу, поправила сбившееся покрывало на кровати.
- Конечно, заходи.
Он аккуратно прикрыл за собой дверь, опустился в единственное кресло. Диана не без удовольствия отметила, что дядя стал выглядеть намного лучше и даже может ходить по дому без трости.
- Ты в последнее время прячешься от нас, - без предисловий начал Люциус; его чудесный голос еще не до конца восстановился, но уже сейчас звучал мягко, бархатно, с едва заметной хрипотцой.
Диана смутилась; дядя не спрашивал, он констатировал факт, и отрицать что-то было бесполезно.
- Я не хочу вам мешать...
- Позволь нам самим решать, что нам мешает, а что нет. Мы в состоянии попросить тебя уйти, если нужно, знаешь ли, - Люциус говорил с укором и легкой насмешкой, но вполне доброжелательно, и девушка закрыла вспыхнувшее лицо руками.
- Прости, дядя. Я глупо себя веду.
Он пересел на кровать, прижал племянницу к себе; она спрятала черноволосую голову у него на груди, слушая ровные удары его сердца, чувствуя приятный, ненавязчивый запах дорогого парфюма. Кажется, впервые в жизни она почувствовала, что рядом с ней – сильный, взрослый мужчина, на которого она всегда может положиться и который сможет решить все ее глупые детские проблемы. А главное, который ее никогда не бросит, потому что родных не бросают. Наверное, так себя чувствуют рядом с отцом... но у нее не было отца.
- Дядя, расскажи мне про родителей. Пожалуйста.
Рука, гладившая ее по волосам, слегка дрогнула. Люциус старался не думать о прошлом, и уже почти перестал при взгляде на племянницу вспоминать ее сумасшедшую матушку.
- Неужели тетя тебе не рассказывала?
Девушка вывернулась из-под его руки, вгляделась в его напряженное лицо.
- Рассказывала... Но, мне кажется, ты можешь рассказать больше.
Люциус вздохнул, откидываясь на спинку кровати.
- Что же, если ты хочешь...
И он рассказал – с самого начала, все, что знал.
Он, как и Нарцисса, рассказывал только факты, без эмоций и оценок. Но он знал то, что не было написано ни в одном учебнике.
Диана слушала молча. И думала о том, что ведь и дядя ее совсем не был святым. Но он выжил, и у него был шанс все искупить и начать жизнь заново. А у ее родителей – не было.
Когда он закончил, Диана ничем не выдала своих мыслей и эмоций, просто сказала "спасибо". Дядя посидел с ней еще немного в сгущающихся сумерках, поговорил о школе, расспросил о друзьях и увлечениях – он ведь совсем мало знал о своей племяннице, а потом ушел, пожелав ей спокойной ночи...

Последние дни каникул прошли в атмосфере семейного уюта и покоя. А Хогвартс встретил привычной суматохой, непрерывным шумом голосов, падающих к ночи до шепота, но никогда не смолкающих, запахами зелий, книг, подземелий и горячих пирожков.
Первым делом Диана договорилась с мадам Помфри, что будет иногда пользоваться ее лабораторией для приготовления лечебных зелий родственникам; та легко согласилась и предложила девушке варить еще и какие-нибудь несложные зелья для больничного крыла. Диану такой обмен более чем устраивал.
Потом она написала письмо Драко Малфою; письмо вышло коротким и резким, но Драко на следующий же день после получения появился в Хогвартсе. Мрачный и недовольный, он вызвал кузину с урока трансфигурации, и той пришлось полчаса жестко объяснять ему, что родители его любят, что с его стороны глупо и бесчеловечно с ними не общаться, и что за все ошибки Люциус уже заплатил сполна. Конечно, Драко не отправился сразу же в Малфой-мэнор, но в своей правоте усомнился и обещал заглянуть к родителям как-нибудь. Диана посоветовала ему не затягивать с выполнением обещания и, вполне довольная результатом беседы, вернулась на свой урок.
Драко явился к родителям только на Рождество, зато – с женой и сыном. Обнял мать, неуверенно пожал руку отцу и смущенно устроился рядом с кузиной. Впрочем, неловкость скоро прошла – все-таки Малфои были настоящей семьей, да и женщины старательно растапливали лед своими улыбками.
Конечно, Люциус и Нарцисса прекрасно понимали, что возвращение блудного сына не случайно, что и здесь, несомненно, приложила руку Диана, сколько бы она ни изображала удивление – но ведь Драко явно искал поддержки у нее, да и как еще они могли познакомиться?.. Астория посматривала на новоявленную сестрицу с благосклонностью и некоторой долей женской зависти – юная девушка выглядела настоящей королевой, ее манеры, внешность, голос – все было отточено до совершенства и подавалось с особым искусством аристократки, учившейся этому с пеленок. А кроме внешнего блеска она явно обладала и немалым умом, и не чуждым чувств сердцем, и прекрасной интуицией, то есть, вообще говоря, намного превосходила большинство светских дам, в том числе, пожалуй, и саму Асторию. Однако та была достаточно умна, чтобы не ревновать, а искать возможности использования талантов кузины в своих интересах.
Диана же оглядывала Малфоев с радостью и удовлетворением. Все, что она могла сделать для этих людей – она сделала. Они снова были вместе, Люциус чувствовал себя вполне неплохо и снова вовсю занимался делами, Нарцисса помолодела лет на двадцать и вела поместье твердой, уверенной рукой, дом и сад были приведены в порядок, на клумбах весной распустятся новые цветы, и уже были заказаны за границей столь любимые главой семьи белые павлины...

На пасхальные каникулы Диана к Малфоям не приехала – ее, наконец-то совершеннолетнюю, ждали другие дела. Впрочем, идти сразу к Гарри Поттеру она тоже не решилась. В одной из книг по истории магии говорилось, что много информации о Последней войне хранится в Отделе Тайн Министерства Магии. И девушка решила для начала пробраться туда; уверенности в правильности выбранного пути у нее по-прежнему не было.
В Министерство попасть было просто – теперь туда водили экскурсии, надо было только получить направление с места работы или учебы. Которое девушка легко получила, как лучшая ученица не только курса, но и школы вообще. А уж набросить на себя чары невидимости, отделиться от группы и спуститься на нужный уровень было делом техники.
Коридор, круглая комната с множеством дверей... Диана растерялась – она не знала, куда идти. Пометив дверь, в которую она вошла, чтобы не заблудиться, девушка сделала несколько шагов к центру комнаты – и та начала вращаться. Выругав себя за то, что не придумала заранее никакого плана действий, и порадовавшись, что хотя бы догадалась отметить выход, Диана направилась к первой попавшейся двери.
Ступени. Тусклый свет. Древняя каменная арка. Шепот. Маняще колышущийся черный занавес. Диана, как завороженная, сделала несколько шагов вниз.
Девушка не смогла бы сказать, что такого особенного в этой комнате, в этой старой арке. Но почему-то казалось, что голоса шепчут о чем-то очень важном, и стоит только пройти за занавес – и она сможет все расслышать и понять. Тяга становилась невыносимой и, когда за дверями послышались шаги, девушка не выдержала, и, забыв обо всем, шагнула в проем.
Колыхнулся за спиной и превратился в часть серой стены занавес. С этой стороны тоже был тусклый свет, но не было ни арки, ни ступеней, только огромное помещение без мебели, с голыми стенами и гладким полом, от которого веяло холодом. А еще тут были люди. Они бродили парами, группками и поодиночке, равнодушные, не замечающие ничего вокруг, и обсуждали какие-то им одним ведомые дела невозможной давности. Диана попробовала обратиться к проходившей мимо женщине, но та даже не повернула головы.
Девушка растерялась. Где она? Кто эти люди? И как ей выбраться отсюда? Диана сделала несколько шагов вдоль стены, касаясь ее кончиками пальцев, но под рукой был только влажный камень. Девушка с тяжелым вздохом опустилась на пол – и вдруг поймала взгляд довольно молодого черноволосого мужчины, непонятно откуда появившегося в нескольких шагах от нее. Что-то было смутно знакомое в его чертах – впрочем, Диану это сейчас мало волновало.
- Простите, Вы не подскажете, как отсюда выбраться?
Мужчина иронично усмехнулся.
- Отсюда нельзя выйти, милочка. Да и зачем?..
Диана презрительно фыркнула.
- Кажется, мы не настолько хорошо знакомы, чтобы позволять себе фамильярности.
Он вдруг расхохотался.
- Я уж не знаю, кто из моих сестриц решил на старости лет обзавестись дочерью, но в том, что ты – моя племянница, не сомневаюсь.
- Племянница?.. – девушка растерялась: она знала, что кроме тети Нарциссы у нее есть тетя Андромеда, но, вроде бы, братьев у ее мамы не было.
- Я двоюродный брат Нарциссы, Андромеды и Беллатрисы, Сириус Блэк. А ты... дай-ка угадаю... Дочь Беллы, так?
- Угадал, надо же... И, между прочим, она была вовсе не старой, для волшебницы это не возраст, - за мать было как-то обидно; да и вообще новоявленный дядюшка говорил о Блэках чуть ли не с брезгливостью. Впрочем, тетя Цисси вообще ни о каком Сириусе никогда не рассказывала. – Рассказал бы лучше, где мы.
- Мы? С другой стороны занавеса. То есть, боюсь тебя расстроить, в мире мертвых.
Диана почему-то не испугалась. И ощущение, что она сможет выйти обратно, никуда не делось.
- Интересно... И что, ты... и все эти люди – вы вечно находитесь здесь?
Сириус пожал плечами.
- Нет, почему же. Большинство идет дальше – мир мертвых не меньше мира живых, знаешь ли. Но иногда приходим – в места, где жили долгое время или где умерли, это проще всего. Ностальгия... А здесь, за занавесом, есть традиция – встречать вновь прибывших. Хоть мы и не ожидали уже никогда никого тут увидеть – я столько лет был последним... Как ты сюда попала?
- Случайно... – девушке почему-то совсем не хотелось рассказывать правду.
- Что-нибудь искала в Отделе Тайн? – взгляд синих глаз стал пристальным, настороженным.
Диана мысленно рассмеялась. Неужели он думает, что она так легко ему все расскажет? Хотела бы – рассказала бы сразу.
- Нет, просто была на экскурсии и заблудилась.
- В Министерстве проходят экскурсии?! – на лице Сириуса отразилось искреннее недоумение.
- Да, уже давно... По рекомендациям из школы или с места работы.
Несколько минут они молча рассматривали друг друга. Девушка думала, что, пожалуй, Сириус ей даже нравится – конечно, он совсем не аристократ и не обладает изощренным умом, но он непосредственен и по-своему очень обаятелен; почему-то он напоминал ей большую лохматую собаку, грозную с виду, но на самом деле добрую. Жаль, что он погиб.
Сириусу тоже было жаль Диану – хоть она и была очень похожа внешне на Беллатрису, но, кажется, только внешностью сходство и ограничивалось. И она ведь еще была совсем юной – вряд ли старше, чем был в момент гибели его брат Регулус. А дети не должны гибнуть.
- Но неужели никто никогда не пытался вернуться в мир живых? – задумчиво протянула наконец Диана.
- Почему же, пытались. Но для тех, кто сюда попал, есть путь только вперед. Да и, знаешь, тут совсем неплохо. Я бы, например, не хотел возвращаться – все, что я мог сделать в мире живых, я уже сделал. А, говорят, есть еще и другие миры. По крайней мере те, о ком больше некому с любовью вспоминать среди живых, уходят и отсюда.
Диана сжала руки в кулаки, упрямо не принимая происшедшее.
- Но я-то еще не все сделала!..
И будто в ответ на эти слова раздался странный, ни на что непохожий вой. В помещении без окон и дверей поднялся ураганный ветер, закружился вихрем вокруг девушки и она, не понимая толком, что делает, повернулась к залу спиной и бросилась назад, сквозь то, что только что было каменной стеной, а теперь превратилось в длинный темный коридор. Она уже начала задыхаться от бега и ветра, когда тьма расступилась – и она упала на пыльный пол рядом с каменной аркой. В тот же момент дверь наверху открылась, и в комнату вошел человек с удивительно невыразительной внешностью.
- Что вы здесь делаете, мисс? – голос был таким же бесцветным, как и лицо.
- Простите, я... я была на экскурсии, а потом отошла от группы... мне стало интересно просто побродить по Министерству. А потом я заблудилась и попала сюда, - ну, почти правда. Почему-то Диане казалось, что врать служащему Отдела Тайн бесполезно.
- Вы сильно рисковали, мисс, - Он спустился по лестнице и встал рядом с ней. – Пойдемте. И, я уверен, это последнее Ваше посещение Министерства.
Девушка всхлипнула – отчасти от боли, отчасти от обиды, но покорно поплелась за невыразимцем – кажется, их называли именно так.

Теперь ей ничего не оставалось, кроме как выполнить обещание, данное давно умершей матери – больше поводов для отсрочек девушка найти не могла.
Узнать адрес спасителя магического мира было несложно. И в тот же вечер Диана поджидала Гарри Поттера у его дома в пригороде Лондона.
Гарри аппарировал почти к самой калитке; девушка смотрела ему в спину, медленно, как в тяжелом сне, поднимая волшебную палочку. В ней не было ни ненависти, ни желания убить, только желание все, наконец, закончить.
- Авада Кедавра!
Гарри давно уже не приходилось слышать этого заклинания, но, как и в прежние времена, оно не принесло ему вреда, - впрочем, в этот раз оно просто не получилось. Он стоял и близоруко вглядывался в тень у живой изгороди, откуда теперь доносились сдавленные рыдания.
Подойдя поближе, он растерялся еще больше: сидящая прямо на земле девушка была почти копией Беллатрисы Лестрейндж; но разве у нее была дочь? Все это было так странно...
Диана не пыталась повторить заклинание, ей уже было все равно. Она столько готовилась к этому дню, и – у нее не получилось. А самое страшное – она ведь и не хотела, чтобы у нее получилось...
Гарри склонился над ней, поднял и подал ей ее палочку.
- Пойдем в дом, тут холодно сидеть, - спокойно и миролюбиво предложил он.
Девушка посмотрела на него недоверчиво.
- Я хотела тебя убить – и ты приглашаешь меня в свой дом?
Гарри рассмеялся.
- Если бы ты хотела – ты бы меня убила.
Он крепко взял ее за руку и поднял с земли. И ей ничего не оставалось, кроме как пройти за ним в дом.
Поттеры приняли ее спокойно, доброжелательно и без лишних вопросов, хоть мальчишки и посматривали на неожиданную гостью с любопытством. Когда Джинни увела детей спать, Гарри наконец-то смог задать Диане все интересующие его вопросы.
Девушка отвечала честно – и безучастно. Не было смысла что-то скрывать, и уже не из-за чего было волноваться.
Гарри молча слушал ее, а потом выдал свое решение.
- Я думаю, тебе стоит переночевать у нас, время уже позднее. А завтра вместе вернемся в Хогвартс, и я покажу тебе несколько воспоминаний о твоих родителях. Думаю, они помогут тебе во всем разобраться.
Диана только кивнула; понять, как Поттер может оставлять ее, пытавшуюся его убить, ее, дочь злейших врагов, под одной крышей со своими детьми, она по-прежнему не могла. Хотя он, конечно, был прав – у нее уже не поднялась бы рука ни на кого из этого семейства...
В Хогвартсе Гарри приветствовали бурно и радостно; преподаватели пожимали ему руку, как старому другу, мальчишки смотрели на него с восхищением, а девчонки – с завистью на идущую рядом со знаменитостью Диану. Директор безропотно предоставила им свой кабинет – и Гарри несколько часов водил девушку по воспоминаниям – своим и показанным когда-то Дамблдором.
Когда они наконец вышли из директорского кабинета, Гарри пожалел, что показал ей все это: Диана не плакала и ни о чем не спрашивала, но в ней как будто что-то надломилось, заставив согнуться всегда гордо выпрямленную спину и погаснуть свет в глазах. И Гарри, в общем-то, понимал, в чем причина: если раньше она еще как-то могла оправдывать своих родителей и сохранять уважение к ним, то теперь она своими глазами увидела, что ее отец был чудовищем, а мать – сумасшедшей...

Через год Диана закончила Хогвартс, сдав все экзамены на "Превосходно"; благодаря рекомендациям мадам Помфри ее приняли на работу в св. Мунго без дополнительных курсов и испытаний. С Малфоями и Поттерами девушка поддерживала хорошие отношения, нередко заходила к ним в гости, но жила теперь одна, в маленькой квартирке в абсолютно маггловском районе Лондона. На работе на нее не могли надышаться: она могла, кажется, вылечить кого угодно от чего угодно, несколько раз вытаскивала пациентов чуть ли не с того света и сумела вернуть разум Лонгботтомам, которых все считали безнадежными. Вчерашние больные заваливали ее благодарностями и подарками, и не один молодой волшебник предлагал ей руку и сердце – но она всем отказывала. Когда тетя спросила у нее, почему, девушка усмехнулась и с горечью ответила: "Таким, как я, лучше не размножаться – вдруг детки в бабушку с дедушкой пойдут?". Больше Нарцисса таких вопросов племяннице не задавала.
А та все острее понимала – она должна увидеться с родителями; она не сомневалась, что сможет это сделать – ведь она уже умирала и смогла вернуться... Эта мысль давила на сердце и не давала спокойно жить.
Однажды вечером, не выдержав, Диана появилась в Хогвартсе. Навестила мадам Помфри, сказала, что останется у нее ночевать, и попросила Джеймса Поттера прийти ночью в Большой зал.
Естественно, Ал увязался за старшим братом. Отцовская мантия-невидимка надежно скрывала обоих, хоть Джеймс и сильно вытянулся к концу пятого курса, да и Альбус уже был не тем маленьким ребенком, каким Диана его впервые увидела.
Несмотря на все предосторожности и истинно гриффиндорский характер, Джеймс сильно нервничал.
- Чего тебе, Ди? – без предисловий спросил он недовольно у девушки. - И почему это обязательно делать ночью?
- Все просто, Джим, - Диана улыбнулась одной из самых своих милых улыбок. – Ты должен меня убить. Когда вернусь, подарю шоколадку...
Джеймс в ужасе отшатнулся.
- Ты что, издеваешься? Я не хочу тебя убивать! Да и вдруг придет кто-нибудь...
- Ты же знаешь, Джим, я уже умирала и вернулась. И в этот раз все будет хорошо, - мальчишка только отрицательно помотал головой, и в голосе Дианы зазвучало отчаянье. – Ну пожалуйста, Джим! Мне очень нужно туда попасть!
Джеймс мялся, теребя в руках волшебную палочку; девушка смотрела на него с такой мольбой, что растаял бы и камень, но ему было страшно. Затянувшееся молчание прервал Альбус:
- Давай я, Ди. Я верю, что так надо, - зеленые глаза мальчика смотрели спокойно и решительно.
Диана благодарно улыбнулась, Ал поднял палочку и произнес такие непривычные слова, которые он и узнал-то совсем случайно...
Зеленая вспышка - и тело Дианы опустилось на помнящий стольких волшебников пол.
Она увидела их сразу – точнее, они сами бросились к ней с жадным огнем в глазах.
- Ну наконец-то! Ты же можешь вывести нас отсюда? – высокий, холодный голос отца резал ледяным ножом барабанные перепонки.
- Пойдем же, пойдем скорее, - вторила ему мать.
Диана отшатнулась. Последние остатки дочерней привязанности улетучивались, как дым. Ее родители никогда не любили ее и не были ей рады, они просто хотели ее использовать. Ей не за что быть им благодарной. Ей нечего им сказать.
- Нет, я не выведу вас. Вы мне никто, и я не хочу вас видеть. Уходите! – ее голос был не теплее голоса отца, но, пожалуй, куда более требовательным.
Беллатриса вскрикнула, Волдеморт попытался схватить дочь за руку – но не успел. Они исчезали, растворялись в воздухе, уходили в какой-то другой, неведомый мир, умирая во второй раз; их больше некому было любить в мире живых...
Диана стояла посреди Большого зала – такого привычного, и все же другого, и потерянно осматривалась. Мимо проходили люди – одни улыбались и махали ей, другие, кажется, ее не замечали... А потом зал опустел. Только недалеко от нее стоял, переминаясь с ноги на ногу, невысокий рыжеволосый юноша. Она вгляделась в его лицо – и угадала в нем Фреда Уизли, погибшего брата Джинни.
- Как там мой брат? – чуть смущенно и очень печально спросил вдруг он.
Гарри рассказывал Диане, что близнецы Уизли при жизни были неразлучны, и она хорошо знала ответ на заданный Фредом вопрос.
- Он так и не смирился с твоей гибелью.
Юноша усмехнулся.
- Да я, если честно, тоже...
Вокруг закрутился уже знакомый Диане вихрь – но не отделил ее от Фреда. Не раздумывая, девушка схватила его за руку и потащила сквозь темноту – в жизнь.
Она почти потеряла сознание, и, уже поняв, что вернулась, долго не открывала глаз, задыхаясь, глотая слезы и не разжимая пальцев.
- Ди?.. – прохладная мальчишеская рука коснулась ее щеки, и она наконец-то подняла мучительно тяжелые веки.
Альбус стоял рядом с ней на коленях, глядя тревожно и участливо. Фред, повзрослевший за время безумного бега от смерти на пропущенные им двадцать с лишним лет, удивленно оглядывался по сторонам, сидя на полу с другой стороны от нее. А Джеймс переводил ошарашенный взгляд с Дианы на непонятно откуда взявшегося дядюшку и не знал, что сказать.
Увидев, что девушка пришла в себя, Альбус отодвинулся от нее и деловито спросил:
- Это же дядя Фред?
Диана улыбнулась. Ей вдруг впервые за много лет стало по-настоящему радостно и легко.
- Да, Ал. Это ваш дядя Фред. Фред, это сыновья Джинни и Гарри, Альбус и Джеймс.
- Ух ты.
Диана с трудом села, ласково потрепала по голове Ала.
- Спасибо тебе, малыш. Ты сделал большое дело.
Мальчик зарделся, гордо оглянулся на старшего брата. Тот нахмурился, уязвленный – еще бы, младший братец оказался храбрее его!
- Мы пойдем, Ди. Нам давно пора спать.
Диана обессилено кивнула. Джеймс набросил на себя и брата мантию-невидимку, и тихий шорох шагов стих по направлению к башне Гриффиндора.
Фред поднялся на ноги, помог встать Диане.
- Проводишь меня к Джорджу? Он давно меня ждет.
Конечно, Джордж и его семья крепко спали – как, впрочем, и весь Косой переулок. Фреду пришлось долго колотить кулаками в дверь, прежде чем на стук вышел заспанный хозяин. И мгновенно проснулся, глядя на Фреда во все глаза.
- Фред?.. Я сплю или сошел с ума? – севшим голосом наконец спросил он.
- А есть разница, если мы снова вместе, Джордж? – он выпустил руку Дианы и крепко обнял брата; тот засмеялся, радостно и немного безумно, по щекам покатились слезы. Ему хотелось кричать, бегать по городу, стучаться во все двери и каждому встречному рассказывать, что к нему вернулся его Фред, его второе "я", потерянное больше двадцати лет назад.
Предрассветный ветер коснулся их лиц, и Диана поежилась. Близнецам было не до нее, и она почувствовала себя лишней и ненужной.
Но Фред, как ни странно, заметил ее движение.
- Может, ты все-таки пустишь нас в дом? Тут прохладно.
Джордж только сейчас заметил девушку и смутился.
- Простите, мисс... ээээ... – он потерялся окончательно, сам не свой от радостного потрясения.
- Брайт, - с легкой улыбкой подсказала Диана.
- Хотя правильнее было бы Лестрейндж или Реддл, да? – хитро подмигнул Фред.
- Нет. Теперь – только Брайт, - отрезала девушка.
Фред кивнул.
- Прости, это была глупая шутка.
Диана не сдержала сарказма:
- Я заметила.
Фред рассмеялся. И Джордж, с недоумением наблюдавший за ними, немедленно к нему присоединился.
Магазин волшебных вредилок мало изменился за прошедшие годы, хотя в нем и появилось, как сразу же заметил Фред, множество новых товаров. Джордж провел брата и Диану в маленький рабочий кабинет на первом этаже; здесь тоже все было, как прежде – два письменных стола, два стула, две корзины для бумаг... Как будто хозяин действительно каждый миг ждал возвращения своего партнера.
Удивленная долгим отсутствием мужа, в кабинет вошла Анджелина, зябко кутаясь в теплый халат.
- Фред?.. – она протерла глаза, не веря, что ей не мерещится.
- Анджелина! Ты вышла замуж за Джорджа? Прекрасная новость! У вас наверняка ведь и дети есть? – Фред действительно был искренне рад за брата и бывшую девушку, в его душе не было места ревности.
- Да, они сейчас в Хогвартсе... Но, Фред... Как так... – растерянно пробормотала всегда такая решительная Анджелина.
- Я потом объясню, Джел. Думаю, надо собрать всю семью, и рассказать всем сразу.
- Мы с Анджелиной отправим сов, а потом мы посидим вместе и расскажем друг другу обо всем, что с нами было за эти годы... – Джордж вдруг с тревогой посмотрел на брата. – Ты же не исчезнешь? Ты вернулся навсегда?
Фред положил руку ему на плечо.
- Да. Я теперь всегда буду с тобой.
Анджелина и Джордж ушли в совятню; Фред прошелся по кабинету, как будто здороваясь с такими знакомыми вещами.
- Жалко, я не видел детей Джорджа.
Диана улыбнулась
- Еще увидишь.
- Да... Да мне и самому надо бы жениться и обзавестись детьми, - Фред вдруг присел на корточки рядом с ее стулом и заглянул ей в лицо. – Выйдешь за меня замуж?
Девушка вспыхнула. Эта ночь накрепко соединила их, и Диана уже не представляла себе жизни без него. Но...
- Фред, я боюсь... Вдруг наши дети будут похожи на Беллатрису Лестрейндж или Темного Лорда?
Он решительно взял ее за руку.
- Не бойся. Наши дети будут настоящими Уизли, все в меня. Ну, может, некоторые будут похожи на тебя. И ни на кого больше.
Диана склонила голову ему на плечо и еле слышно шепнула:
- Хорошо, я согласна.
Почему-то она сразу поверила – все будет так, как он сказал.
Через час в магазинчике собралось все семейство Уизли. Все встревожено спрашивали у Джорджа, что случилось, недовольно зевали и делились новостями. Наконец последний ожидаемый гость переступил порог, и Джордж выпустил из кладовки Фреда.
В комнате повисла тишина – кажется, никто даже не дышал. Наконец Молли несмело шагнула вперед.
- Фред?..
Он бросился ей на шею, расцеловал ее в обе щеки, глубоко вдохнул, как в детстве, ее теплый, уютный запах.
- Мамочка... А ты совсем не изменилась.
Его голос как будто стронул лавину – все начали его обнимать, кричать от радости и наперебой сыпать вопросами. Не удивился только Гарри: незадолго до появления совы Джорджа к нему прилетела сова от младшего сына. Принесенная записка состояла всего из нескольких фраз: "Ди приходила в Хогвартс и вернула дядю Фреда с того света. Я помог ей туда попасть – я прочитал заклинание в книге одного из старших ребят. Со мной все в порядке, потому что я сделал это по ее просьбе и во благо. Я знаю, чем опасно Убивающее заклятие, и не собираюсь использовать его в дальнейшем. Надеюсь, ты мне веришь и не будешь беспокоиться. Целую. Ал". Гарри не стал показывать письмо Джинни, чтобы не тревожить ее, да и сам не знал, сердиться ли ему на сына, нарушающего все правила и законы, или восхищаться его храбростью и честностью. Все-таки он склонился ко второму, хотя и решил провести с сыном воспитательную беседу при случае.
Наконец эмоции немного улеглись, и все дружно потребовали разъяснений. Фред и Джордж поймали за руки прячущуюся за их спинами Диану и вывели ее вперед.
- Эта милая девушка...
- Моя невеста...
- Может ходить между мирами...
- И она вывела меня...
- Обратно в мир живых...
- Потому что я умер раньше времени.
Джинни поморщилась – и тут же радостно улыбнулась
- Как же я отвыкла от вашего тарахтения!.. Но, выходит, у нас сегодня две радостных новости?..
Молли внимательно вгляделась в девушку.
- Кто вы?..
Диана гордо вскинула голову, черные волосы всколыхнулись мягкой волной.
- Я – Диана Брайт, племянница Нарциссы Малфой.
Миссис Уизли не стала задавать вопрос, вертевшийся на языке; почему-то она сразу поняла – это лишнее, это не имеет значения. Она просто подошла к девушке и тепло, по-матерински обняла ее.
- Спасибо вам, мисс Брайт, за то, что вы сделали. Я никогда не думала, что мы породнимся с Малфоями, но, я думаю, в этом случае никто не будет против.
Фред заметил краем глаза, как скривился Рон и поморщился отец; но он знал – они не будут спорить. Действительно, не тот случай. А вот как отнесутся к решению племянницы Малфои...
- Кстати, Ди, ты не хочешь поделиться со своими родственниками новостью?..
Она не глядя нашла и легонько сжала его пальцы.
- Конечно, дорогой. Только сначала я хотела бы позавтракать.
Когда Диана появилась в Малфой-мэноре, Люциус и Нарцисса еще не встали из-за стола. Увидев счастливое лицо племянницы, миссис Малфой изумленно подняла брови.
- Что с тобой, моя дорогая? Такой сияющей я тебя еще никогда не видела...
- Тетя, дядя... Я выхожу замуж.
- Чудесная новость, Диана! За кого же?..
Девушка на секунду закрыла глаза, собираясь с духом.
- За Фреда Уизли.
Малфои в замешательстве переглянулись.
- Фреда?..
- Уизли?..
Конечно, они не хуже Поттеров знали историю про арку и Сириуса Блэка, но все-таки поверить в услышанное было сложно. Нарцисса пришла в себя первой.
- Ты смогла его вернуть? Чудесно, моя дорогая! Значит, он по праву принадлежит тебе, - и тетя лукаво подмигнула смутившейся племяннице.
Люциус притянул девушку к себе.
- Если бы я был таким же занудой, как лет двадцать пять назад, я сказал бы, что это, конечно, мезальянс, но, по крайней мере, он чистокровный волшебник и умеет устраиваться в жизни... А сейчас я просто желаю вам счастья.
Диана спрятала лицо у него на груди; ее затапливало чувство благодарности и любви ко всему миру, и она не могла ничего сказать, только беззвучно плакала от переполнявшей ее радости.

Малфои и Уизли не стали вспоминать старых обид; их родство принесло обоим семействам немалую пользу, хотя настоящей близости между ними так и не возникло – все-таки они принадлежали к слишком разным кругам.
Фред и Диана действительно были очень счастливы. Они прожили свою долгую и безбедную жизнь вместе с Джорджем и Анджелиной в квартире над магазином волшебных вредилок, к работе в котором с радостью вернулся Фред, а Диана еще много лет работала в больнице св. Мунго. Их дети, как и обещал Фред, были настоящими Уизли, а вот одна из внучек как две капли воды походила на Диану – и характером, и внешностью, и способностями.
Близнецы и их жены умерли в один день – точнее, в одну ночь. Просто ушли, тихо и быстро. Диана ведь умела не только возвращать недоживших, но и провожать тех, чье время пришло...

...Кэтрин, улыбаясь, поставила на стол чашку с давно остывшим чаем и поправила фитиль почти догоревшей свечи. Скоро ей тоже придет время уходить. Но сначала она расскажет маленькой Сьюзи о своей легендарной прабабке...
...на главную...


октябрь 2017  
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

сентябрь 2017  
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930

...календарь 2004-2017...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Законченные фики
2017.10.15
Искупление [0] (Одиссея капитана Блада)



Продолжения
2017.10.19 06:58:49
Грехи Альбуса Дамблдора [22] (Гарри Поттер)


2017.10.18 02:24:28
Быть Северусом Снейпом [202] (Гарри Поттер)


2017.10.17 10:53:57
Биение этого хрупкого сердца [2] (Гарри Поттер)


2017.10.17 04:47:06
Неправильные миры [0] (Махабхарата)


2017.10.16 23:48:08
От Иларии до Вияма. Часть вторая [13] (Оригинальные произведения)


2017.10.11 12:43:56
Змееловы [3] ()


2017.10.11 11:22:31
Северный ветер [0] (Оригинальные произведения)


2017.10.10 21:15:26
Один из нас [0] (Гарри Поттер)


2017.10.09 04:14:43
Список [7] ()


2017.10.08 20:45:18
Птичка в клетке [11] (Гарри Поттер)


2017.10.07 20:54:42
Право серой мыши [10] (Оригинальные произведения)


2017.10.07 12:47:34
Самая сильная магия [3] (Гарри Поттер)


2017.10.05 15:19:35
Другой Гарри и доппельгёнгер [10] (Гарри Поттер)


2017.10.04 16:34:18
Обреченные быть [6] (Гарри Поттер)


2017.10.04 08:34:12
A contrario [55] (Гарри Поттер)


2017.10.02 11:14:30
Без права на ничью [0] (Гарри Поттер)


2017.10.02 09:49:53
Harry Potter and the Battle of Wills (Гарри Поттер и битва желаний) [0] (Гарри Поттер)


2017.09.29 16:48:17
Шерлок Холмс и доктор Уотсон. Коллажи [8] (Шерлок Холмс)


2017.09.28 17:37:34
Отвергнутый рай [8] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2017.09.26 15:20:20
Добрый и щедрый человек [2] (Гарри Поттер)


2017.09.26 00:00:19
Сказки Хогвартского леса [19] (Гарри Поттер)


2017.09.25 10:43:11
Художница и её тень [2] (Гарри Поттер)


2017.09.24 00:46:45
Цена «Триумфа» [1] (Научная фантастика, Оригинальные произведения)


2017.09.21 10:23:19
Особенности национального постапокалипсиса [0] (Оригинальные произведения)


2017.09.19 22:16:48
Право на поражение [5] (Гарри Поттер)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2017, by KAGERO ©.