Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Одна снейпоманка жалуется другой:
-Мне муж запретил сына Северусом называть!
-Ну а ты что?
-Да что мне муж? Буду ещё его слушать! Пошла и Аланом назвала.

Список фандомов

Гарри Поттер[18480]
Оригинальные произведения[1241]
Шерлок Холмс[715]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[140]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[110]
Произведения А. и Б. Стругацких[107]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12698 авторов
- 26940 фиков
- 8619 анекдотов
- 17682 перлов
- 676 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...


Планы на будущее

Автор/-ы, переводчик/-и: Aerdin
Бета:Becky Thatcher
Рейтинг:R
Размер:миди
Пейринг:Фудзимия Ая (Ран)/Хидака Кэн
Жанр:Adult, Missing scene, Romance
Отказ:всё принадлежит Коясу Такехито
Фандом:Белый крест
Аннотация:между 11 и 12 частями манги Weiss Side B. Бытовые мелочи для Юки в заснеженном Нью-Йорке перед отлетом в Лондон
Комментарии:написано на 3 левел Фандомной битвы-2011 - http://pay.diary.ru/~fandom-kombat/
Каталог:нет
Предупреждения:нет
Статус:Закончен
Выложен:2012.03.24
 открыть весь фик для сохранения в отдельном окне
 просмотреть/оставить комментарии [0]
 фик был просмотрен 1002 раз(-a)



Кэну давно не было так весело, и он старался сдерживаться, чтобы не обидеть и без того мрачного и нервного подростка. Он почти сутки наблюдал за началом совместной жизни Аи и его приемыша. Представление было... увлекательным.

У Юки глаза отчаявшегося человека. Глаза беспризорника, даже не вчерашнего - сегодняшнего. Он не знает, как вести себя с людьми, которых видел только в бою.

Еще по приезду Кэн удивился, что Ая до встречи с "Сиротами" взял себе двухместный номер. И Юки, насмерть перепугавшийся уже у дверей громадного, семнадцатиэтажного "Сохо Гранд Отеля", вошел в комнату осторожно, внимательно проследив взглядом за Аей, по-японски сбросившем обувь у порога. Вспыхнул от короткого кивка на дверь душевой, смущенно прижал к груди пакет с чистой, только что купленной пижамой и бочком шмыгнул внутрь. Кэн ухмыльнулся вслед и устроился на подоконнике, наблюдать.

Ая задумчиво улыбнулся, вызвал горничную и сунул ей пакет с грязными вещами мальчика, заказав заодно и легкий ужин на одного. Выползший из душа Юки, видимо, устал настолько, что забыл испугаться снова: смолотил предложенное, похоже, даже не ощущая вкуса. Замотался в одеяло на своей кровати, стиснул в руке мобильник с пока единственным — Аиным — номером и отключился раньше, чем Фудзимия выключил свет, выходя.

— Куда теперь? — негромко спросил Кэн, когда за ними закрылась дверь.

— Пока в лобби, а там спросим у портье, удалось ли им заказать столик в "Нобу". Если нет, поищем японский ресторан попроще. В любом случае, американскую "кухню", — Ая брезгливо скривил губы, — я есть не собираюсь.

Кэн только согласно кивнул.

— Как ты его повезешь, если мы самолетом?

Ая подбросил на ладони карточку от номера и пояснил:

— Я разговаривал с Мамору сразу после нашей с тобой первой встречи, просил начать процедуру усыновления и предоставления гражданства здесь, в японском генеральном консульстве. Созванивался с ним из Лондона перед отлетом, он обещал, что нужно будет только зайти завтра, подписать и забрать документы и бумаги.

— Ты настроен серьезно, — задумчиво протянул Кэн.

Ая только пожал плечами:

— В общем-то, как и всегда.

Кэн хмыкнул, подождал, пока Ая спросит про ресторан у портье, и толкнул дверь на улицу, вдыхая влажный воздух с запахом снега.

Они спускались по Западному Бродвею в спокойном молчании, но какое-то новое чувство смутно скреблось внутри. Ая ощущался иначе: первые признаки Кэн заметил еще во время тренировочного боя, но окончательно убедился здесь, в Нью-Йорке, когда на хмуром Абиссинце с воплем "братишка!" без опаски и ответного недовольства повисла толпа незнакомых детей.

Краткое упоминание о документах и вовсе вывело мысли в новое русло. Ая никогда раньше не проявлял привязанности, тем более не позволял себе разделить с кем-то свою не самую безопасную жизнь. А уж решиться на усыновление, да еще запланировать его официально...

Пожалуй, будет о чем поговорить за аперитивом.

Им повезло со столиком — в поздний вечер буднего дня было не так уж людно, а доносившаяся время от времени родная речь радовала слух.

Они сделали заказ: роллы, мисо и сукияки, Кэн отпил чая и всё же решился начать:

— Я рад видеть, как ты изменился.

Ая, рассеянно вертевший в пальцах зубочистку, вопросительно поднял голову, словно спрашивая: "В самом деле?"

— Определенно. Ты впервые думаешь о будущем.

Если бы Абиссинец действительно был котом, он бы сейчас отвернулся, но заинтересованно дернул ухом. Ая же прикрыл глаза, щурясь и скрывая их выражение.

О, тема его задела. Обычно Кэн не стремился лезть в чужую жизнь, но сейчас он почувствовал азарт. В конце концов, сказав увесистое "а" в тренировочном бою, может, и пора было сказать "б".

— Я знаю меру твоей ответственности. Неподготовленный человек от неё может и повеситься, — мирно продолжил Кэн. — И если ты сейчас берешь к себе этого ребенка, можно не сомневаться, что его будущее устроено на ближайшие лет пять, а то и больше.

Ая только саркастически фыркнул. Кэн не смутился и начал перечислять, загибая пальцы.

— Ну, проживание, питание и шмотки даже упоминать не стоит, это смешно. Кстати, Ая, не тащи его завтра по брендовым магазинам, он и так в шоке от отеля, своди в обычный молл для среднего класса.

Из-под ресниц напротив полыхнул острый взгляд, ага, его как минимум услышали.

— Школа. Вряд ли он, кстати говоря, будет туда ходить, подумай об экстернате. Подожди, — он поднял ладонь, останавливая хмурого Аю, явно собравшегося возразить, — я не вмешиваюсь в ваше "что", но позволь мне рассказать, "как".

Им принесли суп, и Кэн неторопливо, чередуя слова с едой, заговорил, чувствуя себя так, словно приложил к губам заклинательную дудочку:

— У вас будут разные этапы, но важными будут все. Его первую успешную миссию ты пропустишь, потому что с тобой что-то случится; если бы не это, она не свалилась бы на него так скоро. Но он придет гордый, трясущийся от страха, впервые почувствовавший свою силу. Вполне возможно, что ты попробуешь оторвать голову сначала ему, потом тому, кто это допустил, но он будет так счастлив...

Вместо свечей на столе горела курильница, ароматный дым окутывал их, отгораживая от настоящего.

— После его первого трупа вы напьетесь, и когда его будет тошнить от выпитого в туалете, тебя рядом будет мутить от чувства вины и гордости одновременно. Вины — это понятно, а гордости — что он оказался лучше, остался жив и победил. Гордости и счастья будет больше.

Кэн кивнул своим мыслям, подцепив палочками мясо с соседнего блюда, и продолжил:

— Паниковать ты будешь позже, когда заметишь, что он впервые влюблен. Говорят, отцам девочек хреновее, но, по-моему, тебе будет не легче. Несмотря на то, что объяснять про птичек и пчелок ему не придется — улица учит такому быстро, и гораздо раньше, чем якобы полагается, — Кэн сжал губы, но тут же тряхнул головой, отбрасывая неприятные воспоминания.

— Не знаю, когда он познакомится с Оми, но хорошо бы попозже, иначе кавайные бисёнены порвут тебя на много маленьких Абиссинцев, а ты не будешь знать, как объяснить обожающим тебя балбесам, что делить тебя необязательно, ты и так от них никуда не денешься.

Саке заманчиво плескалось на дне чашечки.

— Кэн...

— Подожди. Меня несет, и мне нравится то, что я говорю. На его совершеннолетие эти идиоты наконец помирятся, и Оми придумает ему кошачий вайссовский позывной, спасибо всем ками, пород кошек в мире до хрена. Нам наши идут, кстати. Ты будешь растаскивать упившиеся тушки вместе с Наоэ и шипеть, что лично выпорешь обоих, если Персия посмеет заикнуться про новый состав Вайсс.

Соевый соус, налитый в чашечку, быстро мутнел от риса. Доска роллов заканчивалась, и Кэн вздохнул. Вот теперь следовало принимать последствия, ибо Ая ни разу не идиот. Ладно.

— Дальше... не знаю.

Ая смотрел пристально и не мигая, отвлекшись только на то, чтобы попросить счёт.

— Кэн.

— М? Пожалуй, я наконец выдохся. И мясо кончилось.

— Кэн, можно узнать, где всё это время будешь ты?

Как всегда, в лоб. Он усмехнулся, не пряча неуверенность и надежду.

— Рядом. Ни за что не пропущу столько интересного.

— Это обещание?

— Это обязательство, — он чуть помолчал. — Если хочешь.

Ая посмотрел странно. Ничего не ответил, расписался в принесенном счете и поднялся со стула.

— Идём?

На улице Ая шагал размеренно, но неторопливо, прятал лицо в высокий воротник — думал, видимо, о чем-то своем, важном. На полдороге Кэн схватил его за руку и затащил в замеченную еще на пути к ресторану подворотню. Толкнул к стене за удачно поставленной телефонной будкой, требовательно задышал в лицо. Ему нужен был, наконец, ответ.

Ая поднял голову, машинально погладил пальцы упершейся ему в грудь руки — Кэн остро пожалел, что не снял перчатки — и задал риторический вопрос:

— Я попал с вами, да?

— По полной, — бездумно согласился Кэн, неотрывно следя за сжатыми в попытке сдержать улыбку губами. Ая тряхнул головой и шагнул вбок, словно выворачиваясь из захвата. Кэн подался следом, сокращая дистанцию, но наткнулся на Аину руку на плече:

— Нет.

— Мм? — плечо под ладонью словно тлело медленным дымным жаром.

— Кэн. Только в отель. Иначе мы никогда не уйдем из этой подворотни. Подожди-ка, — Ая мазнул его губами по виску и быстрой тенью скрылся за стеклянными дверьми круглосуточного мини-маркета.

Кэн ждал, зажмурившись, часто дыша. Перед глазами плавали яркие круги.

Они рассыпались колкими искрами, когда знакомые шаги приблизились на расстояние удара; тепло вернулось и больше не ускользало, а губы утолили поцелуем первый голод.

Как бывало в тяжелейших схватках, в голове стало звеняще-ясно, когда Кэн открыл глаза.

Поцелуй прервался, но ощущение единства осталось, отодвинув куда-то окружающий мир. Ладони на плечах сжались, словно в боевом захвате, на куртке заскрипели кожаные втачки.

Ая, тяжело дыша, прижался губами к виску и замер, дразня светлой кожей шеи в створке полурасстёгнутой молнии ворота. Попытался что-то сказать, закашлялся, наконец хрипло прошептал:

— Прости.

Кэн не понял.

— Не сдержался. Идём.

Кэн присмотрелся и прищурился: какое-то чувство рвалось из Фудзимии наружу, требовательное до безжалостности, безудержное, смутно знакомое, заставляя его кривить губы почти страдальчески, прятать глаза под ресницами, смирять рваное дыхание. Чувство, которое заставляло взять и отдать всё, что было внутри.

Уличные фонари, огни города и блеск деревянной стойки портье промелькнули мимо сознания, как надоедливая реклама в перерывах между матчами, оставив быстро схлынувшее раздражение и не задержавшись в памяти. В пустой кабине лифта шелест механизмов отдавался эхом, единственным внешним звуком — Кэн испугался на секунду, вдруг ощутив, что не слышит чужого дыхания рядом, а потом понял: они дышали в унисон, и пульс толчками разливал по телу дурманную отраву предвкушения.

Терпение выгорало подпаленным бикфордовым шнуром, и он с трудом дождался того, когда за ними закрылась дверь номера. От куртки Аи влажно пахло мокрым мехом и резко — химической пропиткой для замши, неприятно царапая обострившееся, как и все прочие чувства, обоняние. Потому молния, вовремя раскрывшаяся на груди, как раковина жемчужницы, почти спасла: из-за ворота дохнуло, наконец, знакомым, горько-дымным и свежим, и Кэн потянулся туда, нашел губами ямку между ключицами, жадно поцеловал. Повел плечами, подставляясь под ласкающие спину руки, сбрасывавшие куртку; нетерпеливо задрал, не отвлекаясь на пуговицы, тонкую скользкую рубашку, и тихо зарычал от восторга, когда ладони сошлись на гладкой коже спины Аи. Он прихватил губами горячую мочку с зернышком сережки, по лицу скользнули кончики алых волос, и Кэн мимолетно пожалел, что они такие короткие. Увидеть их расплескавшимися по подушке было бы...

Голову безжалостно кружило желание, и потому Кэн не удивился, а лишь задохнулся от восторга, когда Ая выгнулся под лаской, странно доверившийся, почти покорный. Оторваться от него было бы сейчас мучением, но Ая беспокойно шевельнулся под руками, и чутье, настроенное сейчас только на него, торопливо подсказало, что с обжиманиями у стенки пора заканчивать.

Собственное растущее возбуждение воспринималось почти отстраненно. Во всяком случае, отложить поцелуи ради возможности относительно без потерь раздеться по дороге удалось сравнительно легко, тем более что якобы безопасное соприкосновение губ грозило куда большими последствиями. Для души, сердца и разума одновременно.

А потом… Медленно, как невыносимо медленно, тягуче, томно, почти вслепую – никто и не вспомнил про чертов выключатель, ни когда пришлось расстегивать пуговицы, ни чтобы посмотреть, куда же упало белье, – окончательно. Крепче клятвы, прочнее верности, лучше оргазма.

Единство. Кэн даже не вздрогнул, осознав причину. Испугаться сейчас невзаимности было просто абсурдно; он чувствовал, что и там, на другом конце связи, словно отогревалось что-то, распускалось, расправляло крылья, росло. Воля, запрещавшая раньше даже намек на это, теперь только оберегала, направляя странный транс, не похожий на привычный боевой, иначе, совсем непохоже, не приказывая непреклонно, но поддаваясь и позволяя – и тем вернее уводя за собой.

Край неразобранной кровати ткнулся под колено на редкость вовремя, не позволив сосредоточиться и встревожиться из-за разделенного. Кэн развернулся, Ая в его руках мягко упал спиной вперед, утягивая за собой, словно на дно, заставляя сомкнуться высоко над ними белые от снега воды лунного света.

Кэн застыл над ним на локтях, замер, не касаясь, боясь если не спугнуть, так ворваться одним движением, разорвать. Он не мог отвести глаз от раскинутых рук – на одной так и остались тяжелые водонепроницаемые часы, широкая черная полоса браслета поперек серебристо-светлого запястья, — плеч, груди с темными пятнами сосков, знающей улыбки в уголках губ. Горячий клубок эмоций словно бы вторым сердцем пульсировал между ними.

Сорвался Кэн только тогда, когда Ая, приподнявшись – перекатились под кожей мышцы пресса, — потерся пахом о его бедро.

Так бросаются в атаку под пули — лихорадочно, полубезумно, — поймать губами, ладонями, всем телом, втереться, оставить свой запах и прикосновение на коже. Жалобно взвыть, когда ладонь Аи, вся в смазке, требовательно огладила член, и на мгновение прижаться пылающим лицом к прохладному животу, прежде чем войти.

Руки Аи сомкнулись на лопатках, в груди толкнулся чуткий ответный жар нежности любовника, а Кэн жадно целовал, сознательно сбиваясь с ритма — не хотел закончить всё слишком быстро. От полуукуса под ухом Ая глухо простонал что-то, слепо мотнул головой, хлестнул волосами по подбородку. Ногти проехались по взмокшим плечам, соскользнув к позвоночнику, горящими полосами от него к паху рванулся жар. Как раз туда, где сжались вокруг члена внутренние мышцы, и остатки самообладания пали, как взятая крепость.

Сладкой непреклонной судорогой выкрутило тело.

Ресницы поднимались тяжело, словно свинцовые, легкие пальцы Аи неспешно гладили мокрый загривок . Кэн чуть приподнялся, выскальзывая, и тут же опустился обратно, определенно не намереваясь отодвигаться, лизнул твердое солоноватое плечо.

Тяжелая ладонь прошлась по спине, задев саднящие царапины, и Кэн стиснул зубы, не веря. Не так же быстро, черт! Мышцы напоминали желе. Все, кроме одной.

Было трудно найти хоть какую-то мысль в блаженной пустоте между ушами, и потому он невнятно пробормотал первое ухваченное:

— Это что, был транс? Похоже на нашу с тобой боевую связку.

— Могло не получиться, согласен, — для человека, признавшего свою ошибку, у Аи был слишком довольный голос. — Но мне хотелось… ответить на озвученное обязательство.

Кажется, от сказанного в спине распустились последние напряженные узелки.

Кэн собрался было облегченно вздохнуть, но поперхнулся воздухом, когда ладонь Аи спустилась ниже, на ягодицы, пальцы скользнули по анусу и мягко надавили на кожу под ним, массируя.

— Какой-то странный транс, — он решительно проглотил стон, намереваясь услышать, что ему ответят. Голос Аи едва заметно искрился теплой улыбкой:

— В отличие от боевого, здесь требуется поддаваться, чтобы вести, — пальцы на секунду пропали, а потом вернулись уже влажными, погладив вход. — Хочешь попробовать сам?

Кэн, глухо выругавшись, инстинктивно подался им навстречу, а потом с трудом приподнял голову, глянув в серьезные глаза:

— Хочу. Но без транса.

Несмотря на усиливающееся желание, выпустить из-под себя Аю было тяжело. Иррационально не хотелось подниматься с теплого плеча, убирать руку с запястья, переставать гладить по бедрам и животу, размазывая белесые капли, не вытертые до конца краем стеганого шелковистого покрывала. Тревога полыхнула было короткой резкой вспышкой, заставила кандалами стиснуть запястье и немедленно отступила, когда Ая, нахмурившись, быстро приподнялся на локте, словно ловя ускользающее тепло, и поцеловал не закрывая глаз.

Кэн завороженно смотрел, как запульсировали, расширяясь, зрачки, пропала вертикальная хмурая морщинка между бровей, а ресницы дрогнули и опустились, словно на веки брызнули маковым соком. За этим потрясающим зрелищем он умудрился пропустить, как его перекатили на бок.

Отстранялся Ая медленно, будто сохраняя поцелуй в памяти, очертил костяшками подбородок, скользнул подушечками пальцев по губам и шутливо боднул лбом потянувшиеся к нему руки.

У Кэна перехватило дыхание от этой открытости. От ощущения полного присутствия – здесь, сейчас, телом и разумом. Что-то такое, видимо, отразилось и в его глазах, потому как Ая, не отводя взгляда, тяжко вздохнул и машинально облизнул губы. Тяжело трахать взглядом человека, который только что трахнул тебя, но Ая справился. Что и говорить, его невербалка всегда была очень выразительна. Во рту пересохло.

— Быстрей, — сипло прошептал Кэн и перевернулся на живот, дернув из-под себя покрывало и собрав его в неаккуратный ком. Черт с ним. — Ая!

Он чуть не зарычал от разочарования, когда ануса без лихорадочной спешки коснулись пальцы, но прижавшиеся сзади к шее губы несколько примирили его с этим. Кэн дернулся назад, не только глубже насаживаясь, но и прижимаясь к Ае всем пока еще неохотно шевелящимся телом, почти откидываясь тому на плечо и грудь.

Шершавый пластик часов чиркнул по ягодице, когда он дернулся, а пальцы вошли глубже, но этого снова было мало. Уже приоткрывшиеся для протестующего возгласа губы плотно запечатала вторая ладонь, и Кэн судорожно мотнул головой, облизывая пальцы, пропуская их глубоко в рот, так, что ногти, скользнув по языку, чуть не царапнули нёбо.

В анус мягко толкнулась головка, и он попытался расслабиться, но, черт, если ты почти дрожишь от нетерпения, сделать это несколько сложно. А потом Ая вошел глубже, и все мысли снова пропали, осталось только всё ускоряющееся движение, снова сплавляющее два тела в одно, и по спине случайной лаской чиркали твердые комочки сосков, и хватка на плечах сжалась особенно сильно…

Волна пришла и накрыла обоих, оборвав дыхание.

Кэн упал на постель и, кажется, ненадолго вырубился. Проснулся – очнулся? – он от того, что Ая зашевелился рядом, приподнялся, отстраняясь. Но уйти не успел – Кэн скользнул ладонью по бедру, надавил на крестец, притиснул и хрипло буркнул, скользнув взглядом по часам на руке любовника:

— Куда? Четвертый час, сжалься.

— Юки.

— Проспит до утра, а в семь ты всё равно вскочишь, как по будильнику, — он перевернулся на спину и потерся пахом о живот Аи, почти не провоцируя, просто убеждая. Получилось – тот подгреб к себе подушку и улегся рядом на бок, утомленно обмяк. В голове снова поплыла дремотная томная дымка. Стоп.

Кэн ощутимо закусил щеку, прогоняя сон, и придвинулся, чтобы взглянуть в лицо Ае. Негромко попросил:

— Расскажи мне о Юки.

Веки тот поднимал медленно, нехотя. Глянул недовольно – сердитые глаза, слипшиеся ресницы, капельки пота на бровях, Господи, помоги мне, это кто еще попал! – да к тому же съязвил:

— Это новый вид посткоитальных разговоров? – прижался чуть влажным затылком к запястью, сводя на нет всякий эффект сарказма. Кэн, улыбаясь, шутливо дернул его за сбившуюся набок челку и спокойно повторил:

— Расскажи. Мне интересно.

Ая вздохнул и заговорил.


Когда Фудзимию и Юки пригласили лично к послу, Кэн только улыбнулся секретарше в приемной и отошел к большому панорамному окну, вытаскивая телефон. У него были идеи, чем занять себя в ближайшие минут пятнадцать.

В Токио сейчас полночь. Детское время.

— Такатори Мамору слушает.

— Привет, Мамору. Найдешь минутку? — Кэн улыбнулся этому солидному голосу. Наверняка ведь опять нажал на «прием», не посмотрев, на какую симку идет звонок.

— Кэн, ты? Разумеется. Всё в порядке?

— Да. Собственно, они сейчас у посла, а я звоню посплетничать. Тебе интересно?

Секундное молчание, а потом возмущённое сопение в трубке:

— Черт, Кэн, ты же знаешь, что да! – Чистый юношеский голос взвился чуть выше, звеня любопытством и немного обидой. — Ая тогда позвонил и попросил помочь с документами, разве я мог отказать, но он ничего не сказал кроме самого минимума! Кто этот мальчик, откуда он взялся?

Кэн хмыкнул.

— Как я понял, свалился Ае буквально под ноги как раз тогда, когда он схлопотал ножом в живот и приготовился тихо отдать концы прямо посреди улицы тут, в Нью-Йорке, — Оми на том конце шумно втянул воздух и глухо выругался. — В точку. Ну, у него талант, сам знаешь. Я так понял, Ая уже собрался вырубиться — как тут этот Юки. Мальчишка пытался смотаться от преследователей из другой банды, которую они с подельниками обнесли на общак. Трах, бах, Абиссинец переходит из медузоподобного состояния в боеспособное, преследователи в шоке, сопляк в шоке, Ая забрасывает пацана в тачку его припозднившихся подельников и сам отрубается там же. Весело, да?

— Ну да, Ая умеет… Так его Юки зовут? А фамилия?

— Неизвестно. Да и имя ему дали в банде. Потеря памяти, все дела. – Судорожный вдох. – Да, Ае везёт на амнезийных бисёненов с IQ выше 120. Правда, он мрачный бука.

Непродолжительное молчание. Потом:

— Ты зараза, Кэн.

— Даа? — сладко, ехидно — понимающе-тепло.

— Я уже собрался ревновать и обшипеть его при встрече.

— Какая потеря.

— Иди ты. Так как на эту банду вышли КБ?

Кэн усмехнулся. За окном неспешно, крупными хлопьями валил снег, и хотелось не шляться по магазинам, а засесть до рейса обратно в Лондон где-нибудь в баре, с глинтвейном и горячим шоколадом для Юки, кутаясь в свитер и откровенно любуясь Аей.

— О, это отдельная шутка. Они искали выходы на интерлейкин и его модификаты. Один из таких – всплывший тут, в Нью-Йорке, новый наркотик «Орфан», толкал Акагава, один из главных в банде Юки. Он и сам на нем плотно сидел, во всяком случае, эмоционалку ему развинтило конкретно, раз он пошел крысятничать и сдавать своих оптом, стоило Ае пару-тройку дней у них отлежаться.

— Занятно, — задумчиво протянул Оми. — Я бы даже сказал, любопытно. Значит, у него был левый выход на лабораторию, и они с каким-нибудь ассистентом решили заработать себе по мелочи, на печеньки. Надо думать…

— Оми, притормози…

— …стоит покопаться в составе, он должен был остаться в теле…

— Бомбеец. Остановись, — серьезно и тихо.

— …черт. Кэн. Это так легко, так неглубоко, оказывается… Кэн!

— Знаю. Нам тоже плохо.

Размеренное дыхание в трубке. Старательное. Потом:

— «Нам», Кэн?

Кэну невольно стало жарко, несмотря на то, что он стоял в одном свитере у приоткрытого окна. Воспоминания плеснули краски в лицо и уши.

— Да, — выдавил он хрипло.

— Значит, у тебя получилось.

— Да.

— Я очень рад. Ладно. Расскажи мне про команду Криптона? Чисто твои впечатления — досье я видел.

Кэн хмыкнул и потянулся, прижимая трубку плечом:

— Ну, командой Криптона она останется недолго.

Оми расхохотался, искренне, понимающе – и злорадно:

— Что, уже? А ведь я его предупредил, но разве мне поверили! — сарказма в голосе хватило бы на троих. — Я восторженный молодой человек, Кэн, знаешь ли. Излишне эмоциональный.

— Ну да, ваш тигр, вы и спасайте… Скажем так, почти. Ае нравятся ребята. Но, — Кэн посерьезнел, — судя по тому, что мы услышали от мелкого, есть все шансы, что может перестать нравиться сам Криптон.

— Так серьезно?

— Да.

— Если решите… возвращайтесь.

— Вернемся, скорее всего. Наверное, втроем. Хотя я надеюсь, что мы приедем в гости в начале весны.

— О! Когда?

— На Хинамацури. Стоит основать традицию, тебе не кажется?

— Согласен. Кэн…

— А?

— Параллельная линия разрывается. Я их посылаю или пока прощаемся?

— Прощаемся. Там за дверями, по-моему, наконец обозначилось активное шуршание.

— Звони еще, ладно? Только не за день до Хинамацури, а почаще. И, может, не только ты…

— Да. Я понял. Постараюсь поездить по ушам в эту сторону.

— Спасибо. Всё, я пошёл.

— Угу.

Кэн выключил телефон и приложился полыхающим лбом к гладкому льду стекла. Слишком много слов за словами. Словно что-то внутри отходит от онемения и начинает чувствовать.

Поднявшаяся метель выстилала за окном будущее. Белое.
...на главную...


октябрь 2020  
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031

сентябрь 2020  
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930

...календарь 2004-2020...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2020.10.19 00:56:12
О враг мой [106] (Гарри Поттер)


2020.10.17 08:30:44
Дочь зельевара [196] (Гарри Поттер)


2020.10.16 22:49:29
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [1] (Оригинальные произведения)


2020.10.14 23:59:57
Работа для ведьмы из хорошей семьи [8] (Гарри Поттер)


2020.10.13 02:54:39
Veritalogia [0] (Оригинальные произведения)


2020.10.11 18:14:55
Глюки. Возвращение [239] (Оригинальные произведения)


2020.10.11 00:13:58
This Boy\'s Life [0] (Гарри Поттер)


2020.09.29 19:52:43
Наши встречи [5] (Неуловимые мстители)


2020.09.29 11:39:40
Змееглоты [9] ()


2020.09.03 12:50:48
Просто быть рядом [42] (Гарри Поттер)


2020.09.01 01:10:33
Обреченные быть [8] (Гарри Поттер)


2020.08.30 15:04:19
Своя сторона [0] (Благие знамения)


2020.08.30 12:01:46
Смерти нет [1] (Гарри Поттер)


2020.08.30 02:57:15
Быть Северусом Снейпом [258] (Гарри Поттер)


2020.08.28 19:06:52
Её сын [1] (Гарри Поттер, Однажды)


2020.08.28 16:26:48
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2020.08.26 18:40:03
Не все так просто [0] (Оригинальные произведения)


2020.08.15 17:52:42
Прячься [5] (Гарри Поттер)


2020.08.13 15:10:37
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2020.08.08 21:56:14
Поезд в Средиземье [6] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.07.26 16:29:13
В качестве подарка [69] (Гарри Поттер)


2020.07.24 19:02:49
Китайские встречи [4] (Гарри Поттер)


2020.07.24 18:03:54
Когда исчезнут фейри [2] (Гарри Поттер)


2020.07.24 13:06:02
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


2020.07.10 23:17:10
Рау [7] (Оригинальные произведения)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2020, by KAGERO ©.