Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Ночь на кладбище в Литтл-Хэнглтоне. Сидит наркоман, курит косяк. Рядом идёт Волдеморт. Решил напугать, подходит сзади и резко хлопает по плечу:
- Дай закурить!
Наркоман спокойно оборачивается и равнодушно протягивает косяк:
- Кури...
Волдеморт покурил, подумал - недостаточно испугал. Закатал рукава, показал страшные руки, красные глаза кровью налились. Снова подходит:
- Дай закурить!
- На!
Волдеморт закурил и разозлился пуще прежнего. Вывернул себе руки-ноги, мантию сбросил, вообще голый подходит а-ля Горлум и шипит:
- Дай закурить!
Наркоман посмотрел на него:
- Я бы дал закурить, но, по-моему, братан, тебе уже хватит...

Список фандомов

Гарри Поттер[18569]
Оригинальные произведения[1253]
Шерлок Холмс[723]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[220]
Робин Гуд[218]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[186]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![184]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[141]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[115]
Произведения А. и Б. Стругацких[109]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[1]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12794 авторов
- 26890 фиков
- 8694 анекдотов
- 17717 перлов
- 704 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...


Wissen Macht Frei

Автор/-ы, переводчик/-и: Rebecca
Бета:tiger_black
Рейтинг:NC-17
Размер:мини
Пейринг:СС, РБ, ЛМ, ЛВ, НМП
Жанр:Angst, Darkfic, Drama
Отказ:Всё принадежит Роулинг
Вызов:Война Роз
Фандом:Гарри Поттер
Аннотация:Цель оправдывает средства?
Фик написан на командный конкурс «Война Роз» по теме «Рассказ о сомнительных с морально-этической точки зрения научных исследованиях Пожирателей»

Комментарии:"Wissen Macht Frei"(нем.) - "Знание освобождает". В названии обыграна фраза "Arbeit macht frei" - "Труд освобождает", которая была размещена на входе в нескольких нацистских концентрационных лагерях.

Рейтинг проставлен из-за графического описания медицинского эксперимента, противоречащего этическим нормам. В тексте упоминается мастурбация.
Каталог:Упивающиеся Смертью
Предупреждения:смерть персонажа, насилие/жестокость
Статус:Закончен
Выложен:2012.02.01
 открыть весь фик для сохранения в отдельном окне
 просмотреть/оставить комментарии [16]
 фик был просмотрен 4022 раз(-a)



* * *

Лаборатория была убогонькая: маленький темноватый зальчик с плохой вентиляцией, "чистая комната", размерами напоминающая скорее кладовку, и ледник – охлаждающие чары, которые, по идее, должны были самообновляться каждые сутки, вечно слетали, и приходилось накладывать их заново. Покойная хозяйка не раз и не два обещала вызвать хорошего специалиста, но так и не успела, а нынешнего такие тонкости не интересовали. Его вообще интересовало только одно – готовый продукт. Какими путями он будет получен, неважно: "Я тебе деньги плачу, вот и постарайся" ...Деньги он платит, как же! Жалкие гроши – вот более подходящее название. Хренов тупой грязнокровка!

Северус осторожно перелил зелье из котелка во флаконы, заткнул их пробками и стукнул палочкой по вибрирующей стенке вытяжного шкафа. Унылое гудение смолкло, в наступившей тишине тотчас стали слышны голоса из "чистой комнаты" – приглушённые, но, увы, достаточно отчётливые.

- Носач сегодня опять не в духе – я думал, он меня никогда не выпустит. Стебли, видишь ли, плохо нашинковал... В задницу б ему те стебли засунуть.

- А когда он у вас в духе? Не, Эдди, я честно не понимаю – чего ты дяде не скажешь? Он же измывается над тобой. Вот я бы...

Дальше Северус слушать не стал. Он бережно перенёс флаконы на стол – Противотуманное зелье имело дурную тенденцию взрываться при неосторожном обращении, – в три шага добрался до двери и распахнул её. Болтливые придурки подскочили и разлетелись в разные стороны, словно пара долбаных стрижей. Подмастерье, уже успевший переодеться, смущённо мял в руках лабораторную мантию, его девка – разумеется, страшная, как пикси, плоская и костлявая – а какая ещё свяжется с таким идиотом? – ойкнула и вытаращила глаза. Пару секунд Северус помолчал, наслаждаясь чужим страхом, потом прищурился.

- Почему посторонние в "чистой"? – спросил он обманчиво мягко. – Что, Дойл, по указке соскучились?

- Простите, мастер, больше не повторится! Мы уже уходим!

Сукин сын Эдди Дойл, грязнокровный придурок, которого Мерлин послал Северусу за все грехи, включая и грехи его предков, что по отцовской, что по материнской линиям, швырнул скомканную мантию в шкаф, схватил свою подружку за локоть и вылетел в коридор. Старая лестница застонала под двумя парами ног, снизу донеслось писклявое "Эд, погоди... Ох, ну какая же падла злоб...", грохнула входная дверь, и всё стихло. Северус от всей души пнул шкафчик, из которого свисал покрытый разноцветными пятнами рукав, и вернулся в зал. Носач, значит... Ничего, завтра разберёмся. Следующий рабочий день он решил начать с как минимум трёх ударов указкой по ладони подмастерья: придурку это не повредит, зато язык свой поганый в следующий раз будет держать за зубами и отучится таскать в лабораторию всякое отребье.

Ещё год с небольшим назад Северус и не предполагал, что вляпается в такое дерьмо. Конечно, даже получив высшие баллы на ПАУК, он не рассчитывал на работу в Хоге или известных зельеварческих компаниях – Слагхорн зубами держался за своё место и в ассистентах не нуждался, а владельцы крупных лабораторий традиционно предпочитали выпускников Рэйвенкло – но лаборатория Антигоны Дойл отлично ему подошла. Хозяйка была не дура, после испытательного срока предоставила Северусу полную свободу действий, а сама занялась исключительно реализацией товара в своей аптеке и платила хоть и не особенно щедро, но исправно. А потом случилась беда: как-то раз миссис Дойл засиделась в гостях у подруги и решила добраться домой на "Ночном Рыцаре": подруга была нищей как церковная мышь и не могла оплатить даже один каминный канал, а аппарировать изрядно нагрузившаяся пуншем Антигона побоялась. Она вышла на улицу, но далеко не ушла – подруге, дракклы её поимей, не пришло в голову предупредить, что в округе пошаливают оборотни... То, что осталось от хозяйки, хоронили в закрытом гробу, а через неделю вскрыли завещание, и владельцем лаборатории, разумеется, оказался вдовец – старый дурак-грязнокровка, предпочитающий проводить время за чтением квиддичных журнальчиков и имеющий в зельеварении такой же опыт, как книззл в высшей трансфигурации. Первым делом он уволил Августа, прежнего подмастерья, с которым Северус прекрасно сработался, и взял на его место своего племянника – неуклюжего, тупого, да ещё и недоучку – тот ушёл из Хога после пятого курса, с трудом сдав СОВы на "У". Август дело знал великолепно, такого следовало беречь как зеницу ока, однако новый хозяин, подобно всем грязнокровкам, предпочитал "своих". За три месяца он растерял половину клиентов, отказался от услуг поставщика, с которым покойная Антигона сотрудничала более пятнадцати лет, и с тех пор приобретал ингредиенты втридорога; дважды забывал обновить Охранные чары на дверях аптеки и в одночасье лишался недельной выручки... Скромная, но вполне доходная лаборатория ступила на край пропасти. Северус пытался поговорить с недоумком, но в ответ получал лишь злобное: "Без тебя разберусь, сопляк". Он плюнул и занялся поиском нового места – вот только поиски эти пока не увенчались успехом, а время шло, и Северуса всё чаще разбирал ужас: он панически боялся остаться без работы.

...Дома было тихо. Северус скинул мантию и пошёл в кухню – время шло к вечеру, под ложечкой уныло копошился голодный червячок. Мамаша, как обычно, восхищала своими кулинарными талантами: на сей раз пригорелым пирогом с почками и комковатым пудингом. Вдобавок по пьяному делу она сыпанула в тесто чуть не полбанки соли – Северус отведал пирожка и вытаращил глаза, как после дозы некачественного Оборотного. Он вполголоса высказал уже давно и прочно устоявшееся мнение о материнской способности вести дом, через силу съел пудинг, запил его пинтой чая и аппарировал к себе в спальню. Нечищеный камин прогревался медленно, по ногам тянуло сквозняком, пудинг в желудке отплясывал джиг. Северус почесал живот и шмыгнул носом. Когда-то он искренне верил, что после смерти отца мать выйдет из своего многолетнего вялотекущего запоя и хотя бы немного возьмётся за ум, но надежды не сбылись – стало только хуже. Слава Мерлину, теперь она хотя бы не напяливает на него свои старые блузки, но жить с ней становится всё тяжелее и тяжелее... Он устало потёр глаза, воспалённые после восьмичасовой беготни между котлами. Жениться, что ли? Найти какую-нибудь хаффлпаффскую недотёпу, тихую, умеющую прилично готовить и владеющую бытовыми чарами... Может, даже рыжая попадётся... Так, хватит, это уже полный бред.

Камин громко закряхтел, уронил пару горящих углей, пламя позеленело и разрослось, как куст жимолости. Северус на всякий случай достал палочку, готовясь встретить незваного гостя, но тут же её опустил: Люциус – а это был именно он – реагировал на такие вещи чертовски нервно. Мог и приложить чем-нибудь со страху.

- Ну и вонища! Проветри хоть комнату, смердит, как в гиппогрифьем загоне! – без обиняков заявил гость.

- И тебе здравствуй, Люциус.

Северус усмехнулся. Наедине с ним его бывший префект не считал нужным носить тщательно отполированную серебряную маску – во всех смыслах. Он становился тем, чем был на самом деле: истинным сыном своего папаши – единственного наследника обедневшей чистокровной семейки, отбросившего амбиции и сколотившего состояние на торговле драконьим гуано. Новообретённые деньги Абраксаса Малфоя, как говорится, не пахли, так что он превосходным образом пролез в высшее общество, женившись на одной из Селвинов – хотя на самом деле хрен бы ему это удалось, не натвори Постумия Селвин глупостей: на свадебных колдографиях, виденных Северусом в Малфой-мэнор, невеста поражала не столько точёной красотой лица и роскошной белокурой косой, сколько немалыми объёмами тщательно задрапированного мантией плодоносного чрева. Люциус, разумеется, не особенно любил говорить об этом. Кстати, он и сам женился весьма удачно – на красотке Цисси Блэк, чей род был едва ли не древнее Селвинов, а размеры приданого исчислялись не одной тысячей галлеонов. У Цисси, как говаривал Люциус, было только два недостатка: она до сих пор вздрагивала, стоило её простодушному свёкру доброжелательно шлёпнуть невестку по изящному задку, и неукоснительно требовала от супруга "вести себя как подобает воспитанному магу". Люциус, чьим воспитанием занимался отец (мать, увы, не пережила вторых родов), к стыду своему, имел крайне слабое представление о том, как это следует делать. Но он честно старался – только с Северусом не сдерживал природных инстинктов.

- Здравствуй... – Люциус скривился и, изящно взмахнув палочкой, бросил чары, освежающие воздух. – Всё же ты редкая свинья, дорогой друг. Как можно жить в таких условиях?

Северус, привычный к стилю общения приятеля, на этот раз зверски обозлился.

- Да пошёл ты! – рявкнул он. – Чего надо? Говори или проваливай!

Малфой демонстративно наложил Тергео на кривобокий стул и уселся, глядя на Северуса с насмешливой жалостью.

- Уж не спятил ли ты, дорогой? – поинтересовался он и раздвинул губы в улыбке. – Наезжаешь на своего покровителя, от которого, между прочим, зависит твоя карьера. Недальновидно, дружище, очень недальновидно.

Северус тихо заскрипел зубами. Вот такое тоже было в малфоевском духе: к месту и не к месту поминать о своих благодеяниях – даром что они были более чем умеренны. Конечно, Северус был благодарен Люциусу – на первом курсе тот, памятуя об отдаленном родстве с Принцами, взял его под своё павлинье крылышко, и насмешки слизеринцев над угрюмым видом и потрепанными мантиями "этого полукровки" довольно быстро поутихли. Он же аккуратно ввёл Северуса в слаженную компанию одногодков-чистокровок, куда принимали далеко не всех – с парой из этих парней Северус поддерживал отношения и сейчас. А ещё именно Люциус после школы дал ему рекомендацию для вступления в Орден Вальпургиевых Рыцарей – и ему, и остальным членам "честной компании", как он называл приятелей Северуса. Люциус с пятого курса снабжал их информацией о программе Ордена, временами приносил всякие любопытные брошюрки, а на каникулах водил послушать речи человека, чьи идеи находили в сердце Северуса самый горячий отклик. Называли этого человека звучно и красиво – "Волдеморт"… Хотя в последние годы всё чаще звучало другое наименование – "Тот-Кого-Нельзя-называть" – шёпотом, с оглядкой. Всё волшебное сообщество знало: речами этот человек уже давно не ограничивается – некрологи, с завидной регулярностью появляющиеся на страницах "Пророка", и заметки о всяких неприятностях то в волшебном, то в магловском мире это только подтверждали. Ходили слухи и о ночных визитёрах в масках, после которых в небе оставался зелёный череп со змеёй вместо языка, а в домах – неподвижные тела. О нездоровом оживлении в сообществе оборотней, о том, что великаны начинают спускаться с гор, о появлении инфери... Правда, Министерство изо всех сил старалось их опровергнуть. Оно вообще очень старалось – только особых результатов это не приносило. А Северус тосковал. За год в Ордене он лишь пару раз удостоился чести поучаствовать в благотворительной акции - обеде для обедневших чистокровных семей – бутерброды делал, позорище, хорошо хоть в зал высовываться не пришлось, - ходил на митинги, да вместе с группой такого же "молодняка" регулярно посещал занудные беседы. Клод Мальсибер уже давно щеголял парочкой красивых шрамов на щеке и в моменты редких встреч баловал Северуса туманными рассказами об "отменном ночном променаде", Люциус последние полгода вообще почти не появлялся, отговариваясь фразой "Дела, мой друг, дела...", а Северус ощущал себя мелкой сошкой – мельче бандимэна. Спрашивается, вот на хрена ему было в очередной раз слушать, что магглы – грязные животные, магглолюбцы – идиоты, а грязнокровки – подлые и беспринципные предатели? Уж это он и без всяких бесед знал. Все предатели. Все. Даже лучшие из них...

Настроение окончательно испортилось. Северус нервным движением отбросил с виска прилипшую прядь.

- Вот, значит, как... Что-то ты довольно долго носа не показывал – не иначе, ждал, пока у меня не утрясётся с карьерой, – процедил он. – А теперь она обойдётся без тебя.

- Я бы не стал так спешить, Северус.

Малфой уже не улыбался. Он смотрел пристально – будто ждал от Северуса вопроса, но тот не спешил: за долгие годы он привык к тому, что Люциус сам выложит всё, что надо. Так и произошло – спустя несколько секунд Малфой вздохнул и пристукнул по полу тростью.

- Как насчет новой работы? Условия, оплата и прочее тебе понравятся, обещаю. Только для начала придётся побеседовать... с работодателем. Если ты ему понравишься – считай себя обеспеченным на всю жизнь. Только не забывай, что из десятка возможных кандидатов тебя отобрал я, дорогой друг. Именно я.

Северус лихорадочно соображал. Связи у Люциуса были более чем обширные, а тщательно сдерживаемое торжество в его взгляде наводило на мысль, что место он нашёл действительно неплохое. Но торопиться не следовало.

- Что ты можешь мне предложить? – протянул он задумчиво. – В Мунго штат укомплектован – я посылал им сову два дня назад. Появилась вакансия у Фицпатрика? Так мне её и даром не надо: зельевары, подавшиеся в косметологию, гибнут как специалисты за пару лет. – Он лукавил, разумеется – знал, что в скором времени выбирать не придётся, но Люциусу полезно было понять, что далеко не любое его предложение будет принято на ура.

- О нет, Северус, – Малфой ухмыльнулся. – Бери выше. Впрочем... Я думаю, тебе все объяснят на месте. Собирайся. Только сделай милость, приведи себя в порядок – там, куда я тебя поведу, твой наряд не оценят. Уж извини.

* * *


Северус вернулся домой, когда кухонные часы пробили полночь. Он поднялся на второй этаж, бросил тяжёлый взгляд на дверь материнской спальни, из-за которой слышался тихий храп, и скрылся в своей комнате. Там, задернув пыльные шторы, он засветил Люмос, приподнял рукав и, всё ещё не веря, что удача наконец повернулась к нему лицом, а не тем, что демонстрировала много лет подряд, уставился на темные очертания черепа со змеей, украсившие левое предплечье. В дрожащем голубоватом свете они казались почти изящными. Рука не болела, не чесалась, на тонкой коже не было ни малейших следов воспаления – Северус осторожно погладил Метку и улыбнулся, вспоминая недавние события.

...Гадёныш Малфой, конечно, не предупредил, кого он увидит в поместье Лейстранджей. Поэтому, войдя в гостиную и встретившись взглядом с неподвижными глазами, в тёмно-коричневой глубине которых подрагивали блестящие алые искры, Северус в буквальном смысле слова утратил дар речи. Прежде ему никогда не приходилось видеть Лорда Волдеморта вблизи – хотя он неоднократно бывал на митингах и собраниях организации и дважды присутствовал на вечерах в мэноре, которые Лорду случалось осчастливить своим присутствием. Северус не раз слышал этот глубокий, насыщенный голос, молча поражался силе, сквозившей в каждом движении Волдеморта, и восхищался неоспоримостью его слов. Но сейчас, когда он, повинуясь мягкому приглашающему жесту, подошёл к нему почти вплотную, то вдруг оробел, как ребенок. Эта робость была неприятна – пожалуй, даже очень неприятна.

- Добрый вечер, мистер Снейп, – сказал Лорд Волдеморт. – Мой друг Люциус, – он перевёл взгляд на неподвижно стоящего у двери Малфоя, и тот бесшумно вышел из гостиной, – много о вас рассказывал. Я рад познакомиться лично. Вы не против, если я стану обращаться к вам по имени?

Северус неловко поклонился. В глаза ему бросились торчащие из-под мантии носки ботинок, выглядевшие особенно потёртыми по сравнению с зеркально блещущей обувью собеседника, и он весь передёрнулся.

- Конечно, сэр, – пробормотал он, пряча взгляд. Лорд кивнул.

- Вот и отлично. Присаживайся, Северус, – он легко перешёл от официального тона к мягкому, дружескому, – давай немного побеседуем.

Северус устроился в кресле напротив. Некоторое время Лорд внимательно изучал его взглядом – вскоре Северус почувствовал легчайшее, ласковое прикосновение к разуму – перед глазами сами собой поплыли воспоминания о сегодняшнем дне в лаборатории. Он вздрогнул и торопливо закрылся – но прежде, чем успел это сделать, Лорд отпустил его, выскользнув из сознания так осторожно, что это было почти незаметно. Уровень владения легилименцией потрясал. Северус, даже не возмутившись бесцеремонностью, взглянул на Лорда с искренним восхищением, и тот усмехнулся.

- Великолепно, – сказал он довольным голосом. – Итак, ты разделяешь наши идеи, и это превосходно. Давай к делу. Насколько я слышал от Люциуса, ты весьма неплох в заклинаниях, Северус, и даже сам создал несколько? Что ж, хорошо, но это мы обсудим позже – думаю, если бы тебе выдалась возможность помогать нашей организации, ты все же предпочёл бы ту стезю, в которой достиг наибольшего успеха. Я говорю о зельеварении, конечно же. Что скажешь по поводу работы в "Эйвери и сыновья"? Мне кажется, там ты бы полностью мог раскрыть свой потенциал.

Северус едва не задохнулся от восторга. С младшим Эйвери он довольно близко общался в школе, но потом ему даже в голову не пришло попросить приятеля замолвить словечко перед отцом – в компанию такого уровня можно было попасть, лишь имея солидный опыт работы и рекомендацию известного специалиста. Положим, получить рекомендацию от Слагхорна не составило бы особого труда – уж на жестянку ананасов Северус бы изыскал средства – но тот терпеть не мог старого Эйвери и неоднократно высказывался о его дилетантизме. Вряд ли Эйвери об этом не слышал, так что вариант с бывшим деканом отпадал напрочь. В общем, на подобную удачу он и не рассчитывал, и слова Лорда прозвучали в его ушах дивной музыкой.

- А это возможно? – наивно пробормотал он и получил в ответ спокойный кивок.

- Разумеется. Огастус – мой старинный приятель, так что считай вопрос уже решённым, – ответил Лорд.

- Но что я буду делать? – осторожно поинтересовался Северус. – В смысле – для организации?

- Об этом ты узнаешь позже. Не беспокойся, тебя введут в курс дела. – Лорд подался вперёд, красные огоньки в его зрачках стали гуще. – Согласен?

Перед глазами Северуса вихрем пронеслись обшарпанные стены лаборатории, тупая морда подмастерья, скудный ужин... Он решительно тряхнул головой.

- Да. Да, конечно... мой Лорд.

- Вот и славно. Люциус!

В гостиную торопливо вошёл Малфой. Лорд поднялся с кресла, Северус тоже торопливо вскочил на ноги. Краем глаза он приметил выжидающий взгляд Люциуса, направленный куда-то в сторону, нервно оглянулся и вздрогнул – в бледной руке Лорда Волдеморта появилась волшебная палочка.

- Ты не замечал этого, но я давно наблюдал за тобой, Северус, – спокойно сказал Лорд. – Ты нравишься мне, и я уверен, что могу на тебя положиться. Я хочу оказать тебе честь, отметив как человека, которому доверяю. Но доверяешь ли мне ты сам? Способен ли ты пойти за мной туда, куда я поведу – к новому миру, чистому, освобождённому от грязи и несправедливости? К миру, который мы построим все вместе?

Его голос гудел, как колокол, рождая в сердце Северуса знакомый восторг – восторг, уже не раз испытанный им в те моменты, когда он внимал речам Лорда Волдеморта. Северус глубоко вздохнул, не отрывая взгляда от руки с палочкой, и склонился в поклоне.

- На колени, – пробормотал Малфой ему в ухо. Северус немедленно опустился на пол.

- Обнажи левую руку, – сказал Лорд, легко касаясь его плеча. Он говорил властно, но при этом улыбался – и по какой-то странной ассоциации эта улыбка напомнила Северусу улыбку целителя, прячущего за спиной здоровенный шприц.

* * *

Бывший хозяин орал как резаный, требовал отработать, минимум, неделю, пока не найдёт нового зельевара, а, убедившись, что Северус настроен решительно, не заплатил ему ни кната из того, что полагалось. Но тому было плевать. Карман новой мантии приятно оттягивал маленький бархатный мешочек – в первый же день Северус получил в "Эйвери и сыновья" солидный аванс. Прежде такую сумму он зарабатывал за два месяца. Покидая старую лабораторию, Северус не удержался и на прощанье исподтишка послал в хозяйского племянничка хороший такой сглаз – в своё время он отработал его на поттеровском прихвостне Петтигрю. Конечно, тогда его довольно быстро раскусили – Поттер с Блэком были идиотами, но не до такой степени, чтобы не понять: громкая отрыжка с гнилостным запахом, которой внезапно стала сопровождаться каждая попытка их приятеля раскрыть рот – дело северусовых рук; но свою долю удовольствия он успел получить. А у Дойла смекалистых приятелей не было – воображая, как опозорится сегодня этот грязнокровный гадёныш, вздумав поболтать со своей девкой, Северус вышел на улицу и аппарировал домой. Там его дожидалась фаршированная утка и откровения великого Ар-Рази – о собственном экземпляре "Книги Тайн" Северус мечтал уже года два, но только сейчас смог его себе позволить.

На старой работе дни ползли уныло, как флоббер-черви, а на нынешней полетели легкокрылыми птицами – Северус не успевал отрывать календарные листки. Он с удовольствием вспоминал свой первый визит в Лондон: скрытое чарами здание викторианской эпохи, беседу со старым Эйвери и знакомство с будущими коллегами. Лаборатория привела его в восторг – по правде говоря, Северус до сих пор насмотреться не мог на стройные башенки атаноров, сверкающие жерла муфельных печей, гигантские стойки с сосудами всех форм и размеров и дочиста выскобленные мраморные столы. Складские помещения ломились от обилия материалов, и достаточно было лишь оставить заявку, как в течение получаса приносили всё необходимое – будь-то жучиные глазки или драконья слеза; подмастерья отличались расторопностью и четко знали свое место, а начальник лаборатории Джексон никогда не нагружал подчинённых сверх меры. Впрочем, Северус и сам с наслаждением засиживался на работе допоздна – благо в число льгот работникам входила такая чудная штука, как оплаченный каминный канал от лаборатории до дома. Он с головой окунулся в новую жизнь и даже как-то немного подзабыл о первопричине своего появления в "Эйвери и сыновьях" – поначалу каждый вечер ждал активации Метки, – Люциус в подробностях описал ему специфические ощущения, – но та помалкивала, и Северус вновь возвращался к делам. Лезть с вопросами он, разумеется, не собирался. Надо будет – вызовут.

Как-то днём, когда Северус только что завершил третий этап варки Кроветворного и щёлкнул пальцами, призывая подмастерье, в дверях зала появился Джексон. Он поманил Северуса к себе и вывел в коридор.

- Скоро заканчиваешь?

- Третий этап, мастер – так что ещё часа полтора, – ответил Северус, нетерпеливо оглядываясь назад – он не был уверен в том, что подмастерье будет перемешивать раствор с необходимым тщанием. Джексон понимающе улыбнулся.

- Ясно. Закончишь – спускайся на первый этаж. С сегодняшнего числа по полдня будешь работать в исследовательском отделе. Разрешение у тебя уже есть – просто прикоснись палочкой к кнопке лифта.

Северус моргнул. В исследовательском он еще не бывал – вход туда действительно был ограничен, и, как он успел понять, работники отдела Джексону не подчинялись, там был какой-то свой порядок. Северус с удивлением глянул на начальника, но спорить, конечно, не стал – его разбирало любопытство. К тому же он вдруг подумал, что это как раз может быть связано со словами Лорда.

- Как скажете, сэр.

...Зайдя в лифт, Северус коснулся нижней кнопки, почувствовал лёгкое покалывание и увидел, как по потёртому дереву палочки муравьями разбегаются искры сканирующих чар. Лифт быстро и плавно пошёл вниз. Потом двери разъехались в стороны, перед глазами появился длинный, ярко освещённый коридор – выложенные белой плиткой стены сияли стерильной чистотой, откуда-то издалека слышались тихие, невнятные звуки, похожие на поскуливание. Северус вышел из лифта и увидел спешащего навстречу человека, чьё бледное худощавое лицо, тяжёлый шлем темных волос и быстрая, подпрыгивающая походка были ему отлично знакомы.

- Ты?

- Привет, Северус. Рад тебя видеть у нас.

Регулус Блэк – сопливец, на целый год младше Северуса, три месяца после Хога, а уже вон куда пролез, скотина – дружелюбно улыбнулся. Северус хмыкнул. В школе он этого придурка терпеть не мог – братец его постарался, чтобы при слове "Блэк" Северуса пробивало нервной дрожью. И плевать, что "Регси", как называли его девчонки, был унылым тихоней, а от своего гриффиндорского родственничка шарахался, как единорог от бабы на сносях. Кровь не водица, Северус в этом никогда не сомневался.

- Пошли, шеф тебя уже ждёт.

По пути Северус насчитал восемь дверей - чувствовалось, что размах у исследовательского отдела нехилый. В самом конце коридор разветвлялся, делясь на два более узких, а между ними был небольшой холл, заставленный креслами, журнальными столиками и кадками с разной зеленью. Блэк поманил Северуса в правый коридорчик.

- Здесь кабинет шефа - кстати, запомни сразу, называть его надо целитель Браун - и библиотека. А тут, - он кивнул в сторону кресел - можно передохнуть. Только если куришь, накладывай потом чары, а то у нас не все любят запах табака.

- А там что? - спросил Северус, кивая на левый коридорчик.

- Да разное - виварий, секционный зал... Но туда тебе пока рано, - уклончиво ответил Блэк. Он осторожно постучал и вошёл в кабинет. Северус последовал за ним.

Глава исследовательского отдела оказался высоким, сухощавым и абсолютно седым. Широкая, светло-зеленая, как у работников Мунго, мантия не скрывала военной выправки, голубые, чуть навыкате глаза смотрели цепко. Северус пожал протянутую руку - пальцы у Брауна оказались сухими и прохладными.

- Приветствую, Снейп. Коллега Джексон рекомендовал вас как отменного специалиста, господин Эйвери с ним согласен. А что вы сами скажете о себе? - глуховатый, медлительный голос перекатывал согласные как маленькие камешки.

Северус едва не фыркнул.

- Думаю, мое мнение должно совпадать с мнением моего начальства, - ответил он. Несколько секунд Браун внимательно рассматривал его, потом кивнул.

- Юмор - это хорошо. Освежает восприятие. И хорошо, когда молодой человек знает себе цену. Будете работать в моём отделе, Снейп. Мистер Блэк познакомит вас с персоналом и особенностями нашего распорядка. Для начала отправитесь в группу Преобразующих зелий - там как раз освободилось место. Имеете опыт работы с Оборотным?

- Да.

- Тогда, должно быть, вы в курсе проблемы?

Северус был в курсе. В состав Оборотного входил порошок из кератинизированной ткани рогов двурога - довольно редкого вида магических животных, обитающих только на территории Исландии. В прошлом году тамошние власти наложили эмбарго на импорт продукта - мол, что-то поголовье двурогов сильно поредело, - а контрабандный товар по качеству здорово проигрывал. Так что с производством Оборотного были теперь большие проблемы.

- Наш отдел в числе прочего пытается модифицировать состав Оборотного. Вам это интересно?

- Более чем, - ответил Северус. Глаза у него загорелись: ещё работая у Дойла, он обдумывал, чем можно заменить чёртов порошок - спрос на Оборотное всегда был неплох. Браун посмотрел на него ещё пристальнее и вдруг улыбнулся.

- Тогда выполняйте. Блэк, займитесь им. Можете быть свободны. Снейп, рабочий график вам принесут завтра. Если возникнут вопросы - обращайтесь лично.

- Спасибо, целитель Браун. - сказал Северус и вышел из кабинета вслед за Блэком.

...Уже спустя две недели он понял, что исследовательская работа привлекает его значительно больше прикладной. Рутинная варка даже самых редких зелий не имела ничего общего с попытками проникнуть в самую суть состава, расчленить его и собрать заново - лучшим, более действенным. "Зельевар может разлить по флаконам славу и даже сварить смерть", - сказал когда-то Слагхорн, начиная первый урок, и сердце одиннадцатилетнего Северуса затрепетало от восторга, но теперь сам он мог не просто сварить эту самую смерть - мог попытаться сделать её такой, как пожелает, и осознание этого было опьяняющим. Торопливо закончив дела в лаборатории, он со всех ног мчался к лифтам и торопливо касался палочкой заветной кнопки. Фильтровал, выпаривал, измельчал, рылся в книгах, посылал сов с запросами в библиотеки, без стеснения заказывал редкие ингредиенты, до хрипоты спорил с коллегами и ощущал себя невероятно счастливым. Дело двигалось, пробы с добавкой порошка из рога перуанского ядозуба показывали очень недурные результаты - только время действия состава ограничивалось тридцатью минутами, и Северус направил все силы на поиски подходящего ингибитора. Когда в один из вечеров в лаборатории появился Блэк и передал Северусу, что Браун приказывает ему немедленно явиться в кабинет, он даже досадливо поморщился - накануне передал шефу подробный отчет о проделанной работе, и сейчас искренне не понимал, зачем нужно его отрывать от дела.

Через десять минут он уже испытывал горькое разочарование. Браун заявил, что очень доволен, но закончить с Оборотным могут и остальные члены группы, а Северус, как перспективный специалист, будет направлен в другую - теперь ему предстоит работать под руководством самого Брауна. Ещё большим ударом стало то, что, как оказалось, в новую группу входит Блэк - за все время работы в исследовательском Северус не сказал ему и пары десятков слов. Он избегал Блэка, а тот, слава Мерлину, не делал никаких попыток к сближению. Но теперь славное время тишинины и покоя кончилось... Северус с трудом сдержался, чтобы не нахамить шефу, поклонился и вышел в коридор, разрываясь от гнева и обиды. Чуть позже он обнаружил себя сидящим на диванчике в холле под сенью разлапистой пальмы - Блэк почему-то торчал рядом. Северус окинул его взглядом и едва не выругался вслух.

- Ты здесь зачем? - спросил он, борясь с желанием вытащить палочку и показать чёртовому тихоне, где выскакунчики ночуют. - Отвали, мешаешь.

Блэк усмехнулся - эта фамильная усмешка, до тошноты напоминавшая школьные годы, была просто оскорбительной. Северус встал, клокоча от злобы. Блэк тоже встал - голос его звучал удивлённо.

- Да что с тобой? Думаешь, не вижу, как ты от меня шарахаешься? Слушай, может, я тебе и неприятен, но раз уж нам предстоит вместе работать, было бы глупо... Что не так-то, Снейп?

- Всё не так, - бросил Снейп. Его душила злость на произвол Брауна, но он благоразумно удержал её внутри. Блэк вдруг отступил и нервно вздёрнул подбородок.

- Если ты говоришь о моём брате, то даже такому психу как ты пора признать, что между мной и им нет ничего общего, - процедил он. И пошёл прочь - спина у него была неестественно прямая. Северус вдруг подумал, что и впрямь ведет себя неразумно.

- Погоди, - он догнал Блэка, - ты прав - если нам предстоит совместная работа, надо... В общем, ты не мог бы разъяснить, в чём суть вопроса?

- Но шеф же все рассказал, - удивился Блэк. Потом сморщил нос и хмыкнул, - а, ты так бесился, что даже не слушал... Вот что. Я понимаю, что когда тебя срывают с одного проекта и бросают на другой, это не особенно приятно, но ты пойми: перевод - признак того, что он тебе доверяет. Это ступенька вверх, уж поверь мне... Ладно, пошли. Думаю, когда увидишь всё собственными глазами, немного изменишь мнение.

Он свернул в левый коридорчик - ту часть исследовательского отдела, где Северусу прежде бывать не приходилось. Блэк подошёл к одной из дверей, коснулся её палочкой, и Северус моргнул от неожиданности - обычная деревянная створка превратилась в огромную, обшитую стальными листами. Блэк снова постучал по ней палочкой, дождался бирюзовой вспышки и с видимым усилием приоткрыл дверь. Северус оказался в следующем коридоре - довольно широком, выкрашенном светло-зеленой краской. У самого входа скучал за небольшим столиком здоровенный детина в маггловской камуфляжке. Завидев вошедших, он моментально встал - в его движениях сквозила упругая сила, а на поясе, помимо ножен для палочки, Северус углядел впечатляющих размеров дубинку.

- Майк, это мистер Снейп, - сказал Блэк. - Целитель Браун разрешил ему доступ уровня "Б".

- Палочку, - потребовал детина, обшарив Северуса взглядом. Он обследовал её, записал что-то в тонкий журнал в серой обложке и подтолкнул его к Северусу.

- Расписывайтесь, мистер. С техникой безопасности знакомы?

- Я его ознакомлю, - пообещал Блэк, улыбнувшись. Детина кивнул.

- Тогда пока под вашу ответственность.

Они отошли в сторону. Блэк принял важный вид и нахмурился.

- Запоминай. В одиночку в палаты не заходить, тебя всегда должен кто-то страховать, - негромко заговорил он. - С пациентами работать только в защитных костюмах, независимо от лунной фазы. В руки им ничего не давать, особенно принесенной извне пищи - они все на специальной диете. Любую царапину обрабатывать Кровоостанавливающим - у большинства превосходное обоняние, а на кровь они реагируют сам понимаешь, как. Все манипуляции - осмотры, забор анализов - только под Петрификусом. В полнолуние, разумеется, дополнительные меры предосторож...

- Не понял. - Северус почувствовал неприятный холодок. - Ты хочешь сказать...

- Ну да. - Блэк кивнул. - наша группа занимается ликантропией. Жутко интересно, вообще-то. И важно - ты хоть представляешь, каким прорывом станет то, что мы сможем останавливать трансформацию или, возможно, даже её предотвращать? Это уж точно покруче новой формулы Оборотного.

В голосе его явственно звучала издёвка, серые глаза презрительно щурились. А Северуса колотил озноб. Спустя несколько лет он всё еще отлично помнил узкий тоннель, глухой вой из-за двери и ненавидящий шёпот ублюдка Поттера: "Что, гад, сунул все-таки нос свой сопливый куда не просили, не удержался?.. Да шевелись ты!" В глазах вдруг потемнело - чёртова память безжалостно развернула перед ним картину, увиденную полгода назад в авроратском морге, куда они с Дойлом ходили на опознание. До сих пор Северусу изредка снился скелет с лишь кое-где уцелевшими ошмётками кровавой плоти - всё, что оборотни оставили от Антигоны... Он пришёл в себя от боли в ладони и понял, что изо всех сил вцепился в рукоятку палочки.

- Что? - с удивлением спросил Блэк. Потом понял и усмехнулся чуть ли не покровительственно.

- Да не трусь ты, у нас, слава Мерлину, ещё ни разу не было никаких инцидентов. Они же и сами мечтают вылечиться. Так что всё довольно мирно.

- Ещё раз услышу что-то насчёт трусости - получишь вызов, - прошипел Северус, приходя в себя. Блэк покосился на его руку, всё ещё судорожно сжимавшую палочку, и нахмурился.

- Прости. Я не собирался тебя обижать.

- Принято, - нехотя пробормотал Северус после небольшой паузы. Страх прошёл, и теперь ему было немного стыдно за свою реакцию. В конце концов, явно видно, что тут к делу подходят не абы как, а со всеми мыслимыми предосторожностями. - Ладно, показывай дальше.


Оборотни, которых Блэк называл "пациентами", помещались в трёх боксах: мужском, женском и детском. Блестящий металл дверей и толстенные оконные стёкла ритмично вспыхивали голубыми огоньками Охранных чар, в тамбурах-предбоксниках стояли шкафы с защитными костюмами и умывальники – после осмотра персоналу полагалось обязательно обработать руки, чтобы не выносить в коридор даже мельчайшие частицы заражённой слюны. В первом боксе Северус увидел четверых разновозрастных мужчин – трое дремали на койках, четвёртый хмуро таращился в стену. Во втором болтали за столом три женщины, сопровождавшие разговор усиленной жестикуляцией; еще двое спали, а последняя – невысокая, смуглая, с длинной чёрной косой – сидела на корточках у стены, тоскливо раскачиваясь взад-вперёд. Все оборотни были одеты в полосатые пижамы с нашивкой на груди. Северус прищурился, пытаясь разглядеть мелкие буквы.

- "М", "Ж", "Р" – мужчина, женщина, ребенок, – сказал Блэк. – И номера. Так гораздо удобнее вести документацию. Фамилий мы не употребляем – тем более, что у большинства они такие, что и не выговорить.

- Почему? – удивился Северус.

- Так они иностранцы – Европа, Индия, Пакистан. Разве ты не заметил?

- Да, точно. – Типы лиц и жестикуляция оборотней действительно были непривычны Северусу. – А как они здесь-то оказались?

- Шеф заключил договоры с иностранными госпиталями – ты же знаешь, с оборотнями никто возиться не любит, они всегда рады спихнуть их куда подальше. Тем более магглов.

- Так это магглы?! Ничего себе...

- Ну да. Думаешь, их не кусают, что ли? Кусают, и еще как, даже чаще, чем волшебников.

- А как они реагируют на то, что случилось?

- Да Мерлин поймёшь – они по-английски-то почти не говорят. Но ты не бери в голову: пациентами занимаются шеф и Хилл – это второй целитель. Они, если надо, переводят, а наше с тобой дело – зелья... Пошли дальше.

- Пошли. А давно они здесь?

- Исследования начали два месяца назад – основная масса с того времени. Троих привезли после прошлого полнолуния.

- Ясно.


Последний бокс Северуса здорово удивил: трое находившихся там разновозрастных детей неподвижно лежали на койках с закрытыми глазами. Ближайший к окну ребенок разметался во сне, скинул одеяло, и на его обнажённой груди были хорошо различимы почти зажившие рваные рубцы – следы волчьих челюстей.

- Сон Без Снов, – пояснил Блэк, отвечая на вопросительный взгляд Северуса. – Взрослые оборотни обычно спокойны, а маленькие бывают агрессивны. Пока организм не привык к новому метаболизму, они слишком возбудимы – поэтому у нас каждый день получают зелье. Так спокойнее.

- А как вы справляетесь в полнолуние?

- Переводим на ночь в подвал – там одиночные камеры. Вместе их держать нежелательно, могут друг друга погрызть. А тех, кого надо обследовать в период трансформации, помещаем в спецкамеру – сейчас покажу.

Блэк направился в конец коридора – к последней двери. За нею оказалось огромное, ярко освещённое помещение со сводчатым потолком и кафельными стенами, в центре которого возвышалось что-то типа небольшого бункера – стального, цилиндрической формы, с несколькими круглыми окошками. В левой части помещения выстроились по стенке лабораторные шкафы, справа располагалось три металлических стола. На одном из них вздрогнувший Северус увидел тощую лупоглазую девчонку лет тринадцати в уже знакомой пижаме – судя по окаменевшей позе, девчонка была под Петрификусом. Рядом стоял человек в защитном костюме с пробиркой в руках. Он бросил в сторону вошедших равнодушный взгляд и кивнул.

- Добрый день.

- Здравствуйте, целитель Хилл, – ответил Блэк. – Это наш новый коллега, Северус Снейп.

- Отлично, – Хилл снова кивнул. – Раз уж вы здесь, подстрахуете меня?

- Конечно. – Блэк вытащил палочку и взял девчонку на прицел. Хилл снял с пояса свою.

- Фините инкантатем. – Он дёрнул пациентку за руку, заставляя сесть, и добавил что-то на неизвестном Северусу языке. Та разинула рот, несколько раз сплюнула в пробирку, Хилл коротко потрепал девчонку по щеке, а потом хлопнул в ладоши – подле него тотчас появился сморщенный длиннорукий карлик в кожаном фартуке. Он без малейших усилий взвалил девчонку на плечо и вынес в коридор.

- Через пять минут доставь мне М-четыре! – крикнул Хилл ему вслед.

- Это кобольд, – сказал Блэк. – Здесь их несколько – шеф нанял для ухода за пациентами. Они очень сильные – любого маггла скрутят без проблем.

- Да, – подтвердил Хилл. – Мистер Снейп, запомните, что пациенты не должны находиться в коридоре в одиночку – либо с охранником, либо с кобольдом.

- Запомню, – ответил Северус. Такой подход ему нравился – страх, еще недавно разбегавшийся по спине холодными ручейками, исчез, будто его и не было. Блэк убрал палочку и повернулся к двери.

- Пойдём теперь в лабораторию.


Остаток дня Северус провёл, изучая материалы предыдущих опытов и литературу по ликантропии, которой, слава Мерлину, было довольно много. Метаболизм оборотней он знал не особенно хорошо, так что пришлось основательно поскрипеть мозгами – и по итогам убедиться, что вопрос изучен крайне слабо. В основном, исследования с древности и по сей день посвящались способам защиты от ликантропов или их уничтожения, а отнюдь не излечения, и лишь в лаборатории Дамокла Белби последний год проводились испытания эликсира, направленного на замедление трансформации – в частности, они утверждали, что вытяжка листьев аконита действенна в плане ингибиции ферментативного катализа, происходящего в мозговой ткани оборотней. Но всё это было еще на стадии разработки. К тому же, Северус не нашёл ни одного более-менее полного анализа состава оборотнической слюны – за два месяца работы Блэку и его предыдущему напарнику удалось выделить в чистом виде только три фермента, а из работ Белби следовало, что их не менее полутора десятков. Этим нужно было заняться в первую очередь – как и способами ингибиции. Северус расписал план, утвердил у весьма довольного им Брауна и приступил к делу.

Регулус – спустя неделю совместных трудов Северус всё же пересилил себя и начал обращаться к нему по имени – оказался неплохим напарником. Он без звука задерживался в лаборатории дотемна, отлично владел чарами и безошибочно выполнял все задания Северуса. К тому же, на него удалось переложить работу с "пациентами" – Северус всё же брезговал оборотнями, а Блэк относился к ним совершенно спокойно. Совместными усилиями они выделили четвёртый фермент – влияющий на изменение костной ткани – и занялись поисками ингибитора. В пробах in vitro отлично сработала русалочья слизь. Прочитав отчёт, Браун присвистнул от удовольствия и заявил, что в ближайшее время следует провести первые пробы in vivo.

Накануне полнолуния Северуса потряхивало от возбуждения. Для исследования Браун отобрал четверых подопытных: "М", "Ж" и двух разнополых "Р". В преддверии трансформации оборотни беспокоились, так что все дружно получили дозу зелья Сна Без Снов и отправились по койкам, а Северус с Регулусом пошли в лабораторию и с одинаковым трепетом уставились на склянки с ингибирующим составом. Охлаждающие чары колыхались в контейнере, словно рой снежинок, и Северус почему-то вспомнил, как в детстве с трепетом ждал Рождества.

- Устал? – спросил Регулус.

- Нормально. Скорей бы завтра, – не подумав, ответил Северус и прикусил губу, ожидая насмешки. Но Регулус только кивнул.

- Сам жду не дождусь.

Он стоял у стола и возбуждённо улыбался, поглаживая пальцем крышку контейнера. Северус искоса глянул на его восторженное лицо и наконец решился задать давно интересующий вопрос:

- Рег, скажи, а как ты попал к Эйвери? Да еще сразу после Хога.

Тот взмахнул пушистыми, как у девчонки, ресницами и улыбнулся ещё шире.

- А я всё ждал, когда спросишь. Помогли, конечно. Так же, как и тебе.

Северус вздрогнул, пристально посмотрел ему в глаза, потом безотчётно опустил взгляд ниже. Регулус ловким движением завернул левый рукав мантии и подмигнул. Северус ошалело моргнул и вдруг тоже улыбнулся.

- Вот уж не думал, что...

- Опять? – Блэк заледенел и нервным движением опустил рукав. Северус торопливо помотал головой.

- Нет, не дёргайся, я не о братце твоём. Просто... удивился. Видел тебя пару раз на митингах, но не думал, что встречу здесь.

- К твоему сведению, я был лучшим на своём курсе, – всё ещё напряжённым тоном ответил Рег. – А Лорду меня Люциус представил еще два года назад. Я и ПАУК по Зельям выбрал в расчёте на будущее – мне всегда была интересна исследовательская работа. Кстати, – добавил он уже спокойнее, – он очень ждёт результатов. Так что в наших интересах постараться.

Северус даже не удивился.

- Исследовательский отдел курирует сам Лорд? – спросил он.

- Ну не старый же Эйвери, – хмыкнул Регулус. – Ладно, пошли по домам – час поздний.

Вечером следующего дня, едва солнце скрылось за горизонтом, кобольды перевели оборотней в подвал и разместили в камерах. До трансформации оставалось несколько часов – обычно она начиналась ближе к полуночи. Подопытных раздели, ввели им ингибитор и поместили в бункер. "М-2" тут же скорчился у стены и закрыл глаза, "Ж-5", ничуть не стыдясь наготы, расхаживала из стороны в сторону и шептала себе под нос, время от времени зачем-то прикасаясь сложенными в щепоть пальцами ко лбу, плечам и груди, а "Р-2" и "Р-3" – та самая лупоглазая девчонка, которую Северус запомнил с первого дня, – уселись на пол, обнимая руками колени. В окна бункера всех было видно очень хорошо. Северус нервно грыз ногти – успокоился только после тычка в спину от Регулуса и отошёл к столу проверить Самопишущее Перо, которому полагалось записывать ход эксперимента. Сзади вдруг послышался стук двери и голоса. Северус, обернувшись, с изумлением увидел Люциуса, дружелюбно болтающего с Брауном. Малфой улыбнулся и помахал рукой.

- Наблюдатель от Лорда, – тихо сказал подошедший Рег.

- Понятно, – протянул Северус, бесцельно таская Перо по столешнице.

- Сюда! – крикнул вдруг Хилл, напряжённо смотревший в окошко бункера.


Северус бросился к нему. Зрелище, представшее его глазам, заставило вздрогнуть и прижать ладонь ко рту. Рядом хрипло охнул Рег.


"Р-3" клубком каталась по полу камеры. Её рот был распялен в беззвучном крике, из носа потоком текла кровь, а тощее тельце напрягалось в судорогах. Лицо искривляла какая-то уродливая гримаса – то ли смех, то ли плач. Остальные оборотни сбились в кучу у стены – "Ж-5" обнимала "Р-2", пряча его лицо у себя на груди, и всё ещё что-то шептала.

- Не похоже на обычную трансформацию, – пробормотал Хилл.

- Ингибитор, – бросил Браун, внимательно глядя в окно. – Будем ждать.

"Р-3" на миг замерла, тяжело дыша, потом тело её согнули новые судороги, она страшно затряслась, резко свела челюсти и обмякла. Рот приоткрылся, на голую грудь выплеснулся фонтан крови. По лицу "Ж-5" потекли слёзы.

- Язык, – сказал Хилл.

- Думаю, да, – согласился Браун.

- Что-то не так? – спокойным тоном поинтересовался Люциус, не отрывая взгляда от окошка. Браун покачал головой.

- Неясно. Будем смотреть дальше.

"Р-3" вновь затряслась, брызгая во все стороны кровью. Её тело сжалось в комок, потом растянулось, распласталось по полу и ощетинилось короткой мокрой шерстью. Правая нога скрючилась, превращаясь в волчью лапу, туловище и верхние конечности тоже стали волчьими. Череп деформировался, вытянулся, как огурец, половина волос опала на пол. Лицо осталось человеческим.

- Неполная трансформация, – Браун разочарованно присвистнул. – Можно было ждать.

- А почему остальные не меняются? – спросил Люциус.

- Возраст. И вес, в первую очередь – у этой самый ускоренный метаболизм. Думаю, минут через десять-пятнадцать с ними произойдёт тот же процесс.

- Неудачно. – Люциус вздохнул. Браун нахмурился.

- Это только начало, – резко ответил он.

- Что... теперь? – вдруг прошептал Регулус. Словно отвечая ему, "Р-3" содрогнулась, широко раскрыла рот и то ли завыла, то ли заорала – "М-2" заткнул уши пальцами, а "Ж-5", не прекращая обнимать "Р-2", подняла голову и что-то выкрикнула, глядя прямо в лицо Северуса. Того передёрнуло.

- Боюсь, состояние необратимо, – сказал Хилл. Регулус резко отшатнулся назад.

- Но этого не может быть. Надо дождаться утра... – лихорадочно забормотал он. Браун внимательно посмотрел на него.

- Ступайте вниз, Блэк. Проверьте состояние пациентов.

Регулус беспомощно глянул на него. Губы у него затряслись – как в школе, когда после выкрика Шляпы: "Слизерин!" его брат устало закрыл глаза и поник головой. Северуса вдруг кольнула жалость.

- Но я...

- Выполняйте, Блэк, – бросил Браун уже более жёстким тоном. Регулус еще раз глянул в окошко камеры, сморщился и чуть ли не бегом бросился к двери.

- Можно что-то сделать? – спросил Северус, кусая губы: "Р-2", высвободившись из рук "Ж-5", дёргался в разные стороны и хватался за живот – похоже, у него начиналась трансформация. Браун коротко кивнул.

- Можно. Хилл!

- Да, целитель Браун?

- Газ.


Хилл отошёл к шкафам, достал небольшую банку с серыми кристаллами, незнакомыми Северусу, и, вернувшись к бункеру, стукнул палочкой по стенке. Из толщи металла сама собой выросла длинная лестница. Хилл живо взобрался по ней, открыл крошечный люк и высыпал в него кристаллы. Потом взмахнул палочкой, закрыл люк, проверил герметичность и спустился вниз.

- Сколько это займёт времени? – с любопытством спросил Люциус. Он по-прежнему таращился в окошко, а вот Северус не мог заставить себя посмотреть туда: мальчишка "Р-2" уже вовсю катался по полу.

- На такой объём – минут десять, – ответил Браун.

Под потолком бункера появилось перламутровое марево. Он ширилось и густело, стекая вниз длинными полосами, похожими на ленты полупрозрачной кисеи. Плачущая женщина в камере вдруг потянула носом и сморщилась, на лице её застыло странное, расстроенное выражение – будто у хозяйки, унюхавшей гарь из кухни. Северуса затрясло.

- Есть, – заметил Хилл.

Женщина упала на колени. Она кашляла, корчилась, зажимала себе рот ладонями, царапала горло. Лежащий на полу мальчик, чья трансформация так толком и не началась, дрожал мелкой дрожью и тоже кашлял. Мужчина в ужасе метался по камере и колотил кулаками в стены. Эта молчаливая пляска смерти была чудовищна. Женщина вдруг обернулась к мужчине и что-то крикнула, давясь слюной – тот сморщился, отчаянно помотал головой и застучал кулаками с удвоенной силой. Мальчик выгнулся и обмяк – его ладонь бессильно упала рядом с кучкой волос, выпавших у уже давно неподвижной девочки. Вокруг раскинутых худых бёдер медленно расплывалась лужа. Северус не выдержал и отступил от окна.

- М-м-м...

Почти неслышный звук заставил его повернуть голову. Северус едва удержал площадное ругательство: глядящий в своё окошко Люциус одной рукой изо всех сил вцепился в трость. Другая двигалась где-то в гуще складок плаща – степень увлеченности мистера Малфоя процессом выдавали яркий румянец и явственно потяжелевшее дыхание.

- Himmel, Arsch und Zwirn!!* – послышалось сбоку.

Взбешённый Браун подскочил к Люциусу. Его и без того выпуклые глаза были вытаращены так, что, казалось, вот-вот выпадут на пол.

- Вы есть развратник! – проорал он. – Вон!

Нимало не смутившийся Люциус пожал плечами и отошёл от бункера, на прощание бросив в окошко сожалеющий взгляд. Хилл вдруг беззвучно усмехнулся. У Северуса смеяться не было ни сил, ни желания: женщина уже лежала ничком на полу, мужчине, судя по остекленевшим глазам и струйке пены изо рта, тоже оставалось жить считанные секунды.

- Ждите в коридоре, – мрачный Браун махнул на Люциуса рукой. – Прежде за подобные вещи я назначал трое суток карцера!

- Я не ваш подчинённый, – равнодушно ответил Люциус. И вышел.

- Was fur eine hirngerissene Verruchtheit...** – пробормотал Браун. – Хилл, кобольдов сюда. Материал – на утилизацию. Снейп, не огорчайтесь – у любого исследователя бывают неудачи. Завтра продолжите работу.

Хлопнула дверь. Северус, стараясь не глянуть ненароком в окошко бункера, торопливо отошёл прочь. Руки всё ещё тряслись. Нельзя сказать, чтобы он жалел погибших оборотней – если подумать, быстрая смерть была для этих изгоев даже лучшим исходом. Но все же впечатление у него осталось очень тяжёлое.

- Шеф прав, – Хилл похлопал его по плечу. – У вас всё получится, Снейп. Выше нос.

- Да, надеюсь, – пробормотал Северус. В груди ворочалось что-то неприятное – то ли боль, то ли страх. – Скажите, коллега, а где целитель Браун работал... прежде?

Хилл пристально посмотрел на него и, немного помолчав, пожал плечами.

- Это долгая история, Снейп. Не забивайте себе голову лишним.

Глаза его блестели неестественно ярким блеском – словно в них отражалось пламя горящей печи.

* * *


Выйдя из блока, ещё не вполне пришедший в себя Северус постоял немного, встряхнулся и пошёл к кабинету Брауна. Надо было принести извинения - хотя инициатором опыта и был шеф, но Мерлин разберёт, что завтра придёт ему в голову, тем более, что, как предполагал Северус, завтра Брауну предстояло объясняться по поводу смертей пациентов с целителями, которые их сюда направили.

Дверь была полуоткрыта. Северус подошёл поближе и услышал ленивый голос Люциуса.

- Хорошо, Браун. Напишите, какого рода материал вам нужен, и в течении двух дней его доставят. Благо полнолуние.

- Нужно то же самое, - холодно ответил Браун. - Мужчина, женщина, ребенок. По два экземпляра каждого - сегодняшнее может повториться, и я не желаю оставаться с пустыми руками. Передайте господину Грейбеку моё почтение и попросите не слишком увечить материал. На восстановление уходит слишком много средств.

- А вы расходуйте аккуратнее.

Северус шарахнулся назад и вылетел в холл. Сердце колотилось так, что перехватывало дыхание и в ушах стоял ровный гул. Он упал в кресло, некоторое время посидел в полной прострации, потом со всхлипом втянул в себя воздух и зажмурился.

Грейбек... вот значит, как...

- Ты в порядке, дружище?

Северус вскочил, едва не снеся ближайшую кадку с пальмой. Невдалеке стоял Малфой - улыбался, псих недоделанный, и смотрел на него в упор.

- Что, Северус? Тебя внезапно силой вырвали из уютной страны фейри?

На миг захотелось вытащить палочку и наставить её прямо на малфоевскую улыбку, но Северус сдержался.

- Откуда они? - спросил он медленно. - Может, это вообще маги, а?

Малфой поморщился.

- Ну что за бред? Магглы, Северус, самые что ни на есть магглы. Нелегальные эмигранты. Лезут сюда, как саранча - их до драккловой матери много, а маггловские власти с ними возятся. Организовывают какие-то лагеря, приюты... в общем, полнейшее безумие. Когда отделу понадобился материал, мы сразу подумали о них и устроили в иммиграционную полицию своего человечка. А дальше всё просто - уж кого, но этих никто и никогда не будет искать. Магглов - миллионы, Северус, я не зря сказал про саранчу. Так пусть она послужит благому делу. Пара десятков бесполезных жизней может спасти сотни, может, даже тысячи нужных. Ты помнишь, что говорил Лорд? Каждая капля волшебной крови драгоценна. Помнишь?

Северус молчал. Он не знал, что ответить. Малфой усмехнулся.

- Подумай об этом на досуге и прекрати изображать невинную девственницу.

- Да, уж ты-то на невинность точно не тянешь! - рявкнул озверевший Северус. Люциус и бровью не повёл.

- Будь снисходительней к маленьким слабостям старого друга, - сказал он. - У кого их нет, Северус? В общем, возьми себя в руки и займись делом.

Он развернулся и исчез в полумраке коридора. Северус сглотнул. Его тошнило, от злости кружилась голова. За спиной послышался слабый шорох, напряжённые нервы не выдержали, и Северус с хриплым возгласом выхватил палочку. Постоял пару секунд, вытянув вперед дрожащую руку, и медленно опустил.

В глубине холла стоял Регулус. Его застывшее лицо бледностью напоминало луну - ту самую проклятую луну, что сияла сейчас где-то в далеком равнодушном небе.

- Пойдём куда-нибудь, - хрипло сказал он. - Выпьем.

* * *

Северус открыл глаза и увидел прямо перед собой ворох чёрных прядей. Долгое время он соображал, с кем его угораздило переспать, потом различил в путанице волос белую тень явно мужской ладони со знакомым фамильным кольцом на пальце и вздохнул. Нет уж, на Регулуса у него бы вряд ли встал - впрочем, вчера у него не встал бы и на шестнадцатилетнюю вейлу. Из "Дырявого котла" их вышвырнули, после того как Блэка вывернуло прямо на стол, пришлось ждать "Рыцаря" (в салоне которого Регулус ещё дважды оставил свой след) и продолжить приятное времяпровождение в "Кабаньей голове". Аберфорту было глубоко плевать, в каком состоянии его посетители - просто когда Северус уже не различал в винном тумане даже собственных рук, хозяин предложил им заночевать в комнатах наверху. Как они туда дошли, Северус не помнил... Он помотал головой, чуть не заорал от боли и медленно спустил дрожащие ноги вниз. Пол в комнате был грязней грязи, на простыни и глянуть страшно, но зато на столе обнаружился мутный графин, полный воды, и Северус от всей души простил Аберфорту пренебрежение уборкой. Ополовинив графин, он огляделся. За окном уже вовсю светило солнце, настенные часы показывали ровно двенадцать - впрочем, Северус сразу же понял, что они сломаны: тонкая узорчатая стрелка бессильно подрагивала на одном месте. Он с трудом нашёл палочку, сотворил Темпус и охнул.

- Блэк! Регулус!

- А-а-а...

- Да что ж такое... Рег! Вставай, Рег. Надо срочно приходить в себя и бежать на работу. Браун с нас три шкуры сдерёт.

Регулус, не открывая глаз, сел в постели. Потом взмахнул своими девчоночьими ресницами и посмотрел на Северуса неожиданно ясным взглядом.

- Нет, - чётко сказал он. - Не пойду.

Северус отмахнулся от него и, постанывая, начал очищать чарами измятую и загаженную мантию.

- Давай шевелись, - бросил он, разыскивая ботинки. Регулус даже не шелохнулся.

- Я еще вчера сказал. Моя работа окончена. Я так не могу - неужели ты не понимаешь, Северус? Это же...

- Да ты бредишь, - Северус наконец нашёл ботинки. - Мало ли, что ты вчера говорил, - он вдруг вспомнил вчерашние слова Люциуса. - Не изображай ты невинность, Рег. Если подумать, подход Брауна очень рационален. Они же и правда померли бы - а так хоть пользу принесут. Да, тяжело, но знаешь, как говорят? Не разобьёшь яиц - не будет яичницы.

Он сам не понимал: врёт себе или действительно согласен с Малфоем? Но после сказанного ему определённо стало легче - словно рухнул последний, неизвестно кем установленный барьер. С кровати не донеслось ни звука. Северус бросил туда короткий взгляд - бледный помятый Регулус смотрел на него в упор.

- Значит, тебя не прижало ещё... - пробормотал он себе под нос. - Ничего. Это ничего - всё впереди, я чувствую... Вообще, хотел бы я знать, что это будет - то, что прижмёт тебя.

- Что ты там бормочешь?

- Не важно. - Регулус медленно слез с кровати. - Не видел мою мантию? Я сейчас соберусь.

- Давай, не спи. Я вниз - расплатиться с Аберфортом. Подожду тебя у стойки.

Регулус не ответил. Он с задумчивым видом смотрел в окно, явно размышляя о чём-то. Северус махнул рукой и вышел из комнаты.


В коридоре было темно. За поворотом раздавались тихие голоса - Северус по старой школьной привычке прислушался и вдруг замер, пристально вглядываясь в полумрак. Один из голосов был ему знаком - и знаком очень хорошо. За семь лет он его много раз слышал.

- Ничего страшного, дорогая Сибилла, - мягко произнёс голос. - Я тоже немного задержался, так что не вижу проблем.

- Ах, директор Дамблдор, вы так добры, у меня просто нет слов... - прочирикало в ответ.

- Заходите, дорогая.

Тихо стукнула дверь. Северус выждал несколько секунд и неслышно скользнул за угол. Это было... интересно. Какого Мерлина старик притащился в такую дыру? Любопытство, которым он всегда отличался, закипело в крови, почти ощутимо подтолкнуло его к неплотно закрытой двери, и Северус приник к ней ухом. В голове ещё шумела вчершняя выпивка, дверь, чтоб её, была дубовой и весьма основательной, но отдельные слова вполне можно было различить. Северус закрыл глаза и прислушался.


Часы, висящие в комнате на втором этаже "Кабаньей головы", вдруг слегка содрогнулись. Узорчатая стрелка дёрнулась и побежала по кругу, отсчитывая безжалостное время.

fin

....................................

* Himmel, Arsch und Zwirn!!(нем.) - Господи, раздери его жопу!

** Was fur eine hirngerissene Verruchtheit...(нем.) - Что за вопиющая гнусность...
...на главную...


сентябрь 2022  
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930

август 2022  
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031

...календарь 2004-2022...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2022.09.26 01:49:17
Выбор Жизни [7] (Евангелион, Научная фантастика)


2022.09.23 19:23:55
После дождичка в четверг [5] ()


2022.09.22 18:49:51
Соседка [2] ()


2022.09.10 23:28:23
Nos Célébrations [0] (Благие знамения)


2022.09.06 15:09:41
И по хлебным крошкам мы придем домой [3] (Шерлок Холмс)


2022.09.04 00:01:44
письма из пламени [0] (Оригинальные произведения)


2022.09.02 00:00:53
Последняя надежда [5] (Гарри Поттер)


2022.08.28 22:32:15
Моя странная школа [5] (Оригинальные произведения)


2022.08.28 18:32:48
Отвергнутый рай [37] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2022.08.25 16:02:06
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


2022.08.16 22:09:41
Змеиные кожи [1] (Гарри Поттер)


2022.08.08 18:58:19
Глюки. Возвращение [242] (Оригинальные произведения)


2022.08.08 12:50:30
Иногда они возвращаются [3] (Гарри Поттер)


2022.08.07 19:51:08
Вы весь дрожите, Поттер [7] (Гарри Поттер)


2022.07.29 20:00:25
Танец Чёрной Луны [7] (Гарри Поттер)


2022.07.24 22:31:16
Как карта ляжет [4] (Гарри Поттер)


2022.07.02 08:10:00
Let all be [38] (Гарри Поттер)


2022.06.24 19:20:20
От меня к тебе [10] (Гарри Поттер)


2022.06.23 08:48:41
Темная вода [0] (Гарри Поттер)


2022.05.28 13:12:54
Рау [7] (Оригинальные произведения)


2022.05.23 22:34:39
Рифмоплетение [5] (Оригинальные произведения)


2022.05.19 00:12:27
Капля на лезвии ножа [3] (Гарри Поттер)


2022.05.16 13:43:22
Пора возвращаться домой [2] (Гарри Поттер)


2022.05.14 07:36:45
Слишком много Поттеров [46] (Гарри Поттер)


2022.05.07 01:12:32
Смерть придёт, у неё будут твои глаза [1] (Гарри Поттер)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2022, by KAGERO ©.