Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Всесь Хогвартс уверен, что в больничном крыле работает мадам Помфри, которая постоянно куда-то пропадает.
И только Хаус знает, что уезжает она периодически в Принстонскую боьницу, а настоящее ее имя Лиса Кадди.

Список фандомов

Гарри Поттер[18479]
Оригинальные произведения[1239]
Шерлок Холмс[715]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[139]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[110]
Произведения А. и Б. Стругацких[107]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12695 авторов
- 26941 фиков
- 8615 анекдотов
- 17678 перлов
- 674 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...


Невозможное

Автор/-ы, переводчик/-и: Wiage
Бета:Амели
Рейтинг:PG
Размер:миди
Пейринг:Чарльз, Эрик
Жанр:AU, Action/ Adventure, Angst
Отказ:Не моё, увы.
Фандом:Люди Х
Аннотация:О выборе: убить или не убить.
Комментарии:АУ-развилка - Мойра не едет в Россию и погибает во время нападения Шоу на ЦРУ, на кубинском пляже её пуля не попадает в Чарльза, Эрика ничего не останавливает, он взрывает корабли.
Написано на фест по арту:
http://savepic.su/579766.png
Каталог:нет
Предупреждения:нет
Статус:Закончен
Выложен:2012.01.17 (последнее обновление: 2012.01.17 09:09:56)
 открыть весь фик для сохранения в отдельном окне
 просмотреть/оставить комментарии [1]
 фик был просмотрен 1622 раз(-a)



Когда они, пройдя мимо жилых домов и церкви, оказались возле пустующей парковки, Эмма сказала, что мысли мальчишки напоминали ей витраж с дьявольским сюжетом, только пара ячеек была либо разбита, либо заляпана чёрной краской.
— Или испорченный калейдоскоп. — Она остановилась и, болезненно зажмурившись, указательными пальцами потёрла виски. — Вот что я вижу в его голове. А слышу целый рой звуков… настоящую какофонию. Я понятие не имею, что это такое. Я не могу узнать, что ему нужно.
Эрик не обернулся, чтобы не спугнуть мальчишку раньше времени.
— Мы можем сами у него спросить.
Чуть выше по улице, за небольшим по-осеннему ярким сквером, на безлюдной остановке притормозил автобус: никто не вышел и не зашёл. Эрик подождал, когда тот закроет двери и тронется с места, а потом сделал короткое движение рукой. Цепь на низком ограждении звякнула, мелко задрожала, как живая изогнулась; раскалились и с треском расплавились два звена.
— Подожди. — Эмма, прищурившись, окинула взглядом растущие вдоль дороги деревья. — Он ушёл.
За ними больше никто не следил.


«…будем называть вещи своими именами. Я не могу отделаться от крайне неприятного ощущения, что всех нас принимают за дураков».
«Вы считаете, что мутанты, несмотря ни на что, не существуют?»
Чарльз отложил карандаш, вытянул перед собой ноги, размял затекшую шею. Засидевшись за бумагами, он не заметил, как совсем стемнело, и за кругом яркого света от настольной лампы ничего в комнате не было видно.
«Я, к огромному сожалению, уже не в том возрасте, чтобы верить в сказки, и ещё не выжил из ума».
«Вы не будете игнорировать очевидные факты…»
Чарльз наклонился вперед и немного повернул ручку радиоприёмника, увеличив громкость.
«Парни из Белого дома оправдали свою мягкотелость и глупость. Им не хватило смелости начать... и выиграть войну. Вместо этого над нами потешаются в мире. Вам это нравится?»
«Нет, но…»
«Словно мы уже не великая нация… Да какие мутанты, русские взорвали наши корабли, а что мы?»
«Но сообщение об атаке мутантов, которое успели передать… Вы не будете спорить…»
«Подделка. Я поражаюсь, как всему этому можно верить».
Чарльз устало закрыл глаза. Большинство верило — в новых врагов, мечтающих уничтожить человеческий род, намного более сильных, чем прежних. Люди не должны были узнать о мутантах так, но, если ответить честно, положа руку на сердце, новый враг лучше ядерного апокалипсиса. Страх перед мутантами не дал начаться третьей мировой войне.
«Как вы можете объяснить то, что произошло на прошлой неделе в Сан-Франциско?»
«Именно? А… Тот якобы мутант. Который, бог ты мой, летал? У вас есть доказательства, кроме слов пары очевидцев и того парня, который это чудо природы пристрелил? Вот если бы нам показали крылья… но нет…»
Сан-Франциско был слишком далеко для Церебро, Хэнк должен с этим что-то сделать. Но всё равно невозможно всем помочь, усилием воли напомнил себе Чарльз.
«Где те мутанты? Те, которые в два счёта уничтожили военные корабли? После того, что сотворили, просто исчезли?»
«Полагают, что они причастны к террористическому акту весной этого года».
«Он вышел… неубедительным. Ни одной жертвы».
Именно тогда Хэнк восстановил Церебро, а Эрик с остальными был близко, в Нью-Йорке, и когда Чарльз нашёл Рейвен — ему пришлось действовать мгновенно. А ведь в тот раз он прочел её мысли всего лишь из естественного беспокойства. С тех пор Эмма позаботилась о защите от телепатии Чарльза.
Уже позже, отходя ко сну, Чарльз почему-то вспомнил: он увидел в мыслях Рейвен, что тогда, на безымянном острове в сотнях милях от Кубы, взрывы казались ей похожими на созданные из воды, огня и груды металла цветы с толстыми колючими стеблями и кипящими соцветьями.


На следующий день мальчишка явился к ним сам. Как ни в чём ни бывало, постучал в дверь.
Худой, небольшого роста, аккуратно и чисто одетый, в бело-синей куртке, джинсах и кроссовках.
Эрик сразу узнал его, да и Эмма подтвердила: «У кого ещё могут быть такие мысли?», скривившись, будто бы говорила о прокажённом, а не об обычном с виду мальчишке, и попросила не вынуждать её находиться рядом с ним — она всё равно ничем не может помочь.
— Так, по твоим словам, ты совершенно случайно нас нашёл?
Грегори — он так представился — качнулся на стуле, обвёл комнату безразличным взглядом и небрежно кивнул:
— Ага.
— Вчера ты следил за нами, — сказал Эрик. Грегори, несомненно, такой, как и они, мутант, но незачем было начинать знакомство со лжи. — Совершенно случайно следил?
Он, на удивление, не испугался и не смутился, а только досадливо поморщился и покачал головой:
— Ну да. Я и впрямь следил, — без особых эмоций признался он. — Это ничего не меняет, так ведь? Хотел бы убить, уже убил бы. А так догадываешься, что я могу быть тебе полезен.
— Ты телепат?
— Нет, — он ответил с еле уловимой брезгливостью, которая точно бы не понравилась Эмме.
— Но можешь скрывать от них мысли?
— Не нарочно. Меня защищает мой дар. Я рад, что мы начали говорить, как взрослые люди, — с такой несвойственной возрасту серьёзностью добавил он.
— Сколько тебе лет?
— Шестнадцать.
Он выглядел младше. Возможно, из-за небольшого роста и почти болезненной худобы. А может, и прибавил себе пару лет.
— Ты сомневаешься, потому что я слишком молод? И зря, — Грегори ухмыльнулся, заложил ногу за ногу и ткнул пальцем себе в грудь. — Я сильный мутант. Наверное, самый сильный из тех, кого ты встречал.
Самый заносчивый — точно, подумал Эрик, но вслух не сказал.
— Чем я заслужил встречу с тобой? — Его даже начал забавлять этот высокомерный мальчишка.
— Ты смеёшься… — Грегори косо посмотрел на него. — Но только пока. Пока ты меня не знаешь. А чем заслужил… Я пришёл к тебе, потому что не могу вернуться домой. Люди знают, что я мутант. Я чем-то выдал себя… я всё-таки не всесильный. Тот докторишка…
— Ты был в больнице?
— В клинике Хопкинса.
— Болен чем-то серьёзным?
— Да нет, — он передёрнул плечами. — Обычное обследование. Мать волновалась, что у меня в последнее время часто болит голова. Всё это не слишком важно.
— Важно, если вы приехали сюда. Наверное, издалека?
— Мы живём в Балтиморе, — Грегори недовольно поджал губы. — Переехали из Майами почти сразу же, как началось… всё это с мутантами.
— Понятно... Продолжай свой рассказ.
Грегори бросил на него раздражённый взгляд, но спокойным тоном сказал:
— Тот докторишка сдал меня. В общем, если бы я не сбежал, стал бы ещё одной из подопытных обезьянок. Агенты опоздали на пару минут. Я успел перейти дорогу и видел в отражении витрины, как они зашли.
— Тебе повезло.
— Ну не совсем так, — Грегори наклонил голову набок и хитро прищурил серые глаза. — Я, представь, предсказываю будущее.
Он замер в ожидании. Наверное, восхищения. Но Эрик, изобразив равнодушие, промолчал. Он, конечно, был впечатлён, но мальчишку стоило проучить.
— Пророк. Провидец. Человек Божий, и слово Господне в устах моих истинно.
Им только не хватало сумасшедшего.
— Но считаю, — добавил Грегори, — я просто мутант.


В телефонной трубке Чарльз услышал вежливый мужской голос:
— Профессор Ксавьер?
Чарльз ответил утвердительно.
— Агент Дэвис. — Послышался треск. Когда он стих, собеседник, не выказывая раздражения, будничным тоном пожаловался на качество связи, повторил своё имя и добавил: — Специальный отдел ЦРУ.
Чарльз, подавив вздох, прикусил нижнюю губу. Переложив трубку к другому уху, он опёрся ладонью о деревянный столик, на котором стоял телефонный аппарат, и спросил:
— Чем могу быть вам полезен?
Эрик сказал тогда, что лучше забыть. Будто бы всё случилось в другой жизни или вообще не с ними: ни Майами, ни России, ни Кубы у них не было. Не его, Чарльза, однажды нашла Мойра и попросила помочь. Разумеется, с ЦРУ он никогда не имел дела. Забыть — для собственной безопасности, а не для успокоения совести, которая вряд ли у них осталась. «Хочешь ты или нет, придётся воевать, но в открытую никто из нас не готов, и особенно ты, Чарльз».
— Я прошу простить меня за беспокойство, профессор. — Собеседник был чересчур любезным, и на мгновение Чарльз пожалел, что его мысли он не может прочесть. — Нам необходимо встретиться. Вы не будете против, если в вашем доме? Или хотите выбрать другое место?
— Нет, конечно, не против, — быстро ответил Чарльз. — В моём доме. — Если бы в ЦРУ знали всю правду о нём и школе, никто бы не спрашивал разрешение сюда прийти.
— Отлично. Просто чудесно. Когда вам будет удобно?
— Подождите, пожалуйста… — Чарльз сделал вид, что задумался, раскрыл записную книжку и, не глядя, пролистал пару страниц. — Сегодня вечером. Вас устроит в семь часов?
— Да. Благодарю. — Он улыбнулся, Чарльз понял по голосу. — Я знал, что мы сможем быстро найти общий язык.


— Наверное, ты знаешь, когда умрёшь? — спросила Рейвен. Возможно, в своём любопытстве она перешла границу, но Эрику тоже было интересно.
— Да, конечно, — ответил Грегори. Он усмехнулся и, отвернувшись от Рейвен, объяснил Эрику, что вопрос о смерти должен быть самым первым вопросом, который задают пророку.
— Не сегодня? — спросила Эмма. На её лице было написано отвращение. Её не успокоило, что мерзостный калейдоскоп был вовсе не мыслями, а видениями, и темноту она называла уже не краской, а хлопьями сажи или мушиным роем, и изумлялась, как можно, видя её перед глазами и днём, и ночью, не лишиться рассудка.
— Не сегодня.
— А если я тебя убью? Прямо сейчас, — она холодно усмехнулась, но в голосе не было угрозы.
— Ну да, ты изменишь будущее, — с безразличием ответил Грегори. — Знание само по себе оружие. Будущее подчинится твоей воли. Но что тебе это принесёт?
— Мы всё равно не узнаем, пока не…
— Ты не знаешь, а я знаю. Ты можешь только предполагать, что было бы, если, а мой дар показывает мне. Как ветвящееся дерево. Хочешь увидеть, что будет, если ты меня убьёшь? — Грегори, приподнявшись со стула, протянул руку, и Эмма отшатнулась.
— Не нужно, — сказал Эрик. — Она тебя всё равно сегодня не убьёт.
— Ладно. — Грегори сел на место и сложил руки на коленях. Он пристально посмотрел на Эмму, а она ответила презрительным взглядом. — Всё из-за телепатии, правда? Лучше не лезь ко мне в голову. Я вижу всё иначе.
Эмма уже открыла рот, чтобы ответить, но Рейвен вмешалась в разговор:
— Послушай… — Она взяла с тарелки зелёное яблоко и задумчиво нахмурилась, явно подбирая слова. — Ты можешь сказать…
— Да что ещё? — раздражённо выдохнул Грегори. — А, конечно, — он скривился, как от боли. — Теперь ты хочешь спросить уже о своей смерти. Ты перепутала меня с гадальным автоматом или колодой карт?
— Да вовсе нет…
Но Грегори не обратил внимания на её ответ.
— Мой дар так не работает. Я не могу вот прямо так, по чьему-то желанию сказать, что будет с тем-то и тем-то. Больше не суйся ко мне с этой чушью.
Рейвен возмущённо фыркнула и глянула на Эрика. «Ты понял?» — с насмешкой мысленно спросила Эмма. Он ответил ей: «Да», а потом кивнул Рейвен, чтобы не беспокоилась: с этим величайший пророком он разберётся сам.
— Грегори, — сказал Эрик и поманил его ладонью. — Иди за мной.
Он услышал, как Рейвен бросила яблоко обратно на тарелку, а Грегори что-то пробормотал и резко отодвинул стул.
Кабинет был обставлен обшарпанной, старой, словно пропитанной пылью мебелью. Пыль стояла в воздухе, и, замечая её в полосах света, становилось трудно дышать. Но дом был временным жилищем, и никто не собрался ничего здесь менять.
Грегори закрыл за собой тяжелые двери кабинета.
— Если ты хочешь отчитать меня… — Он плюхнулся в оббитое тёмной тканью кресло.
— Нет. Я хочу спросить. — Эрик чуть сдвинул газеты, чтобы лежали на столе ровно. — Ты правду сейчас сказал? О своём даре…
— Как бы объяснить… — протянул Грегори.
— Значит, ты не можешь ответить на конкретные вопросы, когда это будет нужно? — Эрик должен был подробно расспросить об этом сразу же, и только потом разрешать остаться ему в доме, пусть даже на обед. — Чем ты полезен для нас?
— Подожди. — Грегори мотнул головой. — Рейвен я соврал.
— Вот как?
— Я не хотел слушать дурацкие вопросы.
— Хорошо. Ты ещё о чём-то соврал?
Эрик ожидал, что Грегори ответит «Нет», но тот сказал:
— Я пришёл к вам не потому, что мне нужна была ваша помощь. Я не собираюсь с вами работать. Вы мне не нужны.
— Даже так? — Мальчишка, похоже, смеялся над ним. — Тогда какого чёрта ты явился в мой дом?
— Помочь тебе, — Грегори ухмыльнулся. — Наверное, с этого надо было начинать…


Прежде чем перейти к делу, агент Дэвис спросил Чарльза, что тот думает обо всей этой истории с мутантами.
Чарльз чувствовал искреннюю заинтересованность в себе, уверенность — он как раз тот, нужный ЦРУ, человек. Именно Дэвис выбрал его кандидатуру и даже прочёл, с большим интересом, несколько его научных работ.
— Профессор генетики не может относиться к тем, кто отрицает их существование? — Он сам подсказал правильный ответ.
— Конечно, нет, — Чарльз попытался улыбнуться, но вышло, наверное, неважно.
Агент Дэвис носил идеально выглаженный серый костюм, идеально чистые чёрные ботинки, предпочитал виски, разбавленный на две трети содовой, безо льда, был исключительно вежлив и про себя называл мутантов мразью, которую без сожаления стоило истребить.
— Мутанты — тема, которой модно спекулировать. Политики думают только о выборах…
— Но всё же, — сказал Чарльз, — мутантов могут использовать, чтобы ограничить наши права. Обычных людей. — Он сжал пальцами стакан с виски, прислушался, как с чуть слышным потрескиванием таяли кубики льда.
Этот совсем короткий разговор, казалось, длился уже целую вечность, и было тошно осознавать, что впереди — когда Дэвис наконец-то спросит то, ради чего пришёл, а Чарльз ответит согласием, — их ждёт ещё не один такой.
— Вы говорите о правах… — Дэвис откинулся в кресле и сделал глоток виски, а после паузы сказал: — Ради общей безопасности стоит пожертвовать чем-то, что принадлежит тебе.
— Я не уверен, что мутанты так опасны. Мне кажется, они всегда защищаются, а не нападают. Я читаю газеты и…
— Даже на Кубе защищались?
— Я не был там. Я не могу точно знать, что там произошло.
Будто бы всё случилось в другой жизни или вообще не с ним.
— Вы встречали мутантов в жизни?
— Нет.
Дэвис удовлетворённо кивнул и подумал, что именно поэтому Чарльз так наивен.
— ЦРУ хочет предложить вам сотрудничество, — он наконец-то сказал то, зачем пришёл. — Может дать вам возможность изучить прекрасный материал.


Эрик считал, что знал всех, кто мог сдать или как-то иначе им навредить: одни сейчас были с Чарльзом или с ним, и не представляли опасности, а от других он избавился.
Ему не понравилось, конечно, что Грегори видел его — значит, и остальных, — тогда, на Кубе.
— Сразу я не понял, что с этим сделать. Знаешь, ведь мои видения не просто так... Я думал донести в ЦРУ. Я был не прочь получить за вас всех кучу денег, — он замолчал.
Эрик уже заметил, что Грегори любил провоцировать и наблюдать за реакцией.
— Но цэрэушникам ты бы не объяснил, как всё узнал. Правдоподобно и безопасно для тебя.
— Ага. — Грегори кивнул. — По любому, я бы привлёк к себе внимание. — Он опустил взгляд в пол. — А потом я понял, что раз ты начал, ты должен и закончить. Как-то так.
Эрик до боли сжал челюсти. Чёрт возьми — «ты начал». Не хватало выслушивать обвинения от мальчишки.
— И я, правда, не желаю, чтобы люди выиграли войну против нас. Они ведь нас всех убьют. Всех, ты понимаешь? — Грегори посмотрел на Эрика.
— И мне нужно сделать то, что ты скажешь? Убить тоже?
— Я чувствую, ты мне не веришь…— Грегори неожиданно встал, сделал шаг к нему и протянул через заваленный бумагами стол руку. — Я покажу. Мой дар хочет, чтобы я указал тебе путь. Третий. Не открытая агрессия, от которой сейчас только хуже, и не трусливое прятанье. Да и зачем мне тебя обманывать?
Не он ли начал их знакомство с обмана? Но Эрик повернул руку ладонью кверху и ответил:
— Покажи.
— Сначала люди расправятся с самыми, по их мнению, опасными. А потом придумают оружие, которое будет убивать только нас. По одному признаку — «мутант». Всех, взрослых и детей. Всех.
«Ты слишком много болтаешь», — хотел сказать Эрик, но Грегори дотронулся до него, и от прикосновения он на миг ослеп и оглох, задохнулся сажей и заживо сгорел.
А когда тьма развеялась перед ним и звуки вернулись, он увидел перед собой холл дома в Вестчестере: грязные следы на ковре, обляпанные кровью перила, палец, нажимающий на курок, мёртвыми — тех, с кем был знаком, и тех, кого Чарльз нашёл без него, позже.
Он, наверное, спросил вслух, где Чарльз, потому что тут же увидел: кафельные стены маленькой комнаты, яркий свет, металлический стол. Когда чьи-то пальцы потянули молнию на чёрном мешке вниз, Эрик сказал: «Хватит».


Они встретились на следующее утро, снова в Вестчестере. Чарльз охотно согласился: в такую рань, когда дом ещё не проснулся, они никому не помешают, и им не будут мешать.
Конечно, Чарльз всех предупредил, что в этот день лучше «подольше поспать». Зачем лишний раз попадаться на глаза агенту ЦРУ?
— Вы понимаете, профессор, что это за информация?
— Несомненно. — Чарльз сонно потёр переносицу. — За разглашение я понесу ответственность, я отдаю себе в этом отчёт.
Дэвис выглядел отдохнувшим и бодрым, а ему самому даже крепкий кофе не помог проснуться. Но Чарльз надеялся, что ничего не упустит. Дэвис рассказал, что две самые крупные исследовательские лаборатории находились на восточном и западном побережьях — в Балтиморе и Сиэтле.
— Вас ждут в Балтиморе, — продолжил он.
— Вы помните, о чём мы договаривались? — спросил Чарльз. Он поставил условие, что не оставит преподавательскую карьеру, и сотрудничество с ЦРУ не должно ей мешать.
Дэвис кивнул.
— Переезд не потребуется. Я надеюсь, что на этой неделе вы сможете приехать в Балтимор. Там вы уточните детали, — он кашлянул, прикрыв рот ладонью. Чарльз снова предложил чашку крепкого горячего чая, но Дэвис отказался. — В клинике Хопкинса правительство спонсирует научные изыскания. Важно знать, как с этим, — Чарльз невольно поморщился, когда Дэвис подумал о мутации, как о пока неизлечимой болезни, — бороться на генетическом уровне… не убивая. Нам нужно… если можно так сказать, научное оружие.
— Заблокировать способности?
— В общем-то, да.
— У тех, кто опасен?
— У всех. Все мутанты опасны для нас. Даже те, кто с нами сейчас добровольно сотрудничает. — Он улыбнулся так, будто бы извинялся за эту слабость властей. — С этими исследованиями больше хлопот, чем, допустим, с физическим уничтожением. Но не все мутанты проявляют агрессию, и у многих есть семьи, друзья, хорошие знакомые, вы же понимаете, и не нужно забывать, что кто-то в верхах радеет за свою репутацию. Исцеление мутантов можно преподнести под нужным соусом. К тому же, оно успокоит людей. Это уже похоже на истерию, вы не находите? Вы слышали о случаях, в Сан-Франциско и во Фресно?..
— Я читал в газетах…
— Люди не выходят из дома без оружия. Такое чувство, что даже ядерные бомбы их не так пугали. — Дэвис, тяжело вздохнув, откинулся на спинку кресла. — У вас, конечно, оружия здесь нет?
Он спросил из чистого любопытства, и Чарльз ответил:
— У меня есть браунинг. Остался от отчима. Но, разумеется, с собой я его не ношу. Пистолет всегда заперт в сейфе.
Чарльза беспокоило, что на самом деле в доме было ещё оружие. С недавних пор Шон с револьвером оправлялся даже в магазин. Он объяснял, что так спокойней. Если, например, на него нападут, способностями, даже обороняясь, он сразу себя выдаст, а вот стрельбой сейчас никого не удивишь.


Образы сменяли друг друга. Непривычно было видеть их не тусклыми и чёрно-белыми, как на телевизионных экранах, а чёткими и цветными. Полный зал людей. Седовласый человек на трибуне во время длительных пауз в пламенной речи обводил зал властным взглядом. Когда образы возникали одновременно, все сразу, звуки сливались в гул, а когда чередовались, Эрик разбирал слова: «не мутанты являются нашими врагами», «оставим эти дискуссии о мутантах, у нас есть более важные дела». И вдруг разом всё исчезло, когда Эрик наткнулся на темноту. Будто бы щёлкнул выключатель, погасив свет.
— Иногда бывает, — объяснил Грегори, отдёрнув руку. Он поморщился и слегка встряхнул кистью. — Мне сложно показывать. Мой дар словно не хочет, чтобы я им с кем-то делился.
— Хорошо, — вздохнул Эрик. — Я видел Конгресс…
— Да. Нужное нам будущее и нужного нам президента. Люди будут заниматься не мутантами, а собой…
— Президент…
— Сейчас он сенатор от Аризоны. Он там родился, но в нашем будущем это не будет мешать. Когда он родился, такого штата ещё не существовало, — с видимым удовольствием объяснил Грегори. — Мелочь, к которой в нашем будущем не будут придираться, как и к многим другим вещам…
— Ты любишь крупные игры в большой политике. — Поэтому личной выгоды для Грегори в этой истории, вероятнее всего, не было.
И вряд ли собирался подставить: он предлагал не террористический акт, а несчастный случай — автомобильную аварию и смертельный исход, пусть кто-нибудь попробует доказать…
Только всё равно что-то скрыл, спрятал за темнотой.
— И я всего лишь должен убить того, кого ты скажешь? — спросил Эрик.
— Убить. Всего одного. — Грегори, наблюдая за ним, чуть склонил голову набок и прищурился. — Мелочь.
Эрик мог бы спросить прямо…
— Ты хочешь спросить, не обманываю ли я тебя, — сказал Грегори. — И что находится за темнотой. Нет, не обманываю, и это на самом деле наше будущее. Не мои фантазии. Ты заглянул в настоящий хрустальный шар, — Грегори усмехнулся и притронулся указательным пальцем к виску. — А темнота… За ней нет ничего. Наверное… Я точно не знаю. Мать говорила, что бог просто не хочет показывать мне всё. Чтобы я ошибался, не возгордился, и однажды не посчитал себя им... Два раза и один, и спросит «Магнито, ты же не забыл?».
«Что?» — хотел спросить Эрик, но решил не обращать внимания на чушь.
— Хорошо, — сказал он вслух. Был вопрос поважнее. — Если ты ошибёшься в этот раз?
— Несмотря на этот небольшой дефект, я ещё ни разу не ошибся, — ответил Грегори с ещё большим высокомерием, чем обычно.
— Темнота не помогла? Ты всё-таки возгордился?
Грегори неожиданно зло прищурил глаза, но ничего не успел сказать.
В дверь постучали: сначала два раза, потом — ещё один. Рейвен заглянула в комнату и, напомнив о насущных делах, спросила: «Магнито, ты же не забыл?».


Чарльз выяснил больше, чем Дэвис хотел рассказать.
Уничтожая следы, мутанты забыли о документах в тюрьме штата, и теперь властям было известно одно имя — Алекс Саммерс. Преступник, который понадобился мутантам. Преступник — неужели люди сразу не догадались, с кем имели дело, ничего не насторожило, о чём только думали тогда?
Но сейчас ни у кого не спросишь: все, кто могли ответить, погибли.
О Саммерсе до сих пор ничего не было слышно. Одни считали, что его убили — во время странного погрома в ЦРУ, свои же, или возле Кубы. Другие, Дэвис, в том числе, — что «залёг на дно», вместе с остальными. Агент не подозревал, что Саммерс был совсем рядом — в комнате этажом выше.
Информация о Шоу исчезла, поэтому бойню в ЦРУ повестили на их совесть. Мутанты убили всех агентов, и даже ту глупую девчонку, которая первая нашла ублюдков. Дэвис никак не мог запомнить её имя, и Чарльз чуть не ответил, вовремя прикусив губу.
А после бойни — это уже выходило за рамки здравого смысла — мутантам всё равно продолжили доверять, у них пошли на поводу, развернули операцию возле Кубы. Деталей уже никто не узнает, что конкретно там произошло, известен только финал — маленький ад в Карибском море, и людям повезло, что в ад не превратилась вся планета.
Дэвис даже подумал, что, если кто-то управлял металлом, мог быть тот, кто управлял мыслями. Это его пугало, а ведь он почти ничего не боялся. Он знал, что, если встретит такого мутанта, то сразу, без сомнения, его пристрелит.
Перед тем, как уйти, Дэвис спросил, почему он видел так мало учеников Чарльза. Он вспомнил, что вчера встретил рыжего парня и светловолосую девчушку, а сегодня — никого, будто дом даже не спал, а вымер. Он спросил всего лишь из любопытства, но Чарльз заставил поверить: «На самом деле, они тебя не волнуют».
Днём Чарльза поговорил с Хэнком, Алексом и Шоном. Они, казалось, поняли необходимость этой опасной афёры: всё равно ЦРУ найдёт другого, а так Чарльз всегда будет в курсе, в центре событий, и сможет их изменить. Каждый из них по-своему выказал беспокойство, но Чарльз уже всё решил.
Наверное, из-за тяжёлых разговоров и воспоминаний, ночью он долго не мог уснуть. Только глубоко за полночь он провалился в кошмар. Ему снилось падение. Но он не разбивался, а плавно опускался на мягкую траву. Его обвивала колючая проволока, ржавые шипы вспарывали одежду и рвали кожу.


Ничего выяснять не пришлось: его на самом деле звали Грегори, и ему было шестнадцать лет. Только, судя по листовке в магазине, вряд ли разыскивала полиция его, как мутанта. Скорее всего, просто сбежал из дома.
— Раз ищут, беспокоятся, — сказал Эрик.
— Пошлю потом открытку. Сейчас не до них, ты же понимаешь? — Он погладил пальцы, потом повернул чашку с чаем, чтобы удобнее взять её за ручку. — Времени нет. Я уверен, когда лучше всего провернуть наше дельце. Если упустишь случай, может не получиться. Нужно успеть до убийства Кеннеди.
Он уже показал Эрику, как в этом ноябре пуля пробьёт голову президента.
— Авария должна быть похожа на несчастный случай. — Грегори отпил чая и, поморщившись, отставил от себя кружку. — Из-за него не усилят охрану, не станут отменять планы. Так из-за нашего вмешательства Кеннеди не избежит смерти. До следующих выборов его пост займёт человек, который, по сути, не будет к этому готов. Сейчас он спикер нижней палаты. Мягкотелый старик. Никаких проблем он не решит. Проблем только прибавится. То, что нам нужно.
— И люди выберут президентом того, кто выгоден нам?
— Да. — Грегори широко улыбнулся. — Тебе всего лишь нужно убить вице-президента. Во-первых, мёртвым он не будет участвовать в выборах и нам мешать. Во-вторых, после смерти Кеннеди его место временно займёт не он, а третий человек в стране — приятный, но не готовый к этому старик. Сегодня. Магнито, ты должен убить вице-президента Джонсона сегодня. Идеальный для убийства день.
Эрик напомнил себе, что с мальчишкой он не знаком даже недели.
— Не быстро ли?
— Я уверен. Мой дар не подводит. Ты сомневаешься, но я вижу, как ты его убьёшь. Я вижу, как Джонсон испустит последний дух. — Грегори говорил об этом слишком спокойно, будто бы обсуждал погоду за окном.
Возможно, из-за собственного дара.
— Ты часто видишь смерть?
Грегори с недовольством взглянул на него.
— Каждый день. Я мало кого из этих людей знаю. Они умирают от старости или болезней, или несчастных случаев, убивают себя или их убивают, — морщился, как от боли.
— А какой будет твоя?
— Скучная, — тут же ответил Грегори. — Она не должна нас сейчас волновать. Ты только подумай, что сегодня сможешь исправить свою ошибку. Ты начал… — он улыбнулся.
— Хорошо, — отрезал Эрик. — Я уже слышал. Я и закончу.
— Не упусти шанс, — Грегори замолчал. Он, хмурясь, разглядывал дно пустой чашки, будто бы по чаинкам читал будущее.
Эрик сначала не хотел спрашивать, но не сдержался:
— А если бы я не взорвал корабли?..
Грегори отрицательно покачал головой.
— Нет. Ты всё равно бы их взорвал. На том пляже не было никого и ничего, что могло бы тебя остановить.


Когда их наконец-то соединили, Чарльз услышал в трубке облегчённых вздох, а потом Дэвис пожаловался, что сегодня Вестчестер словно находится на другой стороне земного шара, и именно поэтому сюда так сложно дозвониться.
— Я сделаю с этим что-нибудь, потом, — ответил Чарльз.
Сегодня были более важные дела.
— Мы забронировали вам номер в отеле, — сообщил Дэвис. — О расходах, которые возникнут у вас в пути, не волнуйтесь, профессор. Если вы предпочтёте отправиться в Балтимор поездом…
— Пожалуй, я поеду на машине. — Чарльз чувствовал себя за рулём вполне уверенно, расстояние было небольшим, к тому же он не хотел зависеть от расписания общественного транспорта.
Он записал адрес отеля: тот, по словам Дэвиса, находился в паре кварталов от нужного корпуса больницы, и потребуется не больше четверти часа, чтобы дойти до него пешком.
Дэвис услужливо сообщил, что в Балтиморе сегодня вечером будет прохладно и безветренно, а после захода солнца на город опустится туман, и лучше бы Чарльз, раз предпочёл автомобиль, успел добраться до темноты.


— А если ты посмотришь на башенные часы… — Грегори моргнул и смолк.
— И? Ты что-то сейчас увидел? Я ошибусь? — Молчание начинало злить Эрика.
— Нет, — наконец-то ответил Грегори, — ничего важного. У тебя всё получится. У тебя не может не получиться. Ты точно не хочешь, чтобы я показал тебе каждую мелочь?
— Нет.
Эрик точно этого не хотел. Ему бы помешали такие знания.
— На чём я остановился? Ты можешь действовать сразу, как заметишь вдалеке машину, — продолжил Грегори. Он забыл о часах, и Эрик решил, что напомнит позже. — Или тогда, когда она проедет мимо тебя. Я вижу и тот, и другой вариант. Ты можешь выбрать. — Он, привстав, протянул руку, случайно сдвинул локтём развёрнутую на столе карту. — Всё будет замечательно. Просто чудесно.
Грегори улыбнулся и накрыл ладонь Эрика своей — всего лишь на секунду, оглушив скрипом тормозов, криками и скрежетом металла.
— В обычной аварии он мог выжить, но ты проследи, чтобы точно сломал себе… что-нибудь, чтобы наверняка.
Грегори вновь улыбнулся, с каким-то извращённым удовольствием, и Эрик заметил:
— Вроде бы Джонсон не может быть твоим личным врагом. — Предположение было абсурдным, но: — Или может?
— Нет. Что ты, — Грегори искренне рассмеялся. — Я просто знаю, что впереди — прекрасное будущее. Оно станет твоей заслугой. Ну а я буду счастлив, что приложил к этому руку.
Если он говорил правду, то смерть всего лишь одного человека — ничтожно малая цена.
Если врал, смерть всего лишь одного человека не могла обернуться катастрофой.
— А те, кто винили тебя… — Грегори отвёл глаза. — Взращивали в тебе чувство вины... — Слова обжигали. — Будут благодарить...
Эрик резко выдохнул сквозь зубы и сжал руки в кулаки. Какого дьявола мальчишка это только что сказал? Эрик должен... да, должен — и плевать на всё остальное — поговорить с Чарльзом прямо сейчас.
— У меня есть дела.
— У тебя нет времени, — от радости Грегори не осталось и следа. Он быстро заговорил: — Встреча ничего не даст, а он будет вновь пытаться залезть тебе в голову, он захочет тебе помешать.
Разумеется, и это знал.
— Ты можешь что-то не увидеть в своём дефектном хрустальном шаре.
Грегори прикусил нижнюю губу, ничего не ответив.


Чарльз застыл на месте и нахмурился, потом медленно прикрыл дверь, сделал несколько быстрых шагов к секретеру, чтобы забрать бумаги, и повернул ключ. Замечательно, в этот раз Эрик надел шлем, в прошлый — он не собирался ничего скрывать, хоть мог бы, и лучше бы скрыл. Да, как и хотел, он услышал от Чарльза «спасибо»: отлично замёл следы в ЦРУ, и, да, Чарльз понимал, что Эрик не только для себя — в первую очередь, не для себя, — старался. Но среди воспоминаний о сожжённых бумагах и перепачканных в пепле пальцах, Чарльз нашёл лезвие, которое проворачивалось в плоти, и скрипело, когда задевало рёбра.
— Право слово, не самый удачный день для встречи, — не оборачиваясь, сказал Чарльз. — Извини, я спешу. Я не могу предложить тебе даже выпивку. Не сочти меня невежливым…
Он не ответил, когда Эрик спросил, куда Чарльз так торопится.
— Ты мог бы сделать вид… Хотя, неважно, Чарльз. — Он явственно ощущал на себе взгляд. — Я всё исправлю.
Чарльз повернулся, слабо надеясь, что здесь, кроме него, никого нет, но Эрик, наклонившись вперёд, сидел на стуле.
— Отлично. Ценой скольких жизней? Сотни? Тысячи?
По выражению на его лице Чарльз понял, что оказался прав. Да и не просто так Эрик сейчас скрывал от него мысли.
— Всего лишь одного. Чертовски мало. Признай.
— Кто он? — Только этого Чарльзу сейчас не хватало.
— Я не отвечу. Ты же постараешься меня остановить, Чарльз.
— Непременно, — он вздохнул. — Сейчас ничего не зависит от одного человека. — Слишком многие считали мутантов врагами. Весь мир. — Возможно… Ты ведь не собираешься убить президента?
— Не пытайся угадать, Чарльз. Нет. Но из-за него всё изменится, — Эрик усмехнулся. Он ответил прежде, чем Чарльз спросил: — Я точно знаю, кого нужно убить. Я видел это в немного порченном, но всё же настоящем хрустальном шаре.
Чарльз не находил, что на это ответить.
— Не волнуйся так. Я не спятил. Я просто нашёл мутанта, пророка, мальчишку, который предсказывает будущее.
— Эрик…
— Его мысли нельзя прочесть. К тому же, Эмма всё ещё со мной. Так что не пытайся ничего выяснять.
— Он… сказал тебе, что делать? Он сказал тебе, чтобы ты убил… Ты давно с ним знаком, Эрик?
— Да брось. Я хоть что-то делаю.
Чарльз молча проглотил обвинение. Он не собирался ничего сейчас объяснять.
— Ты слушаешься его, не раздумывая, Эрик? Он может обманывать тебя.
— А ты хочешь, чтобы я слушался тебя, Чарльз? — Эрик поднялся на ноги; Чарльз вздрогнул и поморщился, когда стул опрокинулся на пол. — Давай скажи, что нужно не действовать, а прятаться. Давай скажи, что жизнь одного жалкого человека — это слишком большая плата за наше будущее.
— А ты хочешь, чтобы я пожелал тебе удачи? Удачи, Эрик. Но ты ничего не добьёшься убийством. Насилие рождает насилие, и ничего более. Ты до сих пор не понял? Услышь хоть сейчас. Ты уже однажды… — Чарльз снова говорил совсем не то, что было нужно. — Он знает, что это ты взорвал корабли? — Эрик кивнул. — И именно поэтому к тебе пришёл? Выбрал... — Чарльз запнулся. — Посчитал тебя убийцей. Он может манипулировать тобой.
— Но пока это делаешь ты, Чарльз. Пытаешься. Он мне сказал, что ты будешь пытаться залезть мне в голову. — Он подошёл ближе, и Чарльз, отклонившись назад, сжал край стола. — А ещё… я всё равно бы взорвал корабли. На пляже не было ничего, что могло меня остановить. Я подумал и согласился с этим. Ты пытался, но не смог. Никто из наших не стал бы лезть и защищать людей. Тот агент, которого к нам приставили вместо Мактаггерт… его звали Мур?.. что мог бы сделать? Ну не стрелять же в меня?
— Он подобрал тебе такое оправдание? — выдохнул Чарльз. — Оно тебя устроило? А почему я или Мур, или ещё кто-то должны были тебя останавливать? Ты мог остановиться сам.


— Будет почти семь. — Грегори сидел на диване, откинувшись на спинку и держа руки в карманах. — Ты увидишь машину, когда минутная стрелка на башенных часах перейдёт на деление «десять». Ты сможешь проверить… — Он с безразличием смотрел на свои кроссовки. Он даже не съязвил.
— А как же: «Ты только потерял время»? — со злостью спросил Эрик. — Или «Я так и знал»?
— Я забыл, какая полезная мутация телепортация, — Грегори бросил на него быстрый взгляд. — Поэтому нервничал. Нам повезло, что с нами Азазель, и расстояние для тебя — ничто. Тебе не нужно иметь в запасе час, чтобы добраться до Вашингтона, а мне — беспокоиться, вдруг я не увидел именно то, как ты разобьёшься на трассе. Когда будешь спешить, — он неожиданно улыбнулся.
— А если ты не увидел… — начал Эрик.
— Что у тебя не получится? — Грегори пожал плечами. — Нет. Я знаю, что всё пройдёт просто отлично. Я же тебе показал. Результат. Я никогда не ошибался. За темнотой если что-то и скрывается, то только невозможное. Или пустота. У тебя не может не получиться. А то я бы не пришёл к тебе.
— Выбрал убийцу? — Эрик усмехнулся.
— Ксавьер назвал так тебя? — Грегори резко выдохнул и наклонился вперёд. — Он возьмёт свои слова назад и скажет, что был неправ, и будет просить прощения.
— Не покажешь это будущее? — Эрик был сильно удивлён.
— Нет, извини, — Грегори отрицательно покачал головой. — Я сегодня слишком устал. И у нас более важные дела. Ты не забыл?
— Хорошо. Покажешь в другой раз?
— Ага. Обязательно.
— Просто ответить. — Эрик мог сомневаться в ком угодно, но не в Чарльзе. — Значит, он возьмёт свои слова назад… Будет считать, что убийства — вполне приемлемый метод? Разумеется, присоединится ко мне? — скрыв сарказм, с серьёзностью спросил Эрик.
Грегори внимательно посмотрел на него, а потом неожиданно ответил:
— Да. Именно так.


Со смутным беспокойством Чарльз открыл и прокрутил барабан револьвера; пули были на месте, и ему хотелось надеяться, что Шон не пользовался оружием.
Он опустил револьвер на колени, когда мимо проехала машина, а потом положил его назад и аккуратно прикрыл картами. Шон забыл его в автомобиле, проявив непростительную беспечность. Да, и в общем, таскать с собой — крайне неудачная затея, как бы он ни чувствовал себя с револьвером спокойнее. Чарльз решил, что разберётся с этим: в его доме, в его машине — никакого оружия.
Чарльз, прищурившись, ещё раз посмотрел на указательный знак, и повернул ключ зажигания.
Он не вспоминал об Эрике и его странной истории вплоть до того, как не пересёк границу штата и не остановился в придорожном кафе. За соседним столиком обедали отец с дочерью — девочкой-подростком. Она печалилась, что всё-таки они не поедут во Флориду, хоть и знала, почему: в её мыслях где-то рядом с Кубой, год назад расцвёл ядовитый цветок. Лепестки отрывались, их приносило течением к берегу, и Чарльз подумал, что не встречал таких поэтичных эпитетов для токсичного топлива взорванных кораблей. Он так и не допил кофе, совершенно дрянной на вкус.


— Я бы предложил тебе пойти со мной...
— Но знаешь ответ. Нет.
Эрик уже приказал Рейвен проследить за мальчишкой до того, как возвратится из Вашингтона. У него было много вопросов к Грегори, но на один он хочет получить ответ сам.
— Тебя что-то всё ещё беспокоит, — сказал Грегори. — У тебя всё получится.
— Я сегодня точно убью?
— А ты считаешь, что тебя может что-то остановить? Полиция, что ли? Их пули? Что они тебе? Ты остановил ракеты. Я не сомневаюсь в тебе.
Не сомневается. Но что если за темнотой скрывалось невозможное, где Эрик признает, что, да, жизнь одного жалкого человека — это слишком большая плата. И сам откажется.
— А если ты сомневаешься во мне? — Грегори пожал плечами. — Зачем мне обманывать тебя?
Эрик ещё спросит позже.
— Или думаешь, что вернёшься с Пенсильвания-авеню, и я, как заправский злодей, толкну перед тобой пафосную речь?
Грегори посмотрел на лежащую на журнальном столике стопку газет и, резко переменив тему разговора, с улыбкой сказал, что видит заголовки завтрашних первых полос.


— Ты не мог бы мне помочь? — спросил Чарльз. Он жалел, что не купил карту Балтимора или хотя бы подробно не расспросил Дэвиса, как доехать до отеля.
Подросток, улыбнувшись, качнулся с пяток на носки и охотно, будто бы и ждал этого, подошёл. Он наклонился к открытому окну и положил одну руку на стекло.
— Вам показать, как проехать? Вам повезло, что встретили меня, — сказал он. — Здесь малолюдно, и, к тому же, все спешат по своим делам. Только за помощь вы дадите пару монет? Мне нужно позвонить.
— Да, конечно. — Чарльз чуть приподнялся, чтобы достать оставшуюся после заправки мелочь из кармана пальто. Пальцы с трудом слушались, почему-то сейчас дрожали ещё сильнее.
— Я могу сесть? — спросил подросток и, не дожидаясь ответа, открыл дверь. — Классная машина, — он забрался на заднее сиденье, потом встретился в зеркале взглядом с Чарльзом и протянул руку, чтобы забрать монетки. — Спасибо. Классная, но вы не очень хорошо водите, профессор.
— Одну минуту. — Чарльз развернул бумажку с адресом. Он не сразу понял. — Мы знакомы? — спросил, обернувшись, и удивился, как не почувствовал сразу, что подросток — мутант. — Тебе нужна помощь? — он понизил голос — мимо проходила женщина с ребёнком.
— Мне — помощь? Нет, — подросток широко улыбнулся. — Вам тоже кажется забавным, что людей сейчас больше пугают мутанты, чем ядерная война?
От его вопроса веяло неявной угрозой. Чарльз поднёс пальцы к виску и, наверное, заглянул в мысли не слишком осторожно — от мозаики образов и звуков, словно осиного роя, боль ударила в голову, спазмами прошлась по телу и оставила после себя тошноту.
Чарльз глубоко вздохнул, но от пропахшего бензином воздуха в салоне и гнили, несущей из водостока, стало ещё хуже.
Чарльз уже подумал, что подросток ничего не заметил, как услышал:
— Не надо читать мои мысли, когда я этого не хочу.
— Договорились. — Чарльз облизнул губы. — Я должен был спросить разрешение. Но ты ведь сам всё расскажешь?
— Ага.
— Значит, тебе не нужна помощь. — Он не мог прогнать беспокойство. Подросток знал, кем является Чарльз, и, возможно, был в курсе, зачем сюда приехал. — Что ты хочешь?
— Показать вам будущее… — Он добавил устало: — Я пророк.
Эрик сегодня рассказывал…
— Если вы рассуждаете о совпадениях, профессор, то, да, я тот самый пророк. Совпадений для меня не существует. Я видел, что вы остановите машину здесь. Ну, а провести ту дурочку, которую приставили следить за мной, не было проблемой, сами понимаете…
Монетки зазвенели, когда подросток спрятал их в карман.
— Зачем тебе нужен Эрик? — спросил Чарльз. — Ты хотел, чтобы он убил.
— Он и убьёт для меня. Сегодня. Вы ничего уже не сможете сделать. Осталось совсем немного. Когда узнаете, вы не успеете даже найти таксофон.
«Для меня» — со злостью отметил Чарльз, и подозрение о возможном обмане переросло в уверенность.
— А как же будущее мутантов? Ты не для него старался?
— Нет, с ним и без меня справитесь, вашими, в частности, методами. А это конкретное убийство нужно только мне.
— Послушай… — Чарльз замолчал, не зная, как к нему лучше обратиться. — Тебя зовут?
— Грегори. Я должен был давно представиться…
Чарльз чуть передвинулся на сиденье. Он заметил, что Грегори не закрыл дверь, и сидел, повернувшись к ней.
— Грегори, почему ты это мне рассказываешь?
— Потому что мне нужно с кем-то поделиться своим хитроумным планом, — ответил он с неожиданным высокомерием. — Ну я же настоящий злодей. К тому же, мне нужно от вас избавиться. Вы, знаете ли, и так чуть не помешали, путались бы под ногами и дальше.
— Расскажи, — сказал Чарльз. Не успеет даже найти таксофон? Если узнает, в чём дело, что-нибудь придумает. Торжествующие речи всегда подводили настоящих злодеев. Правда, мало кто из них мог предвидеть будущее.
— В общем, мне достался удивительный дар, — сказал Грегори. — Может, самый лучший. Я не буду говорить, чем он хорош, а вы не будете спорить. Только некоторое время назад он стал портиться. Мать говорила, что бог решил скрыть от меня часть будущего. Чёрные пятна, чтобы не возгордился. Но она ошиблась, я уже возгордился, и он так наказал. Здесь в Балтиморе хорошая больница. Там есть отделение ней-ро-хирургии. Я, кстати, раньше не знал этого слова… Они сказали, что не надо отчаиваться, а я уже видел свою смерть. Что бы я ни делал, что бы ни случилось — исход один. Я видел смерть на рентгеновских снимках, я постоянно вижу её, я понял, что скоро она полностью скроет будущее, и я должен спешить, — он сделал паузу и отдышался. От него исходили волны злости, а глаза лихорадочно блестели. — Это ведь несправедливо? Умирать именно мне. И обидно. Ведь остальные… Столько людей хуже, чем я. Но чувство обиды притупляется, если знаешь, что можешь многих забрать с собой, — он закончил спокойным голосом и снова улыбнулся, и Чарльз поборол первое желание — сказать слова жалости.
— Многих?
— Миллионы. Миллиарды.
Слишком большие цифры, чтобы были правдой.
— Как ты это сделаешь?
— Эрик сделает, — ответил Грегори. — Он убьёт человека, который должен был стать президентом. Станет другой, и люди займутся собой. Он не будет монстром и диктатором. Для этого времени он будет всего лишь слишком жёсток. Я рассчитываю на ядерную войну. Знаете, я в чём-то даже не обманул Эрика. Я дал ему услышать слова президента Голдуотера. Он не считал мутантов врагами людей. Я Эрика почти не обманывал, кстати. Просто объяснял видения иначе. Или показывал не всё.
Чарльз потёр переносицу. Сенатор от Аризоны, Голдуотер, выказал желание участвовать в президентских выборах.
— Не показал ядерные взрывы, разрушенные города, тени вместо людей, холод, сажу и чёрные тучи. А ещё темноту. Когда я её увидел, я, нет, не смерился со своей, но начал меньше думать о несправедливости. Я знаю, как будет выглядеть для миллиардов смерть. Хотите тоже посмотреть на темноту?
— Нет. — Чарльз только сейчас заметил, что до сих пор держал в руках бумажку с адресом. Она выскользнула у него из пальцев и упала на пол. — Я знаю, что может случиться в будущем. Даже если Эрик сделает то, что ты хочешь…
— Даже если? Он уже в Вашингтоне, — насмешливо успокаивающе сказал Грегори. — Я лучше знаю. Его никто не остановит.
— Он сам. — Чарльз хотел верить, ну должно же быть что-то, что этот доморощенный пророк не видел.
— Да ладно, будто бы его не знаете, — фыркнул Грегори. — Он убийца.
Чарльз больно прикусил нижнюю губу.
— Даже если убьёт, я, зная будущее, смогу его изменить.
Грегори усмехнулся и покачал головой.
— Прочтите мои мысли, я покажу вам кое-что.
Чарльз колебался всего лишь мгновение, потом, прищурившись, медленно поднял руку и прикоснулся к виску. Грегори снял телефонную трубку и опустил монету в прорезь. Чарльз услышал, как Грегори спросил агента Дэвиса, и сказал, что знает, где те самые мутанты, и, да, очень важно, один из них телепат, и поинтересовался, сможет ли рассчитывать на достойное вознаграждение. Чарльз увидел холл своего дома: грязные следы на ковре, обляпанные кровью перила и палец, нажимающий на курок, — и то, как сам не смог дозвониться, и как вжимал педаль газа в пол.
— Сейчас мы попрощаемся, — сказал Грегори. — Так как мне нужно позвонить вашему другу. Не думайте пытаться схватить меня за руку или догнать. Я быстрей. И оставьте при себе ваши речи… Что они тебе сделали и так далее, и так далее. Я знаю абсолютно всё, что вы собираетесь сказать. И мне на вас плевать.
— Они же…
— Да, ни в чём не виноваты. Но я тоже, знаете ли, умру молодым, — Грегори пожал плечами. — Я вижу, как вы либо уговариваете, либо угрожаете, либо пытаетесь поймать — чтобы где-нибудь запереть. Сколько сложностей, другой бы убил. Но почему-то не вы. Эрик же, наоборот, убьёт. Во всех вариантах будущего, и невероятно, что темнота скрыла от меня что-то другое.


Эрик, вдохнув сырой воздух, взглянул на башенные часы. Минутная стрелка дёрнулась и перешла на следующее деление.


Грегори рассмеялся и кивнул: показать, как выехать из города на трассу, конечно, он согласится. Чарльз наклонился, открыл дверцу и, сдвинув карту, нащупал холодный металл. Рукоять идеально легла в ладонь.


Когда Эрик заложил руки в карманы и побрёл по улице вниз, Грегори улыбнулся Чарльзу, и Чарльз, в последний раз заглянув в его мысли, увидел только темноту.
...на главную...


сентябрь 2020  
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930

август 2020  
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31

...календарь 2004-2020...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2020.09.22 10:06:44
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [1] (Оригинальные произведения)


2020.09.20 00:08:55
Лживые жесты [0] (Гарри Поттер)


2020.09.17 18:46:21
This Boy\'s Life [0] (Гарри Поттер)


2020.09.11 09:39:43
Змееглоты [8] ()


2020.09.09 23:49:00
Дочь зельевара [195] (Гарри Поттер)


2020.09.04 18:58:33
Наши встречи [5] (Неуловимые мстители)


2020.09.03 12:50:48
Просто быть рядом [42] (Гарри Поттер)


2020.09.01 01:10:33
Обреченные быть [8] (Гарри Поттер)


2020.08.30 15:04:19
Своя сторона [0] (Благие знамения)


2020.08.30 12:01:46
Смерти нет [1] (Гарри Поттер)


2020.08.30 02:57:15
Быть Северусом Снейпом [256] (Гарри Поттер)


2020.08.28 19:06:52
Её сын [1] (Гарри Поттер, Однажды)


2020.08.28 16:26:48
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2020.08.26 18:40:03
Не все так просто [0] (Оригинальные произведения)


2020.08.15 17:52:42
Прячься [5] (Гарри Поттер)


2020.08.13 15:10:37
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2020.08.08 21:56:14
Поезд в Средиземье [6] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.07.26 16:29:13
В качестве подарка [69] (Гарри Поттер)


2020.07.24 19:02:49
Китайские встречи [4] (Гарри Поттер)


2020.07.24 18:03:54
Когда исчезнут фейри [2] (Гарри Поттер)


2020.07.24 13:06:02
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


2020.07.19 13:15:56
Работа для ведьмы из хорошей семьи [7] (Гарри Поттер)


2020.07.10 23:17:10
Рау [7] (Оригинальные произведения)


2020.07.10 13:26:17
Фикачики [100] (Гарри Поттер)


2020.06.30 00:05:06
Наследники Морлы [1] (Оригинальные произведения)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2020, by KAGERO ©.