Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Сорвалось нападение на министерство Магии. Главная причина - отсутствие документов, подтверждающих личность Волдеморта.

Список фандомов

Гарри Поттер[18491]
Оригинальные произведения[1241]
Шерлок Холмс[715]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[140]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[110]
Произведения А. и Б. Стругацких[107]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12706 авторов
- 26963 фиков
- 8628 анекдотов
- 17688 перлов
- 678 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...


Данный материал может содержать сцены насилия, описание однополых связей и других НЕДЕТСКИХ отношений.
Я предупрежден(-а) и осознаю, что делаю, читая нижеизложенный текст/просматривая видео.

Открывая двери

Оригинальное название:Opening the Gates
Автор/-ы, переводчик/-и:пер.: Юми-ко
Бета:нет
Рейтинг:NC-17
Размер:мини
Пейринг:Серегил/Алек
Жанр:Missing scene, Romance
Отказ:Персонажи принадлежат Линн Флевелинг
Фандом:Сага о Наблюдателях
Аннотация:Сцена в конце второй книги, когда Алек находит сбежавшего из дома Серегила. И то, что произошло потом
Комментарии:
Ссылка на оригинал: http://archiveofourown.org/works/66996?view_adult=true
Каталог:нет
Предупреждения:слэш
Статус:Закончен
Выложен:2012.01.13 (последнее обновление: 2012.01.13 18:42:09)
 открыть весь фик для сохранения в отдельном окне
 просмотреть/оставить комментарии [4]
 фик был просмотрен 1322 раз(-a)



Микам вытащил из кармана свернутое в трубочку письмо и сердито потряс им в воздухе.

- Ты напугал нас до полусмерти, дурень! Уж не знаю, расцеловать тебя теперь или гнать пинками отсюда до самой Цирны!

Впервые за несколько месяцев на лице Серегила появилась дерзкая кривая ухмылка.

- Не стоит напрягаться. Алек уже сделал и то и другое.

Микам перевел взгляд с одного на другого и понимающе усмехнулся.

- Что ж, давно пора.

Алек покраснел, а его плечо под ладонью Серегила закаменело. Отстранившись, он вылез из воды.

- Нам надо возвращаться, - тихо сказал он. – Кари, наверное, волнуется.

Серегил нахмурился.

- Она бы сама за тобой прибежала, - с усмешкой сказал Микам, - если б не была уверена, что из меня следопыт получше. И, конечно, мы видели, что Алек первым пустился по следу.

Алек молча подошел к тому месту, где на траве стояла Заплатка. Серегил растеряно смотрел ему вслед. Уже несколько месяцев он не видел, как его друг краснеет и смущается. Неужели он действительно стыдится того, что они успели сделать? Или, может, жалеет об этом? Может быть, он поцеловал Серегила только для того, чтобы тот не убегал, из какого-то нелепого чувства долга?

Серегил знал, что эти пугающие вопросы возникали из-за того, что его душа еще не исцелилась полностью. Их нашептывал тот самый голос, который призвал его покинуть своих друзей и найти спокойное место, чтобы умереть. Но одного знания было мало, чтобы навсегда заглушить этот голос или научиться игнорировать его.

- Что это с парнем? – вполголоса спросил Микам.

Серегил пожал плечами и тоже вышел на берег.

- Он злится на меня.

- Да ну! С чего бы это?

Алек подошел к ним, ведя под уздцы Заплатку и лошадь Серегила.

- Она хромает, - сказал он, кивнув головой на свою кобылу. – Думаю, она вывихнула ногу. – Его лицо было пунцовым как никогда: по его вине, из-за его гнева Заплатка столкнулась с Цинрил. – Вы двое езжайте вперед, а я с ней пойду пешком.

- Только не босиком, - буркнул Микам.

Серегил только сейчас понял, что Алек и правда был без обуви. Да и Заплатку он оседлал кое-как, словно делал это в большой спешке. Должно быть, он безумно торопился, бросившись в погоню за другом.

- Ты можешь сесть позади меня, - предложил Серегил.

К его облегчению, Алек без колебаний принял предложение. Он пропустил Серегила вперед, а сам вскарабкался в седло следом. Вскоре в поле зрения появился дом Кавишей. Навстречу им выбежали собаки.

Алек сполз с лошади, как только они въехали во двор.

- Идите в дом, - коротко сказал он, поймав поводья Заплатки, когда Серегил спешился. – Я позабочусь о лошадях.

- Босиком?

- Я не буду лезть им под копыта.

- Я тебе помогу, так будет быстрее.

- Нет. Иди в дом. – Алек мягко улыбнулся, чтобы смягчить резкие слова. – Кари не поверит, что с тобой все в порядке, пока не увидит тебя своими глазами. И тебе надо что-нибудь поесть, а то ты такой тощий.

- Парень дело говорит, - поддержал его Микам, - иди. Я ему помогу.

Серегил вздохнул и повернулся к дому, заранее настраиваясь на еще один малоприятный разговор. Но Кари в этот момент кормила грудью ребенка и ограничилась всего лишь строгим взглядом.

- Полагаю, Микам и Алек уже вправили тебе мозги, - негромко сказала она, - так что я пропущу свою очередь. Но, Серегил, есть одна вещь, которую я должна тебе сказать: ты понимаешь, что бы с ними было?

Серегил неуютно поежился. Конечно, он знал, что Алек и Микам стали бы оплакивать его, но проклятый голос в голове нашептывал, что, стоит пережить первый шок, и им обоим будет лучше без него. Даже сейчас, уже отказавшись от своего плана, он не мог поверить в то, что кому-то может быть нужен такой эмоциональный калека.

Кари вздохнула.

- Идем, позавтракаем вместе. Иллия не знает ничего о случившемся.

Несколько минут спустя к ним присоединился Микам. Серегил через силу заставлял себя есть, но с трудом мог хоть что-то проглотить. Кари всегда прекрасно готовила, но не в этом дело. Просто он словно не чувствовал вкуса, он больше ничего не чувствовал: ни горя от того, что умер Нисандер, ни радости от рождения ребенка Микама. Внутри все застыло, онемело, и единственное, что он теперь ощущал – это какое-то смутное беспокойство.

- Алек остался подлечить ногу Заплатки, - объявил Микам, - скоро придет.

Серегил кивнул и откусил еще один крошечный кусочек.

- Парень говорит, вы уедете, как только его кобыла поправится, - добавил Кавиш, сопроводив слова долгим взглядом.

- Да. Я не могу… - Серегил умолк, не зная, как продолжить.

- Не переживай, - успокоил его Микам. – Если кто-то и может понять зуд в ногах, так это я.

Но отнюдь не обычная страсть к путешествиям вынуждала Сегерила уйти. Он просто не мог остаться с семьей Микама, не мог вынести их счастье, их любовь, благополучие и единение, в то время как его собственная душа была изломана и скована льдом. Алек, казалось, понимал это, хотя сам он излечился от своих ран в этом окружении, полном тепла и заботы.

Однако когда Алек вышел из конюшни, он чувствовал себя немногим лучше Серегила. Он отказался от предложенного Кари завтрака.

- Нет, я не могу… мне надо… я буду наверху, - сказал он неловко.

Серегил оглядел остальных и отодвинул едва тронутую еду.

- Думаю, мне лучше пойти к нему. – Он чувствовал себя почти так же смущенно, как Алек.

***

В маленькой комнате, которую они делили до сих пор, Серегил обнаружил Алека, нервно ходившего из угла в угол с пачкой бумаг в руках. Он аккуратно прислонился к дверному косяку, наблюдая за другом.

- До сих пор не могу поверить, что ты это сделал, - сказал Алек на третьем кругу, размахивая документами.

- Я очень сожалею, - не вполне искренне отозвался Серегил. Он чувствовал легкую досаду от того, что все восприняли его поступок как личное оскорбление. Разве то, что он делает со своей жизнью, касается кого-то еще? Разве они не видят, что его решение не имеет к ним никакого отношения?

Грубо выругавшись, Алек швырнул бумаги в очаг – пустой жест, так как летом огонь не зажигали. Серегил с раздражением поджал губы: как бы там ни было, он много трудился над этими документами.

- Что ж, давай, - вдруг сказал Алек. Он подошел к кровати и стал развязывать шнурки на рубашке.

- О чем ты?

- Давай займемся сексом.

- Что?!

- Ты ведь этого хочешь, не так ли? – Справившись со шнуровкой, он распахнул рубашку, утренний луч солнца, вспыхнув в золоте волос, упал на загорелую грудь.

- Нет! В смысле… Алек! – Серегил в два прыжка пересек комнату и схватил Алека за руки, прежде чем тот успел стянуть рубашку через голову. – Стой. Просто подожди.

- Я уже достаточно ждал, - прорычал Алек. – Все ждал, когда придет подходящее время, а оно все не приходило, и я почти потерял тебя из-за того, что ждал слишком долго.

Серегил опустил взгляд на свои руки, которыми все еще удерживал запястья юноши.

- Ты дрожишь. Алек, ты к этому не готов.

- А мне плевать! – Он высвободился из хватки Серегила. – Я не боюсь.

- Тогда в чем дело?

Алек отвернулся, сжимая челюсти.

- Просто… я все время вижу… - он вдруг рухнул на постель, словно ноги его не держали.

- Видишь что? – Серегил опустился на колени рядом с ним, с интересом вглядываясь ему в лицо. Оказалось, Алек не просто злится на него за то, что он пытался уйти – там было что-то еще.

- Тебя. Умирающего. У меня на руках… - Алек судорожно глотнул ртом воздух. – И этот взгляд в твоих глазах. Как будто тебе все равно, умрешь ты или нет, потому что думаешь, что я предал тебя.

- Тали… ты же знаешь, это был обман, - Серегил не знал, что еще сказать. Алек не однажды рассказывал ему о том, как его пытали, но всегда такими ломаными, сбивчивыми фразами, по которым сложно было составить полную картину произошедшего. Конечно, то, как больно ему было, и так ясно. Так же, как сейчас было больно Серегилу.

- Иногда у тебя бывает такой взгляд. Когда ты думаешь, что тебя никто не видит. Тебе безразлично – жить или умереть.

- Это не одно и то же, Алек…

- Нет, это так. Это одно и то же. Знаешь, что было ужаснее всего? Из всего, что сделали со мной Ашназаи и Бешар, из всех тех… вещей, которые они заставляли меня делать, хуже всего было, когда я думал, что ты умер у меня на глазах. И теперь ты делаешь то же самое! Ты выбрал уйти и умереть, потому что думаешь, что Нисандер предал тебя, потребовал от тебя больше, чем кто-либо может вынести, оставшись при этом в здравом уме…

- Алек, нет. Нет! Это не так. – Серегил отчаянно вцепился в его колено, пытаясь придумать способ объяснить Алеку, что это разные ситуации, пытаясь как-то отделить себя от его мучителей.

- Я не могу потерять тебя, - жестко сказал Алек. – Не теперь. Не так!

Внезапно он схватил Серегила за воротник и притянул к себе, остервенело целуя его, так, что клацнули зубы. Затем, подхватив под локти, втащил его на кровать, укладывая на себя, и зашарил по одежде Серегила в поисках застежек.

- Погоди. Стой. Да перестань же! – отбрыкивался Серегил, пытаясь ухватить Алека за руки и аккуратно высвободиться.

- Чего бы это ни стоило, - лихорадочно зашептал Алек. - Я на все готов. На все, Серегил!

- Но только не сейчас, когда ты зол, тали, пожалуйста!

Алек замер на секунду.

- Зол? Я вовсе не злюсь, - выдохнул он, но его пальцы все еще не отпускали одежду Серегила.

Тот перестал вырываться и расслабился, устроив голову пол подбородком Алека и придавив грудью его руки. Юноша изо всех сил душил рвавшиеся наружу всхлипы, но Серегил их все равно слышал.

- Прости, - прошептал Алек. – Я не хотел, чтобы ты подумал, будто я злюсь на тебя. Но я не мог позволить тебе уйти. Пожалуйста, Серегил.

- Я не уйду, - отозвался тот, и у него тоже защипало в глазах. – Не уйду, обещаю. Я не оставлю тебя, тали.

Они вцепились друг в друга так, словно боялись, что другого вот-вот заберут силой, грудь Алека содрогалась от сдавленных рыданий, по щекам побежали влажные ручейки.

- Я в порядке, - выдохнул он наконец, успокаиваясь. – Все хорошо.

- Да, теперь все хорошо, - сказал Серегил. – Я с тобой.

Он легонько поцеловал Алека в подбородок и в шею.

Тот вздохнул, выгибаясь под ним.

- Что мы будем делать? – спросил он тихо. – Я хочу заняться кое-чем.

Его руки неуверенно легли на плечи Серегила.

- Займемся, - пообещал тот. – Мы сделаем все в свое время, если ты захочешь. Но только тогда, когда ты будешь готов, хорошо? А не для того, чтобы удержать меня. В этом нет нужды.

Голубые глаза Алека расширились.

- Нет, Серегил, конечно нет! Не только… я хотел этого задолго до того, как ты надумал сбежать. Но, сейчас… - он судорожно стиснул ладонями плечи Серегила. – Я хочу удержать тебя. Я хочу сделать так, чтобы ты никогда не смог оставить меня!

- Этого не случится. Я ведь обещал тебе.

Алек улыбнулся уголком губ.

- Это хорошо. Потому что, насколько я знаю, если тебя просто связать, ты наверняка сбежишь. И не думаю, что я настолько хорош в постели, чтобы ты забыл обо всем на свете.

- Ох, ну я даже не знаю, тали. – Серегил снова прижался губами к шее избранника, стараясь отыскать то местечко, на которое так чувственно реагировал Алек в прошлый раз. – Я ждал этого еще дольше, чем ты.

Руки Алека безустанно блуждали вверх-вниз по его спине, Серегил чувствовал их тепло даже через одежду. Несколько минут они ласкались и целовали друг друга, затем Серегил мягко отстранился. Он перекатился на бок и приподнялся на локте.

Алек придвинулся ближе, слегка опираясь на него, затем замер.

- Я… не совсем уверен, что именно нужно делать, - признался он, на его щеках проступил слабый румянец.

Серегил улыбнулся.

- Попробуй то, что кажется тебе правильным. Я скажу, если что.

- Но разве ты не хочешь… эм-м…

- Тали, у нас сколько угодно времени, - Серегил улыбнулся шире. – Сомневаюсь, что Кари с Микамом стали бы прерывать нас сейчас даже за все золото Севера.

Алек покраснел сильнее от его слов, но прижался еще ближе и потянулся, чтобы поцеловать Серегила. Затем он переместился немного и лизнул чувствительную мочку уха, старясь воспроизвести те ласки, которые доставляли удовольствие ему самому; одобрительные вздохи, срывавшиеся с губ Серегила, поощряли его. Спустя несколько приятных минут Алек осмелел достаточно, чтобы расстегнуть рубашку Серегила и начать исследовать то, что было под ней.

Они постепенно избавлялись от одежды и теперь обнимались, лежа в одних бриджах. Когда дело дошло до сапог Серегила, они устроили шутливую борьбу за право снять их. А потом Алек продолжил тщательно изучать грудь и плечи любимого губами и руками. На какое-то мгновение Серегилу захотелось было научить его оставлять метки и знаки любви, но потом он передумал, решив, что тот и сам научится.

Это было восхитительно и сладостно неторопливо. Серегил лежал на спине, позволяя Алеку делать все, что тот хотел. Он вздрагивал, когда Алеку удавалось находить особо чувствительные места, о которых сам Серегил уже успел забыть. Для него все было почти как в первый раз, но только сейчас он не тревожился, что не сумеет доставить удовольствие более опытному партнеру, не было жгучего, болезненного недоумения от того, что все закончилось, не успев начаться. Серегил заново открывал для себя те утонченные ощущения, которых не испытывал годами, но в то же время…

В то же время, он был просто не способен чувствовать то, что было таким знакомым. Серегил занервничал, когда понял, что Алек рано или поздно обнаружит отсутствие реакции на свои действия, и, разумеется, будет думать, что это его вина. Как объяснить ему, что это тоже следствие внутренней пустоты?

Алек обнаружил это даже раньше, чем можно было ожидать. Тщательно обласкав руки Серегила – вплоть до кончиков пальцев, – его спину, с любопытством изучив непривычные, совсем не женские соски, Алек скользнул рукой по животу и дальше вниз. И, прежде чем Серегил смог его остановить, накрыл ладонью его пах и почувствовал сквозь ткань очевидное отсутствие возбуждения.

Алек застыл, глядя в лицо Серегила и все еще не выпуская его из рук. Что бы ни увидел уже почти-любовник в его глазах, должно быть, он был разочарован, потому что быстро откатился в сторону и сел на краю кровати.

- Алек…

- Прости, - пробормотал тот, отвернувшись. – Я не должен был вынуждать тебя.

- Ты и не вынуждал. Алек… Это не значит, что я не хочу тебя, просто…

- Я знаю. – Алек слегка повернул голову, и Серегил увидел его вымученную улыбку. – Ты еще не готов. Я заставил тебя.

Если бы Серегил не знал, что Алека это заденет, он бы рассмеялся.

- Нет, это не так. – Он приподнялся и пересел поближе к любовнику, обнял его за плечи, но юноша только еще больше напрягся в его руках. – Я просто ничего не чувствую теперь, понимаешь?

Алек долго молчал, а когда заговорил, его голос звучал неуверенно.

- Ты имеешь в виду, что я должен быть более… настойчив?

- Нет! – Серегил слегка встряхнул его за плечи. – Я же сказал, что дело не в тебе. Я имел в виду, что не могу ничего почувствовать. Ни счастья, ни горя, ни того, что между. Я даже холода теперь почти не чувствую.

- Это потому что сейчас лето, - съязвил Алек и получил еще одну встряску.

- Еда на вкус как опилки. Цвета и звуки кажутся какими-то приглушенными. Вчера я порезался, затачивая перо, и даже не заметил этого, пока не увидел кровь. Когда я взял на руки сына Микама и не смог почувствовать радости от его рождения, тогда я и понял, что не могу так больше.

- Так ты поэтому… - Алек резко умолк.

- Поэтому. Я думал… неужели ты не видишь, Алек, я наполовину мертв внутри? Таким я никому не нужен. Все, что я могу, – это причинять тебе боль, так же, как сейчас. – Он неопределенно махнул рукой.

- Ты вовсе не делал мне больно! – запротестовал Алек. – Я просто… растерялся, вот и все.

- Я знаю, что это выглядело как оскорбление твоего достоинства.

- Вовсе нет! У меня нет никаких заморочек с достоинством, и ты это знаешь! В любом случае, это помогло мне выяснить, что с тобой происходит. Я не понимал. Я думал, что ты злишься на нас, или обижен…

- Ни то, ни другое, - тихо сказал Серегил. – Я ничего не чувствую, правда.

- А ты не думаешь, что это пройдет? После смерти отца я больше недели ничего не чувствовал. Но потом чувства вернулись, все сразу. Я был зол, опечален, испуган – все то, на что у меня не было времени, пока он болел. Твои чувства тоже вернутся, просто дай себе время.

- Конечно, я думал об этом, - медленно сказал Серегил, тронутый искренней заботой любимого. – Но, Алек, столько месяцев прошло – и никаких изменений. Я знал и раньше о том, что ты сказал. Бывали времена, когда я не мог позволить себе роскошь предаваться чувствам, и все они приходили позже. Но сейчас все по-другому. Я не знаю, как объяснить тебе, тали, но у меня внутри словно что-то сломалось. И мне все больше кажется, что это никогда не исправить.

Алек обнял его за плечи и привлек к себе.

- Просто подожди еще немного, - сказал он. – Может, тебе нужно больше времени. И, в любом случае, ты ошибаешься, если думаешь, что никому не нужен. Мне не важно, что ты считаешь себя сломанным и полумертвым, я все равно хочу быть с тобой, куда бы ты ни пошел и что бы ни сделал. – Он застенчиво похлопал Серегила по бедру. – И это тоже. Мне все равно, если ты никогда… но я уверен, что все будет хорошо.

Серегил устало улыбнулся. В прошлом у него были партнеры, у которых случались проблемы с потенцией, и он знал, как это может быть неприятно и больно, хотя винить тут некого.

- Ты не возражаешь, если я продолжу, эм-м, исследование? – спросил Алек, очаровательно краснея. – Даже если на самом деле это не доставляет тебе удовольствия.

- Еще как доставляет, мне было очень хорошо, - убежденно сказал Серегил, зная, что Алек ему не поверит. – Но, может быть, больше смысла в том, чтобы на этот раз я постарался для тебя. – Он провел одним пальцем по шее Алека и поцеловал его в уголок губ.

- Я бы предпочел продолжить то, что начал, если ты не возражаешь, - твердо сказал Алек, как только Серегил отстранился. – Я думал, что ты… Я боялся, что тебя будет раздражать моя медлительность. Но теперь я знаю, что это не проблема, и хотел бы продолжить. Сейчас я могу зайти так далеко, как захочу. – Он проследил взглядом за своей рукой, которая медленно прошлась по груди любовника вниз, к его животу. – Думаю, я пропустил некоторые важные места, - прошептал он, и мускулы Серегила напряглись под его ладонью.

Серегил со вздохом откинулся назад, и Алек продолжил свое исследование. Он с восторгом обнаружил, что кожа на животе у фэйе очень чувствительна, и если ласкать ее должным образом, можно получить в награду восхитительный стон. А еще можно пощекотать языком впадинку пупка. Спустя пару минут у Серегила заныли мышцы на боках, он разрывался между удовольствием и желанием рассмеяться от щекотки.

Алек добрался до завязок на поясе Серегила и твердо вознамерился избавить его от лишней одежды. Серегил, в свою очередь, хотел потребовать того же от своего тали, но, зная его застенчивость, решил не настаивать, пока. Он позволил Алеку самому раздеть его, выяснив при этом, что снимать штаны с кого-то другого намного сложнее, чем с себя самого. Но юноша был решителен, и вскоре Серегил предстал его взгляду, полностью обнаженный.

Он едва сумел подавить в себе желание нервно сжаться в ожидании, но Алек просто скользил взглядом по его телу с мягкой улыбкой на губах, потом наклонился и с нежностью поцеловал его вялую плоть.

Редкие волоски в паху Серегила не остались без внимания, а еще, Алек по какой-то причине решил, что местечки с обратной стороны коленей у любовника особенно привлекательны. Он массировал его лодыжки, и Серегил буквально плавился от этого, а затем перешел на ступни, стараясь не щекотать их.

Несмотря на неопытность Алека и на то, что действовал он наугад, ему все же прекрасно удалось раздразнить Серегила, разбудить его желание. Он едва не задыхался, когда Алек наконец выпустил его пальцы и скользнул вверх по телу любовника.

На этот раз юноша уделил особое внимание самым интимным местам, не переживая, что Серегил не возбужден. Погладив мягкий орган, он приласкал яички и нежную кожу промежности, внимательно следя за реакцией.

И он был вознагражден. Серегила трясло, пусть и не от физических ощущений. С его губ сорвался рваный вздох, когда Алек подсунул руки под бедра и с силой сжал его ягодицы. Когда же он наклонился, уткнувшись лицом в темные волоски, и глубоко вдохнул их запах, Серегил не выдержал.

Одним ловким движением он перевернулся, поменявшись местами с Алеком, и подмял его под себя.

- Хватит, - хрипло произнес он и, склонившись к самому лицу любовника, прошептал: - Твое время вышло, теперь моя очередь.

Он пробежался ладонями по плечам и груди юноши, легко и быстро, со вкусом прослеживая плавные линии напряженных мускулов и легко отыскивая самые «горячие» точки. Он дразнил пальцами его соски, пока те не затвердели, а затем стал целовать и покусывать их, и Алек млел под его прикосновениями.

Он спустился ниже, пробуя кожу Алека языком и оставляя влажные дорожки на груди и животе юноши, в то же время проворно расшнуровывая пальцами завязки его штанов. Коснувшись губами края ткани, Серегил просунул руки под поясницу Алека и рывком стянул с него лишнюю одежду. Член Алека, длинный, налитой и твердый, качнулся вперед, шлепнув о живот. Как бы ему ни хотелось полюбоваться на эту картину, Серегил не стал медлить и, наклонившись, обхватил бордовую головку губами и стал ласкать ее языком.

Алек непроизвольно подался бедрами вверх, но Серегил придержал его, не давая толкнуться глубже, а затем крепко стиснул бедра любовника, чтобы лучше контролировать его движения. И, уже не отвлекаясь, начал увлеченно вылизывать и посасывать напряженную плоть, дразнить губами и языком поджавшиеся яички.

Алек стонал и задыхался, совсем немного времени понадобилось, чтобы он выгнулся и, судорожно вскинув бедра, излился в горло любовника вязкой горьковатой жидкостью. Серегил проглотил все до капли и, чуть отстранившись, стал ласково поглаживать бедра Алека, успокаивая.

Когда тот полностью расслабился, он сдвинулся ниже и лег, устроив голову у Алека на животе, его пальцы все еще лениво поглаживали золотистые завитки в паху любовника. Возможно, нужно было сделать все медленнее, не торопиться, но он был слишком взволнован, чтобы сдерживать себя.

- Я… был не слишком резок? - пробормотал он, прижавшись щекой к теплой коже.

- М-м-м? – невнятно промычал Алек.

- Не важно, - Серегил усмехнулся сам себе. По-видимому, возражений у Алека не имелось. Позже у него будет время тщательно изучить все особенности тела любовника, даже те, о которых тот и сам не догадывается.

- Иди ко мне, - прошептал Алек, легонько потянув Серегила за прядь волос. Тот приподнялся и придвинулся ближе, вытянувшись рядом с возлюбленным и положив голову ему на плечо, а руку поперек груди. Алек обнял его обеими руками и притянул ближе к себе. Дыхание юноши становилось все более ровным и глубоким, глаза слипались, и Серегил задремал, удовлетворенный, хотя и не получил физической разрядки.

***

- Что это ты носишься по кухне, как оглашенный? – строго спросила Кари.

Алек повернулся к ней, держа в руке надкушенную булочку с корицей, добрую половину которой он сейчас пережевывал.

- Мфх… - начал юноша, затем все-таки решил сначала дожевать и, сглотнув, продолжил: - Я проголодался, - объяснил он.

Кари подняла брови.

- Да? Это звучит многообещающе. Может быть, тебе удалось пробудить аппетит и у Серегила тоже?

Алек мгновенно покраснел. Интересно, он проголодался из-за того, чем они занимались? Или Кари намекала на аппетит другого рода? Как тут будешь уверен? Он всегда тяжело воспринимал подобные немеки.

- Я пропустил завтрак, - сказал юноша и откусил еще кусочек от булочки. – А Серегил нет. Сейчас он спит.

- О, так даже лучше! – с улыбкой воскликнула Кари. – Молодец, Алек. Возьми-ка… булочка с сыром будет вкуснее. У меня в кладовке есть немного свежей вишни, если хочешь.

Тот кивнул и пошел за Кари, жуя на ходу. Щекам все еще было горячо из-за ее смущающих предположений о том, каким образом он мог утомить Серегила. Вообще, после секса всегда хотелось спать. Но ведь Алек-то практически ничего такого с Серегилом не делал… Конечно, он вовсе не собирался сообщать об этом Кари.

- Кухарка сказала, что мне придется ждать до самого обеда, - объяснил юноша, смущенный тем, что как ребенок таскал с кухни еду. – Но я не хотел оставлять Серегила одного надолго – его мучают кошмары.

Алек и сам проснулся от того, что у него начался кошмар. Он сразу же пришел в себя, да и сон не успел стать таким уж плохим, но ему все равно было не по себе. Он знал, чем заканчивается этот сон, и всеми силами старался отогнать от себя образ Серегила, истекавшего кровью у него на руках, не видеть обвиняющего выражения в его стекленеющих глазах. Алека передернуло от одной только мысли.

Кари посмотрела на него с сочувствием.

- Я уверена, теперь с ним все будет хорошо, - сказала она. – Ты нужен ему, даже если сам он этого не понимал. Ты – лучшее, что могло случиться с ним в этой жизни.

Алек вздохнул.

- Надеюсь, ты права. – У него были сомнения, которые он не мог озвучить. Он должен найти способ вернуть Серегилу желание жить, способность чувствовать. Внутренняя пустота, о которой тот говорил, тревожила юношу, даже если у Серегила больше не возникнет желания покончить с собой. И отсутствие сексуального возбуждения стало символом проблемы в глазах Алека. Может быть, это и есть ключ к решению? Алек только жалел, что у него нет большого опыта в любовных делах.

Заниматься с ним любовью оказалось совсем не так, как с другими. Наверное, это потому, что Серегил, в отличие от них, не был эгоистичен. Иллинестра соблазнила Алека только для того, чтобы вытащить из него сведения – позднее он понял это, хотя сначала ему казалось, что она действительно хотела его… ну, или, по крайней мере, его тело. Ей не составило труда обольстить неопытного юношу и обвести его вокруг пальца. В то время ему казалось, что первый раз таким и должен быть, у всех мужчин – немедленное удовлетворение без затянувшейся пытки ожиданием. Однако потом он чувствовал себя грязным и использованным, хотя и не понимал почему, пока не было совершено нападение на Ореску.

Мирхиция была более терпелива и внимательна. Она научила Алека нескольким приемам, в том числе получать удовольствие от ожидания. Но он всегда помнил о том, что она делала это за деньги. И сейчас, по сравнению с тем, как вел себя Серегил, это казалось не более чем проявлением тактичности по отношению к клиенту.

Серегил показал истинное терпение, наряду с нежностью и заботой о чувствах Алека, и это очень ярко контрастировало со всем предыдущим опытом юноши. И здесь вопрос был не столько об отличии однополого секса от секса с женщиной, скорее о том, насколько все по-другому, когда делаешь это с любящим человеком, который отдает тебе всего себя, доверяет тебе свою жизнь. Да какие здесь вообще могут быть сравнения! И будь это результатом собственной неумелости Алека или недавно перенесенных Серегилом страданий, но факт заключался в том, что Алек получил сегодня гораздо больше удовольствия, чем его возлюбленный. Это необходимо исправить, причем в ближайшее время.

Алек рассеянно потянулся за следующим кусочком сыра, но обнаружил, что тарелка уже пуста, да и вишня в миске почти закончилась, а Кари наблюдала за ним с веселым выражением лица.

- Ох, извини, - пробормотал он, - я задумался.

Кари улыбнулась.

- Я бы с удовольствием подразнила тебя, но вижу по лицу, что мысли не слишком приятные. Сейчас в тебе заметно упорство, и это хорошо, нужно быть очень упрямым, чтобы иметь дело с Серегилом.

- Я буду. То есть, я такой и есть. Я смогу помочь ему, просто… я не знаю, как это сделать, - признался Алек.

- Ты найдешь способ, я уверена, - она нахмурилась, задумчиво кусая губы. – Могу дать тебе один совет, но осуществить его будет нелегко.

- Что за совет?

- Я думаю, нужно заставить Серегила признать то, что он злится на Нисандера.

Алек кивнул, совсем не удивленный.

- Я тоже думал об этом. Но не думаю, что Серегил в это поверит. Он убежден, что Нисандер – наиболее пострадавшая сторона.

Кари фыркнула.

- Нисандер планировал это с самого начала. Он знал, на что шел, и это был его собственный выбор. А у Серегила выбора не было. Ты можешь попытаться донести это до него.

- Но Нисандер мертв, - медленно сказал Алек. В словах Кари был смысл, но даже так ему было трудно говорить плохо о мертвом человеке – особенно о таком мужественном и самоотверженном.

- Нисандер был великим человеком, и умер смертью героя. Он смог остановить бога, никто бы не смог. Но у него была вся жизнь, чтобы подготовиться, а Серегила он просто поставил перед фактом в последний момент. – Кари умолкла и настороженно склонила голову. Алеку показалось, что из дома послышался вопль младенца. – В любом случае, я думаю, что дело в этом. Заставь Серегила признать свою злость, и эта нитка потянет за собой весь клубок. Но до тех пор, пока он думает о Нисандере, как о мученике, все его чувства будут заперты за этим барьером. – Она встала. – Сейчас мне нужно идти. Похоже, тебе есть над чем поразмыслить. Я знаю, у тебя получится, Алек. Просто дай Серегилу время и терпение, и всю любовь, что у тебя есть.

Алек улыбнулся, снова слегка покраснев, а Кари вышла из комнаты. Юноша знал, что она права, и именно гнев был краеугольным камнем в стене, замкнувшей эмоции Серегила: стоит вытащить его, и стена обрушится. Но в то же время Алек подозревал, что разговор о Нисандере может привести к неприятным последствиям. Ему придется найти другой путь. И что-то подсказывало ему, что ключик от черного хода можно отыскать в постели.

Поднявшись и отряхнув крошки со штанов, Алек с новой решимостью пошел в спальню.

***

Серегилу снился сон о том, как он нашел Алека на каменистом берегу. Его самого словно что-то отделяло от той реальности, но даже будучи просто сторонним наблюдателем, он чувствовал, помнил все, что тогда творилось в его душе. Он никогда не испытывал такой всепоглощающей радости и облегчения, как в тот момент, даже несмотря на то, что эти эмоции перемешивались с растерянностью и страхом из-за странного поведения юноши. А потом сон стал и вовсе абсурдным. Он обнял Алека, пытаясь его успокоить, но вместо того, чтобы поцеловать его, как это было в реальности, Алек наклонился – они оба внезапно оказались совершенно обнаженными – и взял в рот его возбужденную, чудовищно огромную плоть…

Проснувшись, Серегил обнаружил, что так и было… ну, то есть не совсем так. У него все так же не было эрекции, а Алек был одет, но вот то, что он вытворял губами и языком, было весьма похоже на то, что происходило во сне. Их глаза встретились. Алек смотрел на него с выражением, напоминавшим нечто среднее между весельем и пытливым ожиданием.

Серегил хотел было сказать, что будить наблюдателя таким способом – верх безрассудства, но аргумент был явно несостоятельный, раз уж он не снес ему голову сразу, как только проснулся. В любом случае, он никак не мог подобрать слова в потоке ощущений, который его захлестнул.

Это было восхитительно, но возбуждения все равно не было. Серегил не мог объяснить это, никак не мог, так что он просто постанывал от удовольствия, смешанного со страхом перед тем, что Алек неизбежно будет разочарован. И не только Алек. Серегил снова застонал от мысли о том, что все эти изумительные чувства, которые вызывал его тали, никогда не найдут выхода.

Алек заглотил его глубже и начал посасывать. Даже частично не отвердевшая плоть почти целиком помещалась у него во рту, не вызывая неудобства, и он ласкал ее не хуже талантливой куртизанки. Серегил сдавленно вскрикнул и уронил голову на подушку. Его бедра рефлекторно дернулись вверх, но, похоже, Алека это совсем не беспокоило, он просто двигал головой в такт, не переставая сосать.

Серегил потерял счет времени, извиваясь и постанывая в руках любовника, когда вдруг с удивлением почувствовал, что действия Алека возымели эффект. Его плоть медленно удлинялась, и юноша уже не мог принять ее без удушья.

Серегил приподнялся на локтях, чтобы посмотреть на любимого, и глаза Алека блеснули озорством. Он чуть отстранился и пощекотал языком показавшуюся головку, затем снова вобрал в себя, так глубоко, как только смог.

Серегил снова упал на подушки: он был ошеломлен. Это простая анатомия, подумал он, просто все эти действия притянули кровь к его паху, а потом и дальше. Но сколько бы он ни пытался убедить себя, что это – чисто физическая реакция, все его существо затопило изумление и благодарность к Алеку. Он уже не надеялся, что когда-нибудь снова испытает эти ощущения, но упрямый возлюбленный вернул ему способность наслаждаться физической близостью.

Это было волшебно… и немного пугающе, осознал он – быть вот таким уязвимым и открытым требовательным рукам и губам любовника. Он почувствовал приближение кульминации, она накатила подобно приливной волне. Его тут же охватил страх – что, если он утонет в этой подавляющей волне, навсегда потеряет часть себя?

Он вздрогнул и хотел воспротивиться, попытался сказать Алеку, чтобы тот остановился, но слова застревали в горле. Тогда он попытался оттолкнуть от себя голову любовника, но Алек не позволил, он просто схватил Серегила за запястья и прижал их к кровати. Так или иначе, несмотря на всю свою неопытность, Алек, казалось, точно знал, что нужно делать. Серегил осознавал ход мыслей любовника так же ясно, будто Алек сам сказал ему: впервые вкусив пьянящей власти, которую дает страсть, он не хотел отказываться от нее так скоро. Пойманный в ловушку охвативших его ощущений, Серегил мог только стонать в тщетных попытках сдержать неизбежное.

А когда оно пришло, его с новой силой затопил страх. Он схватил Алека за волосы и резко, бесконтрольно толкнулся в его рот. Он видел, что лицо юноши покраснело от усилий не подавиться и не причинить боли, и знал, что на бедрах останутся следы пальцев любовника. Но все это не имело значения, потому что волна обрушилась, накрыв его с головой, разлетаясь клочьями пены. Острое наслаждение запульсировало в паху, но то же самое в этот момент происходило в груди Серегила – новая волна невыносимого напряжения обрушилась на его внутреннюю стену.

Он замер неподвижно и закрыл глаза. Алек, который наконец-то смог вздохнуть свободно, судорожно глотал воздух, но на лице у него не было ни капли недовольства – только ожидание. Казалось, он тоже чувствовал давление, нараставшее в груди его возлюбленного.

А потом что-то сломалось. Что-то внутри Серегила треснуло, у него перехватило дыхание, и с губ сорвался судорожный всхлип. Затем снова, и он весь сжался, обняв себя руками. Он хотел уйти от Алека, найти место, чтобы спрятаться и умереть, не в силах вынести жуткую боль, раздиравшую его сердце на части, но тот не отпустил его. Алек и сейчас был рядом, он притянул его к себе и бормотал что-то успокаивающее… а еще Алек охнул и застонал от боли в тот же момент, что и Серегил.

Серегил глухо вскрикнул, уткнувшись в грудь любовника, и сбивчиво забормотал что-то на смеси ауренфэйского и по крайней мере трех человеческих языков. Он был рад, что никто его не поймет, потому что он говорил ужасные вещи – в основном про Нисандера. Его душил гнев, более яростный, чем он когда-либо испытывал по отношению к худшему врагу. А боль и чувство, что его предали, были даже сильнее, чем когда его выгнала из дома собственная семья.

Он с невероятной ясностью помнил выражение лица Нисандера, когда тот протянул ему меч, и ощущение, как расщепляется под его ударом проклятая корона. Нисандер смотрел на него терпеливо и понимающе – так же, как и всегда, когда Серегилу в очередной раз не удавалось колдовство, – и он убил его. Просто убил.

Он не мог жить с этим, но не мог и уйти – Алек держал слишком крепко, и руки Серегила бессильно разжались, дыхание обожгло легкие, будто огнем. Он никогда, никогда не сможет простить Нисандеру того, что тот заставил его сделать, того, как волшебник смотрел на него за секунду до смерти. Невыносимо было, что его видят таким, и особенно Алек – такой невинный и мужественный, только оправившийся после страшного испытания и не запятнавший себя ничем, подобным тому, что сделал Серегил. Но Алек был здесь, рядом, слышал все те ужасные слова, которые Серегил не мог удержать, и, возможно, даже понял их. Юноша плакал и тоже что-то говорил…

В тот миг, когда с него сошло онемение, Серегил осознал, что Алек выплескивает те же чувства, что и он: злость на Нисандера, страх, что ему уже никогда не стать прежним, что он навсегда останется грязным – вот о чем он говорил. Минуту спустя юноша разрыдался, выплескивая мучительный страх за любимого. Серегил отчетливо почувствовал это: ужас потери, желание помочь, беспомощность и незнание, как это сделать.

Серегил чуть отодвинулся в объятиях любовника, но ровно настолько, чтобы поднять голову и заглянуть Алеку в глаза. Тот смотрел на него диким взглядом со смесью тревоги и скорби. Он не произнес ни слова, но Серегил услышал: «Что со мной?»

- Тали, - прошептал он, впервые по-настоящему понимая значение этого слова. И тогда на него накатила новая волна ужаса и горя – не такая сильная, как первая, но глубокая и темная, и горькая. Он крепче прижался к Алеку и слезы заструились по его щекам, они все текли и текли, так, словно им нет конца.

Казалось, прошел не один час – а может, так и было, – когда Серегил наконец успокоился и затих. Он чувствовал себя высушенным, словно в его теле совсем не осталось жидкости. Его чувства – гнев и ярость, и та боль, которую он так долго держал в себе, – все еще были с ним, но приглушенные и далекие. Они несколько месяцев накапливались внутри, будто в чаше с плотно закрытой крышкой, а теперь вылились наружу. Правда, кислый осадок темных мыслей остался, но большая часть их ушла.

Алек притулился рядом с ним, дыша глубоко и ровно, словно спал, но Серегил знал, что он всего лишь вымотался и закрыл глаза. Если постараться, он мог ощутить эмоции возлюбленного: недоумение и совсем немного страха перед этой новой, непонятной связью, возникшей между ними; и твердая решимость оберегать Серегила и заботиться о нем, несмотря ни на что. Где-то в глубине скрывалось чувство удивления и гордости, что он принес любимому физическое удовольствие и эмоциональное освобождение; и всего лишь легким намеком – собственное удовлетворение юноши от их первого опыта. И все это переплеталось с любовью, такой чистой и уверенной, что у Серегила перехватило дыхание. Может ли быть, что Алек на самом деле относится к нему с такой теплотой? После всего, что Серегил сделал?

Алек повернулся к нему и посмотрел покрасневшими глазами.

- Что это было? – хрипло прошептал он.

Серегил поднял руку, налитую свинцовой тяжестью, и провел по спутанным влажным волосам Алека.

- Думаю, теперь мы связаны узами талимениос, - пробормотал он сиплым голосом.

- Талимениос… то есть, любовники? Разве это и так не очевидно?

- Это понятие означает нечто большее, чем партнеры в постели, любовь моя. Это эмоциональная связь, своего рода эмпатия. Иногда такое происходит между двумя фэйе… не часто, но бывает. Я всегда думал, что для этого хотя бы один из партнеров должен иметь магические способности, но, возможно, я просто не все помню.

- У тебя есть магические способности, - мягко упрекнул его Алек, потом помолчал немного. – Так если это эмпатия, значит, я чувствовал то же, что и ты?

- Думаю, да.

- Тебе стало лучше?

- Хм?

Алек пристально посмотрел ему в глаза.

- Разве не легче, когда делишься с кем-то? Или это только удваивает переживания?

Серегил моргнул.

- Не знаю. Я никогда об этом не задумывался, - он помолчал. – Я думал… все последние месяцы я был уверен, что если позволю себе чувствовать, то все это… просто разорвет меня на куски. Не думал, что смогу это пережить. - Он сжал руку на плече Алека. – Без тебя я бы не выжил.

- Тогда все в порядке, - произнес юноша и опустил голову обратно на подушку. – Я готов на все, если это тебе поможет.

Серегил сглотнул. Установление связи должно было стать радостным событием, а не очередным испытанием.

- Связь не всегда так интенсивна, скорее всего, - предположил он. – Может, это из-за того, что она еще непрочная или просто потому…

- Потому что тебе это сейчас очень нужно, - подсказал Алек.

- Ох, тали, - выдохнул Серегил, в нем всколыхнулось чувство вины от того, что Алек снова чем-то жертвует ради него.

- Тише, - Алек поцеловал его в плечо. – Все будет хорошо. Эта связь может очень пригодиться в ремесле наблюдателей, понимаешь?

- Я не могу сейчас думать о других способах ее использования, - ответил Серегил, придвигаясь ближе к Алеку, и только сейчас заметил, что тот все еще полностью одет.

- М-м-м, да, - шепнул Алек. – Ты мог бы научить меня тому, что умеешь. Мне нужно многое наверстать. – Он провел ладонью по ребрам любовника, но это не было началом прелюдии, а скорее обещанием на будущее – Серегил ясно ощутил его намерение. А сейчас они оба были слишком утомлены.

- Нам нужно отдохнуть, - согласился Серегил, - может, съесть что-нибудь, а потом мы займемся твоим обучением. – Нахмурившись, он глянул в сторону окна, пытаясь оценить угол освещения. – Мы пропустили обед?

- Может быть, - пробормотал Алек в полусне. – Стащим что-нибудь потом.

Серегил растерянно смотрел на своего юного возлюбленного, который с легкостью погрузился в сон после всего того, что они пережили за этот день. Он всегда знал, что Алек упрям, смел и великодушен, но никогда не подозревал, что его сила воли принесет такую пользу им обоим.

В желудке заурчало, и на мгновение Серегил подумал было пойти поесть. И, наверное, принести что-нибудь Алеку. Он оглядел свою разбросанную по полу одежду, представил себе расстояние до кухни и предстоящие расспросы Кари и Микама… и решил, что лучше останется в объятиях своего тали – даже если бы это грозило гораздо худшими бедами, чем пропущенный обед. Он подцепил ногой простынь и натянул ее на плечи, укрыв их обоих.

Минутой позже, уже засыпая, он услышал тихий стук в дверь, и как кто-то поставил на пол у порога тарелки. Что ж, когда они проснутся, им не придется идти куда-то, чтобы поесть. Он улыбнулся и уткнулся лицом в волосы Алека. Сначала сон, а все остальное может и подождать. Теперь у них есть время.


Конец.
...на главную...


ноябрь 2020  
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30

октябрь 2020  
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031

...календарь 2004-2020...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2020.11.25 16:30:33
В качестве подарка [69] (Гарри Поттер)


2020.11.25 01:09:59
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [1] (Оригинальные произведения)


2020.11.24 00:28:50
Леди и Бродяга [4] (Гарри Поттер)


2020.11.12 22:03:57
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2020.11.08 19:55:01
Её сын [1] (Гарри Поттер, Однажды)


2020.11.08 18:32:31
Поезд в Средиземье [6] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.11.08 18:24:38
Змееглоты [10] ()


2020.11.02 18:54:00
Наши встречи [5] (Неуловимые мстители)


2020.11.01 18:59:23
Время года – это я [6] (Оригинальные произведения)


2020.10.24 18:22:19
Отвергнутый рай [26] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.10.22 20:24:49
Прячься [5] (Гарри Поттер)


2020.10.19 00:56:12
О враг мой [106] (Гарри Поттер)


2020.10.17 08:30:44
Дочь зельевара [197] (Гарри Поттер)


2020.10.13 02:54:39
Veritalogia [0] (Оригинальные произведения)


2020.10.11 18:14:55
Глюки. Возвращение [239] (Оригинальные произведения)


2020.10.11 00:13:58
This Boy\'s Life [0] (Гарри Поттер)


2020.09.03 12:50:48
Просто быть рядом [42] (Гарри Поттер)


2020.09.01 01:10:33
Обреченные быть [8] (Гарри Поттер)


2020.08.30 15:04:19
Своя сторона [0] (Благие знамения)


2020.08.30 12:01:46
Смерти нет [1] (Гарри Поттер)


2020.08.30 02:57:15
Быть Северусом Снейпом [262] (Гарри Поттер)


2020.08.26 18:40:03
Не все так просто [0] (Оригинальные произведения)


2020.08.13 15:10:37
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2020.07.24 19:02:49
Китайские встречи [4] (Гарри Поттер)


2020.07.24 18:03:54
Когда исчезнут фейри [2] (Гарри Поттер)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2020, by KAGERO ©.