Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Качаясь, Волан-де-Морт выходит на поле битвы с Поттером:
- Налива... Эээ, раздева... Эээ... А! Авада Кедавра!

Список фандомов

Гарри Поттер[18508]
Оригинальные произведения[1242]
Шерлок Холмс[716]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[140]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[110]
Произведения А. и Б. Стругацких[108]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12711 авторов
- 26898 фиков
- 8628 анекдотов
- 17693 перлов
- 680 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...


Данный материал может содержать сцены насилия, описание однополых связей и других НЕДЕТСКИХ отношений.
Я предупрежден(-а) и осознаю, что делаю, читая нижеизложенный текст/просматривая видео.

Розыгрыш

Автор/-ы, переводчик/-и: Тини
Бета:Настена
Рейтинг:R
Размер:мини
Пейринг:Геллерт Гриндевальд/Том Реддл
Жанр:Adult, Drama, Missing scene, PWP
Отказ:Все права на персонажей принадлежат Дж. Роулинг. Данное произведение создано исключительно в личных развлекательных целях и не влечет за собой коммерческой выгоды
Вызов:Британский флаг - 4
Фандом:Гарри Поттер
Аннотация:Встреча двух Темных Лордов – нынешнего и будущего – первого апреля? Они так и рвутся разыграть друг друга.
Комментарии:Написано на БФ-декабрь 2011
Текст А-32
Каталог:Пре-Хогвартс, AU, Второстепенные персонажи
Предупреждения:слэш, педофилия, сомнительное согласие
Статус:Закончен
Выложен:2011.12.24 (последнее обновление: 2011.12.24 21:21:41)
 открыть весь фик для сохранения в отдельном окне
 просмотреть/оставить комментарии [8]
 фик был просмотрен 2356 раз(-a)



Это начинается как простая шутка — нет, сложная на самом деле. Том приходит в себя только в ту секунду, когда чувствует на губах теплое дыхание с легким привкусом табака. Дыхание сменяется прикосновением и неожиданной жесткостью чужих обветренных губ. Это действительно началось с шутки.

Идея встречи с Темным Лордом, наводящим ужас на всю Европу, впервые появилась у Малфоя. Абракас, кстати, не знал ничего о том, что Риддл уже достаточно долго подумывает о встрече с Лордом, так что эта в высшей степени безумная идея пришлась удивительно к месту. Тома должно было это насторожить, но интуиция молчала. Кажется, она играла на стороне Гриндевальда, его собственная интуиция. Что было, признаться, не слишком приятно.

В первый день апреля сорок третьего года несколько пятикурсников таинственным образом исчезли из школы — впрочем, Том Риддл был примерным старостой и вернулся в Хогвартс, несколько озадаченный отсутствием своей, так сказать, свиты. Ну, по крайней мере, Малсибер не слишком долго возмущался, когда ему выпал жребий играть Тома — перспектива общения с Гриндевальдом ему не нравилась. Наверное, только лишь у него патриотические чувства перевесили любопытство. Риддлу же было глубоко наплевать на войну. Что до Малфоя — так его семья вообще поставляла оружие армии противника. Прочие придерживались мнения, что о враге нужно узнать как можно больше, коль скоро представится такая возможность. Плюс к этому, возможностью пообщаться с Темным Лордом пренебрегать не следовало.

С Гриндевальдом они встретились в маггловском поместье, из которого быстренько устранили хозяев, сплавив их подальше под легким заклятием Подчинения. Темный Лорд всея Европы, по его выражению, в последний раз почил присутствием Туманный Альбион. Во время встречи он обмолвился, что, помимо лестной встречи с представителями золотой молодежи Англии, он преследовал гораздо менее альтруистические цели. Ни одного из присутствующих это, кстати, не удивило, более того, этот мотив был настолько прозрачен, что считался сам собой разумеющимся.

На самом деле, все они — и Малфой, и Эйвери, и Лейстрендж — очень нервничали. Что ни говори, но с течением времени авантюра казалась им всем гораздо более рискованной, чем поначалу. Тома же это не волновало ни капли. Из великих магов современности он знал только Дамблдора, что его бесило более чем. Да и вообще… Гриндевальд был известен как сильнейший Темный Лорд в истории, а у Тома были весьма и весьма честолюбивые мысли на сей счет. Помимо этого хотелось знать, насколько могущественен Гриндевальд — ведь чтобы превосходить, нужно знать, в чем именно превосходить. Кроме того, побеседовать с тем, на чье место стремишься… Но Том весь вечер проверял свой блок на сознании, чтобы Геллерт — он попросил называть его по имени — не увидел лишнего. Он писал как-то, что Темный Лорд — чаще всего посредственный легилимент, но Том все равно подозревал, что ему нагло и бессовестно врут.

С Геллертом было просто разговаривать. В отличие от Дамблдора, Гриндевальд выглядел как обычный взрослый маг, не носил бороды, не пронзал никого проницательным взглядом, не вел душеспасительных бесед, да и вообще был приятен в общении, ироничен и даже саркастичен. Носил он военную форму. В общем, впечатление производил неизгладимое, особенно по сравнению с профессором трансфигурации. Живо интересовался Тайной комнатой и экспериментами в области создания заклятий — то есть нашел с окружением юного Волдеморта общий язык. Риддл, до тех пор, пока все не разошлись, гадал, правда ли Гриндевальд заинтересовался этим, или же это просто дань вежливости и, если это интерес не праздный, то во что это выльется. Гриндевальду на этот момент было в районе пятидесяти восьми лет, а им всем — всего по пятнадцать-шестнадцать. Тем не менее, разговор был интересным. А после Том ненавязчиво намекнул, что у его спутников достаточно дел в Хогвартсе. Например, напомнить Малсиберу выпить еще Оборотного.

Когда в комнате остаются только Том и Геллерт, это и случается. Шутка. Розыгрыш.

Риддл вырывается, но его особенно и не держат. Темный Лорд, совершенно на темного и непохожий, издевательски ухмыляется, облизнув свои тонкие губы.

— Что, испугался? — Волдеморт ненавидит, когда с ним играют. Этого ему хватает и в школе. Впрочем, игры Дамблдора явно не из этой оперы.

— Вот еще, — ожидаемо фыркает Том и откидывается на спинку кресла, в котором сидит. Геллерт заливисто смеется, склоняется над ним, опираясь на подлокотники этого же несчастного кресла.

— Юный Лорд ничего не боится? — Риддл поднимает голову и смотрит прямо в глаза Гриндевальду. Видит насмешку, но не острую, а так, добродушную. Как для своего. — Забавная анаграмма. Мне понравилась. Волдеморт. Не рановато ли тебе брать титул Лорда, м? — насмешка становится жестче.

Том молчит, а потом краем рта усмехается. Гриндевальд учился бы на Слизерине, определенно. Классическая такая разводка — огорошить знанием с целью выбить у оппонента почву из-под ног.

— Это же не титул Темного Лорда, — холодно роняет он. Откидывает волосы со лба, морщится. Гриндевальд снова ухмыляется так же насмешливо, но никак не комментирует. Опирается на другую руку, склоняет голову набок, ставит колено прямо между ног Тома. Риддл чувствует, что его начинает бить дрожь. Черт возьми, юный Лорд называется. Но обстановка заставляет понервничать. Сильно понервничать. Том облизывает мгновенно пересохшие губы. Геллерт явно настроен на странные вещи. Зачем ему это? Том не знает, что ответить на этот вопрос — хотя вариантов масса. Впрочем, нельзя сказать, что он очень против такого развития событий. Просто пятнадцать — это рано, даже для него.

— Думаешь? — он был прав, Геллерт читал мысли. Ну, не удивительно. У него почти полвека опыта, а у Риддла — только два с половиной года. Гриндевальд касается губами щеки Тома, и тот кожей чувствует его усмешку.

— Не читайте моих мыслей. Но да, думаю, что рано, — Риддл несмело касается плеча Темного Лорда. Этот жест достаточно робок, и Том чувствует секундный прилив ярости из-за этого. Поэтому он повторяет прикосновение, но уже увереннее, проводит ладонью по плечу Гриндевальда, кладет руку тому на шею, находя пальцами сонную артерию, слушает пульс.

— Можно на «ты». Тебе можно, — Геллерт едва заметно улыбается. Он всю жизнь готовит войну. Геллерт более жесткий человек, чем кажется, но в данный момент он хочет расслабиться — по крайней мере, это все должно выглядеть именно так. Для него это очередная игра на публику, хотя, возможно, только эта публика и оценит. Смешно, но Гриндевальд куда более свободен с этим мальчиком, не слишком еще понявшим этот мир, чем с привычным окружением. Хотя, казалось бы. Том хмыкает, прерывая его мысли.

— А что насчет «рано»? — он проводит по щеке Гриндевальда кончиками пальцев. Тот слегка поворачивает голову, касается губами его пальцев. Усмехается.

— А ты ведешь себя, будто тебе рано? Покраснел бы, что ли… — Гриндевальд целует его снова, но в этот раз Волдеморт ему отвечает. Это не первый его поцелуй, но с мужчиной… Со старшим мужчиной. Том изучает новые ощущения, впитывает их как губка. Это интересно. Авантюризм всегда был одной из его черт. Гриндевальду он, похоже, тоже свойственен.

Том отстраняется, а потом холодно, безразлично усмехается и невинно спрашивает:

— Так почему ты хочешь увеличить магический потенциал за мой счет? — а вот это по-настоящему шокирует. Маска интереса и легкой, ненавязчивой авантюры разбивается — у Геллерта не настолько хорошая выдержка, чтобы никак не отреагировать на такой острый удар. Том оправдывает славу своих предков. Он склоняет голову набок, продолжает с уже заметной издевкой: — А ты думал, что я позволю тебе этот… — тон Риддла более чем прохладен, — розыгрыш?

Гриндевальд с улыбкой поднимает руки, несколько отстраняется, немного опуская голову — несмотря на то, что это выглядит как поражение, голос его по-прежнему легкий и насмешливый:

— Сдаюсь, сдаюсь. Не думал, что ты будешь знаком с этой магией, — он действительно не думал. Обычно такие книги на дороге не валяются. Да и вообще: ну кто, не столкнувшись с необходимостью, начинает искать способы увеличения могущества загодя? По крайней мере, ему самому раньше за глаза хватало того, что было дано от рождения. А еще ему искренне интересно, как Том узнал о его плане. Догадался? Нет, вряд ли он настолько догадлив, иначе вскрыл бы свои козыри раньше. Но тогда остается только легилименция. Это интересно. Геллерт смотрит в темные глаза мальчишки — а ведь, по сути, Риддл действительно всего лишь мальчишка. Всего лишь, ну-ну. Если Альбус думает в таком ключе, то скоро этот ребенок его порадует. Впрочем, Гриндевальд уверен в одном — Том не настолько хороший игрок, каким хочет казаться.

— Ну… странно подростку не интересоваться такими вещами, тебе не кажется? — Том улыбается, и это выглядит даже искренне. Естественно. Странно подростку — такому подростку — не заинтересоваться магическим аспектом потери невинности. И неважно, что для этого пришлось три ночи провести в небезызвестной Тайной комнате в обнимку с записями также небезызвестного предка. Ну и где-то полгода — в Запретной секции, в личных библиотеках разнообразных поместий однокурсников. С другой стороны, Волдеморт не был бы Волдемортом, если бы не поощрял свою прогрессирующую паранойю. Но когда Геллерт, прищурившись, кладет руку на его бледную щеку, он не возражает. Хотя ему кажется, что кожа под чужими пальцами горит. Сознание бьется между абсолютно банальными мыслями и чем-то похожим на страх. Это чувствует и Гриндевальд — и пальцами легонько поглаживает по щеке, скользит по шее, успокаивая, расслабляя. Том знает, что стоит взять себя в руки, закрыть глаза, отстранится — но не делает этого. Вместо этого лишь внимательно вглядывается в светлые — что удивительно — глаза Темного Лорда.

— Итак… Если опытный партнер лишает девственности абсолютно невинного волшебника, какая-то часть магического потенциала попадает к… — Риддл немного запинается, но тут же продолжает с безмятежной улыбкой, — старшему, верно? Я прочел об этом в одном из вариантов первого магического законодательства. Но зачем это тебе, Геллерт? Ты ведь один из величайших магов современности. Что же случилось?

Гриндевальд ухмыляется, признавая некоторую правоту своего юного протеже. Ну как протеже… В любом случае, Том проявляет потрясающее рвение к учебе. Страшно подумать, что будет, когда он будет проявлять такое же рвение в чем-то еще.

— Да, ты прав. Таков закон магии — я так и не узнал, откуда это пошло. Впрочем, это довольно удобно, не находишь? А что до части потенциала… Чем сильнее «невинный», — Геллерт позволяет себе короткий смешок, — тем лучше. При значительной разнице в силе старшего и младшего часть, отходящая к старшему, мала. Чем меньше подобная разница, тем больше увеличение потенциала.

— Поэтому я? — Риддл царапает его взглядом. Ярости у него нет, но голос звенит, как от бешенства. Впрочем, может быть, это шок. Он не ожидал такого расклада. Подлянки ждал интуитивно. Но не такого. Не такого… розыгрыша. Понимание того, что, будь он менее осторожен, им бы воспользовались, неожиданно жжет. Не то чтобы он доверял Гриндевальду — еще чего. Но привык к тому, что к нему относились не так, как к разменной пешке. В конце концов, осознание своей исключительности стало ему привычно подобно воздуху. Что ж… Кто не рискует, тот не пьет шампанского. Впрочем, нужно почистить лексикон от подобных фраз.

— Так что? Геллерт, неужто величайший темный маг… — Том издевательски кривит губы, — уперся в свой потолок? Неужели потенциал исчерпан? Вот так... сюрприз, — от яда и презрения в его голосе Гриндевальд дергается, а его пальцы болезненно сжимаются в волосах Тома. Тот морщится, чуть отклоняя голову так, чтобы хватка стала несколько мягче. Гриндевальда задевает его тон, его голос. Не только потому, что Риддлу всего пятнадцать и он никто, а потому, что он смеет презирать. Геллерт отпускает волосы Тома, улыбается, склоняет голову набок. Несмотря ни на что, игрой руководит он. Волдеморт талантлив, но он всего-навсего мальчишка.

— А если и так, то что? Я сильнее, и могу взять то, что захочу, ведь так? — он улыбается Тому почти ласково. Они оба понимают, что это правда. Впрочем, Геллерт не будет озвучивать то, что Волдеморт может доставить ему неприятностей выше крыши. Пусть его сопротивление, по сути, немного стоит, но оно способно стать причиной массы проблем. Не говоря уж о том, что Гриндевальду не стоит вообще колдовать по эту сторону Ла Манша. Ну и при всей разнице в силе Том далеко не простой противник — это приходится учитывать. Геллерт помнит, что примерно в этом возрасте он сам отличился потрясающей удачливостью в магии. Да и нестабильные нервы в подростковом периоде могут вызвать спонтанный всплеск магии. Плюс, неизвестно как магия отреагирует — столько неучтенных факторов могли обесценить результат. Но вот Риддлу знать об этом не стоило — хотя по нему было видно, что он сам понял, что к чему.

— Ну, зачем же сразу угрожать, Геллерт? — Том немного напряжен, но не настолько, насколько должен был в подобной ситуации. Он протягивает руку и начинает теребить пуговицы на форменном мундире главнокомандующего. Непривычно видеть мага без мантии. Впрочем, военное положение обязывает, да. А Гриндевальду идет военная форма, отмечает Риддл краем сознания. Улыбается, расстегивает верхние пуговицы, цепляя кончиками пальцев чужую кожу. Под шинелью — тонкая рубашка. Великий Темный Лорд одевается ровно как маггл. Том кривит губы.

— Я согласен.

Гриндевальд поднимает его лицо за подбородок, заставляя заглянуть в глаза, сжимает пальцы. Он удивлен — уже второй раз за недолгий промежуток времени. И это нервирует, настолько сильно, насколько вообще может нервировать пятнадцатилетний маг. Впрочем, он уже не может предсказать, что творится в голове у конкретного этого мальчишки, так что зарекаться не стоит.

— Что? — Риддл фыркает, ухмыляется недоверию, прозвучавшему в вопросе.

— Что слышал. Не просто так, естественно, — а вот это не удивляет. Том до мозга костей прагматичен. Он может делать неожиданные вещи, но все они продиктованы как минимум надеждой на выгоду. Что ж, оформить это в виде сделки — неплохой ход. Геллерт не считает, что предлагать что-либо в прямой форме уместно. В конце концов на предложение можно ответить и отказом.

— И чего ты хочешь? Насколько ты ценишь свой потенциал? — Гриндевальд снимает шинель, вещает ее на спинку свободного кресла. Он не видит, как во взгляде Риддла на мгновение поднимается паника. Впрочем, она гаснет почти в ту же секунду, задавленная им самим. Том понимает, что отступать некуда, но полностью избавиться от страха ему не удается. Именно так он чувствовал себя, впервые спускаясь в Тайную Комнату. Ухнуть в бездну — это заманчиво. Но очень страшно. Волдеморт не должен испытывать страх — требования к себе выработаны давно, но вот исполнять их не так уж и просто. Особенно в такой ситуации.

— Насколько я ценю свою невинность? Не слишком дорого, если подумать. Ты дашь мне клятву. Ты выполнишь мое желание. Одно, — Том внимательно следит за ним. Гриндевальд некоторое время обдумывает услышанное, потом коротко кивает, подходит к дивану, садится. Том нервно сглатывает, увидев широкую усмешку. Встает с кресла, чувствуя, как его начинает бить дрожь. Ну, ничего. Это не смертельно. Волдеморт приближается под неподвижным заинтересованным взглядом. Садится, позволяя Гриндевальду приобнять себя. Делает быстрый глубокий вдох, а потом медленно выдыхает, откидываясь на спинку дивана. Чужая рука на талии чувствуется слабым теплом. Геллерт легко целует его в подбородок. Том дергается и лишь усилием воли заставляет себя не хвататься за палочку. Шипит сквозь сжатые зубы:

— Клятву.

Гриндевальд смеется, мимолетно касается губами щеки Риддла, ерошит ему волосы, притягивает к себе. Том пытается отстраниться, — ему неприятен столь близкий контакт, никогда не был приятен — но его силой удерживают на месте. Он мог бы сопротивляться по-настоящему, но не делает этого. Какое-то время не реагирует на настойчивые поглаживания и мимолетные прикосновения — Гриндевальд замирает, и тихо произносит, посмеиваясь куда-то в шею Тому:

— Я исполню одно твое желание. Любое. Слово Темного Лорда. Думаю, это будет достаточной платой, — он касается языком бьющейся сонной артерии, и Риддл вздрагивает так, что едва не падает на колени Геллерту. Тот снова смеется, немного отстраняется, гладит Тома по плечу. — Расслабься. Эту клятву не нарушить.

Том морщится, качает головой. Расстегивает застежки на воротнике мантии. Чувствует, как скользят чужие руки поверх его собственных, помогая снимать мантию, расстегивать рубашку под мантией. Вздрагивает, когда чужие пальцы задевают кожу. Ловит ладонь Гриндевальда, останавливает.

— Черт… мне страшно, — в этом признании звучит едва ли не беспомощность. Волдеморта кидает в холодную бесконтрольную ярость. И в эту секунду он понимает, что Гриндевальд ему заплатит. Неважно как, неважно, что это был его выбор — Геллерт сполна расплатится в первую очередь за его страх. И за эту беспомощность. За то, что Волдеморт будет потом припоминать себе эти мгновения слабости, будет заплачено сторицей. Иначе Том себе не простит этого. У него нет права быть человеком. Он лучше.

Гриндевальд, к счастью, не читает его мыслей, хоть и догадывается, что болезненно гордому Тому оно далось не сразу. Но он не представляет, что тот прочит ему самому.

— Тише, — Геллерт целует его в висок, — ничего страшного не случится. Не бойся, — он аккуратно проводит костяшками пальцев по груди вздрогнувшего — опять — подростка. — Послушай… Том, — это звучит почти так же, как из уст Дамблдора, поэтому Волдеморт резко сбрасывает чужую руку, отстраняется. Встает, начинает быстрыми и дергаными движениями раздеваться. Гриндевальд понимает, что зацепил принципы, но не знает, чем именно. Не сводя глаз с юного Лорда, он расстегивает свою рубашку, снимает. Том интересен по крайней мере тем, что сейчас никуда не бежит, хотя у него заметно дрожат руки, когда тело доходит до брюк. Геллерт не дает ему снять всю одежду, он тянет его к себе, словно извиняясь, целует в уголок губ. Том обхватывает его за шею, позволяя уложить себя на диван. Чуть-чуть вздрагивает, когда не согретая прикосновением ткань прикасается к его спине. Он только сейчас понимает, что в комнате довольно холодно. Или это его просто кидает в жар. Гриндевальд ухмыляется, стаскивая с него одежду, а потом целует, жестко и властно, не давая даже возможности оттолкнуть. Том чувствует, как скользит чужой язык по губам, потом дальше. Он начинает задыхаться — но не ответить на настойчивую ласку не может. Чужие руки скользят по его телу, но прикоснуться сам не имеет возможности — Гриндевальд не дает ему и шанса. Волдеморту не нравится такой расклад — он предпочитал действовать, сколько себя помнит.

Геллерт шипит от неожиданного укуса, и отстраняется — но только для того чтобы закончить раздеваться самому. А у Тома сносит последние тормоза. Ему страшно, но именно из-за этого он подается вперед, скользит ладонями по чужому тему, нащупывая немногочисленные шрамы. У него самого кожа идеальная — несмотря на приют, несмотря на потрясающую тягу к неприятностям. Геллерт, все же, оправдывает свою славу авантюриста, потому шрамы на лучшем дуэлянте Европы имеются. Том обводит самый большой — от солнечного сплетения до низа живота — губами, вздрагивает, когда пальцы зарываются ему в волосы.

— Как у тебя с теоретическими основами секса? — Гриндевальд ухмыляется, тянет его за волосы вверх, целует, и лишь после того как укладывает обратно на диван, позволяет ответить. Том фыркает, но смотрит серьезно.

— Паршиво, если честно.

Гриндевальд придушенно смеется, щекоча дыханием его шею. Юный Волдеморт неожиданно для себя прогибается, чтобы прижаться ближе. Сдавленно ругается сквозь зубы, когда Геллерт, взглянув на него, снова заходится смехом. Гриндевальду есть с чего смеяться — когда Том смущается, он краснеет, и выглядит при этом очень даже забавно. Впрочем, на свете осталось поразительно мало вещей, которые могут его смутить.

Геллерт больше не спрашивает Риддла ни о чем, предоставив ему возможность терзаться сомнениями. Том ощутимо нервничает, когда Гриндевальд начинает… нет, он не знает как это назвать — отсутствие информации по этому вопросу действительно нервирует. И да, Том не думал, что секс у мужчин проходит… так. Геллерт задевает что-то в его теле, из-за чего Том резко, до хруста выгибается, подается навстречу, сам дезориентированный и выбитый за пределы сознания неожиданным острым возбуждением, прошившим его насквозь. Гриндевальд посмеивается, явно довольный подобной реакцией, потом на пару секунд оставляет Тома в покое. Тот нервно и рвано дышит, прикрыв глаза.

Но потом его глаза распахиваются от неожиданного ощущения — не слишком сильная боль, смешанная со странным чувством, которое ему сложно идентифицировать сразу. Нельзя сказать, что это приятно, но и нельзя сказать, что нет. Он понимает, что Геллерт сейчас в нем, сейчас его трахает — Том не может выбрать из своего богатого лексикона более цензурное слово — герр Гриндевальд, который держит в страхе всю Европу трахает его в зад. Тем не менее, в сознании Риддла не происходит никакого диссонанса от происходящего. Геллерт начинает размеренно двигаться. Это увеличивает боль, Том не выдерживает и коротко, болезненно вскрикивает. Гриндевальд, спохватившись, замирает, целует в шею, поглаживает по груди, по бедрам. Риддл какое-то время приходит в себя, а потом уже сам начинает двигаться. Несколько минут они не могут найти общий ритм, но в какой-то момент они слово наталкиваются на него — жестко, быстро, резко. Том не думал, что он, обычно относящийся к себе достаточно бережно, будет получать удовольствие от подобного; тем не менее, это так, и царапины, которые появляются на плечах Геллерта — лишнее тому подтверждение. Последние толчки получаются особенно жесткими, но Тома уже накрывает ожидаемый оргазм. Хотя это всего лишь разрядка — он сам полагал, что эмоции от чего-то подобного будут ярче. Это становится последней осознанной мыслью перед тем, как он на какое-то время выпадает из реальности.

Способность ощущать мир вне сплетенных тел возвращается не сразу, но довольно быстро. Тому отчаянно хочется спать, но это не столь важно сейчас. Гриндевальд поднимается с дивана, дает возможность встать и Тому. Риддл морщится от неожиданно сильной боли — она явно была меньше, достает палочку, припоминает какое-нибудь подходящее по случаю заклятие. Геллерт одевается, смотрит на часы, бурчит под нос что-то по-немецки. Том тоже начинает собираться, но делает это в разы медленнее. Гриндевальд скомкано прощается, быстро целует Тома в щеку и, прихватив мундир, скрывается за дверью.

Только после этого Волдеморт позволяет себе рухнуть в кресло. Его трясет — какая-то часть сознания отстраненно фиксирует начало истерики. Трясущимися руками он призывает бутылку с огневиски, которую они распивали на компанию, отмечая личное знакомство с самим Гриндевальдом. Том глотает обжигающую жидкость прямо из горла, кашляет. В Хогвартсе его прикроют, поэтому он сейчас может никуда не спешить и привести себя в порядок. Он делает еще глоток и паника немного отступает. Краски становятся ярче. Что ж, для получения козырей нужно идти на жертвы.

Юный Волдеморт усмехается краем рта, ставит бутылку на стол, берет перо и чистый лист пергамента. Он пишет на нем только одно: «Сдайся».

Это письмо Геллерт Гриндевальд получит в 1945 году.

За несколько часов до дуэли с Альбусом Дамблдором.

Розыгрыш удается полностью.
...на главную...


январь 2021  

декабрь 2020  
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031

...календарь 2004-2021...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2021.01.19 16:38:13
Вы весь дрожите, Поттер [1] (Гарри Поттер)


2021.01.18 21:27:23
Дочь зельевара [198] (Гарри Поттер)


2021.01.18 17:55:03
Наперегонки [5] (Гарри Поттер)


2021.01.18 13:15:09
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [1] (Оригинальные произведения)


2021.01.18 09:54:54
Наследники Морлы [1] (Оригинальные произведения)


2021.01.16 18:04:53
В качестве подарка [71] (Гарри Поттер)


2021.01.15 22:42:53
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2021.01.15 22:23:00
Наши встречи [5] (Неуловимые мстители)


2021.01.10 22:54:31
Амулет синигами [118] (Потомки тьмы)


2021.01.10 15:22:24
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2021.01.09 23:38:51
Без права на ничью [3] (Гарри Поттер)


2021.01.08 13:40:40
Глюки. Возвращение [240] (Оригинальные произведения)


2021.01.04 17:20:33
Гувернантка [1] (Гарри Поттер)


2021.01.04 10:53:08
Своя цена [22] (Гарри Поттер)


2021.01.02 18:24:44
Я только учу(сь)... Часть 1 [62] (Гарри Поттер)


2021.01.01 21:03:38
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


2021.01.01 00:54:52
Её сын [1] (Гарри Поттер, Однажды)


2020.12.26 12:25:17
Возвращение [0] (Сумерки)


2020.12.20 18:26:32
Леди и Бродяга [5] (Гарри Поттер)


2020.12.15 20:01:45
Его последнее желание [6] (Гарри Поттер)


2020.12.13 15:27:03
Истоки волшебства и где они обитают [4] ()


2020.12.10 20:14:35
Змееглоты [10] ()


2020.12.01 12:48:46
Дамблдор [8] (Гарри Поттер)


2020.12.01 12:36:53
Прячься [5] (Гарри Поттер)


2020.11.29 12:40:12
Мой арт... [4] (Ван Хельсинг, Гарри Поттер, Лабиринт, Мастер и Маргарита, Суини Тодд, Демон-парикмахер с Флит-стрит)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2021, by KAGERO ©.