Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Что такое "клинит на поттериане"?
Когда на упаковке с собачьим кормом вместо "Chappi" читаешь "Снарри".

Список фандомов

Гарри Поттер[18425]
Оригинальные произведения[1218]
Шерлок Холмс[713]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[217]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![182]
Белый крест[177]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[172]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[132]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Произведения А. и Б. Стругацких[106]
Темный дворецкий[102]



Список вызовов и конкурсов

Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[3]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]
Британский флаг - 8[4]
Фандомная Битва - 2015[48]



Немного статистики

На сайте:
- 12597 авторов
- 26907 фиков
- 8551 анекдотов
- 17624 перлов
- 649 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...


Данный материал может содержать сцены насилия, описание однополых связей и других НЕДЕТСКИХ отношений.
Я предупрежден(-а) и осознаю, что делаю, читая нижеизложенный текст/просматривая видео.

Такая ненужная правда

Автор/-ы, переводчик/-и: Пухоспинка
Бета:Becky Thatcher
Рейтинг:NC-17
Размер:мини
Пейринг:Наоэ Наги, Кроуфорд
Жанр:Drama
Отказ:Все права на персонажей и сюжет Weiss Kreuz принадлежат их создателям. Автор материальной прибыли не извлекает
Цикл:Weiss Kreuz [35]
Фандом:Белый крест
Аннотация:Наги попадает в Розенкройц
Комментарии:фик написан на 4 левел Фандомной битвы для команды fandom Weiss Kreuz

Предупреждение: жестокость, натуралистичность, смерть второстепенных персонажей
Каталог:нет
Предупреждения:насилие/жестокость, смерть персонажа
Статус:Закончен
Выложен:2011.12.04 (последнее обновление: 2011.12.04 03:14:42)
 открыть весь фик для сохранения в отдельном окне
 просмотреть/оставить комментарии [0]
 фик был просмотрен 996 раз(-a)



Кроуфорд.
Его звали Кроуфорд, и Наги его боялся. Еще Наги ему верил.

Наги покатал на языке непривычное имя. Кроуфорд приходил редко — стоял, смотрел на него, говорил несколько слов и уходил. Он говорил — ты достоин большего. Он говорил — я приду за тобой. Он говорил — я покажу тебе другой мир. Кроуфорд никогда не лгал. Все лгали, а он — нет.

Наги не любил приют. Не любил детей — они издевались над ним. Не любил сестру Амамию — она его жалела. Иногда ему хотелось ее бить и царапать, чтобы она поняла, чтобы она стала такой же, как все, чтобы перестала притворяться.

Сестра Амамия верила и говорила, что испытания посылает Господь.

Еще она говорила, будто надо любить людей. Наги не понимал — как это? Вот так — говорила она и гладила его по волосам. У сестры Амамии были сухие руки и твердые, неповоротливые пальцы. От их прикосновений становилось тепло, в груди болело и щемило. Наги не хотел, чтобы его любили. Он быстро уставал и болел.

Если тебя ударили по одной щеке, подставь вторую — говорила сестра Амамия. Однажды дети били его, пока он не упал. Наги смотрел на них, царапал пальцами землю, и у них из глаз лезли красно-белые шары. Это ненависть — шепнул тогда Кроуфорд. Испытания посылает нам Господь, — утешала сестра Амамия, и Наги опять было больно. Она лгала, но Наги хотелось, чтобы она снова перебирала его волосы и гладила по голове.

Что тебе нужно — спросил однажды Кроуфорд. Наги хотел быть один. На следующий день его привели в пустую келью и сказали, что это его комната. Наги опустился на пол у стены и несколько часов просидел, не двигаясь. Купался в одиночестве.

Я никогда не умру — сказала сестра Амамия. — Господь не допустит этого. Ведь я верю.

Когда она перестала дышать, Наги не удивился. Просто подумал — надо было сказать ей, что Бога нет. Что она все выдумала. И зря верила. Тогда ему не было бы так больно. Тогда бы он не умирал вместе с ней. Тогда бы осколок в груди не долбил его по ребрам, заставляя кричать. Тогда бы он не хотел всех убить.

Нам пора — сказал Кроуфорд и взял его за руку. Наги держался за широкую ладонь с прохладными пальцами. Если хорошо себя вести, они потеплеют, — думал Наги. Может быть, не сразу. Потом. Наги верил Кроуфорду. В Кроуфорда.


***

В огромном самолете было шумно — люди гуськом поднимались по трапу, чужие голоса отдавались в ушах барабанным боем. От них шел теплый липкий запах жары и раздражения. Иногда Наги замечал красные вспышки страха — от них покалывало под кожей и хотелось почесаться, но Наги держал спину прямо. Если сделать вид, что их нет, они и в самом деле пропадут. Наги ушел в себя, и людской шум стал глуше.

Кроуфорд показал билеты женщине у входа. Она растянула губы в улыбке. Кроуфорд потянул Наги за собой. Ему оставалось только перебирать ногами и попытаться не упасть.

В помещении было несколько кресел и большой телевизор. Кроуфорд подтянул брюки, опустился в кресло и похлопал по сиденью рядом.

Наги осторожно присел на краешек и замер. Кроуфорд откинулся на спинку, снял очки и прикрыл глаза. Наги украдкой рассматривал лицо — без очков оно казалось совсем другим. Кроуфорд лежал, а Наги все так же сидел, сложив руки на коленях. Когда зашумели двигатели, он завертел головой.

Самолет мягко оторвался от земли, и Наги сжался, атакованный чужим страхом. От Кроуфорда исходило спокойствие, и Наги подобрался ближе — чтобы забыть о толпе, летящей вместе с ними.

Через час спина устала, и Наги осторожно подвинулся вглубь кресла. Откинулся на спинку — как Кроуфорд — и утонул в непривычных ощущениях. Было мягко, удобно. Еще хотелось забраться в кресло с ногами. Но никто так не делал, и Наги решил не своевольничать.

Было скучно. И очень раздражали люди.

Кроуфорд вдруг открыл глаза, полез в нагрудный карман и достал оттуда маленький пистолет. Наги смотрел, не мигая. Кроуфорд прижал дуло к его шее и нажал кнопку. Кожу проткнула игла, а по телу начало разливаться онемение.

— Будет лучше, если ты поспишь, — серьезно сказал Кроуфорд и надел очки.

Последнее, что Наги запомнил — пришедшее в движение кресло, вытягивающееся под ним горизонтально.


Когда он проснулся, самолет стоял. Кроуфорд заново повязывал галстук.

Вот рту было сухо, а на столике перед креслом маячил стакан с водой. Блестящие капли стекали по запотевшим стенкам, и Наги сглотнул.

— Пей, — Кроуфорд поправил очки. — Мы прилетели.

Наги взял воду и сделал глоток. Ничего вкуснее он в жизни не пил.

В ушах еще немного шумело, и тело было непослушным — словно в суставах разболтались шарниры. В приюте были куклы — у них руки и ноги могли поворачиваться как тебе хочешь. Наги казалось, что он — такая кукла.

— Идем, — Кроуфорд взял его за руку. Его пальцы были сухими и теплыми, и Наги счастливо пожал их в ответ.


Дорога из аэропорта слилась в бесконечную череду пятен. В большом салоне машины пахло искусственной свежестью. Кроуфорд сидел на переднем сидении и смотрел прямо перед собой. Наги бы никогда не решился попросить его побыть рядом, но ему очень хотелось.

Машина снизила скорость, взбираясь по серпантину. После очередного поворота перед Наги раскинулось бескрайнее небо. От этой пустоты зашлось дыхание, Наги сжал ручку двери, глотая воздух крошечными порциями и из последних сил сдерживая дрожь, охватившую тело.

Машина вдруг остановилась, а Наги, как завороженный, смотрел в пустоту перед собой. Дважды хлопнула дверь, машина покачнулась, сиденье прогнулось, и Кроуфорд сказал над самым ухом:

— Скоро приедем.

Наги дрожал.

Кроуфорд устроился рядом, машина мягко тронулась, и Наги с усилием отвел взгляд от окна. В голове шумело. Ничего плохого не будет, если он спросит.

— Через сколько?

— Через… — Кроуфорд прикрыл глаза, — два часа пятнадцать минут. Ты можешь поспать.

— Хорошо.

Наги откинулся на спинку и прикрыл глаза. Кроуфорд зашуршал газетой — Наги чувствовал незнакомый запах бумаги. Японские газеты пахли совсем по-другому. Он потихоньку прислонился к плечу Кроуфорда и замер. Тонкая шерсть колола щеку, теплый ток крови заглушал шум двигателя. Так было почти не страшно.



Когда машина остановилась, Наги совсем успокоился. Они оказались в огромном подземном гараже, освещенном яркими лампами. За стенами тихо гудело электричество, и этого звука воздух дрожал и покрывался рябью.

— Ты что-то чувствуешь? — Кроуфорд смотрел на него пристально, и Наги поежился. Он ничего не ощущал. Он не любил говорить Кроуфорду «нет». Надо что-то придумать.

— Кажется, да. Не уверен.

— Ничего, — Кроуфорд взял его за плечо и развернул к стене лицом, — это ненадолго.

Он приложил ладонь к черному овалу, и в стене открылся светящийся проем. Он дрожал и переливался, как разводы бензина в дождевой луже. Кроуфорд толкнул Наги в спину, и он с размаху влетел в световое пятно. Зажмурившись, оперся на стену и постарался успокоиться. Вокруг плясали разноцветные нити, в животе что-то вибрировало и отзывалось на дрожь света. Кроуфорд ощущался сгустком темноты.

Пол под ногами дернулся, Наги заплакал.

— Открой глаза, — Кроуфорд всегда такой спокойный. — Открой глаза, Наги, и посмотри на меня.

Что-то мешало — выступившие слезы. Наги сдул их с ресниц. Лифт. Едет. Облегчение потянуло в паху, захотелось в туалет, и Наги зажался.

Лифт остановился, двери открылись. Кроуфорд шагнул вперед. Наги расправил плечи и пошел следом.

Коридор. Коридор. Коридор. Пол дрожал под ногами, на плечи давил воздух. Широкая спина Кроуфорда маячила впереди. Капельки пота стекали с висков и противно щекотали шею. Наги украдкой вытер лицо рукавом. Кажется, Кроуфорд не заметил. Хотя он знал все. Или почти все.

Они шагали между стенами, переходили с этажа на этаж. Бесконечные коридоры. Свет ламп сливался в прыгающие полосы, от него резало глаза. Встречавшиеся им люди в белых халатах не обращали на них внимания. Это хорошо. Может быть, все обойдется. Почему Кроуфорд идет так спокойно? Наги сжал зубы. Очень хотелось в туалет, но он боялся попросить.

Перед еще одним лифтом толпилось много народу. Люди — врачи, это, наверное, врачи — Наги был один раз в больнице — смотрели на него без любопытства. И отворачивались от Кроуфорда. Когда лифт приехал, с ними никто не зашел. Кроуфорд поправил очки и нажал на самую нижнюю кнопку.

Слишком долго ехать. Слишком страшно. Лифт остановился в черном коридоре. Наги медленно вышел из кабины и не удержался — потрогал стену. Железная. Пол под ногами трясся. Почему Кроуфорд молчит? Дышать стало тяжело. Сестра Амамия рассказывала, что люди дышат кислородом. Если его мало — они начинают задыхаться.

— Кроуфорд.

Наги умирал. Он не мог дышать.

— Идем, Наги, нас ждут.

Он не мог. Кроуфорд, пожалуйста. Пол покачивался. Наги осторожно опустился на четвереньки и пополз, стараясь не выпускать из вида ноги в светлых брюках. Если Наги не может идти, он поползет. Нельзя подвести Кроуфорда.

Наги остановился, когда уперся лбом во что-то теплое. Ткань. Ноги. Кроуфорд. Он всхлипнул.

— Кроуфорд!..

Голос у женщины был противный. Сама она — старой и некрасивой. Наги ее возненавидел. А потом взлетел в воздух. Темные стены коридора закружились, пол оказался вверху, Наги начало дергать в разные стороны и затошнило. Он изо всех сил сжимал губы, но от мягкого рывка вверх челюсть разжалась, клацнули зубы, и Наги вырвало.

Во рту было горько и кисло, из глаз текли слезы. Кроуфорд его бросит. Оставит здесь. Как собаку. Он не захочет больше связываться с Наги. Живот начала ощупывать широкая невидимая лапа. Наги распахнул глаза.

Женщина стояла рядом с Кроуфордом. Под мышкой она зажала папку, вторую руку вытянула ладонью вперед. Движения ее пальцев отзывались у Наги под ребрами. Женщина была недовольна — им и Кроуфордом. Особенно Кроуфордом — Наги это точно знал. Она что-то говорила ему, скривившись, а сама трогала, трогала, трогала Наги. А потом надавила на живот. Наги вскрикнул, скорчился — но было поздно. По ногам потекла горячая жидкость, стало легко и стыдно. Он тихо заплакал.

Визгливый голос женщины царапал сознание, моча в штанах остывала. Внутри стало липко и противно. Он умрет здесь. Наги открыл глаза. Кроуфорд уходил. Наги безмолвно смотрел на широкую спину в светлом пиджаке и глотал слезы. Вдруг Кроуфорд остановился, полуобернулся и сказал:

— Я приду… — он посмотрел на часы, — через три с половиной часа. Веди себя хорошо.

И с насмешливой улыбкой поправил очки. Женщина позади вздрогнула, удерживающая Наги невидимая рука словно ослабела, и он опустился почти к самому полу.

Женщина что-то зло прошипела, а Кроуфорд засмеялся.

А потом Наги снова вздернули под потолок и поволокли. Женщина шагала очень быстро, каблуки стучали по металлическому полу — бом! бом! — а Наги летел за ней, кувыркаясь. Может быть, все будет хорошо. Воздух вокруг дрожал. Может быть, Кроуфорд придет за ним. Воздух душил перламутровыми полосами. Может быть, надо себя как-то проявить. Кроуфорд сказал — вести себя хорошо. Хорошо — это ненавидеть? Или хорошо — любить?

Женщина вошла в очередной лифт, утянув Наги за собой. Он больно ударился о стену, в голове зазвенело. Ненавидеть. Ненавидеть — это хорошо. Женщина засмеялась и снова ударила его об стену. А потом что-то сказала. Наги плюнул ей в лицо.

Слюна не долетела до женщины, застыла перед ней, а потом медленно упала на пол. Женщина взмахнула папкой — и чудовищная оплеуха вбила Наги в стену лифта. Рот заполнился кровью. Женщина снова что-то сказала, но Наги ее не слышал. Лифт дрожал. Наги сжался в комок.

Когда кабина остановилась, он больше не дергался, безвольно обвиснув. Плыл следом и думал, что через три часа все закончится. За ним придет Кроуфорд и заберет с собой. Он обещал. Он говорил, что у Наги есть будущее. Надо просто потерпеть.

Женщина остановилась перед огромной дверью. Наги вздрогнул — от нее тянуло страхом, болью и свежим воздухом. Он отчаянно задышал, стараясь запастись кислородом впрок, хватал его ртом и шумно выдыхал. Стало почти хорошо.

Дверь медленно отъехала в сторону, и женщина пошла вперед. Она шла, шла, шла… Ноги у нее подламывались. Наги захлебывался в вязком воздухе. Он видел, как стекает капля пота по ее шее. Дверь оказалась толщиной с коридор, из которого они вышли. На внутренней стороне были огромные вмятины и закопченные дыры, в каждую из которых мог бы проехать автомобиль Кроуфорда. А впереди был огромный ангар, в котором стояли маленькие домики. В ангаре висел запах копоти и крови. А еще мочи и рвоты. Наверное, так пахло от самого Наги.

Женщина с трудом шагала вперед. Один раз даже чуть не выронила папку, и Наги засмеялся. Но она никак не отреагировала.

Из маленького домика вышел лысый человек. Он прищурился — Наги видел, как при этом скривились узкие губы. И в голову ворвались голоса.


«Керст, какого хуя?» — мысленный голос женщины оказался таким же мерзким, как и обычный.

«Ты опоздала, дамочка», — лысый стоял возле двери в свой домик и жевал жвачку.

«Не твое собачье дело, сукин ты сын, закрой меня от этого блядства!» — ее голос сорвался на визг, и Наги снова засмеялся.

И вдруг стало тихо. Исчезла давящая тишина, рассеялся страх и боль. Ангар пах обыкновенно — железом, немного бензином. Женщина выпрямилась и ударила Наги. Он упал и покатился кубарем, снова затошнило, желчь подкатила к горлу.

«Ах ты маленькое говно!»

Наги мотало из стороны в стороны, било о пол, выламывая суставы, голова с хрустом запрокидывалась, и Наги думал, что она оторвется. Безголовый, безголовый урод. В ушах стучало отчаяние. Невидимая сила стиснула его со всех сторон и начала сжимать, выдавливая из легких воздух. Кости затрещали, Наги задергался. И упал на пол.

«Успокоилась?»

Лысый выплюнул жвачку, достал из кармана новую пластинку, медленно развернул и сунул в рот.

«Ненавижу этих сучат».

Лысый засмеялся.

Наги пожалуется Кроуфорду. Как только выйдет отсюда. Он пожалуется, и женщина пожалеет.

Визгливый смех разорвал тишину.

«Кроуфорду плевать на тебя, запомни это, маленький идиот».

Она начала отряхивать халат, что-то бормоча под нос. До Наги долетали лишь обрывки мыслей: говно, ненавижу, тряпка, сдохни… Наги закрыл глаза. Он перестал слушать. Ему было больно.

Когда его подняли в воздух, он не отреагировал. Просто летел, покачиваясь, с закрытыми глазами. От удара о мягкий пол вышибло дух, и Наги какое-то время лежал, не в силах вздохнуть. Три часа до встречи с Кроуфордом. А потом все закончится. Он не обманывает, ну пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста.

Раздался треск одежды, и Наги испуганно подскочил. Он сидел в маленькой клетке с толстыми прутьями. Женщина стояла в отдалении, сложив руки на груди, и зло улыбалась. Под ее взглядом одежда разлеталась в клочья, и Наги прикрылся, чувствуя, как его охватывает стыд. Хорошо, что Кроуфорд этого не увидит.

«Да нахрена ты ему нужен, господи», — женщина всплеснула руками, вонючие штаны мазнули по лицу и улетели через прутья, упав в бумажный пакет. Наги посмотрел на нее из-под челки. Он хотел хорошенько запомнить женщину, он ее ненавидел, он хорошо себя вел, Кроуфорд будет доволен.

Ледяная струя ударила в спину с такой силой, что распластала Наги по полу, вбила в мягкое покрытие, прошлась по спине, словно отбойный молоток. Наги вывернулся и забился в угол клетки, закрывая разбитое лицо, но струя ударила в живот. Защипали ушибы и ссадины, потом вода врезалась в лоб, из глаз посыпались искры.

Наступившая тишина оглушала. Женщина смотрела на него скептически.

«Пожалуй, чистый».

Потолок клетки откинулся, и уже знакомая сила выволокла его наружу. Наги повис под потолком, вода стекала, впитываясь в пол. Женщина его потрясла, и брызги полетели в разные стороны.

«Керст, он готов».

За ее спиной появился лысый. Он меланхолично двигал челюстями. Острый запах синтетической клубники щекотал ноздри. Хотелось есть. Живот согласно заурчал.

Лысый все так же меланхолично достал из кармана очередную пластинку и медленно положил ее себе в рот. Наги сглотнул.

«Открывай, давай, убогий придурок».

Рядом с клеткой в стене мигнула панель. Круглый люк отъехал в сторону. Оттуда дохнуло холодом и ужасом, кожа Наги покрылась мурашками, зубы застучали.

«Ну же! И не забудь подключить его к общей сети».

«За собой смотри, — масляно хихикнул лысый. — Я свое дело знаю. И не промажь, как в прошлый раз — сама будешь отскребать его от стены».

«Да пошел ты».

Лысый снова захихикал.

Наги стали раскачивать. Сначала медленно, потом все сильнее и сильнее. Вот его ноги уже взлетали до самого потолка, а потом обрушивались вниз. В пустом животе крутило, рот наполнился желчью. А потом его толкнули в сторону зияющего люка. Наги зажмурился и закричал, когда влетел внутрь, ударился о твердую поверхность и заскользил дальше, все ниже и ниже, набирая скорость.

Люк захлопнулся. Наги, сжавшись в комок, бился головой, локтями и коленями о стенки уходящего вниз туннеля, отчаянно орал, но в ответ приходило только гулкое эхо. Спина саднила, рот наполнился кровью. Впереди раздался лязг. Наги в ужасе забился, пытаясь затормозить, но лишь вывернул пальцы.

Лязг стал громче, громче, еще громче… Впереди засиял желтый круг света. Наги вылетел из трубы, отчаянно крича, и рухнул на засыпанный опилками пол.


Очнулся он от острой боли в ребрах. Кто-то методично его пинал, нанося удар за ударом. Наги сжался и постарался отползти, но, оказывается, его держали за волосы. На плечи давила непонятная тяжесть, горло саднило, в воздухе закручивались спиралями световые столбы. Голова раскалывалась, наполненная разнокалиберным гомоном.

Над ним стоял мальчик. Тоже голый. С короткого, опухшего на конце члена капало.

«Из-за тебя мы тут торчим четыре часа, — мысленный голос мальчика перекрыл шум в голове и был горьким, как червивое яблоко. — Теперь ты мой слуга».

Наги приподнялся и отодвинулся. С его плеч стекала вонючая моча.

«Твое место у помойки».

Руки мальчика по локоть занялись огнем. Пламя лизало кожу, потрескивая. Мальчик поднес кулак к лицу, и Наги отпрянул. В носу запершило от запаха паленых волос, челка начала гореть. Со всех сторон послышался разноголосый смех. Наги затравленно огляделся.

Голые дети выступали из-за столбов, на которых держалась крыша помещения. Они смотрели с жадностью и любопытством, переступали босыми ногами и вытягивали шеи.

«Меня зовут Джек, — мальчик посмотрел на свои ладони, и пламя угасло. — Но ты меня будешь называть Главным. Понял? Повтори!»

Джек пнул Наги под ребра, и боль взорвалась внутри, обжигая.

«А знаешь, почему я Главный? Потому что я самый сильный».

Голоса застучали в затылок, подтверждая, соглашаясь, боясь. Идиоты. Самый сильный — Кроуфорд. Наги чувствовал, что внутри него просыпается злоба. Маленькая злоба, плохое, гадко чувство. Сестра Амамия порицала его за это. Где она сейчас? Зато Кроуфорду нравилось, когда Наги злился.

Белые столбы света в воздухе закружились быстрее.

Мальчик снова отвел ногу для пинка, но тут над головой что-то заскрежетало, люк снова распахнулся, и на пол посыпались запаянные в целлофан пакеты.

«Еда, еда, еда», — застучали в виски бессмысленные голодные мысли. Наги сглотнул желчь.

Джек вдруг вскинулся, из его рук ударили две струи огня, и он что-то заорал. Наги начал торопливо ползти назад, проваливаясь по локоть в опилки. У дальней стены в пламени корчилась девочка.

«Сучка телекинетическая, — Джек тряхнул руками, и огонь исчез, лишь девочка отчаянно кричала, держась за обожженное лицо. — Еду здесь раздаю я».

Он обвел помещение безумным взглядом.

Воцарилась тишина. Даже мысленно никто не говорил ни слова.

«А теперь подходим…»

Джек сел рядом с кучей пакетов, отложил в сторону три, и начал выдавать по одному.

Наги тихо полз и полз назад, пока не уперся спиной в холодную стену. Рядом кто-то пискнул, дернулось теплое тело, и Наги подскочил от ужаса. На него с чернокожего лица смотрели пустые бельма глаз.

«Привет», — всплыло в сознании окрашенное огнем слово.

Наги молчал.

«Не бойся, нас никто не услышит, — слова легонько стучали в виски и отскакивали от них, как теннисные шарики. — Я провела канал для нас двоих».

Хотелось есть. Наги отвернулся. Прошел час, как он расстался с Кроуфордом. Через два часа все закончится.

«Ты так думаешь?» — девочка дотронулась до его лица, и Наги с отвращением отпрянул. Он не хотел разговаривать.

«Скажи мне про два часа, — слова вытягивали из него душу, выматывали, подталкивали поделиться».

Наги сжал голову руками, сознание раскладывалось от боли, виски полыхали огнем, и билась одна мысль: «Скажи-скажи-скажи».

Он всхлипнул, закрываясь, выстраивая стену наглухо, чтобы не слышать этого голоса, упал на живот и заскреб пальцами. И голос замолк. Опилки набивались под ногти, он сучил ногами без перерыва, наслаждаясь тишиной в голове. В животе заурчало.


— Эй, — к руке прикоснулась тонкая лапка. — Эй.

Черная девочка смотрела на него слепыми глазами и что-то говорила.

— Я тебя не понимаю. Уходи.

Виски погладило осторожное прикосновение — мягкое, как перо из приютской подушки.

«Я больше не буду, — шепнула девочка, — пусти меня к себе».

Ее мысленный голос был едва различим.

«Убери эту стенку, а?».

Наги неохотно расслабился.

«Мы здесь сидим давно, очень давно, — прошептала девочка. — Главный всех бьет».

Она показала ему руку — на черной коже вздулись некрасивые розовые пузыри.

«Мы хотим отсюда выйти. Но нам сказали, что нужно ждать последнего. Тебя».

Наги вжался в угол. Голова болела. Хотелось есть и пить.

«Пить не дадут. Главный заставил одного из нас пить мочу. Лучше потерпеть».

В горле стало еще суше.

«Сейчас… подожди. Я сделаю, я могу».

Затылок защекотало ветерком, а рот вдруг наполнился влагой. Воды больше не хотелось. Наги посмотрел на девочку — она весело скалилась. У нее не было двух передних зубов.

Наги смотрел на нее недоверчиво. Страшная какая.

«Ты бы видел себя».

«Зачем ты это делаешь?»

Девочка подползла к нему и жадно прильнула — Наги содрогнулся от отвращения.

«Не любишь, когда к тебе прикасаются? — она хихикнула. — А я люблю. Мне не хватает». Она потрогала его за плечо. Наги сдержал дрожь.

«Скажи мне, зачем?»

«Ты выйдешь отсюда, тебе сказал пророк, — ее мысли дохнули жаром. — Значит, ты пройдешь проверку. Я буду держаться рядом с тобой, и тоже выживу».

Наги понимал. Выгода. Это просто. Он согласно кивнул. В создании распустился мясистый красный цветок, в горле запершило от приторно-сладкого запаха. Девочка прильнула к нему, оплела руками.

«Что тебе рассказать?»

«Все. Что это, зачем мы здесь?»

«Это Розенкройц. Здесь собирают людей со всякими способностями. Вроде моих».

«И что с ними делают?»

«Не знаю», — цветок в сознании с досадой свернул листья.

«А с нами?»

«Мы… — цветок задрожал, — мы слабые. Нас нужно проверить. Дорогое обучение».

Наги задумался. Кроуфорд говорил про особенность. Наги ему верил — как всегда. Кроуфорд знал.

Девочка напряглась, Наги чувствовал, как сокращаются ее мышцы, как она обвивается вокруг него, согреваясь. Стало холодно.

«Наши способности скрыты. Или мы не можем их контролировать», — рябые листья цветка дрожали выступившим соком. Наги чувствовал его сладость.

«Ваш Джек может», — Наги не понимал. Девочка тоже.

«Меня зовут Сара».

Наги не хотел говорить, как его зовут.

«А я все равно знаю», — Сара не обиделась, лишь прижалась теснее. Стало хорошо. Наги разомлел, сонно слушая, как Сара тихонько шуршит лепестками в его голове.


«Почему здесь Джек и ты? Вы же умеете?..» — они были такими, как Кроуфорд. Почти. Хуже. Но такими же.

«Не знаю, — Сара боялась. — Джек считает, что он пройдет испытание. Я тоже так думаю. Он сильный. Он умеет контролировать пирокинез. Я не догадываюсь, почему он здесь».

Наги бил озноб. Силы уходили, словно вода сквозь опилки под ногами.

«Сара, что ты делаешь?»

Наги начал отползать, девочка тянулась за ним, как липучка.

«Отстань от меня, уйди!»

Раздался грохот. Сару и Наги отбросило друг от друга, помещение затряслось. Чужой разум оторвался от сознания с болью, как будто из него вырывали кусок мяса. Сара лежала на спине, раскинув руки, и хватала ртом воздух. Кровоточащий разум наполнился криками страха и командами Джека. В висках стучало в унисон: «Началось, началось, началось».

Противоположная стена медленно поднималась, впуская яркую полосу дневного света. От свежего воздуха закружилась голова. Высокий визг взметнулся к потолку. Джек забегал между детьми, раздавая огненные оплеухи направо и налево. Снова захотелось пить.

Пол опять тряхнуло. И вдруг стена позади начала двигаться, подталкивая в спину — медленно, но неотвратимо. Сминая на своем пути опилки, куски пластика, остатки чьего-то обеда. Наги поднялся и с трудом зашагал вперед.

Он почувствовал рядом с собой Сару.

«Не оставляй меня, — она кружила вокруг его сознания. — Я больше не буду».

Стены помещения сдвигались, толкая всех туда, в расширяющуюся полосу солнечного света. Дети с плачем сгрудились вокруг Джека, их страх липко обволакивал плечи, от него тошнило.

Наги, прихрамывая, продолжил идти.

Он вынырнул в солнечный день — такой пронзительно-яркий, что от синевы неба и блеска солнца закружилась голова. Запрокинул голову и замер, подставляя лицо лучам солнца. Он больше не боялся солнца, он больше не боялся неба. Простор над головой затопил сознание.

Позади продолжали двигаться, лязгая, стены. Скоро всех выгонят наружу. Страшно не было. Наги верил Кроуфорду. Осталось чуть больше часа.

Страшный крик взвился к небу. Наги обернулся: тяжелая стена продолжала ползти вперед, чавкая и размазывая по полу красную массу. Скрюченная рука дергалась в агонии и тащилась следом; кожа на ней лопнула, острая белая кость беспомощно торчала. Дети со слезами бежали от стены прочь. Какие тупые.

Наги смотрел, как смыкаются две стены — передняя и задняя, образуя ровную, без стыков поверхность. Что-то шевельнулось на кончиках пальцев, зазудело, потянуло его в сторону механизма. Он чувствовал, как работает машина, приводящая в действие комплекс, он мог его остановить. Или нет? Сознание Наги с размаху налетело на прозрачную стену — его окатило холодом, ноги подкосились и он, скорчившись, рухнул на песок. Влажный, пахнущий огнем песок. Рядом сидела Сара. Царила тишина.

Плач, крики, вой — все замокло. Воздух стоял неподвижно. По ногам дул ветер. Сначала тепло и ласково щекотал лодыжки, потом стал сильнее. Наги переступил с ноги на ногу. Теперь ветел дул с такой силой, что мокрый песок больно хлестал кожу. Дети сгрудились вокруг Джека, и лишь Сара жалась к Наги.

Знакомая уже сила подняла его в воздух и бросила в очерченный красным круг. Наги упал на бок и тяжело задышал, пережидая боль. Вокруг него прямо из земли выросли стальные прутья решеток. Наги прислушался к механизму — это все тот же, со странной холодной защитой.

«Ты телекинетик!» — тоненький вопль Сары резанул сознание. Кто? Наги отвернулся. Он подумает об этом потом. Час был на исходе. Все правильно. Сейчас придет Кроуфорд и вытащит его.

Он сел в своей клетке, вытянул ноги и закрыл глаза. Пусть эти идиоты бесятся, пусть Джек командует, а Сара орет непонятные слова — его это не касается. Они вот-вот увидятся с Кроуфордом. Он никогда не лжет.

Наги открыл глаза, встал, упираясь затылком в потолок. Все они находились в своих клетках, равномерно разбросанных по площадке. Наги отыскал взглядом Сару – она стояла, вцепившись в прутья, и остекленело смотрела на забор. Джек вальяжно развалился на полу своей камеры и зыркал по сторонам. Гул незнакомых слов не царапал уши, и Наги понял, что их лишили возможности общаться мысленно.

Он волновался. Сердце сжимала тяжесть, он чувствовал, как огромный механизм под ним снова пришел в движение. Он не мог понять, что происходит. Кроуфорд… где Кроуфорд? Сейчас что-то произойдет. Что-то, чего не должно быть. От чего поджимаются пальцы на ногах, и перехватывает дыхание.

Наги видел, как завертелись огромные трубы, он рванулся, но только ударился о прутья решетки. В стенах открылись черные провалы.

Потек огонь. Он медленно, словно пена, выталкивался из отверстий, струился лавой, шипя, затапливая мокрый песок, подбираясь к круглым клеткам. Раздались полные страха крики. Все, кто сидел, повскакивали, но решетка над самой головой не давала уйти от наползающего пламени.

Наги зажался от страха. Огонь медленно подбирался к его маленькой тюрьме, чадя вонючим дымом, языки неравномерно лизали песок. По ушам ударил мучительный, полный боли вой.

Девочка с обожженным лицом пыталась влезть на стены клетки, чтобы спастись от пламени. Наги смотрел, как она, дрожа, виснет на прутьях, отчаянно сжимая руки. Прутья плавились. Он видел, как лопалась кожа у нее ногах, как горели пятки. А потом девочка разжала руки и упала в огненную лужу.

Сразу же подскочила, объятая пламенем, и заметалась внутри своей тюрьмы, крича отчаянно, на высокой ноте. Наги зажал уши руками.

Кроуфорд, Кроуфорд… время вышло, пожалуйста, приди. В стенах открывались все новые отверстия. Вой оборвался бульком, тело продолжало гореть, конвульсивно подрагивая, и Наги изо всех сил вцепился в прутья решетки. Он хотел домой. Хотел отчаянно, безнадежно проснуться, увидеть приют, он не хотел этого кошмара. «Кроуфорд, спаси меня!» Слезы высыхали на щеках, не успевая скатиться к подбородку.

Решетки опустились. И горящий поток ринулся со стен, заливая площадку, с бешеной скоростью. Наги осмотрелся и побежал, петляя. Дети метались, надрываясь, Наги же аккуратно выбирал островки песка, нетронутые огнем. Жар лизал кожу, по лицу катился пот, волосы трещали, воняло паленым.

Дикие крики слились в непрекращающуюся какофонию звуков. Наги сделал очередной прыжок, споткнулся, покатился кубарем и застыл. Прямо перед ним, у самой стены, бегал Джек. Пламя стекало с него потоками, он разбрасывал брызги огня, исходя высоким визгом. Из ладоней вырывались светло-желтые языки огня, но их давили малиновые, чадыщие дымом. Джек упал и покатился по песку, прямо под очередную струю пламени. Наги зажмурился.

«Напалм», — мысленный шепот Сары был чернее дыма, накрывшего площадку. Это об нее споткнулся Наги.

Рядом с ними кашлянула установка. Из стены медленно высунулся стальной наконечник и уставился на них на них закопченным дулом.

Сара закричала. Мир остановился. Наги сжался в пружину. Он не умрет. Только не здесь. Только не среди этих.

Он выставил руки вперед, отталкивая, закрываясь от струи напалма. Вложил всю ярость, все отчаяние, всю злобу, которая так нравилась Кроуфорду.

Установка выстрелила.

И огонь разбился о сияющую прозрачную сферу. Разлетелся яркими брызгами, осыпав площадку горящими хлопьями. Вопль Сары резанул по ушам. Она вцепилась в его ноги мертвой хваткой и повалила на песок.

«Жить, жить, жить, я хочу жить», — в ее сознании не осталось ничего, кроме этой отчаянной слепящей мысли. Она карабкалась Наги на плечи, обхватывала его ногами, присосавшись, словно пиявка. Щит отбирал много сил, и Наги понял, что не удержит его. Он забился, стараясь спихнуть с себя Сару, но она лишь крепче цеплялась, заливая сознание волнами паники.

Рядом прыгнул кто-то еще. И тоже вцепился в Наги. Теперь уже двойная паника стучала в его разум. Напалм тек, собираясь вокруг огненным морем, накатывая на щит, продавливая его. На Наги висело уже трое. Они душили его, стараясь спрятаться за щитом, отталкивали друг друга.

Он забился, заваленный шевелящимися, паникующими обгорелыми телами. В рот попал мокрый, воняющий горелым песок, и его вкус отрезвил. Надо успокоиться. Наги замер. И начал собирать свою силу. Он вытягивал ее из потайных уголков тела, выскребал из остатков спокойствия, концентрируя в ладонях.

А потом ударил изо всех сил, разбрасывая повисшие на нем тела. Сара упала совсем рядом. Плюхнулась в лужу напалма и выгнулась, пытаясь стряхнуть с себя жидкой огонь и вереща на одной высокой пронзительной ноте.

«Спасиииииииии», — ее тонкий мысленный сип перемалывал сознание, разбивал его на тысячу осколков. Наги мог накрыть ее щитом. Он дрогнул, но ноги подкосились. Силы утекали. Тогда он сжал щит вокруг себя, оплел собственное тело тонкой пленкой и бездумно смотрел, как пламя накрывает Сару. Огонь отжирал от нее огромные куски, обнажая красную плоть с белыми прожилками сухожилий. Раны сразу же обугливались и чернели. Пахло жареным мясом, и от этого у Наги текли слюни.

Он смотрел, как залитая напалмом Сара ползет в его сторону. От жара у нее сморщились глазные яблоки, из-под век текла полупрозрачная жидкость, которая сразу же испарялась. Наги смотрел и запоминал свое будущее. Его ждет это — если он не научится контролировать щит.

Вокруг плясали струи напалма, облизывая его с ног до головы. Сара превратилась в черную обугленную головешку, ее скелет присох к спекшемуся от жару песку. Наги было все равно.

Когда площадку покрыла белая пена, он очнулся. Вокруг ходили какие-то люди и долбили палками стеклянную поверхность. Кто-то длинно и высоко выл, ни на секунду не останавливаясь. Наги с трудом повернул голову. Джек был похож на плохо прожаренный кусок мяса. Он бродил по площадке на прямых ногах, его кисти осыпались головешками.

Раздавались гортанные голоса, они перекликались, мешались со смехом и криками отвращения.

Наги шевельнулся, и щит послушно растворился в воздухе. Сила дрожала в его ладонях, готовая вырваться по первому желанию. Он теперь знал – как. Он пошел к двери, расчищая себе пространство. Дорогу заступила женщина с папкой под мышкой, и Наги отбросил ее в сторону, не прикасаясь пальцем. Приятно хрустнула чужая шея.

Сила свилась у него в груди ядовитой коброй. Он мог все. Лифт он почувствовал, а не увидел. Двери послушно раскрылись. Наги нажал на кнопку.

Когда он вышел из кабины, его ждал Кроуфорд. Поправил очки, осмотрел с ног до головы и сказал:

— Ты задержался. Нам пора. Идем.

Наги взглянул на часы, вмонтированные в стену рядом с лифтом. Прошло три часа тридцать минут. Кроуфорд никогда не лжет. Наги двинулся следом, не обращая внимания на удивленные взгляды. Он достоин большего. Кроуфорд обещал ему мир. И этот мир у него будет.

Он выдержал испытание Кроуфорда.

Наги смотрел в спину, обтянутую серой тканью пиджака, и чувствовал ток чужой крови. Сердце Кроуфорда билось спокойно, без перебоев, Наги всей кожей ощущал его пульсацию. Он тронул гладкую мышцу, задрожал, слегка сжимая кулак — а потом расслабился. Тело омыла теплая волна удовлетворения.

Кроуфорд продолжал идти, держа спину все так же прямо. Наги шагал следом и чувствовал, как по спине Кроуфорда стекает пот. Как колотится его сердце. Наги больше не боялся. Но он по-прежнему верил. Ведь в кого-то же надо.
...на главную...


октябрь 2019  
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031

сентябрь 2019  
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30

...календарь 2004-2019...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Законченные фики
2019.10.16
(Не)профессионал [3] (Гарри Поттер)


2019.10.14
Фейри [4] (Шерлок Холмс)



Продолжения
2019.10.15 18:42:58
Сыграй Цисси для меня [1] ()


2019.10.11 09:05:17
Ходячая тайна [0] (Гарри Поттер)


2019.10.11 09:04:13
Бессмертные [2] ()


2019.10.10 22:06:02
Prized [4] ()


2019.10.09 01:44:56
Драбблы по Отблескам Этерны [4] (Отблески Этерны)


2019.10.08 16:27:19
Драбблы (Динокас и не только) [1] (Сверхъестественное)


2019.10.06 19:23:44
Я только учу(сь)... Часть 1 [56] (Гарри Поттер)


2019.10.02 10:42:52
Дорога домой [2] (Гарри Поттер)


2019.10.01 09:55:05
Змееносцы [11] (Гарри Поттер)


2019.09.15 23:26:51
По ту сторону магии. Сила любви [2] (Гарри Поттер)


2019.09.13 12:34:52
Рифмоплетение [5] (Оригинальные произведения)


2019.09.08 17:05:17
The curse of Dracula-2: the incident in London... [25] (Ван Хельсинг)


2019.09.06 08:44:11
Добрый и щедрый человек [3] (Гарри Поттер)


2019.09.01 18:27:16
Тот самый Малфой с Гриффиндора [0] (Гарри Поттер)


2019.08.25 22:07:15
Двое: я и моя тень [4] (Гарри Поттер)


2019.08.24 15:05:41
Отвергнутый рай [19] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2019.08.13 20:35:28
Время года – это я [4] (Оригинальные произведения)


2019.08.09 18:22:20
Мой арт... [4] (Ван Хельсинг, Гарри Поттер, Лабиринт, Мастер и Маргарита, Суини Тодд, Демон-парикмахер с Флит-стрит)


2019.08.05 22:56:06
Pity sugar [4] (Гарри Поттер)


2019.07.29 16:15:50
Солнце над пропастью [107] (Гарри Поттер)


2019.07.29 11:36:55
Расплата [7] (Гарри Поттер)


2019.07.19 21:46:53
Своя цена [18] (Гарри Поттер)


2019.07.12 17:10:13
Очки для Черного [0] (Дом, в котором...)


2019.07.03 12:27:11
Леди и Бродяга [4] (Гарри Поттер)


2019.06.28 22:27:47
Обреченные быть [8] (Гарри Поттер)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2019, by KAGERO ©.