Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Едут в поезде Дамблдор, Люциус Малфой и Снейп. Разговорились. Дамблдор говорит:
- Представляете, какой важной персоной я себя ощущаю, когда в Хогвартсе меня ученики называют «господин директор».
Люциус:
- А меня в министерстве, помня мое дворянское происхождение, зовут «ваша светлость».
Дамби:
- Северус, а ты чем можешь похвастаться?
- Когда ученики нарываются на меня ночью, они говорят: «Боже, это опять вы!»

Список фандомов

Гарри Поттер[18483]
Оригинальные произведения[1241]
Шерлок Холмс[715]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[140]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[110]
Произведения А. и Б. Стругацких[107]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12706 авторов
- 26955 фиков
- 8628 анекдотов
- 17687 перлов
- 678 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...


De duobus malis...*

Автор/-ы, переводчик/-и: Lorelei Lee
Бета:Margaret Onixe
Рейтинг:PG-13
Размер:миди
Пейринг:CC/НЖП (много разных НЖП)
Жанр:Angst, Drama, Humor
Отказ:Все принадлежит правообладателям (J.K. Rowling, Waner Bros. etc.). Мое только удовольствие.
Вызов:Веселые старты 2010
Цикл:Сева и Девы [0]
Фандом:Гарри Поттер
Аннотация:To be or not to be...(с), и далее по тексту. :)
Комментарии:Фик написан на Веселые Старты 2010 для команды СС/НЖП.
Каталог:нет
Предупреждения:нет
Статус:Закончен
Выложен:2011.11.30 (последнее обновление: 2011.11.30 15:11:32)
 открыть весь фик для сохранения в отдельном окне
 просмотреть/оставить комментарии [4]
 фик был просмотрен 2937 раз(-a)



- Посмотри… на… меня… - прошептал он.
Взгляды зеленых и черных глаз встретились, а через мгновение из глубины черных глаз что-то ушло, и они стали застывшими и пустыми. Рука, сжимавшая одежду Гарри, упала на пол, и Снейп больше не шевелился.


Когда шаги Поттера затихли в отдалении, он закрыл глаза и позволил долгожданной теплой и вязкой тьме поглотить себя.
- Наконец-то, - прошептал он и растворился в ней.

***

Первое, что он почувствовал, придя в себя, – впивающийся в затылок край доски. Это привело Снейпа в замешательство. Он осторожно сглотнул и изумленно схватился за горло. Раны не было. Не было даже шрама. Боль испарилась. Слегка разомкнув ресницы, он увидел, как пылинки пляшут в луче света. Их танец завораживал.

- Ну, и долго ты собираешься там лежать?

Настойчивый женский голос резко привел его в чувство. Снейп сел и огляделся. Он находился все там же, в Визжащей хижине. Однако что-то изменилось. Пол и деревянные панели стен удивительным образом избавились от рассохшихся щелей и многолетних повреждений и выглядели так, словно их только вчера установили. Сквозь неплотно задернутые шторы, из драных тряпок превратившихся в новенькие портьеры, лился тонкий луч серебристого света. На каминной полке стояли два подсвечника с зажженными свечами. Углы комнаты прятались во мраке. Вся мебель исчезла, за исключением двух кресел у камина, в одном из которых сидела молодая девушка крайне вызывающего вида. В растрепанных длинных черных волосах мелькали фиолетовые пряди. Янтарные глаза смотрели оценивающе, словно примериваясь к расстоянию до него. Короткое черное платье обтягивало соблазнительную фигуру, почти не скрывая груди. Ноги были обтянуты почему-то драными чулками и обуты в грубые ботинки наподобие солдатских. Незнакомка ухмыльнулась и указала на свободное кресло.
- Думаю, там тебе будет удобнее.

Снейп смутился и почувствовал себя идиотом. Неловко поднявшись, он демонстративно отряхнул мантию, сел в кресло и постарался принять как можно более серьезный вид, чтобы скрыть замешательство.
- Не имею чести знать вашего имени, мисс… - начал он, но барышня перебила его.
- Я знаю, ты хочешь спросить, действительно ли ты умер. Так вот, ответ – нет.
- Тогда я не понимаю, что означает все это.
- Ты пока не умер. Ключевое слово – «пока», - она усмехнулась. - И я здесь затем, чтобы проводить тебя. Так что давай не будем терять времени даром и отправимся.
- Если это чистилище, то все как-то странно выглядит. А еще было бы неплохо, если бы вы назвали ваше имя, чтобы знать, как к вам обращаться.
- Вы, смертные, такие предсказуемые, - девушка раздраженно передернула плечами. - С чего ты решил, что это чистилище, лимб или что там вы еще себе представляете? Зачем вообще как-то называть точку перехода? Ты должен принять решение: и оно простое. Пойти со мной прямо сейчас или заупрямиться и подождать, пока твое сердце не перестанет биться совсем, и тогда я просто заберу тебя с собой. Что же до моего имени, то у меня их сотни: Мара, Макария, Эрешкигаль, Манат, Инпут, Кали... Выбирай любое, которое тебе нравится. Думаю, ты догадался, кто я. Я же предпочитаю обходиться без имен, данных мне людьми.
- Я не собирался упрямиться, - проворчал Снейп, чувствуя себя первокурсником на распределении и отчаянно пытаясь изгнать из мыслей слово «смерть», – просто я привык как-то объяснять для себя все происходящее вокруг. И, по-возможности, объяснять объективно, чтобы иметь реальное представление об окружающем мире и том, что происходит.
Она неожиданно расхохоталась.
- Честное слово, ты очарователен. Даже умирая, пытаешься все вокруг систематизировать и разложить по полочкам. Так вот, вокруг ничего не происходит, и никакого окружающего мира тоже нет. Есть только я. Есть здесь и сейчас. Точка перехода дальше. И от тебя зависит, насколько приятным будет этот переход.
С последними словами ее лицо словно подернулось тенью, и он вдруг почувствовал, как его кожа покрылась мурашками, а вдоль позвоночника скатилась предательская капля холодного пота. Взяв себя в руки, он взглянул в глаза собеседницы и решительно сказал: - Я согласен. Куда нужно идти?
- Вот так бы сразу, - ее губы растянулись в довольной улыбке. - И незачем было быть таким букой. Все просто. Тебе лишь надо меня поцеловать.
Очевидно, на его лице отразилось все, что он почувствовал при этих словах, потому что она снова засмеялась.
- Это ведь несложно, правда? Разве ты никогда раньше не целовал девушек?
- А вот это – не ваше дело, - оскорбился Снейп.
- Ну ладно, ладно, не сердись, - его самозванная провожатая вдруг резко встала и, через мгновение приземлившись на подлокотник его кресла, заглянула ему в лицо. - Мне не стоило так говорить. Но поцеловать меня тебе все же придется. Не бойся, я не укушу.
При этих словах ему показалось, будто ее зрачки на мгновение сделались вертикальными, а между заострившихся зубов мелькнул раздвоенный язык.
Северус вздрогнул, и, собрав всю волю в кулак, повернулся к ней. Их губы почти соприкоснулись, когда яркая вспышка залила всю комнату ослепительно белым светом и еще один незнакомый женский голос приказал: «Остановись!».

Его собеседница заскрипела зубами от ярости и вскочила, больно ткнув его кулаком в плечо.
- Неужели нельзя было поторопиться, - прорычала она, когда свет вдруг сошелся в одну точку. Среди комнаты возникла еще одна девушка, словно сошедшая с иллюстрации к старинной нравоучительной истории: светлые, аккуратно заплетенные в длинную косу волосы, небесно-голубое - под цвет глаз - платье, застегнутое до горла, кружевной воротничок и манжеты, сияющие белизной, и подол, закрывающий щиколотки. Она смотрела на Снейпа с искренним участием.
- Хорошо, что я успела, - мелодичный голос блондинки журчал как весенний ручеек. – Северус, она обманывает тебя. У тебя еще есть выбор, и тебе не обязательно умирать.
Снейп сглотнул и медленно перевел взгляд с новоприбывшей на искусительницу.
- Это правда? - просипел он внезапно севшим голосом.
Та раздраженно дернула подбородком и с ненавистью проговорила:
- Как всегда в своем репертуаре, лезет не в свое дело. Северус, познакомься. Мой антагонист и соперница. У нее, как и у меня, сотни имен: Исида, Ишчель, Анаит, Шакти, Деметра и прочая и прочая. Сам реши, как будешь именовать ее. Хоть просто «Жизнь». Только ее правда для тебя совершенно бесполезна. Жизнь, - она кивнула в сторону нежданной гостьи, - не имеет для тебя смысла после всего, что произошло. Да ты и сам это понимаешь, конечно. Так что целуй меня и отправимся.
- Не слушай ее! - вторая девушка нервно подалась вперед и положила руку на его плечо. - Жизнь ценна сама по себе, и не нужно отказываться от этого дара. Кроме того, у тебя столько прекрасных перспектив, что стоит ради них остаться в живых.

Северус почувствовал, как в нем нарастает раздражение. Обе барышни стояли рядом с ним и внимательно смотрели, явно ожидая, что он скажет или сделает. И это ожидание раздражало еще больше. В конце концов закипающая злость нашла выход. Он сбросил их руки со своих плеч, вскочил и, меряя шагами комнату, зашипел:
- Знаете что, дамы, выясняйте свои отношения где-нибудь еще. Вы всего лишь плод моего воображения. Да, я при смерти. Мозг умирает, и его гибнущие клетки посылают в еще не угасшее сознание всякий бред. – Он жестом заставил замолчать открывшую было рот блондинку. - Так что, дорогие леди, не знаю, кто вы там на самом деле, отправляйтесь куда-нибудь подальше, а мне дайте спокойно умереть.
Он глубоко засунул руки в карманы и, усевшись на подлокотник второго кресла, уставился в стену, всячески демонстрируя свое нежелание общаться с галлюцинациями.
Галлюцинации удивленно переглянулись и, видимо, так и не придя к согласию, хором заговорили:
- Северус, ты не понимаешь, это не галлюцинации…
- Тебе нужно принять решение…
- Это твой шанс на то, чтобы вернуться к жизни…
- …Которая тебе не нужна. Просто пойди со мной и обрети покой!
- Не упускай последнюю возможность, это было бы неправильно…
- Всего лишь один поцелуй… Ты откажешь женщине в поцелуе?
- Довольно! - зарычал Снейп, которого их галдеж разозлил еще сильнее. – Вы, в черном, как вас там, заткнитесь, а вы, - он злобно уставился на блондинку, - скажите мне вот что: вас я тоже должен поцеловать? Это немыслимо! Не успел умереть – тут же незнакомые женщины с поцелуями. И вообще разговаривать с галлюцинациями – признак сумасшествия, особенно когда они тебе отвечают. Не думал, что мне не повезет перед смертью еще и рехнуться.
- Северус, прошу тебя, послушай, - галлюцинация в светлом, кем бы она ни была, не собиралась отступать. - Тебе не нужно меня целовать. Достаточно будет пройти через эту дверь.
Она указала на стену напротив камина, в которой немедленно появилась дверь. Снейп вдруг почувствовал, что из-под этой двери тянет свежим весенним ветром: повеяло молодой зеленью, которая только-только показалась на едва оттаявшей земле, и неистово-радостной майской грозой... Он тряхнул головой, пытаясь сбросить наваждение, но оно не исчезало.
- Тебе придется принять решение, - брюнетка тоже не собиралась долго молчать, - и я думаю, ты сделаешь правильный выбор. В конце концов, ну что тебя ждет? Твои бывшие соратники возненавидят тебя. Твои коллеги по Ордену Феникса брезгливо отвернутся. Ты герой, но при этом ты все равно убийца. Разве воины света смогут оценить жертвы, которые ты принес? Смотри, я покажу тебе, - она сверкнула глазами в сторону второй и, сделав шаг, подошла к нему вплотную и впилась в его губы настойчивым, жадным поцелуем…
Северус попытался было отпрянуть, но глаза вдруг заволокла тьма, поглотившая его и все вокруг…

***
Первым, что он почувствовал, придя в себя, была боль. Боль пульсировала в израненном горле, отдавала в висок и затылок, разливалась во все стороны от раны, с каждой секундой захватывая все большие участки тела. Снейп дернулся, застонал и попытался коснуться шеи, но чьи-то руки удержали его за плечи, не дав пошевелиться, а голос прошептал прямо на ухо:
- Не двигайтесь. Я сейчас дам вам лекарство.

Он с трудом разомкнул слипшиеся ресницы и обнаружил себя лежащим в постели в одной из палат больницы Святого Мунго. Женщина в мантии сиделки, возившаяся с чем-то на тумбочке возле кровати, повернулась и, осторожно приподняв его голову, поднесла к его губам склянку с зельем, которое, по идее, должно было снять боль и интоксикацию. Если бы какой-то косорукий недоделок не передержал его на огне. Тем не менее, какой-то эффект будет. Снейп сделал глоток и скривился – казалось, от этого движения неясная боль, чувствовавшаяся во всем теле, резко сконцентрировалась в поврежденном горле и усилилась. Однако он допил все зелье и, обессиленный, закрыл глаза. Сиделка прохладной губкой промокнула пот с его лба, поправила одеяло и еле слышно ускользнула. Он полежал, прислушиваясь к ощущениям, и, незаметно для себя, уснул.

Когда он проснулся в следующий раз, ему показалось, что его до сих пор терзают ночные кошмары. Возле кровати сидел с виноватым видом чертов Гарри Поттер, тискал в руках дурацкий полуувядший букет и полыхал алыми щеками, а за его спиной торчали напряженные сочувственные физиономии Уизли и Грейнджер. Герой магического мира откашлялся и явно собрался говорить. Снейп зажмурился.
- Профессор Снейп, - судя по голосу, Поттеру явно было не по себе. Северус удивленно приоткрыл глаза и успел заметить, как Грейнджер ткнула своего приятеля в плечо. - Я… я пришел сказать, что глубоко сожалею о том, что говорил и думал про вас, и о некоторых своих действиях. Сможете ли вы простить меня за это?
Снейпа затошнило. Множество раз размышляя о том, что будет после победы над Темным Лордом (в случае этой победы, конечно же), он никак не предполагал, что ему придется увидеть, как вечно наглый Поттер просит у него прощения. Это было настолько несуразно, что он даже нашел в себе силы ответить.
- Поттер, - просипел Северус, изо всех сил удерживаясь, чтобы не застонать, - единственное, что вы можете для меня сделать – это немедленно отсюда уйти и больше не показываться мне на глаза. Я буду вам за это очень признателен.
- Но, профессор, я только хотел сказать…
- Если вы у нас такой герой и защитник магического мира, - из последних сил прохрипел Снейп, - проявите каплю милосердия и избавьте меня от своего общества. И друзей своих заберите.
С этими словами он снова зажмурился и стал напряженно прислушиваться к удалявшимся шагам, сопровождаемым перебранкой виноватым шепотом в три голоса.

В течение последующего месяца Снейп стал ночным кошмаром персонала больницы Святого Мунго. Сначала он добился, чтобы из палаты убрали соседа – туповатого на вид парня, укушенного собственной якобы дрессированной коброй, потом потребовал, чтобы его навестил штатный зельевар больницы. Тот вышел из его (теперь только его) палаты красный как вареный рак, и с тех пор качество зелий, которые ему давали, кардинально улучшилось. По мере того, как он шел на поправку, сиделки, одна за другой, отказывались ухаживать за ним. В результате к нему стали назначать провинившихся. Молодой целитель, сунувшийся было с идеей о зашивании раны по маггловской методике, получил выговор от руководителя отделения, которого Снейп потребовал немедленно вызвать и которому рассказал, что, по его мнению, из себя представляют некоторые сотрудники этого отделения.

Однажды утром, он решил, что у него достаточно сил, чтобы попытаться встать. Это ему удалось, и он решил осмотреться. За дверью палаты обнаружились двое явно скучавших авроров, один из которых, Мартин Блум, лет восемь назад сдал ему предэкзаменационную работу по минеральным ядам только с пятого раза (и то только после настойчивой просьбы Дамблдора). Когда Снейп, одной рукой держась за дверь, а другой сжимая воротник больничной рубашки, грозно воззрился на него, тот присел от неожиданности и, заикаясь, промямлил:
- П… профессор Снейп. Вам н-нельзя покидать палату.
- Вот как? И почему же? Мне кажется, я уже достаточно окреп, чтобы прогуляться.
- Профессор, прошу вас, не поймите меня неправильно, - забормотал Блум, в то время как второй аврор, уронив журнал, который читал до этого, пытался нащупать палочку во внутреннем кармане мантии, - но вы под домашним арестом, и мы должны вас охранять, чтобы вы не сбежали. Честное слово, я ни в коем случае не хотел бы причинять вам неудобства, но вы же понимаете… приказ.
- Ясно, - прорычал Снейп, чувствуя, как на него вдруг накатила слабость, и, собрав остатки сил, захлопнул дверь перед носом Блума, после чего доковылял до кровати, лег и накрылся одеялом с головой.

«В конце концов, это вполне закономерно», - думал он. - «И логично. Было бы странно ждать чего-то другого, убив директора на глазах у нескольких свидетелей». Он внезапно вспомнил про Драко. Интересно, что скажет на суде юный Малфой. В том, что суд будет, Снейп ни секунды не сомневался.

Накануне выписки в его палату снова ввалилась гриффиндорская троица. Спаситель магического мира на этот раз явно был настроен сказать все, что думает, и не собирался так легко сдаваться. Его группа поддержки в лице Уизли и Грейнджер умоляюще таращилась на Снейпа во все глаза.
- Профессор, - Поттер решил сразу взять быка за рога, - я понимаю, что вы не хотите меня видеть. Я, в общем-то, тоже не прыгаю от счастья. Но я хочу, чтобы вы знали. Я расскажу на суде всю правду о вас. О том, что вы столько лет защищали меня и помогали Дамблдору. И вообще, нравится вам это или нет, но я буду выступать свидетелем на вашей стороне. Вот.
Он замолчал, нервно ероша и без того растрепанную шевелюру.
- Поттер, послушайте меня. - Северус изо всех сил сдерживался, чтобы не швырнуть в юного наглеца чем-нибудь тяжелым, но позволил себе добавить в голос столько яда, сколько нашлось. - Я, безусловно, не могу вам запретить выступать в суде в мою защиту. Тем более что вы, насколько я успел вас изучить за эти годы, все равно поступите по-своему. Однако я буду вам благодарен, если вы впоследствии не будете прибегать ко мне с излияниями на тему того, как вам жаль, что вы не понимали моей истинной роли. Лично мне ничуть не жаль. И, поверьте, для вас же будет лучше и безопаснее не попадаться больше мне на глаза, раз уж я не умер. Я, собственно, надеялся, что смерть в результате моей миссии гарантированно избавит меня от вашего общества и ваших замечательных личных качеств, которыми так восхищается магический мир, - с этими словами он кивнул на лежавший на тумбочке свежий Ежедневный Пророк, на первой странице которого Гарри Поттер собственной персоной смущенно улыбался и хлопал глазами, получая орден Мерлина первой степени из рук сияющего Кингсли Шеклбота.
- Я понял вас, профессор, - пролепетал свежеиспеченный орденоносец, покраснел до корней волос и, неловко изобразив прощальный кивок, развернулся и пулей вылетел из палаты. Грейнджер открыла было рот, явно намереваясь выдать что-то из своего обычного репертуара нудных нравоучений, но Уизли схватил ее за талию и утащил за дверь, не дав издать ни звука.

В день выписки Северус напряженно размышлял, куда же его отправят. Азкабан казался не самым подходящим местом, учитывая все еще не идеальное состояние его здоровья, но надеяться на что-то более комфортное ему казалось глупым. Однако реальность превзошла его ожидания, подготовив еще один сюрприз. Он сидел в кресле, уже полностью одетый и готовый к выходу, ожидая, когда войдет Мартин Блум в компании второго аврора и сопроводит его в Азкабан, и размышляя, не стоит ли попытаться сбежать, если они будут только вдвоем, когда за дверью послышалась перебранка. Отбиваясь сумочкой от Мартина, в палату ворвалась женщина в стального цвета мантии, криво наброшенной поверх маггловского делового костюма.
- Здравствуйте, профессор, - затараторила она, вытолкав Блума за дверь, которую резко захлопнула за ним. – Я Кларисса Каннингэм, ваш защитник. Буду представлять ваши интересы в Визенгамоте.
Снейп озадаченно уставился на нее. Сюрпризы сыпались как из рога изобилия. То является с извинениями Гарри Поттер, то неизвестно откуда материализуется адвокат.
- Мы с вами сейчас направимся к вам домой, в сопровождении милых молодых людей, которые пытались не пустить меня, и там сможем поговорить подробно, - не умолкала она, оглядываясь по сторонам и понимая, что вещей у него с собой нет и он готов отправляться куда угодно.
Он сжал зубы, удерживая язвительные слова, готовые сорваться с языка, и кивнул, радуясь, что, по крайней мере, его не отправят в Азкабан прямо сейчас. Обвиняемому в тяжком преступлении стоит ценить даже мимолетные подарки судьбы вроде ожидания суда в домашнем комфорте, с книгами и любимым креслом, а не в холодной и влажной тюремной камере.

Добравшись до Прядильного тупика, они вошли в его дом, в котором он не был уже год и где ожидал увидеть запустение и клочки пыли на полу. Однако кто-то явно позаботился о том, чтобы его возвращение домой было максимально приятным. Дом был чисто убран, на столе в гостиной стояло блюдо с фруктами, а в вазе на каминной полке благоухал роскошных букет из белых лилий. В чашечку одного из цветов была вставлена карточка. Снейп вытащил ее и, чихнув, почувствовал, что в груди слегка потеплело. «Добро пожаловать домой» было написано на карточке знакомым изящным почерком Нарциссы Малфой. Значит, по крайней мере Малфои не настроены в отношении него враждебно.

Кларисса тем временем сбросила мантию и жакет от костюма, оставшись в мягкой шелковой блузке и узкой юбке, вытолкала за дверь авроров, которые мгновенно накинули мантии-невидимки и приготовились скучать на посту, и деловито направилась на кухню, заявив: «Самое время выпить чаю». Он присел к столу, отрешенно отщипнул парочку виноградин, сжевал их, не почувствовав вкуса и огляделся. То, что дом посещали чужие люди, было очевидно: книги стояли не на своих местах, на полу были следы, свидетельствующие о том, что шкафы и комоды отодвигали от стен – видимо, искали улики. Что ж, вряд ли они нашли здесь что-нибудь интересное.
Его адвокат вернулась, неся на подносе чайник, молочник, две чашки и вазочку с печеньем. Поставила все это перед ним, налила чаю и, наконец, уселась, перестав мельтешить перед глазами. Определенно, эта женщина заполняла собой все окружающее пространство. Ее было слишком много, даже когда она не разговаривала, и это ощущение казалось смутно знакомым.
- Ну, что скажете? - поинтересовалась она, сделав глоток и заинтересованно уставившись на него.
- Я скажу, мисс Каннингэм, что ваше лицо мне знакомо, хотя я не припоминаю, откуда могу вас знать.
- Ну, это просто, - улыбнулась она. - Слизерин, выпуск 1982 года. Когда я поступила, вы учились на пятом курсе. А последний год я училась у вас, когда вы только начали преподавать зелья в Хогвартсе. Неудивительно, что вы не помните меня. Когда вы были студентом – я была еще малявкой, и старшекурсники не спешили общаться со мной. А вернувшись в Хогвартс в качестве преподавателя, вы были слишком заняты, чтобы кого-то замечать. Тем более, что я в зельях не достигла ни выдающихся успехов, ни выдающихся неудач. Вряд ли вы выделяли меня из серой массы середнячков.
Он вдруг вспомнил маленькую сероглазую девочку с двумя тощенькими косичками, которая отчаянно пыталась не выдать своего удивления при виде чудес Хогвартса.
- Вы ведь магглорожденная, я правильно понимаю?
- Правильно.
- Удивительно, что вы оказались в Слизерине.
- А где еще могла оказаться дочь двух адвокатов, с пяти лет знающая, что тоже будет адвокатом? Эта профессия приучает к особой гибкости мышления. А змея – образец гибкости, не так ли?
- Да, действительно, – Снейп запнулся. – Может быть мы, наконец, расставим все точки над «и». Вы скажете мне, что хотите меня защищать, я откажусь от ваших услуг, и мы расстанемся, довольные друг другом?
- Нет, профессор, - в ее серых глазах заискрилась насмешка, - мой наниматель предупреждал меня о том, как вы настроены.
«Люциус и Нарцисса», подумал он почти с благодарностью.
- Так что хочу вас проинформировать: я не уйду, и вы не сможете меня выгнать, - продолжала она. - Меня наняло частное лицо, которое желает, чтобы ваши права в судебном процессе были соблюдены. Так что извините, придется вам меня потерпеть.
- В таком случае, - он почувствовал, что его раздражает ее самоуверенность, - должен вам сообщить, что я не собираюсь облегчать вашу работу. И сотрудничать с вами не буду. Делайте, что хотите - мне все равно.
С этими словами он поднялся, небрежно бросил через плечо: "Не смею больше отнимать у вас время" - и удалился в спальню, надеясь, что оставил бестактную адвокатессу в смятении.

Суд был назначен на середину июля. В самый разгар жары. Мисс Каннингэм навещала его через день, однако диалога не получалось. Его раздражало, что она лезет в его жизнь, выспрашивает о вещах, которые он хотел бы забыть раз и навсегда – какой смысл откровенничать, если Азкабан светит еще с последнего курса школы и нет такого чуда, которое могло бы что-то изменить в прошлом. Вместо ответов на больные вопросы он переходил на личности (вернее, на одну личность - ее) и каждый раз бесился оттого, что она никак не реагирует на его словесные шпильки.
Накануне суда она появилась у него поздно вечером, одетая по-маггловски. Штанины ее джинсов были заляпаны глиной, а рубашка выпачкана в пыли. Выглядела она усталой и измученной и была непривычно молчалива. Он не привык видеть ее такой и даже сменил гнев на милость, предложив чаю. Она поблагодарила, обняла чашку ладонями, и долго смотрела на него так, словно видела впервые.
- Северус Снейп, я хочу, чтобы вы знали, - наконец сказала она с непривычной торжественностью в голосе, - я вытащу вас, чего бы мне это ни стоило.
- Что ж, - задумчиво сказал он, помешивая остывающий чай, – посмотрим, получится ли у вас это провернуть.
«Похоже, дело плохо», - подумалось ему. - «Интересно, мне дадут пожизненный срок или скостят лет пять за работу на Орден Феникса, а может…», - он не успел додумать мысль, потому что Кларисса резко встала, поставила на стол чашку, после чего шагнула к нему и, осторожно, даже робко, поцеловала в губы.
- Мисс Каннингэм… - от неожиданности перехватило дыхание.
- До завтра, - прошептала она и умчалась, словно за ней черти гнались.
Снейп ошарашенно посмотрел на захлопнувшуюся дверь, пожал плечами и отправился спать. Спалось плохо, в голову лезли мысли одна другой чернее и мешали расслабиться. Под утро он плюнул на эти бесплодные попытки и отправился варить кофе. Позавтракав, он тщательно побрился, полистал какую-то книгу, не поняв, что читает и зачем. Потом обошел дом, словно хотел запечатлеть в памяти каждую мелочь. Хотя он не был счастлив в этом доме, все же с ним были связаны многие из его воспоминаний. К моменту, когда в дверь деликатно постучали, он был полностью готов и отчаянно желал, чтобы все побыстрее закончилось.

Знакомый зал был полон. Еще немного, и зевакам пришлось бы сидеть друг у друга на головах. Когда Снейп вошел в зал в сопровождении авроров, по рядам волнами побежал шепот. Кингсли, сидевший в самом центре первого ряда в окружении остальных членов Визенгамота, выглядел слегка смущенным. Однако, очевидно, его смущения было недостаточно, чтобы поприветствовать подсудимого хотя бы кивком головы. Через ряд от мрачного свежеиспеченного Министра Магии сидел Гарри Поттер, который счел необходимым расплыться в идиотской улыбке и встать, чтобы демонстративно поклониться в знак приветствия. Сидевший рядом с ним Хагрид, одетый в свой ужасающий вельветовый костюм, тискал в руках мятую тряпку, некогда бывшую его галстуком. В общем, в отличие от самого Снейпа, большинство известных ему присутствующих испытывали неловкость в той или иной степени. Ему самому было скучно. Он заранее представлял себе все, что случится сегодня, и уселся в кресло, немедленно опутавшее его цепями, с чувством обреченности и облегчения одновременно. Ровно в ту минуту, когда секретарь суда – еще один бывший ученик невыдающихся умственных способностей – закончил объявлять состав суда во главе с председательствующим министром, двери распахнулись, и в зал твердой походкой вошла Кларисса. Сегодня ничто в ней не напоминало ту женщину, которая была у него накануне. Сегодня она была воплощением спокойствия. Ее бледное лицо напоминало ожившую мраморную статую, а серые глаза излучали уверенность. Ее мантия сверкала серебристыми искорками, и отблески создавали впечатление нимба вокруг ее головы с аккуратно убранными в пучок каштановыми волосами.
Она встала рядом с его креслом и ровным голосом сообщила, что защиту представляет Кларисса Каннингэм. Ее пальцы сжимали толстый, потертый портфель. Журналисты на гостевых скамьях что-то застрочили в блокнотах, а зрители возбужденно зашептались.
Процесс шел тоскливо и скучно. Снейп подтвердил, что он и есть Северус Снейп. И признал себя виновным в убийстве Дамблдора под возмущенное оханье зала, отказавшись сообщить суду подробности. Обвинением были вызваны несколько бывших «коллег» из уцелевших Пожирателей, с которыми он даже не был знаком, давших показания о том, что они слышали от Темного Лорда, Беллы Лестранг или других членов ближнего круга о том, что Снейп убил Дамблдора. Кларисса деловито задавала уточняющие вопросы.

Репортеры и зеваки скучали, пока обвинением не был вызван Драко Малфой. Парень, не глядя по сторонам, прошел на свидетельское место и во все глаза уставился на родителей, сидевших в четвертом ряду. Вокруг них на площади, где могли бы разместиться по паре человек с каждой стороны, была пустота, словно окружающие боялись чем-то от них заразиться. Но сами они выглядели как обычно: спокойно и надменно.
Министр Шеклбот начал допрос Драко, потом вступила Кларисса. Снейп сначала не слушал, поскольку наблюдал за Люциусом и Нарциссой, которые взглядами давали понять сыну, что он все говорит верно. Но по нарастающему в зале шуму стало ясно, что происходит что-то необычное, и Северус сосредоточился на том, что говорил его бывший студент.
Услышанное его поразило: оказывается он, Северус Снейп, декан Слизерина и преподаватель Защиты от Темных Исскуств, перед тем, как убить Дамблдора, явно медлил и проявлял нерешительность, а в личном общении до событий той ночи выказывал беспокойство и тревогу. Оказывается, Драко пытался присматривать за своим деканом, поскольку волновался, не хватит ли того удар на нервной почве. Зал разразился смехом. Снейп скривился и искренне захотел провалиться сквозь землю - хуже цирка на публике был только Азкабан, и то - с какой стороны посмотреть. Закончив отвечать на вопросы, Драко бросил на бывшего декана виноватый взгляд и удалился под аплодисменты с задних рядов.
Наконец защита вызвала свидетелем Гарри Поттера. Зеваки словно взбесились: гремели аплодисменты, несколько дамочек с задних рядов посылали герою магического мира воздушные поцелуи. Поттер уверенно сообщил суду, что, конечно же, заявлял, что Снейп убил Дамблдора, и не отказывается от своих заявлений. Однако информация, имеющаяся у него теперь, достоверно доказывает, что убийство не являлось убийством, а было проявлением сострадания по отношению к умирающему старику и избавлением несчастного от мучений. Отвечая на вопросы Клариссы, Поттер сообщил, что ему пришлось напоить директора зельем из чаши в пещере, и описал эффект, произведенный этим зельем.
Северус чувствовал себя так, словно очутился в сумасшедшем доме. Из показаний тех, кто выступал до сих пор, получалось, что те, кто называл его убийцей, не присутствовали при событии лично. А те, кто там был, изображали его какой-то карикатурой на былинных героев древности, этаким рыцарем в сияющих доспехах. Он едва сдерживался, чтобы парой фраз не поставить обнаглевшего юнца на место. Удалился Поттер под несмолкающие овации, для усмирения которых секретарю пришлось пригрозить публике удалением из зала.
Следующим был вызван Рубеус Хагрид, который в своей неповторимой манере поведал суду, что директор Дамблдор настойчиво попросил его первого марта одна тысяча девятьсот девяносто седьмого года прогуляться по Запретному Лесу, недалеко от места его будущей встречи с деканом Слизерина. Естественно он прогулялся, подслушав разговор, содержание которого и пересказал суду.
Последним защита вызвала гоблина по имени Нагнок, который сообщил суду, что он по заданию Альбуса Дамблдора хранил некий предмет, который должен был выдать только при условии судебного процесса по обвинению Снейпа в убийстве Дамблдора. И что он явился к мисс Каннигэм и, получив от нее причитавшееся ему вознаграждение, указал ей место, где тот хранился.

После окончания допроса защита заявила о желании представить суду имеющиеся вещественные доказательства по делу. С торжествующим видом Кларисса извлекла из своего портфеля ларец темного дерева, закрытый магическим замком. Нагнок приложил палец к замку и ларец открылся. Внутри был хрустальный флакон и конверт из плотного пергамента, запечатанный сургучом. Когда секретарь суда взломал печать, конверт взвился в воздух и на весь зал загремел знакомый голос: «Я, Альбус Персиваль Вулфрик Брайан Дамблдор, директор школы магии и волшебства Хогвартс, сегодня, двадцать восьмого февраля тысяча девятьсот девяносто седьмого года, находясь в здравом уме и трезвой памяти, в присутствии свидетеля заявляю, что Северус Снейп, находящийся под судом за мое убийство, невиновен и должен быть полностью оправдан. То, что он совершил, явилось актом милосердия по отношению ко мне и было сделано по моей просьбе. Сообщаю также, что я намерен прибегнуть к шантажу, дабы заставить упомянутого Северуса Снейпа совершить обещанное. Моя болезнь неизлечима, мучения едва могут облегчить зелья, и я в любом случае буду мертв до конца июня этого года. Сегодня я собираюсь попросить лесничего школы Рубеуса Хагрида посетить завтра, первого марта, поляну в Запретном лесу, где у меня назначена встреча со Снейпом, на которой я собираюсь шантажом и угрозами принудить его к выполнению данного мне обещания о моем убийстве. Составлено в присутствии гоблина Нагнока, который будет хранителем данного послания. К посланию приложено воспоминание о его составлении, которое может быть просмотрено судом». Голос прервался. Зал ошарашенно молчал. Глаза министра едва не вылезли из орбит. Северус неотрывно смотрел на парящий в воздухе конверт, чувствуя, что старый интриган подготовил еще какую-то пакость. И действительно, из конверта снова донесся голос больше года назад умершего директора: «Северус, мальчик мой, спасибо тебе за все. Особенно за то, что помог магическому миру избавиться от чудовища». С этими словами конверт рассыпался пеплом. Снейп злобно сплюнул и пообещал себе, что оказавшись в загробном мире, найдет там Дамблдора и заставит его поплатиться за все выкрутасы.

В зале творилось что-то невообразимое. Люди вскакивали с мест, все что-то кричали, репортеры, во главе с Ритой Скитер, лихорадочно строчили в блокнотах, не обращая внимания на окружающий бедлам. Кларисса вцепилась Снейпу в плечо и с деланным равнодушием ждала, что скажет суд. Секретарь напрасно надрывался, пытаясь угомонить толпу. Наконец Кингсли пришел в себя. Откашлявшись и дождавшись подобия тишины, министр сообщил, что по результатам заседания предлагает Визенгамоту проголосовать за полное оправдание подсудимого. Одна за другой поднимались руки – решение было принято единогласно. Цепи упали, ему вернули палочку, и Северус, уже было настроившийся провести остаток дней в Азкабане, направился к выходу из зала под вопли зевак. Адвокат следовала за ним, цепко ухватившись за его локоть. Толпа расступалась, пропуская его, словно он был заключен в огромный прозрачный шар. Ни на кого не глядя, ошарашенный и совершенно опустошенный, он покинул зал…

Оказавшись в своей гостиной, которую уже не надеялся когда-либо увидеть, он обессилено опустился в кресло. Кларисса села напротив, не решаясь заговорить. Молчание длилось долго. Наконец он нашел в себе силы поднять глаза и взглянуть на нее.
- Я не знаю, что сказать, – горло словно свело судорогой, он сглотнул и продолжил. - Я должен быть рад тому, что все так получилось. Но я почему-то не чувствую никакой радости.
Она смущенно разглядывала носки своих туфель, не произнося ни слова. Из-за ее молчания он вдруг почувствовал себя неловко.
- Кларисса, этот гоблин говорил о вознаграждении. Вы много ему заплатили?
- Какая разница?
- Большая. Я хотел бы возместить понесенные расходы. Правда, не уверен, что смогу сделать это немедленно. Зависит от суммы.
- Северус, - она подняла глаза и внимательно посмотрела на него. - Мои услуги были полностью оплачены заинтересованным в вашем освобождении частным лицом.
- А я хорошо знаю аппетиты гоблинов.
- Мне не нужно от вас возмещение расходов. Кроме того, я вознаграждена уже тем, что мне удалось выиграть столь громкое дело. - Услышав сочетание "громкое дело" и вспомнив спектакль в зале суда, Снейп болезненно поморщился, но смолчал, чувствуя, что главное еще не сказано. - Но если вы хотите побыть джентльменом и выразить благодарность – пригласите меня как-нибудь на ужин. Не обязательно сегодня или завтра. Когда будете готовы. Этого достаточно. А теперь мне пора.
Кларисса встала, он поднялся вслед за ней. Ему очень хотелось остаться, наконец, одному, и, одновременно, не хотелось ее отпускать. Он не нашел, что сказать, и дверь закрылась за ней…

Снейп собирался с духом почти три недели. Его никто не беспокоил. Он, впервые в жизни, спал почти до полудня. Увлеченно перечитывал старые книги. Заглянул было в Ежедневный Пророк, но статья Скитер о судебном процессе заставила его пообещать себе не читать газет и журналов в ближайшие пару месяцев. Он получил приглашение от Малфоев и с удовольствием навестил их за ужином. Он впервые пробовал на вкус мирную жизнь, и этот вкус был несколько непривычен. Наконец однажды вечером он решился. Написал короткое письмо с вопросом, не согласится ли мисс Каннингэм завтра в семь часов составить ему компанию за ужином, и через час получил ответную записку с единственным словом - «да».
Весь день он не находил себе места. Читать не получалось – строчки расплывались перед глазами и наползали друг на друга. Грязная посуда очень быстро закончилась. Гулять совершенно не тянуло. Едва дождавшись половины седьмого, он быстро оделся и, поймав себя на том, что, кажется, волнуется, аппарировал в Косой переулок. Заняв столик у окна, он приготовился ждать. Спустя какое-то время его внимание привлекла официантка, которая до этого принимала у него заказ. Он определенно видел ее раньше. И неоднократно. Ее рыжие, чуть вьющиеся волосы, ярко-зеленые глаза и курносый нос совершенно точно были ему очень знакомы.
Подозвав ее, он сделал вид, что изучает меню, и как бы между прочим поинтересовался, где он мог ее видеть.
- Много где, - пожала плечами девушка. - Я давно стараюсь попасться вам на глаза.
- Вы были в суде?
- И в суде тоже.
- Кто вы?
- Я – ответ, – сказала она и удалилась, покачивая бедрами.
Снейп подумал, что либо он начинает сходить с ума, либо официантка уже сошла, но додумать мысль до конца не успел, потому что пришла Кларисса. Явно смущаясь, она сделала заказ и замолчала, теребя уголок скатерти.
- Я очень рад, что вы пришли, - со всей доступной ему вежливостью сказал Северус. – Мне самому не верится, но, кажется, мне не хватало вашего общества в последнее время.
Ее щеки порозовели, а губы тронула улыбка. Он вдруг заметил ямочки у нее на щеках и непослушные завитки волос на висках. И с удивлением осознал, что ему нравится их рассматривать, когда она вдруг перегнулась через столик и, обняв его за шею, поцеловала. Он было опешил, но в следующий миг с удовольствием ответил на поцелуй.
Снейп очень давно не целовался, и этот процесс полностью захватил его. Так что он не заметил, откуда вдруг прилетело оглушающее заклятие. Она вздрогнула и стала падать куда-то в сторону, увлекая за собой чашечки с забытым кофе и блюдце с десертом. Опрокинув столик, чтобы он заслонил Клариссу, Снейп выхватил палочку. На него наступал человек, одетый в черную мантию с капюшоном, надвинутым так низко, что лицо полностью скрывалось в тени. Испуганный визг официанток и посетительниц кафе хлестнул по ушам.
- Протего, - фиолетовый луч, наткнувшись на барьер, срикошетил в потолок, брызнувший во все стороны каменной крошкой.
Стейп ощутил, как в нем закипает ярость, и всю ее вложил в заклинание. Окружающий мир словно онемел и замедлился. В полной тишине человек упал, выронив палочку. Из многочисленных глубоких порезов на всем теле толчками выплескивалась кровь. Капюшон больше не скрывал лица, искаженного болью. Все еще пытаясь нащупать непослушной рукой палочку, незнакомец с усилием поднял голову и посмотрел на Снейпа с презрением и ненавистью.
- Предатель, - читалось по его губам в той же гулкой тишине. - Ты заплатишь…

***

Он резко очнулся, все еще ощущая ярость.
- Ну что, убедился? - черноволосая бестия злорадно оскалилась. Ее соперница хмурилась, нервно теребя поясок платья.
Северус подавил в себе желание высказать этим двум… существам... все, что он о них думает, и мрачно уставился на блондинку.
- Теперь вы мне будете показывать, чего я лишусь, если не приму вашу сторону?
- Безусловно, - та просияла и с милой улыбкой приблизилась. - Ты должен принимать решения, имея всю информацию.
Мягкая ладонь мягко легла ему на лоб, и он отключился.

***

Первым, что он почувствовал, очнувшись, была боль. Боль пульсировала в израненном горле, отдавала в висок и затылок, разливалась во все стороны от раны, с каждой секундой захватывая все большие участки тела. Снейп дернулся, застонал и попытался коснуться шеи, но чьи-то руки удержали его за плечи, не дав пошевелиться, а голос прошептал прямо на ухо:
- Не двигайтесь. Я сейчас дам вам лекарство.

Он с трудом разомкнул слипшиеся ресницы и обнаружил себя лежащим в постели в одной из палат больницы Святого Мунго. Женщина в мантии сиделки, возившаяся с чем-то на тумбочке возле кровати, повернулась и, осторожно приподняв его голову, поднесла к его губам склянку с зельем. Он выпил зелье, опустился на подушки и почувствовал, как отступает боль. Надо же. Мунго удалось найти среди толпы посредственностей действительно талантливого зельевара. Ощутив прилив сил, он прошептал: «Поблагодарите от меня вашего провизора. Зелье действительно качественное».

Сиделка радостно заулыбалась.
- Ну что вы, мистер Снейп, зелья для вас готовит личный врач министра. Вы себе не представляете, сколько лучших специалистов боролись за вашу жизнь. Министр Шеклбот дал большое интервью и сказал, что одному из величайших героев британского магического сообщества должен быть обеспечен наилучший уход и лечение.
Снейпа передернуло. Скосив глаза, он попытался оглядеться, и его прошиб холодный пот. Вся палата была заставлена букетами цветов. Приставной столик был завален горой открыток, бонбоньерок всех возможных форм и расцветок, дурацких плюшевых игрушек с бантиками на шеях и прочим хламом. Он вздрогнул и зажмурился.
«Похоже, я умер и попал в ад. А это мне наказание…», - подумал он, проваливаясь в сон.

Он проснулся, чувствуя себя хорошо отдохнувшим и определенно выздоравливающим. У него даже появился аппетит. Сиделка обрадовано притащила здоровенный поднос, уставленный всевозможными блюдами. Конечно, больничная еда – не самое лучшее, что есть на свете, но повар постарался изо всех сил, чтобы сделать блюда, разрешенные при его травмах, не просто съедобными, но еще и вкусными. Как только он заикнулся, что неплохо бы убрать весь этот цветник и пылесборники в виде игрушек и коробок с конфетами, она немедленно позвала еще одну сиделку, и вдвоем они молниеносно очистили палату от неугодных ему вещей и цветов. После чего удалились, пожелав ему приятного отдыха.

Он уверенно шел на поправку, силы прибывали, рана затягивалась, а самочувствие улучшалось с каждым часом. Сиделки были отвратительно уступчивы, словно всю жизнь мечтали потакать его капризам. Любое пожелание выполнялось немедленно. Ему начало казаться, что попроси он сиделку выпрыгнуть в окно – она с радостью это сделает, даже не спросив, зачем. Ему приносили любые книги, что сильно выручало, потому что читать прессу было невыносимо. Ежедневный Пророк, Придира, Ведьмополитен и прочие издания наперегонки славили Гарри Поттера и его, Северуса Снейпа, – героев, «отдавших свою жизнь ради победы и только чудом уцелевших». Обложки и первые страницы пестрели колдографиями смущенного Мальчика-Который-Как-Всегда-Выжил и угрюмого бывшего профессора, бывшего декана, бывшего директора Хогвартса. Иногда ему казалось, что за дверью палаты плещется море – нарастающий и убывающий гул доносился до него даже ночью. Сиделка радостно объясняла, что восхищенные маги жаждут выразить свой восторг его, Снейпа, подвигами, но специально приставленные авроры охраняют его от чрезмерных проявлений благодарности. И от потенциальных опасностей – вдруг бывшие соратники по увлечению необычными тату на предплечьях захотят ему отомстить. От этих объяснений у него начиналась нервная чесотка, он раздражался и просил оставить его в покое немедленно, после чего накрывался одеялом с головой и впадал в черную меланхолию.

Последней соломинкой стал визит свежеизбранного министра Шеклбота в сопровождении «сбывшейся надежды магического мира» Гарри Поттера, министерских чиновников, толпы репортеров и фотографа. Двум героям перед камерой вручили ордена Мерлина первой степени. Кингсли выглядел смущенным, на ушах и щеках Поттера можно было зажарить яичницу с беконом, а у Снейпа от галдежа разболелись зубы. В итоге он не выдержал, и едва сдерживая ярость, попросил присутствующих быть снисходительными к его состоянию здоровья. Все тут же перешли на шепот, и толпа стала втягиваться в дверь. В последний момент Снейп кивнул Шеклботу и Поттеру. Те вытолкали в руки авроров оставшихся чиновников, подперли дверь стулом и, выдохнув, уселись рядом с его кроватью.

- Северус, я смотрю, ты быстро выздоравливаешь. - Кингсли улыбнулся так, словно никогда не становился министром магии, - той искренней, лучистой улыбкой, которую Снейп помнил по собраниям Ордена Феникса и которая тогда казалась ему дурацкой.
- Учитывая, что мне готовит зелья твой личный врач, иное было бы странно, - пробормотал Снейп. – Кингсли, я всегда считал тебя разумным человеком. Объясни, к чему весь этот… балаган?
Поттер отчаянно закивал, явно поддерживая его. Это смущало. Ему всегда казалось, что уж кто-кто, а надежда магической Британии получает от шумихи вокруг него исключительно удовольствие.
- Ну что тебе сказать? – новоиспеченный министр тяжело вздохнул. - Все слышали, что Гарри рассказал о тебе Волдеморту. Многие поделились впечатлениями с Ритой Скитер и остальными. Ну а то, что написали в газетах, дало толчок массовой истерии. Ты не представляешь себе, что творилось в коридоре у твоей палаты. Толпы женщин. Все с букетами, конфетами и мягкими игрушками. И все рвались к тебе. Желали записаться волонтерами в больницу, только чтобы им позволили ухаживать за тобой.
Снейп представил себе возможные последствия, и его передернуло от ужаса.
- Нет уж, спасибо, - сквозь зубы прошипел он.
- Вот и я о том же, – министр развалился в кресле и заложил руки за голову. - Знаешь, какое наслаждение просто посидеть тут у тебя… в тишине. Они все как с цепи сорвались. Копии твоих вечных черных мантий теперь последний писк моды. Твои портреты раскупаются как горячие пирожки. Мои собственные подчиненные всю плешь мне проели, требуя наградить тебя орденом Мерлина. В общем, если это нельзя остановить – надо это возглавить. Ты уж извини, но придется тебе какое-то время побыть публичной фигурой.

До сих пор молчавший Поттер вдруг сощурился.
- А как долго будет длиться это «какое-то время»? - он знакомым жестом запустил пятерню в волосы и въерошил их. - А то я что-то с детства публичная персона, а шумиха вокруг меня все никак не закончится.
- Ну надо же, - хмыкнул Снейп. - Неприятно это признавать, но я согласен с мистером Поттером. Он много лет публичная фигура, и конца этому не видно.
Мальчик-который-и-так-далее покосился на своего бывшего учителя и удивленно улыбнулся.
- Я прошу прощения, - возмутился Кингсли, - но у нас не каждый день убивают Волдеморта и уничтожают его организацию. Пока была угроза, Гарри был всем интересен. Сейчас, когда опасность миновала, публика побезумствует и потеряет интерес к героям прошедшей войны. Так что, господа, набираемся терпения и ждем, когда схлынет пена.
Все трое тяжело вздохнули.

Через неделю Снейп выписался из больницы, улизнул через служебный вход, и, со всеми возможными предосторожностями, отправился домой. К несчастью, предосторожности были напрасными. Еще издалека он заметил, что возле двери его дома толпится стайка женщин с цветами. Быстрее, пока его не заметили, он аппарировал, не особо задумываясь о направлении. К счастью, он, очутившись в Запретном Лесу, умудрился не потерять ни одной части тела. Оглядевшись по сторонам, он вздохнул и направился в сторону Хогвартса. Замок после битвы выглядел пугающе. Глубокие проломы в стенах, скособоченные башни, выбитые окна. В наступающих сумерках Хогвартс напоминал мертвого дракона. Это зрелище одновременно ужасало и завораживало.

Он не знал, сколько проторчал там, глядя на окутывающийся ночной тьмой замок - единственное место, которое он искренне считал своим домом. Видимо, стоял он там достаточно долго, потому что его заметили.
- Эй, Северус, ты этта, очень правильно сделал, что заглянул. - Хагрид, расплывшись в улыбке, махал ему с порога своей хижины и вопил на всю округу. - Заходи скорей. У меня как раз чайник закипел. Мы с профессором МакГонагалл чай пить собирались.
Снейп еще раз глянул на темный силуэт замка и зашагал к хижине.
Минерва МакГонагалл выглядела так, словно в ее жизни не было ни войн, ни бедствий. Как всегда строгая и подтянутая, она вежливо улыбнулась, увидев его.
- Северус, я очень рада, что ты уже выздоровел. Нам тебя не хватало.
- Да, отлично, что ты выкарабкался, - Хагрид придвинул ему чашку объемом с хорошую кастрюлю и тарелку с кексом, который, покачнувшись, извлек из фарфора немелодичное звяканье. Снейп про себя решил, что не рискнет его пробовать.
- Честно говоря, Минерва, я пока не уверен, рад ли я сам, - заметив испуг на лицах коллег, он поспешил пояснить. - Нет-нет, что вы. Никаких суицидальных мыслей. Просто люди сошли с ума. Я пытался попасть домой и не смог. У дверей была натуральная засада из женщин.
- Поклонницы. У тебя теперь множество поклонниц, - МакГонагалл вздохнула.
Хагрид игриво подмигнул и расхохотался.
- Ну так, Северус, ты теперича мечта всех дамочек.
- Хагрид…!
- Северус, ну а чего ты ожидал? – Минерва сочувственно улыбнулась. - Ты у нас теперь герой, а женщины любят героев. Подожди немного. Все наладится со временем.
- Вот только пока оно наладится, - Снейп горько ухмыльнулся, - мне негде жить.
- А тута тебе чем плохо, - удивился Хагрид.
Снейп представил себе, как он поселится в этой хижине вместе с Хагридом и его любимыми зверушками, и у него закололо в боку.
- Хагрид прав, - поспешила уточнить МакГонагалл, - Хогвартс все еще стоит, если ты не заметил. И твои любимые подземелья целы.

Следующий месяц прошел под знаком всевозможных официальных мероприятий. Снейп принимал многочисленные награды, слушал как под копирку написанные речи, восхваляющие его героизм и самоотверженность, перед камерами жал руку Кингсли и прочим министерским чиновникам. И даже дал эксклюзивное интервью Рите Скитер для Ежедневного пророка. Правда, его ответы в основном состояли из односложных «да» и «нет», пересыпанных издевками. Скитер уехала взбешенной, и он наивно решил, что она не станет публиковать интервью. Каково же было его удивление, когда через неделю Пророк дал статью о нем на целый разворот, которая завершалась выжимками из того, что ушлая репортерша сумела наковырять из его ответов. В статье восторженно описывалось его «мрачное обаяние», «загадочная, волнующая улыбка» и «ощущение огромной силы, скрытой под строгой внешней оболочкой знаменитого шпиона». Он в ярости скомкал газету и швырнул в камин.
Тем же вечером он потребовал от Кингсли, чтобы тот сделал что-нибудь с этим безумием. Шеклбот, сам крайне измотанный шумихой, поклялся приложить все силы, если в качестве ответной любезности Снейп посетит торжественный бал в свою честь, который устраивает Ведьмополитен «по случаю победы Северуса Снейпа в голосовании читательниц».
Снейп согласился и, на свою беду, полюбопытствовал, за что голосовали. Кингсли смущенно пододвинул ему яркий журнал с его портретом на обложке. Портрет хмурился и злобно щурил глаза. Открыв журнал на нужной странице и увидев заголовок «Самый желанный холостяк магической Англии», Северус с преувеличенной осторожностью закрыл гнусное издание и, не попрощавшись, направился к выходу.
- Так я жду тебя на балу, - завопил ему в спину министр, - Ты обещал!

Бал был в самом разгаре, а у Снейпа уже не осталось моральных сил все это выносить. Каждая вторая ведьма строила ему глазки, каждый второй волшебник представлял ему свою дочь или дочерей (разброс от семнадцати до тридцати пяти лет). И каждый первый интересовался, почему он, собственно, не танцует. Все это напоминало ему псовую охоту, в которой он представлял себя в роли лисы.

- Не желаете попробовать канапе? – мелодичный голос за правым плечом отвлек его от желания выпрыгнуть в окно или аппарировать куда-нибудь в чащу леса. Он обернулся. Симпатичная официантка держала огромный поднос, заполненный закусками. Снейп почувствовал, что проголодался. Полдюжины крошечных бутербродиков спустя он заметил, что лицо официантки ему очень знакомо.
- Извините, мисс, мы с вами случайно не знакомы?
- Не знакомы, - ответила девушка, - но вы меня знаете.
- Извините, не понял.
- Я – ответ.
- Прошу прощения, какой ответ?
- Я – выход. Я – третий путь, - настойчиво произнесла она, словно досадуя на его непонятливость.

Снейп похолодел. Он ощутил себя запертым в заведении для умалишенных и почувствовал, что нужно немедленно уходить.
Он едва начал пробираться к выходу, когда ведущая бала – пухлая волшебница в мантии сплошь из розовых рюшей - заметила его попытку ретироваться.
- Куда же вы, мистер Снейп! - зазвенел ее усиленный «Сонорусом» голос. - Дамы, наш герой хочет нас покинуть!

Его обволокло удушающими запахами духов. Женщины окружали его. Каждая ласково улыбалась, или же притворно хмурилась, давая понять, что он ведет себя неподобающе джентльмену, или изображала обиду, что он хочет их так рано оставить. Паника взорвалась в его мозгу. Женщины подступали все ближе и ближе, их становилось все больше и больше. Декольте и оборки всех цветов радуги закружились перед глазами, сливаясь в размытые пятна…
Северус Снейп вытащил из рукава палочку и приготовился дорого продать свою жизнь…
***
Придя в себя, он заозирался по сторонам и слегка успокоился, обнаружив рядом все тех же демониц, ангелов - или кто они там, неважно. Оба потусторонних существа выжидающе смотрели на него.

Наконец блондинка ласково улыбнулась.
- Ну, теперь-то ты понял, Северус?
- Понял, - буркнул Снейп. И, шагнув к черноволосой дьяволице, обнял ее за талию и приготовился целовать. Однако поцеловать не получилось - его отбросило в кресло, словно взрывной волной. Лицо блондинки перекосилось от ярости, глаза метали молнии.
- Ты, гнусная стерва! - завопила она. Стены загудели, из стыков стен и потолка вылетели облачка пыли.
- На себя посмотри, - рявкнула брюнетка, резко толкая соперницу в грудь. Та отлетела, как пушинка, и врезалась в стену. В толстой деревянной панели осталась вмятина.
- Ну, держись, - голос блондинки усилился в несколько раз, балансируя на границе ультразвука. Снейп зажал уши и подумал, не спрятаться ли ему за кресло или в камин. Хозяйка голоса менялась на глазах. Голубое платье пошло дырами и превратилось в белоснежную тунику. На спине развернулись два огромных белых крыла. В руках появился, словно соткался из воздуха, меч, клинок которого состоял, казалось, из языков пламени. Глаза заволокло пеленой, и из них двумя острыми лучами полился невыносимо яркий свет.
- Mihi irruma et te pedicabo**! - голос дьяволицы рывком набрал мощь и понизился, скатываясь в инфразвук и переходя в утробное рычание. Легкомысленный наряд превратился в глухой черный балахон. Лицо скрылось в тени от низко надвинутого капюшона, лишь глаза янтарными искрами буровили соперницу, оставляя на ее одежде и коже дымящиеся полосы. Бледные пальцы сомкнулись на древке косы, черное лезвие которой сверкнуло льдистыми искрами. Ноги оторвались от земли. Мрачная фигура уверенно зависла в полуметре над полом.

Пылающий меч рассек воздух и был остановлен лезвием тьмы. Посыпались искры. Соперницы заскользили по кругу, делая ложные выпады, напряженно следя друг за другом. Несколько тягучих мгновений продолжался этот жуткий танец, сменившись вдруг звоном ударов. Оружие и воины слились в один черно-огненный ураган. Искры летели во все стороны, выжигая дырки в досках пола…

Снейп резко ощутил желание стать анимагом. Причем в качестве анимагической формы он бы сейчас выбрал, к примеру, таракана или даже муравья…
- Кофе хочешь? – раздался спокойный, слегка насмешливый голос.
Снейп в панике обернулся и увидел знакомое лицо: рыжие волосы, зеленые глаза, вздернутый носик. Официантка. Она и сейчас была в униформе. На груди с левой стороны даже был прицеплен бейджик с именем.
- Ты рехнулась? – задохнулся от возмущения Снейп. – Какой кофе? Что здесь вообще происходит?
- Успокойся… они дерутся за право обладать тобой, а я – твой шанс.
- Какой еще шанс?
- Ты сегодня как-то туго соображаешь, тебе не кажется? Я – третий путь. Все просто. Как меня зовут?
Снейп ошарашенно уставился на ненормальную. На бейджике было написано имя: Хоуп.
- Надежда, - пробормотал он, и взял настойчиво предлагаемую ему чашку.
- Вот именно! – обрадовалась официантка. - Я твое подсознание. Ты запрещал себе такую роскошь как надежда, но она никуда не девается. Она живет в тебе и однажды поможет, если, конечно, ты позволишь. Твои возможности не ограничиваются лишь двумя вариантами. Да, все может быть и так, как показали они. Но это не приговор. Мир огромен и разнообразен, и теперь только тебе решать, что и как будет дальше. Так что пей кофе и наслаждайся зрелищем. Когда еще такое увидишь.

Он поднес чашку к губам и отпил кофе – окружающий мир подернулся рябью. Еще глоток - и он увидел себя сидящим в шезлонге под пальмой на берегу океана. Еще один - и он где-то на далеком севере, в домике среди снегов, вокруг него играют дети, и он знает, что сейчас его жена позовет всех их ужинать. Снова терпкий вкус кофе - и он стоит в сумрачной лаборатории среди кипящих котлов, на столе - стопки журналов со статьями, которые он напишет, и книги, автором которых он может стать. Последний глоток – и в лицо ударил резкий холодный ветер, метавшийся по небольшому плато на вершине горы. Прямо перед ним расстилался бескрайний мир, сжимавшийся в ослепительно белый росчерк горизонта где-то далеко впереди. Мир, полный незнакомых мест и возможных открытий, мир, полный жизни… Снейп глубоко вдохнул разреженный, холодящий горный воздух и, неожиданно для себя самого, закричал, вложив в этот крик всю тоску по упущенным шансам и нереализованным возможностям, всю боль от потерь, все, что запрещал себе чувствовать. Его крик эхом разнесся по ущельям. Горный массив содрогнулся. Лавины устремились с покрытых снегом вершин. Он зачерпнул полную ладонь чистого, искрящегося снега, обтер им лицо и прыгнул…

Он открыл глаза и вздрогнул: все так же летели искры и слышались вопли, полные ненависти. Он все так же сидел в кресле у камина, а в его руке была пустая чашка. Он понял, о чем говорила Хоуп: она предлагала ему мир, где нет никаких Поттеров, никакой Англии! Мир, в котором он больше никому ничего не должен, в котором он свободен и может сам распоряжаться своей жизнью, никого не ставя в известность, не растрачивая незаслуженно (или заслуженно - какая, к Мерлину, разница после всего?!) годы в Азкабане и не отбиваясь от поклонниц. Он сам создаст этот мир. Третий путь... Он взглянул на Хоуп, терпеливо ожидавшую его реакции, улыбнулся и швырнул чашку в камин. Ее губы расплылись в улыбке, и она стала медленно таять в воздухе. Снейп вздохнул, напрягся и, улучив момент, проскользнул мимо ревущего вихря и вывалился в дверь, из-под которой пробивался свет…

***

Первым, что он почувствовал, очнувшись, была боль. Боль пульсировала в израненном горле, отдавала в висок и затылок, разливалась во все стороны от раны, с каждой секундой захватывая все большие участки тела. Снейп стиснул зубы и постарался покрепче пережать рану, чтобы остановить или хотя бы замедлить кровотечение. Пальцы другой руки скользнули в карман и нащупали горлышко флакона с зельем. Его собственный рецепт, страховка.
Он выдрал зубами пробку и опрокинул содержимое флакона в горло. Боль на мгновение взорвалась в голове, но тут же стала потихоньку отступать. Кровотечение остановилось почти сразу. Полчаса спустя боль ушла совсем, задавленная лекарством. Он оторвал полосу от подола рубашки и кое-как перевязал шею, попытавшись изобразить давящую повязку.

Голова гудела от кровопотери. Он дополз до окна и уцепился за подоконник. Аккуратно разбирать его по дощечке не было ни сил, ни смысла, поэтому он просто всем весом налег на трухлявые доски и сдвинул их. В неглубокой выемке лежал его походный набор: уменьшенный черный плащ, маска Пожирателя, запасная палочка и стратегический запас зелий на случай, если у Лорда на собрании было плохое настроение. И никаких запирающих заклятий, чтобы магический фон не выдал тайник первому, кто догадается просканировать помещение… Все-таки хорошо, что он решил сделать Визжащую хижину маленьким перевалочным пунктом: кратчайший путь из антиаппартационной зоны, да и не в кабинете же хранить подобный инвентарь... Еле держась на ногах, Снейп вытащил из хранилища небольшой деревянный футляр с ячейками для зелий и, чувствуя, что силы оставляют его, уселся на пол, опираясь спиной о стену. Крышка легко сдвинулась, открыв содержимое – поверх флаконов лежал свернутый лист пергамента. Еще не развернув его, он догадался, кто мог вложить сюда письмо, но поспешил убедиться. Изумрудные буквы, написанные знакомым почерком, сложились в слова: «Дорогой Северус, если ты читаешь это письмо, значит, один из вариантов оказался верным…».

Хриплый смех прорезал хрупкую тишину заброшенной хижины. Снейп захлебывался смехом, вглядываясь в строчки письма. Дочитав, он небрежно свернул лист и положил его в карман, затем вскрыл пару флаконов, выпил содержимое и закрыл глаза, ожидая, пока зелья подействуют. Спустя некоторое время он почувствовал, что может встать без риска тут же потерять сознание. Земля под ногами перестала раскачиваться, предметы обрели четкие границы.
Осторожно нагнувшись, он бережно поднял свою палочку, сиротливо валявшуюся на полу, и спрятал в рукав. Захватил запасную из тайника и вместе с плащом и оставшимися зельями убрал в карман. Потом окинул взглядом комнату с кровавым пятном на полу, усмехнулся и заклинанием вышиб заколоченную дверь. Вскоре его неровные шаги затихли в отдалении, и только потревоженные пылинки продолжали свой хаотический танец в первых лучах рассвета…

Finis

*- DE DUOBUS MALIS – «Из двух зол…» (лат.) (первая часть знаменитого изречения «DE DUOBUS MALIS MINUS EST SEMPER ELIGENDUM» «Из двух зол выбирай меньшее»).

**- Mihi irruma et te pedicabo – «Иди сюда, и я надеру тебе зад» (лат.)
...на главную...


ноябрь 2020  
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30

октябрь 2020  
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031

...календарь 2004-2020...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Законченные фики
2020.11.20
Работа для ведьмы из хорошей семьи [15] (Гарри Поттер)



Продолжения
2020.11.24 00:28:50
Леди и Бродяга [4] (Гарри Поттер)


2020.11.12 22:03:57
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2020.11.09 22:03:11
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [1] (Оригинальные произведения)


2020.11.08 19:55:01
Её сын [1] (Гарри Поттер, Однажды)


2020.11.08 18:32:31
Поезд в Средиземье [6] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.11.08 18:24:38
Змееглоты [10] ()


2020.11.02 18:54:00
Наши встречи [5] (Неуловимые мстители)


2020.11.01 18:59:23
Время года – это я [6] (Оригинальные произведения)


2020.10.24 18:22:19
Отвергнутый рай [26] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.10.22 20:24:49
Прячься [5] (Гарри Поттер)


2020.10.19 00:56:12
О враг мой [106] (Гарри Поттер)


2020.10.17 08:30:44
Дочь зельевара [196] (Гарри Поттер)


2020.10.13 02:54:39
Veritalogia [0] (Оригинальные произведения)


2020.10.11 18:14:55
Глюки. Возвращение [239] (Оригинальные произведения)


2020.10.11 00:13:58
This Boy\'s Life [0] (Гарри Поттер)


2020.09.03 12:50:48
Просто быть рядом [42] (Гарри Поттер)


2020.09.01 01:10:33
Обреченные быть [8] (Гарри Поттер)


2020.08.30 15:04:19
Своя сторона [0] (Благие знамения)


2020.08.30 12:01:46
Смерти нет [1] (Гарри Поттер)


2020.08.30 02:57:15
Быть Северусом Снейпом [262] (Гарри Поттер)


2020.08.26 18:40:03
Не все так просто [0] (Оригинальные произведения)


2020.08.13 15:10:37
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2020.07.26 16:29:13
В качестве подарка [69] (Гарри Поттер)


2020.07.24 19:02:49
Китайские встречи [4] (Гарри Поттер)


2020.07.24 18:03:54
Когда исчезнут фейри [2] (Гарри Поттер)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2020, by KAGERO ©.