Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Участники Тремудрого Турнира сидят, разговаривают. Флёр начинает:
- А между Ф'ганцией и Англией сейчас 'гоют тоннель, по кото'гому можно будет попасть из Лондона в Париж!
Гарри поддакивает:
- Да, давно была такая идея. Роют одновременно из Англии и Франции рабочие. Гарантируют соединение с точностью до 5 метров.
Крам сидит и говорит:
- Наши рабочие это быстрее и эффективнее бы сделали - за 2 недели!
- КАК?
- Точность не гарантировали бы, но в крайнем случае, ДВА тоннеля получились бы!

Список фандомов

Гарри Поттер[18371]
Оригинальные произведения[1199]
Шерлок Холмс[713]
Сверхъестественное[454]
Блич[260]
Звездный Путь[250]
Мерлин[226]
Робин Гуд[217]
Доктор Кто?[210]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![182]
Белый крест[177]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[171]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[131]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Произведения А. и Б. Стругацких[104]
Темный дворецкий[102]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[26]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[46]
Фандомный Гамак - 2015[4]
Британский флаг - 8[4]
Фандомная Битва - 2015[49]
Фандомная Битва - 2014[18]
I Believe - 2015[5]
Байки Жуткой Тыквы[1]
Следствие ведут...[0]



Немного статистики

На сайте:
- 12491 авторов
- 26836 фиков
- 8458 анекдотов
- 17412 перлов
- 646 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...


Chasing the Sky

Автор/-ы, переводчик/-и:пер.: Kirrsten
Бета:Darkline, deirdra, bitterherb
Рейтинг:R
Размер:мини
Пейринг:Дин/Кастиэль
Жанр:AU, Darkfic
Отказ:Отказываюсь
Фандом:Сверхъестественное
Аннотация:они оставляют за собой тело за телом, но игра рано или поздно закончится
Комментарии:Предупреждение: AU, даб-кон, нон-кон, смерть персонажей
Ссылка на оригинал: http://daymarket.livejournal.com/11440.html
Каталог:нет
Предупреждения:нет
Статус:Закончен
Выложен:2011.11.14 (последнее обновление: 2011.11.11 21:08:00)
 открыть весь фик для сохранения в отдельном окне
 просмотреть/оставить комментарии [5]
 фик был просмотрен 4698 раз(-a)



1. Джон Винчестер
Как и положено примерному старшему брату, Дин уступает очередь Сэмми. И тот – да благословит Господь его садистскую душу – проводит час за часом, заставляя заходиться криками ублюдка, что породил их. Сэмми иногда отрывается от своего занятия и кривенько улыбается Дину, и Дин улыбается в ответ, вопреки растущей досаде. Почему только Сэм получает удовольствие, а он – нет?
Джон Винчестер уже не в силах кричать, лишь хрипло, прерывисто стонет, даже когда Сэм вырезает очередной кусок его плоти. Дин отбирает нож у брата и подходит ближе к отцу. Сэм неохотно расстается с ножом, но сейчас Дин не хочет думать о нем, рассматривая кровавое месиво перед собой. Сэмми отлично постарался, особенно если учесть столь юный возраст.
Дин сжимает пальцы вокруг рукоятки – уж он и сам не ударит в грязь лицом.
Первое погружение ножа сотрясает и без того изрезанное тело, и слабое рыдание сопровождает дрожь. Сэмми позади восторженно смеется, но Дин не чувствует ничего. Никакого удовлетворения. Никакого облегчения. Никакого интереса. Все совершенно не так, как он надеялся.
Он избавляется от Джона Винчестера парой быстрых и четких ударов. Сэм разочарован и брюзжит как старуха, пока они поджигают склад.
– Никакого веселья! Признай, Дин, он бы еще долго продержался, – Сэмми смотрит на него своим фирменным укоряющим взглядом.
Дину только и остается выдавить улыбку, скрывая пустоту на сердце. Он ерошит Сэму волосы.
– Прости, Сэмми.

Тот вздыхает, но в знак прощения от прикосновения не уходит.
– Да ничего. Было же классно, пусть и недолго.

Разочарование до сих пор слышится в его голосе, и у Дина екает сердце.
– Эй, выше нос, – он похлопывает брата по плечу. – Скоро мы попробуем снова. И тогда игра пройдет намного лучше, обещаю.
На душе теплеет, когда Сэм с сияющими глазами прижимается и обнимает его.
– Правда, Дин? – жар в груди уж очень похож на счастье. – У меня уже столько классных идей!

– И ты сможешь осуществить их. Я не буду вмешиваться, обещаю.

– Ты лучший брат на свете, – шепчет Сэм ему в рубашку. Как же Дин скучал по таким моментам! Пусть он сам и не достиг желаемого, главное – Сэмми доволен. Все будет хорошо.

– В следующий раз, – рассеянно повторяет Дин, – я не подведу.


2. Марк Маккой

Скоро не получается. Дин тщательно заметает следы, но пока он выглядит на свои четырнадцать, о независимости нечего и мечтать. Сэм не перестает зудеть о новом деле, но Дину остается лишь обещать и успокаивать. Вот исполнится мне шестнадцать, говорит ему Дин, и тогда…

Дин дотошно планирует побег из приемной семьи. Крадет деньги на покупку поддельных документов. Учится заводить машину без ключа, пробуя снова и снова, пока не укладывается в тридцать секунд. И самое важное – выбирает в честь этого события подарок для Сэмми.
– Погоди, вот увидишь, что я тебе приготовил, – замечает Дин, и предвкушение в глазах Сэма заражает восторгом и его самого.
Марк Маккой европеец тридцати пяти лет. У него темные волосы и карие глаза.
Он вдовец, по будням продает страховки, а в выходные охотится на оленей, для чего прикупил небольшой домик в лесу. В день своего шестнадцатилетия Дин угоняет машину и привозит туда Сэмми. И они развлекаются с Маккоем, пока каждый его вздох не превращается в бульканье, когда кровь пузырится на разбитых губах. Как и с отцом, сначала Дин дает наиграться Сэму, и только потом наносит последний удар.

Он внимательно следит за глазами тела, медленно перерезая горло. Следит, как они пустеют в момент смерти, как исчезают страх и боль – настроения нет как нет. Дин смотрит на дрожащего от радости Сэма и думает, что с ним самим, наверное, что-то не так.
– Это было офигительно, Дин, – говорит Сэмми, усаживаясь на сиденье рядом. Уже ночь, но горящий позади домик освещает дорогу.
– Рад, что тебе понравилось, – бормочет Дин, заводя машину. Он разворачивается, зациклившись на одних и тех же мыслях, пока гравий хрустит под колесами. – Эй, Сэмми…
– Что, Дин?
Дин о многом хотел бы спросить. Но сейчас брат сидит перед ним с затуманенным от наслаждения взглядом, и все, чего хочет Дин – увидеть этот счастливый взгляд еще раз.
– Сам выберешь следующего? – спрашивает он вместо того, что собирался спросить, и наградой служит крепкое объятие.
– Здорово!
Сэмми тут же погружается в себя, чтобы спланировать и просчитать детали на будущее. Дин слушает его бубнеж и улыбается. Сейчас он чувствует себя почти живым.


3. Джеймс Померан

Избавившись от некоего Джеймса Померана (тридцать два года, европеец, темные волосы и темные глаза, вдовец, завсегдатай местного бара), Дин включает телевизор и обнаруживает, что они привлекли внимание.
– Эй, да мы знамениты, – говорит он Сэму (не Сэмми, четырнадцать – слишком солидно, чтобы быть Сэмми). – Хочешь автограф?
Сэм фыркает и заваливается на кровать Дину под бок. Он пока помещается, но, похоже, ещё чуть-чуть, и вымахает хрен знает каким верзилой.
– С каких пор ты волнуешься из-за захолустных полицаев?

– Не полиция, – Дин машет в строну экрана.– Теперь нами займется Эф-Бэ-Эр, – тщательно выговаривает он каждую букву.

– И пусть себе развлекаются. За что только мы платим налоги своими кровно заработанными?

– Мы не платим налоги, – сухо напоминает Дин.

– Ну, я вопрошаю от имени всех граждан Жопвилла. Пытаюсь проникнуться. Это для меня ново.

– Да, уж точно, – Дин зевает и выключает телек. – И пока ты тут проникаешься, я валю спать.
– Сцуко, – бурчит Сэм, но отползает в сторону, оставляя Дину место. – Я прогуляюсь, – Дин сонно отмахивается. Может, кто-то побоялся бы разрешить подростку шляться по ночам в незнакомом месте, но даже с ФБР на хвосте Сэм прекрасно умеет о себе позаботиться.

4. Икабод Пластер


Каждый раз смертельный удар наносит Дин, и каждый раз он чувствует себя опустошенным и разбитым. Он возвращается к сгоревшим руинам на следующий день после того, как они встретили Икабода (тридцать девять лет, европеец, темные волосы и темные глаза, вдовец, управляет магазином мототехники). Он сидит в машине на другой стороне улицы и смотрит, как полицейские и криминалисты носятся, словно куры с отрубленной головой.

Поначалу синий автомобиль не привлекается его внимания, интерес просыпается лишь при виде прибывших в нем людей. На женщину, что встает с водительского места ему наплевать; его никогда не волновал противоположный пол. Но вот мужчина… Тридцать с небольшим, европеец, темные волосы.
Они только-только закончили с одним телом, и прошло слишком мало времени, чтобы искать новое, но, быть может, Сэм оценит неожиданный бонус. Дин вытаскивает фотоаппарат и делает пару пробных снимков. Минут через пять ему везет: женщина выглядит недовольной, мужчина поворачивается к ней, и это идеальный ракурс. Дин нажимает на кнопку и внимательно разглядывает получившийся кадр.
«Нет, глаза голубые. Сэму не понравится», – отстраненно размышляет Дин, изучая серьезное лицо. – «Не его тип». – И не тип Дина тоже. Обычно нет, но…

Он отрывается от фотки и смотрит на оригинал. Дин не знает парня, не знает, кто он, даже имени не знает, но его уже трясет от жара и тяжести в паху. Будь незнакомец очередным телом – какие проблемы? Но тут все по-другому, и кем бы он ни был, ему удалось затронуть в Дине что-то, что раньше удавалось разжечь только Сэму.
Он ерзает на сиденье и с удивлением замечает, что возбужден. Раньше такого не случалось. Он любит Сэма больше всего на свете, но никогда так на него не реагировал. Дин расстегивает молнию и кладет руку на член, не отрывая глаз от незнакомца. Тот разговаривает с одним из полицейских, сосредоточен и внимателен. Дин закрывает глаза и представляет, как незнакомец таким же жестким и пристальным взглядом смотрит на него самого. Достаточно, чтобы кончить.

Он рассеянно вытирает руку о джинсы и застегивает молнию. Без сомнения, придется кое-что разузнать.

5. Томас Райли

Его зовут Кастиэль. Специальный агент ФБР Кастиэль Новак. Сэм недоверчиво выгибает бровь, когда Дин показывает ему снимок и делится найденной в интернете скудной информацией.
– Этот парень так тебя зацепил?

– Да не в том дело, – раздраженно отвечает Дин, – Ну же, Сэм.
Сэм вертит в руках снимок.
– Ты хочешь его? Я поездил по округе, есть одно местечко, милях в полутора от старой фабрики.

Дин смотрит на Кастиэля Новака, проводит пальцем по лицу на фотографии.
– Нет. Пока просто понаблюдаю за ним, –
Сэм не сводит с него любопытных глаз, и Дин пожимает плечами, пытаясь принять легкомысленный вид, но у него не очень получается. – Всего лишь тело, Сэм.

– Ну дааааа, – отвечает Сэм, поднимая руки в знак поражения. – Не заводись, Дин.

Сэм отправляется за информацией; у него всегда получается лучше, чем у Дина, так что вполне возможно, он узнает больше. Дин садится на кровать и снова разглядывает снимок. Каждый раз накатывает дикая смесь ощущений, но несмотря на возбуждение и дурные предчувствия, как ни удивительно, руки совсем не дрожат. Они, правда, никогда не дрожат, особенно, когда в них нож.

***

Сэм понимает, что Дин выделывается, но ничего не говорит, когда тот аккуратно вырезает глаза у последнего тела (Томас Райли, тридцать один год, темные волосы, темные глаза, вдовец, каждый вечер покупает упаковку пива в одном и том же супермаркете). «Они совершенно не такие, как у Кастиэля», – думает Дин, рассматривая трофеи в тусклом свете. Но, возможно, он оценит контраст.

– И открыточку отправишь? – Дин с облегчением отмечает, что Сэм не проявляет недовольства, а наоборот улыбается.

– А ты что, купил? – в шутку спрашивает он. И смеется, когда Сэм на самом деле вытаскивает открытку: обычный «Холлмарк», с надписью «Думаю о тебе» и рядом изображение ангелочка с пушистыми белыми крыльями. – Охереть, Сэм. Я весь прям онемел.

– Эй, все рано или поздно влюбляются, – подкалывает Сэм. Дин усмехается и тут же чертыхается – у него даже ручки с собой нет. Но проблема сразу отходит на второй план, когда до него доходит смысл сказанного.
– Эээ, что? – он оборачивается к Сэму. – Я не влюблен в него.
– Да ты посылаешь ему глаза на день рождения, – возражает Сэм. – По мне, так просто сохнешь.

– Причем здесь его… – начинает Дин, но вскоре понимает, что Сэм прав. У Кастиэля действительно скоро день рождения. Сэму удалось выбить у «Гугла» больше подробностей, и, судя по всему, некоторые из них прочно осели у Дина в мозгу. – Я подумал, что ему бы понравилось, – запинаясь, заканчивает он, уставившись на глазные яблоки в руках. – Ты же понимаешь.
У Сэма на лице написано, что нет, не понимает, но потом он одобрительно похлопывает его по плечу. Дин вздыхает и аккуратно упаковывает подарки в обычную маленькую коробку из местного магазинчика канцтоваров. Он с грустью смотрит на открытку: подписать на этот раз нечем, но слов «Думаю о тебе» должно хватить для знакомства.

6. Джозеф Эриксон

Больше всего Дину жаль, что не увидит лицо Кастиэля, когда тот откроет подарок. Сэм, явно сжалившись над «по-щенячьи влюбленным братом», как он изволил выразиться, предлагает небольшое путешествие. Идею Дин одобряет, но приличия ради, немного ворчит и спорит.

И вскоре Дин видит его снова. Окно в кабинете Кастиэля довольно большое, и в бинокль видно все до мелочей. В кабинет заходит лысый мужчина постарше, и Дин любуется тем, как внимательно и сосредоточенно Кастиэль слушает его. Когда же лысый выходит, Кастиэль на пару секунд застывает, уставившись в пространство, и Дин многое бы отдал, чтобы узнать, о чем тот думает.

И случайно не с его делом папка лежит на столе? Мысль о свидетеле их с Сэмом игры кажется ужасно привлекательной. Он никогда не считал себя склонным к эксгибиционизму, но картина наблюдающего за ними Кастиэля выносит мозг.

Сэму слежка быстро наскучивает, и ближе к обеду он заявляет:
– Схожу за жратвой. Тебе принести что-нибудь, пока мы тут шпионим за твоим бойфрендом?

– Он мне не бойфренд, – на автомате отвечает Дин, но он смакует про себя это слово. – Черт, Сэм, мы даже не знакомы.

– И в чем проблема? – спрашивает Сэм, склонив голову на бок и невинно улыбаясь – такую мину он выдает их телам, которые частенько недооценивают его силу. – Никогда бы не подумал, что ты застенчив.
– Тут другое, – оправдывается Дин, уже готовый принять заманчивое предложение. – Я не хочу, чтобы он был только телом.
– Ну и не надо. Пошли ему письмо или придумай что-нибудь. Я на сто процентов убежден, что отношения требуют взаимного согласия обеих сторон, а еще оба их участника должны знать, что в них вступили.

– Он изучает мое дело, – указывает Дин, хотя точно и не уверен. Он понятия не имеет о работе ФБР, и маловероятно, что Кастиэль будет заниматься весь день одним-единственным делом. Может, он изучает кого-то ещё. Не Дина и Сэма.

– Не считается, – Сэм не обращает внимания на вспышку ревности в глазах Дина. – Глаза, конечно, неплохи для начала, но в следующий раз будет лучше написать пару слов.
– Я не буду писать гребучих валентинок, Сэм. Сученок, мне что, двенадцать?
– Недалеко ушел, кретин, – самодовольно констатирует Сэм. – Да ты и так уже готов отправить ему букет и сердечко. Признайся, и дело с концом, – он вздыхает и прекращает подначки. – Я действительно рад за тебя, Дин. Но что такого особенного в этом парне? Если он не тело, то что?

Дин подносит бинокль к глазам и вместо ответа смотрит на Кастиэля. У него нет объяснений. Позади слышится вздох, а потом тишина. Сэм явно понял намек и отправился за едой.

Все, что знает Дин – Кастиэль принадлежит ему, и если будет кого выслеживать, то исключительно Винчестеров.

***

Сэм говорит, что ничего глупее быть не может, они обязательно попадутся, но Дину плевать. Он должен встретиться с Кастиэлем, должен понять, как тому удается вызвать эту странную дрожь в груди одним только взглядом. Сэм сучится и ноет, но в конце концов сдается, когда Дин обещает ему решающий удар (Джозеф Эриксон, тридцать восемь лет, темные волосы, темные глаза, вдовец, владелец оружейного магазина).

Кастиэль появляется на месте, в точности как и положено хорошему агенту ФБР. Дин наблюдает, как тот изучает последнюю работу Сэма. Никаких признаков отвращения или ужаса, только предельная сосредоточенность, дотошный осмотр места преступления дюйм за дюймом.

Кастиэль с напарницей останавливаются в гостинице недалеко от автострады. Сэм отвлекает её фальшивым сообщением по телефону, тогда как Дин готовит сцену для первого свидания. Он хватает Кастиэля сзади, когда тот входит в номер, и прикладывает к его лицу тряпку с хлороформом.

После того как он привязывает Кастиэля, есть несколько минут, можно рассмотреть пленника поближе, пользуясь его бессознательным состоянием. Вот блин, даже без сознания он выглядит недовольным. Все, от небрежно завязанного галстука, когда-то хорошо выглаженной, но сейчас изрядно мятой рубашки, до всклоченных волос, красноречивее любых слов вопит о дикой усталости и решимости – два в одном. Он выслеживает Дина, как и Дин, в свою очередь, выслеживает его. Они созданы друг для друга.

– Кастиэль, – тот медленно начинает приходить в себя. – Кастиэль. Кастиэль. Кастиэль. Да что вообще за имя? – Кастиэль следит за ним настороженными, огромными глазами.– Я могу называть тебя Касом?
Кастиэль, не отводя взгляда, прищуривается, и Дин делает глубокий вдох, чтобы не обкончаться прямо на месте.
– Дин Винчестер, – голос сильный и хриплый. Как, оказывается, Дину немного нужно.
– Единственный и неповторимый, – он совершенно не чувствует игривости, что звучит в его тоне, потому что главная потребность сейчас – сжать пленника покрепче и целовать, до крови кусая губы. – Значит, ты охотишься за мной? И Сэмом.

– Что с Анной?
– С кем? А-а-а-а, твоя напарница? Она с Сэмом, наверное. Не волнуйся, мы не по дамочкам, – добавляет он, когда Кастиэль напрягается. – Да и чертовски грязной с ними бы получилась игра, они же и без резни периодически истекают кровью.
– Так для вас это – игра?
Дин молча проводит рукой по небритой щеке Кастиэля и не дает ему отстраниться, хватая за волосы и удерживая на месте. Он видит, как на шее бьется пульс, и до смерти хочет вцепиться в него зубами, но чтобы кожа краснела от желания, а не липких потеков крови. – Да чтоб тебе, – шепчет он больше себе, чем Кастиэлю. Надо же так вляпаться.
– Ты здесь, чтобы убить меня, Дин? – на редкость спокойно спрашивает Кастиэль. Внимание Дина вновь переключается на него, и нет ничего смешнее, потому что убийство – последнее в планах. Во всяком случае, пока наваждение не пройдет.
– Я удивлен, что ты без брата. Ваши игры, насколько я знаю, обычно требуют присутствия двоих, – продолжает он с прежним спокойствием. Дина, впрочем, не одурачить: пульс под его пальцами учащается.

– Ты неплохо меня изучил. Прямо мурашки по коже, Кас.

– Я получил вырезанные глаза. Ты не мог бы объяснить, что они значат?
Дин отстраняется и хмурится. Да куда яснее-то? Кастиэль невозмутимо, даже не поежившись, встречает его взгляд.
– Только хотел поздороваться. Узнал, что ты занимаешься нашим делом. Должно быть, нелегко было все бросить и переключиться на меня.
Кастиэль, похоже, в замешательстве.
– Это моя работа,– говорит он с опаской. – По нашим данным, вы с Сэмом убили четырех мужчин. Пятерых, учитывая вашего отца.
– Старый мудак получил по заслугам. Поверь, мир должен сказать нам спасибо.
– Мы думаем, что вы с Сэмом подвергались насилию, – так же осторожно продолжает Кастиэль, и Дин чувствует поднимающийся волной гнев. – Вы поэтому его убили?

Дин пожимает плечами, пытаясь отрешиться от гула в ушах.
– Теперь ты пытаешься залезть мне в голову? Наше первое свидание ещё не закончилось, а уже за терапию.
– Ваши жертвы, кажется, соответствуют его профилю, – только и успевает сказать Кастиэль, потому что гул в ушах нарастает, и Дин бьет его по лицу. Зуд в руке тут же угасает, возвращая к реальности – к привязанному к стулу Кастиэлю с быстро расцветающим на челюсти синяком.
Дин падает на колени, поглаживая ушиб.
– Прости, – просит он, изо всех сил желая вернуть все обратно. – Я сорвался, прости.

Кастиэль пробует пошевелить челюстью, но от прикосновения не уклоняется, чем вызывает волну тайного трепета.
–Ты убивал их в припадке гнева? – спрашивает он наконец, и Дин усмехается, восхищаясь его настойчивостью. С другой стороны, он бы вряд ли влюбился – и, да, он влюбился – не будь Кастиэль столь упрям.
Кастиэль по-прежнему ждет ответа. Дин второпях прокручивает в голове их разговор.
– Нет. Я же говорил, Сэм хотел немного позабавиться, и все.

– Значит, все только ради Сэма? И ты сам ничего не получаешь?
Дин молчит. Он не зациклен на телах в отличие от Сэма. Но и сказать, что только потворствует брату, нельзя. Ему достается довольная улыбка Сэма. Его брат рядом, а теперь он получает ещё и Кастиэля, собственного агента ФБР.
Он уже готов озвучить все это, когда раздается звонок мобильника. Дин немедленно подбирается. Не отводя взгляда от Кастиэля, медленно забирает у него телефон.
Управление.

Дерьмище.

– Мы с Анной должны были выйти на связь в восемь, – сдержанно поясняет Кастиэль, но его пальцы сжимаются заметно на ручке стула. – И если мы не ответим, они забеспокоятся.

– Твои приятели отъявленные уроды, –сообщает ему Дин, сильнее стискивая мобильник. – Я надеялся пообщаться подольше.

Кастиэль молчит, лишь пристально смотрит на него. Дину нужно собраться, он и так уже достаточно выбит из колеи, да ещё и в одной комнате с агентом ФБР, что может быть хуже? С другой стороны, кое-кто (например, Сэм) мог бы сказать, что он выбит из колеи с того самого момента, как встретил Кастиэля. Дин облизывает губы, пытаясь изо всех сил не думать о том, как сдирает с Кастиэля проклятый костюм и пробует его кожу на вкус. Вместо этого он аккуратно кладет мобильник на стол.

– Может, в следующий раз, – не без сожаления говорит Дин. Часть его хочет похитить Кастиэля и держать его взаперти вечно, но другая часть жаждет сыграть с ним в игру, что в заточении вряд ли возможно. – Я позабочусь, чтобы нас не побеспокоили.

Дин быстро снимает с Кастиэля галстук и завязывает ему глаза. Тот не сопротивляется, не отворачивается, и странная дрожь в груди Дина только усиливается. Боже, как он облажался, но будь здесь даже пекло, уходить зверски не хочется.

Губы Кастиэля немного приоткрыты, и Дин поддается искушению. Он запускает пальцы ему в волосы и целует. Губы податливы, но на поцелуй Кастиэль не отвечает. Дин едва сдерживается, чтобы не укусить его в наказание; но нельзя же ожидать полной капитуляции на первом свидании.
– До встречи, – шепчет Дин ему на ухо. И под телефонную трель исчезает из номера. Он закрывает за собой дверь и глубоко вздыхает, прежде чем позвонить Сэму.

Сэм не очень рад приказу Дина отпустить напарницу Каса, но они, опять же, не по женщинам.
– Надеюсь, ты получил, что хотел, – раздраженно говорит Сэм и отключается.
Дин улыбается и сваливает из гостиницы прочь. Да, уж он свое получил.

7 & 8. Алистер Талбот и Лилит Зазель


Дин мечтает о новой встрече, но Сэм становится дерганым. А ведь Дин и так ему задолжал за то, что тот присматривал за Анной. Алистер Талбот (тридцать пять лет, европеец, темные волосы и темные глаза, вдовец, любит избивать дочь) весьма приятен в «общении», но забава прерывается, когда в магазине объявляется невысокая платиновая блондинка. Один из тех моментов, когда мир вокруг замирает, а затем катится к чертям. Блондинка принимается орать как ошалелая, а в следующее мгновение они бегут так, что земля горит, оставляя за собой два трупа.
Или полицейские пошли прыткие, или они наконец навлекли на себя гнев небес, потому что погоня – сущий ад. Им едва удается уйти, подкупив водителя грузовика и спрятавшись в картошке. Да они все на свете поотбивали на проклятых кочках, пока пересекли два штата. Когда они выбираются на свет Божий, Дин падает с ног, а Сэм в такой ярости, что приходится отобрать у него нож, пока клерку в мотеле не перерезали горло.

Дин сидит напротив Сэма и слушает пламенную речь о том, как можно улучшить их игры. Какие-то обрывки он улавливает, чтобы в нужных местах вовремя поддакнуть, но перед глазами так и стоит момент прибытия полицейских во главе с синей машиной ФБР. И напрашивается единственный вывод: Кастиэль их видел.

Этой мысли не полагается быть настолько захватывающей.

Из-за поспешного бегства у него ничего не осталось на память об Алистере. На следующий день Дин выбирает открытку в местном магазине. Он пялится на чистый оборот, пытаясь собраться мыслями. «Видел тебя на прошлой неделе. Надеюсь на новую встречу», – наконец, пишет Дин и отправляет открытку по почте, пока не передумал. А затем будит Сэма, и они выбираются из города, пока Кас не отследил их по почтовому штемпелю. Если им суждено встретится, то на условиях Дина, а не ФБР.

9. Квентин Маршалл

Сэм все еще в бешенстве от испорченной забавы с Алистером. И Дину совсем не нравится видеть его хмурым и разочарованным, так что когда Сэм хочет следующее тело, Дин не спорит. Он выкидывает из головы мысли о Кастиэле и внимательно слушает детальный план Сэма.

Квентин Маршалл (тридцать восемь лет, темные волосы, темные глаза, вдовец, механик) – быстрая и грязная работа. Сэм вымещает на нем свой гнев, чего никогда не случалось прежде, и Дин волнуется. По возвращении в мотель Сэм падает на кровать, Дин укладывается на другую. Они не разговаривают, и повисшее молчание – плохой знак.

10. Джордан Макаби


Этого стоило ожидать гораздо раньше, но когда Сэм признается, что встретил девушку, Дин словно получает поддых. Сэм смотрит на него фирменным щенячьим взглядом, никак не сочетающимся с ростом и затаенной жестокостью, и протягивает Дину фотоаппарат.
– Она мне нравится. Познакомился с ней сегодня в магазине.

– Для отношений или поиграть? – Дин старается не показать неодобрения. Ведь Сэм поддержал его с Кастиэлем, нужно быть благодарным.

– Для отношений? – мнется Сэм. – Она секси.

Дин растерян. Джессика… девушка, а Дин все-таки не по этой части. Он не женоненавистник, нет, но у них с Сэмом всегда было негласное правило – никаких женщин. В любом смысле: для общения, развлечения или всего остального.
– Так она что… та самая? – Ему чертовски трудно не показать обиду, но он надеется, что обман прокатит.

– Я подумал, мы бы могли задержаться тут подольше. Если ты, конечно, не против.

Дин вздыхает и ерошит волосы.
– Да, Сэм. Мы останемся.

Сэм слишком взрослый бросаться ему на шею, так что просто благодарно сжимает его плечо.
– Я ценю, Дин. И я хочу пригласить её на свидание. Завтра.

– Маленький Сэмми совсем вырос, – с наигранной легкостью отвечает Дин.

– Ты пойдешь со мной?
Дин поспешно мотает головой.
– Нет. Побудьте вдвоем. Только не напивайся и не привлекай внимания. И не жди, что затащишь ее в койку на первом же свидании.

Сэм строит ему рожу, и Дин смеется. Пусть смех звучит немного неловко, но вполне искренне. Сэм также неловко и тепло улыбается в ответ.
– Я возьму машину?
– Только не разбей. Дерзай, Сэмми.

И дела у Сэма идут неплохо. Дин и не знал, что братец умеет так запудрить мозги даме, но следующим вечером приходит сообщение на мобильник: «Я у Джесс. Позвоню завтра». Да он там явно не скучает, и Дин счастлив за него, вот только теперь ему предстоит одному спать в пустой комнате. Чего не случалось с шестнадцати лет.
Он ненавидит себя за то, что злится на Джесс. Сэму она нравится, а Дину всего и нужно – видеть Сэма счастливым. Но ему никогда не приходилось делить брата с кем-то, и он снова чувствует себя опустошенным.

Дин трет глаза. Хватит хандрить, смешно же. Сэм забрал машину, и Дину некуда деваться, но в его распоряжении прекрасный мир интернета. Уж приличной порнухи там достаточно. Хочется пожестче.

Он включает ноут, но вместо порно ищет Кастиэля. И хоть ничего нового о нем в сети так и не появилось, на душе становится легче.
Дин захлопывает ноутбук и отрывает желтоватую страницу мотельного блокнота. От греха подальше он отрывает верхнюю часть, где напечатано название мотеля, чтобы не облегчать ФБР и без того не сложную задачу. Дин достает карандаш и пишет письмо.

***

Кас,
нам пришлось убираться из магазина в спешке, бросив тело, Сэм рвал и метал. Правда, сейчас у него кое с кем встреча, так что у меня появилось время написать тебе. Могу поспорить, что ты трудоголик, который все выходные проводит на работе. Прям как я.

Очень хочется поговорить с тобой снова, но тогда, наверное, мне придется тебя убить. Интересно, мое дело так и лежит перед тобой? Мозгокопатели уже разобрали меня по косточкам? Думаешь, они правы? Я же говорил, все только ради Сэма. Я лишь слежу, чтобы с ним ничего не случилось. Тела иногда слишком громко кричат.

Может, скоро увидимся. Ты там поосторожнее, пока я не приеду.

Дин.


***

Дин хранит письмо во внутреннем кармане куртки. Они остаются в городе на несколько месяцев, и отправить его шанс выдается нескоро. Сэм встречается с Джесс, и это, безусловно, хорошо. Они съезжают из мотеля и снимают квартиру, само собой, под чужими именами.
В том, что Джессика погибает при пожаре, даже есть что-то романтическое. Несчастный случай, наверное, но и дом, и она сама сгорели дотла по необъяснимой причине. Дин тащит Сэма прочь, чтобы не дать ему броситься за ней в огонь. Но уж лучше пусть брат ненавидит его, чем умрет.
Пожар не привлекает много внимания, но все равно попадает в новости, так что из города приходится сваливать. Взгляд Сэма пугающе равнодушен, и голос осипший, когда он признается, что не испытывает к Дину ненависти, просто не хочет с ним разговаривать. Дин пытается не показывать, как ранят его слова Сэма, ведь брату и так несладко. Дин старается не попадаться ему под руку. И отправляет по почте письмо.

Дни проходят в полном молчании. Дин ездит из штата в штат в поисках чего-то, что на самом деле найти невозможно. Он несколько раз пытается заговорить, но черт возьми, Дин не спец по чувствам, а уж тем более по чувствам к женщине. Он готов на все ради Сэма, но понятия не имеет, чего тот хочет.
И все, что не в состоянии сказать Сэму, он пишет Кастиэлю. Не слишком часто, пару раз в месяц, когда тишина давит слишком сильно. Как бы ни хотелось получить ответ, естественно, обратного адреса оставлять нельзя. Но письма хоть немного помогают ослабить жуткое давление в груди.
И в конце концов, у него получается достучаться до Сэма единственным доступным способом: Джордан Макаби (тридцать один год, темные волосы, темные глаза, вдовец, работает на стройке) –подарок Сэму от Дина, и на сей раз он почти испытывает что-то, разрезая горло от уха до уха. На лице Сэма вновь сияет улыбка. Гора падает с плеч, когда тот опускает нож и сгребает Дина в охапку. Хорошо, что Сэмми снова с ним.

11. Луи Данбери


Обычный день, очередная угнанная машина, и внезапно Дин понимает, насколько они изменились. Он косится на Сэма, растянувшегося на пассажирском сидении. Огромный, двадцатидвухлетний лосяра, уже не тот нервный задохлик, что взялся за бритву, чтобы изрезать отца на лоскуты. Длинные космы, и вымахал выше Дина. Но он по-прежнему младший брат, его маленький Сэмми.

Сэм замечает его взгляд и усмехается.
– Смотри на дорогу, а?

Дин быстро отворачивается.
– Заткнись, уж мой стаж побольше твоего, сучка.

Сердце поет, когда Сэм смеется в голос.
– Ага, и кто же протаранил мусорные баки прошлым летом? Чуть не угробил беспризорную кошенцию, что там пряталась.
– Ну не люблю я кошек, – притворно ворчит Дин. Сэм вернулся, его брат вернулся. Дин уже мысленно сочиняет письмо Кастиэлю:
«Сэм пришел в себя, и снова со мной. Ты и не представляешь, Кас, как я счастлив».
А почему бы и нет? Закон не запрещает писать письма, пусть даже они адресованы висящему у него на хвосте агенту ФБР. Кроме того, когда его волновали законы и правила? Ночью, пока Сэм в душе, Дин пишет подробный отчет, особенно выделяя затопившую его радость, когда он опять услышал смех Сэма. Вероятно, писатель из него пиздецкий, но Дин очень старается. Он заклеивает конверт и прячет в карман куртки, когда Сэм выходит из ванной.

На следующий день письмо отправляется адресату. Он бы многое отдал, лишь бы увидеть лицо Каса в тот момент, когда тот читает его письма. Будет ли Кастиэль зол, печален, раздражен, в бешенстве? Или – а вдруг? Дин даже помыслить не смеет – взволнован? Не стоит даже думать, но ведь мечтать не вредно?

Словно сам на себя накладывая епитимью, Дин целый месяц посвящает Сэму. Они колесят по стране, играют в бильярд, любуются видами, даже попадают на пару бейсбольных матчей, словом, делают все, что заблагорассудится. И когда жажда становится невыносимой, Дин берется за подготовку к Луи Данбери (тридцать три года, темные волосы, темные глаза, вдовец, владелец мотомагазина). Сэма отпускает с каждым ударом ножа, и в свою очередь, чувствует облегчение и Дин.
Как только они избавляются от тела, Дин отправляет очередное письмо. Это запретное удовольствие, о котором он помалкивает, но и та самая малость, что позволяет лично себе.


12. Эдвард Гуделл


Требуется время, чтобы Дин осмелился вновь поднять тему, но к счастью, Сэм довольно легко соглашается.
– Думаю, лучше будет устроить все на незнакомой территории. Может, похищение? То есть… ты ведь хочешь оставить его себе?
– И что я буду делать с агентом ФБР? – спрашивает Дин, признавая, что оставить Кастиэля – очень заманчивая идея. – Нет, Сэм, я только хочу поговорить.

– Наедине?
Дин вскидывается, но на лице Сэма лишь искреннее беспокойство.
– Само собой, – как-то ему не по себе.

– Заметано, – Сэм с заметным энтузиазмом крутит шестеренками, продумывая детали к плану по захвату Кастиэля. Дин вносит пару предложений, но именно Сэм тут главный. Они завлекают Кастиэля к заброшенной железнодорожной станции, и тряпка с хлороформом вновь идет в ход. Пленника перевозят в пустой дом, и, пока они перетаскивают его на стул, Сэм успевает разглядеть Кастиэля с головы до ног. Он явно не понимает, что в Кастиэле особенного, но тут Дин ему не помощник, он и сам не знает.

Сэм оставляет их, чтобы присмотреть за входом. Дин проводит рукой по лицу Кастиэля, упиваясь ощущением щетины под пальцами. Вот же бля. Будто мечта становится явью, когда таинственный незнакомец сходит со страниц многочисленных писем в реальность.
Дин с точностью до секунды определяет момент, когда Кастиэль возвращается в сознание: даже притом, что не смотрит на Дина, ритм дыхания меняется. Он медленно открывает глаза, и Дин, замерев, ждет. Когда взгляд Кастиэля фокусируется на нем, глупейшая улыбка расползается по лицу.
– Привет, – машет ему Дин свободной рукой.

– Тебе понадобилось больше времени, чем я думал, – наконец говорит Кастиэль. – Первое письмо я получил два года назад.

– Надо же, так долго? Я был занят.

– Чем именно? – уточняет Кастиэль, не отводя глаз.

Дину приходится собраться силами, чтобы продолжить.
– Ну, как обычно, присматривал за Сэмом. Я простой парень, Кас.

– Так значит, ваши отношения с Сэмом наладились, – и Дин снова лыбится.

– Да. Да, все в норме, – он обхватывает ладонями лицо Кастиэля. – Смерть Джесс он пережил нелегко. Я же писал тебе.

– Я нашел письма довольно занимательными, – осторожно комментирует Кастиэль. Он не уворачивается от рук Дина, но его неподвижность кажется почти вызовом. – Выходит, я ваше следующее тело?

Нелепость предположения смешна.
– Что? Господи, Кас, как тебе в голову пришло? Перестань параноить.

– Ну, учитывая ваш послужной список, осторожность не помешает. Вы же явно тяготеете к мужчинам от тридцати до сорока.

– Да, но ты – совсем другое, – Дин слегка проводит ладонями по лицу Кастиэля, но никакой реакции не следует. – Дело не только в твоих глазах. Черт, я даже не могу объяснить… Сэм, между прочим, думает, что я чокнулся.

– Большинство психиатров с ним бы согласились.
Дин усмехается.
– Что, ты и правда показывал мое дело мозгоправам, а? Знал, что не утерпишь.

– Профайл выглядел вполне предсказуемо, – но Дина не обманешь, он прекрасно знает, о чем Кастиэль умалчивает. Такое досье, как у Винчестеров, не каждый день получаешь. Они особенные.

– И? – не дождавшись ответа, Дин ведет ладони вниз, касаясь губ и большим пальцем проскальзывая в рот. – Ладно тебе, не стесняйся.
– Я думал, ты не захочешь обсуждать отца.

– И почему тебе обязательно вспоминать старого мудака при каждой нашей встрече? – удивленно и зло спрашивает Дин. – Твою же мать, Кас, если бы я не знал правды, то подумал, что тебе он нравится больше меня.

– Я не оправдываю насилие над детьми, – спокойно возражает Кастиэль, – но при этом и не оправдываю выходящую за всякие рамки месть.

– Значит, ты осуждаешь нас с Сэмом? – впрочем, ему больше хочется услышать снова голос Кастиэля, чем его слова. – Тебе никогда не советовали относиться ко всему попроще, Кас? Вытащи палку из задницы, – он убирает палец с губ Кастиэля и ведет им по щеке, оставляя на ней нитку слюны. – Думаю, ты и сам знаешь. У тебя есть подруга?

Дин пытается не выдать себя, но судя по тому, как напрягся Кастиэль, его уловка не прокатила.
– Мы говорим о тебе, а не обо мне.

– Мы говорили обо мне, теперь говорим о тебе. Прежнюю тему не поднимаем, Кас, – тяжело удержаться и не запустить пальцы Кастиэлю в волосы, и тянуть, пока его маска не сорвется. Но это будет нечестно. – Да ладно, что тебе стоит? Мы не убиваем женщин.

– Однако убили Лилит Зазель.
– Это еще кто? – хмурится Дин.
– Мы нашли ее труп вместе с Алистером Талботом, – имени мужчины хватает, чтобы Дин вспомнил. О, да. Та кретинистая блондинка. – Вы теперь перешли на парочки?

– Блин, да просто недоразумение. Идиотка орала, не переставая, думал, уши отвалятся. Сама вынудила её заткнуть. Жаль, недостаточно быстро, ведь пришлось сматываться со всех ног.

– Ты чертовски в этом хорош.

– В умении удирать?
– В импровизации. Уже присмотрели новое тело?
Дин улыбается такой осторожной формулировке.
– Ты же не надеешься, что я рассажу? Последняя попытка сменить тему была намного тоньше, Кас. И опять же, ты не ответил на мой вопрос.
– Какой вопрос?

Дин вынужден признать, что выдержка у Кастиэля что надо. Он сдается и запускает руки ему в волосы, оттягивая голову вниз.
– Подруга. Я серьезно, Кас.

– И поэтому я обязан дать честный ответ? – Чтоб ему, чувак и правда не пальцем деланный. – Какая разница, есть у меня подруга или нет.
Дин тянет сильнее. К ебеням справедливость, уже на нервы действует, что он никак не доберется до Кастиэля.
– Твоя напарница? – Дин сам удивлен, как резко звучат его слова. – Анна? Ты трахаешь её?
– Никогда бы не подумал, что тебя так интересует чужая интимная жизнь, – отвечает Кастиэль, не меняя выражение лица ни на йоту. – Никогда прежде подобного за тобой не замечал.
Волна гнева поднимается словно из ниоткуда. Кастиэль играет с ним, для него все игра, он не понимает, насколько важен для Дина.
– Нет, – злость разрастается внутри, стараясь прорваться наружу. – Только твоя.

Ярость-таки находит выход. Дин сгребает Кастиэля за волосы, запрокидывая голову назад, и остервенело целует до привкуса крови. Кастиэль выгибается в его руках, что только заставляет сжимать его крепче, точно пытаясь отнять каждый вздох.

Он прижимается теснее, и чувствует отчаянное биение сердца Кастиэля. Дин слушает бешеный ритм и медленно смягчает поцелуй, слизывая кровь с губ. В ответ слышится только прерывистое дыхание, а от синевы в глазах Кастиэля остается лишь тонкая полоска вокруг расширенного зрачка.
– Бля, – в страхе и изумлении, оттого что все это принадлежит ему, пусть на миг, но ему, говорит Дин. – Кас, я …

– Перестань, – шепчет Кастиэль, – я тебе не игрушка, Дин.

– Не игрушка, – соглашается Дин, касаясь щеки Кастиэля, и вздрагивает, когда тот пытается отстраниться. Дин никогда не хотел, чтобы Кас смотрел на него, как на монстра. Противник, партнер, но не монстр. – Ты намного важнее, Кас.
На тела, с которыми они развлекаются, Дину плевать, но Кас не тело. Ничего удивительного, что у него стоит – Кас здорово на него действует. С любопытством, слегка потирая, он проводит рукой по паху Кастиэля, и поначалу тот абсолютно спокоен. Но вот когда Дин начинает расстегивать ремень и немного приспускает штаны, то кое-что замечает.
– Кас, – улыбается он, – ну ты и гусь!

Дыхание Кастиэля тяжелеет. Его глаза полузакрыты, и он мотает головой, как бы пытаясь отрицать очевидное.
– Эй, – дыхание становится ещё тяжелее, и Дин начинает волноваться и встряхивает Кастиэля за плечи. – Все же нормально.
– Остановись, – но остановиться Дин не в силах. Кастиэль ещё пытается держать лицо, но Дину больше всего на свете хочется лишить его остатков выдержки. Он кладет ладонь на член Кастиэля и медленно начинает двигать рукой, словно успокаивая норовистое животное. – Все хорошо, – Кастиэль не сдается, и Дин продолжает. – Да ладно, Кас, все не так уж плохо.

Дин охватывает пальцами член и улыбается, получив в ответ сиплый выдох и непроизвольный рывок бедер.
– Вот видишь, – незнакомое головокружительное чувство, которое он испытывает, слишком похоже на счастье. – Не торопись, Кас, я хочу, чтобы тебе было хорошо…

Тот отвечает тихим, надрывным стоном, который отличается от обычно хриплого голоса Кастиэля. Совершенно очарованный, Дин сжимает сильнее и двигает рукой вверх-вниз, пытаясь снова добиться той же реакции.
– Тут нечего стыдиться, – Кастиэль делает последнюю попытку отстраниться. – Ты же никуда не спешишь? И я не сделаю тебе больно. Я бы никогда не причинил тебе боль, – искренне добавляет он.

– Дин, – при звуке своего имени сердце Дина колотится ещё быстрее. – Дин, я…

– Кас, – Дин ускоряет темп, и не требуется много времени: пара резких движений, и почти с отчаянным вскриком Кастиэль кончает. Дин жадно любуется им, стараясь сохранить в памяти, чтобы потом вновь насладиться им. Рот Кастиэля открыт, ресницы вздрагивают и слабый румянец на щеках от удовольствия, которое он получил от Дина — не от какой-то там таинственной подруги, не от левого чужака, а от Дина. – Вот так, ты такой красивый, Кас.

Дин впивается ему в губы, словно желая удержать навсегда стон, что слышит от Кастиэля. Тот уже почти успокоился, когда Дин пропускает пальцы сквозь его волосы, никак не желая отпускать.
Но удовольствие наблюдать за птицей в том и состоит, что птица должна летать на свободе. Дин с сожалением вздыхает и позволяет Кастиэлю отодвинуться. Его глаза широко распахнуты и безумны.

– У тебя не было никакого права так поступать, – говорит он наконец, сломленно и хрипло.

– Я знаю, – отвечает Дин – ничего похожего на извинение, констатация факта.
Кастиэль смотрит ему в глаза. Дин смотрит в ответ, сердце заходится в бешеном ритме, несмотря на напускное спокойствие. Кастиэль первым отводит взгляд, но такое чувство, что именно Дин – проигравший в этом поединке. Он хмурится и трет грудь, будто надеясь в буквальном смысле избавиться от навалившейся тяжести.
– Когда-нибудь все закончится. Ты заслужил не одну смертную казнь, Дин.

Вот умора.
– Ты сидишь в наручниках и со спущенными штанами и пытаешься мне угрожать? – он умолкает, когда Кастиэль резко переводит взгляд на него и мотает головой. – Нет, ты прав. Я мелочен.

– Мелочность – наименьшая твоя проблема, – устало усмехается Кастиэль. – Как, по-твоему, все закончится, Дин?
– Ну, ты бы мог ответить на поцелуй, – наполовину в шутку, наполовину с надеждой отвечает Дин.

Выражение лица Кастиэля не меняется.
– Где ты будешь через десять лет, Дин? Все так же в дороге, неприкаянный, не ожидая ничего, кроме смерти?
– Я даже не знаю, где буду завтра, чувак, а ты говоришь про десять лет?

– Как насчет десяти минут? – Кастиэль так же спокоен, когда Дин обхватывает ладонями его лицо. – И ты должен понимать, если отпустишь меня, я выслежу тебя. И на этот раз ни перед чем не остановлюсь.

– А что, раньше останавливался? Вы охотитесь на нас уже столько лет, и все время отстаете.

– Лишь на пять минут опоздали в случае с Талботом, – возражает Кастиэль, и Дин ухмыляется. Догадка подтвердилась. – Потребуется немного времени, чтобы сократить промежуток.

– У нас и после Талбота были тела, и мы все ещё на свободе. Что, будете сокращать по минуте за случай?

– Ты не можешь бежать вечно. Однажды я поймаю тебя. Если не я, что ж, знай, не только я занимаюсь вашим делом.

– Ну прям новость века. Прости, если я не слишком испуган, Кас.

– Потому что ты привык играть со смертью – тихо соглашается Кастиэль.

– Ты всегда болтаешь о худшем после секса? – спрашивает Дин, и сердце пропускает пару ударов при виде улыбки Кастиэля, совершенно не соответствующей обстановке.

– Всегда.

Удивляясь собственной невозмутимости, Дин гладит его по щеке. Кастиэль сидит смирно, молчаливо позволяя Дину водить пальцами по лицу и шее. И когда Дин щиплет его за соски, единственная реакция – размеренно моргание. Дин опускает руки ему на талию, задерживаясь на голой коже. Для парня за тридцать Кастиэль в хорошей форме.
С сожалением Дин поправляет штаны Кастиэля и застегивает молнию. Тот настороженно ерзает на стуле. Дин вздыхает и отходит подальше.
– Ты так и не ответил на мой вопрос.
– Ты меня отвлек.

– Да. Но ты сам сменил тему. Так все же… Подруга?

Кастиэль смотрит на него, чуть склонив голову на бок. Секунда перед ответом кажется вечностью.
– Женат на работе.

– Агаааа, – вздыхает Дин с огромным облегчением, просто с величайшим в его жизни – Анна?

– Напарник, – медленно произносит Кастиэль, будто дегустируя каждую букву. – И ты, кажется, говорил, что не убиваешь женщин.

– Именно. И если ты ничего не скрываешь, Анна не проблема.
– Мы с тобой не встречаемся, – отрезает Кастиэль, и Дин вынужден умолкнуть. – Не пойми превратно, Дин, я здесь, потому что ты меня заставил. Как только ты меня отпустишь, все закончится. Так или иначе, все закончится.

– Кажется, не очень выгодно тебя отпускать, а? – с победной улыбкой заявляет Дин. – Ну же. Сбавь обороты.

– Ты же отпустишь, – с абсолютной уверенно отвечает Кастиэль.

Дин вздыхает про себя, признавая, что ублюдок прав.
– Сволочь.

Кастиэль молчит, но следит за каждым движением Дина. Поддавшись настроению, Дин наклоняется и снова целует его. На сей раз он почти уверен, что на поцелуй отвечают.

Он медленно выпрямляется. Дыхание Кастиэля немного участилось, и Дин улыбается.
– Я сообщу кому-нибудь, где ты, – обещает он, поднимаясь по лестнице. – До встречи, Кас.

Игра намного веселей, когда Кастиэль идет по следу. Дин поступает правильно. Он кидает ему кость. Риск велик, когда почтой он отправляет Кастиэлю в ФБР сердце Эдварда Годдела (тридцать два года, темные волосы, темные глаза, вдовец, ходит на стрельбище по субботам). Но в общем-то, оно стоит того, что бы ни говорил Сэм.

13. Майкл Лорни

Дин не знает, что и думать, когда однажды Сэм заявляется с Руби. С одной стороны, хорошо, что Сэм вернулся к жизни, хотя и просыпается старая ревность. С другой стороны, да, ревность. К тому же, хоть Дин и не спец в отношениях, не слишком ли быстро Сэм обзавелся новой подругой?

Ладно, пусть его. В конце концов, после Джесс Дин начал относиться ко всему проще. До тех пор, пока Руби не вламывается к ним и Майклу Лорни (тридцать четыре года, темные волосы, темные глаза, вдовец и сержант-инструктор по строевой подготовке в морской пехоте). Оказывается, она отследила их по GPS в телефоне Сэма (у телефонов есть GPS? Кто бы мог подумать).

Дин застывает на мгновенье, уже в отчаянии гадая, как вытаскивать из депрессии Сэма, когда и она умрет, и насколько грязна будет её смерть. Совсем не то, что он хотел показать Кастиэлю. Планы меняются, когда Руби перехватывает ручку опасной бритвы.
– Так, – говорит она. – Шоу продолжается.

Упс… Малость неожиданно. Но Винчестеры действительно мастера импровизации. Дин не совсем понимает, что чувствует в присутствии третьего игрока, но не может отрицать, что у Руби есть весьма впечатляющие идеи.
– Мне она нравится, – говорит Сэм тем вечером, пока Руби принимает душ. – Думаешь, ей можно остаться?

– Ну, – задумчиво отвечает Дин, – она быстро сориентировалась.

– Её родители умерли, и больше никого нет.

Дин вздыхает и ерошит волосы.
– Ладно. Если ты так хочешь, я не против.

Взгляд Сэма смягчается, и Дину немного стыдно за раздражение в голосе.
– Не обращай внимания, Сэм. Если тебе она нравится, я постараюсь вести себя прилично, клянусь.

Сэм окидывает его сочувствующим взглядом.
– Твои-то дела не очень, а?

– Заглохни, сцуко. Кас и я… у нас не без проблем. Но мы над ними работаем.

– Как скажешь, придурок. Да он должен быть рад до беспамятства. Ты отправил ему сердце по почте. Пересылка стоила нам целое состояние; я бы ни для кого не стал так стараться.
– Вау, ты меня поражаешь.

– Проехали, – через секунду Сэм уточняет: – Что насчет Руби?

– Да, – наконец, отвечает он – здесь для него все просто. Для Сэма – что угодно.

Сэм тянется вперед и, к удивлению Дина, обнимает его. Дин вдыхает знакомый запах и обнимает брата.


14. Доминик Aмелило

С Руби все по-другому. После стольких лет вдвоем, присутствие третьего непривычно. Дин рад, что Сэм счастлив, впервые после смерти Джесс. И Руби иногда бесит до невозможности.

Единственная радость – как бы ни был влюблен Сэм, он отказывается взять её к следующему телу. Да, ей повезло застать их за работой, но это не делает её третьим игроком. Игра только для Сэма и Дина.

– В другой раз, – обещает Сэм, когда они возвращаются от Доминика Амелило (тридцать шесть лет, темные волосы, темные глаза, вдовец, работает на стройке). Он смотрит на Дина, спрашивая разрешения. – Мы позволим тебе развлекаться, сколько захочешь.

– Я смогу выбрать? – она капризно надувает губы, и Дин напрягается, предупреждающе глядя на Сэма. Игра – одно, но выбор – долгий процесс, его никто, кроме них не сможет сделать верно. Сэм понимает правильно и отрицательно качает головой. Руби обиженно вздыхает.

Дина не покидает предчувствие, что ещё не конец. Она не остановится, и рано или поздно что-то пойдет не так – Сэм, он сам или игра. В глубине души он надеется, что они избавятся от неё раньше, чем все рухнет.

Гребучая сука, пишет он в очередном письме Кастиэлю. Все будет хреново, Кас. Я знаю.


15. Ричард Хэррис

Их встреча с Ричардом Хэррисом (тридцать пять лет, темные волосы, темные глаза, вдовец, управляет скотобойней) проходит гладко, несмотря на присутствие Руби. Собственно говоря, она ещё послушнее, чем обычно, с готовностью и повиновением выполняет каждую команду. Сэм лучится счастьем, но Дина не покидает дурное предчувствие.
Он ревнует. Дин вздыхает и говорит себе, что Сэм взрослый, и Дин знал давно, что не сможет удержать его при себе вечно. Живи с этим, Дин.


16. Руби Алистер

Все случается намного быстрее, чем они могли представить. Тело как тело – мужчина, чуть за тридцать, темные волосы и темные глаза. Похитить его было несложно, место скрыто идеально – должно быть, во всяком случае. Едва Сэм успевает сделать на теле третий надрез, как хлопает дверь.

– ФБР! Руки вверх!

Нет слов, чтобы описать происходящее. Дин оглядывается: все и так ясно – Руби. Один взгляд на ее лицо, и Дин знает.
– Ты привела полицейских, – говорит он с абсолютной уверенностью.

От её улыбки веет холодом.
– Ты всколыхнул болото, убив Лилит. И вам повезло, что тут только ФБР по ваши задницы, но что поделать, я всегда слишком добра…

Не успевает Дин подумать, как Сэм бросается вперед. Руби потрясенно смотрит на торчащий в животе нож, который Сэм вколачивает со всей нежностью и злостью обманутого любовника. Дину на него даже глянуть страшно, так что сосредотачивается на страданиях Руби. Ему бы радоваться своей правоте или бояться ФБРовцев у двери, но накатывает полная апатия.

Они в заброшенном домике в лесу, на втором этаже. Дин сметает с подоконника большую часть слежавшейся пыли и выглядывает наружу. Темно, и наверняка дом окружен. Выбора все равно нет.

Прыжок со второго этажа, конечно, не смертелен, но высоты хватает, чтобы пораниться. Сэм плюхается тяжелее Дина и бледнеет – слышится зловещий хруст.
– Вот же б… – и его боль отдает тошнотой в желудке Дина. – Дин, нога…

– Давай, – Дин перебрасывает руку Сэма через плечо. – Не будь слабаком, – скрипит он сквозь сжатые зубы, когда Сэм пытается идти и вновь опускается на землю. – Сэм, давай, поднимайся.
Шаги уже близко. Дин пробует еще раз, но Сэм облажался, а Дину не хватит сил тащить его на себе. Да и куда им отсюда деться? Из темноты появляются смутные фигуры, приказывают сдаться; мир Дина сжимается до них с Сэмом и…
При всей нелюбви к огнестрелу, со времен Джона они оба неплохо с ним управляются. Дин встречает взгляд Сэма и читает в его глазах план действий. Они нечасто пользуются оружием, но учились годами: подъемы с рассветом, ночные кроссы, колотушки за промахи, голодовка за чуть хуже, чем «идеально», похеренные обещания плюс потное тисканье и алкогольный перегар в лицо.

Идеальное взаимопонимание – и затем Сэм вынимает пистолет, прицеливается и начинает стрелять.

17. Сэм Винчестер


У Дина в ушах звенит, и мир на редкость четок даже в тусклом свете луны. Дин смотрит вниз и видит лежащего на земле Сэма, его глаза полуоткрыты и пусто смотрят в небо. Выражение лица до странности безмятежно, вопреки влаге на ладонях Дина.

Кто-то тащит его прочь от брата, и Дин пытается резко обернуться, но движения удивительно вялы.
– Сэм, – зовет он, и имя на вкус сухо отдает мертвечиной. Может, Сэм и не отвечает, потому что Дин не может издать ни звука.

Или потому, что он уже никогда не услышит Дина.

– Сэм! – кричит Дин громко, разрывая повисшую тишину. – Отвалите от меня. Я убью вас всех, сукины дети, – и он убьет, он и худшее делал ради своего брата.
Кто-то обхватывает его, обхватывает настолько сильно, что крик умирает на губах.
– Дин. Все кончено.

– Нет, – он и сам слышит, как фальшиво звучат слова. – Ты не можешь, Кас, пожалуйста.

– Нет, – коротко отвечает Кастиэль. – Я могу.

Три слова. Достаточно, чтобы сломать его, силы покидают Дина, и осознание выбивает почву у него из-под ног. Дин смотрит Сэму в лицо, и притягивает к себе, словно отчаяние может вернуть ему брата, оживить его. Кровь вокруг серебрится в лунном свете, и Дину стоит труда не броситься в неё – такая пустота в груди.
– Дин.

Настойчиво и хрипло. Дин отводит глаза от крови и Сэма и встречается взглядом с Кастиэлем.
– Ты ранен, – Дин недоверчиво качает головой. Да, он, конечно, по ощущениям – кишки вываливаются на землю, но с каких это пор душевная боль стала видимой? Смешно, право. И он смеется. Надо же, он ещё и смеяться способен в такой момент.

Он чувствует, что Кастиэль снимает с него куртку. В каком-то смысле Дин получил желаемое, но растущая боль в груди, кажется, здорово мешает радости.
– Он умер, – говорит он Кастиэлю, желая убедиться.

Кастиэль серьезен. Застывшее лицо мешает рассмотреть что-то, кроме обезличенного правосудия.
– Ты знал, что к этому идет.

– Не думал, что так быстро, – тихо отвечает Дин, уставившись на Сэма. Он не похож на мертвого. Словно спит. Не будь крови, Дин бы решил, что Сэм его дурит. – Не думал, что все так случится.

– Я предупреждал, – Кастиэль кажется грустным. Дин смеется снова, сильнее. Какая же нелепость. Знакомый вкус железа во рту прерывает смех, заполняет рот полностью, и он смотрит на Кастиэля. Тот проводит большим пальцем по губам Дина до странного нежным и благоговейным жестом. – Кровь. Нужно отвезти тебя в больницу.
– Не стоит. Наверное, все к лучшему.

18. Дин Винчестер

Он оседает – сил нет никаких. Кастиэль ерзает, пытаясь удержать его вертикально. Мир колышется, и Дин закрывает глаза в попытке остановить головокружение. Когда он открывает их снова, видит небо – головой лежит на коленях Кастиэля.
– Значит, я-таки получил по заслугам? Судьба сука, – говорит ему Дин. Слова невнятны, лицо немеет, но без сомнений, Кастиэль понимает его. – Кас, я …

Он не заканчивает фразу, но Дин уверен, что Кастиэль понимает. Дин сосредотачивается на взгляде ярких синих глаз, принимая его обещанием грядущего.

Пальцы нежно перебирают волосы, и Дин вздыхает, чувствуя, как наконец его отпускает.
...на главную...


декабрь 2018  
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31

ноябрь 2018  
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930

...календарь 2004-2018...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Законченные фики
2018.12.04
Без слов, без сна [4] (Гарри Поттер)



Продолжения
2018.12.10 14:06:11
Заметки в дорожной пыли [1] (Оригинальные произведения)


2018.12.09 21:32:12
Чай с мелиссой и медом [0] (Эквилибриум)


2018.12.09 21:31:36
Аутопсия [10] (Гарри Поттер)


2018.12.08 21:38:36
Фейри [4] (Шерлок Холмс)


2018.12.07 16:40:05
Рау [0] ()


2018.12.06 12:21:51
Истории о [0] (Сверхъестественное)


2018.12.06 03:48:43
Вынужденное обязательство [3] (Гарри Поттер)


2018.12.04 14:54:24
The curse of Dracula-2: the incident in London... [11] (Ван Хельсинг)


2018.12.03 21:02:52
Змееносцы [9] (Гарри Поттер)


2018.12.03 10:21:27
Ноль Овна. Астрологический роман [2] (Оригинальные произведения)


2018.12.02 20:49:42
Браслет [5] (Гарри Поттер)


2018.12.01 08:58:51
Не забывай меня [6] (Гарри Поттер)


2018.11.26 16:30:40
Охотники [1] (Песнь Льда и Огня, Сверхъестественное)


2018.11.24 20:38:50
Игра вне правил [28] (Гарри Поттер)


2018.11.22 01:17:16
Амулет синигами [113] (Потомки тьмы)


2018.11.20 22:34:54
От Иларии до Вияма. Часть вторая [14] (Оригинальные произведения)


2018.11.20 18:49:34
Слизеринские истории [140] (Гарри Поттер)


2018.11.20 17:57:47
Солнце над пропастью [106] (Гарри Поттер)


2018.11.20 02:50:05
Путешествие в Гардарику [1] (Оригинальные произведения)


2018.11.18 08:54:46
Издержки воспитания [14] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина, Робин Гуд)


2018.11.12 02:41:05
Поттервирши [15] (Гарри Поттер)


2018.11.06 08:03:45
Сыграй Цисси для меня [0] ()


2018.11.05 15:29:28
Быть Северусом Снейпом [235] (Гарри Поттер)


2018.11.05 15:21:33
The Waters and the Wild [5] (Торчвуд)


2018.11.03 12:40:00
Косая Фортуна [16] (Гарри Поттер)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2018, by KAGERO ©.