Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Гостевая
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Волдеморт: Стакан наполовину пуст.
Дамблдор: Стакан наполовину полон.
Снейп*ворчливо*: В следующий раз вам антипохмельное будет Кребб варить!

Список фандомов

Гарри Поттер[18210]
Оригинальные произведения[1136]
Шерлок Холмс[695]
Сверхъестественное[432]
Блич[260]
Звездный Путь[246]
Мерлин[225]
Робин Гуд[215]
Доктор Кто?[206]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![178]
Белый крест[177]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[169]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[130]
Звездные врата: Атлантида[119]
Нелюбимый[119]
Произведения А. и Б. Стругацких[102]



Список вызовов и конкурсов

Winter Temporary Fandom Combat 2017[22]
Фандомная Битва - 2016[26]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[46]
Фандомный Гамак - 2015[4]
Британский флаг - 8[4]
Фандомная Битва - 2015[48]
Фандомная Битва - 2014[15]
I Believe - 2015[5]
Байки Жуткой Тыквы[1]
Следствие ведут...[0]
Still Life[7]



Немного статистики

На сайте:
- 12276 авторов
- 26814 фиков
- 8260 анекдотов
- 16913 перлов
- 639 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...


Данный материал может содержать сцены насилия, описание однополых связей и других НЕДЕТСКИХ отношений.
Я предупрежден(-а) и осознаю, что делаю, читая нижеизложенный текст/просматривая видео.

Мечтать не вредно

Автор/-ы, переводчик/-и: NikMac
Бета:Sonnei
Рейтинг:PG-13
Размер:мини
Пейринг:снарри
Жанр:Fluff, Romance
Отказ:HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. (с) and J.K. Rowling
Фандом:Гарри Поттер
Аннотация:Нежное снарри с детским рейтингом, написанное в подарок для замечательного человека.
Комментарии:Слэш, флафф, AU+OOC+обоснуй из серии «просто автору так захотелось».
Мини на 5,1 тыс.слов.
Каталог:Пост-Хогвартс, AU, Книги 1-7
Предупреждения:слэш, OOC, флафф, AU
Статус:Закончен
Выложен:2011.11.05 (последнее обновление: 2011.11.05 14:28:13)
 открыть весь фик для сохранения в отдельном окне
 просмотреть/оставить комментарии [18]
 фик был просмотрен 9759 раз(-a)


Посвящается Черногривке.

– Кроме того, с чувством глубочайшего удовлетворения...

Гарри постарался сдержать тяжкий вздох. Конечно, он знал, что ни одно доброе дело не остаётся безнаказанным, но победа над Волдемортом, очевидно, была слишком хорошим делом, поэтому Министерство магии приложило вызывающие уважение усилия, чтобы во всей красе оправдать народную мудрость. Церемония награждения длилась третий час, из которых два с половиной он провёл на сцене, слушая занудные речи и шум собравшейся толпы, которую не видел из-за бьющего прямо в глаза яркого света.

Очередной чиновник замолк, и Гарри вскинул голову, почуяв скорое освобождение из «плена», но нет, увы, рано обрадовался. На трибуну взошёл сам Министр, которому, судя по объёмному свитку в руках, тоже было что сказать народу.

Теперь только и оставалось, что прикусить щеку изнутри и начать считать перепрыгивающих через забор овец. Практика показала, что этот способ убивания времени – самый эффективный. На счёте четырнадцать глаза стекленели, на двадцати пяти – мысли превращались в вязкий кисель. Секрет успеха состоял в том, чтобы не останавливаться, даже запутавшись в цифрах. К сожалению, Гарри слишком хорошо помнил, что после пятисот шестидесяти семи никак не могло идти девятьсот сорок.

Рядом, по левую руку от него, сидел Рон, чуть дальше – Гермиона, а затем другие несчастные, которых сегодня чествовало Министерство. Но если из-за «тёплой и дружественной атмосферы настоящей встречи» Гарри от скуки уже был готов на стену лезть, то его друзья чувствовали себя намного лучше. Они сидели, взявшись за руки, изредка сдавленно хихикали по понятной только им двоим причине, сверкали глазами и пламенели румянцем.

Он старался в ту сторону вообще не смотреть.

– Перед лицом будущих поколений...

Гарри коротко глянул на Министра, чью мощную фигуру чудно уродовала полосатая всех цветов радуги мантия. Из кармана высовывался ещё один свиток с речью – по толщине точно не меньше первого.

Горестный вздох сдержать не удалось. Это никогда не кончится!

Мечта убраться отсюда подобру-поздорову – и подальше-подальше! – стала терзать ещё яростней, заслоняя собой все желания, которые он когда-либо испытывал. Воспоминание о прыгающих через изгородь овцах снова позволило отключиться от происходящего хоть ненадолго.

– ...и наконец награды нашли своих героев!

Собравшиеся засвистели и зааплодировали так громко, что задремавший Гарри вскочил с места – и, к счастью, как раз вовремя.

Возле него стоял Министр, в сопровождении улыбающейся во все тридцать два зуба девушки с букетами цветов и гоблина, держащего в руках открытую шкатулку. На чёрном бархате покоились те штуковины, из-за которых все здесь сегодня и собрались, и Гарри почувствовал огромное облегчение. Сейчас наградят, и эта докука закончится. Правда, кто-то там что-то говорил про фуршет, но он твёрдо решил: нет, ни за что, хоть на головах стойте. Ещё пара минут, и от него тут даже следа не останется.

– Гарри Джеймс Поттер!.. – произнёс Министр торжественным тоном, и Гарри в ужасе прикрыл глаза: оказывается, это ещё не конец!

Но, слава Мерлину, Министр пытал его недолго – всего каких-то жалких пятнадцать минут, – и новенький орден оказался приколот к «груди, в которой бьётся самой чистое и мужественное сердце во всей Англии, а то и мире», «самые благородные руки» приняли шуршащий и колющийся веник, а язык наконец мог отдохнуть от заранее подготовленных слов благодарности.

Рон – вот же придурок – не смог сдержаться и зафыркал, как мул, в самый прочувствованный момент ответной речи. Когда Министр с девушкой и гоблином приблизились к другу, Гарри приготовился вкусить плоды скорой мести. Он-то уже свою награду получил и положенные минуты позора пережил, а вот тому сейчас отдуваться придётся. Беканье и меканье приятеля доставило Гарри огромнейшее удовольствие.

Скучать пришлось ещё часа полтора, пока Министр не добрался в чреде награждаемых до последнего, но «далеко не последнего из тех, кто своими героически усилиями приблизил час Великой Победы». Этого момента Гарри ждал с нетерпением. Во-первых, испытание бюрократией и официозом подходило к концу. Во-вторых, ведь страшно же любопытно, чем ответит Снейп на поздравления и высокопарные речи.

– Ну и традиционно, что бы вы хотели сказать собравшимся, мистер Снейп?

Тот зловредно ухмыльнулся. Гарри удалось разглядеть его гримасу даже со своего места, хотя для этого ему пришлось балансировать на двух задних ножках скрипучего стула и вытягивать шею.

– За свои труды, как многие до сих пор считают, меня следовало вознаградить пожизненным сроком в Азкабане...

Очевидно, тех самых «многих» в зале хватало – театральная пауза позволила им одобрительно похлопать в ладоши и посвистеть.

В наступившей тишине Снейп продолжил:

– Безусловно, я благодарен смягчению наказания до необходимости вытерпеть пять самых нудных часов за всю мою жизнь.

Лицо Министра вытянулось, девушка опустила готовый к вручению букет, гоблин мерзко захихикал.

– Спасибо за это, – как раз говорил профессор, когда забывший о необходимости держать равновесие Гарри грохнулся со стула, окончательно превратив церемонию в фарс.

Министр вернулся к трибуне степенным шагом. На его лице играла доброжелательная улыбка, но взгляд, доставшийся Гарри, метал громы и молнии.

– Итак, – заговорил осточертевший всем оратор, и общий тяжкий вздох прокатился по залу. – Нет, нет, не стоит так пугаться. Я вас надолго не задержу. Осталось лишь сделать общий портрет победителей с орденами в руках. Готовьтесь теперь получить свою самую главную награду, дорогие мои! А мы тем временем дружно пожелаем вам всяческого благополучия.

Награждённых согнали в центр сцены. Гарри держал двумя пальцами орден и скалился в объектив колдокамеры, вспоминая недобрым словом данное накануне обещание вести себя хорошо, и испытывал одно желание – убраться отсюда далеко-далеко, в тихое, спокойное, пустынное место, где не будет ни Министерства, ни восторженной толпы, а лучше – вообще ни души.

– Мы от всего сердца благодарим наших героев и желаем им исполнения самых заветных мечтаний. Сейчас весь мир открыт для вас, дорогие мои! Ура! – провозгласил Министр, и собравшиеся в зале дружно захлопали и закричали.

Это было уж чересчур. Как же Гарри захотелось оказаться подальше от этого людского хаоса, спрятаться где-нибудь на необитаемом острове, где его никто не найдёт, где он сможет хоть какое-то время отвлечься от исполнения обязанностей супергероя и, наконец, ото всех и всего отдохнуть!

Он закрыл глаза, представляя тихое убежище, наслаждаясь нафантазированным покоем и всеми силами отгораживаясь от рева толпы. В следующий миг кто-то ударил его в живот, прямо в солнечное сплетение, рывком поднял в воздух, так что пол выскользнул у него из-под ног, перед глазами всё завертелось и ветер засвистел в ушах...

А потом всё резко стихло.

Гарри, чувствуя себя так, будто у него мигом выдернули все кости, лежал лицом вниз. Неприятное ощущение песка, прилипшего к губам и немедленно заскрипевшего на зубах, стоило приоткрыть рот, заставило его подумать, что в Министерстве к уборке относятся из рук вон плохо.

Идиотская мысль!

С трудом он огляделся по сторонам. Сцена, Министерство, друзья – всё исчезло.

Волны набегали на песчаный берег, над головой раскачивались огромные пальмовые листья, а ещё выше по бирюзовому небу в неведомую даль плыли величавые облака.

Гарри ущипнул себя за руку.

Больно.

С трудом он встал, отметив про себя, что рывок порт-ключа сложно спутать с чем-то другим. Что явилось средством, доставившим его в неизвестное сюда, тоже понятно – орден Мерлина висел у него на груди, всё так же пришпиленный к пурпурной ленте.

Вокруг не было ни души, лишь птицы важно расхаживали у кромки прибоя. Гарри завертел головой. Изумрудное море и негустой пальмовый лес – вот и всё, что он видел, насколько хватало взгляда.

Это нападение террористов?

Не самое разумное предположение. Если бы кто-то захотел выкрасть его таким хитрым способом, то тропический рай вряд ли стал бы местом встречи с убийцами.

Тогда, может, это месть министерских?

Гарри вспомнил кислую мину Министра и затряс головой. Нет, этого болтуна можно подозревать только в попытках заговорить окружающих до смерти.

Случайность?

В случайность не верилось совершенно.

Тогда что же это такое? И куда подевались друзья?

Гарри покричал, зовя Рона и Гермиону, но никто ему не откликнулся. Только ветер шалил с листьями пальм, и важно переговаривались между собой большие белые птицы.

Гарри ещё раз себя ущипнул.

Больно и горько. Жутко обидно! Эх, запрокинуть бы голову и повыть на луну, пусть её пока и не видно.

Если б он знал, что всё так обернётся, то пожелал бы чего-то действительно стоящего. А так... Ну что за глупость захотеть попасть на необитаемый остров в море-океане и чтоб ни души на многие мили вокруг! Кто же знал, что исполнение мечты, обещанное Министром, не одно из пары тысяч преувеличений в его занудной речи? Собственная недогадливость, как и порыв ветра, заставили Гарри поёжиться, а затем бессильно опуститься на прогретый солнцем белый песок.

День клонился к вечеру, есть хотелось зверски, а ещё – в туалет.

Последнее заставило Гарри встать и начать решать проблемы в порядке их важности. Волшебная палочка, его верный друг и товарищ, лежала в кармане, так что и с пропитанием проблем не возникло. Сок из кокосовых орехов показался чересчур сладким, а мякоть чрезмерно жёсткой. Так что Гарри не стал отказываться от дегустации плодов неизвестных ему деревьев и кустарников.

Останавливаясь, чтобы насытиться и отдохнуть, он медленно побрёл по берегу моря куда глаза глядят.

На вкус больше всего ему понравились бананы. Зеленоватые и слишком мелкие, внутри они были твёрдыми и сладкими одновременно.

Поев, он повеселел, но через пару часов, устав от ходьбы и непривычной пищи, вновь впал в уныние. Остров оказался большим, пальмы всё не кончались, волны всё так же упорно накатывали на песчаный берег, как и в начале пути. Солнце садилось, стало темнее и холоднее, и Гарри, углубившись в кусты, принялся устраивать себе лежбище на ночь. Он трансфигурировал камень в подобие кровати, пальмовые листья превратил в пушистый плед, матрас и подушки.

Проснулся он ночью. Неизвестный, но явно злобный и опасный зверь выл невдалеке, шумели ночные птицы, море и вездесущий ветер в кронах пальм над головой. Ночное небо было глубоким, совершенно бездонным и синим, звёзды сверкали, как бриллианты на чёртовом ордене, втравившем его в такую западню.

Гарри покрутил в руках драгоценную безделушку, испытывая огромное желание зашвырнуть её подальше в кусты. Спать больше не хотелось. Он лежал на кровати, подложив руки под голову, и любовался звёздами, не думая ни о чём. Беспокоиться было поздно – он уже и так влип по самое не балуйся. Оставалось наслаждаться процессом.

«Завтра первым делом я построю дом», – решил он как раз, когда камень вернул свою первоначальную форму. Гарри побарахтался в подушках и одеялах, через пару минут тоже превратившихся в листья. Кляня себя и всё вокруг, он побрёл к морю – на открытом месте в свете звёзд колдовать должно быть удобнее.

Он нашёл подходящее полено и успел отрастить ему ножки, когда заметил ярко-жёлтый огонёк вдали. Тот то появлялся, то исчезал, призывно мигая из темноты, будто маяк.

Бросив попытки с комфортом устроиться на ночь, Гарри вытряхнул из обуви песок, зажёг Lumos на кончике волшебной палочки и отправился в путь. Долгая дорога по берегу моря, а потом и по заросшему кустами пальмовому лесу привела его к ручью. Он напился, наконец избавившись от привкуса кокосового молока во рту, и поспешил дальше.

Свет приближался медленно, но Гарри всё же добрался до цели: покрытой пальмовыми листьями небольшой хижины, стоящей на высоких столбах. Для того чтобы попасть внутрь, пришлось подниматься по лестнице. Гарри не стал кричать приветствия из темноты. Ему совершенно не хотелось пугать хозяев неожиданным и поздним визитом. Внутренне готовясь объясняться с туземцами, он осторожно отодвинул в сторону мелодично зашумевшие деревянные занавески и вошёл.

Уютный вид – первое, что оценил Гарри, бросив взгляд внутрь. Всё здесь было сделано с любовью к красоте и заботой о комфорте: циновки на полу, плетеные шкафчики, столы и кресла, покрытая разноцветным покрывалом большая кровать. В очаге, расположенном в центре комнаты, весело трещал небольшой огонь, распространяя приятный аромат дыма и древесного угля. На столе стояли зажженные свечи.

Хозяин сидел в повёрнутом к огню кресле и, судя по шелесту страниц, что-то читал. Из-за высокого изголовья Гарри удалось разглядеть только черноволосую макушку. Ну и судя по размеру кресла и просвечивающему силуэту сидящего в нём, тот был высок и худ.

Гарри медлил, отчаянно ища убедительные слова, чтобы его не вышвырнули вон и предоставили ночлег. Получить ужин и завтрак тоже было б неплохо, а ещё лучше – координаты ближайшего места, куда можно аппарировать.

– Сэр! Прошу прощения, сэр! – негромко заговорил Гарри, оставаясь у порога и приподнимая руки – показать, что безоружен.

Кресло скрипнуло, когда хозяин домика встал и развернулся.

Гарри в ужасе отступил назад, рискуя скатиться с лестницы и сломать себе шею.

В маггловских джинсах и разноцветной рубашке, босиком и с глянцевым журналом в руках, но как бы там ни было, перед ним совершенно точно стоял Снейп.

– Сэр? – заговорил Гарри и скривился, услышав дрожь в голосе. – Профессор, это точно вы, я не обознался? – твёрже сказал он и постарался улыбнуться. – То есть... Извините. Я всего лишь хотел спросить... Э-э... Вы не могли бы помочь мне разобраться, где я вообще нахожусь? И пока... прошу прощения, что помешал, но не выгоняйте меня сейчас. Можно мне присоединиться к вам? Вы разрешите? Только на эту ночь, сэр. Не навсегда, я не буду вам мешать, а лишь на эту ночь, а утром я уйду. Вы мне только координаты дадите, и я тотчас покину вас.

Судя по выражению лица Снейпа, покинуть дом Гарри предстояло гораздо быстрее, чем завтра.

– Что вы тут делаете, Поттер? – хрипло спросил тот и коснулся шеи нервным жестом.

– А вы?

Снейп выпрямился, гордо расправив плечи, и, швырнув журнал в кресло, скрестил руки на груди.

– То есть, сэр, – забормотал Гарри, понимая, что ещё секунда – и его спустят с лестницы, – я не вправе спрашивать у вас, что вы тут делаете...

– Разумно.

Похвала заставила Гарри поёжиться и немного приободрила.

– Я скажу, что делаю тут сам. Я... Э-э... В общем, я не знаю. Я как-то вдруг здесь оказался, сам не понял как. Вы поможете мне выбраться отсюда, правда?

Снейп приблизился, обошёл кругом, тронул плечо, потрепал по щеке. От неожиданности Гарри даже не успел увернуться.

– Сэр? – следовало немедленно узнать, что чертовски странно ведущий себя Снейп от него хочет.

Тот же рассматривал его с видом одновременно полным удовлетворения и любопытства.

– Вежливый, не кричит, не знает, как сюда попал, – бормотал профессор, заставляя Гарри нервно вздрагивать от терзающих душу предположений, что нарвался он то ли на настоящего, но внезапно заболевшего на голову Снейпа, то ли на его двойника.

– Как вы считаете, Поттер, это моя вина, что вы оказались тут?

Гарри счёл разумным ответить уклончиво:

– У меня нет причин так считать.

– Не винит меня во всех смертных грехах, к тому же очевидно умён.

Столько комплиментов от Снейпа Гарри в жизни не слышал. Да чёртов ублюдок до этих самых пор его вообще ни разу не похвалил. Разительная перемена укрепила подозрения, что с этим Снейпом дело не чисто.

Да не Снейп это!

Тем более выглядел он крайне странно. Гарри мельком глянул на босые ступни профессора, его потёртые джинсы и цветастую рубашку и преисполнился ещё больших подозрений. Улыбка же, настоящая, всамделишная улыбка – тёплая и уверенная, смягчившая тонкие губы профессора и сделавшая его лицо намного симпатичнее обычного, заставила Гарри всерьёз задуматься о том, что если это не сон...

Он изо всех сил ущипнул себя за бедро и скривился от резкой боли.

М-да, раз уж проснуться не получается, то может... А вдруг он умер и попал в... хм... Это ад? Или рай? Что это за чёртово место?

– Вы голодны, Гарри?.. М-м... Вы ведь не против, если я буду называть вас Гарри?

Во-первых, Снейп – если это Снейп, конечно, – назвал его по имени, во-вторых, собрался о нём позаботиться. Гарри просто не знал, что ответить. Сорвавшийся с его губ невнятный хрип был принят за «да».

– Тогда прошу к столу. Как вы относитесь к блинчикам с банановым вареньем и горячему шоколаду? Думаю, неплохо. Пирог с патокой – это ведь ваше любимое блюдо, не так ли?

Гарри рухнул на любезно выдвинутый для него стул, услышав последнее предложение. Снейп, который обращал внимание на то, что он любит, а что не любит, не укладывался в голове. Абсолютно невозможное чудо!

Но он стоял рядом. Открытая улыбка и морщинки в уголках смеющихся глаз до неузнаваемости изменили резкие черты обычно сурового лица. Яркие цвета рубашки и джинсы заставили думать о невозможном. Когда же профессор завязал волосы в хвост и принялся готовить обещанное лакомство, Гарри твёрдо сказал себе, что этого человека не знает.

Он так задумался и засмотрелся, что даже позабыл спросить, где всё-таки находится и как отсюда вернуться домой. Заворожённый и очарованный необыкновенной картиной, Гарри наблюдал за готовящим еду профессором, пока перед носом не появилась тарелка с горкой свежевыпеченных блинчиков и чашка ароматного густого напитка.

– Это мне, сэр?

– Да, конечно.

Снейп сел напротив и лукаво улыбнулся. Лукаво – это значит, не как злобный и хитрый чёрт, а как человек, находящий собеседника занятным, а беседу с ним – забавной.

– Ешьте скорее.

– Спасибо.

Гарри обнял горячую чашку обеими руками. Аромат шоколада, стоило поднести её ближе к носу, показался совершенно чарующим.

– Можешь называть меня Северусом, к слову.

Гарри едва не поперхнулся, а рука дрогнула.

– Вы уверены, сэр? – спросил он, предварительно слизав украсившие его горячие шоколадные усы.

– Конечно.

Он смотрел в лицо Снейпа так долго, что тот посчитал нужным спросить:

– Тебе не нравится шоколад?

– Нравится, – ответил Гарри и отвёл взгляд.

Происходящее странно подействовало на него. То ли сон, то ли неведомое волшебство, то ли попадание в альтернативную реальность – Гарри всё никак не мог решить, что же с ним произошло, – но теперь оно казалось ему одним из самых привлекательных событий в жизни. Тишина и покой, тропический остров, добрый и заботливый Снейп, просящий называть себя Северусом... Странно, конечно, но и чертовски здорово одновременно.

– Ты совершенно сонный.

– Ч-что?

– Давай-ка допивай и доедай, и будем ложиться спать, – сказав это, Снейп потянулся через стол и украл с тарелки один из двух оставшихся блинчиков.

Гарри проследил за исчезновением невероятно вкусного, сделанного из фруктового пюре лакомства и невольно облизал губы. Ему действительно нравилось сидеть вот так напротив улыбающегося Снейпа, крадущего с его тарелки блинчики. А вот спать... Проблема заключалась в том, что кровать в маленькой хижине была только одна.

– Профессор...

– Северус.

– С-северус, а что, собственно, происходит? Где это мы?

Снейп отправил последний кусочек блинчика в рот и допил свою порцию горячего шоколада.

– Завтра поговорим, Гарри. А сейчас – в постель.

Похоже, профессора перспектива совместной ночёвки в одной кровати совершенно не смущала.

– А где вы будете... То есть кровать только одна...

Снейп усмехнулся.

– Думаешь, на такой кровати тебе будет мало места? – спросил он, указывая на широкую, укрытую разноцветным покрывалом постель. – Или боишься, что ночью тебя кто-то обидит?

Чёрные глаза сверкнули в полутьме с такой доброй, пусть и ехидной насмешкой, что Гарри проворчал:

– Да чего мне бояться?

– Ну мало ли, – заметил Снейп, одной этой фразой окончательно лишив Гарри спокойствия. – Может, меня? М-м?

Эй, не на труса нарвался!

– А... – попытался спросить Гарри, уже лёжа в постели и с головы до ног закутавшись в одеяло, как в кокон.

– Спи, – ответил улегшийся на свою сторону кровати профессор.

Приказ было бы выполнить намного легче, если б при этом он не коснулся губ Гарри прохладными пальцами, заметно пахнущими зельями даже в царстве тропической флоры.

Прикосновение взбудоражило чувства и лишило сна. Гарри долго лежал, глядя в потолок из пальмовых листьев, едва различимый в пробивающемся в окна звёздном свете. Через какое-то время Снейп начал посапывать чуть громче, и вскоре прислушивающийся к его ровному дыханию Гарри тоже погрузился в сон.

Утро началось с птичьего гомона, шума моря, тяжёлой руки, лежащей на бедре, и стояка. Последнее было привычным делом, а вот остальное – нет.

Для начала Гарри постарался освободиться от волнующего прикосновения: перекатился на живот, вдавившись пахом в постель, и чужая рука, потеряв точку опоры, скользнула по ягодицам, словно погладила их специально. Ощущение показалось даже слишком острым. Он стиснул зубы и выбрался из кровати, старательно не поворачиваясь к Снейпу лицом. Не стоило демонстрировать ему своё состояние, ещё подумает чего не то про него.

Брошенный через плечо взгляд показал, что предосторожности излишни – тот безмятежно спал. Он лежал на боку, ближе к центру кровати, обе его руки тянулись к тому месту, которое всего минуту назад грел Гарри. А ещё у Снейпа была та же небольшая проблема, что и у него (хотя размер «проблемы» он оценивать бы не решился, сложно судить по очертаниям тела, прикрытого сбившейся на талии простыней).

Криво усмехнувшись, Гарри поспешил к морю, предоставив Снейпу, когда он всё-таки проснётся, возможность побыть наедине.

Он выкупался, постирал и высушил одежду, набрал гору кокосов и бананов, прихватив ещё каких-то безымянных фруктов, и отправился к хижине, когда солнце уже начало заметно припекать.

Профессора нигде не было видно. Застеленная кровать подсказывала, что он проснулся и куда-то ушёл, а приготовленная чашка с какао и горка блинчиков под согревающими чарами – что о существовании незваного гостя он помнит.

Гарри поел и убрал за собой, походил по дому, полистал маггловский журнал и от нечего делать принялся за готовку. Первый кокосовый орех он надрезал крайне неудачно и сладкая жидкость вылилась на стол, со вторым получилось лучше. Мякоть (довольно твёрдую, к слову) Гарри старательно измельчил, воспользовавшись подходящим боевым заклинанием, добавил к пюре сладкий сок, немного бананов и уже собирался бросить в месиво горсть порезанных на тонкие дольки фиников, когда Снейп вернулся домой.

Он не услышал шагов профессора, но почувствовал взгляд – наверняка ведь въедливый, придирчивый и острый. Невольно захотелось втянуть голову в плечи. Но когда Гарри развернулся, готовый к контратаке, то увидел лёгкую улыбку на тонких губах и тень смеха в глазах.

Снейп в давешних рубашке, завязанной на талии узлом, и в джинсах, поддёрнутых до колена, стоял в дверях и держал в руках что-то, завёрнутое в пальмовые листья. Это что-то крайне аппетитно пахло жареной рыбой.

– Пирог – это хорошо. – Сунув нос в миску, Снейп заметил ворчливо: – Только яиц не хватает.

– Где я возьму вам здесь яйца? – возмущённо спросил Гарри.

– Там же, где и я вчера.

Испорченное было настроение вернулось сразу, когда Снейп забрал из руки ложку и облизал её. Выражение неземного удовольствия появилось на его непривычно расслабленном и спокойном лице, заставив удержаться от дальнейших возмущений.

– Нет, не нужно яиц. Мы это и так съедим.

– А это что? – поинтересовался Гарри, глядя на добычу.

– Пища богов.

Слова Снейпа оправдались – вкусно было неимоверно. Он съел свою порцию полностью, облизал и рыбьи кости, и собственные пальцы, и с благодарностью согласился съесть часть порции посмеивающегося профессора. Тот же с видимым удовольствием налегал на фруктовое нечто, приготовленное Гарри.

После сытного обеда полежать в гамаке оказалось весьма приятным занятием.

Он прикусил губу, раздумывая, стоит ли спрашивать, где они находятся и когда чудесное времяпрепровождение закончится. Так и заснул, не задав ни единого вопроса человеку, мерно покачивающемуся рядом в точно таком же гамаке, подвешенном между двумя большими пальмами.

Ближе к вечеру, когда спала жара, они прогулялись по берегу моря, швыряя в возмущённо шипящие волны изредка попадающиеся на берегу камни и большие ракушки. Снейп показал, где именно в тропическом раю можно добыть яйца (они как раз пригодились на ужин). Потом настала очередь для купания. Точнее, Снейп сидел на берегу и любовался закатом, а купался только Гарри.

За весь день у него так и не нашлось времени задать те же самые вопросы: где они находятся, почему и как сюда попали и есть ли возможность вернуться, а также – что будет дальше? Точнее, времени имелось в избытке, а вот желания спрашивать и нарушать идиллию – нет.

Укладываясь спать, он от души поблагодарил за чудесно проведённое время. Снейп как раз снимал рубашку, чтобы лечь, как и вчера, только в тонкой белой футболке, и несколько задержался с ответом.

– И тебе спасибо, Гарри. Это и правда был чудесный день. Возможно, лучший. – Он посмотрел на часы и вздохнул. – Жаль, что так мало времени осталось.

Гарри нахмурился.

– А сколько сейчас?

Вместо ответа на вопрос он услышал:

– Там ещё блинчики на сковороде остались. Хочешь один?

Гарри кивнул и получил тарелку с банановым блинчиком, политым кокосовым молоком. Сев на постели по-турецки, он ел, глядя на обходящего дом и выключающего свет Снейпа и замечая, как ласково руки касаются плетёной мебели и даже стен хижины.

«Я буду по всему этому скучать», – осталось невысказанным, но повисло в тёплом летнем воздухе осенней грустной нотой.

– Ложись уже, Северус.

– Да.

Говорить не хотелось. Они лежали в темноте, касаясь друг друга кистями рук. Гарри смотрел в потолок, тающий в сгустившихся сумерках, и думал о том, что, будь его воля, они задержались бы здесь ещё на много-много таких же чудесных дней. Перед его глазами проплывали воспоминания дня уходящего: море и песок, пальмы, фрукты и рыба, путь без цели и обязательств по берегу в компании молчаливого Снейпа, его взгляды, улыбка и бережные прикосновения.

Сон пришёл сам и забрал Гарри из этого мира в другой, такой же волшебный, но всё же менее похожий на счастливую сказку.

Он проснулся резко. Только что какие-то образы кружились перед глазами, и вот уже полная темнота поглотила окружающий реальный мир. Ночные птицы пели свои песни, шумело море, рядом слышалось чьё-то взволнованное дыхание.

«Северус?» – подумал Гарри.

Прикосновение прохладной руки к лицу дало ответ. Подушечки пальцев, едва касаясь кожи, скользнули от виска к скуле, обвели подбородок, остановились у уголка губ.

Он невольно задержал дыхание, не зная, что делать. Ничего плохого ведь не происходило, он чувствовал себя защищённым и знал, что может остановить Снейпа в любой момент. И в то же время Гарри был уверен: одно движение, и развеется, как ни бывало, иллюзия мирного сосуществования с этим сложным человеком, не будет больше проявлений его необыкновенной открытости и непривычного расположения.

Бережно, нежно чужая рука гладила его лицо.

Гарри оставался неподвижным, сдерживал готовое сорваться дыхание и бешеное биение сердца. От интимности происходящего на душе стало горько и сладко одновременно, сердце сжималось и комок застревал в горле.

Он почувствовал на своей щеке тёплое дыхание, потянул носом воздух, оценивая и запоминая чужой аромат.

– Кто бы мог подумать, что моя мечта окажется настолько невинной... Как жаль будет с ней расстаться...

Губы Гарри разомкнулись от испытанного им удивления. И Снейп воспользовался непрошеным даром.

Он целовал нежно, легко скользя губами по губам, несильно удерживая голову ладонью.

Поцелуй длился и длился, пока Гарри не потянулся навстречу, не выдохнул жарко в приоткрытые губы Снейпа, не скользнул по ним кончиком языка. Глаза он так и не открыл, но это было и бесполезно – луна пряталась за облаками, погрузив мир в полную темноту.

Несколько секунд ничего не происходило, потом горячее тело, прижимающееся к нему, отодвинулось.

Снейп лёг рядом, положил руку на бедро и затих.

Гарри чувствовал обжигающее тепло чужой ладони на себе, её тяжесть и мерные движения ласкающего тело большого пальца. Надавливание и трение в одной точке заставило сначала напрячься, а затем расслабиться, когда всё прекратилось.

Снейп спал. Гарри чувствовал его дыхание, согревающее затылок, и думал о завтрашнем дне.

Они поговорят. То, что произошло, оно ведь прекрасно... Гарри стиснул зубы, чувствуя растекающуюся в центре груди боль. Он не позволит Снейпу... Северус не должен закрыться. Гарри не даст ему спрятаться за привычной броней.

Завтра они поговорят. У них есть возможность и время. Завтра они обязательно всё решат.

«И он меня вновь поцелует», – с этой мыслью Гарри заснул, погрузившись в темноту и бездумность...

Вспышка колдоаппарата обожгла привыкшие к темноте глаза так сильно, что слёзы брызнули.

– Ну как, дорогие мои, насладились ли вы сполна исполнившимися мечтами? – вопрошал зычный голос, чьё звучание навевало неприятные воспоминания.

Это что, Министр? А где же Северус? И где таинственный остров?

Гарри отвернулся, зажмурившись и замотав головой.

– Мистер Поттер, прошу вас, ещё разок. Все, собрались, собрались. Ещё один снимок, дамы и господа! Мистер Уизли, вы немного пригнитесь. Профессор Снейп, профессор... Ну что за невозможный человек...

Ещё одна вспышка.

– Награждение состоялось. Вы только посмотрите на эти счастливые лица!

Толпа в зале разразилась аплодисментами, награждённые, стоящие в центре сцены, принялись бурно обсуждать случившееся с ними.

Гарри схватился за голову.

– Что происходит? Я... Где... А где...

Гермиона тут же оказалась рядом.

– Здорово, правда?

– Что здорово?

– Не знаю. У кого что... Я была во Флоренции. Какие там музеи, Гарри, какие библиотеки!.. А ты, где был ты?

Гарри опустил руки и выпрямился.

– Так это что, правда? Мы только что вернулись...

– Ну да! Из мечты. Теперь я понимаю, почему все волшебники так стремятся получить орден Мерлина. Жаль только, что эффект не повторится.

– Как это не повторится? – захохотал Рон. – Получим ещё один орден и снова прокатимся по мечтам!

– Даже пять часов церемонии награждения кажутся совсем малой платой за это чудо, – тихим мечтательным голосом произнёс подошедший к друзьям Невилл. – Я был в Бразилии. Какие там растения! Гермиона, ты не поверишь...

Гарри принялся искать взглядом того, с кем разделил свою мечту. Но Северуса нигде не было видно.

– Кого ты ищешь, Гарри?

– Снейпа, – коротко ответил он на вопрос Гермионы.

– Он сразу ушёл. Даже фотографироваться второй раз отказался.

– Ага, – подтвердил Невилл. – Наверное, испугался, что на колдографии появится его улыбающееся лицо и все увидят это дивное чудо.

Рон засмеялся:

– Да ты что говоришь, дружище? Его кислый вид даже исполнившаяся мечта не смягчит. Он не умеет улыбаться.

– Умеет. Всё он умеет, – тихо возразил Гарри и направился к краю сцены. Друзья кричали ему вслед, но он их не слушал.

Он пробирался через нарядно и пёстро одетую толпу, разыскивая волшебника в чёрной мантии. Но так никого похожего и не увидел.

Наверное, Снейп ушёл через один из каминов.

Так и оказалось. Черноволосого волшебника в чёрном запомнил парень, взвешивающий волшебные палочки.

– В Хогвартс, – повторил Гарри за скучающим на посту охранником.

«Спасибо» он кричал, уже держа в руках щепотку летучего пороха, чтобы через миг отправиться в путь по тряской и шумной каминной сети.

Его появлению никто не удивился – профессор МакГонагалл была среди тех, кого сейчас чествовало Министерство. Так что Гарри, счастливо избежав ненужных объяснений, спустился по винтовой лестнице, благодаря судьбу за то, что имел доступ к директорскому камину.

Он бежал по коридорам и лестницам, слушая взволнованный стук собственного сердца и шум шагов в пустой по случаю летних каникул школе. Гарри не мог не улыбаться. Не только Северуса, но и его, его мечта тоже исполнилась! Осталось самая малость – сохранить её и приумножить. И чем скорее он сразится с недоверием Северуса – тем им обоим принять произошедшее будет легче.

На стук в дверь долго никто не отвечал. Гарри успел испугаться, что ошибся и Северус не сюда держал путь.

– Что?

Суровое выражение лица и вид скрещенных на груди рук заставили Гарри отступить на шаг.

– Нам нужно поговорить, – пробормотал он.

– О чём, собственно, Поттер?

Гарри сжал кулаки, вдохнул и выдохнул.

– О мечтах, – сказал он, глядя прямо в глаза, готовые метать громы и молнии. Но там, в их глубине, прятался и тот тёплый свет, который согревал Гарри те сутки, что они провели друг с другом наедине.

Вид Северуса стал ещё неприступнее.

– И... – протянул он холодным тоном, словно обращался к надоедливому ребёнку.

Гарри не остался в долгу.

– Твоя мечта осуществилась, как мы оба знаем.

Он улыбнулся, заметив смятение и растерянность на лице Северуса.

– Вы не можете ни о чём подобном знать.

– Ну почему же... Рыба была очень хороша. И та прогулка. И гамак. И горячий шоколад. И... Да всё, всё там было прекрасно.

– Вы помните? Как?

Гарри кивнул, глядя, как на лице Северуса меняются эмоции от раздражения к пониманию и крайнему огорчению и гневу.

– Произошла ошибка, – проговорил тот наконец, отводя взгляд в сторону. – Я не думал, что вы – это вы. Я считал, что ваше появление – часть заклинания. Забудьте о том, что случилось. И идите, идите к друзьям, к кому там ещё, а меня оставьте в покое.

Гарри покачал головой.

– И не подумаю.

– Почему?

– Ты мне кое-что задолжал.

Северус тяжело вздохнул. На его щеках ещё ярче проступили бордовые пятна румянца. Смущение или гнев, Гарри не знал, но понимал, что играет с огнём.

– Поттер, разве вы не видите, что мне этот разговор неприятен? Я уже попросил и ещё раз прошу прощения за ту идиотскую ошибку. Чего вы ещё хотите от меня?

– Исполнения мечты.

– Какой?

– Моя – не такая невинная, как твоя. И не такая оторванная от жизни.

Северус нервно сглотнул, и Гарри укрепил свои позиции внезапной атакой. Он обнял его за талию и прижался щекой к вздрогнувшему плечу.

– А ещё я считаю, что один день счастья – это слишком мало.

– О чём ты говоришь?

– О наших мечтах. О будущем. О тебе и обо мне, – проговорил Гарри, прижимаясь губами к бледной шее, ощущая неистовое биение своего и чужого сердца, и с огромной радостью и облегчением чувствуя, как его обнимают в ответ.



Конец. Очень счастливый)))



NikMac
2011 год
...на главную...


июнь 2017  
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930

май 2017  
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031

...календарь 2004-2017...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2017.06.28 04:49:24
Амулет синигами [113] (Потомки тьмы)


2017.06.27 20:15:51
Лёд [2] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2017.06.27 11:02:39
Закон и непорядок [14] (Белый воротничок)


2017.06.26 12:59:05
От Иларии до Вияма. Часть вторая [13] (Оригинальные произведения)


2017.06.25 22:33:56
Правнучка бабы яги. Кристаллы воспоминаний [10] (Гарри Поттер)


2017.06.24 11:13:42
Возрождение Феникса [14] (Гарри Поттер)


2017.06.23 18:38:00
Обретшие будущее [8] (Гарри Поттер)


2017.06.23 06:53:40
Обреченный на любовь [40] (Гарри Поттер)


2017.06.21 08:37:48
Зимняя сказка [2] (Гарри Поттер)


2017.06.20 10:49:03
Хан, душ и прорва проблем [0] (Звездный Путь, Мстители, Произведения Дж. Р. Р. Толкина, Тор, Торчвуд, Шерлок Холмс)


2017.06.19 23:41:36
Сказки Хогвартского леса [19] (Гарри Поттер)


2017.06.18 20:18:52
Другой Гарри и доппельгёнгер [8] (Гарри Поттер)


2017.06.16 21:48:37
Свой в чужом мире [0] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2017.06.14 20:17:53
Обреченные быть [3] (Гарри Поттер)


2017.06.13 12:32:19
Когда ты будешь готова [2] (Гарри Поттер)


2017.06.11 16:58:37
Добрый и щедрый человек [2] (Гарри Поттер)


2017.06.09 23:43:20
Параллельная прямая [0] (Шерлок Холмс)


2017.06.06 19:06:47
Право на поражение [5] (Гарри Поттер)


2017.06.05 00:07:08
По ту сторону магии. Сила любви [2] (Гарри Поттер)


2017.06.04 20:39:31
Время года – это я [3] (Оригинальные произведения)


2017.06.03 04:42:53
Список [6] (Гарри Поттер)


2017.05.31 00:08:14
Отвергнутый рай [7] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2017.05.30 19:21:26
Полёт хищной птицы [1] (Оригинальные произведения)


2017.05.30 19:20:58
Его последнее желание [2] (Гарри Поттер)


2017.05.30 14:53:45
И это все о них [2] (Мстители)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2017, by KAGERO ©.