Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Гостевая
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Родольфус Лейстрендж приходит к Волду.
-Мой лорд, я хочу жениться.
-Женись.
-Но невеста страшно уродливая.
-Не женись.
-Правда, за ней дают 200 тысяс приданого.
-Женись.
-Но, правда, она хромая.
-Не женись.
-Но её отец обещает устроить меня на пост 1-ого помощника министра магии.
-Женись.
-Только характер у неё ужасный.
-Не женись.
-Мой лорд, я пришёл к за советом, а вы никак не можете сказать, что мне делать.
-Могу.
-И что?
-Ты должен вступить в Орден Феникса.
-ЗАЧЕМ?!!
-Чтоб е*ать мозги не мне, а Дамблдору!!!

Список фандомов

Гарри Поттер[18230]
Оригинальные произведения[1148]
Шерлок Холмс[700]
Сверхъестественное[432]
Блич[260]
Звездный Путь[246]
Мерлин[225]
Робин Гуд[215]
Доктор Кто?[207]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![178]
Белый крест[177]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[169]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[131]
Звездные врата: Атлантида[119]
Нелюбимый[119]
Произведения А. и Б. Стругацких[102]



Список вызовов и конкурсов

Winter Temporary Fandom Combat 2017[22]
Фандомная Битва - 2016[26]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[46]
Фандомный Гамак - 2015[4]
Британский флаг - 8[4]
Фандомная Битва - 2015[48]
Фандомная Битва - 2014[15]
I Believe - 2015[5]
Байки Жуткой Тыквы[1]
Следствие ведут...[0]
Still Life[7]



Немного статистики

На сайте:
- 12312 авторов
- 26878 фиков
- 8241 анекдотов
- 16965 перлов
- 639 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...


Данный материал может содержать сцены насилия, описание однополых связей и других НЕДЕТСКИХ отношений.
Я предупрежден(-а) и осознаю, что делаю, читая нижеизложенный текст/просматривая видео.

Поджигатели Темзы

Автор/-ы, переводчик/-и: Syringa
Бета:основной текст - Veniamel; НЦ-сцены - CryingGirl
Рейтинг:NC-17
Размер:макси
Пейринг:СС/ГП
Жанр:Detective, Drama, Romance
Отказ:Фантазия моя, все остальное - Роулинг.
Фандом:Гарри Поттер
Аннотация:Постхогвартс. Герои ищут себя в мире и мир в себе.
Комментарии:Комментарии: Название фика произошло от английской идиомы «to set the Thames on fire» - «поджечь Темзу» - сделать что-либо необычное, сотворить чудо.
Предупреждения: практически все события 1-7 книг учитываются, некоторые дополняются авторской фантазией. Снейп, разумеется, жив; эпилог – в мусорной корзине.
Может читаться вбоквелом к «Минуте общего».
Каталог:нет
Предупреждения:нет
Статус:Не закончен
Выложен:2011.11.24
 открыть весь фик для сохранения в отдельном окне
 просмотреть/оставить комментарии [16]
 фик был просмотрен 3134 раз(-a)



Снейп проснулся внезапно и весь разом, дыша часто и нервно, будто только что вынырнул, просидев под водой до предела возможности легких.

Крепко зажмурившись, он стал вдыхать на раз-два-три, пытаясь отогнать захлестнувшую панику: реальность подождет, главное – успокоиться, иначе толк от него будет едва ли.
Эту технику он изобрел сам и давно, когда перестал высыпаться из-за нескончаемых кошмаров. Они наваливались на него почти каждую ночь, насиловали душу и разум, оставляя одни ошметки. То тяжелые и вязкие в своей реалистичной безнадежности, то острые, неправдоподобные, что станут потом воплощением боггартов, то никакие, ни о чем, жуткие в своей пустоте.

Тогда первое время он просыпался, хрипя и захлебываясь страхом.

Единственное зелье, способное убрать кошмары и не вызывающее привыкания, зелье Сна-без-сновидений, имело неожиданно открывшийся побочный эффект – делало его более чувствительным к Круцио, видимо на это господа зельевары-изобретатели его не тестировали. А зря. Он помнил ту боль… кошмары, все же, лучше.

Он долго бился над рецептом, пытаясь его модифицировать, убрать столь «милый» эффект, но ничего не выходило, и со временем необходимость в этом стала не так остра - он научился справляться, а после смерти Темного Лорда и вовсе пропала.
И вот уже третий год он спал не просто хорошо - он спал мирно.

До сегодняшней ночи.
Но в этот раз его разбудил не кошмар. Ему и присниться-то ничего не успело.
Северус размывался сознанием на грани яви и сна, будто покачивался на волнах, постепенно погружаясь в теплую воду, но вдруг ледяные пальцы схватили за щиколотки и потянули вниз, вглубь, в страх. Нет, это был не сон, это была мысль. Простая, завершенная и даже слишком логичная…
Он положил ладонь на грудь и замер, прислушался к себе. Дыхание почти вошло в ритм, а вот сердце никак не желало успокаиваться.

Сердце…
Ученики порой утверждали, что его у зельевара и вовсе нет. Нет-нет, уверяли их другие, у вампиров оно есть, просто не бьется, оно должно быть, иначе куда тыкать осиновым колом?
Снейп усмехнулся, радуясь, что его сейчас никто не видит - усмешка вышла жалкой.

Оно было, оно билось…

Каждое лето он, как и остальные сотрудники Хогвартса, проходил стандартный медосмотр. Лекарь из Мунго, успевший надоесть до оскомины, последние годы явно нервничал, окутывая его множеством сканирующих чар, и бормотал при этом нудно и длинно в сторону Прытко-Пишущего-Пера.

- Вам поберечься надо, - лекарь походил на китайского болванчика, часто-часто кивая лысой головой. Снейп смотрел на его макушку сверху и думал, что если ее протереть, то, верно, можно будет увидеть свое отражение. И никаких проблем с волосами! Простое решение непростой задачи… - Да, беречься и беречься. С вашим прошлым, с вашей должностью, с вашей жизнью…
- С моей смертью… - подсказал Северус, одергивая манжеты. Круглые глазки непроизвольно метнулись к его шее, зацепились взглядом за шрамы. Он закрыл их, поправив высокий воротник, и застегнул пуговицы. – Не волнуйтесь так, я еще вас переживу…

Теперь он уже не был так в этом уверен.
Проклятое сердце.
Проклятая мысль.

Она давно кружила где-то рядом, на периферии сознания: месяц, два? Нет, пожалуй, дольше, с лета, с того жаркого июля, с того дня, когда…
Стоп. Пока не надо об этом, еще не сейчас…
А может, она была и раньше… Конечно, была: она зародилась в тот день, когда он умыл руки, сдавшись в неравной борьбе, и разрешил себе быть счастливым, точнее, разрешил себе попробовать быть таковым. И мысль эта у него уже была, но спала до поры до времени, ничем не обоснованная, не подпитываемая.
До этого лета…
С тех пор она выросла, окрепла и вот, подкравшись под покровом тихой дремы, вцепилась в него острыми клыками. И не отпустит, пока не отгрызет причитающийся ей кусок…

Он медленно сел, нашарил под подушкой палочку, и, прихватив по дороге халат, прошел в гостиную, примыкающую к спальне. Толстый ворс ковра щекотал босые ступни. Ковры были везде, кроме лаборатории и кладовой при ней, это было единственное, что изменилось с переездом Поттера к нему - мальчишка оказался на удивление неприхотлив. Все принесенные им вещи до сих пор хранились в двух небольших сундучках у стены: в одном - одежда, в другом - книги, свитки и всякая мелочевка. Снейп немало позабавился, открыв последний.

Книги – весьма неожиданно для Поттера.
Впрочем, вполне ожидаемо для студента Высшего Магического Университета Британии.

Тот год, год после падения Темных, был одним из самых тяжелых. Почти такой же напряженный, что и предыдущий.
Все классы остались на своих курсах, без перевода. Пропустившие год - вернувшееся гриффиндорское трио и магглорожденные, вышедшие из подполья, - учились вместе с остальными – партизанским отрядом старшеклассников и слизеринцами, слишком многие из которых потеряли не просто близких - потеряли всю ту жизнь, которую знали.
Стычки стали каждодневным развлечением.
Частично разрушенный после Битвы Хогвартс восстанавливался силами учеников очень и очень медленно. Наспех приглашенные преподаватели не сумели ни организовать ребят, ни обеспечить их возможностью получить хоть сколько-нибудь приемлемые знания.
У Макгонаггал волосы вставали дыбом.

А он, директор, все пропустил.
Яд покинул его тело только к концу осени.
Он вышел из комы. И обнаружил, что бывшие непримиримые враги, Отряд Дамблдора и Малфой и Ко., объединились и, мягко задвинув в уголок безумно уставшую Минерву, взяли управление Школой на себя. Выгнали назначенных министерством горе-преподавателей, и заняли их место: Грейнджер взяла на себя чары, Уизли и Поттер, разумеется, ЗОТИ, а Зелья - Драко и Лонгботтом. Под их чутким руководством и прицелом палочек, без колебаний раздававших Ступефаи, началось восстановление Хогвартса, прекратились склоки. Макгонаггал прикрывала старшекурсников перед Министерством, впрочем, Шеклботу было не до них.

Снейп вернулся под Рождество.
Он моментально возвратил себе контроль над Школой, оставив самозваных учителей, разобрался с Министерством, поставив вопрос о независимости Хогвартса, пережил косые взгляды и стаю сов с вопиллерами после сенсационной статьи «Мальчик-Который-Победил и новый Директор Хогвартса гораздо больше, чем просто…». И за всей этой суетой, он не сразу заметил, как повзрослел на самом деле Гарри, насколько он стал не похож сам на себя.

Он не впал в меланхолию, не устраивал истерик. Хорошо преподавал и сносно занимался. Все также играл в шахматы с Уизли, просиживал редкие свободные часы в библиотеке с Грейнджер, гонялся за снитчем с Малфоем и Уизли-младшей. И приходил в директорские покои пару раз в неделю, глубоко за полночь, будил его неловкими поцелуями, жарким дыханием в шею и робкими прикосновениями рук, задиравших ночную рубашку. Вроде бы все как всегда, будто он снова на шестом курсе, только стал на два года старше. Но Снейп чувствовал внутреннее напряжение мальчишки, глубинную работу его души, тревогой проглядывающую в глазах. Гарри было не просто, впрочем, им всем, подросткам, пережившим то дикое время, было не просто. Но если красиво и с размахом заистерившего Малфоя или другого слизеринца можно было успокоить фразой «Да, вы поступали плохо, но время было такое и выбора у вас не было…», то Поттеру он просто не знал, что сказать. Их жизни резко повернули, потекли совсем по-новому, но его, Гарри, жизнь – закончилась, оборвалась, и вопрос в том, начнется ли другая, и какой она будет.
А пока старшеклассники обеими руками хватали отринувшее их прошлое, прячась от реальности за замшелыми стенами Хогвартса.

С беспокойством он ждал выпускных экзаменов и лета, и решения Поттера – пойдет он в авроры, в ловцы или предпочтет бесцельное шатание по пустым комнатам Гриммо на пару с полубезумным домовиком. Снейп обещал себе не вмешиваться и спокойно принять любое Гаррино решение, в конце концов, все можно будет исправить, когда мальчишка более-менее придет в себя, найдет себя настоящего, но облегченно выдохнул, когда тот упомянул о зачислении в Университет. Конечно, специализация на темных реликвиях далеко не самая безопасная, однако, и не аврорат.

И вот, два года спустя, прошлым маем, Поттер через камин ввалился в его апартаменты, крепко прижимая к бокам сундуки, и, кинув их на каменный пол, принялся протирать очки от сажи.
- Мистер Поттер, позвольте поинтересоваться, - не удержался Снейп, потрогав носком ботинка оббитый медью уголок, - каким образом, проучившись семь лет в Хогвартсе и закончив его без единого «тролля», вы так и не овладели элементарным навыком уменьшения предметов?
- Уменьшения? Ну что вы, это без проблем, но вот восстановить их до прежнего объема…
- Флитвик, верно, сейчас в гробу переворачивается…
- Северус! – осуждающе воскликнула Макгонаггал, по привычке зашедшая «к директору, на чай», и он понял, что время смеяться над мертвыми еще не пришло. Хорошо, что он не предложил ей лимонную дольку… - Гарри, вы к нам… навсегда?
Северус фыркнул, Поттер кашлянул.
- У меня впереди год самостоятельного обучения, профессор, и поскольку библиотека Хогвартса содержит наибольшее количество книг в Великобритании по темномагическим артефактам, мне было бы весьма удобно заниматься здесь. Если, конечно, директор Снейп пойдет мне навстречу…
Внимательно слушавший, поскольку слышал об этом впервые, Северус фыркнул еще раз и, перехватив странно напряженный взгляд Поттера, взмахом палочки отправил сундуки в спальню, где они и оставались до сих пор.

А ковры появились в тот день, когда Гарри всерьез простудился, прошлепав босиком из ванной в спальню по холодному полу.
Ковры и два небольших сундука. Прочие Гаррины вещи так и остались на Гриммо, в заботливых лапках Кикимера. Впрочем, и сам Гарри бывал там часто и оставался подолгу: встречался с друзьями, рылся в блэковской библиотеке, болтал с домовиком. Все остальное время он проводил в запретной секции. И только ночью да серыми утрами выходных дней он принадлежал Северусу и только ему, без остатка.
До сих пор это устраивало их обоих. Впрочем, сказать что-либо конкретное о мнении Гарри он не мог, но сам был почти счастлив. Это много больше, чем в первый год поттеровского обучения в Университете, когда он оставался ночевать лишь с субботы на воскресенье, да и то не каждую неделю, оправдываясь ужасной занятостью и зверством преподавателей. Зельевар надеялся и скучал, но никогда этого не демонстрировал, по выражению лица лохматой башки, выглядывающей из камина, понимая, насколько измучен его мальчик…

Снейп, зябко передернув плечами, решил было, что ему не помешает стакан Огневиски, а лучше бутылка, но подумав, призвал успокоительное зелье. Все же, завтра рабочий день, да и Гарри, случайно проснувшись, может задаться вопросом, почему он пьет в первом часу ночи и не случилось ли чего…
А, на самом деле, ничего и не случилось.

Весь вечер Поттер, поддавшийся на уговоры мадам Хуч, тренировал ловцов квиддичных команд, Снейп улавливал эхо его звонкого голоса, влетавшее в распахнутое окно, и каждый раз отвлекался от документов, зачем-то вслушиваясь, и раздражался все больше. Поставив очередную кляксу, он не выдержал и захлопнул ставни. Не успели глаза привыкнуть к пещерному сумраку кабинета, как тут же затлели свечи, постепенно разгораясь, освещая знакомую картину – стены, книги, полки, деревянные панели, портреты. Все так, как было при Альбусе, так, как будет после Северуса. Кабинет, казалось, не зависел от времени суток или времени года, впрочем, как и от личности хозяина. Будь на его месте Макгонаггал, разве он был бы другим?

У него внезапно опустились руки. Исчезло ощущение чужой радости свободного полета, ранней солнечной осени и первых порывов холодного ветра, так мешавшее ему несколько минут назад, но это уже не радовало. Не потрудившись даже убрать со стола документы, он запечатал двери и направился в свои комнаты, дергая на ходу верхнюю пуговицу мантии – ему было душно…

Поттер вернулся не скоро: наверное, они гоняли до самой темноты, потом долго плескались в душе, слушая байки о Краме и Турнире или каких-нибудь других поттеровских подвигах, благо было из чего выбирать, и, чтобы им не попало от Филча, он проводил каждого ученика до гостиной его факультета. Когда Гарри, наконец, вошел на цыпочках в темную спальню, Северус уже лежал - тихо-тихо, не притворяясь что спит, но и не отрицая такой возможности. Но, на самом деле, он ждал: ему сегодня ужасно хотелось Поттера с его молодостью, бесшабашностью и страстью. Он хотел ощутить под собой это разгоряченное тело, хотя ему было одинаково хорошо и сверху, и снизу, но сегодня он будет лаской вырывать всхлипы из загорелого горла, нежно прикусывая бешено бьющийся пульс.

Однако у измученного Гарри были другие планы – комом забросив мокрую форму в корзину, он потоптался немного, раздеваясь, шмыгнул под одеяло, бросил на тумбочку очки, замер, немного поворочавшись, и, кажется, уснул. Оставив Снейпа недоуменно моргать в темноту, гадая, что же теперь делать с уже настроившимся на иное организмом. Заниматься самоудовлетворением, когда не просто есть юный любовник, а вот он, в твоей постели, только руку протяни, казалось ему невероятно глупым. С другой стороны, просто взять и действительно протянуть руку, дотронуться до загорелого плеча, он не мог.

Так уж с самого начала повелось, что инициатором всегда был Поттер. Он лез к нему первым, гладил, трогал, брал или упрашивал взять. А Снейп лишь снисходил до него: ему так было легче оправдать свою слабость - перед самим собой, хотя бы. Было и другое, не менее любимое оправдание - он предполагал, что вряд ли доживет до победы, и точно знал, что до нее не доживет Гарри. «Мы смертники, - порой говорил он себе, наваливаясь на стонущего Поттера. – Имеем право делать, что нам заблагорассудится». Он понимал, насколько это неправильно, но также понимал, что это ненадолго.

Однако они выжили.
Но все осталось по-прежнему. И вот он лежит неудовлетворенный и понимает, что навязчивое ощущение некой «неправильности» появилось вновь… или оно никуда и не уходило?

Постепенно успокоившись, он задремал, пытаясь заглушить в себе необоснованное чувство обиды, уговаривая сам себя, что из Поттера леггилиментор никакой, так откуда ж ему было знать, что Северус не спит и дико его хочет. Правда, обычно он знал. Он придвигался ближе, мягко целовал сухие губы, и по реакции Северуса решал, перейти ли к большему, или, перекатившись на живот, пробурчать в подушку «Спокойной ночи». За последние месяцы, каждую ночь из которых они проводили в одной постели, это уже стало привычкой, своеобразным ритуалом.
А сегодня… Поттер его не поцеловал… даже не придвинулся… так, мелочь, конечно, но… именно она и подтолкнула ту самую мысль…

Мысль о начале конца.
Начале конца их странных, диких и совсем не здоровых отношений. Которые были таковыми, не потому, что они принадлежали одному полу, а потому, что они были теми, кем были – Снейпом и Поттером. И все, что их объединяло – в прошлом, а реальность – вот она: десятилетия разницы в возрасте, застарелая неприязнь всех Поттеровских друзей, никаких общих интересов и равнодушная спина с двумя родинками под правой лопаткой.

И все-таки, огневиски ему б сейчас не повредил… Зло усмехнувшись, он прошел в маленькую кухоньку, в которой и бывал-то до сих пор от силы пару раз, и, брезгливо отодвинув подальше жестяную банку с маггловским кофе, так любимым Гарри, заварил себе чаю.
Крепкого, вкусного, пахнущего мелиссой и смородиной, и тем самым жарким июлем.

~ * ~ * ~ * ~ * ~ * ~ * ~ * ~ *~ * ~ * ~ * ~ * ~ * ~ *~

В резко опустевших коридорах Хогвартса его шаги раздавались особенно громко.

Шла к концу вторая неделя июля, вслед за учениками, закрыв документацию по летнему семестру, разъезжались многие преподаватели. Сам Снейп с удовлетворением смотрел на проделанную работу: письма первогодкам, что поступят в сентябре, отправлены, магглорожденных навестят преподаватели по составленному графику, отчеты перед Министерством и Попечительским советом готовы и не должны вызвать проблем. Зачетные ведомости закрыты, но порождают глухое раздражение: два брата-хафлпаффца, решив, вероятно, переплюнуть в своих выкрутасах знаменитых близнецов Уизли (ни черта у них не получится, пока он в директорском кресле!), остаются на второй год.

Но в целом прошедший год был весьма удачен.
Особенно удачным лично для него, Северуса, он стал с появления в спальне тех самых пресловутых сундуков, о которые он еще долго с непривычки оббивал ноги, спотыкаясь в темноте.

Через пару дней в Хогвартсе останутся только он, Гарри, домовики и приведения. Ну, и Хагрид в своей избушке. Эльфы и призраки никогда не станут болтать о Директоре, лесничий же на летних каникулах предпочитал в замке вообще не появляться, впрочем, Поттер, по старой памяти, и так забегает к нему пару раз в неделю.
То есть, фактически, они будут одни; Снейп понятия не имел, что же им делать с подобной свободой, но предвкушал ее с нетерпением и потаенным страхом.

Целый месяц покоя, солнца и Гарри – и можно будет расстегнуть воротник мантии, подставляя шею горячим лучам, или поваляться на зеленой траве, глядя в безоблачную яркую глубину, или поцеловать красные от ягод губы, не намекая на продолжение, а просто потому что захотелось.
Впрочем - Снейп вскинул голову, задумываясь - они ни разу так, при свете дня, не целовались. Всегда только в сумраке, едва разгоняемом неровным светом луны или свеч, будто делали нечто тайное, осуждаемое, грязное…
Конечно, он был как-никак Директором, а Поттер - пусть и бывшим, а все же студентом, и ронять свой престиж, а вместе с ним и звание самого главного ублюдка Школы, Снейп не намеревался. Но вот импульсивному мальчишке подобные рассуждения должны быть чужды, а он ни разу даже не попытался… Правда, Скитер в своей статье (да-да, той самой, сенсационной), писала, плюясь ядом, как Снова-выживший-мальчик, вынося его, Пожирателя, предателя, убийцу и почти покойника, из Визжащей Хижины, плакал, горячо что-то шептал и, наплевав на всех, целовал посиневшие губы. Но разве можно верить Скитер? А с Гарри он эту статью обсудить не счел необходимым, да и не до того тогда было… неужели, и в правду – целовал?

Распахнув тяжелые двери библиотеки, он окинул взглядом помещение. Стопка книг из запретной секции лежала на одном из столов, там же были пергамент и опрокинутая чернильница, поспешно брошенное перо… какого пикси, что могло случиться?

Взмахом палочки велев книгам убираться на место, он развернулся к ближайшему портрету:
- Что здесь произошло?
Хрупкая девочка перепугано заморгала и присела в реверансе, котенок рванулся из ее рук, скрылся за краем полотна.
- Мистер Поттер, сэр, он занимался…
- Это я и сам понял! Дальше!
- П-пришел мистер Малфой и с-сказал…
- Ну!
- Ч-ч-что…
- О, да ради Мерлина, перестаньте вы заикаться! Вы уже умерли, в конце концов, вам ли меня бояться!
- Мистер Малфой сказал, что хватит ему изображать из себя мученика подземелий и забрал свиток, а мистер Поттер погнался за ним… - протараторила девочка и рванула следом за котенком.
- Мальчишки… - недовольно протянул Снейп. – Снять бы с них баллы…
Он очистил парту и, заперев библиотеку, направился к озеру, уверенный, что именно там и найдет так и не повзрослевших хулиганов.

Кто бы мог подумать лет этак пять назад, что эти двое смогут не просто найти общий язык и заключить пакт о ненападении, но и подружиться, простив, похоже, друг другу и незаслуженную славу, и мерзкий характер, и шесть лет стычек, и даже проклятия, брошенные в туалете для девочек. Он до сих пор, несмотря на все случившееся после, помнил искаженное гневом и испугом лицо Поттера, побелевшего Драко и неестественно тусклый блеск его глаз.

А теперь они… Он остановился, немного не доходя до воды, у старого дуба, под которым давным-давно (еще в прошлой жизни или уже в позапрошлой?) будучи студентом, так любил прятаться от дождя. …А теперь они, чуть дальше по берегу, валялись рядом на зеленой траве (черт!), подставив шеи и ключицы летним лучам (дважды черт!), смотрели в небо, пригоршнями зачерпывая ягоду из небольшой корзинки, и оживленно что-то обсуждали (черт-черт-черт!!).

Нечто горькое и мерзкое поднялось в его душе, сжимая горло и оставляя гадостный привкус во рту.
- Мистер Поттер!
Гарри обернулся, вскочил и подошел, отряхивая одной рукой одежду, оправляя ворот, и облизывая пальцы другой от ягодного сока. Драко лениво приподнялся на локте, приветственно кивнул издалека.
- Да, директор?
- Позвольте у вас поинтересоваться, насколько полным отсутствием интеллекта необходимо обладать, чтобы оставить валяться на столе ценнейшие книги, и, к тому же, из запретной секции?
- О, я э-э…
- Да еще пролив рядом с ними пузырек чернил?
- Да, я немедленно…
- Я уже убрал, мистер Поттер, - прервал его Снейп. – Но вправе ожидать, что в дальнейшем вы будете более аккуратны с предоставленными вам материалами, иначе вылетите отсюда со скоростью бладжеров, так негативно сказавшихся на ваших умственных способностях.
- Я понял, сэр, - Гарри воинственно вскинул подбородок, пряча взгляд. До чего знакомо… Вот только губы, темно-красные от ягод, не сжимаются, стараясь удержать ругательства, а приоткрылись нерешительно, будто о чем-то прося… - Профессор, не могли бы вы… Малфой… У меня через пару недель день рождения, и он предложил отметить его во Франции, на юге, отдохнуть немного. У них поместье на побережье, и портключ на завтрашний вечер, мы все собираемся завтра на Гриммо, в восемь и… - он перевел дыхание и быстро проговорил: - И может быть, вы согласитесь присоединиться к нам?

Та-а-ак.
Кажется, он знает, про какое поместье бормочет Поттер: море, пляж, волшебный городок неподалеку – молодежные клубы, гонки на метлах, несмолкающая музыка, все, что нужно для полноценного отдыха молодых волшебников. А «мы все» - это, по-видимому, гриффиндорское трио, Малфой сотоварищи, и половина их курса, а также братья Уизли, куда же без них, и хорошо еще, если не все Уизли разом.
На секунду Снейп отстранился от этого дня и представил себе другой – такой же яркий и жаркий. Нежный песок под ногами, звонкий смех вчерашних выпускников, плещущихся на берегу, их шутки, нереально прозрачная вода… И он, большим нетопырем восседающий где-нибудь в тени, бросающий эхо своей мрачности на праздник молодости, никому, по сути, здесь не нужный, мешающий вдоволь повеселиться… И загорелый Гарри, отмахивающийся на все подколки друзей о личной жизни Магического Героя…
Тошнота подкатила к горлу.
- Интересно, мистер Поттер, что заставило вас подумать, будто я пренебрегу возможностью освободиться от вашего общества хотя бы на пару недель? – прокаркал он, и, не дожидаясь ответа, не глядя Гарри в лицо, развернулся и зашагал к замку.

На полпути кинув быстрый взгляд через плечо, он увидел Поттера, пинающего ни в чем не повинный дуб, и подбежавшего Драко, который ему о чем-то взволнованно говорил, хватая за руку, разворачивая к себе.
Северус отчаянно и глубоко, до черных мошек перед глазами, втянул воздух, стараясь побороть тошноту, гадая, каким же образом такой замечательный день сумел стать настолько паршивым.

Через пару дней от Поттера с совой прилетела короткая писулька: добрался нормально, море потрясающее, надеется, что у директора Снейпа тоже все хорошо. Но у того совсем не было «все хорошо»: не имея возможности хоть на ком-нибудь сорвать злость, Северус заперся в лаборатории, сердито шипя на являвшихся с едой домовиков. Однако, загубив предварительно пару зелий, он все же ответил сухой строчкой. Они и дальше обменивались ничего не значащими фразами раз или два в неделю, и Снейп напряженно вглядывался в корявые буквы, пытаясь понять, а не вложен ли в них скрытый смысл, и отмахивался от этой безумной идеи: у Гарри? Скрытый смысл? Впрочем, как и от идеи просто сунуть голову в камин и поговорить с мальчишкой лично. Так же, совой, он отправил и подарок на День рождения вместе с официальным поздравлением.

А еще через неделю Поттер вернулся. Громыхнул чем-то в гостиной, чертыхнувшись (узнав голос, Северус выдохнул и засунул палочку обратно под подушку), зажег люмос и сразу прошел в спальню. Слегка повернув голову, Снейп наблюдал за ним из-под опущенных ресниц. Держа палочку в зубах, Гарри раздевался – быстро и молча. От природы смуглый, он всегда быстро загорал, и после трех недель на побережье, скинув светлые футболку и брюки, стал почти не различим в темноте спальни, особенно плотной после погашенного люмоса.
Северус затаил дыхание, наслаждаясь этим моментом острого предвкушения, от которого кровь хлынула к паху, оставляя голову легкой и бездумной.

Знакомые руки аккуратно стянули с него простыню, помогли перевернуться на живот, и мягко легли на ступни, массируя. Этого хватило, чтобы пальцы ног поджались, мышцы напряглись в ожидании, и, резко выдохнув, Снейп вцепился в наволочку зубами и судорожно сжавшимися пальцами. Легко прикусив тонкую и нежную кожу на икрах, нежный рот двинулся выше, осторожно подергивая губами волоски, и вот уже язык заскользил кругами под коленными чашечками, и стало щекотно, весело и страшно. Страшно от осознания, что когда-нибудь он все же потеряет его, своего ночного демона, выполняющего без просьб и указаний даже те его желания, о которых он и сам не знал.

Подрагивающие пальцы сдвинули край рубашки с бедер, открывая место жадным поцелуям. Мышцы мелко подрагивали и ныли от нестерпимого желания. Непроизвольно он начал толкаться в матрас, и тут же ловкая рука, скользнув под него, крепко обхватила член, не лаская, но позволяя тереться об себя.
- А-а-а? – выдохнул он вопросительно.
- Сейчас… - тихий шепот жаром лег на кожу, - потерпи немного...
Но терпеть было трудно, так трудно… ненасытность жрала его изнутри. Какого пикси, это же просто ноги!.. просто Гарри и его рот… так отчего же ему кажется, что как дементор высасывает все хорошее, так и из него сейчас убирали все плохое, темное… ненадолго… оно еще вернется, никуда не спрятаться от памяти, не скрыться от собственной души, но вот сейчас, в этот момент, он стал таким… каким был бы… если бы не… о-о-о…

Зубы сладко-сладко прикусили чувствительную кожу под правой ягодицей, слегка потянули, и тут же крепче сжалась рука на члене, а вторая, скользнув между ног, обхватила мошонку. Он дернулся, взвыв в подушку, и пальцы чуть ослабли, язык успокаивающе прошелся по прикушенному месту. Гарри подул на воспаленную кожу и повторил то же самое с другой ногой – укус, сжатие… и белый дым заволок сознание… Северус, уже не контролируя себя, принялся вбиваться в ладонь… пока дым не взорвался миллиардами осколков, опалившими кожу, оставившими его тихо вздрагивать на мокрых простынях…

Гарри прошептал Очищающие и лег на его ноги вдоль, лаская горячими ладонями бедра и неровно вздымающиеся бока; кончик носа щекотно пробежался по попе, окончательно убирая ткань на вспотевшую поясницу. Прошла минута, другая, Северус постепенно приходил в себя, а Гарри ласково, чуть касаясь и никуда не спеша, целовал половинки, терся о них щекой, возбуждая и без того чувствительную кожу шершавостью, выросшей за день, щетины, вылизывал начало расщелины, дул на тонкие, вставшие дыбом, волоски. Его руки скользили вверх по бокам, лаская большими пальцами ребра, легко массировали плечи и спускались по позвоночнику, чуть царапая его ногтями, рассылая по телу лихорадочную зыбь возбуждения.

Северус шевельнулся, чуть раздвигая ноги, безмолвно намекая на готовность продолжать. Горячие ладони легли на ягодицы, осторожно раздвигая, язык заскользил решительнее, но все также неторопливо, от копчика до мошонки, постепенно продвигаясь глубже, входя в ритм.
Дикая дрожь пробила Северуса, прошла до кончиков пальцев, ударила в голову. Мало, мало! Этого явно не достаточно, он хочет большего, он хочет все! Вдруг Гарри отстранился, вырвав из него возмущенное «А-а!». Для того, чтобы, слегка приподняв его за бедра, вплотную заняться мошонкой. Он втягивал яички по одному или осторожно сразу оба, катал их во рту, посасывал, бережно скользил зубами, выводил причудливый орнамент языком, и, слегка оттянув, отпускал, давая прохладному воздуху потешить их, и тут же захватывал снова.

Северус тихонько покачивался в полубезумии, это было совсем на грани, почти чересчур. Он вцепился зубами в ладонь, силясь это вынести, но потом взял в рот большой палец, жадно вторя движениям Гарри и отчаянно надеясь, что тот даст ему возможность охватить ртом более нежную и сладкую плоть … или испытать на своем…
Ему хотелось так ярко, так сильно, что было почти больно… Член подрагивал, задевая сбившуюся простыню, или когда жаркое дыхание Гарри касалось его. Дергался, моля о прикосновении… хоть одном, ну пожалуйста, и плакал смегмой, не получая желаемого.

Очередной раз, беззвучно заорав напряженным горлом, Северус зарылся лицом в подушку. Еще немного, и рассвет встретит психопат. Но это его совсем не тревожило.

Сильные, напряженно подрагивающие руки крепче охватили бедра, разводя их до предела. Помедлив секунду, Гарри шумно перевел дыхание, и, через мгновение, жадный язык проник дрожащее, наполненное лишь жаждой и желанием, Северусово тело, то резкими и быстрыми движениями врываясь в него, то с бесконечной нежностью вылизывая горящие стенки слизистой. Северус дергал бедрами, непроизвольно пытаясь то ли отодвинуться, то ли прижаться сильнее. Но одной руки хватало, чтобы удержать его на месте, а второй… Северус оторвал голову от подушки, поморгал, в обманном лунном свете увидев на ней мокрое пятно – от пота? слез? – и обернулся. А второй рукой Гарри дрочил, изогнувшись, быстро и сильно, в такт движениям языка.

Увиденное стало для Северуса последней каплей, нервные окончания забились в сладкой судороге, глаза распахнулись невидяще.
- А-а… а-а… Га-а-арри-и…


Сознание возвращалось зыбко, неровно. Северус услышал хриплый, невероятно порочный и довольный голос, в очередной раз произносящий Очищающие. Почувствовал, как Гарри неверными, путающимися пальцами одергивает подол сорочки, расправляя ее, благодарно проводя по ногам дрожащими ладонями. Вскоре его утомленное тело вытянулось рядом с Северусом, вздрагивая от отголосков пережитого оргазма и легких порывов свежего воздуха.

Осторожно поцеловав его в самый краешек губ, Гарри удовлетворенно выдохнул, и накинул на них простыню.

Утром Поттер сладко дрых, предоставив возможность полюбоваться загорелой кожей, особенно темной по контрасту с соскользнувшим со спины белым полотном. Северус все время пока одевался, взглядом возвращался к нему. Душу затапливало умиротворение, из-под которого ростком Антенницы Жгучей впервые начала пробиваться та самая мысль – он потеряет его. И не «когда-нибудь», а скоро…

~ * ~ * ~ * ~ * ~ * ~ * ~ * ~ *~ * ~ * ~ * ~ * ~ * ~ *~

Снейп резко выдохнул, возвращаясь в настоящее…
Чай, так и не тронутый, давно остыл, но он все равно выпил всю кружку залпом, передергиваясь от отвращения…

Зачем он тогда был так резок? Так привычно резок? Почему не поехал с Поттером в то, мать его к дракклам, поместье? Мешать не хотел? А ты думаешь, что сейчас не мешаешь? Потому к тебе спиной и повернулись, что «не мешаешь»… Почему ты с ним потом не поговорил, не объяснил, что хотел быть рядом, просто…
Просто, что? Просто понял, что вы совсем не можете быть вместе, что совместные ночи и два сундука – это мало, что ты боишься просить большего, потому что думаешь, знаешь, что тогда потеряешь не только его, но и, переломив гордость, себя? И зачем ты сейчас думаешь об этом, задаешься бессмысленными вопросами, зная, что ничего не предотвратишь, не переменишь, лишь зря растравливаешь душу…

Мучительно сглотнув, он перевел дыхание, не глядя, бросил в сторону чашки «Тергео», и направился в спальню, допив по дороге успокоительное, чтобы все же удалось заснуть.

Следующим днем он всерьез заболел.
...на главную...


август 2017  
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031

июль 2017  
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31

...календарь 2004-2017...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Законченные фики
2017.08.11
Новости второй свежести [4] (Гарри Поттер)


2017.08.10
Потанцуем, профессор? [7] (Гарри Поттер)



Продолжения
2017.08.16 16:50:28
Змееловы [1] ()


2017.08.16 09:44:58
Обреченные быть [4] (Гарри Поттер)


2017.08.15 19:50:11
Десять сыновей Морлы [38] (Оригинальные произведения)


2017.08.14 21:12:47
Право серой мыши [5] (Оригинальные произведения)


2017.08.14 13:42:31
Другой Гарри и доппельгёнгер [10] (Гарри Поттер)


2017.08.13 18:59:51
Список [7] (Гарри Поттер)


2017.08.13 17:53:09
Последняя надежда [1] (Гарри Поттер)


2017.08.12 22:11:10
Правнучка бабы яги. Кристаллы воспоминаний [11] (Гарри Поттер)


2017.08.12 12:30:57
De dos caras: Mazmorra* [1] ()


2017.08.11 16:50:57
Camerado [6] (Гарри Поттер)


2017.08.11 16:34:00
Когда ты прикасаешься ко мне [5] ()


2017.08.11 14:26:31
Превыше долга [2] ()


2017.08.10 02:54:45
Рассыпая пепел [3] (Гарри Поттер)


2017.08.09 22:02:33
Своя цена [14] (Гарри Поттер)


2017.08.09 17:42:40
Мои стихи и иже с ними [2] (Оригинальные произведения)


2017.08.08 21:36:15
От Иларии до Вияма. Часть вторая [13] (Оригинальные произведения)


2017.08.08 13:05:50
Быть женщиной [0] ()


2017.08.04 24:50:09
Слишком холодно [41] (Гарри Поттер)


2017.08.04 13:40:01
Глюки. Возвращение [237] (Оригинальные произведения)


2017.08.03 22:59:44
Виктория (Ласточка и Ворон) [12] (Гарри Поттер)


2017.08.03 17:03:45
Добрый и щедрый человек [2] (Гарри Поттер)


2017.08.02 18:42:19
Время года – это я [4] (Оригинальные произведения)


2017.07.30 20:13:03
Свой в чужом мире [2] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2017.07.30 17:08:24
Созидатели [1] (Гарри Поттер)


2017.07.29 01:21:21
Моя странная школа [2] (Оригинальные произведения)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2017, by KAGERO ©.