Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

с башорга

а в каком прорядке смотреть фильмы о гарри потттере?
MAPuXyAHblCH: смотри по размеру груди у гермионы

Список фандомов

Гарри Поттер[18472]
Оригинальные произведения[1236]
Шерлок Холмс[715]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[136]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[110]
Произведения А. и Б. Стругацких[106]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12667 авторов
- 26942 фиков
- 8603 анекдотов
- 17671 перлов
- 665 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...


Данный материал может содержать сцены насилия, описание однополых связей и других НЕДЕТСКИХ отношений.
Я предупрежден(-а) и осознаю, что делаю, читая нижеизложенный текст/просматривая видео.

Наизнанку

Автор/-ы, переводчик/-и: Rex_Noctis
Бета:нет
Рейтинг:R
Размер:миди
Пейринг:ГБ/ВВ
Жанр:AU, Angst, General
Отказ:Мне принадлежит бредовая идея и шило в энном месте. Герои – не мои ни разу.
Фандом:Таня Гроттер
Аннотация:От ненависти до любви один шаг – такое сложно представить на практике, не покривив душой; насколько же проще думать, что оба эти чувства – изнаночная сторона друг друга.
Комментарии:Рейтенк R - за сомнительное содержание фика: жестокость, изврат, описательность, далекие от романтики размышлизмы. Нету секса.
Каталог:нет
Предупреждения:насилие/жестокость, OOC, UST, AU
Статус:Не закончен
Выложен:2011.09.03 (последнее обновление: 2011.08.21 20:41:21)
 открыть весь фик для сохранения в отдельном окне
 просмотреть/оставить комментарии [2]
 фик был просмотрен 1289 раз(-a)



Когда кто-то говорит, что вода прозрачная, он опускает за ненадобностью поволоку почти незаметной глазу илистой мути, которая окрашивает в цвет лунного камня скользящие по поверхности водоема солнечные лучи. Это ли не простодушное стремление сделать какую-нибудь красивую фигню абсолютным идеалом?
Блин… в последнее время у меня то и дело возникает ощущение, что я думаю не о том, о чем нужно. И неспроста же возникает.
Нужно, не нужно… Глупо это – пытаться сколотить из себя какую-то картотеку со стеллажами правильных мыслей. Неестественно попросту, ведь ни один человек не может быть во всем правильным. Помнится, какой-то белый маг из Персии выдвигал теорию, что все живые существа созданы хаосом – категоричное такое заявленьице, но не лишенное смысла. Глава книги заканчивалась чем-то вроде: «…больше его никто и никогда не видел…». Свои же, небось, и запилили, чтобы моральные устои общества не подрывал…
Подумав, что увлекся, я вытащил руки из ручья, рассеянно наблюдая за тем, как вода на какие-то секунды окрашивается кровью, чтобы по воле течения тут же выцветать оттенок за оттенком. Пальцы уже с трудом сгибались – вода все еще была довольно холодной. Глубокие царапины и порезы все еще вяло сочились кровью, выглядя вызывающе-алыми на фоне побелевшей кожи.
Это все-таки странно, когда человек сознательно лезет в те же капканы, в которые животное попадает по неосторожности. Странность в том, как это капкановое правило переносится на другие жизненные ситуации – во что один влипает чисто случайно, в то же другой лезет по доброй воле…
Проклятье… Это больше не может продолжаться! Вся эта пафосная бравада, сопровождающаяся мыслительным подкопом под самого себя…
С остервенением зачерпнув пригоршню воды, умываюсь. Это понятно, что я не могу контролировать Бейбарсова, но почему чувствовать четкие контуры своего «Я» становится все сложнее? Магии у нас обоих больше нет, но вытравить из себя остаточное влияние чужой личности почему-то еще сложнее, чем раньше. Тогда темная аура Бейбарсова, как нефть, хлещущая из пробоины в днище танкера, расползалась по поверхности души, покрывая тоненькой масляной пленкой и убивая все живое… но я хотя бы знал, чувствовал, что происходит.
Хотя, такое уж оно остаточное? Связь же еще оставалась – пусть даже по уверению Медузии эта связь должна сойти на нет. Все, что она сказала тогда по этому поводу, укладывалось в компактную формулировку: «Пережди пару месяцев, само пройдет». К слову сказать, пару месяцев уже прошло. Того и гляди, еще раз пройдут. Но я нет-нет, а ощущал короткие, резкие всполохи чужих эмоций, от которых становилось настолько тоскливо, что было впору чуть ли не повеситься на стропилах лесничего домика и болтаться в проходе унылой вермишелью…
Это желание, однако, тоже не мое. Оно просто не может быть моим. Я знаю это настолько точно, насколько в принципе сейчас способен, – только это знание и спасает меня от того, чтобы окончательно двинуться…
Я сердито мотнул головой, подымаясь с колен и вытянув перед собой мокрые руки. Что-то все эти размышлизмы начинают смахивать на саможаление… Неужели все настолько страшно? Или мне настолько страшно? Да какой смысл отрицать – я действительно боюсь остаться человеком в крапинку. Звучит смешно, а смешного как-то маловато.

***
После недолгих поисков обнаружился спешно оброненный рюкзак. Я с утрированным вниманием уставился на дорогу, по которой мог бы пройти и с закрытыми глазами. Вдали уже виднелся ствол поваленного дерева, чуть наискось преграждающий дорогу. Приходилось либо перелезать через него, либо обходить; убрать эту громадину казалось возможным только при помощи магии. Ну, или при помощи парочки циклопов, что тоже не рассматривалось как вариант…
Здесь проще было обойти или перелезть, чем попусту продумывать варианты.
– Это начинает смахивать на раздвоение личности… – недовольно пробормотал я, минуя злополучное дерево. Да, начинает – и я отнюдь не про разговоры с самим собой.
Ему, наверное, фигово без магии…
Я постоянно ловил себя на этой мысли, перманентно ощущая вину перед Глебом. Сарданапал считал, что потеря силы послужит Бейбарсову уроком, но я, какие бы чувства ни испытывал к последнему, всерьез опасаюсь за его жизнь…
«Ты мне это брось, маечник! – помнится, рассердился Ягун. – Что-то терзают меня смутные сомнения на тему Бейтарелкина, устраивающего плановые пятиминутки самоугрызений! И уж тем более ты не виноват, что он взялся развлекаться с жидким зеркалом Тантала…»
Допустим, слова «некромаг» и «совесть» согласовываться упорно не хотели, да и оговорка насчет зеркала была в точку. Но ведь невозможно испытывать чувство вины как ответное? В отместку можно только нагадить кому-нибудь, а стыдиться таким образом мелочно и глупо. И лучше уж взять на себя вину, чем отрицать ее. Да и что бы там Ягун ни говорил, но ему явно было жалко Бейбарсова. Так жалеет порой простодушный лопухоид своего маргинала-соседа, по пьяной песне покалеченного и теперь с отвращением щупающего диски инвалидного кресла. А жалость – она же зачастую с подвывертом собственного благополучия… Вот интересно, любое ли чувство можно вывернуть наизнанку? Раньше я не думал даже и о том, что вообще можно, но этот вывод кажется вполне логичным. От ненависти до любви один шаг – такое сложно представить на практике, не покривив душой; насколько же проще думать, что оба эти чувства – изнаночная сторона друг друга. Но кто знает, какая изнанка может оказаться у его любви?
«Знаешь… иногда я хотел бы никогда не знать, что я маг…» – сказал я Тане когда-то. Теперь, не имея ни Тани, ни магии, я и сам уже не знаю, чего хочу.
Я скосил задумчивый взгляд на свою правую руку, заблудившись в пересечениях глубоких царапин. На указательном пальце тускло поблескивал магический перстень – то ли дань памяти, то ли излюбленному большей частью человечества душевному мазохизму, то ли просто побрякушка. Последнее, скорее всего, – я вроде как никогда не был любителем броского символизма, и становиться не хочу…
Как там говорилось? Если долго вглядываться в бездну, бездна начинает вглядываться в тебя… Однако я не держусь за свою магию, но магия держится за меня. Стоит только свыкнуться с мыслью, что ты теперь самый настоящий лопухоид, тебя тут же спешат уверить в обратном.
Ничто не появляется ниоткуда, равно как ничто не исчезает в никуда…

***
– Ничто не появляется ниоткуда, равно как ничто не исчезает в никуда, – в обычной своей четко-отрывистой манере произнесла доцент Горгонова, бесстрастно взирая на меня. Я стоял возле окна в ее кабинете, рассеянно теребя край свитера, мягкий и колючий одновременно; под ним где-то в районе грудины беспокойно ворочался Тангро. В словах моей бывшей учительницы был несколько грубоватый, но все же философский смысл, однако мне на тот момент было пофиг. Мягко скажем.
– Я хочу сказать, что человек, родившийся магом, не может ни с того ни с сего превратиться в лопухоида, какими бы ни были обстоятельства. – Гладкий бледный лоб на какой-то миг прорезала глубокая горизонтальная морщина. Впрочем, она исчезла так быстро, что я засомневался: не померещилось ли?
– То есть, вы хотите сказать, что я по-прежнему маг, или что я не утратил магию, или… что?
– Разумеется, ты по-прежнему маг, и даже магию утратил не всю. Но… не буду тебя обнадеживать, – губы Медузии чуть скривились: она явно находила смехотворной мысль кого-то обнадеживать, – того, что у тебя осталось, не хватит даже на самые простейшие заклинания…
– Это не важно, – я обернулся к ней, – я не чувствую себя инвалидом, или чем-то в таком роде… – сам не знаю, вру или нет.
– Я знаю, – словно бы разрешая мои сомнения, сказала Медузия. – Ты никогда не ценил свой дар так, как ценят его другие маги, верно?
– А вы его цените? – явная дерзость с моей стороны – хотя я лишился только магии, а не инстинкта самосохранения. Однако единственное, чего я добился – сардоническая усмешка, застывшая не на губах даже, а в глубине ее глаз.
– Хороший вопрос, Валялкин… Скажем так: ценить что-либо – не всегда означает страх это потерять. Но без этого страха сложно оценить некоторые константы в полной мере.
Слова были просты и понятны, но общий смысл все равно неведомым образом ускользал из под носа.
– Ты странный человек… или, вернее сказать, странный маг. Таких единицы… но множественное число, так или иначе.
– Зачем вы позвали меня? Не для того, чтобы говорить о моей уникальности, я правильно понимаю? – сухо поинтересовался я; мне было глубоко безразлично, что за подобный тон я мог быть превращен в кость для откормки хмырей.
– Что ж, ты прав: позвала по другой причине… – Медузия скептически хмыкнула, скрестив руки на груди. – Вообще-то, с тобой хотел побеседовать академик, но его вызвали в Магщество, – в этот раз на ее лице безошибочно читалась гримаса раздражения. – Несанкционированный ввоз опасного магического существа на территорию школы.
– Это они про сфинкса? Он же сам пришел, разве нет? – возмутился я.
– Мегар вообще не сфинкс, если уж на то пошло. И Кощеев об этом прекрасно знает! – Медузия сердито тряхнула волосами. – Но я снова отвлекаюсь. Как ты себя чувствуешь?
– Нормально, – я пожал плечами. – Ну, кости срослись, и все такое.
– Быстро срослись-то? – чуть насмешливо поинтересовалась она. Я задумался – а ведь действительно быстро.
– Неудивительно – Свеколт и Аббатикова неплохо подлатали Глеба, а значит и тебя.
– Что? – оцепенение тут же спало, словно бы его и вовсе не было. – Постойте… но ведь связь между нами… она же…
– Она усилилась, – закончила доцент Горгонова. – Я полагаю, что она исчезнет со временем. Это влияние артефакта, не только и не столько часть вашей с Бейбарсовым магии.
– Но исчезнет?
– Да. Твоя естественная защита будет отторгать магию зеркала постепенно, по мере ее ослабевания.
– Хоть так, – пробормотал я. Не могу даже сказать, что эта новость меня расстроила или разозлила. Такое ощущение, будто грудную клетку сдавил широкий стальной обруч; даже не могу подобрать название этому чувству.
– Еще кое-что: из-за нехватки магии у тебя повышенная чувствительность к внешним ее проявлениям.
– Это плохо?
– Я бы сказала – относительно хорошо. Ты сможешь почувствовать чужую магию; в твоем случае такая способность представляется весьма полезной.
– Это тоже развеется со временем?
– Не думаю… хоть и не рискну утверждать наверняка. Скорее всего, ослабнет, как только твой организм приспособится к отсутствию у тебя магических сил.
– И когда же он приспособится? – спросил я, хоть и догадывался. – Тогда же, когда исчезнет влияние зеркала Тантала?
– Верно.
Некоторое время темные с золотистой искрой глаза испытующе разглядывали меня.
– Я полагаю, ты не передумал?
– Не передумал что? Возвращаться обратно в лес? Нет, не передумал, – я снова передернул плечами, с ностальгией вспоминая одну из пересдач экзамена по нежитеведению. Бывают в мае такие деньки, когда готовиться к экзаменам попросту невозможно… и, чего уж там, бывают в друзьях любители пылесосов, которые сами не готовятся и другим мешают…
На какой-то миг у меня появилось такое чувство, что я снова учусь в Тибидохсе.
– Тебе было бы лучше вернуться в мир лопухоидов, к обычной жизни.
– Мне было бы не лучше, а всего лишь проще, – ответил я. К этому я был готов заранее – наслушался уже от Ягуна. – К тому же, вы сами только что сказали, что я не лопухоид.
– Что ж… подобного ответа я и ждала. Насколько я осведомлена, аспирантка Гроттер не составит вам компанию? – этот корявый переход на официальный тон словно был призван сгладить бестактность вопроса.
– Кто бы вас ни осведомил, он что-то больно осведомленный, – я выдавил из себя кислую ухмылку, но на душе кошки скребли. Сейчас это все еще было слишком болезненно, чтобы обсуждать.
– Не думаю, что я вправе лезть в твою личную жизнь; да я и не собираюсь. Меня интересует только один момент. Человеческий, так сказать, фактор.
– И какой же?
– Разыскивая многоглазку, упорно идя к намеченной цели, ты думал, что все обернется именно так?
Я вообще тогда много чего думал. Было неизменно страшно и…
– Да, – некоторое время спустя ответил я. – Но я надеялся, что у этой истории будет хороший конец… хотя, вполне возможно, что это он и есть, – с этими словами я улыбнулся – несколько мрачновато, но все же по-настоящему, впервые за последние дни.
– Удачи тебе, – немного помолчав, сказала доцент Горгонова. Я понял, что наш странноватый разговор подошел к концу. Подняв потрепанный рюкзак, лежащий у моих ног, я перекинул его через плечо.
– Спасибо.

***
Когда впереди показалась латаная-перелатаная крыша избушки, которую я гордо именую «дом», странное и вместе с тем знакомое ощущение заставило меня замереть на месте. По коже словно бы пробежал легион чуть ощутимо покалывающих искорок, которые устремились в самое сердце. Так мой организм реагирует на постороннюю магию.
Нежить бы сюда точно не полезла – по всему дому висят мощные обереги, заблаговременно припасенные еще в Тибидохсе. Я почти уверен, что где-то здесь маг.
Я судорожно сжал правую руку в кулак, от чего ободок перстня вдавился в подушечку ладони. Вот в такие моменты ощутимо не хватает родного Искрис Фронтис. А теперь у меня есть только лишь парочка хирургических иголок – полезная вещь, – и охотничий нож, которым я могу поранить разве что побеги мяты на полянке за оврагом. Ну, на худой конец где-то в боковом кармане рюкзака валялся еще и консервный.
Еще несколько минут я топтался на тропе, пока не сообразил дать пинка не моей паранойе и подумать: какого фига я вообразил, что кому-то понадобилось меня убить? Расслабившись, я уже спокойно побрел к дому.
Замашки берсерка с открывашкой окончательно испарились, когда я, толкнув дверь, узрел перед собой не кого-нибудь, а Лену Свеколт и Жанну Аббатикову. Вот уж кого я не ожидал здесь увидеть, так именно этих двоих. Свеколт, облокотившись на стол, рассеянно листала одну из многочисленных моих книг; Аббатикова же сидела на стуле, примостившись на самом краешке, словно бы опасалась, что стул рухнет. Они словно бы не сразу заметили мое появление, а я почему-то никак не решался нарушить молчание, хотя и сильно сомневался, что они не слышали скрипа досок на крыльце, и уж тем более – звука открывающейся двери.
Свеколт и Аббатикова разом уставились на меня одинаково немигающим взглядом. Я машинально отметил, что у обоих карие глаза – это было единственным сходством в их внешности. Даже взгляды отличались: Свеколт смотрела остро, тяжело и очень ясно; во взгляде второй некромагини правдоподобно-фальшивая наивность сочеталась с чуть заметной хитрецой.
– Привет, – уместно дружелюбным тоном произнесла Жанна, одарив меня сухой улыбкой слишком умной манекенщицы. Свеколт сдержанно кивнула, после чего водрузила книгу на вершину одной из горообразных стопок; опасно покачнувшись, та все-таки милостиво решила не падать. Меня же настолько выбил из колеи этот визит, что я даже не мог нашарить подходящей темы для разговора. Не спрашивать же сразу в лоб: вам что-то нужно?
– Эм… привет, – выдал я за отсутствием альтернатив. Тупое созерцание Аббатиковой, ковыряющей ногтем подпалину на спинке стула, помогло-таки наскрести вопрос:
– А где Тангро?
– Дракон-то? Там, в котле… – Свеколт махнула в сторону печи. Пройдя в указанном направлении, я действительно обнаружил в углу медный котел, в котором мирно посапывал Тангро. Собственно, только во время сна он бывает мирным.
Держать дома пелопонесского малого дракона – то еще развлечение. Без магии, как выяснилось, это гораздо сложнее. Порой нет-нет, а закрадывается в голову предательская мысль, что магия – нечто более важное, чем я думал. В принципе, вполне себе мысль человека, который был магом столько времени… Но я тут же отгонял ее куда подальше. Ведь жалеть себя – это то, чего я боюсь едва ли не в первую очередь. Раз за разом делая себе подобные уступки, ты все ближе к тому, чтобы опустить руки, сдаться, пока однажды не сдаешься раз и навсегда; не ослабеешь настолько, чтобы перестать отвечать за свои поступки и позволить жизни управлять собой.
Соловей настаивал, чтобы я оставил Тангро – мол, как ты будешь держать дракона, в деревянном доме да без магии? Разумеется, я не согласился, да еще и здорово разозлился на него. Но мысль согласиться… она была. Крепенькая такая мысль, зреющая… словно бы груша, готовая сорваться с ветки. Я готов был ненавидеть себя за одну только эту мысль.
Хотя, конечно, Соловей был прав – в моем случае это своеобразное баловство с зажигалкой. Туповатый, конечно, каламбур.
Я опомнился – медитировать сейчас было как минимум невежливо. Некромагини, впрочем, не спешили привлечь мое внимание, продолжая испытующе разглядывать меня. Неприятный все-таки взгляд у некромагов; вроде бы даже и доброжелательный, а все равно так и читается в глубине широких зрачков: «Привет от патологоанатома!».
– Вам повезло, что он еще не проснулся. Драконы и лошади интуитивно ненавидят некромагов.
– Огромное спасибо за матчасть, Ванечка, – насмешливо поблагодарила Лена, вздернув острый подбородок. Да уж… было бы странно думать, что они этого не знают. Еще и это ее «Ванечка» неприятно резануло слух, напомнив о Зализиной.
– Да не за что. Я так полагаю, вы не о матчасти побеседовать пришли?
– Совсем не о матчасти, – Свеколт потерла переносицу, после чего снова обратила на меня свои холодные глаза. – Разговор будет не из легких, но я прошу тебя дослушать до конца и попытаться понять…
Уж мне эти крайне обнадеживающие предисловия.
– Это касается Бейбарсова, верно? – хмуро поинтересовался я. Краем глаза замечаю, что брови Аббатиковой нахмурены, а губы дрогнули, словно бы она вот-вот заплачет.
– Если конкретизировать, то речь пойдет о вас с Глебом.
Звучит так себе. Нет – звучит довольно плохо. А впрочем, от разговора особого вреда не будет, как я наивно полагал.
– Ладно. Я вас слушаю.
– Полагаю, ты уже знаешь о том, что сейчас связь между тобой и Глебом гораздо сильнее, чем когда-либо? – я кивнул. – Чувствуешь это? – снова киваю. – Хорошо… а переносишь как?
– Так себе, – честно ответил я. – Мое моральное состояние порой настолько далеко от идеала, что просто до Венеры пешком и дальше на перекладных. Но, в принципе, терпеть можно.
Аббатикова задумчиво хмыкнула, переглядываясь со своей подругой.
– Ты по-прежнему переносишь все это легче, чем Глеб. Вот она – вселенская несправедливость!
– С моей точки зрения – очень даже справедливость, – спокойно парировал я. Жанна кивнула, кривовато улыбаясь.
– Существует способ ослабить связь, – продолжила Лена как ни в чем не бывало. – Это, по крайней мере, гарантирует, что оба вы доживете до того памятного момента, когда в глазах Аиды Плаховны перестанете быть комплектом.
– И какой же способ?
– Вам с Глебом некоторое время придется пожить вместе.
Я не мог это сейчас услышать, ведь правда?
Нет, маечник, именно это ты сейчас услышал.
– Вы… ты… Свеколт, ты хоть понимаешь, что сказала?
– Я зачастую склонна понимать то, что говорю, знаешь ли. Будь то аспект семантики, полутонов или банальная метафора, – холодно отрезала Свеколт. – И знаешь… мне не кажется, что я прошу о чем-то архисложном.
– Разумеется, тебе не кажется! – возразила Жанна. – И я что-то не заметила, что ты его о чем-то просила.
– В конце концов, его интерес здесь тоже есть!..
Мне определенно больше симпатична Аббатикова, но, говоря по справедливости, обе эти роковые барышни меня утомляют. Могли бы не говорить обо мне в третьем лице, к слову-то…
– Я бы не стал утверждать, что есть. Мой интерес.
Они осеклись и снова уставились на меня с излишним вниманием. Казалось бы, на дне их глаз тоже магия, от которой по коже шли мурашки, а сердцебиение зашкаливало за критическую отметку.
– Действительно, какой тут интерес, – усмехнулась Свеколт гораздо более мягко, чем до этого. – Я верю, что ты можешь перетерпеть все последствия магии зеркала. Но вспомни, Чумиха тебя побери: убьют одного – умрут оба!
– А что, Глеба кто-то хочет убить? – удивился я.
– Наш очаровашка Бейбарсов, конечно, много кому успел насолить, но в настоящее время количество претендентов на его жизнь сократилось до одного.
– И кто же это?
– Сам Глеб, – бесцветным каким-то голосом ответила она. Это отсутствие интонаций сказало мне куда больше, чем могло бы сказать что-нибудь по-девчоночьи слезливое. Мне стало еще больше не по себе.
– Ты ему нужен, – подала голос Аббатикова. – Да, это верно, что ты перетерпишь, как Лена уже сказала. Но Глебу гораздо хуже. Он сходит с ума, причем семимильными шагами.
– Вот только не надо, – усилием воли я сохраняю ровный голос, – не надо давить на жалость… пожалуйста.
– Не в жалости дело. Он действительно в плачевном состоянии.
– Что с ним? – я старался, чтобы голос звучал безразлично, но вышло скверно. Мне не все равно; уж не знаю, с какой радости.
– Глеб всегда был… м-м… более восприимчив к влиянию жидкого зеркала Тантала, поэтому особенно остро переносит ее усиление. Раньше его поддерживала некромагия, но теперь бурно проведенная молодость капитально аукнулась, – Свеколт невесело хмыкнула. – Так уж вышло, что без магии и нашей ментальной связи в его жизни осталась единственная константа – ты.
– Но почему?! Объясни, что ему даст мое присутствие рядом? – раздраженно потребовал я, сделав пару широких шагов ближе к некромагиням; сердце снова заметалось в груди, словно бы между ребер пуля принялась рикошетить туда-сюда.
– Объясняю, – она пожала плечами. – Отсутствие у вас обоих магии пошатнуло стабильность связи, созданной зеркалом. И теперь она тем сильнее, чем дальше друг от друга вы находитесь. Впрочем, раньше подобный эффект тоже был, хоть и не в столь радикальной форме… не замечал, нет?
С губ вот-вот сорвалось бы резкое: «Нет!», но я осекся на полуслове. В голове возник Бейбарсов, почему-то такой, каким я его видел в предпоследний раз – темный костюм, щегольские светлые туфли, наполовину скрытое волосами лицо и горящий взгляд. Такой странный, такой… чужой.
Она права – никогда я не чувствовал себя настолько собой. Вот только от этой правоты легче не становится.
– Допустим, я соглашусь, – произнес я, злясь на самого себя за заведомое согласие. – Но как вы Бейбарсова заставите?
– Это не сложно, – Жанна вздохнула. – Я не удивлюсь, если Глеб вообще никак не отреагирует… и ты не удивляйся, если что.
– В данной ситуации уже сложно чему-то удивиться.
– Послушай молодого человека, Жанна, – с сарказмом посоветовала ей Свеколт, – молодой человек дело говорит!
Аббатикова метнула в ее сторону раздраженный взгляд, но Свеколт снова смотрела на меня.
– Так что? Ты согласен?
– Как будто ты сама не знаешь, – неохотно ответил я. – Согласен.
– Весьма благоразумно с твоей стороны.
Сухо поблагодарив, она направилась в сторону выхода.
– Жанн, не задерживайся. Нам еще Бейбарсову мозги вправлять.
Аббатикова действительно не последовала за ней, а осталась стоять напротив меня. Взгляд, который я назвал лукаво-наивным, как-то странно потух, и я испытал какое-то иррациональное чувство жалости к этой девушке.
– Не сердись на Ленку. Она же совсем не такая резкая, просто сейчас сама не своя из-за Глеба и его выкрутасов.
Я кивнул, понимая состояние Свеколт; оно было заметно невооруженным глазом.
– Я знаю, что не могу тебя просить о таком, но в этой ситуации просто больше некого просить… Постарайся привести его в чувство.
– Сделаю все, что смогу. Если вообще что-то смогу, конечно. Он же меня ненавидит.
– Он потерял интерес к таким чувствам, как любовь и ненависть. Сейчас Глеба интересует только его собственная боль во всех ее проявлениях.
В словах Аббатиковой был какой-то не до конца понятный подтекст, но я не был готов расшифровывать его прямо сейчас; и без того есть, над чем подумать.
Проводив Жанну, я устало сполз вдоль двери и уселся прямо на пол, принимаясь разглядывать свои руки, покрытые разнокалиберными полосами подсыхающей крови.
За какие-то двадцать минут обычный мой день превратился в черт-те что, а я даже досаду испытать не могу.
Ближайшее время мне предстоит жить под одной крышей с Бейбарсовым, а я даже не знаю, как к этому отнестись…
Вывод? Нет вывода. Он то ли между царапинами, то ли между половицами, то ли между бредом и маразмом; пусть даже сама мысль из оперы: «Что получится, если сложить два добра и два помидора?»
Я твердо знаю только одно: даже если бы меня воротило от одной мысли о Глебе, как было когда-то, – я бы все равно согласился. Просто знаю, что согласился бы. Не из жалости, не из интереса и даже не из-за пресловутого чувства вины. Интуитивно я ощущаю, что должен был согласиться, так или иначе. А маг без интуиции – это на порядок хуже, чем маг без магии.
...на главную...


июль 2020  
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031

июнь 2020  
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930

...календарь 2004-2020...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2020.07.07 00:00:30
Когда Бездна Всматривается В Тебя [0] (Звездные войны)


2020.07.05 10:43:31
Змееглоты [5] ()


2020.07.05 09:41:03
Рау [6] (Оригинальные произведения)


2020.06.30 00:05:06
Наследники Морлы [1] (Оригинальные произведения)


2020.06.29 23:17:07
Без права на ничью [3] (Гарри Поттер)


2020.06.29 22:34:25
Наши встречи [4] (Неуловимые мстители)


2020.06.26 22:37:36
Своя цена [22] (Гарри Поттер)


2020.06.24 17:45:31
Рифмоплетение [5] (Оригинальные произведения)


2020.06.21 07:52:40
Поезд в Средиземье [5] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.06.19 16:35:30
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2020.06.14 09:35:34
Работа для ведьмы из хорошей семьи [4] (Гарри Поттер)


2020.06.13 11:35:57
Дамбигуд & Волдигуд [7] (Гарри Поттер)


2020.06.12 10:32:06
Глюки. Возвращение [238] (Оригинальные произведения)


2020.06.11 01:14:57
Драбблы по Отблескам Этерны [4] (Отблески Этерны)


2020.06.06 14:46:13
Злоключения Драко Малфоя, хорька [36] (Гарри Поттер)


2020.06.01 14:14:36
Своя сторона [0] (Благие знамения)


2020.05.29 18:07:36
Безопасный поворот [1] (Гарри Поттер)


2020.05.24 16:23:01
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [1] (Оригинальные произведения)


2020.05.15 16:23:54
Странное понятие о доброте [2] (Произведения Джейн Остин)


2020.05.14 17:54:28
Veritalogia [0] (Оригинальные произведения)


2020.05.11 12:42:11
Отвергнутый рай [24] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.05.10 15:26:21
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


2020.05.10 00:46:15
Созидатели [1] (Гарри Поттер)


2020.05.07 21:17:11
Хогвардс. Русские возвращаются [357] (Гарри Поттер)


2020.05.04 23:47:13
Prized [6] ()


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2020, by KAGERO ©.