Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

— Так ты думаешь, что все же не стоит приглашать Седрика Диггори пойти со мной на бал? — задумчиво спросил Гарри у Рона.

Список фандомов

Гарри Поттер[18479]
Оригинальные произведения[1239]
Шерлок Холмс[715]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[139]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[110]
Произведения А. и Б. Стругацких[107]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12695 авторов
- 26941 фиков
- 8615 анекдотов
- 17678 перлов
- 674 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...


Данный материал может содержать сцены насилия, описание однополых связей и других НЕДЕТСКИХ отношений.
Я предупрежден(-а) и осознаю, что делаю, читая нижеизложенный текст/просматривая видео.

Замечательный отец

Автор/-ы, переводчик/-и: Tricster
пер.: eVanesSco
Бета:Нет
Рейтинг:PG-13
Размер:мини
Пейринг:Ягами Сойчиро/Эл, косвенно упоминается Лайт/Эл
Жанр:Angst, Drama, Missing scene
Отказ:Отказываюсь от всех прав на фик
Фандом:Тетрадь Смерти
Аннотация:Срок жизни Эл подходит к концу. Детектив обращается к Ягами Соичиро со странной просьбой.
Комментарии:Выкладываю фик с разрешения автора
Каталог:нет
Предупреждения:слэш
Статус:Закончен
Выложен:2011.05.26 (последнее обновление: 2011.05.26 13:32:49)
 открыть весь фик для сохранения в отдельном окне
 просмотреть/оставить комментарии [2]
 фик был просмотрен 1300 раз(-a)



«-Вы— замечательный отец, Ягами-сан» — говорит великий детектив по прозвищу Эл, медленно переставляя фигурку на шахматной доске. Он играет один. Сам с собой. Соперника, что мог играть с ним на равных больше нет.
А Ягами-сан стоит рядом, и смотрит на растрепанные черные волосы, следит за заторможенными движениями узких бледных рук, видит отрешенное и лицо. Человек, сидящий перед ним, умрет через 22 часа. Через промежуток времени меньший, чем сутки, он исчезнет, и не оставит после себя ничего — только эту последнюю, решенную головоломку. Распутанное дело, которое стоило ему жизни. Никто никогда не узнает, кем был загадочный детектив Эл, так же, как не станет известным имя подлинного Киры. Никогда — и это утешает, но и заполоняет грудь шефа полиции Ягами тяжестью, сродни холодному вязкому желе. Это единственное слово — никогда. Многие вещи теперь не произойдут уже — никогда. Никогда больше в газетах и по телевидению они не услышат о загадочных сердечных приступах, никогда больше имя «Кира» не будет произносится с таким страхом и трепетом, как раньше, никогда — и на это старый полицейский надеется больше всего — он не будет переживать о месте нахождения проклятой Тетради. А еще он никогда — никогда — больше не увидит улыбки своего сына. Вот и все. Только и всего. Горе одного отца, нет, одной семьи — ничто по сравнению со спокойствием и благополучием мира. Это правильно. Это справедливо. Вот и все.
Белый слон со стуком становится на пустую клетку. Шорох фольги и хруст шоколада. Если Рюдзаки и способен испытывать волнение, то ни одно его движение не свидетельствует об этом.
– Моё время истекает. Я буду признателен, если вы оставите меня одного. — произносит он. Поднимает голову, и улыбается. Это выглядит так неестественно, так жалко, и так...до тошноты правдиво. Сойчиро чувствует это — как всегда мог чувствовать правду. И тяжесть в груди перерождается в подобие боли — так улыбается ребенок, не осознающий приближения смерти. Но разве это так? Эл не ребенок. Он все просчитал заранее, он сам выбрал этот исход, он знал, на что идет. Все верно, Эл — не ребенок. А Рюдзаки?... Ягами-сан не знает ответа на этот вопрос. И ему следует уйти. Его только-что об этом попросили.
– Для меня было честью работать с вами — дежурная фраза, которая ничего не значит. И все-же Сойчиро пытается вложить в нее искренность. Он коротко кланяется, и следует к выходу. Это все, что ему остается, так всегда бывает, когда история подходит к финалу. Не дойдя до двери какого-то шага он остановился. Так нельзя. Он не может уйти так просто.
– Рюдзаки, если я могу сделать что-то для вас...
Эл не отвечает. Ягами-сан видит лишь его сгорбленную спину, но слух предоставляет доказательство того, что Эл отреагировал на его слова — стук шахмат и шуршание фольги прекратились. Сойчиро преодолевает разделяющее их расстояние — белый пол, светлые стены комнаты, яркий свет. Как всегда — чистота и порядок, но чего-то не хватает. Ощущение утраты обостряется до предела, и обоюдное молчание работает, словно усилитель.
– Рюдзаки?...
Рука Эл подрагивает, когда он медленно откладывает недоеденную плитку на диван, взгляд его неотрывно прикован к стене напротив.
– Что ж, если вы сами предлагаете, Ягами-сан, я попрошу вас об одолжении. Запомните, я не стал-бы даже заводить об этом разговор по собственной инициативе. — Детектив замолкает, не поднимая взгляд на собеседника, и тот вынужден сам прервать затянувшееся молчание:
– Это так, Рюдзаки. Я сам предложил, так что не переживайте. В конце-концов, я могу отказаться .
– В таком случае... — веки Эл смыкаются лишь на секунду, перед тем, как он произносит: — Я хочу вступить с вами в физическую близость, Ягами-сан.
Эта фраза ошеломляет. Кажется невероятным, невозможным, что с губ Эл могут слететь такие слова. Детектив, похоже, и сам не верит в то, что произносит их, а потому продолжает — быстро, единым духом, без дрожи в голосе и без тени эмоций на лице:
– У меня не было сексуального опыта за всю мою жизнь. И, учитывая обстоятельства, уже не будет. Вероятность того, что я найду приемлемого партнера за ближайшие 22 часа равняется примерно двум процентам, что, согласитесь, крайне немного. Вы — приемлемый для меня партнер, Ягами-сан. — Рюдзаки сделал быстрый вдох — Но я отдаю себе отчет в том, как некорректна моя просьба. Поэтому можете просто уйти, уверяю, я пойму. Совершенно естественно, что для вас все это могло прозвучать оскорбительно.
Молчание. Три секунды, пять, пятнадцать...Лицо Эл все-так же бесстрастно, взгляд — так же неподвижен, но Ягами-сан видит, как быстро пульсирует жилка на бледной шее, как напряжены вцепившиеся в колени бескровные пальцы, как мелко подрагивают ресницы. Рюдзаки ждет ответа. И боится услышать его. Великий детектив...нет, только человек, растерянный, бледный, и напуганный. И бесконечно усталый. Человек. Таким шеф полиции видит его впервые. И — он понимает это с пронзительной четкостью — в последний раз. Согласится на эту просьбу — немыслимо. Отказать — выше его сил. Но что делать? Переступать через табу — всегда тяжело, а сейчас — кажется и вовсе невозможным. Как найти слова для отказа...или для согласия? Как вести себя с ним, как смотреть на него, как говорить? Как, наконец, это возможно вообще — переспать с мужчиной? Искать ответ бессмысленно. Надо только решить — да или нет. Что будет сложнее — выполнить желание Эл, или уйти, предоставив себя тяжелой памяти — возможно, на долгие годы?
А Эл все ждал. Безмолвно и неподвижно, и его пальцы должно-быть, уже онемели от напряжения. Застывшие губы начинали подрагивать — еще немного, и он нарушит эту молчаливую неловкость. Надо решится. Сейчас. Но Ягами-сан не успел:
– Я понял — с трудом шевельнул губами этот напряженный, бледный человек. Его взгляд, по-прежнему, был прикован к стене — прошу прощения. Нет надобности что-либо объяснять, Ягами-сан. Вы можете идти. — он обессиленно закрыл глаза, и сглотнул ком в горле. Кадык на тонкой шее поднялся и опустился.
Шеф полиции Сойчиро Ягами не выдержал. Тяжело видеть Эл обессиленным, но еще тяжелее — отчаявшимся. «Такого просто не должно быть. Эл не должен быть таким» — и он принимает решение. Тяжело опускается на маленький диван рядом с детективом, и подтягивает к себе это хрупкое, диспропорциональное тело в несоразмерно широкой одежде. Эл вздрагивает от потрясения, пытается поднять голову — но она оказывается прижатой к теплой широкой груди. Дрожь сотрясает его — от этой внезапной близости, от чужого прикосновения, от осознания того, что на его просьбу ответили согласием. Это горячо, и дико, и страшно, но вместе с тем — так желанно. Силы оставляют детектива, и в следующий миг Сойчиро чувствует, как расслабляется тело в его объятиях — словно вся воля разом ушла из него. Глаза Рюдзаки крепко зажмурены, дыхание — похоже на птичье, а сердце...нет, оно даже не колотилось — заходилось в ударах, неистово и жутко. Старый полицейский крепче смыкает руки, и чувствует, почти видит, как внутри этого тела, на самой-самой глубине свернулась кольцами, как притаившаяся змея, боль. Такая свежая — и вместе с тем давняя, такая горячая и живая. Словно наделенная собственным разумом и волей к жизни, она сжигала тщедушное тело Рюдзаки изнутри, выпивала его досуха.
«22 часа жизни. Даже меньше, если быть точным. Что можно успеть за это время? Что хочешь успеть ты, Рюдзаки? Просто познать сладость близости, или...?» Но в этот момент с губ Эл слетает приглушенный всхлип, и Ягами-сан перестает задавать себе вопросы. К чему вопросы, если сейчас в его объятиях ребенок — заблудившийся и одинокий. Ребенок, потерявший...отца? Или кем ему приходился этот Ватари? Все это неважно, все отступает перед теплым, дрожащим телом в его руках, перед взглядом — отчаявшимся и голодным. В этот момент исчезают величайший в мире детектив и офицер японской полиции — остаются лишь осиротевший ребенок, о отец, потерявший сына. И отец баюкает у себя на руках чужое дитя, и его руки гладят, не переставая, сгорбленную спину. А с фотографии на краешке дивана смотрит Ватари. Но не на них, а в потолок. И это к счастью. Ягами-сан от всей души надеется, что ни Ватари, ни его дорогой Лайт не увидят с небес того, что совсем скоро произойдет в этой комнате. Никому не следует на это смотреть.

* * *

Вечерний сумрак уже опустился на город, когда Сойчиро последний раз переступил порог штаб-квартиры. На улице шел дождь, что было типично для конца осени. Ягами-сан некоторое время простоял на одном месте в растерянности, а потом, плотнее закутавшись в плащ, и застегнув его под горло, быстро зашагал вперед. Не домой — возвращаться туда было слишком тягостно после случившегося. Не в какое-нибудь кафе, где можно-бы пропустить стаканчик рисовой водки по случаю тоски — Ягами-сан не имел такой привычки. Он просто шел — и это казалось ему единственным выходом и спасением. Вокруг зажигались вечерние огоньки, дождь становился чаще, а он все шел, не замедляя шага. Горожане торопились по своим делам, но Ягами-сан чувствовал себя, словно в пустыне. Он был замкнут внутри себя, за воротом своего пальто, как за семью замками, и чувствовал бесконечную усталость и одиночество. Где-то там, за его спиной, в опустевшем штабе, остался в ожидании своей смерти некий человек. Это человек не был ему близок, хотя на несколько часов стал его любовником. А теперь все, что ему осталось — одинокая смерть. Но Рюдзаки сам выбрал одиночество в этот час, и Ягами-сан вовсе не должен испытывать угрызения совести, или что-то в этом роде, и все-же....Все-же.
Ягами-сан вдруг разом почувствовал всю тяжесть своего возраста, словно холод осел в его суставах, тело и разум покрыла липкая пленка — не то от усталости, не то от грязи. Горло и грудь сдавили тугие обручи. Он ощутил выматывающую тоску. Виной этому было не то, что он переспал с мужчиной. И даже не то, что этим мужчиной был Эл. И даже — Ягами-сан горько усмехнулся — не то, что его любовник годился ему в сыновья. Что-же тут, в конце-концов, такого необычного? Разве в жизни так не бывает? Разве люди не спят друг с другом от отчаяния, от страха перед одиночеством? Ведь так бывает. Что с того, что во время их близости Сойчиро казалось, что он делает нечто невообразимое — совращает сына, или младшего брата? Что с того, что что при всей абсурдности происходящего он получал удовольствие от этого слияния? Так-ли важно даже, что с губ Рюдзаки в минуты исступления то и дело срывалось имя — до боли знакомое им обоим. И так ли важно, — старый офицер сжал кулаки — что это было имя его сына? «Лайт» — шептали и выкрикивали губы Эл в ответ на ласки и прикосновения, «Лайт» — вот и все, что он мог произнести... Что ж, в который раз подумал Сойчиро, так ведь тоже бывает...
На улице совсем стемнело, фары проезжающих мимо машин сливались с иллюминацией города, отовсюду были слышны обрывки разговоров — веселых или деловых, ничего не значащая болтовня обыденной жизни. Дождь почти утих. Ягами-сан замедлил ход, а потом и вовсе остановился. Он повернулся туда, откуда пришел, но, конечно же, здания штаба уже не было видно. Его окружали привычные японские улицы — яркие и оживленные. Последние дождевые капли падали на асфальт, пальто Сойчиро промокло, и холодные руки все никак не согревались в карманах. Полицейский бросил последний взгляд в темноту, а потом снова зашагал. На этот раз — домой. Он должен возвращаться к тем, которым сейчас тоже нужен отец и муж. «Вы — замечательный отец, Ягами-сан» — разве не так сказал Рюдзаки? Невыносимо будет его подвести.
Он никогда больше не переступит порог штаб квартиры. После смерти Эл за его телом придут другие. Пусть это будут Мацуда, Айзава, или кто угодно другой — Сойчиро Ягами не станет их сопровождать. Пусть Эл останется для него великой загадкой, ушедшей в никуда, просто исчезнувшим, растворившимся, но не умершим. Ягами-сан не хотел увидеть мертвым еще одного ребенка.
«Вы — замечательный отец, Ягами-сан» — сказал великий детектив по прозвищу Эл. Замечательный отец Ягами Сойчиро шел домой. Он потерял двоих гениальных, лучших на свете сыновей.
...на главную...


сентябрь 2020  
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930

август 2020  
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31

...календарь 2004-2020...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2020.09.22 10:06:44
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [1] (Оригинальные произведения)


2020.09.20 00:08:55
Лживые жесты [0] (Гарри Поттер)


2020.09.17 18:46:21
This Boy\'s Life [0] (Гарри Поттер)


2020.09.11 09:39:43
Змееглоты [8] ()


2020.09.09 23:49:00
Дочь зельевара [195] (Гарри Поттер)


2020.09.04 18:58:33
Наши встречи [5] (Неуловимые мстители)


2020.09.03 12:50:48
Просто быть рядом [42] (Гарри Поттер)


2020.09.01 01:10:33
Обреченные быть [8] (Гарри Поттер)


2020.08.30 15:04:19
Своя сторона [0] (Благие знамения)


2020.08.30 12:01:46
Смерти нет [1] (Гарри Поттер)


2020.08.30 02:57:15
Быть Северусом Снейпом [256] (Гарри Поттер)


2020.08.28 19:06:52
Её сын [1] (Гарри Поттер, Однажды)


2020.08.28 16:26:48
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2020.08.26 18:40:03
Не все так просто [0] (Оригинальные произведения)


2020.08.15 17:52:42
Прячься [5] (Гарри Поттер)


2020.08.13 15:10:37
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2020.08.08 21:56:14
Поезд в Средиземье [6] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.07.26 16:29:13
В качестве подарка [69] (Гарри Поттер)


2020.07.24 19:02:49
Китайские встречи [4] (Гарри Поттер)


2020.07.24 18:03:54
Когда исчезнут фейри [2] (Гарри Поттер)


2020.07.24 13:06:02
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


2020.07.19 13:15:56
Работа для ведьмы из хорошей семьи [7] (Гарри Поттер)


2020.07.10 23:17:10
Рау [7] (Оригинальные произведения)


2020.07.10 13:26:17
Фикачики [100] (Гарри Поттер)


2020.06.30 00:05:06
Наследники Морлы [1] (Оригинальные произведения)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2020, by KAGERO ©.