Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

МинМагии провело аттестацию преподавателей Хогвартса, прислало результаты Дамблдору.
Дамблдор открывает первый пергамент, там заголовок: "Отличные преподаватели", ниже перечень
-Ага, - думает, - как много у нас отличных преподавателей. Надо бы им выдать премию. Интересно, а где же Северус?
Открывает следующий пергамент, "Хорошие преподаватели". Там список побольше. Снейпа снова нет.
"Нормальные преподаватели". Ну, тут Снейпа нет и быть не может, это понятно.
"Плохие преподаватели".
-Хагрид. А Снейпа нет.
- Странно...
Берёт следующий пергамент, "Ужасные преподаватели".
Думает:
-Может, здесь? Вот просил ведь, не язвить при комиссии. Вот допрыгался.
Крауч-мл. Снейпа нет.
Следующий пергамент - "Отвратительные преподаватели".
-Неужели здесь? Наверное, Поттер постарался, наговорил. И друзья его. А может, весь Гриффиндор свидетельствовал?
Локхарт. Снейпа нет.
Берёт последний пергамент. Заголовок: "Профессор Северус Снейп".

Список фандомов

Гарри Поттер[18471]
Оригинальные произведения[1236]
Шерлок Холмс[715]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[135]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[110]
Произведения А. и Б. Стругацких[106]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12666 авторов
- 26939 фиков
- 8606 анекдотов
- 17671 перлов
- 665 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...


Реабилитационный период для Терпсихоры

Автор/-ы, переводчик/-и: Yulita_Ran
Бета:нет
Рейтинг:R
Размер:мини
Пейринг:ГП/ГГ
Жанр:AU, Drama, Romance
Отказ:все – миссис Роулинг, автор просто мечтает и фаназирует
Вызов:Тайны богов, или Cиртаки с Гарри Поттером
Фандом:Гарри Поттер
Аннотация:на острове Крит очень синее небо. В воздухе здесь разлита древняя магия, и так легко снова почувствовать себя живым…
Комментарии:Второе место на фесте Тайны богов или Сиртаки с Гарри Поттером на Форуме Четырх Основателей
Каталог:Пост-Хогвартс
Предупреждения:нет
Статус:Закончен
Выложен:2011.05.05 (последнее обновление: 2011.05.03 09:30:51)
 открыть весь фик для сохранения в отдельном окне
 просмотреть/оставить комментарии [4]
 фик был просмотрен 3337 раз(-a)



Небо над Критом невероятного синего цвета, словно кто-то щедрой рукой плеснул из банки лазури и произнес заклинание вечной ясной погоды. Море не отстает от неба – но тут из банки плеснули уже не лазури, а бирюзы, и заклинание использовали другое, что-то вроде согревающих чар. На Крите очень древняя магия, она разлита в горячем воздухе, дрожит зыбким маревом над маслиновыми деревьями и острыми скалами, солеными брызгами и белой пеной вскипает в морских волнах, сочится из-под песка и мелких мраморных осколков, усеивающих причудливо изрезанную линию пляжа.

Остров полон древней магии, но самих магов здесь почти нет – только парочка древних, почерневших от старости и солнца старух, что коротают дни, сидя в тени своих белостенных домиков с плоскими крышами, и перебирают узловатыми пальцами сухие травы и вязанки жгучего перца. На острове толпы туристов, хорошо развитый гостиничный бизнес, и затеряться здесь совсем несложно, особенно если вовремя использовать отводящие взгляд чары, чтобы на тебя лишний раз не обращали внимания. Сентябрь – райское время на Крите, и Гарри нравится здесь, в окружении разноязыких маглов, притворяться самым обычным человеком, юношей из хорошей семьи, который вместе со своей подругой путешествует по миру перед поступлением в университет. Хорошая легенда, весьма убедительная и почти правдивая, особенно в той части, что касается происхождения – разве кто-то посмеет сказать, что Поттеры были недостойной семьей?

На Крите Гермиона много говорит, чего с ней давно уже не случалось. Она говорит, что здесь оживают легенды, и время застыло в какой-то невероятной петле, и часами бродит по античным руинам – то ли лабиринта, то ли царского дворца, то ли лабиринта во дворце – в деталях рассказывая Гарри о крито-микенской культуре, нити Ариадны и культе быков в античном мире. Гарри смотрит на то, как выбиваются из-под светлого полотняного платка выгоревшие на критском солнце гермионины волосы, как покрывается смешными и трогательными веснушками ее нос, как с каждым днем кожа приобретает все больше и больше сходства с молочной шоколадкой – и ему абсолютно наплевать, что там случилось с Минотавром, Тесеем, Одиссеем и прочими древними греками. За один только звук голоса Гермионы он отдал бы, не задумываясь, всю историю древнего мира и новейшего времени в придачу. Гарри послушно ходит вслед за подругой среди колонн и остатков мозаик и глупо улыбается, когда думает, что Гермиона этого не видит.

Иногда они проводят целый день, лениво валяясь на пляже под чарами климат-контроля. Пока магия заботится о том, чтобы они не перегрелись и не обгорели, Гарри загребает горстями песок и мелкий ракушечник, пропускает струйкой сквозь пальцы, бездумно глядит в ослепительную синеву неба и ощущает, как его сердце замирает всякий раз, когда Гермиона подключается к игре «потрогай каждую песчинку на Крите», и ее пальцы случайно соприкасаются с его рукой. В такие дни Гермиона молчит, и к вечеру Гарри уже изнывает от беспокойства, но все обходится – леденцовое оранжевое солнце с шипением садится в бирюзовые волны, на ужин подают свежую камбалу и молодое вино, Гермиона учит греческий и шутит с кудрявым официантом. Гарри одновременно готов убить официанта и повесить ему на шею орден Мерлина – за то, что заставил Гермиону улыбнуться.

Утром, когда море неподвижно, словно волшебное прозрачное зеркало, они подолгу, до изнеможения, плавают, а когда устают, ложатся на воду и запрокидывают головы вверх. Гарри кажется, что они живут так целую вечность, хотя на самом деле не прошло и месяца с тех пор, как они на Крите. В любом случае, он готов провести так всю оставшуюся жизнь – лежа на поверхности воды и глядя в небеса. Или наблюдая за тем, как рядом плещется Гермиона. Гарри видит, что в воде она чувствует себя так естественно, словно дельфиниха, если только бывают дельфинихи с кудрявыми волосами и худыми коленками. Когда она выходит из моря в своем скромном, расписанном мелкими цветочками, купальнике, и капельки соленой воды стекают по ее загорелой коже, он всякий раз сглатывает и отводит глаза, чтобы не пялиться слишком сильно.

Однажды они становятся гостями на деревенской свадьбе и вместе с двумя сотнями шумных и смуглых маглов пьют ледяное вино, едят баранину с красным перцем и жареные баклажаны, и отбивают себе все ладони, аплодируя певцам и танцорам. Жених и невеста очень молоды и хороши собой, и наблюдая за ними, просто невозможно не думать о том, какой могла бы быть свадьба Гарри Поттера и Гермионы Грейнджер, и как бы Грейнджер выглядела в подвенечном наряде. Праздник идет своим чередом, и Гарри нестерпимо хочется напиться, а у Гермионы вдруг возникает желание потанцевать.

- Я хочу научиться танцевать сиртаки! – восклицает она и увлекает друга за собой в круг танцующих. Гарри старается не сбиться с ритма и с трудом подавляет в себе всплеск стихийной магии, глядя на то, как молодые греки, с бронзовой кожей и блестящими, словно влажные маслины, глазами, вьются вокруг Гермионы, обшаривая жадными взглядами ее тело.

- Ты Терпсихора, – говорит Гарри ей вечером после свадьбы. Они сидят на берегу, возле костра, и перед ними шумно вздыхает темная громада моря, а вверху огромные южные звезды звенящим шепотом переговариваются о чем-то своем, звездном. В голове у Гарри шумит, на сердце удивительно легко, и кажется, будто весь мир принадлежит только им двоим – ему и его удивительной подруге.

- Ты Терпсихора, Афродита и все прочие греческие богини, – говорит Гарри, и во рту у него пересыхает – то ли от волнения, то ли от коварного молодого вина, которым их щедро потчевали на греческой свадьбе.

- Терпсихора – не богиня, она всего лишь муза, – задумчиво отвечает Гермиона и принимается бросать камешки в воду.

- Знаешь, – начинает Гарри и обрывает сам себя. Начало кажется ему глупым и жалким. Конечно, она ничего не знает, как она может что-то знать, если он еще ничего не сказал, а только собирается?

- Послушай, мне кажется, что… – за это блеяние Гарри готов себя задушить.

Гермиона поворачивает голову и молча смотрит на него, а пламя костра отбрасывает кривые тени на ее лицо. В эту минуту она кажется очень хрупкой и фантастически прекрасной, и, конечно же, было бы просто здорово, если бы и парень, сидящий рядом с ней, мог изъясняться хотя бы вполовину так же прекрасно, как она выглядит. Но что поделаешь, в разговорах с девушками Гарри никогда не был силен – взять хотя бы его последнее объяснение с Джинни, когда ему пришлось признаться ей, что он не любит ее больше. Мысли о давнем разрыве с Джинни подстегивают Гарри, и он делает еще один заход.

- Я тут подумал, почему бы нам с тобой не… – новая попытка ничем не лучше предыдущей, и гриффиндорская безрассудность берет свое. В конце концов, Гарри никогда не был силен в долгих прелюдиях и дипломатических переговорах.

- Я давнохотелтебесказатьчтолюблютебя! – выпаливает вдруг Гарри невнятной скороговоркой и застывает, судорожно вцепившись пальцами одной руки в кисть другой.

Гермиона долго молчит, смотрит на море, слушает треск сучьев в пламени костра и плеск волн, ударяющихся о древние камни Крита. Пламя по-прежнему рисует свои странные узоры на лице девушки, ее глаза блестят в темноте, и Гарри забывает о том, как надо дышать, в ожидании ответа.

- Это не любовь, Гарри, – тихо-тихо, едва слышно, произносит наконец Гермиона. – Это не любовь, а всего лишь влюбленность. Мы оба с тобой столько пережили… И мы оба заслуживаем счастья, но это не любовь, нет.

Она легко поднимается с песка и быстрым шагом идет прочь от моря, к белеющим в темноте стенам магловского отеля, где они остановились. Гарри не бросается вслед за ней и совершенно не знает, что ему теперь делать. Он остается сидеть на берегу и слушать шум волн. Ветер с моря крепчает с каждой минутой, и на щеках появляются соленые капли. Он ждет, пока капель соберется достаточно много и только потом вытирает их раскрытой ладонью. После войны Гарри совершенно разучился плакать, и эта иллюзия слез по-настоящему его радует.

Ночью он тихо лежит без сна в своей комнате, где окна распахнуты настежь, и ветер колышет прозрачные белые занавески. В голове почти нет мыслей, а на душе муторно. Если завтра Гермиона не будет с ним разговаривать и опять уйдет в себя, закроется, станет хмурить лицо, кутаться в длинную шаль и бормотать непонятные слова на латыни – как бывало уже не раз – ему некого будет винить в том, что случилось, кроме себя самого. Когда целители в госпитале Святого Мунго говорили о том, что мисс Грейнджер нужен долгий реабилитационный период с переменой климата, они не подразумевали под этим, что Гарри Поттер признается ей в любви в самый неподходящий момент – когда она наконец-то пришла в себя и стала прежней Гермионой Грейнджер.

- Ей не нужны сильные эмоциональные потрясения, мистер Поттер, – говорил главный колдомедик госпиталя, глядя на Гарри усталым и печальным взглядом, сделавшим бы честь любому бассет-хаунду. – Для девушки, которая к восемнадцати годам успела пережить столько разнообразных событий, включая гибель родителей и своего жениха, она замечательно справляется. Но если вы хотите, чтобы она снова стала улыбаться, увезите ее куда-нибудь подальше от Англии, мистер Поттер. И держите ее там подольше. Впрочем, о чем это я? Вы же национальный символ, вряд ли вам позволят надолго покинуть страну.

- Я не символ, – ответил тогда Гарри. – Я убийца, который выполнил свое чертово предназначение, и ни у кого больше ни на что не собирается спрашивать позволения. И, кстати, долгий реабилитационный период с переменой климата требуется не только Гермионе.

Год спустя после этого разговора, после Мексики, Канады, Бразилии и Норвегии, после Амстердама, Парижа, Вены и Барселоны, после магических и магловских отелей, кварталов, салонов, музеев, театров и торговых центров, после бесконечных аппараций, международных порт-ключей, аэропортов и железнодорожных вокзалов, Гари привозит Гермиону на Крит, и впервые за все это время она говорит ему, что никуда не хочет ехать дальше. Она словно сбрасывает с себя личину вежливо-благодарной, послушно-внимательной, отстраненно-заинтересованной Грейнджер, в которой провела весь последний год, и снова становится самой собой – деятельной, любопытной, энергичной и живой. Не совсем понятно, что именно стало причиной такой перемены – может быть, просто прошло достаточно времени, чтобы забыть, успокоиться и воскреснуть, а может быть, и вправду, здешнее небо и море творят чудеса. Гарри не ищет причин, он радуется следствиям и готов предоставить мертвым право хоронить своих мертвецов, пока он начинает жизнь если не с чистого листа, то хотя бы с новой страницы.

И он совершено не собирался начинать эту страницу с того, чтобы разрушать хрупкое равновесие в персональной грейнджеровской вселенной. Признание в любви тянет на сильное эмоциональное переживание, от которых призывал воздерживаться колдомедик с глазами бассет-хаунда, и Гарри готов заавадить сам себя за неумение пить вино, держать язык за зубами, и дурацкую поттеровскую привычку портить все, к чему прикасается.

Реакция Гермионы кажется ему абсолютно непредсказуемой, психическая травма, нанесенная ей неуместным признанием, представляется непоправимой, от чувства вины и груза ответственности болит голова и противно ноет в груди. Гарри ворочается в постели, вздыхает, кусает губы, встает попить воды и надолго задерживается возле открытого окна, прислушиваясь к стрекоту цикад и шепоту волн за окном. Заснуть никак не удается, и он решает, что не доживет до утра, если не поговорит с Гермионой немедленно.

- Я просто попрошу у нее прощения, – бормочет Гарри, натягивая на себя футболку и мятые льняные штаны. – Скажу, что не имел в виду ничего такого, и чтобы она не расстраивалась – все будет как раньше.

Пробормотав эти слова, Гарри замолкает и некоторое время стоит, бездумно таращась в темноту, и так и не натянув штанину на левую ногу. «Как раньше» не будет уже никогда, потому что «как раньше» означает, что кроме Поттера и Грейнджер, есть еще и Уизли. А Рона больше нет. И родителей у Гермионы тоже нет. Они оба теперь сироты. Конечно, где-то там, вдалеке, за морем, и, кажется, даже не за одним (с географией у Гарри всегда было неважно) есть Британия, есть магический мир, с нетерпением (если верить почте, исправно доставляемой совами в любую точку земного шара) ожидающий возвращения героев на родину. Там, на родине, остались те, кто сражался с ними рядом, остались друзья, и Шеклболт, и Уизли – все, кто выжил. Им есть куда возвращаться – и Гарри и Гермионе – вся беда в том, что их реабилитационный период пока еще не увенчался успехом.

Гарри выныривает из сумбурных и невеселых мыслей, путаясь в штанине, заканчивает одеваться, подходит к двери и решительно ее распахивает. На пороге стоит Гермиона с распущенными волосами, в полупрозрачной ночной сорочке, и смотрит на него широко раскрытыми глазами.

Сердце почти выпрыгивает из груди, Гарри моментально вспоминает, как она такими же блестящими глазами смотрела на него в Стамбуле, Сан-Франциско, Кельне и Брюгге, как дрожала такой же мелкой дрожью, обхватывая себя тонкими руками за плечи, в Петербурге, Хельсинках, Катманду и Риме, и как сползала потом по стенке с жалобным – не плачем даже, а почти воем – прежде чем погрузиться в долгую, изматывающую их обоих истерику, в Праге, Берлине и на Мальдивских островах.

- Миона, только спокойно, сейчас все будет хорошо, – уверенным тоном произносит Гарри хорошо заученную фразу и собирается шагнуть через порог, чтобы взять Гермиону за руку и завести в комнату. Черт побери, ну почему он такой лопух – за три недели, что они на Крите, с ней ни разу не случалось ничего подобного, и Гарри расслабился, поверил в то, что теперь на самом деле все будет хорошо, и даже успокоительное зелье спрятал в самый дальний угол гостиничного шкафа. Впрочем, это как раз ерунда, достаточно произнести волшебные слова: «Акцио, зелье Гермионы», и…

- Это не истерика, Гарри, – твердо говорит Гермиона и сама переступает через порог. – Это абсолютно точно не истерика. Я уверена.

Она повторяет это «Я уверена» еще несколько раз, пока закрывает за собой дверь, подходит к Гарри вплотную и одним резким движением снимает с себя ночную сорочку. У него перехватывает дыхание – без купальника Гермиона еще прекраснее, чем он только мог себе вообразить. Поттеровская рука медленно поднимается сама собой, чтобы прикоснуться к обнаженной коже девушки.

- Это правда, то, что ты сказал мне сегодня вечером, на берегу? – быстрым шепотом спрашивает Гермиона, и Гарри опускает руку. В темноте сложно разобрать выражение глаз его подруги, но то, что дышит она тяжело и прерывисто, словно после долгого заплыва, он слышит совершенно отчетливо. Ей нельзя волноваться, и Гарри не собирается ее волновать, но и врать ей он тоже не собирается – в компании обнаженной девушки ему сложно собраться с мыслями для того, чтобы вранье получилось достаточно убедительным.

- Я люблю тебя, – произносит он куда отчетливее, чем вечером, и пытается отвести глаза от груди Гермионы. – Но я не хочу, чтобы ты волновалась или переживала по этому поводу, я как раз собирался пойти к тебе и попросить прощения, потому что на самом деле совершенно неважно, что испытываю я, главное, это то, чего хочешь ты, и я был бы настоящим…

- Иногда ты бываешь настоящим идиотом, – перебивает Гермиона и делает такое движение, словно хочет нагнуться за своей сорочкой, мягким комком валяющейся на полу.

- Да, я идиот! – подтверждает Гарри и притягивает ее к себе. – Я просто не хотел тебя волновать, – глухо говорит он и обнимает свою любимую изо всех сил.

- Я совершенно не волнуюсь, – шепчет Гермиона и тянется к его губам. Гарри знает, что он несет ответственность за ее душевное здоровье, но ему всего лишь девятнадцать лет, и, в конце концов, он никогда не умел сдерживаться слишком долго. Он отвечает на поцелуй и тут же перехватывает инициативу, а его руки уже скользят по горячему гибкому телу, и он шалеет от этих прикосновений, от гермиониной близости, наготы, открытости, от ее запаха – море и чуть-чуть лаванды – и оба уже дрожат, словно в лихорадке, а тонкая футболка и просторные штаны кажутся Гарри полным идиотизмом, придуманным специально для того, чтобы он не мог прикоснуться к своей любимой всем телом.

Гермиона сама стаскивает с него футболку и подталкивает в сторону кровати. На мгновение Гарри охватывает паника, но он справляется с собой, а заодно и со своими льняными штанами, надетыми прямо на голое тело. Теперь они оба в равном положении – одинаково раздеты, смущены и возбуждены. Гермиона берет руку Гарри и кладет себе на грудь. Ему хочется взорваться от избытка чувств, орать, плакать и смеяться одновременно. Вместо всего этого Гарри наклоняется и пробует на вкус гермионин сосок. Она выгибается и стонет, и он понимает, что все делает правильно. Его пальцы начинают жить своей отдельной жизнью, исследуя и изучая каждый изгиб, каждую складочку ее тела. Гермиона ложится на спину и раскрывается перед ним. У Гарри мутится сознание – то ли от этого зрелища, то ли от осознания того, насколько она ему доверяет.

- Ты, правда, хочешь? – спрашивает он.

- Да, хочу, – выдыхает она, и у Гарри окончательно сносит крышу.

Потом они лежат, тесно прижавшись друг к другу, под одним покрывалом, и Гарри кажется, что у них с Гермионой одно дыхание на двоих. Он чувствует себя почти счастливым, и Крит представляется ему самым благословенным местом на земле, но мысль, что чего-то не хватает, отравляет его счастье.

- Я не успела тебе сказать, – говорит вдруг Гермиона и приподнимается на локте. – Я тоже люблю тебя, Гарри.

- А как же – «это не любовь, а всего лишь влюбленность»? – спрашивает Гарри, когда способность говорить снова возвращается к нему.

- Терпсихора – не богиня, она всего лишь муза, забыл? А музы могут и ошибаться, – шепчет Гермиона и прячет лицо на груди у Гарри.

Засыпая, он думает о том, что ошибаться могут не только музы – и затянувшийся реабилитационный период Гарри Поттера и Гермионы Грейнджер наконец подошел к концу. Но с возвращением домой, пожалуй, можно не спешить…
...на главную...


июль 2020  
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031

июнь 2020  
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930

...календарь 2004-2020...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2020.06.30 16:18:25
Рау [6] (Оригинальные произведения)


2020.06.30 00:05:06
Наследники Морлы [1] (Оригинальные произведения)


2020.06.29 23:17:07
Без права на ничью [3] (Гарри Поттер)


2020.06.29 22:34:25
Наши встречи [4] (Неуловимые мстители)


2020.06.26 22:37:36
Своя цена [21] (Гарри Поттер)


2020.06.24 17:45:31
Рифмоплетение [5] (Оригинальные произведения)


2020.06.21 07:52:40
Поезд в Средиземье [5] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.06.19 16:35:30
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2020.06.16 15:58:55
Змееглоты [5] ()


2020.06.14 09:35:34
Работа для ведьмы из хорошей семьи [4] (Гарри Поттер)


2020.06.13 11:35:57
Дамбигуд & Волдигуд [7] (Гарри Поттер)


2020.06.12 10:32:06
Глюки. Возвращение [238] (Оригинальные произведения)


2020.06.11 01:14:57
Драбблы по Отблескам Этерны [4] (Отблески Этерны)


2020.06.06 14:46:13
Злоключения Драко Малфоя, хорька [36] (Гарри Поттер)


2020.06.01 14:14:36
Своя сторона [0] (Благие знамения)


2020.05.29 18:07:36
Безопасный поворот [1] (Гарри Поттер)


2020.05.24 16:23:01
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [1] (Оригинальные произведения)


2020.05.15 16:23:54
Странное понятие о доброте [2] (Произведения Джейн Остин)


2020.05.14 17:54:28
Veritalogia [0] (Оригинальные произведения)


2020.05.11 12:42:11
Отвергнутый рай [24] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.05.10 15:26:21
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


2020.05.10 00:46:15
Созидатели [1] (Гарри Поттер)


2020.05.07 21:17:11
Хогвардс. Русские возвращаются [357] (Гарри Поттер)


2020.05.04 23:47:13
Prized [6] ()


2020.05.03 09:44:16
Life is... Strange [0] (Шерлок Холмс)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2020, by KAGERO ©.