Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Новая акция в Хогвартсе: "Убей Волдеморта и получи все экзамены автоматом!"

Список фандомов

Гарри Поттер[18454]
Оригинальные произведения[1228]
Шерлок Холмс[713]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![182]
Белый крест[177]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[176]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[132]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Произведения А. и Б. Стругацких[106]
Темный дворецкий[102]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[3]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12634 авторов
- 26914 фиков
- 8581 анекдотов
- 17646 перлов
- 659 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...


Данный материал может содержать сцены насилия, описание однополых связей и других НЕДЕТСКИХ отношений.
Я предупрежден(-а) и осознаю, что делаю, читая нижеизложенный текст/просматривая видео.

Синдром одного ярда

Автор/-ы, переводчик/-и: Yulita_Ran
Бета:Lenny-r
Рейтинг:R
Размер:мини
Пейринг:МФ/ОВ, ДМ/ГП
Жанр:AU, Drama, Romance
Отказ:Все права на персонажей принадлежат Джоан Роулинг. Автор позволяет себе наглость бредить и фантазировать в отношении этих персонажей.
Вызов:Размер имеет значение
Фандом:Гарри Поттер
Аннотация:Маркус Флинт лежит на кушетке в кабинете у колдопсихолога Драко Малфоя и рассказывает ему о своих непростых отношениях с Оливером Вудом…
Комментарии:Фик написан на конкурс «Размер имеет значение» на «Астрономической башне».
Каталог:Пост-Хогвартс, AU
Предупреждения:нет
Статус:Закончен
Выложен:2011.04.20 (последнее обновление: 2011.04.17 13:08:46)
 открыть весь фик для сохранения в отдельном окне
 просмотреть/оставить комментарии [6]
 фик был просмотрен 2991 раз(-a)



Снимая мантию, пациент недоверчиво озирается по сторонам, оглушительно вздыхает и со скептическим видом укладывается, наконец, на кушетке, подогнув свои длинные ноги и закинув руки за голову.

– Хреновая у тебя кушетка, Малфой. Или что, я должен называть тебя «целитель» или «колдопсихолог»?

Колдопсихолог с трудом скрывает усмешку, но профессиональная этика вовремя одерживает верх, и он произносит ровным тоном, делая несколько магических пассов над лежащим пациентом:
– Все в порядке, мистер Флинт, вполне достаточно будет короткого «док». Закрывайте глаза и постарайтесь расслабиться, хорошо?

Кушетка удлиняется, изменяет ширину, Флинт удовлетворенно вздыхает, а Малфой скептическим взглядом окидывает флинтовскую фигуру в легкой сорочке и бриджах, с выступающими буграми мускулов на руках, и в магловских высоких носках на резинках – с некоторых пор среди молодых волшебников то и дело считается модным хитом какая-нибудь магловская деталь одежды. В этом сезоне такой хит – высокие носки.

– Прошу вас, мистер Флинт, начинайте. Вы, кажется, хотели поговорить о чем-то?

– Хотел? Ни хрена я не хотел, Малфой! То есть я хочу сказать – я и не собирался посещать ваши сеансы, док, не видел такой необходимости, если честно. Но Говард Хэффнер, наш тренер, заставил. Просто достал, старый мудак! То есть я хочу сказать, он настоятельно рекомендовал мне и моему… э-э-э… партнеру пройти курс сеансов у колдопсихолога, а вы вроде как считаетесь лучшим в своем деле, поэтому…

– Спасибо за лестную оценку моих способностей, – невозмутимым тоном произносит Малфой, удобно устраиваясь в собственном кресле, которое тут же послушно выгибается, подстраиваясь под хозяина, принимая наиболее комфортную для его тела форму. – Но, может быть, мы переключимся на вас? Время сеанса ограничено, и каждый мой час стоит весьма недешево, мистер Флинт.

– Кто бы в этом сомневался, – ворчит Маркус, ворочаясь на кушетке. – Малфои за бесплатно «Люмос» не скажут…Но мне, в принципе, до этого дела нет. Платит-то клуб.

– Но платит ведь не за то, чтобы мы болтали о личности колдопсихолога, верно?

– Верно-верно… Ладно. Малф… тьфу ты, док – так я должен тебя называть, да? Так вот, док, не могу сказать, что считаю идею старого муд… то есть Говарда удачной, но, судя по всему, другого выхода у меня все равно нет – либо хожу к тебе на сеансы, либо вылетаю из клуба, так что придется рассказывать тебе все с самого начала, да?

– Давайте начнем с начала, – соглашается Малфой, прикрывает глаза и откидывает голову на подголовник кресла, приготовившись слушать долгую историю.

Маркус еще некоторое время молчит, вздыхает и сопит, словно гиппогриф в кустах, а потом его будто прорывает. Если бы он не лежал сейчас на кушетке, то, наверное, рубанул бы воздух рукой, прежде чем начать говорить, а так он ограничивается лишь тем, что до хруста сжимает кулаки, решительно встряхивает пальцами и снова возвращает руки за голову – Малфой не видит всего этого, но Флинт даже в лежачем положении двигается очень шумно.

– В самом начале, док, Вуд меня ужасно раздражал – знаете, бывают такие люди, которых придумали словно специально для того, чтобы они вас раздражали? Вот все меня в нем раздражало: и как выглядит, и как разговаривает, и как смеется во все горло – гриффы они ведь все делают громко: смеются, дерутся, пьют, любят – земля горит, горы трясутся. Этим он меня и бесил просто до чертиков, аж в глазах темнело, когда на него смотрел, представляете? Ну, то есть вы-то, наверное, как раз и представляете…

На тонких губах Малфоя расцветает грустная улыбка – он действительно отлично представляет себе флинтовские страдания. Хогвартс окончен не вчера и не пару лет назад, а он до сих пор помнит, как спазм перехватывал горло, а перед глазами плясали темные пятна, когда взгляд натыкался на растрепанную поттеровскую макушку среди шумной толпы ненавистных гриффов, как раздражал вид вечных его клетчатых рубашек на три размера больше и нелепых магловских штанов, как до белого каления доводили дурацкие круглые очочки, которые так и хотелось сорвать с него и сломать, разбить, растоптать, впечатать в грязь каблуком, насладиться растерянным и возмущенным выражением на физиономии золотого мальчика, а потом… Не дав себе погрузиться в воспоминания, Малфой сосредотачивается на том, что говорит Маркус.

– …а потом он стал капитаном гриффов! То есть мало того, что он продолжал меня бесить всем на свете – и тем, как он ест за обедом, и тем, как на зельеварении корешки нарезает, и тем, как трансфигурирует половые коврики в котят, а котят в апельсины – честно говоря, учился-то он лучше меня – но речь сейчас не об этом. В общем, ко всем этим моим собственным, личным причинам для ненависти добавился совершенно официальный повод его ненавидеть. Потому что где же вы видели, док, двух капитанов соперничающих команд, которые питают друг к другу теплые чувства? Речь-то идет не о Хаффлпаффе с Райвенкло, а мы и гриффы – это же не просто соперничество было всегда, это была война, война не на жизнь, а на смерть. Ну, тут-то уж вы, док, меня прекрасно понимаете, верно?

Малфой раскрывает глаза и несколько секунд смотрит в пространство перед собой немигающим взглядом. Он прекрасно понимает те чувства, о которых говорит Маркус, просто прекрасно. Поттер – вечный его соперник в квиддиче, непобедимый ловец, мальчик, который родился со снитчем в руках, соплохвоста ему в задницу! Он так и остался непобедимым, даже когда квиддич ушел из их жизни, началась война, и стало не до детских забав и глупого соперничества – все равно мысль о том, что Малфою так никогда и не удалось поймать снитч раньше Поттера, сидела в подсознании крепко как заколдованная заноза. Да что там – сидела, она до сих пор нет-нет, да и даст о себе знать, хвосторога раздери того, кто поставил их обоих ловцами факультетских команд, вместе с тем, кто вообще когда-то изобрел эту дурацкую игру!

– …ну, в игре-то ладно, док, – флинтовский голос вырывает Малфоя из собственных воспоминаний. – В игре нам вроде как положено было не любить друг друга, но я ведь и в обычной жизни ему прохода не давал. Как увижу где-нибудь, сразу что-нибудь обидное ляпну. То про всех гриффов в общем, то лично про него самого. И ладно бы он первый задирался или какие-нибудь пакости мне делал – нет, ничего подобного, всегда только я на рожон лез. И плевать мне было на последствия – ну, один он, к примеру, стоит или с толпой своих дружков за спиной – мне плевать, док, я пру напролом. До смешного доходило – вот и не хочу ничего говорить, и придумать ничего смешного или мерзкого не могу, а как только его увижу, тут же порываюсь что-нибудь ляпнуть, словно проклял кто, честное слово!

Малфой сдерживает вздох, готовый вырваться наружу, и крепко трет лоб ребром ладони. Флинт никогда не отличался особым умом или изысканностью манер или – упаси Мерлин – способностью красиво излагать свои мысли, но в одном ему никогда нельзя было отказать – он умел смотреть прямо в корень проблемы и формулировать ее, эту проблему, образно и емко, хотя и сам об этом, наверное, не подозревал. «Словно проклял кто, честное слово!» – сказал Маркус, и Малфой не смог бы найти слов, более точно описывающих его собственные ощущения. Проклятием – вот чем был для него Поттер в школе. Наваждением, мороком, идеей фикс, как будто в тот самый момент, когда он отверг протянутую Малфоем руку, он привязал к себе маленького Драко навечно, обрек его на мучительную необходимость каждый день думать о нелепом гриффиндорце, каждый день задавать себе вопрос – почему, почему грязнокровка и нищий Уизли имеют возможность с утра до ночи быть с ним рядом, запросто разговаривать и даже прикасаться к нему, а он сам, Драко Малфой, возможности такой лишен, и, похоже, это навсегда. Время прошло, а ничего не изменилось – по-прежнему каждое малфоевское утро начинается с мыслей о Гарри Поттере и каждый вечер заканчивается этими мыслями, и вот, пожалуйста, он уже во время сеанса с пациентом не может сосредоточиться на работе, а сидит и грезит о Гарри Поттере, вечном своем проклятии, вечном своем недосягаемом идеале, благословенном спасении, которое всегда приходит слишком поздно, если вообще приходит…

– …он пришел сам, док, честное слово. Впервые в жизни подошел ко мне первым и спросил прямо: «Чего ты хочешь от меня, Флинт? Что ты мне проходу не даешь?» У меня появился такой шанс, док, такой шанс спросить самого себя – а и вправду, чего же я все-таки хочу от него, от Вуда? Но вместо этого я, конечно же, размахнулся и двинул со всей дури ему в челюсть – вот ничего лучшего придумать не мог, чем начать с ним драться. По-магловски, док, про палочку и не вспомнил даже, руками полез – к тому моменту у меня уже кулаки просто чесались от желания к нему прикоснуться хоть как-нибудь, любым способом. Вот я и придумал… способ… И знаете что? В тот момент, когда я до него дотронулся, меня будто огнем обожгло, а когда он падал – ну, хук правой мне всегда удавался, вы в курсе, док, да? – так вот, когда Вуд падал на землю, меня просто раздирали противоречивые чувства. С одной стороны, хотелось наподдать ему еще – просто чтоб знал, кто хозяин ситуации. С другой стороны, так стало его жаль, чуть не кинулся поднимать. Правда-правда, так захотелось поднять его, прижать к себе, по голове погладить – волосы-то у него всегда были шелковые. Ну, то есть тогда я еще не знал, что они шелковые на ощупь, но выглядели они в точности как шелк… А третья сторона, док, обнаружилась очень скоро – когда Вуд все-таки очухался и полез ко мне давать сдачи. Он, значит, злится, лупит меня, я отвечаю, ясное дело, и при этом у меня на него стоит. Причем так стоит, что двигаться больно. В общем, именно тогда, когда я впервые ударил Вуда, я наконец-то понял, чего же от него на самом деле хочу – вот именно его самого и хочу…

Малфой порывисто встает и, стараясь ступать как можно тише, отходит к окну. Окно не волшебное, обычное, и пейзаж за ним настоящий – тихий зеленый дворик в викторианском стиле на самом стыке двух районов – старого магловского и нового магического. За стеклом ветер гнет к земле кусты сирени, с махровых кистей облетают яркие лиловые лепестки и кружатся в воздухе, словно сочные мазки краски на полотнах импрессионистов. Малфою хочется распахнуть окно, чтобы порыв ветра ударил прямо в лицо, пылающее не то от маркусового рассказа, не то от собственных воспоминаний. Драки с Поттером всегда приносили ему ни с чем несравнимое наслаждение – жгучую, пряную смесь, где ненависть, зависть, презрение были густо приправлены стыдом, сожалением, возбуждением и даже нежностью. Спустя столько лет он до сих пор помнил, как, сломав Поттеру нос в купе пустого вагона, уходил по перрону, не оглядываясь, чеканя шаг и выпрямив спину, а внутри у него все плавилось и рвалось в клочья от дикого, иррационального желания повернуться, одним прыжком вскочить в вагон, с размаху упасть перед обездвиженным Поттером на колени и так, на коленях, вымаливать прощение – к тому моменту Малфой уже смог разобраться в двойственной природе своих чувств, и, как минимум, понимал, что к чему…

– …к тому моменту я уже, в общем, понял, что к чему – все-таки седьмой курс, парни приносили всякие журналы, ну а на каникулах отец сводил меня в пару борделей в Лютном – все, как полагается в чистокровных семьях, вы знаете, док. Я попробовал и девочек, и мальчиков, почувствовал, конечно, все, что полагается чувствовать в таких случаях – ну, пацан, шестнадцать лет, гормоны бушуют, но, док, у меня было такое ощущение, словно чего-то не достает, не хватает мне чего-то, понимаете? Вот вроде трахаю хастлера – лежит такой, весь тонкий, изгибается как надо – впрочем, мне-то откуда в шестнадцать лет знать, как надо? – ну, движется и движется, стонет и стонет, вот и ладно. А на месте этого бордельного мальчишки представляю его – как будто это он подо мной лежит и стонет, губы обветренные – у Вуда ведь всегда были обветренные губы, он же с метлы не слезал, маньяк просто! Да, док, губы обветренные закусывает, глазами своими девчачьими на меня таращится – вы никогда не замечали, док, что у него абсолютно девчоночьи глаза? Ресницы такие длинные и вообще… Лежит, значит, подо мной и стонет – но не от того, что я сделал ему больно, нет, а потому что ему хорошо. И мне хочется делать все так, чтобы ему было еще лучше, чтобы стонал громче. В общем, понял я тогда, что окончательно на нем сдвинулся, и еще понял, что все это слишком далеко зашло. Ненависть, злость на соперника, боевой дух команды, Слизерин-Гриффиндор – это все простые, понятные вещи, док. А вот как понять, что ты своего злейшего противника хочешь, причем хочешь так, что у тебя встает при одной только мысли о том, как он, этот твой злейший противник, облизывает свои губы, сидя верхом на метле и готовясь подняться в небо – вот как понять это, док, как?

«Это невозможно понять, – думает Малфой, прислоняясь лбом к прохладному оконному стеклу. – Это совершенно невозможно понять, объяснить, оправдать – когда тебя тянет к твоему извечному врагу, заклятому сопернику, как магнитом тянет, так бы и провел всю вечность, сидя у его ног и глядя на то, как он облизывает свои обветренные губы – у Поттера губы ведь тоже всегда были обветренными, видно, никто из гриффиндорцев просто не знал о существовании смягчающего бальзама, – и трет пальцем переносицу, и улыбается чуть смущенной улыбкой, откидывая челку со лба, и делает еще чертову уйму всевозможных малозначительных вещей, обыденных и простых, но для тебя-то все они имеют значение, все, без исключения. И никакой хастлер, даже самый ловкий и талантливый, чутко улавливающий настроения клиента, не способен подменить собой его, человека, которого ты любишь на самом деле»…

– …на самом деле, когда я нашел в себе силы признаться, что я его люблю, мне как будто полегчало. Признался-то я, понятное дело, сам себе, но все равно, как будто в мозгах что-то щелкнуло и крыша вернулась на свое место, слава Мерлину. Я долго думал, что же мне со всем этим делать, с этой моей неправильной любовью? Не в том смысле неправильной, что мы оба парни – у чистокровных магов с этим нет проблем, ну, вы-то знаете, док, да? – а в том смысле, что мы оба вроде как по разные стороны баррикады, идеология там и все такое. Меня еще тогда, в школе, осенило – как бы я ни старался, что бы я ни делал, между нами всегда будет какая-то пропасть, ну, не то чтобы совсем глубокая и непроходимая, но какое-то расстояние будет, это точно, не миля, так ярд, но вплотную друг к другу мы подойти не сможем никогда, нет…

Малфой отходит от окна и делает несколько неслышных шагов по кабинету. Ноги утопают в высоком ворсе ковра, в хрустальной колбе песочных часов стремительной струйкой сыплется цветной песок. В верхней колбе песчинок почти не осталось – это означает, что время сеанса Маркуса подходит к концу, хотя его рассказов хватит еще не на один час. Его рассказов и собственных малфоевских воспоминаний. Второй раз за сегодня Малфой думает о том, что Флинт умеет иногда так точно определить суть вещей, так метко дать определение, что остается только удивляться, почему он не в силах справиться с проблемой самостоятельно, и за каким боггартом им с Вудом понадобились услуги колдопсихолога, пусть даже не они сами решили так, пусть даже их заставил тренер команды… Впрочем, одного умения формулировать проблему чрезвычайно мало – нужно еще уметь вовремя найти эффективное решение. Именно за это Малфою платят деньги, причем, немалые, и он намерен найти такое решение и в данном конкретном случае. А Маркусу в самом деле пора заканчивать, хватит для первого раза…

– …наш первый раз был до крайности неловким, док, если честно. Я сейчас не о сексе говорю – до секса мы с Вудом долго добирались, ага… Нет, я сейчас про наш первый поцелуй. Никогда никому об этом не говорил, но здесь ведь можно, да? Мы оба дрожали как в лихорадке – только я от возбуждения, а Вуд, похоже, от страха. У него до меня были только девчонки – ну, то есть это я тогда думал, что у него были только девчонки, а на самом деле, как потом оказалось, у него по-настоящему вообще никого не было, так, тискались только и обжимались по углам. Он ведь полукровный, Вуд. Не то чтобы это имело для меня какое-то значение, ни в коем случае, просто это я к тому, что Вуда никто в публичный дом на шестнадцатилетие не водил. Я до сих пор не могу понять, как мне вообще-то удалось его подбить на такое? Вышло все, в общем-то, почти случайно, если не считать того, что я сам эту случайность подстроил. В общем, после одной тренировки гриффы пошли в душ после нас, а я подождал, пока все выйдут и Вуд останется один – не успел он оглянуться, а я уже рядом. Как ума хватило двери заклинанием запечатать, до сих пор не пойму. Сначала я нес какую-то околесицу, говорил, что хватит нам уже дурью маяться и враждовать, можно когда-нибудь и по-человечески поговорить. Вуд смотрел на меня как на умалишенного, потом сдался, натянул на себя что-то, присели мы с ним на лавку, давай разговоры разговаривать, только эту часть я совсем плохо помню, док, если честно. Потому что меня уже трясло и колотило, и Вуд, не будь дураком, это заметил. «Ты чего, Флинт? – спрашивает. – Ты что, заболел, что ли? – Заболел, – говорю, Вуд, заболел. Тобой, придурком гриффиндорским, заболел». Ну, и поцеловал его. Совсем уже ничего от возбуждения не соображал. А он ответил, док, он взял мне и ответил! С перепугу, не иначе, потому что буквально через несколько секунд он начал упираться мне руками в грудь и отпихивать изо всех сил, но я-то уже наложил на него свою лапу, а если мне в лапы что попало, то всё…

– Пожалуй, на сегодня всё, мистер Флинт, – сдержанно произносит Малфой и вновь устраивается в своем кресле. – Для первого раза вполне достаточно. Я думаю, что в следующий четверг мы с вами продолжим с того момента, на котором остановились сейчас, если не возражаете.
– Не возражаю, – ухмыляется Маркус, встает с кушетки и потягивается всем телом. – Слушай, Малфой, раз на сегодня сеанс окончен, могу я перестать называть тебя доком и кое о чем спросить?

– Можешь, Маркус, – пожимает плечами Малфой.

– А вопрос у меня будет вот какой… Научный такой вопрос, серьезный, ты же у нас целитель, ученый человек… – Флинт притворно хмурится, морщит лоб, будто бы в самом деле подбирает толковый и важный для себя вопрос, но Малфой хорошо знаком с Маркусом не первый год, и потому совсем не удивляется, когда Флинт торжествующе выпаливает:

– Вот он, мой научный вопрос! Не обдрочился, слушая меня, а, док?

– Браво, Флинт, ты – просто венец остроумия, – снисходительно усмехается Малфой. – Не удивляюсь, что Вуд уходит от тебя с периодичностью раз в полгода – он попросту сбегает от твоего изящного юмора.

– Он всегда возвращается, – теперь Маркус хмурит лоб уже серьезно. – Еще ни разу такого не было, чтобы он ко мне не вернулся.

– Я в курсе, – соглашается Малфой. – Но беда в том, что независимо от того, живете вы с ним вместе или нет, вы продолжаете играть в одной команде. И в те периоды, когда вы с Вудом заняты выяснением своих непростых отношений, вы ведете себя, словно тролли в лавке артефактов, и это отрицательным образом сказывается на микроклимате в команде, а в итоге – и на результатах игры.

Малфой ждет, что Маркус начнет огрызаться и спорить, но тот только вздыхает.

– Да знаю я, что влияет и сказывается, – говорит он с тоской в голосе. – Я потому на уговоры старого мудака, то есть Хэффнера, и поддался – я ведь и сам чую, что это неладно, неправильно, когда отношения такие, как у нас с Вудом. То мы надышаться друг на друга не можем, то морды друг другу в кровь лупим. Надо как-то по-другому, только вот не знаю, как.

– Маркус, все будет хорошо, – Малфой решительно встает и кладет руку на плечо Флинту. – Мы со всем разберемся, правда, и все у вас с Вудом наладится. Для этого я здесь и сижу. И, кстати, Вуд будет у меня буквально через двадцать минут, а по правилам мои пациенты не должны встречаться друг с другом. Так что…
– Да, конечно, я уже иду, – соглашается Маркус и крепко пожимает малфоевскую руку. – Спасибо, док. Ты вроде ничего еще и не сделал, а мне уже как будто полегчало, – все-таки не зря о тебе говорят, что ты – лучший в своем деле.

– Не спеши меня хвалить, – морщится Малфой, провожая Флинта к двери – противоположной той, через которую Маркус попал в малфоевский кабинет. – Сначала надо решить вашу проблему, и, знаешь, я могу тебя успокоить – подобные случаи, когда люди любят друг друга, но так и не могут научиться один другому полностью доверять, не редки в колдопсихологии. Они даже объединены общим названием «Синдром одного ярда».

– Поэтично! – хмыкает Флинт и у самого порога вдруг оборачивается, хватает Малфоя за рукав мантии и смотрит почти умоляюще.

– Слушай, Драко, ты же не скажешь Вуду о том, о чем я тебе говорил? Ну, в подробностях не будешь рассказывать, нет?

– Ни единого словечка, – твердо обещает Малфой. – Врачебная тайна, знаешь ли.

Когда за Маркусом закрывается дверь, Малфой наколдовывает себе стакан безалкогольного мохито и вновь устраивается на своем любимом месте – перед окном. До прихода Вуда есть еще время, и Драко может позволить себе немного помечтать. О том, например, как вечером он вернется домой, и за ужином, словно невзначай, скажет Поттеру:

– Ты знаешь, у меня сегодня были Маркус Флинт и Оливер Вуд, они теперь мои пациенты.

– Правда? – то ли изумится, то ли усмехнется Поттер. – В принципе, не удивительно. Они всегда сходятся-расходятся с таким шумом, что нормальными эти отношения не назовешь. Ты уже выяснил, в чем проблема? Если, конечно, это не является врачебной тайной.

– Да брось, Гарри, – махнет рукой Малфой, отложит в сторону приборы и переберется поближе к Поттеру. – Там все очевидно. Синдром одного ярда – помнишь, я тебе рассказывал?

– Синдром одного ярда, – задумчиво протянет Поттер, ероша рукой светлые малфоевские волосы. – Совсем как у нас с тобой. Ну, опять же ничего удивительного…

– У нас с тобой все по-другому, – счастливо вздохнет Малфой, закрывая глаза, прежде чем прикоснуться своими губами к теплым, вечно обветренным – даром, что уже давным-давно не квиддичный ловец, а Главный Аврор – поттеровским губам. – Мы с тобой этот синдром давно преодолели.

– Преодолели, – прошепчет Поттер и поцелует наконец своего любимого…

– Драко, любимый, – прозрачная серебристая ласточка-патронус кружит над малфоевской головой и говорит нежным голоском Астории Малфой, урожденной Гринграсс. – Я сегодня обедаю с подругами, помнишь, я тебе говорила? Если у тебя будет не слишком много пациентов, может быть, сходим во «Флориш и Блоттс», вместе выберем субботний подарок для Скорпи?

– Хорошо, да, конечно, я скоро освобожусь, – растерянно бормочет Малфой, наблюдая за тем, как серебристая ласточка медленно тает в воздухе вместе с горькими малфоевскими воспоминаниями и не менее горькими, несбыточными мечтами…
...на главную...


февраль 2020  
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
242526272829

январь 2020  
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031

...календарь 2004-2020...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2020.02.19 17:38:32
В качестве подарка [69] (Гарри Поттер)


2020.02.18 06:02:18
«Л» значит Лили. Часть I [4] (Гарри Поттер)


2020.02.17 01:27:36
Слишком много Поттеров [44] (Гарри Поттер)


2020.02.16 20:13:25
Вольный город Норледомм [0] ()


2020.02.16 12:16:29
Работа для ведьмы из хорошей семьи [3] (Гарри Поттер)


2020.02.16 11:38:31
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2020.02.15 21:07:00
Мой арт... [4] (Ван Хельсинг, Гарри Поттер, Лабиринт, Мастер и Маргарита, Суини Тодд, Демон-парикмахер с Флит-стрит)


2020.02.14 11:55:04
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


2020.02.13 22:26:39
Отпуск следопыта [0] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.02.10 22:10:57
Prized [5] ()


2020.02.10 21:12:19
Песни Нейги Ди, наёмницы (Сборник рассказов и стихов) [0] (Оригинальные произведения)


2020.02.09 17:32:00
Амулет синигами [116] (Потомки тьмы)


2020.02.07 12:11:32
Новая-новая сказка [6] (Доктор Кто?)


2020.02.07 00:13:36
Дьявольское искушение [59] (Гарри Поттер)


2020.02.06 20:54:44
Стихи по моему любимому пейрингу Снейп-Лили [59] (Гарри Поттер)


2020.02.06 19:59:54
Глюки. Возвращение [238] (Оригинальные произведения)


2020.01.30 09:39:08
В \"Дырявом котле\". В семь [8] (Гарри Поттер)


2020.01.23 14:02:47
Прячься [3] (Гарри Поттер)


2020.01.21 10:35:23
Список [10] ()


2020.01.18 23:21:20
Своя цена [20] (Гарри Поттер)


2020.01.15 12:47:25
Туфелька Гермионы [0] (Гарри Поттер)


2020.01.15 12:43:37
Ненаписанное будущее [17] (Гарри Поттер)


2020.01.11 22:15:58
Песни полночного ворона (сборник стихов) [3] (Оригинальные произведения)


2020.01.11 21:58:23
Змееглоты [3] ()


2020.01.11 20:10:37
Добрый и щедрый человек [3] (Гарри Поттер)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2020, by KAGERO ©.