Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Во время битвы за Хогвартс двум или трем пожирателям удалось проникнуть в сознание Луны Лавгуд...
После победы кто-то порицал, кто-то одобрял, но все магическое сообщество было уверено, что Гарри Поттер изобрел новое психотропное оружие.

Список фандомов

Гарри Поттер[18480]
Оригинальные произведения[1241]
Шерлок Холмс[715]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[140]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[110]
Произведения А. и Б. Стругацких[107]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12698 авторов
- 26940 фиков
- 8619 анекдотов
- 17682 перлов
- 676 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...


Данный материал может содержать сцены насилия, описание однополых связей и других НЕДЕТСКИХ отношений.
Я предупрежден(-а) и осознаю, что делаю, читая нижеизложенный текст/просматривая видео.

Подлецу все к лицу

Автор/-ы, переводчик/-и: Пухоспинка
Бета:Илана Тосс
Рейтинг:NC-17
Размер:мини
Пейринг:Кроуфорд/Шульдих
Жанр:Humor, Romance
Отказ:Все права на персонажей и сюжет Weiss Kreuz принадлежат их создателям. Автор материальной прибыли не извлекает
Цикл:Weiss Kreuz [28]
Фандом:Белый крест
Аннотация:Возвратился как-то Кроуфорд из Розенкройц...
Комментарии:фик написан на фест «Возвращение» в Палате № 6 для Наир Аль-заурак, заявка «Локон, юмор»
Каталог:нет
Предупреждения:слэш, ненормативная лексика, OOC
Статус:Закончен
Выложен:2011.04.14 (последнее обновление: 2011.04.14 14:34:23)
 открыть весь фик для сохранения в отдельном окне
 просмотреть/оставить комментарии [1]
 фик был просмотрен 2125 раз(-a)



— Хочу себе бабу с локонами, — Шульдих зевнул, рассматривая картинки из Плэйбоя на японском.

— Сейчас даже таких делают, — Кроуфорд меланхолично пил кофе и читал Уолл-стрит джорнал на английском. Рядом стояла тарелка с огурцами.

Шульдих отмахнулся:

— Глянь, какая куколка! — он сунул Кроуфорду под нос глянцевый разворот, пестрящий яркими красками.

— Неплохая, — Кроуфорд двумя пальцами отодвинул журнал в сторону и зашуршал газетой. — Только пять тысяч долларов — дороговато за кусок пластика, не находишь?

— Что? Черт! — Шульдих вгляделся в изображение, отшвырнул журнал и мрачно забарабанил пальцами по столу. — Кругом обман, — пожаловался он. — Даже красотки из рекламы оказываются куклами. Этот мир должен умереть.

Кроуфорд сказал бы, кто здесь должен умереть, но тогда бы пришлось искать нового телепата, а к этому он был пока не готов. Лучше тот засранец, которого знаешь.

— Я не засранец, — обиженно проворчал Шульдих.

— Я образно, — утешил его Кроуфорд, с наслаждением откусил от большого огурца и захрустел.

Шульдих страдальчески поморщился.

— Если бы ты был бабой…

— С локонами, — довольно ухмыльнулся, прожевав, Кроуфорд.

— Да-да-да, — у Шульдиха заблестели глаза, — то я бы…

— Получил рукояткой пистолета по зубам, — еще более довольно сообщил Кроуфорд.

— Уже и пошутить нельзя, — Шульдих потянулся к тарелке, но Кроуфорд был начеку и треснул его по руке газетой. — Хватит таскать мои огурцы. Помой себе и ешь.

— Твои вкуснее.

Шульдих быстро схватил огурец и вылетел из кухни. Из прихожей раздалось довольное хрупанье. Кроуфорд покачал головой — как только ни приходилось изворачиваться, чтобы заставить рыжего есть овощи.

Он посмотрел на часы — до встречи с очередным проверяющим из местного отдела Розенкройц оставалось больше двух часов. За это время можно спокойно переодеться и не торопясь доехать. В японских пробках очень хорошо думалось.

***

Когда Кроуфорд возвращался домой, он уже не думал. Потому как пребывал в таком бешенстве, что автомобильный поток в пробках перед ним расступался, словно живой — к его глубокому сожалению. Небольшая авария с умеренным количеством жертв оказалась бы очень кстати, заодно можно было бы оттянуть возращение к Шульдиху. Среди недостатков Кроуфорда определенно не водилось трусости, но тянущее под ложечкой нежелание общаться с напарником походило именно на нее.

Кроуфорд припарковался во дворе, задумчиво обошел машину, внимательно изучил бампер, пересчитал царапины на заднем крыле и, тяжело вздохнув, зашагал к входной двери.

Можно было, в принципе, попытаться проскользнуть мимо Шульдиха, но услужливый дар намекнул, что этот номер не пройдет — в сознании намертво отпечаталась картинка, где телепат с глазами, как у героя японского мультика, беззвучно открывал и закрывал рот. Но попытаться все же стоило. Или он не Кроуфорд, лучший выпускник Розенкройц за всю историю школы.

В доме орал телевизор. Стены дрожали от взрывов и искусственного свиста пуль, монотонный голос переводчика с энтузиазмом холодильника рассказывал, что отомстит за поруганную честь жены и малых деток. Это было очень удачно — возможно, Шульдих увлечен фильмом, и удастся проскочить к себе незамеченным. Кроуфорд разулся и взял низкий старт.

— Вау!!! — придушенный восторженный вопль, раздавшийся сбоку, заставил замереть. Кроуфорд с достоинством распрямил плечи, сделав вид, что никуда не торопится, поправил очки и кинул на Шульдиха ледяной взгляд.

Тот стоял в дверях кухни с двумя запотевшими бутылками пива в руках и изумленно таращился — точь-в-точь, как в видении. Кроуфорд чертыхнулся про себя, а Шульдих длинно присвистнул.

— Я увидел твою машину, решил нам пива холодного достать, — промурлыкал он, не сводя с Кроуфорда хищного взгляда.

Тот кинул взгляд на ростовое зеркало, висящее у двери, и в очередной раз почувствовал жажду разрушения. Черные, как вороново крыло, тяжелые блестящие локоны спадали на плечи плавной волной, красиво закручиваясь на концах.

— Дай сюда бутылку, — Кроуфорд мрачно тряхнул тяжеленной и длинной — до пояса — гривой.

Шульдих в оцепенении протянул руку с пивом, продолжая пожирать его взглядом.

— А можно, можно я их потрогаю? — огромные глаза умоляли, и Кроуфорд вздохнул.

— Трогай, черт с тобой.

Рука Шульдиха скользнула по прядям, и Кроуфорд вздрогнул — прикосновение было приятным. От него по коже бежали мурашки, в горле пересыхало и хотелось продолжения. Кроуфорд откашлялся и мотнул головой.

— Что? — голос у Шульдиха был хриплый, а взгляд — затянутый поволокой.

— Хорошего понемногу, — проворчал Кроуфорд.

Хотелось переодеться, к тому же начала уставать шея — Кроуфорд отказывался понимать, как можно по доброй воле таскать на голове такую тяжесть.

— Они привыкают, — ответил подслушавший мысль Шульдих.

— Брысь из моей головы, — огрызнулся Кроуфорд и потер затылок — привыкать к этому дерьму он не собирался.

Отнял, наконец, у Шульдиха одну бутылку с пивом, и пошел к себе. А тот, как привязанный, поплелся следом. В спальне Кроуфорд сделал большой глоток, поставил бутылку на пол и принялся раздеваться. Он мучительно пытался сообразить, как сходить в душ и не намочить волосы.

— Можно поднять их вверх и закрутить узлом, я видел…

— На хуй! — Кроуфорд в бешенстве развернулся, и Шульдих благоразумно отпрыгнул в сторону.

— А я чего, я ничего, — забубнил он. — Я тебе подсказываю, я видел.

— Покажи, — потребовал Кроуфорд.

Шульдих послал ему картинку японки с тонкой талией и широченными бедрами. Японка сидела спиной и, высоко подняв руки, скручивала волосы в затейливый узел. Потом вставила в получившуюся конструкцию длинную спицу и плавно встала. Кроуфорд хмыкнул — нет, что ни говори, а вкус у Шульдиха был. Такая задница — у мертвого встанет. В брюках стало тесно.

— Наверное, у тебя не получится, — пробормотал Шульдих и тут же хитро добавил: — Могу помочь.

Кроуфорд смерил его мрачным взглядом и выставил за дверь. Разделся, хлебнул еще раз пива для храбрости и собрал волосы в пучок, как та японка из воспоминаний Шульдиха. «Конский хвост» получился таким толстым, что не помещался в кулаке, и Кроуфорд плюнул от досады.

В дверь зацарапались.

— Давай помогу, — пробубнил Шульдих.

— Давай, — обреченно вздохнул Кроуфорд.

Дверь распахнулась с такой силой, что его чуть не снесло потоком воздуха.

Шульдих деловито отпил из своей бутылки и пристроил ее рядом с пивом Кроуфорда. Уселся на кровати, широко раздвинув ноги, и указал на пол:

— Сюда.

Кроуфорд нехотя уселся Шульдиху между ног и поежился — тот был раскаленным, словно печка. Осторожные прикосновения к волосам заставили вздрогнуть. Шульдих аккуратно собирал пряди в «хвост», пропуская их сквозь пальцы, и дышал тихо-тихо. Когда он задевал кожу на шее или на лбу, Кроуфорд замирал.

Шульдих откашлялся и поинтересовался:

— Как тебя угораздило?

Кроуфорд заскрипел зубами.

— Кое-кто решил, что подшутить надо мной — хорошая идея.

Над головой раздалось хмыканье — о да, Шульдих отлично знал, что смеяться над собой Кроуфорд позволял немногим. Да и те долго не жили.

— И что это было?

— Направленный излучатель, провоцирующий рост волос.

— Остричь, видимо, не получилось?

— Нет, — Кроуфорд снова заскрипел зубами, вспомнив унизительное головокружение, когда коротко остриженная прядь змеей отрастала до прежнего состояния.

— А тот шутник? — осторожно поинтересовался Шульдих. — Ты это так и оставил?

— Ты что, идиот? — искренне удивился Кроуфорд. — Сегодня вечером он умрет.

— Ты видел его смерть?

— Я положил ему в машину взрывное устройство, придурок.

Шульдих мерзко захихикал.

— Ты долго будешь возиться? — недовольно поинтересовался Кроуфорд. Ему надоела вся эта возня, к тому же в спину начало упираться что-то твердое. Кроуфорд поправил запотевшие очки и медленно произнес: — Шульдих…

— Это не то, о чем ты думаешь, — решительно заявил рыжий и отстранился.

— Если ты через минуту не сделаешь то, что обещал, — Кроуфорд чувствовал, как в нем клокочет ярость, — я вышибу тебе мозги.

Шульдих, похоже, понял, что штуки кончились. Поэтому он одним ловким отточенным движением скрутил волосы в длинный жгут и намотал на голову.

— Подожди-ка… — потянулся к коллекции ножей Кроуфорда, висящей у изголовья, выдернул оттуда длинную мизерикордию в чехле, воткнул ее в волосы, поворочал ею, и окончательно отстранился. Кроуфорд осторожно потрогал получившуюся конструкцию. Мизерикордия сидела намертво, удерживая тяжелую массу.

Кроуфорд уважением посмотрел на Шульдиха, а тот смущенно потупился, ощипывая выбившиеся из узора на покрывале ниточки.

— У меня так, немного опыта есть.

— Я уже понял, — ухмыльнулся Кроуфорд, схватил полотенце, домашние штаны и ринулся в ванную. Шульдих прокричал вслед:

— Поторопись, оно скоро развалится.

Намыливаясь и поливая себя из душа, тщательно следя за тем, чтобы не намочить голову, Кроуфорд тихо матерился — шею ломило так, что болело все тело. Тут уже не до удовольствия от принятия душа, скорее бы закончить и распустить волосы.

Выбрался из ванной он, едва передвигая ноги. И сразу побрел в гостиную — там был мягкий диван и громкий телевизор — все, в чем он нуждался в этот кошмарный вечер. А еще можно Шульдиха заставить принести пива. По пути Кроуфорд дергал за маленькую рукоятку мизерикордии, пытаясь вытащить ее из волос, но одолел упрямую железяку, только когда добрался до гостиной. Встав в дверях, он торжествующе выдрал из прически кинжал, тряхнул головой, отбрасывая рассыпавшиеся волосы назад, и блаженно зажмурился от облегчения.

Когда он открыл глаза, то натолкнулся на остекленевший взгляд Шульдиха. Тот судорожно сглатывал, кадык двигался вверх-вниз, и Кроуфорд забеспокоился. От телепата текла тяжелая, удушливая волна вожделения. Приехали, мать твою.

— Шульдих, спокойно. Скоро это закончится.

Кроуфорд вытянул руки и медленно пошел вперед. Приблизился вплотную, осторожно прижал Шульдиха к себе, чувствуя, как того трясет — и одним движением заломил ему руки за спину, стиснул в объятьях и толкнул на диван.

Шульдих забился, бешено сверкая глазами, но Кроуфорд налег на него всем телом и вытер пот.

— Да что с тобой такое? — раздраженно рявкнул он.

— Ничего, — рыжий притих, сосредоточенно отводя глаза. На переносице залегла горькая морщинка. — Когда это закончится у тебя? — глухо спросил он, по-прежнему глядя в сторону.

— Не знаю, — Кроуфорд тоскливо подумал об оставленном в комнате пиве. — Не меньше шести часов. И не больше двенадцати. Но они не уверены.

— А сколько прошло?

— Четыре.

— Блядь, — прошептал Шульдих.

Кроуфорд ощущал себя странно: виноватым. Этого не случалось с ним давно — с тех пор, как он выстриг на спинке любимого маминого йорка неприличное слово. Йорк смотрел на него с обидой и укоризной, и больше Кроуфорд так не делал.

Шульдих был сейчас похож на ту собачку — несчастный и подавленный. А еще он был возбужденным, и это угнетало. Кроуфорд тяжело вздохнул, и сполз с него. Шульдих прижался к нему, спрятал лицо на груди и тихо засопел.

Кроуфорд снова вдохнул и взъерошил рыжие волосы.

Как утешать двинувшегося телепата, он не знал. Их братию часто перемыкало. Но за все время совместной работы Шульдиха ни разу не перемыкало на нем, Кроуфорде. Единственное, что Кроуфорд знал четко — это закончится, когда исчезнет причина, спровоцировавшая такой загон. Проклятые локоны.

Дар молчал — как всегда, когда был нужен позарез, идей никаких в голову не приходило. Горячее дыхание Шульдиха опаляло кожу, по спине бежали мурашки, и Кроуфорд осторожно обнял телепата за плечи, прижимая к себе. И замер, почувствовал, как его рука скользит по спине, лаская позвонки.

— Шульдих, — проворчал Кроуфорд в рыжую макушку.

— Тебе же нравится, — обиженно засопел тот.

— Нет, — решительно отверг грязные инсинуации Кроуфорд.

— Врешь, — укорил его Шульдих.

Кроуфорд согласно вздохнул — врал. Внимание Шульдиха заводило до дрожи в коленях. А тот ласково льнул, осторожно терся подбородком о грудь, слегка царапая щетиной кожу, гладил по волосам, наматывал длинные, упругие локоны на пальцы, тяжело дышал. И Кроуфорд сдался. Как будто распрямилась пружина внутри, ударив под ребра и заставив задохнуться.

Он повалил Шульдиха на диван и, удерживая одной рукой, принялся стягивать с него штаны. Тот замер, дрожа всем телом и не пытаясь помочь, только судорожно царапал диванную обивку. Кроуфорд ухмыльнулся, и Шульдих жалобно заскулил, выгибаясь и раздвигая ноги.

Рыжие курчавые волосы в паху даже на вид казались упругими и жесткими. Кроуфорд не удержался и провел рукой по плотной мошонке. Член — длинный толстый член с пунцовой головкой — он намеренно игнорировал. Яички под его пальцами поджались, а Шульдих всхлипнул, потянув Кроуфорда за длинную прядь. «Ну уж нет», — послал он отчетливую мысль, а вместе с ней — облако полуосознанных желаний, от которых Шульдиха затрясло, а на головке выступила прозрачная тягучая капля. Кроуфорд быстро слизнул ее и отстранился, наслаждаясь клубком эмоций, который Шульдих беспорядочно транслировал направо и налево. А потом не удержал стона, чувствуя, как они отдаются в собственном паху.

Кроуфорд встал на колени, раздвинул Шульдиху ноги и забросил их себе на плечи. Прижался губами к яичкам, вбирая в рот плотные шары и удерживая выгибающегося Шульдиха за бедра. Потом скользнул языком ниже, отыскивая маленькую плотно сжатую дырочку, окруженную жесткими волосками. Под напором языка она приоткрылась, и Кроуфорд толкнулся глубже.

Шульдиха сотрясала крупная дрожь, и Кроуфорд с наслаждением принялся ласкать его задницу, чувствуя, как каждое движение языка посылает в собственный пах огненные волны наслаждения. Если так пойдет дальше, они кончат без прикосновения к членам.

— Сукин ты сын, — простонал Шульдих. — Что ж ты такой красивый, ублюдок… Возьми его в рот!

И Кроуфорд сжалился. Потянулся, наклонился к члену, обхватил губами головку, черные пряди тяжело рассыпались по белым бедрам с медным отливом. Член во рту напрягся, словно окаменев, конвульсивно дернулся раз, другой — и рот заполнила вязкая жидкость. Шульдих, вцепившись Кроуфорду в плечи, что-то бессвязно стонал по-немецки, содрогаясь в оргазме.

Сперма глоталась неожиданно легко — Кроуфорд прислушивался к своим ощущениям и недоумевал, почему некоторые женщины этого так не любят.

«Потому что у них с тобой несовместимость, — сытое мурлыканье обволокло сознание Кроуфорда. — А мы одни огурцы ели, все такое».

Кроуфорд усмехнулся — теперь ему и правда стало казаться, что у спермы Шульдиха был едва заметный запах огурцов. А тот приподнялся на локте, дернул за прядь, заставляя наклониться, и медленно, с чувством поцеловал, слизывая с губ остатки семени. Они оторвались друг от друга, только когда начали задыхаться.

— Волшебно, — палец Шульдиха коснулся припухших губ Кроуфорда. Рыжий благоговейно обвел контур, и Кроуфорд не сдержался — поймал палец и слегка прикусил. Шульдих улыбнулся, скользнул на пол, обнимая Кроуфорда за шею, и положил ладонь ему на пах.

Ощущение тяжести руки на члене заставило застонать. Шульдих торопливо приспустил с бедер Кроуфорда штаны, надавил на грудь, вынуждая улечься на пол, и склонился между ног.

Кроуфорд зажмурился, когда член накрыл горячий рот. Подвижный язык щекотал головку, играл с отверстием, лаская его быстрыми, короткими движениями. Потом Шульдих замирал, словно прислушивался к ощущениям, и тогда Кроуфорд нетерпеливо толкался ему в рот. Уверенная ладонь обхватила его мошонку и сжала, отчего Кроуфорд глухо застонал, хватая Шульдиха за волосы и прижимая к своему паху. Он плавился над натиском рта, в который погружался его член, вскрикивал от почти болезненного удовольствия, когда зубы Шульдиха задевали уздечку. Мокрый палец скользнул ему между ягодиц, вошел внутрь, и Кроуфорд с криком кончил, сжимаясь вокруг него. Потом распластался по полу и успокаивал сбившееся дыхание, бездумно поглаживая горячее плечо.

Открыв глаза, он встретился взглядом с Шульдихом — в уголке его рта белела капля спермы. В следующий миг Шульдих довольно облизнулся, Кроуфорд хмыкнул, притягивая его к себе.

Тот послушно прильнул, закинув ему ногу на бедро и уютно устроившись на груди. Кроуфорд зарылся руками в жесткие рыжие пряди и прижал Шульдиха к себе. Лежать оказалось неожиданно удобно — ковер был мягким, а Шульдих грел не хуже печки. Глаза сами собой закрылись, и Кроуфорд задремал.

Проснулся он от лучей восходящего солнца, падающих на лицо. Приподнялся на локте, придерживая одной рукой спящего Шульдиха, и вдруг почувствовал воздушную легкость. На лоб упала привычно короткая челка, и сердце защемило — жаль, что все так быстро закончилось. Пожалуй, ради Шульдиха и его сумасшедшего взгляда стоило потерпеть эту невыносимую тяжесть еще... долго, в общем, потерпеть.

Рыжий заворочался, потер заспанные глаза и широко зевнул.

— С добрым утром.

И, сонно заурчав, снова прижался к Кроуфорду, явно намереваясь спать дальше. Но, видя, что тот не укладывается, снова открыл глаза:

— Что? Ну да. Исчезли, жалко… Я еще ночью заметил, но не стал тебя будить. Слушай, шесть утра, давай еще поспим.

— Поспим, говоришь? — Кроуфорд почувствовал, как в бедро ему упирается твердый горячий член. — Ну давай поспим.

Он сел, все также прижимая Шульдиха к себе, а потом одним прыжком вскочил на ноги, закидывая его на плечо.

— Только, чур, на кровати, — сказал он и звонко хлопнул рыжего по заднице.

Свалив Шульдиха на свою не разобранную постель, Кроуфорд навис над ним, всматриваясь в лицо.

— Без локонов ты тоже ничего, — приободрил его Шульдих, широко улыбаясь.

— Побреюсь налысо, — пригрозил Кроуфорд и поцеловал смеющийся рот.

Дар услужливо развернул перед ним калейдоскоп картинок — ссоры и скандалы, полыхающие, как шевелюра Шульдиха, боль в заднице и расцарапанная спина, перегнутый через перила Шульдих со спущенными штанами и красными ягодицами, воровство еды с тарелок друг друга и одна чашка кофе на двоих, тоскливые ночи, проведенные порознь и горячие воссоединения.

Их определенно ждало нескучное будущее. И начиналось оно прямо сейчас.
...на главную...


октябрь 2020  
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031

сентябрь 2020  
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930

...календарь 2004-2020...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2020.10.19 00:56:12
О враг мой [106] (Гарри Поттер)


2020.10.17 08:30:44
Дочь зельевара [196] (Гарри Поттер)


2020.10.16 22:49:29
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [1] (Оригинальные произведения)


2020.10.14 23:59:57
Работа для ведьмы из хорошей семьи [8] (Гарри Поттер)


2020.10.13 02:54:39
Veritalogia [0] (Оригинальные произведения)


2020.10.11 18:14:55
Глюки. Возвращение [239] (Оригинальные произведения)


2020.10.11 00:13:58
This Boy\'s Life [0] (Гарри Поттер)


2020.09.29 19:52:43
Наши встречи [5] (Неуловимые мстители)


2020.09.29 11:39:40
Змееглоты [9] ()


2020.09.03 12:50:48
Просто быть рядом [42] (Гарри Поттер)


2020.09.01 01:10:33
Обреченные быть [8] (Гарри Поттер)


2020.08.30 15:04:19
Своя сторона [0] (Благие знамения)


2020.08.30 12:01:46
Смерти нет [1] (Гарри Поттер)


2020.08.30 02:57:15
Быть Северусом Снейпом [258] (Гарри Поттер)


2020.08.28 19:06:52
Её сын [1] (Гарри Поттер, Однажды)


2020.08.28 16:26:48
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2020.08.26 18:40:03
Не все так просто [0] (Оригинальные произведения)


2020.08.15 17:52:42
Прячься [5] (Гарри Поттер)


2020.08.13 15:10:37
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2020.08.08 21:56:14
Поезд в Средиземье [6] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.07.26 16:29:13
В качестве подарка [69] (Гарри Поттер)


2020.07.24 19:02:49
Китайские встречи [4] (Гарри Поттер)


2020.07.24 18:03:54
Когда исчезнут фейри [2] (Гарри Поттер)


2020.07.24 13:06:02
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


2020.07.10 23:17:10
Рау [7] (Оригинальные произведения)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2020, by KAGERO ©.