Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Клинит на поттериане, когда вместо Абакан читаешь Азкабан и недоумеваешь, что он делает в России...

Список фандомов

Гарри Поттер[18561]
Оригинальные произведения[1249]
Шерлок Холмс[719]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[220]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[185]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[141]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[114]
Произведения А. и Б. Стругацких[108]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[1]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12768 авторов
- 26913 фиков
- 8674 анекдотов
- 17713 перлов
- 685 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...


Рождество Северуса Снейпа

Автор/-ы, переводчик/-и: Sever_Snape
Бета:нет
Рейтинг:G
Размер:мини
Пейринг:CC, ГП
Жанр:AU, POV, Romance
Отказ:Благодарю Дж. Роулинг
Фандом:Гарри Поттер
Аннотация:быт и бытие одного Санта-Клауса
Комментарии:Автор перевел с английского «Father Christmas» как «Отец Рождества», а не «Отец Рождество»
Каталог:Пост-Хогвартс
Предупреждения:нет
Статус:Закончен
Выложен:2011.01.06 (последнее обновление: 2011.01.06 18:18:04)
 открыть весь фик для сохранения в отдельном окне
 просмотреть/оставить комментарии [23]
 фик был просмотрен 7352 раз(-a)



Первая Рождественская ночь

— Цвет формы согласно правилам. Вы же Отец Рождества, а не вампир… и не лепрекон… красный, пожалуйста. Вот так — очень хорошо.

Под скучающим рассеянным взглядом молодого сотрудника Департамента празднеств моя одежда изменила цвет из черного в зеленый и наконец в положенный красный.

— Вы что, тоже новенький?

Я ничего не ответил, косясь на разбросанные по столу разномастные пестрые открытки. Интересно, что думает этот юнец на мой счет? Да, собственно, какая мне разница. Я машинально сгреб в мешок несколько открыток. Взгляд неожиданно уперся в одну, перевернутую картинкой вниз, оставшуюся на столе среди прочих. Не очень хорошо понимая, что именно привлекло мое внимание, я взял жесткий глянцевый кусочек картона и пробежал глазами по строчкам. Мистер и миссис Поттер для Джеймса Сириуса Поттера; возраст: два года; заказ: первичный; подарок … адрес… желательное время…

Джеймс Сириус Поттер.

Поколебавшись секунду-другую, я швырнул открытку в свой мешок.

— Я могу идти?

— Да-да, пожалуйста, — с вышколенной доброжелательностью ответил юнец, привстал и протянул мне ладонь для рукопожатия. — Счастливого Рождества!

Проигнорировав протянутую ладонь, я развернулся и вышел из тесного душного кабинета прямо в поздний декабрьский вечер.

Первая звезда мигнула голубоватым слабым светом на низком непогожем небе и тут же скрылась за снеговой тучей.

***

Джеймс Сириус Поттер. Два года. Заказ — первичный. Два года — оптимальный возраст для первого знакомства с Отцом Рождества с целью получения подарков от оного в качестве воспитательной меры, определяющей поведение ребенка в течение всего года. Ну и чушь. Джеймсу Сириусу Поттеру не хватает магии в обычной жизни, и ему необходимо знакомство с каким-то ряженым дедом в красных тряпках, платные услуги по вызову, отказ невозможен в принципе, всё для полнейшего удовольствия клиента? Далеко не все маги приглашали в дом Санту. Не все — но некоторые приглашали. Теперь вот в числе некоторых мистер и миссис Поттер. Наверное, это идея и инициатива Поттера. Вспомнил сиротское детство, еще до Хогвартса, когда к его кузену наверняка являлось ряженое чучело с туго набитым мешком, а самому Поттеру дарили исключительно дырку от бублика. Ну, пусть Поттер. Плевать я хотел.

И плевал чуть ли не десять лет. Не интересовался. Даже в мыслях не держал. Так какого черта я забрал себе эту открытку? Неужели сочетание «Джеймс-Сириус-Поттер» подействовало? Другой Джеймс, другой Сириус, быльем поросло, я и не помню уже ничего, ничего толком не помню, кроме смутного ощущения непокоя и какой-то сладкой, как сахарная вата, морозной хрусткой тоски.

Снег лепил беспросветно, крупный, рыхлый, оседая на плечи влажными сугробами. Я изрядно вспотел в этом идиотском наряде, отороченном лебяжьим пухом, и шел, чертыхаясь сквозь зубы, хотя пора уж было привыкнуть за столько-то лет. Кажется, теперь нужно свернуть налево и пройти еще сотню ярдов. Как раз успею ко времени, заказанному мистером и миссис Поттер, если конечно, каждый встречный и поперечный не будет при виде меня скалиться во весь рот и тут же бросаться петь прямо мне в ухо “Merry little Xmas”. В такую погоду лучше бы дома сидели, а не шлялись по улицам с блаженно-добродушными лицами, все на одно лицо: дети, мужчины, женщины, старики, старухи, все на одно лицо чьего-то там рождества.

С каким бы удовольствием я сам сидел бы где-нибудь, а не месил мокрый снег пудовыми красными сапогами, подбираясь к дому.

Последний заказ на сегодня. Долго я здесь не задержусь, это уж точно.

Мне не было даже любопытно, когда я колотил молоточком в дверь, изуродованную огромным зеленым венком. Я понятия не имел, как мне было. Я знать не знал, чего меня сюда принесло. Просто делал свою работу, вот и все.

За дверью раздались шаги — и мне открыли. Сам Поттер. Я его узнал, конечно, хотя не видел примерно десять лет.

Высокий, худой, нескладный. Взъерошенный. Очки. Ничего не изменилось. Да и что, собственно…

— С Рождеством, — буркнул я. — Войти-то можно, раз уж пригласили?

— Да-да, проходите, — он распахнул дверь пошире и поманил меня рукой, будто сомневаясь в способности Отца Рождества понимать человеческую речь. Я ведь, кажется, только что сказал ему обычную фразу на английском! Логика по-прежнему в большом долгу, но кто бы сомневался…

Дальше прихожей идти не следует. Сухой рыжеватый коврик для ног тут же превратился в мокрую половую тряпку. Издержки визита Санты. Скорей бы уж все кончилось. Ну, где там двухлетний Джеймс Сириус, почему до сих пор с гиканьем не вынесся в коридор встречать Отца Рождества? В доме было тихо-тихо, словно в нем никого не было, кроме Поттера, стоявшего сутуловатым столбом и, похоже, не знающего, что говорить и что делать. Словно он стоял где-то совсем не здесь. Высокий, худой, нескладный. Взъерошенный. Очки. Ничего не изменилось. Да и что, собственно…

Сугробы на моих плечах подтаяли — и красная шуба набрякла влагой.

— Где ребенок?

— Джеймс… он… видите ли…

Какого черта мямлит? Заболел, заснул, помер — знать ничего не желаю, не нужно ничего говорить, просто дай мне сделать мою работу.

— В детской? Я могу пройти к нему. Грязи только нанесу.

— Да нет, не в детской… Он… его сейчас нет. Нет дома. Он, собственно…

— Зачем же заказали именно на это время? Когда ребенка нет дома?

— Это не специально, просто так… так… получилось.

Все-то у него просто так получается. Я мельком взглянул в растерянные глаза. Очки, спасительный барьер, природа или кто там — Бог? — иногда швыряется благодатью направо и налево, очки, видеть всегда только через стекло, предохранительный клапан, средство от ожога сетчатки и мозолей на правой руке, ну что там у них случилось, способности к легилименции не пропьешь… ну вот. Просто, как односоставное зелье. Поссорился с женой из-за вопиющей ерунды, та схватила ребенка… двоих детей, оказывается, уже двоих, второй — совсем еще маленький… схватила — и гордо удалилась к матери, завтра утром придет — и прыгните в постель, и все будет хорошо, мне ли не знать, я же Отец Рождества, все будет хорошо, разве что Джеймс Сириус отстрочил свое знакомство с Сантой еще на один год, ну уж на следующий год пусть придет кто-нибудь другой, не я. Не я.

— Подарок.

Я небрежно взмахнул палочкой, и Поттер оказался в кругу, оцепленном рельсами. По рельсам помчался Хогвартс-экспресс, плюя паром и сигналя пронзительными свистками.

— Здорово… совсем, как настоящий.

Я хмыкнул и взялся за ручку двери. Больше мне здесь делать нечего.

— Погодите! Может быть, чаю? Вы, наверное, замерзли.

Чаю?

Просто не хочет оставаться один. Первый раз поссорился с женой — и сам не понял, как это произошло. Если первый раз происходит только на энном году брака, то этот брак, безусловно, можно назвать счастливым. Чаю… Последний заказ на сегодня. Собственно, почему нет, если все равно никакой разницы.

— Виски, если вас не затруднит.

Он совершенно ребячливо выпрыгнул из рельсового круга и улыбнулся.

— Хорошо, пусть будет виски. Пойдемте в гостиную.

Хогвартс-экспресс плюнул очередной струей белесого дыма и остановился.

***

Янтарная жидкость в пузатой бутылке опустилась до половины. Проброс ничего не значащими фразами скользил мимо сознания; кажется, мы обсудили погоду, финансовый кризис, достоинства национальной сборной по квиддичу и что-то еще.

— Никогда не пил с Сантой, — вдруг констатировал он с веселым удивлением.

— А я никогда не пил с Гарри Поттером.

Его расслабленное и скучающее лицо неожиданно напряглось, и он глянул на меня с раздражением и неприязнью, словно ожидая, что прямо сейчас я начну возлагать цветы к живому монументу героя. В кухне повисло молчание, тяжелое и неприятное. Наверное, пора уходить.

Пора куда-то уходить.

Лоб вдруг моментально взопрел, и я стащил дурацкий жаркий колпак с головы, машинальным движением заложил за ухо прядь волос. Мокрые.

— Чем вы занимаетесь, когда вы не Санта? — спросил он таким тоном, что было очевидно: его ни в коей мере не интересует ответ.

— Ничем не занимаюсь, — ответил я максимально откровенно.

— Вы, наверное, очень хороший человек, раз…

Ну вот. Поперла обычная гриффиндорщина. Раз я подрабатываю на Рождество Сантой, значит, я хороший человек. И паника по поводу возможного возложения цветов к живому монументу откладывается. Ну да. Хорошие люди умеют быть тактичными и не беспокоить героев войны ни расспросами, ни рукоплесканиями, ни попытками взять автограф.

— Знаете что, интересоваться мной из вежливости вовсе не обязательно. Да и ничего тут интересного. Заказов у меня больше нет, на улице и в самом деле холод собачий, поэтому я согласился с вами выпить, мистер Поттер. Большое вам спасибо за компанию. Виски был неплохой. Я, пожалуй, пойду. Жаль, что ваш сын так и не встретился с Сантой. Но у него еще все впереди.

Я весь взмок, пока лепил эту бесконечную тираду «хорошего человека».

— Спасибо вам. Надеюсь, в следующем году…

Ну уж нет. В следующем году пусть кто-нибудь другой. Я опять нахлобучил колпак на мокрые волосы, намереваясь подняться и закончить этот никчемный (не более никчемный, чем всё остальное) вечер.

— Простите, а как вас зовут, э-э… сэр? Весь вечер не могу отделаться от странного ощущения. Вы мне напоминаете… кое-кого.

Надо же, какая наблюдательность. Уж наверное, напоминаю, в той степени, в какой внук может напоминать собственного деда. То есть, в нашем случае, дед может напоминать внука.

— Если ты будешь хорошо себя вести, Северус, то Отец Рождества принесет тебе в подарок все, что захочешь!

— А как он узнает, что я захочу? Ты ему скажешь?

— Нет, не я. Отец Рождества сам все знает.

— Все это сказки, дед, нет никакого Отца Рождества, я нашел в твоей комнате красную куртку и бороду, не надо меня обманывать, я уже не маленький!


Я долго не мог простить деду вранья. Наверное, так и не простил. Наверное, в отместку собственному деду я шляюсь по сугробам, приняв именно его облик и обманывая десятки других детей. Ну не мог же я разносить подарки в своем настоящем обличии, нацепив фальшивую бороду. Детям-то все равно, но вот большинство родителей узнали бы меня даже в фальшивой бороде. Вот и Поттеру я кого-то напоминаю. Надо же. Никогда бы не подумал. Не подумал бы, что он до сих пор помнит.

— Я не имею честь принадлежать к числу ваших знакомых, мистер Поттер, так что мое имя вам ни о чем не скажет, — вежливо, в рамках «хорошего человека», ответил я и неожиданно для себя уточнил: — А кого я вам напоминаю?

— Да так, — он пожал плечами. — Он умер. Давно. Лет десять назад.

Что-то мелькнуло там, за защитным барьером, за предохранительным клапаном из стекла, что-то слишком интимное, не предназначенное для постороннего престарелого ряженого, хорошего человека, любящего халявный виски. Мелькнувшее показалось личным настолько, что я поспешил отвести взгляд и смотрел теперь в сторону, просто в сторону, сотканную из подступающей сонной тьмы.

— Мне жаль, — брякнул в никуда «хороший человек», уверенный, что в этом «жаль» отыщется хоть малейший смысл.

— Ничего. Это было давно. И он… он даже не был мне другом. То есть, я думал, что он мне не друг. И я не успел ему сказать…

Видимо, не настолько личное, раз готов обсуждать с первым встречным. Или просто слишком много выпил, если ничтожные грамм двести — это много. Должно быть, в самом деле много для человека, который вообще не пьет, он ведь не пьет, а вот Джеймс Сириус когда-нибудь… Слишком уж многозначительное сочетание «Джеймссириус», потенциальный алкоголик, потенциальный гриффиндорец, потенциальный олень (или пес), потенциальный король квиддича и просто Король, потенциальный ниспровергатель всех мыслимых и немыслимых правил, слишком, вечное недосягаемое «слишком», вечный выбор зеленоглазых рыжеволосых девочек, если б она могла — она взяла бы в мужья сразу двоих.

— Мне пора идти, спасибо за все, мистер Поттер, с Рождеством вас и вашу жену и вашего сына! — выпалил я одним махом, вскочил и ринулся в прихожую.

— У меня два сына! — зачем-то уточнил он, просто выкрикнул прямо мне в спину, то ли попыткой задержать (зачем?), то ли попыткой оставить за собой последнее слово.

Два сына. Да хоть десять! Мне-то какое дело?

Я оперся спиной о входную дверь и уставился на него. Гарри Поттер. Наша новая знаменитость. Что-то ухнуло в животе, неприятно заворочалось, завозилось, словно в кишках неожиданно завелось живое существо.

Не надо было сюда приходить.

— Может быть, в следующем году… — повторил он бессмысленно, с виноватой улыбкой. — Мой младший к тому времени подрастет, пусть познакомятся с Сантой оба сразу. Мне жаль, что вы потратили на меня столько времени. Вот… возьмите.

Золотые кругляши галеонов на протянутой ладони. Я машинально соскреб монеты с узкой холодной ладони и опустил в карман.

— И как зовут вашего младшего? — спросил только потому, что непременно надо было хоть что-то сказать. — Сириус Джеймс?

— Его зовут Альбус. Альбус Северус.

Альбуссеверус, какое странное имя.

Может быть, он говорил что-то еще, но я не разобрал ни слова больше. Хлопнула входная дверь. Я сошел с крыльца и побрел вперед, не разбирая дороги. Снег кончился, резко похолодало, и на улице не было видно ни единой души.

Тишина — густая, черная — обрушилась на меня и, обняв, поволокла прочь.

Вторая Рождественская ночь

— Вы что-то ищите, сэр?

Я лихорадочно рылся в разбросанных по столу открытках. Ничего я не ищу. Просто рассматриваю картинки, я поклонник оленя Рудольфа, остролистов, омел, елок, венков и всей прочей красочной бессмысленной мишуры. Наверное, кто-то другой забрал. Вот и прекрасно. Вот и замечательно. Я уверен, что забрал кто-то другой. Или они и вовсе не прислали заказ, зачем в доме посторонние, грязи от них, проще купить красную куртку, колпак и фальшивую бороду, быть может, Джеймсасириуса провести не удастся, но Альбуссеверус такой доверчивый.

На маленьком картонном прямоугольнике, конечно, красовался олень с дурацкими лампочками, запутавшимися в рогах, лампочки подмигивали зелеными и красными огнями, олень тоже подмигивал вытаращенными буркалами и вилял хвостом. Мистер и миссис Поттер для…

Только сейчас я заметил, как дрожат руки.

Олень был отправлен в мешок к остролистам и парочке венков. Время то же самое, что и в прошлый раз. Значит, опять последний визит.

— Счастливого Рождества!

Я посмотрел сквозь подросшего на год сотрудника Департамента празднеств и вывалился в декабрьский снег.

***

— А я знал, что это окажетесь опять вы.

Из-за прикрытой двери раздавались ликующие детские голоса и резкий посвист взрываемых фейерверков. Те еще близнецы Уизли. Урезонивающему голосу миссис Поттер удавалось прорваться сквозь праздничный шум на короткие промежутки времени, однако ни смех, ни гомон, ни визг хлопушек не прекращались.

Шум за дверью существовал как-то совершенно отдельно от сонной и теплой тишины, заволокшей маленькую кухню, наверное, слишком тесную для двух взрослых и особенно для двух детей и уж невообразимо тесную для четверых.

Он сидел на стуле в добром ярде от меня, но мне казалось, его острые колени, выпирающие под тертыми старыми джинсами, касаются моих.

— С вашей стороны было очень любезно снова предложить мне виски, мистер Поттер.

— Сегодня так же холодно, как и в прошлом году, — пожал он плечами и небрежным жестом звякнул бокалом о мой бокал. Янтарно-желтая жидкость на дне блеснула мутноватой искрой.

Мы выпили.

— Судя по тому, что вы приняли мое предложение, ваша работа на сегодня окончена?

Я кивнул.

— Джеймс уверен, что вы не настоящий.

Я опять кивнул. Джеймс всегда был в этом уверен, это уж точно.

— Зато Альбус полюбил вас с первого взгляда.

Я кивнул в третий раз. Альбусу всегда казалось, что он меня любит.

Почему он не идет к жене и детям. Почему сидит на кухне с ряженым стариком, цедит с ним виски, улыбается, жмурится, сонный и расслабленный, счастливый отец семейства, муж.

Что я-то здесь делаю.

Просто пью, оттаиваю от морозов и тьмы, ничего не помню и не хочу помнить, желтоватое медовое пламя свечей, деревянный пол, деревянный стол, полумрак, растрепанные вихры, круглые стекла, острые коленки, мне не сегодня-завтра судить квиддичный матч, и все еще живы — кроме тех, кто умер давным-давно.

И что же он хотел мне сказать? Хотел — и не успел. Какая разница, если все равно ничего не изменишь.

Удобнее всего сидеть молча, потягивая виски и слушая, как по ту строну двери Джеймссириус и Альбуссеверус заливаются хохотом.

Я рад, что у Поттера все хорошо. В конце концов, я столько лет на это…

— Может быть, вы все-таки скажете, как вас зовут, сэр?

Почти Безголовый Ник, хочется ответить мне.

— Зачем вам мое имя? Я — Отец Рождества, случайный человек. Сейчас допью свой виски и уйду.

— Ни такой уж случайный, раз я пью с вами уже второй раз.

— Пьете с кем попало, мистер Поттер. Только и всего. Возможно, ни с кем попало. Кажется, год назад вы сказали, что я вам напоминаю кого-то. Люди любят цепляться за иллюзии. Симпатизировать мертвым чрезвычайно удобно, мертвые никогда не разочаровывают.

Моя сентенция повисла в воздухе. Правильно, глупо отвечать на подобное. Я без разрешения потянулся к бутылке и налил себе сразу полстакана. В моем положении много выгодных моментов, в том числе и тот, что похмелье мне никоим образом не грозит.

Поттер тоже плеснул в свой стакан, едва прикрыв дно.

— Вы какой-то по виду очень невеселый Отец Рождества. У вас что-то случилось, так? — брякнул он отрывисто, почти небрежно. — Может быть, я могу помочь?

— Ничего не случилось.

— Вы уверены?

— Уверен.

— Ерунда какая-то, — он опрокинул содержимое своего стакана в рот и громыхнул стеклом об стол. — Мне самому непонятно, к какой стати я к вам цепляюсь.

— Думаю, вы хотите мне сказать.

— Что?

— Ну, очевидно, те самые слова. Которые сказать не успели. Помните? Все дело в том, что я кажусь вам на кого-то похожим.

— Помню, конечно. Странно, что вы это запомнили. Почему я должен сказать эти слова вам? Я вас совсем не знаю.

— Не хотите — и не надо. Мне, в общем, все равно.

Лицо Поттера напряглось, как-то осунулось, и я отчетливо увидел, что его в самом деле что-то тревожит.

«Альбус!» — донесся сквозь дверь увещевающий голос миссис Поттер.

Его младшего сына зовут Альбус. Северус — только невнятная надстройка, не имеющая никакого особого смысла, второе имя, вспоминаемое разве что в официальных бумагах, память, упрятанная на задний план, на задворки, подальше. Сиротская безликая благодарность. Успокоение совести. Упоение собственным благородством.

Мне не нужна никакая благодарность. И я здесь только затем, чтобы делать свою работу. Поттеры, Уизли, Смиты, Мак-Дугалы — кто угодно, у кого есть дети. И нет никакой разницы.

— Мне пора идти, мистер Поттер. Спасибо за виски.

Он посмотрел куда-то сквозь — и неожиданно торопливо проговорил, словно сорвавшись, словно не очень-то отдавая себе отчет, зачем говорит, что говорит — и кому.

— Столько лет прошло. Я всех их вспоминаю. Всех, кто погиб. Он умер у меня на руках. Когда он умирал, я ни секунды об этом не сожалел. А все могло быть по-другому. Иногда мне кажется, если я перестану о нем думать, это будет… предательство. Не хочу его предавать. Достаточно того, что раньше я его ненавидел.

— А он вас?

— Я был уверен, что и он меня — тоже. Он любил мою мать. Всю жизнь.

— Какая трогательная история, — усмехнулся я, сдирая колпак, и оттер лоб бархатной теплой тканью. Бархат вонял растаявшим снегом, леденцами и еще какой-то дрянью. Лебяжьи перья с оторочки щекотали нос.

Только и осталось, что прочихаться, прочухаться, встать и выйти вон.

Слышишь, Поттер, скажи спасибо, что твоя женушка не отвалила с причала, оставшись вечной невестой, распяленной на перемычках «никогда» и «всегда», вот бы при таком-то раскладе я послушал все эти песни, песенки, сказочки под Рождество, под дрянной виски, под сурдину трех «с»: сопли, слюни, слезы! Ничего ты не терял, мальчишка, ты и понятия не имеешь, что это такое — терять! Подумаешь, крестный, ты его и знать не знал! Или Люпин — да кем он тебе был? Никем! Может быть, Дамблдор? О да, никого ближе не придумаешь! Или вот этот, который тебя ненавидел, а ты его — нечего сказать, очень значимая потеря! Значимая настолько, что ты вдруг рассупонился с пол-оборота, стоило лишь постороннему человеку невольно напомнить тебе… и вот ты уже бормочешь, выворачиваешься наизнанку, мямлишь, выдавливаешь из себя переживания, которым грош цена.

Нужно уходить. Прочь из этой теплой кухни, прочь от этого человека, придумавшего черт знает что просто от скуки, от потребности малость разнообразить свою счастливую сонную жизнь несуществующей проблемой. Он делает вид, что помнит! Он, видите ли, не хочет предавать! В жизни не слышал подобной ерунды! Курам на смех. Очевидно, тебе не хватает соли с перцем, Поттер? Так будет тебе соль с перцем. Я же «хороший человек», мне ничего не стоит! Сбросить чужую личину — да проще простого!

— Ну что, Поттер, давайте, говорите свои слова, которые не успели сказать! Считайте, я специально спустился оттуда, чтобы вас послушать! — выпалил я, приблизив свое лицо так, что едва не касался щекой его щеки.

Он не побелел, не покраснел, не вскрикнул, не отодвинулся. Он просто смотрел на меня, пока я первым не отвел взгляд. Бутылка виски взорвалась с оглушительным звоном и осыпалась на стол мелким алмазным крошевом. Резко запахло солодом.

Поттер вдруг потянулся ладонью к моим волосам. Я резко отпрянул, едва не свалившись со стула.

Не привыкший паниковать ни в каких ситуациях, я поднял глаза — и тут же нашел разгадку. Он думал, что я ему снюсь. Он был абсолютно уверен, что все это только сон — поэтому оставался таким спокойным.

Прохладные пальцы коснулись моей головы и замерли.

Просто прикосновения. Ничего больше.

Я осторожно отстранил его руку и опять посмотрел на него. Я никогда не пил с Гарри Поттером. Я никогда не снился Гарри Поттеру. Я никогда не видел, как Гарри Поттер плачет. И я предпочел бы не пить, не сниться, не видеть — никогда.

— Это плохой сон, — я встал и без малейшего усилия вернул себе прежний, дедов облик. — Советую поскорее проснуться, мистер Поттер.

Я больше не хотел участвовать во всем этом. Я устал. Я даже не посмотрел в его сторону.

Я не смотрел по сторонам, я аппарировал с места, куда-то в никуда, мордой в сугроб, а потом тишина — густая, черная — обрушилась на меня и, обняв, поволокла прочь.

Третья Рождественская ночь

— О вас пытались навести справки! — загадочно прошептал юнец из департамента, сосредоточенно перебирая бумаги на своем необъятном столе, похожем на гроб.

Я швырнул в мешок несколько открыток с заказами и без всякой на то причины уточнил:

— Кто пытался?

— Анонимно.

— Ну и как, попытки были успешными?

Юнец пожал плечами.

— Да я ведь и сам ничего толком о вас не знаю. Неизвестный в том числе пытался выяснить, когда именно вы появляетесь здесь.

— Надеюсь, вы держали язык за зубами? Никого не касается, когда я здесь появляюсь, и вы не имели право…

— Да собственно, я только сказал…

Дверь распахнулась — я стоял спиной к двери, но услышал звук, а по лицу департаментского служки можно было догадаться, что вошедший — далеко не простой посетитель. Я замешкался буквально на долю секунды — и не успел аппарировать.

— Мистер Поттер, какая честь!

«Какая честь» еще не была договорена, а меня уже схватили за руку и сжали, точно тисками.

— Надо поговорить.

— Мне — не надо, — прошипел я, тщетно пытаясь вырвать руку.

— Господа, что здесь происхо…

Растерянный голос министерского служащего так и повис недозвучавшей фразой где-то далеко позади. Меня втащило в аппарационное тесное жерло и поволокло в неизвестном направлении, а цепкие пальцы на моем запястье продолжали давить до боли, словно хотели сломать руку.

***

— Не пытайтесь аппарировать, сэр. Отсюда нельзя аппарировать. Это комната для допросов.

— Я арестован? На каком основании?

— Вы задержаны. Для выяснения обстоятельств.

— Вам это с рук не сойдет, будь вы хоть трижды Гарри Поттер!

— Поговорите со мной!! Кто вы такой? Зачем вам понадобилось оборотное зелье? Что все это значит?!

Очевидно, версия сна плавно сменилась версией оборотного зелья. Я представил, как все происходящее должно выглядеть в глазах Поттера. Заговор, конечно, это какой-то заговор, и допрос в штабе ауроров — самая действенная и необходимая мера.

Мне вдруг стало смешно. Я заозирался по сторонам, мельком разглядев унылые крашеные стены, видавший виды стол, стул для подозреваемого, высокое окно, новехонькие пластиковые жалюзи на нем. Если бы моя судьба сложилась по-другому, я вполне мог бы оказаться частым гостем в этой комнате, возможно, именно с Поттером по другую сторону стола.

— Меня, между прочим, дети ждут! — я потряс набитым мешком.

Поттер присел на край стола, расстегнул темную меховую куртку, стащил с носа очки и принялся сосредоточенно протирать стекла вытащенным из кармана клетчатым платком. Его рот неприятно подергивался, дыхание прерывалось, словно он только что пробежал, не останавливаясь, сто миль.

— Кто вы такой? — спросил он глухо и, водрузив очки на место, уставился мне в лицо.

— Отец Рождества, — невозмутимо ответил я и присел на стул. — С вашего позволения. Стар я на ногах стоять, молодой человек.

— Вы надо мной издеваетесь, — тихо констатировал Поттер. — Кто вы такой?!

Я начал получать удовольствие от происходящего, весьма схожее с тем, что некогда испытывал во время занятий окклюменцией. Та же полнейшая растерянность, беспомощность и дурковатый вид, словно ему все еще пятнадцать. И приснопамятный Лорд огненной занозой сидит в его голове.

Мне стоило огромных трудов не рассмеяться прямо ему в лицо.

— В прошлый мой визит вы меня немного озадачили, мистер Поттер, поэтому я ушел, не попрощавшись. Честно говоря, никак не ожидал, что вы вдруг ни с того, ни сего начнете гладить меня по голове.

— Я… это не вас… я…

— Не меня? А кого же? — спросил я вкрадчиво, стаскивая колпак с вспотевшей головы и швыряя его на стол. Каким-то заторможенным нерешительным жестом он потянулся к колпаку правой рукой и осторожно ощупал его, будто желая удостовериться в материальности оного. Колпак-то настоящий, можешь не сомневаться.

— Вы превратились, — с бессмысленной, но упорной интонацией пробубнил Поттер. — Превратились. Я видел своими глазами. И это был не сон. Вначале я думал, что сон… но во сне всегда просыпаешься. А я так и не проснулся.

— Превратился? — с максимальной озадаченностью переспросил я. — В кого же я превратился?

— Прекратите надо мной издеваться! — голос вдруг сорвался на крик, на истерику. — Отвечайте, кто вы такой?!

— Мистер Поттер, я ничего не понимаю. Не понимаю, о чем вы говорите. Наверное, вам показалось… что-то.

— Я не сумасшедший! Вы меня слышите?! Я не сумасшедший!!

Отчаяние и злость, вложенные в эти возгласы, говорили о том, что данное оправдание произносится Поттером уже не в первый раз. Знакомая тема, так? И судя по тону, ты отнюдь не уверен, что и в самом деле не…

Я расстегнул куртку. Жарко здесь, однако. Может быть, Поттер в самом деле психически нестабилен? Он, помниться, и в юности не отличался хладнокровием и сдержанностью.

В общем, мне было плевать. Мне было плевать — и мне нравилось его нервировать. Нравилось видеть его таким. Очень нравилось.

— Конечно, вы не сумасшедший, — произнес я елейным фальшивым тоном, годящимся только для тяжело больных. — Мало ли, что вам показалось. Всем нам что-то кажется… время от времени.

Мне вдруг нестерпимо захотелось усугубить — и посмотреть, что произойдет дальше. И я усугубил.

Быстрым движением я передвинулся вместе со стулом вплотную к восседающему на столе Поттеру и, приняв свой обычный облик, задумчиво уставился на него, смотря снизу вверх. Его побелевшие губы беззвучно зашевелились, он отпрянул и неожиданно обмяк, непременно свалившись бы снопом, если б я не вскочил и не поддержал его.

Ну и что мне с этим делать? Я пристально вгляделся в белое до синевы лицо, в темные круги под глазами, в морщины, залегшие у рта.

Снова нацепив личину Отца Рождества, я достал палочку и брызнул в бледное лицо струей ледяной воды. Поттер мгновенно очнулся — и тут же вскочил на ноги.

— Тихо-тихо, молодой человек, — я заботливо потянул его за руку, и он покорно плюхнулся на стул, на котором до этого сидел я сам. — Вам нехорошо? Что случилось?

— Да, — прошептал он, пожирая меня глазами. — Мне нехорошо. Я сошел с ума. У меня галлюцинации. Я опять его видел. Вы опять превращались в него.

— Для сумасшедшего вы рассуждаете на удивление здраво. Ни один сумасшедший не скажет, что у него галлюцинации.

— Тогда что со мной?

Совсем потерял ориентацию в пространстве, раз на полном серьезе спрашивает у своей галлюцинации, что с ним.

— Почему вы видите этого человека? Вы понимаете?

— Наверное, я хочу его видеть. Хочу, чтобы он был жив.

— Он же вас ненавидел. А вы его. Почему же является именно он? Помнится, вы говорили, что теряли более близких людей.

— Я не знаю. Не знаю. Не знаю. Я хочу сказать ему… хочу ему сказать…

— Что? Говорите.

— Хочу сказать, что все могло бы быть совсем не так! Когда я учился на шестом курсе, я изучал зелья по его учебнику, там было много рукописных помет — и он словно разговаривал со мной. И это было так интересно, и я считал мальчишку, которому принадлежал учебник, кем-то вроде друга, я бы очень хотел такого друга, как он… но я не знал... я ничего не знал. Я ничего про него не знал…

— Думаете, ему было бы любопытно услышать все это? Эмоции, мистер Поттер, эмоции и глупости. Чем вы себе голову забили — и для чего? Вам нечего ему сказать. И ему вам — тоже. Все уже сказано, сделано, прожито. Он мертв. Понимаете? Он — мертв.

— Мертв. Да. Я не сумасшедший. Ни так уж много я о нем думал все это время. Просто он мне снится — и я ненавижу эти сны. В этих снах он всегда жив, а я пытаюсь что-то исправить, как-то общаться с ним, быть с ним рядом — а он отталкивает меня, игнорирует, насмехается. Кончается всегда одинаково. Я — маленький мальчик, запертый в чулане, один, совершенно один, ни жены, ни детей, ни друзей — никого. Все кругом умерли, живы только он и я; я заперт в чулане — и это он меня запер. Навсегда.

— Нервы вам нужно лечить, молодой человек.

— Кто вы такой? — в голосе не чувствовалось ни напора, ни желания знать, собственно, ничего, кроме усталости и даже какой-то обреченности.

— Простите, мне пора идти. Вы можете меня выпустить? Надеюсь хоть что-то успеть сегодняшней ночью.

— Простите меня, — он отвернулся и махнул рукой. — Если выйти на улицу, противоаппарационные барьеры уже не действуют. Счастливо Рождества.

Я нахлобучил свой колпак и, кивнув, пошел к выходу.

— Профессор Снейп!! — вдруг раздалось за моей спиной.

Я остановился и посмотрел на него. И в самом деле — маленький, растерянный мальчик, запертый в чулане.

Кажется, я ощущал его взгляд даже когда уже аппарировал, выйдя на улицу. Нынешним Рождеством дети остались без подарков. Подарки по-прежнему болтались на дне моего безразмерного красного мешка.

***

Я аппарировал в свой дом на Спиннерс-Энд. Я не был здесь с тех самых пор, как… В общем, не был около десяти лет.

Все покрылось пылью, а кое-где и плесенью, и пахло соответствующе. Вид собственного жилья вызвал отвращение, но тем не менее я просидел на ледяном диване в ледяной комнате минут двадцать. И ни о чем не думал.

Потом встал и, подойдя к книжному шкафу, выдернул несколько книг с верхней полки. Коснулся палочкой стены. В стене открылась небольшая ниша, я забрал то, что там лежало, снова коснулся палочкой и вернул книги на место.

Учебник по зельеварению. Когда-то Поттер засунул его в Выручай-комнату. Думал, я не найду. То, что спрятано одним, всегда может быть найдено другим. Тогда, много лет назад, я не мог допустить, что этот учебник исчезнет, потеряется, сгинет.

Я опять уселся на диван и бегло пролистал страницы. Бумага была теплой. Будто живая. Я листал страницы, и мне слышался не шелест — смех. Смех, который я, оказывается, не забыл. Смех — и счастливые восхищенные возгласы — и просто голос. Ее голос. «Сев, это потрясающая идея!» «А если вот здесь корни златоцвета?» «Против часовой три, по часовой пять!» «Сев, а ты уверен, что оно окислится?»

Я резко захлопнул книгу и еще какое-то время сидел по-прежнему без единой мысли в пустой голове. Потом порылся в своем мешке и выудил оттуда клетку с совой. Кому-то из детей я должен был подарить сову…

Нужно торопиться. Времени осталось всего ничего — скоро рассвет.

Я завернул учебник в оберточную бумагу, которую тоже разыскал в мешке, и написал адрес крупными буквами. Сова недовольно косилась, видимо догадываясь, что это именно ей предстоит нести увесистый сверток.

Что ж. Хоть один рождественский подарок будет сделан сегодня. Подарок для мальчика, запертого в чулане.

Сова с громким уханьем унеслась в распахнутое окно. Я едва успел опустить раму, как тишина — густая, черная — обрушилась на меня и, обняв, поволокла прочь.

Четвертая Рождественская ночь

— Вы сегодня самый первый!

Потому что сразу заявился сюда, а не сидел в баре в бессмысленных попытках тянуть время. Сколько ни отпущено — все мое.

Поминутно косясь на дверь, я рылся в открытках и наспех читал подписи. Нет. Точно нет. Начав проверять по второму кругу, я тут же бросил и, не глядя, смахнул в мешок с десяток первых попавшихся заказов.

— Больше никто мною не интересовался?

Служащий спрятал нос за развернутой газетой, очевидно, настолько увлекшись, что не слышал вопрос.

Я подошел и резким движением хлопнул по газете, приминая ее к столу.

«…был доставлен в клинику святого Мунго. От комментариев сам мистер Поттер и его ближайшее окружение…» — выхватил взгляд из передовицы «Пророка».

На газетной колдографии ладонь взметнулась вверх в попытке скрыть лицо от посторонних.

Клиника святого Мунго.

Я взял газету и уткнулся в текст. «Сегодня ранним утром, 24 декабря, глава Штаба Ауроров Гарри Поттер был доставлен в клинику святого Мунго. От комментариев сам мистер Поттер и его ближайшее окружение отказались, по-прежнему следуя правилу неприкосновенности личной жизни. Детали пребывания в клинике и то, что же именно привело мистера Поттера на больничную койку, остаются неясными, что не может не вызывать законного беспокойства общественности, желающей знать, что на самом деле происходит со всеобщим любимцем и народным героем, который…»

Особо не раздумывая, я одним махом выгреб из мешка все открытки, взятые на нынешнее Рождество, и зачем-то сунул на их место злополучную газету. Открытки небрежной стопкой шмякнулись обратно на стол. Пусть кто-нибудь другой сегодня. Не я.

А я…

Кажется, сотрудник Департамента что-то кричал мне в след. Я не разобрал ни слова, аппарируя в заснеженный декабрь.

***

Наверное, лучше просиживать штаны в теплом и светлом баре, но я не хотел сейчас видеть никаких посторонних лиц в радиусе мили, поэтому поваленное ветром дерево в каком-то «неизвестно-где» устраивало меня гораздо больше. Разве что сидеть было жестковато, да и начавшийся снегопад грозился занести по самые брови. Хорошо еще, не надо брать на заметку перспективу застудить простату по причине отсутствия таковой — я понятия не имею, простаты или перспективы. Какая разница.

Мне нужно подумать. Если мне и не хватало времени, так это именно на «подумать», я привык основательно подходить к любой возникшей проблеме, раз за разом беря приступом все возможные обстоятельства, все возможные детали и нюансы, все возможные варианты… обсасывал любую проблему долго и тщательно, как старый и сытый пес, которому некуда спешить, обсасывает мозговую кость.

Теперь не до обсасывания костей. Тут бы успеть сориентироваться, по крайней-то мере.

Значит, у меня проблемы?

Ну да. Определенно.

Я поерзал, устраиваясь на дереве поудобней, и газета в мешке зашуршала в унисон моим мыслям.

Мои проблемы всегда носили вполне конкретное имя, так что с этим-то как раз ровным счетом ничего не изменилось.

Какого черта. Уж теперь-то я мог бы…

Очевидно, не мог.

Значит, он все-таки болен? Что с ним такое? Выглядел он вполне здоровым, если не считать странной и явно болезненной реакции на меня самого. Собственно, почему не считать? Он болен на голову, вот в чем дело. А я только поспособствовал — а то и вовсе спровоцировал.

Но как такое могло случиться? Причем тут я? Это все мое самомнение, попытка выдать желаемое за действительное. Желаемое? С какой-такой стати?! Мне ровным счетом безразлично, как Поттер относится к памяти меня, ко мне, к нашим с ним отноше…

Нет. Я обгладываю кость в каком-то неправильном направлении. Я ведь десять лет не вспоминал о Поттере. Я просто делал свою работу. Первые лет семь все силы уходили на гнев и на попытки примирить самого себя со сложившейся ситуацией. На восьмой год до меня дошло: сколько не злись, не ненавидь, не пытайся манкировать свалившимися как снег на голову обязанностями — ничего не изменится. То есть, ничего не изменится к лучшему — просто срок будет расти, вот и все. Чем быстрее я смирюсь, тем быстрее…

И я ведь почти смирился. Я был по-прежнему страшно далек от того, чтобы получать удовольствие в сложившихся обстоятельствах, но я перестал злиться. Я практически успокоился. Я впал в некий спасительный анабиоз, постепенно разучиваясь думать, хотеть чего-то, напрягаться… Я просто делал свою работу — как делал именно работу, то есть тщательно и без всякой халтуры.

И вот все опять летит к чертям собачьим. Вместо того, чтоб равнодушно топтаться по чужим дворам и пугать детей, я торчу на дереве, засыпаемый снегом, злой, раздерганный, недоумевающий, погрязший в мыслях, беспокойный — такой, каким и бывал в доброе старое время. А в мешке вместо детских неожиданностей свежий номер «Пророка».

И что мне делать с головой Поттера? С какой стати меня опять должна заботить его дурная голова?

Поверить в то, что я сам организовал ему головную боль? Возможно, мне не стоило «усугублять», но ведь и ему не стоило давать повод! Альбуссеверус, ну надо же. Эванс со смеху бы умерла.

Да я бы сам умер со смеху, если бы не…

Нет, все я понимаю. Конечно, он такой, уверен, ему и самому не разобраться, что там наносное, а что истинное, совесть — препротивная штука с непомерно раздутой значимостью, у некоторых. Вот же заморочился, идиот, «он всю жизнь любил мою мать», «если я его забуду — это будет предательством», «все могло бы получиться по-другому»… вот же чушь. Чушь!

Можно аппарировать в Мунго и сказать ему: ты мне ничего не должен, ясно? Забудь — и живи дальше. И никаких галлюцинаций у тебя не было, это и в самом деле я. Или почти я. Можно сказать ему правду — всю правду. Лучше всего сделать именно так — и покончить со всем этим раз и навсегда. Существовать, как и существовал, в отведенных мне рамках. Делать свою работу. Ждать.

Я как будто напросился на откровения с Поттером — и это невыносимо раздражало. Зачем потянул ту открытку? Вот ведь понесла нелегкая! Неужели всего лишь ради иллюзии, что жизнь продолжается?

Это ведь не жизнь. Ничего похожего на жизнь. С какой стати пытаться себя обмануть? Зачем?

Теперь-то какая разница?! Ничего нельзя изменить. И если бы не случилось то, что случилось, я ведь про Поттера и не вспомнил бы. Просто жил бы дальше, просто жил бы. Просто жил.

А теперь нужно просто делать свою работу.

Можно вообще выкинуть Поттера из головы, забыть о его существовании, в самом деле плюнуть. Невелика у него проблема, через годик-другой и воспоминаний не останется. Отец Рождества, короткий приступ умопомешательства, с кем не бывает, особенно если учесть, какая собачья была жизнь. Останутся редкие сны о мальчике, запертом в чулане, потом и эти сны канут камнем на самое дно; только Альбуссеверус иногда вызовет смутную тень, отголосок ощущения, отголосок отголоска. И ничего больше.

Я еще успею вернуться в контору и взять несколько заказов. Я еще успею.

Сидеть под снегом так холодно и так уютно, так уютно, что почти тепло. Тихо тут, в этом неизвестно-где, только редкая птица вспорхнет едва слышно, сбросив с закачавшейся ветки маленький сугроб — и опять тишина.

Если б я мог поверить в то, что увижу ее. Там. Хотя бы увижу. Просто увижу. Я знаю, что не ждет и не вспоминает никогда, но… Просто увидеть. Это много. Очень много.

Снег все шел и шел, и, кажется, я начал засыпать.

***

Несмотря на глухую ночь, улица была буквально запружена народом, и я продирался сквозь гомонящую толпу с огромным трудом, проклиная рождество.

Какой идиот додумался купить здание под лечебницу в самом центре Лондона? Здесь в любой день вавилонское столпотворение, а в праздники просто не пропихнуться. Если б я торопился к умирающему — умирающий успел бы благополучно отбросить копыта минимум раз десять. И ведь не аппарируешь без риска кого-то пришибить.

Прошло минут сорок, прежде чем я преодолел четыре квартала и наконец, оказался перед стеклянной витриной с замызганной табличкой «Закрыто на ремонт». Какие-то шутники нахлобучили на лысую голову манекена ненавистный колпак Санты. Женская фигура в красной шапочке, тускло подсвеченная парой электрических лампочек в витрине, смотрелась вызывающе — с учетом того, что из одежды на ней имелся только куцый зеленый нейлоновый фартук. Я приблизил лицо к стеклу, которое тут же запотело, и сказал:

— К Гарри Поттеру.

Если у меня и были опасения, что попасть к такому знаменитому пациенту окажется совсем не просто, то эти опасения не оправдались. Без всяких препятствий я шагнул через стекло в больничный холл, где бессмысленно слонялись несколько не то посетителей, не то пациентов, а круглолицая дамочка в лимонном халате дремала за справочным столом.

— Мне к Гарри Поттеру, — повторил я и снова напрягся. Сейчас скажет: «Вход к Гарри Поттеру только по спецпропускам, подписанным Министром магии».

Дежурная окинула меня равнодушным взглядом и сонно пробормотала:

— Пятый этаж. Пятьдесят седьмая палата.

Однако. А если я собираюсь совершить террористический акт? А если я собираюсь…

Может быть, Поттер просто предупредил, что к нему, возможно, заглянет Санта? И чтоб этого самого Санту пропустили? Значит, он ждал? То есть, он предполагал, что я могу придти? Но я ведь и сам не был уверен, что…

Не был уверен — и, тем не менее, я здесь.

Пятый этаж, пострадавшие от заклятий, а вовсе не умалишенные. То есть, и умалишенные тоже, но не те, которые пострадали от воспаления совести.

А может быть…

Уже у самой двери палаты № 57 мне малодушно захотелось сбежать. Чтобы не поддаться слабости, я решительно дернул за ручку и вошел.

Поттер сидел в кровати, по пояс укрытый одеялом, и читал какую-то книгу. Никаких других больных рядом не наблюдалась, очевидно, для важных персон предоставляются камеры-одиночки. При тусклом освещении сложно было разобрать, насколько серьезен его недуг — то есть, я толком не видел, бледен он или нет.

Мое появление не вызвало никакого фурора. Поттер аккуратно отложил книжку и улыбнулся. Я застыл столбом посредине комнаты и не знал, что делать дальше.

— Добрый вечер… или уже ночь? Я рад, что вы пришли. Я вас ждал.

Значит, я прав. Ждал. Он меня ждал.

— Прочитал в газете, мистер Поттер, и решил навестить… по старой памяти. Три Рождества подряд — почти традиция.

— Теперь уже четыре Рождества.

— Теперь четыре. Что с вами случилось? Почему вы здесь?

— Служебные издержки. Вчера проводили задержание одного… субъекта. Какое-то странное заклятие, я раньше с таким не сталкивался. По-моему, ничего страшного, просто ног не чувствую. Но мне лучше. Когда я сюда попал — я был полностью парализован. Еще сегодня утром. А теперь только ноги. Мой колдомедик сказал…

Не дослушав, я приблизился к кровати, откинул одеяло и вытащил из кармана палочку.

— Лежите спокойно.

Конечно, Priori Incantatem годился исключительно для допросов волшебной палочки, но мое интересное положение каким-то образом расширило границы магии — и по сути я мог допросить кого угодно и что угодно. В данном случае, ноги Поттера, сохранившие след примененного заклятия. Я приложил палочку к левой тощей конечности, облаченной в выцветшую пижамную штанину, и мысленно произнес нужную формулу. Ответ прозвучал тоже мысленно — и ответ довольно утешительный.

— Темная магия, заклятие не из приятных, но довольно известное. Ваша парализация может затянуться на пару недель, а потом действительно пройдет. Если не хотите валяться в постели так долго, дайте мне лист бумаги и перо, я напишу рецепт. Можно нейтрализовать зельем. Если следовать рецепту с абсолютной точностью, поднимитесь дня через три.

Не задавая ни единого вопроса, Поттер потянулся к тумбочке.

— Пишите рецепт.

Я взял из его рук блокнот и огрызок графитного карандаша, быстро написал. Значит, с его головой все в порядке. И он здесь вовсе не потому, что …

К изрядному облегчению примешивалось еще какое-то чувство, которое я никоим образом не желал идентифицировать. Почему Поттер опять не лезет с расспросами, кто я такой? Особенно на фоне того, какие именно знания я ему только что продемонстрировал?

Поттер взял рецепт и поднес его к самому носу, словно изучал в условиях плохого освещения каждую букву. Что он там пытается вычитать? Все равно ведь ни черта не смыслит в зельях!

— Почерк знакомый, — констатировал он спокойно. — Надо же. Даже почерк совпадает.

— Это вы о чем?

Я моментально напрягся, поняв, что на сей раз уже я чего-то не понимаю.

— У вас даже почерк такой же, как у него, — задумчиво повторил Поттер. — И за книгу вам спасибо. За учебник по зельям. Я думал, учебник сгорел.

— У меня почерк, как у кого?

— Как у профессора Снейпа. Наверное, было бы лучше, если б вы мне всё с самого начала объяснили. Но, возможно, у вас так не принято.

Час от часу не легче. Кажется, у Поттера очередная новая версия происходящего — и эта версия полностью его устраивает. Может, она и меня устроит. Но для этого нужно, чтоб он свою версию озвучил!

— Да, у нас так не принято, — подтвердил я буквально наугад. — Вы должны были сами во всем разобраться.

— Кто ж в здравом уме будет верить в существование Отца Рождества? А оказывается, он существует. Вы существуете…

Я едва слюной не подавился. Отличная версия, просто сногсшибательная! Ну да. Я и сам ему раз сто повторил, что я — Отец Рождества. Черт побери, это ведь чистая правда.

— Я только одного не понял, а почему именно этот ваш Снейп, мистер Поттер? Почему именно он?

— Это что, любопытство? Вам непременно нужно знать? Вы — Отец Рождества, вы исполняете любые желания. Вы исполнили несколько моих желаний — и я вам благодарен. Меня тоже мучает любопытство… к чисто техническим деталям. Вот, например, учебник зелий — это тот же самый или сотворенный заново? Копия того, что сгорел?

— Тот же самый, — ответил я честно. — Он не сгорел. Снейп забрал его из того места, где вы его спрятали. А я забрал из дома Снейпа на Спиннерс-Энд.

Поттер кивнул и отвернулся.

— Вы не приходите больше, — сказал он тихо. — Мне тяжело. Вот вы сейчас вели себя совсем как он, хотя и не выглядели, как он. Теперь, когда я обо всем знаю — не надо приходить.

— Вы же сами всего этого хотели.

— Я хотел, чтобы Снейп был жив. А иллюзия Снейпа мне не нужна. Вы — иллюзия, которую я сам создал.

Я — иллюзия Снейпа. Очень верное определение. Поттер попал не в бровь, а в глаз.

Можно развернуться — и с чистой совестью уйти, навсегда. И считать этот инцидент, растянувшийся на четыре Рождества, полностью исчерпанным. С его головой все в порядке. Почему я вообще решил, что он попал в Мунго из-за проблем с головой? Что я себе выдумал и зачем?

Уже привычное полнейшее безразличие ко всему и вся заняло привычную диспозицию с места в карьер, в один момент. Очевидно, только то, что я поддался прострации, объясняло мое бездействие. Нужно было уходить, а я стоял столбом посреди палаты — и нигде не стоял. Время еще не вышло, до положенного срока оставалось, наверное, часа три — а меня уже вычеркнуло, вынесло из жизни.

Я видел — и не видел — как какой-то молодой человек ворочается на кровати, не обращая на меня никакого внимания, словно меня и в самом деле уже нет.

Меня нет.

В голове что-то щелкнуло, зашумело — и я присел на край кровати. Просто присел. И сразу обнаружил, что по-прежнему нахожусь здесь и сейчас, хотя ни в каком здесь и сейчас меня не существовало.

— Скажите, Поттер, а зачем вам, вот лично вам нужно, чтобы Снейп был жив? На кой черт он вам сдался? Я так и не получил внятного ответа.

— А нет никакого внятного ответа. Я скучаю по нему. Я не думал, не предполагал, представить не мог, что буду по нему скучать. Но это так. Я скучаю — и всё тут.

Скучает по мне. Ну разумеется — отчего бы и не поскучать. Это как вишенка на торте.

Кажется, я ждал какого-то другого ответа. Я четвертое Рождество подряд прямо-таки напрашивался, нарывался, рвал клещами какой-то другой ответ.

Рвал то, чего нет — и не может быть.

Так какого же черта. Какого черта…

Я встал — и вышел из палаты.

Я уходил и уходил, вниз по каким-то лестницам, словно это был не пятый — а сто двадцать пятый этаж, у меня разболелись ноги, прошли и опять разболелись, а лестницам все не было видно конца.

Улица перемигивалась рождественскими огнями, и едва я оказался по ту сторону витрины, меня потащило гомонящим потоком в чужую пеструю суету, и я не мог сопротивляться, не хотел. Меня толкали локтями и наступали на пятки, меня не замечали, несмотря на мой костюм Отца Рождества.

Я подумал, что до того, как я вернусь в свое «никуда», остается еще часа два, не меньше, и мне придется как-то прожить эти два часа, скоротать, переждать, проскочить — чтобы в следующую минуту очнуться в другом — том же самом — Рождестве.

В голове пронеслось воспоминание: Дамблдор, мертвый и спокойный, говорящий мне слова, в которые я отказываюсь верить.

Я думал, так не бывает.

Я думал, смерть — это что-то совсем другое.

«Ты опечалил сердца слишком многих детей, Северус. Поэтому ты будешь возвращаться на землю каждый год в Рождественскую ночь — и дарить детям радость до тех пор, пока равновесие не будет достигнуто».

Смерть оказалась похожей на фарс гораздо больше, чем жизнь. По сути, я не был мертв — но я жил только в Рождественскую ночь, я прожил десять лет за десять ночей. И я не знал, понятия не имел, наступит ли этому конец хоть когда-нибудь.

С усилием выдернув себя из толпы, я отошел на обочину, в сторону — перевести дух, вздохнуть. Сыпало снегом, мело, ожигая лицо, яркие фонари слепили глаза. Я простою здесь, на одном месте, два часа — и опять начну то же самое: контора, дети, снег, равнодушие, холод, вечность.

Это не попытка чему-то меня научить.

Это наказание. Пытка. Ад без обратного билета — потому что мертвый не может умереть.

Что-то заскрежетало в горле, ища выхода — и я судорожно сглотнул, испугавшись того, что рвалось наружу.

Кричи-не кричи, все равно ничего нельзя изменить.

Мне вдруг стало страшно до жути, как не бывало еще ни разу за все эти десять лет.

А потом ноги сами меня понесли. И я не сопротивлялся — и не думал — я шел. Почти бежал. Я должен был успеть.

***

Уже у самой приоткрытой двери я остановился — и заглянул. Поттер так и не выключил свет, по-прежнему уткнутый носом в книжку.

Я понятия не имел, что ему сказать — просто резко распахнул дверь и вошел.

— Почему не спите, Поттер?

— Зачем вы вернулись? Я же просил, я же… и у вас снова его лицо!

— Вернулся, потому что должен выпустить вас из чулана.

— Вы не смеете так… я вам рассказал, но вы не смеете…

— Вы в самом деле все тот же глупый мальчишка, ничего не изменилось за десять лет. Ну, и кто в здравом уме верит в Отца Рождества? Или вы все-таки не в здравом уме? Ну, Поттер?

Он отшвырнул книжку — и застыл, растерянный, недоумевающий, жалкий. Замер, ухватившись пальцами за край одеяла.

Я стоял — и смотрел на него, молча.

И его оцепенение прошло, он вдруг завозился, задвигался, словно в попытке встать, книжка полетела на пол, какие-то вещи с тумбочки тоже, что-то загромыхало, загремело, обрушиваясь, наверное, сосулька сорвалась с крыши и рухнула на тротуар.

Я приблизился и сжал его плечи, удерживая на месте.

— Тихо, встать не получится. Тихо, тихо, я сказал.

Он вцепился в меня обеими руками — и снова застыл, ткнувшись лицом куда-то мне в грудь.

— Профессор Снейп…

— Поттер, помолчи, я ведь уже знаю, что тебе нечего мне сказать.

Я осторожно отстранил его, сел на кровать — и он тут же опять вцепился в меня, и в самом деле замолчал, дыша мне в грудь, и груди стало жарко, и ни с того, ни с сего ужасно захотелось спать.

Я понятия не имел, что дальше. Я просто знал: у меня не осталось ничего и никого, кроме Поттера. Это звучало дико, нелепо, неправдоподобно — но я знал, что это правда. Поттер был продолжением Лили, Лили была единственным стержнем, на который я нанизывал свою жизнь. Но Лили умерла. И все, что я делал последние годы — я делал для нее, но делал для него. Для Поттера. И какая мне, черт побери, разница, что он всего лишь скучает, что он не сходит из-за меня с ума, что он живет своей жизнью — прекрасно живет без меня, что я никогда не стану для него тем, кем стал для меня он сам.

Я ничего от него не ждал. Потому что самое главное было внутри меня самого. Я готов был делиться этим — и ничего не требовать взамен.

Рождественское утро

Я открыл глаза — и в первый момент не понял, где нахожусь.

А потом увидел Поттера, лежащего головой на моей руке. Поттер спал.

Я его именно увидел, а не почувствовал, потому что рука была совершенно как деревянная и не чувствовала вообще ничего.

Руку мне отлежал, мальчишка.

В окно больничной палаты светило декабрьское неяркое солнце, из коридора раздавались приглушенные голоса и смех. Пахло мандаринами, мятным зельем и еще какими-то глупостями вроде леденцов-тросточек.

Я полежал немного, не двигаясь, потом осторожно выдернул свою руку и растирал до тех пор, пока мелкие иголочки не закололи от кисти до предплечья.

Поттер так и не проснулся, только привалился поближе ко мне и засопел носом. Я посмотрел на него — и тихонько, стараясь не разбудить, погладил по волосам.

Я думал о том, что надо встать — и пойти приготовить для него зелье. А больше я ни о чем не думал.

Я знал, что когда Поттер проснется, мы будем о чем-то говорить — не важно, о чем. Я знал, что совсем скоро он уйдет к своей жене и детям, счастливый и спокойный. Я понятия не имел, как сложатся наши с ним отношения — но и это тоже было не важно.

И еще я знал, что впереди будет много времени для размышлений, почему вдруг наступило утро, и мертв ли я, или, наоборот, жив, и что мне теперь делать, и чем кончилось — и кончилось ли — мое наказание.

Но обо всем этом я еще подумаю — потом. Позже.

А сейчас я просто лежал и смотрел, как медленно оттаивает изморозь на стекле окна, и клочок синего неба с каждой минутой становится все больше и больше.
...на главную...


январь 2022  
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31

декабрь 2021  
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031

...календарь 2004-2022...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2022.01.15 15:51:25
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [2] (Оригинальные произведения)


2022.01.11 22:57:42
Смех в лицо предрассудкам [31] (Гарри Поттер)


2022.01.10 00:17:33
Леди и Бродяга [6] (Гарри Поттер)


2022.01.07 08:53:51
Наперегонки [14] (Гарри Поттер)


2022.01.04 10:46:29
Я только учу(сь)... Часть 1 [63] (Гарри Поттер)


2021.12.27 03:13:53
Рифмоплетение [5] (Оригинальные произведения)


2021.12.24 21:38:48
Темная вода [0] (Гарри Поттер)


2021.12.23 17:06:13
Ненаписанное будущее [23] (Гарри Поттер)


2021.12.12 18:18:26
Танец Чёрной Луны [5] (Гарри Поттер)


2021.11.29 15:19:40
Квартет судьбы [16] (Гарри Поттер)


2021.11.20 19:51:44
Дочь зельевара [220] (Гарри Поттер)


2021.11.15 19:21:56
Своя цена [28] (Гарри Поттер)


2021.11.09 20:13:52
Смерть придёт, у неё будут твои глаза [0] (Гарри Поттер)


2021.11.07 10:03:56
Моральное равенство [0] (Гарри Поттер)


2021.11.06 19:11:10
Гарри Поттер и последний враг [2] (Гарри Поттер)


2021.10.31 22:05:41
Её сын [1] (Гарри Поттер, Однажды)


2021.10.29 20:38:54
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2021.10.24 13:38:57
У семи нянек, или Чем бы дитя ни тешилось! [1] (Гарри Поттер)


2021.09.30 13:45:32
Nos Célébrations [0] (Благие знамения)


2021.09.27 15:42:45
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2021.09.26 23:53:25
Имя мне — Легион [0] (Yuri!!! on Ice)


2021.09.14 10:35:43
Pity sugar [7] (Гарри Поттер)


2021.09.11 05:50:34
Слишком много Поттеров [46] (Гарри Поттер)


2021.08.29 18:46:18
Последняя надежда [4] (Гарри Поттер)


2021.08.26 15:56:32
Дамбигуд & Волдигуд [9] (Гарри Поттер)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2022, by KAGERO ©.