Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Пародия на 6320.

* Челябинские домовые эльфы настолько суровы, что за день успевают из-за наказаний переломать всю мебель в домах.
* Челябинские оборотни настолько суровы, что не воют на луну, а мяукают.
* Челябинский Гигантский Кальмар настолько суров, что заменяет собой весь рыбнадзор.
* Челябинские совы настолько суровы, что не заплатившим адресатам гадят на одежду.
* Челябинские инферналы настолько суровы, что их не пускают в соседние водоёмы без предъявления документов.

(с) Эс Джи

Список фандомов

Гарри Поттер[18552]
Оригинальные произведения[1248]
Шерлок Холмс[718]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[220]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[182]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[141]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[114]
Произведения А. и Б. Стругацких[108]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[1]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12759 авторов
- 26900 фиков
- 8670 анекдотов
- 17705 перлов
- 684 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...


Данный материал может содержать сцены насилия, описание однополых связей и других НЕДЕТСКИХ отношений.
Я предупрежден(-а) и осознаю, что делаю, читая нижеизложенный текст/просматривая видео.

Побочный эффект

Автор/-ы, переводчик/-и: Levian N
Melissa Badger
Бета:те же
Рейтинг:R
Размер:мини
Пейринг:
Жанр:AU, Drama, Humor, Romance
Отказ:Все права на персонажей «Хеллсинга» принадлежат Коте Хирано и тем, кому они принадлежат.
Цикл:Альтернативная реальность [2]
Фандом:Хеллсинг
Аннотация:Опыт общения с нежитью научил Уолтера, что за всё надо платить. И за удовольствие тоже.
Комментарии:Гендерсвитч, технически — гет.
Сиквел к фанфику «Альтернатива».
Каталог:нет
Предупреждения:слэш, mpreg, AU
Статус:Закончен
Выложен:2010.10.04 (последнее обновление: 2010.10.02 21:25:40)
 открыть весь фик для сохранения в отдельном окне
 просмотреть/оставить комментарии [3]
 фик был просмотрен 2114 раз(-a)



— Если ты не в курсе, это мой гроб, — сухо заметил Алукард и подчеркнул: — Мой. Я не лезу в твои внутренности, чтобы посмотреть, как ты там устроен.

От просящего выражения на лице Уолтера настроение только ухудшилось. Тот совсем обнаглел в последнее время, стоило ему убедиться… убедить себя, что ему всегда здесь будут рады и с восторгом примут любую, даже самую провокационную идею — как он там говорил? — «совместного досуга». Однако в этот раз вампир не хотел уступать — мало того, что не тянуло впускать постороннего в домовину, так и не нравилась сама идея оказаться взаперти. Уроки, преподанные первым Хозяином, не забылись до сих пор.

— Ну что тебе стоит?

Алукард недовольно отодвинулся.

— Он не любит, — нагло заявил он, — посторонних. И до сих пор зол на тебя за пинок.

Он врал, но врал самозабвенно. Слишком уж не любил оказываться под закрытой крышкой, пусть поблизости и не было святых облаток, чтобы совсем запечатать его.

Уолтер тяжело вздохнул.

— Послушай, Алукард… — он наклонился и щёлкнул по полированной крышке, — это всего лишь гроб. Ящик. Дерево. Он не будет против, я уверен, да он вообще внимания не обратит. Мы быстро.

— Быстро? — ехидно протянул немертвый.

Уолтер сложил руки за спиной и покачнулся с носков на пятки и назад. Алукарда он уламывал уже больше получаса, и примерно двадцать минут назад это стало не просто забавным развлечением, но делом чести. Тем более что он никак не мог взять в толк, с чего бы это вампиру опасаться улечься в собственный гроб.

— К тому же, — продолжил он, — он и так уже всё видел… и не раз. Давай попробуем?

Алукард мрачно воззрился на него из-под густой чёлки.

— Гробы для… этого не используются.

— А мы будем первыми, — нахально заявил Уолтер, придвигаясь ближе и приобнимая его за плечи.

Вампир с сомнением посмотрел на него, нехотя повернул голову, позволяя поцеловать себя в шею — и ещё раз поцеловать, и ещё, — и вздохнул. И куда только делся тот мальчик, что смущенно отворачивался, когда штаны расстегивал? Этот Уолтер был настойчив до бесстыдства.

— Перчатки оставишь здесь, — в виде небольшой мести потребовал Алукард, начиная стягивать с напарника жилет, и иронично поднял бровь в ответ на возмущенную гримасу. Но возражений не последовало, что было странно. Неужели Уолтеру действительно так хотелось оказаться внутри? — А я разденусь там, — не без ехидства добавил он, отвечая на невысказанный вопрос. Уолтер не любил оказываться обнаженным перед полностью одетым вампиром, однако промолчал, видимо, опасаясь, что тот передумает, а может, просто спешил побыстрее раздеться, чтобы потом не тратить зря время. Всё-таки на обед дворецкому отводилось не больше часа, половина из которого уже прошла.

Мстительно оставив на партнере брюки, Алукард в последний раз игриво лизнул его в шею, отстранился и, перешагнув край гроба, улегся ровно посередине, как привык. А Уолтер как хочет, так пусть и устраивается. И крышку, естественно, не снабженную изнутри ручками, тоже закрывает сам, без вампирских сил.

Чертыхнувшись, Уолтер решил не выставлять себя идиотом — подхватил с пола пару нитей и медленно, чтобы не порезать незащищённые пальцы, обхватил ими крышку, приподнял и слегка надвинул на гроб, чтобы потом можно было закрыть до конца. Алукард с бесстрастным выражением лица наблюдал за ним, приподнявшись на локтях, но стоило Уолтеру тоже забраться в гроб — откинулся назад и позволил целовать себя, сам, впрочем, почти не отвечая. Должно быть, до сих пор немного злился. Скользя губами по бледной коже, Уолтер неожиданно подумал, что вампир сейчас слишком похож на настоящего мертвеца: неподвижный и холодный, и желание согреть это тело охватило его с удвоенной силой. Алукард под ним дёрнулся и слабо застонал, когда он легко провёл языком по ключице и опустился ниже, к груди, медленно расстёгивая рубашку.

— Алукард, — еле выговорил Уолтер минуту спустя, задыхаясь от жадных поцелуев, — мне кажется, или… или твоя грудь… она была меньше? — Вместо ответа тонкие руки обхватили его шею и притянули ближе, а вампир довольно мурлыкнул, расслабляясь и открывая горло.

Лаская оставленные им самим царапины на плечах дворецкого, Алукард огладил руки, скользнул на запястья и улыбнулся, почувствовав, как чуть напрягся Уолтер — постоянно защищенные перчатками ладони были очень чувствительными. Напрягся, но же всё не прекращал ласкать грудь вампира, будто до сих пор считал, что та стала больше. Смешно, тело немертвого оставалось постоянным, пока он сам не хотел что-то изменить. Это всё люди стремились к разнообразию, и Уолтер, со всеми своими юношескими фантазиями, увы, не был исключением.

— Ну, как тебе у меня? — вкрадчиво прошептал Алукард, обнимая его коленями. Решив не мучить столь покладисто ведущего себя напарника, он сам закрыл крышку. Пазы щелкнули, сомкнувшись; эхом сладко екнуло сердце человека, осознавшего, что теперь он взаперти и только хозяин гроба может выпустить его отсюда. Заставив собственную одежду исчезнуть, вампир предвкушающе облизнулся, начиная легко прикусывать ключицу, покрытую капельками пота. Запах страха, медленно сменяющегося возбуждением, ему всегда нравился.

Уолтер еле удержался, чтобы не попытаться встать — абсолютная темнота и пугала, и привлекала. В ней он чувствовал себя способным на то, на что никогда не решился бы при свете. Что-то было немного не так, и только через секунду он понял, что именно: внутри гроб оказался больше, чем выглядел снаружи. Не слишком — стенки и крышка никуда не делись, Уолтер порой задевал их, — но всё-таки ощутимо.

Вампир был в заведомо выигрышном положении — прекрасно видел в темноте, в то время как Уолтер мог полагаться только на осязание, — и беззастенчиво этим пользовался. Уолтер всё же застонал, когда прохладная ладонь быстро скользнула по животу, опустилась было ниже, но тут же исчезла, а гибкие ноги крепче обхватили его бёдра. Почти не соображая, что делает, он вжался в хрупкое тело, покрывая поцелуями плечи, руки, горло, облизывая и посасывая крохотные соски. Частое прерывистое дыхание над ухом распаляло ещё больше. Он вскрикнул, почувствовав, что тонкие пальцы расстёгивают его брюки: любое касание отзывалось сладкой дрожью, волной поднимающейся от низа живота к груди и плечам.

— Чёрт… Алукард… — выдохнул он, извиваясь, но в ответ услышал только дразнящий смешок и с силой впился поцелуем в мягкие губы — лишь бы заставить вампира вскрикнуть от наслаждения. Своего он добился уже спустя несколько движений и пары сильных укусов в шею — так, как любил Алукард и как нечасто делал он сам, опасаясь глотнуть крови. Вампир мелодично постанывал, ерзал, задевал острыми коленками крышку гроба, но молчал, не насмехался. Да и не видно было в темноте того снисходительно-высокомерного выражения, которое не выглядело смешным и наигранным лишь на лице Алукарда.

В этот раз всё произошло даже слишком быстро, но немертвому хватило этой лихорадочной, торопливой, сумбурной близости и неловких движений, от которых, казалось, вот-вот развалится домовина. За последний месяц он так привык к зашкаливающим людским эмоциям, что порой, как ему думалось, уставал больше от их отсутствия, нежели от них. По крайней мере только так он мог объяснить, что стал спать крепче и дольше, а днём просыпался лишь тогда, когда к нему приходил Уолтер. Ну, ещё иногда он стал спать и по ночам, но это было скорее данью вежливости тому, в чью комнату он изредка захаживал.

Так и сейчас, греясь теплом человеческого тела, слизывая бисеринки пота и лениво, не всерьез, представляя, каково бы было впиться клыками в такую манящую шею, Алукард уже собрался было мирно заснуть, но вовремя вспомнил, что у Уолтера ещё есть обязанности.

— Будешь убегать, Дон Жуан, штаны не забудь, — мягко усмехнулся он и с неохотой сконцентрировался, чтобы открыть гроб. Что-то щелкнуло, хрустнуло, но крышка даже не сдвинулась. Сонливость исчезла мгновенно.

Уолтер вскинул руку, но тут же наткнулся на стенку, болезненно ударился локтём и выругался сквозь зубы. Теперь находиться в душной тесной темноте гроба было не слишком уютно, особенно когда над ухом разозлённо шипел вампир, минуту назад спокойный и расслабленный.

— Алукард, в чём дело?

Вместо ответа тот ловко вывернулся из-под него, и через несколько секунд крышка гроба содрогнулась от удара. Содрогнулась, но осталась на месте.

— Кажется, мы застряли, — сквозь зубы процедил Алукард, и Уолтер с удивлением услышал в его голосе что-то похожее на истерические нотки.

— Ты хочешь сказать, что он нас запер? — спросил он, кусая губы и еле сдерживая нервный смех. — Чёрт, я же опоздаю! — Представлять, что будет, если в подвал спустится сэр Артур и увидит разбросанные по комнате вещи и запертый гроб, из которого доносятся голоса, он не хотел.

— Я не знаю, что он сделал! — По гулкому звуку, исходящему от завибрировавшей древесины, Уолтер догадался, что на сей раз пострадало днище. Ощутимо повеяло холодом и тленом.

— Постой, — он наощупь перехватил тонкую руку и сжал её, молясь, чтобы Алукарда это не взбесило, а успокоило. — Может, просто попросим его выпустить нас? Скажем, что это больше не повторится?

— Ты совсем придурок? — процедил Алукард. — Он мой гроб, я его владелец. Он не может запереть меня, если я хочу выйти наружу.

— А…

— И что с ним, я тоже не знаю, — отрезал он. Окинув взглядом стыки, он со злостью заметил, что с одной стороны крышка была явно перекошена. Буквально на полдюйма, но для идеально вдвигавшейся в пазы конструкции, придуманной людьми, это было очень много. Рядом недовольно сопел Уолтер, но смотреть на него Алукард сейчас не хотел. И так понятно было, кто виноват во всем этом. Человек, кто же ещё.

Но стоило примериться для удара, как нахлынула первая, пока ещё слабая волна паники. Он понимал, что ничего особенного не происходит: запах дерева должен был успокаивать, даже будучи заглушенным запахом человеческой кожи. Но если разум Алукард контролировал, то тело, отлично помнящее первое заточение, успокоить не мог. Пальцы, прижавшиеся к крышке, будто вновь почувствовали призрачный ожог от «тела Христова», колени задрожали, всё тело пробил озноб. Где-то за надежными непреодолимыми стенками ему слышались — он тщетно пытался уверить себя, что их не было, — негромкие напевы на латыни, пахло кровью Хозяина, которая вот-вот должна погрузить его в длительный сон. Он сжался в страхе, затыкая уши и мотая головой, чтобы не слышать биения своего сердца, которое колотилось так лихорадочно, что казалось, будто их два.

— Алукард, успокойся. Обещаю...

Человек, человек сумел проникнуть даже сюда!

Вздрогнув, Алукард со всей силы ударил по крышке. Та с грохотом и хрустом отлетела в сторону, но не успела упасть на пол, как он уже был в паре ярдов от гроба. Развернувшись, он уставился на свою обитель, чуть не ставшую тюрьмой, и на черноволосую макушку, появившуюся над краем. Человек, тот самый че... Уолтер? Стыд нахлынул волной.

Тусклый свет свечей показался Уолтеру ослепительнее солнечного, а в ушах до сих пор стоял гулкий звон, с каким крышка ударилась о пол. Он приподнялся, ослабевшими пальцами цепляясь за стенки и ища глазами перчатки.

Алукард, по-прежнему совершенно голый, не сводил с него пристального взгляда: в потемневших глазах Уолтер не увидел ничего, кроме животной ярости. Двигаясь как можно медленнее, он встал и принялся натягивать рубашку. Руки слегка дрожали — не от страха, от бешенства. К тому же, Алукард, вырываясь, чуть не вывихнул ему запястье. От сладкого чувства удовлетворения не осталось и следа, а запах свечного воска вызывал отвращение.

— Мог бы просто сказать, что боишься замкнутых пространств, — сказал он, когда почувствовал, что может совладать с голосом.

— Разве ты бы что-то послушал? — издевательски спросил вампир. — «Алукард, давай в гробу, Алукард, ну что тебе стоит…» — Он пнул крышку с такой силой, что она отлетела к стене.

Уолтер только скрипнул зубами. Всё повторялось — стоило ему раскрыться перед Алукардом, как оказывалось, что тот просто выжидал, чтобы ударить побольнее. А сам, похоже, даже получал от этого удовольствие — алые глаза тускло светились, улыбка открывала заострившиеся зубы. Словно провоцировал на выяснение отношений, но поддаваться Уолтер не был намерен. Достаточно того, что за сегодня он уже один раз сглупил.

— Я опаздываю, — сухо произнёс он после недолгого молчания, застёгивая последнюю пуговицу на жилете.

Алукард отрешённо отметил, что паника сменилась неуверенностью, та — нервозностью, которая тоже сошла на нет, уступив место странному спокойствию, совершенно неживому, что даже звучало смешно. Лишь стыд никуда не делся. Да, он расслабился, перестал себя контролировать, поддался чувствам, ничтожной тени прошлого. Позор для вампира. Глупее он поступил только полвека назад, когда, также движимый вожделением, решил обратить жену Харкера, не думая ни о чем, кроме её пушистых черных волос и теплой кожи.

— О сломанном гробе Артуру сообщишь сам, — без тени эмоций проговорил он и со злости швырнул обнаружившуюся под ногами перчатку в Уолтера. Этот смертный вообще когда-нибудь научится чувствовать грань, которую лучше не переступать? Даже тогда… Что «тогда» Алукард не додумал, ошеломленно услышав шлепок об каменную стену. Он промахнулся? Не смог с восьми футов попасть между лопаток даже не сошедшему с места Уолтеру? — Как ты?.. — он оборвал вопрос и резко повторил: — Как хочешь, так и расскажи Артуру, почему гроб сломан. Хоть правду. И пошел отсюда, ты же, — он глумливо ухмыльнулся, — «опаздываешь».

Пальцы до сих пор мелко подрагивали, чужая обида горечью резанула нёбо, но Алукарду сейчас не хотелось ничего, кроме как лечь и уснуть. Конечно же, в домовине, где же ещё. И, как много ночей до этого, он не собирался закрываться наглухо — не любил, просто не любил.

Уолтер быстро нагнулся, подхватил перчатку и вышел, даже не обернувшись в сторону вампира. Дверь закрылась с тихим скрипом — чего бы это ни стоило, громко хлопать ей он не собирался.

Поднимаясь по лестнице на второй этаж, он чуть было не сбил с ног горничную, но, не в состоянии сейчас останавливаться и извиняться, только ускорил шаг, дёргая за петлю наспех завязанного галстука. Он был готов порезать на ломтики армию упырей, приложить о каменный пол легион нацистов-вампиров — только бы сегодняшнего чёртова неудачного дня не было. Всё начиналось отлично, а закончилось срывом на пустом месте.

Да и вообще Алукард последнюю неделю вёл себя странно, слишком странно даже для древнего вампира — Уолтер издал мрачный смешок — неопределённого пола. То нервничал, то кокетничал, то вёл себя хуже любой девицы развратного поведения, чуть ли не силой затаскивая его в постель… Не сказать, правда, чтобы Уолтер так уж возражал против последнего.

Или чего стоили хотя бы приступы меланхолии, когда Алукард сидел в кресле, крутя в тонких пальцах бокал вина и уставившись в одну точку поверх Уолтеровой головы. Апатия сменялась буйным весельем: Алукард заразительно смеялся и встряхивал волосами, так, что его хотелось прижать к груди и не отпускать долго-долго.

И непохоже было, чтобы перепады его настроения поддавалась хоть какому-то логическому объяснению, включая смену лунных фаз и времени суток.

Уолтер резко остановился, чуть не впечатавшись носом в распахнутую дверь, чего с ним никогда не случалось.

Смена настроений? Изменившаяся фигура? Увеличившаяся грудь?!

Он почувствовал, что голова идёт кругом.

— Этого не может быть, — неверяще сказал он. — Этого не может быть!..

***


На задание Уолтер предпочёл бы отправиться в одиночку, но, к его немалой досаде, получилось так, что даже не Алукарда отправили с ним — его с Алукардом. В качестве подстраховки и сдерживающей силы. Доверие сэра Артура льстило, но сейчас оно было совершенно некстати.

Проверить мелькнувшую было страшную догадку, поговорив с вампиром, не было ни малейшей возможности: Алукард не только не успокоился за неделю, что они не виделись, но, кажется, рассердился ещё сильнее, хотя гроб давно починили. Уолтер не раз ловил на себе тяжёлый взгляд, особенно неприятный в сочетании с холодной широкой улыбкой, и, в конце концов, обозлившись, принялся отвечать тем же. Обиды Алукарда — это проблемы исключительно Алукарда, если на то пошло. Но червячок сомнения и неловкости прочно обосновался близь сердца и время от времени напоминал о себе назойливыми мыслями.

Более того, вампир не собирался даже помогать — Уолтер, конечно, не нуждался в том, чтобы его вечно прикрывали, но отсутствие напарника за спиной оказалось неожиданно болезненным, всё равно как если бы у него отрезали руку или отняли оружие. Медленно обходя слабо сияющие в лунном свете кладбищенские плиты, он настороженно оглядывался по сторонам. За одним из надгробий мелькнуло белое пятно, Уолтер резко вскинул руку и сразу же опустил, всматриваясь в темноту — нечаянно порезать Алукарда не хотелось. С визгом из-за старого раскидистого платана выскочила тень, в которой только длинные растрёпанные чёрные волосы и кружевной белоснежный саван выдавали молодую женщину, какой она была когда-то. Уолтер попятился, сбитый с толку, но тут воздух рассекла автоматная очередь.

Тело вампира обратилось в пепел, следом с негромким шуршанием рассыпались и тела слуг. Многовато было упырей для столь слабого хозяина и уединённого заброшенного кладбища, информация опять запоздала. Уж лучше бы — шагнувший из тени Алукард с раздражением покосился на Уолтера — дворецкий чай штабистам приносил, чтобы они быстрее проверяли слухи и сплетни, а не шпионил здесь.

— Испугался? — Алукард недобро усмехнулся и обошёл Уолтера, направляясь к дальним тропинкам, думая, что тот, конечно, сейчас будет всё отрицать, скажет, что выманивал врага на себя, решил атаковать наверняка, придумает ещё какое-нибудь оправдание… Неважно: Ангел Смерти сегодня работал ужасно. Будто знал, что Алукард всё равно проследит, чтобы с ним ничего не случилось. Причина для опеки, конечно, была веская: свежая горячая кровь, которая сама пришла на ужин — но дело было ещё и в том, что Уолтер был для Алукарда… м-м-м… небезразличен. Подходящее слово.

— Тебе сказали, где будет… — договорить Алукард не успел: что-то кулем упало ему на плечи, придавив к земле. Скрипнув зубами, когда «Томпсон», на который он упал, жесткими гранями ударил под дых, он лишь пораженно вздохнул, почувствовав, как клыки вонзаются в шею. На кладбище не ощущалось других немертвых, кроме упокоенного. Не ощущалось!

На долю секунды Уолтер замер — нити порезали бы и Алукарда, — но тут же метнулся вперёд, сбивая рычащего вампира с распростёртого на земле хрупкого тела. Сцепившись, они покатились в овраг, пока старая могильная плита не остановила их падение. Острые зубы щёлкнули в дюйме от шеи Уолтера и сомкнулись на в последнюю секунду подставленной трухлявой ветке. Вампир с шипением отпрянул, отплёвываясь, — та оказалась осиновой. Мгновение передышки стало решающим: сверкнули в лунном свете нити, и обезглавленное тело рухнуло к ногам Уолтера, превращаясь в серый прах.

Уолтер с трудом перевёл дыхание и откинулся назад, стукнувшись затылком о надгробие. Невероятно повезло, что вампир оказался новообращённым и ещё не представлял, какой силой обладает, иначе кладбище пополнилось бы ещё на одного упыря. Но ведь Алукард говорил, что больше не чувствует здесь сородичей.

Алукард?

Вскочив, Уолтер бросился вверх по склону, поскальзываясь на влажной глине, хватаясь за корни деревьев и ругаясь сквозь зубы. Опрометью добежав до склепа, возле которого на них напал вампир, он приостановился — что-то подсказывало, что Алукарда, держащегося за плечо каменного ангела, сейчас лучше не трогать.

Алукард с ненавистью сплюнул под ноги. Кровавая слюна казалось почти черной, но состояние тела его не волновало, хотя разорванная шея всё ещё зарастала, а боль в животе почему-то не прошла до сих пор. Сейчас его интересовало только одно — почему он ничего не учуял?

Он не смог ощутить присутствие вампира, словно что-то… глушило его чувства? Всему виной усталость, которая стала лишь усиливаться после починки гроба, будто обновленное обиталище ещё не признало его? Или отвлекала обида человека, который прямо-таки смердел ею на протяжении всего задания? Тоже выдумал — обидеться. Это ведь по вине Уолтера у Алукарда был не самый приятный разговор с Артуром, который приказал им как можно скорее вновь сработаться и не портить своими ссорами имущество организации. А дворецкий и рад: присматривается, о чем-то напряженно думает, будто вот-вот выхватит из кармана блокнотик и примется записывать. Раздражало такое наблюдение, очень. И потому особенно было противно, что Хозяин наверняка узнает о сегодняшнем промахе. Проклятье!

Завидев Уолтера, он заставил себя выпрямиться. Пониже груди пульсировала боль, хотя привычное, вроде бы, ощущение было каким-то странным: Алукард не мог понять, что не так. Тем не менее он, поморщившись, поднял автомат с земли и отвернулся. Кладбище нужно было обойти заново, если уж он не мог с уверенностью сказать, что больше здесь никого не было. Прозвучавший в спину оклик он проигнорировал.

Уолтер догнал его только у ворот, когда вампир остановился, то ли прислушиваясь, то ли…

— В чём дело?

Алукард качнул головой, прижимая руку к животу. Выражение его лица поражало — не просто бледное, но ещё и страдальчески искривлённое, с закушенной нижней губой. Неуверенно подойдя ближе, Уолтер с испугом заметил, что Алукард стал… выше? Да, выше — теперь его макушка приходилась вровень с Уолтеровым подбородком. Облака растаяли, лунный свет падал на тонкую фигуру, уже не походившую на фигуру девушки-подростка, и он поражённо подумал, что не мог не заметить этого раньше.

— Послушай, Алукард, — наконец протянул он, внутренне умоляя, чтобы вампир поднял его на смех, — нам нужно кое о чём поговорить.

— Если ты о гробе, то я уже не злюсь, так и передай Артуру. — Алукард развернулся, стряхивая с плеча чужую руку, но тут же охнул и пошатнулся. В изумлённо расширившихся алых глазах, как подумал Уолтер, мелькнул его приговор. — Не трогай меня! — со злостью прошипел вампир, а потом — Уолтеру чуть самому не стало дурно — его вырвало кровью.

Алукарду показалось, что он потерял больше, чем выпил перед операцией. Хотя сегодня он и так толком не поел: в последнее время кровь (новый поставщик, видимо) попадалась невкусная и как будто несвежая, хотя говорить так о медицинской было глупо. В любом случае, проще было потерпеть легкий голод, чем ощущение, будто он камень проглотил, которое потом, конечно, проходило, но приятным уж точно не было.

— Алукард, ты…

— Я в порядке, Уолтер, — устало перебил он. Сил злиться на напарника уже не было, да и не хотелось. Всё-таки рядом с ним, хоть вампир бы никогда не признал этого вслух, было тепло: не так, как с другими людьми. О том, что сейчас он показал себя ещё более слабым, Алукард старательно не думал, всё равно не мог ничего уже исправить. — Нужно проверить кладбище.

Уолтер ухватил его за руку, скользкую от крови.

— Там никого больше нет, я знаю, — он действительно был в этом уверен, что-то, возможно, шестое чувство, подсказывало, что тот вампир был последним. — Чёрт возьми, Алукард, ты собираешься меня выслушать? О господи… — недоверчиво протянул он, ощупывая длинные пальцы.

— В чём дело? — недовольно спросил Алукард, но попытки вырваться не сделал.

— У тебя кожа тёплая.

— Это остаточное тепло от реакции разложения крови.

Уолтер прокашлялся и промолчал, отведя взгляд.

— Может быть, пройдёмся? Время у нас есть, — предложил он минуту спустя, когда стоять, держась за руки, у украшенных коваными ангелочками ворот стало уже совсем глупо.

Алукард неопределённо пожал плечами, но перекинул ремень автомата через руку и позволил увести себя в сторону тенистой аллеи, где стояли простые деревянные скамьи. С ноткой сомнения посмотрев на приглашающе похлопавшего по скамейке рядом с собой дворецкого, он сел. Уолтер облизнул губы, неосознанно сжал кулаки и будто в последний момент сдержал желание вытереть ладони о брюки. Выглядел он так, будто за секунду до прыжка из самолета ему сказали, что внизу понатыканы колья, густо-густо, так, что даже ловкий Ангел Смерти между ними не проскочит.

От представившейся картины Алукард хихикнул, отчего Уолтер напрягся ещё больше. В последний раз такое решительное лицо у него было, когда он месяц назад пришел в комнату вампира «поболтать».

— Соскучился? — улыбнулся Алукард. Недавно человека потянуло полежать в гробу, теперь его возбуждает — чужое сердце колотилось лихорадочно, будто у поднятого за уши кролика — атмосфера кладбища? Занятные пристрастия оказались у юного Кумм Долнеза. Он сдержал насмешливую ухмылку: рядом с Уолтером сейчас было комфортно. — Ты уверен, — он склонился чуть ближе, — что хочешь именно здесь?

Уолтер вздрогнул, но заставил себя расслабиться, придвигаясь к Алукарду и приобнимая его за талию. Идея казалось занятной, но стоило вспомнить, о чём он хотел поговорить с вампиром, как появившееся было вожделение тут же исчезло — не исключено, что Алукард за одно только предположение попробует оторвать ему голову или ещё что-нибудь важное, так что недолгими минутами передышки стоило воспользоваться для отдыха.

Впрочем, Алукард ни на чём не настаивал, склонив голову ему на плечо и запустив пальцы с остро отточенными ногтями ему в волосы.

— Алукард, — начал было Уолтер, но остановился на полуслове под пристальным взглядом. То ли снова виноват был обманчивый лунный свет, то ли изменились и черты лица Алукарда. Да, губы стали полнее, нос — прямее и длиннее, а скулы — выше. — Ты ничего не замечаешь в последнее время… странного? В себе?

— Помимо того, что я связался с тобой? — Алукард выглядел разочарованным, словно ожидал чего-то другого. Белоснежные ботинки, перчатки, брюки и пушистые отвороты пальто до сих пор были в кровавых брызгах и разводах, хотя обычно вампир терпеть не мог беспорядка в одежде.

— Нет, — Уолтер сделал глубокий вдох, — я не о том. Например, только что тебе было плохо. Тебе это… ничего не напоминает? — Он крепче прижал его к себе, обречённо подумав, что перед смертью хотя бы наобнимается.

Алукард хмыкнул.

— Кровь была некачественной. Изредка, но бывает. — «Изредка» бывало, когда он в далеком прошлом питался от больных чумой или ел слишком много, столько, что даже его тело не могло впитать кровь всех жертв. Но не говорить же об этом Уолтеру — забота, какой бы приятной на вкус она ни была, в душе человека всегда соседствовала с едкой тревогой. — А ты хочешь меня покормить? — заинтересовался Алукард и против воли нетерпеливо скользнул языком по верхней губе. Усталое тело требовало еды взамен потерянной.

— А ты очень голоден?

Алукарду показалось, что напарник захотел отодвинуться или хотя бы отвести шею, но почему-то остался на месте. Все-таки Ангел Смерти становился слишком беспечным. Ну или просто поверил, что немертвый не покусает того, кто стал ему партнером во всех смыслах этого слова.

— Очень, — шепотом признался вампир и, лизнув солоноватую кожу шеи, тихо рассмеялся. — Не бойся, не укушу. Но если добудешь мне паёк, то приду к тебе сегодня.

Он легонько подул Уолтеру в ухо и вновь засмеялся, когда тот фыркнул и помотал головой, будто пытался отогнать муху. От раздражения и злости, что Алукард испытывал менее получаса назад, не осталось ни следа. Но сейчас ему было слишком хорошо, чтобы задумываться, почему ему так приятно находиться рядом с человеком, одним из миллионов других смертных.

Луна слабо освещала аллею, и сидеть в полумраке, прижавшись друг к другу, оказалось неожиданно уютно. У Уолтера не хватило духа продолжать разговор и портить прекрасную ночь, тем более что небо на востоке уже слабо розовело. Он побарабанил пальцами по колену, поймал вопросительный взгляд Алукарда и через силу улыбнулся, склоняя голову для поцелуя. Когда мягкие тёплые пальцы провели по его горлу, забираясь под воротник и острыми ногтями царапая кожу, он подумал, что, наверное, зря перенервничал. Всё дело действительно может быть в некачественной крови, о чём следует сказать сэру Артуру.

Алукард слабо хихикнул ему в шею, выгибаясь и подставляя грудь под жадные ласки, но тут в глубине аллеи послышалось слабое тарахтение мотора. Нехотя они отстранились друг от друга, поправляя одежду.

На обратном пути Алукард задремал, позволив себе склонить голову Уолтеру на плечо, и в первых лучах солнца, проникающих через приоткрытое боковое стекло, было особенно заметно, что детские черты окончательно пропали, сменившись другими — более чёткими, крупными и… женственными.

***


Ещё никогда особняк не казался Алукарду таким большим. Точнее, не большим, а запутанным. Решив не идти по теням, чтобы растянуть путь до комнаты Уолтера (а заодно и не тратить лишний раз сил), он уже пару раз свернул не туда. Обоняние несомненно решило сегодня сыграть с ним злую шутку: запахи перемешивались, меняли оттенки, заглушались далеким, но казавшимся неимоверно сильным ароматом крови. Ранило кого-то из солдат, что ли? Или, что было вернее, так как запах доносился из сектора прислуги, это у кого-то из горничных шли женские дни. Не самое приятное для голодного вампира время, но только из-за подобной мелочи возвращаться обратно было нелепо. Ему хотелось придти к Уолтеру, ну и поесть тоже хотелось. А запахи — всё придет в норму, когда он выпьет крови, окончательно помирится с Уолтером, а потом уснёт в гробу. Как же иначе.

За пару поворотов до комнаты дворецкого Алукард всё-таки скользнул в тени: не хотел привлекать внимания к своему визиту. Но стоило воплотиться, как он удивленно замер — аромат доносился именно отсюда. На небольшом столике стояла небольшая глубокая тарелка, до половины наполненная кровью. Напротив — ещё одна, но уже с человеческой, а значит, неинтересной едой. Ужин на двоих, точнее пародия на него, в любое другое время неизбежно вызвал бы у Алукарда снисходительную усмешку, но сейчас он не мог оторвать взгляда от завораживающе поблескивающей жидкости.

— Это для меня? — чуть хрипловато спросил он и заставил себя поднять глаза на Уолтера. Видимо, в выражении его лица было что-то не так, потому что тот ощутимо занервничал, но почти сразу же совладал с собой и улыбнулся, галантно отодвигая перед ним стул.

— Ночью ты жаловался на голод.

Алукард в мгновение ока скользнул за стол, но подождал, пока Уолтер сядет напротив, и только потом взялся за ложку, рассматривая её с кривой ухмылкой. Поймав насмешливый взгляд Уолтера, отложил её, стянул перчатку и окунул в кровь кончик мизинца.

— Свежая, — протянул он, закончив облизывать палец, — и… М-м, где ты её взял?

Уолтер сделал неопределённый жест рукой, для вида ковыряя вилкой в собственной тарелке. Несколько надрезов на внутреннем сгибе локтя уже начали подживать, но он не был уверен, что достаточно хорошо обеззаразил их и перебинтовал — слишком мало времени оставалось перед визитом вампира. Если догадки верны, то именно его кровь должна вызвать реакцию, если нет — пусть, ему не было жалко нескольких унций. Вдобавок, Алукард действительно выглядел голодным.

— Пей, — предложил он. Горло перехватило, когда Алукард обжёг его взглядом заалевших глаз и склонился над тарелкой. Длинный красный язык быстро сновал по стенкам — вампир лакал как кошка, едва ли не мурлыча. В наступившей тишине Уолтер слышал только слабый плеск и собственное частое прерывистое дыхание.

Как всегда в таких случаях еды — вкуснейшей еды — оказалось слишком мало. Алукард только вошел во вкус, а тарелка уже оказалась пуста, разве что теперь десертом стало выступать повисшее в воздухе желание со стороны Уолтера. Уолтер-ра. Он усмехнулся про себя, прокатив имя по нёбу — имя было вкусным.

— И где же ты добыл кровь, да ещё живую? — вкрадчиво переспросил он и медленно, будто хищник, опасающийся спугнуть добычу, поднялся из-за стола. Стоило заметить, что Уолтер, всё это время неотрывно наблюдавший за ним, так и не съел ни кусочка овощей, внутри стало тепло-тепло, хотя, скорее всего, это свежая кровь согрела холодное тело. — Надеюсь, — он негромко хихикнул, — ты не взломал лабораторию? Это бы было, — всё так же неторопливо он уселся верхом на колени Уолтера, заставив того отодвинуться от стола, — неприятно. Ведь так? — выдохнул он на ухо и обхватил губами показавшуюся обжигающей мочку. — Ты же не хочешь, чтобы тебя наказали? — шепнул он и потерся носом о шею. Чувство сытости и близость твердого, худого тела напарника опьяняли, и, когда Уолтер начал вставать, он прижался к нему сильнее и обхватил ногами за пояс, не отпуская. Кое-как, спотыкаясь, они дошли — вернее, Уолтер донёс его — до кровати.

— Алукард, — выдохнул Уолтер, забираясь руками ему под рубашку. — Алукард, послушай, — он задыхался от жадных прикосновений тёплых губ, — я хочу поговорить с тобой.

— Успеешь…

— Алукард… — он перехватил его за запястья, — постой. Подожди. Это действительно важно. У нас серьёзные проблемы.

Откатившись на всякий случай к краю кровати, Уолтер перевёл дыхание, стараясь не смотреть на вампира: пышная — определённо пышная! — грудь, видевшаяся в вырезе распахнувшейся рубашки, язык, облизывающий блестящие красные губы, и хрупкие белые плечи — всё это отвлекало. Стиснув зубы, он закрыл глаза и сосчитал до трёх. Больше не успел, потому что почувствовал, что узкие ладони вновь обхватывают его лицо.

— Проблемы? — вкрадчиво прошептал Алукард, ощутимо прикусив кожу за ухом. — Что ещё за проблемы?

Уолтер ждал этого вопроса, хотя до сих пор не знал, как на него ответить, чтобы не быть убитым на месте. С одной стороны, это была их общая проблема… и ответственность, с другой — он полагал, что, окажись он прав, Алукард его же во всём и обвинит. С третьей — надеялся, что вампир засмеёт его и быстро разубедит, хотя надежды на это таяли с каждой секундой.

— Наши проблемы, — выдохнул он наконец. — По-моему, ты ждёшь ребёнка.

— Чушь, — хмыкнул вампир и, опрокинув Уолтера на кровать, впился в губы поцелуем. Вслепую нашарив запястья, завел их за голову, в этот раз желая играть по своим правилам. И первым из них было не говорить всякого бреда. Вообще не говорить. Уолтер что-то недовольно мычал и вдруг укусил его за язык, очень ощутимо укусил, едва ли не до крови. — С ума сошел? А если бы...

— Алукард, послушай, я не шучу, ты...

— Полная чушь, — отрезал он. Ему не нравилось, когда Уолтер лгал, но сейчас тот, что странно, был абсолютно уверен в своих словах. — Просто скажи, если не хочешь, я уйду.

Он отпустил запястья Уолтера и приподнялся. Мельком глянув на его пах, Алукард озадаченно усмехнулся про себя: хочет ведь, ещё как хочет. Зачем же тогда выдумывает небылицы?

— Ты бере… беременен, — обречённо договорил Уолтер. Как ни странно, у него самого больше не оставалось в этом сомнений, словно неведомое шестое чувство решило проявиться в самый неподходящий момент и ощутимо подгадить. Алукард отодвинулся и присел, окидывая его внимательным взглядом.

— А ты — тяжело болен, так что мне действительно лучше уйти, — постановил он через минуту и попытался спустить ноги с кровати, но Уолтер ухватил его за локти и потянул к себе.

— Алукард, — тот больше не целовал его, напротив, выглядел довольно сердито, — тебя тошнило ночью. И ты держался за живот. И перепады твоего настроения невозможно терпеть! — привёл он последний аргумент. Вампир только хмыкнул, не обращая внимания на то, что Уолтер нерешительно поглаживает его по волосам.

— Я веду себя так же, как и всегда. К тому же, — он мягко улыбнулся, — я не женщина, Уолтер. Я могу выглядеть как женщина, но я не женщина.

— Да я знаю, чёрт возьми! И грудь себе ты увеличил специально? Поэтому застрял в собственном гробу?

Оба почти кричали, и Уолтер обречённо подумал, что ещё немного — и весь особняк будет в курсе их частной жизни. Но, по крайней мере, высказавшись, он почувствовал себя свободнее: больше не надо было в одиночку скрывать тайну.

— Идиот! Я не женщина, не мужчина, я — мёртвое тело. Мёртвое тело неспособно дать жизнь, в состоянии ты это понять, маленький охотник на вампиров?

— Поэтому опьянел от моей крови?

— От твоей крови? — Алукард озадаченно моргнул. — Это не твоя кровь, я бы почувство... — он осекся, ощутив внутри странное тепло. Не в груди, как обычно после питания, а в низу живота, будто вся кровь устремилась туда. Положив на него ладонь, он внезапно ощутил что-то вроде отклика. Не биение сердца, нет, конечно, но что-то там определенно было. Что-то живое. Или, как минимум, немертвое.

— …я постарался раздобыть…

— Уолтер, что со мной? — безжизненно поинтересовался Алукард, хотя совершенно не слышал слов и не ощущал прикосновений, хотя напарник, кажется, тормошил его за плечи и бил по щекам. — Это невозможно, Уолтер, невозможно, — ровным голосом повторил он уже в который раз, только перед глазами всё были свивающиеся нити крови, которые оплетали что-то невидимое, завязывались узлами и формировали нечто пока ещё совсем крошечное, но уже вызывающее ужас. — Я же вампир, немертвый. Я же и раньше подпускал к себе людей. Я же… — Алукард не был уверен, что Уолтер сможет услышать шепот, исторгнутый еле шевельнувшимися губами.

— Алукард! — От особенно сильной пощёчины тот очнулся, но взгляд оставался всё таким же расфокусированным. Уолтер всерьёз забеспокоился, подумав, что к крови следовало подмешать немного виски — сэр Артур всегда рекомендовал его как прекрасное средство от нервных потрясений. Да и самому ему не помешал бы стаканчик.

Но спиртное вредит ребёнку. Ребёнку? О боже…

Уолтер не нашёл ничего лучше, как застонать и повалиться рядом с Алукардом на подушки. По правде сказать, он совершенно не представлял себя отцом и, роясь в библиотеке в поисках трактатов обо всех видах немёртвых, в глубине души желал ошибиться. И до сих пор тревожно маячило в мозгу досадное противоречие — даже в легендах говорилось, что простые смертные не могут «соединиться» с носферату… но в человеческой природе своих родителей Уолтер был абсолютно уверен.

— Откуда ты узнал про кровь? — очень спокойно спросил рядом Алукард. Уолтер нашарил его руку и сжал, правда, скорее затем, чтобы успокоиться самому. Тонкие пальцы мелко дрожали в его ладони.

— Кое-что прочитал, кое о чём догадался, — пожал он плечами. — Он… ребёнок должен реагировать на кровь отца.

— На кровь хозяина, — машинально поправил Алукард, хотя и сам не был уверен, что прав. Пока что для себя он решил: то самое непонятное чувство — и знакомое, и незнакомое одновременно — было ощущением питомца, странного, уже свободного, но ещё питомца. Питомца двух хозяев. А если там ещё двойня? Алукард заливисто расхохотался и не остановился, даже когда Уолтер одну за другой влепил ему несколько пощечин. Почему-то запомнилось, что их было нечетное число: левая щека болела намного сильнее. — Уолтер, — булькнул он, сдерживая смех, — я первый вампир, прирученный людьми, а теперь ещё и первый, который сумел понести от человека. Разве это не весело?!

Алукард снова рассмеялся, но вдруг услышал разносящиеся по коридору шаги. Первой мыслью мелькнуло, что гость идет именно сюда, а потому он, не успев даже подумать, что делает, шмыгнул в тени, направляясь туда, где его никто не найдет. Опомнился, только оказавшись в одной из гостевых спален, причем больше удивило не это, а то, что в руке он сжимал автомат. Когда успел заскочить в подвал, он не мог и вспомнить. Знал лишь, что не хочет, чтобы кто-то подходил к нему близко, особенно если этот кто-то не Уолтер. Пристроив оружие на подушке рядом с собой, он улегся лицом к двери, собираясь заснуть.

***


Алукард исчез так стремительно, что удержать его Уолтер не успел — рука впустую схватила воздух, где секунду назад было тонкое предплечье. Он подцепил с кроватного столбика рубашку и, на ходу натягивая её, бросился к двери. В коридоре никого не было, только мелькнула, скрываясь за поворотом, сгорбленная спина старой служанки, которая нянчила ещё сэра Артура. Уолтер в раздражении стукнулся лбом о дверной косяк. Не может же быть, чтобы Алукард её испугался? Или может, если учесть, что какое-никакое отношение к детям она имела?

Где его теперь искать? Уолтер достаточно хорошо знал вампира, чтобы быть уверенным, что в подвал тот сейчас не вернётся — не захочет быть предсказуемым. Конечно, он всё ещё в особняке, но где именно? В старой лаборатории? В беседке в саду? На чердаке?

И имело ли смысл дать ему побыть одному? Медленно убирая со стола, чтобы совладать с подрагивающими руками, Уолтер смутно вспомнил, что где-то слышал, будто женщинам во время беременности нужна поддержка… или наоборот, стоило оставить их в покое? В медицинские энциклопедии он ещё не заглядывал, а в трактатах о вампирах рекомендаций такого рода не было. Он уселся на стул и до боли сжал голову руками. Чёрт возьми, Алукард не должен был вот так убегать — в конце концов, Уолтер тоже имел непосредственное отношение к их проблеме!

Непосредственное. Ха. Он должен был быть рад, что вампир не разорвал его на части, но почему-то чувствовал лишь досаду… и обиду. Алукард даже не выслушал его. И эта чушь насчёт хозяина — да Уолтер точно знал, что ребёнок внутри Алукарда пусть не человек, но и не нежить и имеет собственную волю. А вампир относился к нему словно к игрушке — игрушке, которую кто-то зашил ему в живот. Одно это заставляло в ярости скрипеть зубами.

Оставался вопрос, как это с такой пугающей ясностью пришло в голову.

Уолтер тщательно осмотрел каждый дюйм своей кожи, особенно пристальное внимание уделив шее, даже высунул перед зеркалом язык и долго разглядывал его на предмет укусов. Нет, ни капли крови Алукарда в его теле быть не могло. Но тогда откуда он узнал?..

Вместе со злостью в душе горчило и горело ещё что-то, и через мгновение Уолтер понял — стыд. Как бы Алукард себя ни вёл, сам он тоже поступил не лучшим образом. Втайне подсунул собственную кровь, словно проводя эксперимент… да так оно и было, надавал по щекам. Хотя последнее он бы, пожалуй, повторил — вампир заслуживал, чтобы ему хоть раз врезали по физиономии. Но бить его, когда он в таком состоянии…

Застегнув последнюю пуговицу на рубашке, Уолтер вышел из комнаты, не надев даже галстука. Промелькнула мысль, что пока он тут размышлял о своих обидах, Алукард мог попытаться сделать что-то с ребёнком, и Уолтер ускорил шаг, направляясь в Западное крыло, к запертым гостевым спальням, сам не зная, почему его влечёт именно туда.

***


Приближающиеся шаги заставили задремавшего вампира проснуться, а стоило понять, что это шаги Уолтера, и вовсе вскочить с кровати. Он сейчас не хотел никого видеть, а потому скользнул в тени и «провалился» на этаж ниже. Потом, решив, что в чулане спать — себя не уважать, вновь пошел искать убежище. Но стоило задремать во второй раз, на диванчике в зимнем саду, как вновь вдали раздались шаги. Подобная настойчивость начинала уже раздражать, правда и интерес вызывала: Уолтер, хоть и был ловок, никогда не отличался чутьём на немертвых. Максимум, в темноте видел чуть получше сородичей — это Алукард специально проверял.

Досадливо фыркнув, он в качестве финального эксперимента перебрался в гостиную, находящуюся в противоположном конце коридора. Удаляющийся человек замедлил шаг, остановился, а потом развернулся и снова пошел, точно в его сторону. Удивительно. И невероятно интересно.

Оставив автомат на полу около кресла, Алукард выглянул сквозь дверь и, не сдержавшись, хихикнул: Уолтер выглядел таким собранным и решительным, будто его в одиночку послали вычистить гнездо с добрым десятком вампиров.

— Алукард?

Вместо ответа немертвый, привлекая внимание, постучал по двери. Думать о возникшей проблеме в одиночку он, успокоившись, уже не хотел. Да и других вопросов было много.

— Как ты меня нашел? — шепнул он, скользнув из тени за спину дворецкому и обнимая его за пояс. Прислушавшись к ощущению под ладонями, Алукард скрипнул зубами: даже у людей не ощущалось того, что он чувствовал в себе. По крайней мере у Уолтера.

— Ты храпел, — отшутился тот, пожав плечами: проблем хватало и без его неожиданно появившегося «радара» на Алукарда, хотя чувствовать себя стрелкой компаса, тянущейся к магниту, всё равно было неприятно. Вампир фыркнул, но переспрашивать не стал, да и вообще выглядел спокойным. Однако Уолтер слишком хорошо знал цену этой обманчивой бесстрастности, так что на всякий случай взял его за руки, поглаживая тонкие запястья, и, словно нечаянно, ногой задвинул автомат под кресло как можно дальше к стене. — Как ты себя, э-э, чувствуешь?

Алукард помолчал.

— Сломанным, — признался он в конце концов и неохотно добавил: — Переделанным. Неправильным. Изуродованным. Выбирай что хочешь.

— Алукард, — Уолтер потянул его за собой, присаживаясь на диван, — с тобой не было этого раньше? При жизни? Тогда бы у тебя был опыт… — Громкий хохот прервал его.

— Маленький дворецкий, почему ты всё время забываешь, что при жизни я… Нет, лучше смотри сам, — Алукард встряхнул волосами, широко усмехаясь, но тут же насторожился. — Что… что, чёрт возьми?..

— Что?

— Я не могу измениться, — Алукард повертел кистью руки у Уолтера под носом. — Принять другой облик. Это всё из-за него, — протянул он, опустив взгляд на свой живот. — Он не даёт!

Уолтер не сразу понял, что речь идёт о ребёнке, но нашел в себе силы обнять вампира, который всё ещё смотрел на свои пальцы, будто видел их в первый раз.

— А в остальном всё хорошо? Это же не слишком важно?

Алукард в ответ полыхнул на него рассерженным взором:

— Если я не могу контролировать своё тело, это уже важно. Первый же приказ со стороны Артура, и я не смогу не ответить, почему не могу изменить внешность. А Артуру знать нельзя — он Хеллсинг, — негромко закончил он и, забравшись с ногами на диван, опёрся спиной о плечо Уолтера. — Расскажи мне, что ты узнал.

— Немного. В некоторых легендах говорилось, что женщины-вампиры (Алукард сдавленно хихикнул) при определённых обстоятельствах рожали детей, которых потом подкидывали в человеческие семьи. Живых детей, которые могли ходить при свете дня и есть человеческую пищу, — Уолтер неосознанно скользнул ладонью по животу вампира. — Но большая часть этих легенд в поздней католической обработке, и практически везде написано, что отцом ребёнка являлся демон, вселившийся в тело человека, или такой же сын вампирши.

— А ты уверен, — задумчиво спросил Алукард, подпирая ладонью щёку, — что у тебя нет, скажем, рогов?

— Если это действительно наш с тобой ребёнок, то не должно быть, — хмыкнул Уолтер и не успел увернуться от лёгкого подзатыльника.

— Какой же ты всё-таки мальчишка, Ангел Смерти, — фыркнул Алукард и поелозил, устраиваясь поудобнее. Положив обе ладони на грудь Уолтера, а потом ласково проведя по ключицам, он невольно улыбнулся. Красивый у него напарник, на такого сложно было не польститься. Знал бы, что всё выйдет именно так, всё равно бы рискнул соблазнить Уолтера, разве что тело предусмотрительно сделал бы мужским. — Ребенка быть не должно, но он есть. Ещё одна уникальная, — он нервно хохотнул, потом ещё раз, но сумел взять себя в руки, — особенность слуги Хеллсингов. Я не могу менять облик, хотя тело меняется само — это плохо. Регенерация есть, но вчера было больно. Отдыха в гробу не хватает, кровь плохо усваивается... Хм, а твоя усвоилась легко, — неожиданно прервался Алукард и заинтересованно посмотрел в лицо Уолтеру. Хотелось перевести взгляд на сонную артерию, но это бы точно было оскорбительно.

— Э, Алукард...

— Дашь немного вечером? — невинно улыбнулся он. — Хочу попробовать смешать с медицинской.

Алукард постарался придать своему лицу просящее выражение. С непривычки выходило плохо.

— Я… в общем, я хотел предложить то же самое. Надо же тебе что-то есть.

Уолтер невольно вздрогнул, когда Алукард просиял.

— Тебе самому придётся лучше питаться, — вздохнул вампир, — кровь мне понадобится ещё не раз. Сколько там длится эта… беременность?

— У человеческих женщин — девять месяцев. С момента, — у Уолтера хватило совести покраснеть, — зачатия.

— Значит, осталось приблизительно восемь.

— А потом?

— Что — потом?

— Ребёнок. Он родится, — Уолтер пытливо взглянул Алукарду в лицо. — Что ты… что мы будем с ним делать? Я имею в виду, нам придётся как-то объяснить, откуда он взялся.

Алукард устало посмотрел на напарника.

— Уолтер, об этом мы подумаем потом. Может, хозяин узнает и живьем меня вскроет. Или оно родится мертвым. Или это вообще не ребенок, а просто, — он глумливо хмыкнул, — остаточное действие жидкостей, что присущи половозрелым мужским особям. Твои мысли даже читать не надо, чтобы узнать, чего ты хотел. Грудь побольше, встречи почаще и чтоб вампир всегда был не против. А вампир и не против, — мурлыкнул Алукард и, сжав коленями бедра Уолтера, потерся о низ его живота. — Обрадуешь меня ещё чем-нибудь — покусаю, — прошептал он.

Уолтер нервно хмыкнул, но запрокинул голову, позволяя Алукарду целовать шею.

— Что бы ни случилось, это решаемо, — согласился он, постаравшись вложить в голос как можно больше убеждённости.

Мысленно же он совершенно не был в этом уверен. Ладно, на свою репутацию он плюнул лет в четырнадцать, но что в действительности скажет (вернее, что сделает) сэр Артур, узнав о неуставных отношениях сотрудников, даже не хотелось думать.

Хотя нет, кое в чём он был абсолютно уверен — если Алукард временно… слегка не в себе, это значит, что Уолтеру придётся взять ответственность за него на себя. Насколько это возможно. В конце концов, это меньшее, что он мог сделать, как джентльмен. Защитить его и… ребёнка, если понадобится.

На самом деле, точно известно было только одно — так крупно они никогда не влипали.
...на главную...


октябрь 2021  
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

сентябрь 2021  
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930

...календарь 2004-2021...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2021.10.16 23:32:51
Квартет судьбы [14] (Гарри Поттер)


2021.10.16 10:50:34
Мелкие пакости [13] (Гарри Поттер)


2021.10.15 21:28:26
Танец Чёрной Луны [3] (Гарри Поттер)


2021.10.10 08:43:58
Дочь зельевара [220] (Гарри Поттер)


2021.10.05 20:28:00
Смерть придёт, у неё будут твои глаза [0] (Гарри Поттер)


2021.09.30 13:45:32
Nos Célébrations [0] (Благие знамения)


2021.09.27 15:42:45
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2021.09.26 23:53:25
Имя мне — Легион [0] (Yuri!!! on Ice)


2021.09.14 10:35:43
Pity sugar [7] (Гарри Поттер)


2021.09.11 05:50:34
Слишком много Поттеров [45] (Гарри Поттер)


2021.09.10 19:39:14
Своя цена [23] (Гарри Поттер)


2021.08.29 18:46:18
Последняя надежда [4] (Гарри Поттер)


2021.08.26 15:56:32
Дамбигуд & Волдигуд [9] (Гарри Поттер)


2021.08.25 22:55:21
Атака манекенов [0] (Оригинальные произведения)


2021.08.24 01:18:00
Своя сторона [2] (Благие знамения)


2021.08.22 11:39:55
Прячься [5] (Гарри Поттер)


2021.08.21 16:43:13
Возвращение [2] (Сумерки)


2021.08.19 13:15:37
Просто быть рядом [43] (Гарри Поттер)


2021.08.06 00:17:26
Змееглоты [11] ()


2021.07.24 01:34:23
Быть Северусом Снейпом [267] (Гарри Поттер)


2021.07.22 02:32:52
Амулет синигами [119] (Потомки тьмы)


2021.07.13 18:52:21
Её сын [1] (Гарри Поттер, Однажды)


2021.07.09 22:03:15
Глюки. Возвращение [241] (Оригинальные произведения)


2021.07.06 21:56:31
Наперегонки [11] (Гарри Поттер)


2021.07.02 22:47:43
Я только учу(сь)... Часть 1 [63] (Гарри Поттер)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2021, by KAGERO ©.